Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента




Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего профессионального образования

Кубанский государственный университет

Факультет юридический

Кафедра уголовного права и криминологии

Направление 030900.62 Юриспруденция





ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ (ДИПЛОМНАЯ)

РАБОТА

Тема:

Понятие и виды международных преступлений





Работу выполнил А.В. Прищепа

Научный руководитель

А.А. Жинкин, к.юр.н., доцент







Краснодар 2015


СОДЕРЖАНИЕ


Введение

. Общая характеристика международных преступлений в международном уголовном праве

.1 История появления международных преступлений

.2 Понятие, признаки и состав международного преступления

. Виды международных престплений

.1 Составы международных преступлений и их характеристика

.2 Отличие от преступлений международного характера

Заключение

Список использованных источников




ВВЕДЕНИЕ


Всеобщая декларация прав человека 1948 г. зафиксировала возможность человека на жизнь, его свободу и собственную неприкасаемость. В сегодняшнем обществе данные значения подвергаются многочисленным угрозам. Одна из них - международная преступность, которая реализуется как правонарушения и преступления международного масштаба.

В доктрине международного права под правонарушениями международного характера рассматриваются действия личности, сообщества лиц, которые угрожают, как государственному правопорядку, так и международному. Они являются небезопасными для людей в рамках 2-ух и более государств мирового сообщества. Как установлено, правонарушениями международного уровня исполняются в отсутствии связи с политикой какого-либо государства, для исполнения личных незаконных интересов. Но от данного они никак не становятся менее опасными для жизни и здоровья людей.

На сегодня в научной литературе сформировался конкретный реестр преступлений международного уровня. К сожалению, он регулярно расширяется, возникают ранее не известные виды. Определенные авторы выделяют до 20 типов международных правонарушений. Допустимым становится и выделение ключевых групп и типов правонарушений международного характера, если берутся за основу имеющиеся критерии, уровень формирования преступности и международно-правовая регламентация борьбы с преступностью.

Целью настоящей работы является раскрытие института международных преступлений в международном уголовном праве.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

описать историю возникновения института международных преступлений;

охарактеризовать понятие и признаки международных преступлений;

описать элементы состава международного преступления;

раскрыть отличительные черты международных преступлений.

Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся в процессе криминализации деяний в качестве международных преступлений.

Предметом исследования выступают нормы международного уголовного права, регулирующие уголовную ответственность за международные преступления.

Методологическая база. Проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей действительности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, содержащихся в работе, осуществлено путем комплексного применения следующих методов социально-правового исследования: историко-правового и логико-юридического.

Структура работы. Данная работа состоит из введения, двух глав с двумя пунктами соответственно в каждой главе, заключения и списка использованной литературы.




1. Общая характеристика международных преступлений в международном уголовном праве


1.1 История появления международных преступлений


Как известно, преступления, совершенные на территории тех или иных государств, подпадают под юрисдикцию этих государств, и ими занимаются правоохранительные органы. Однако, преступная деятельность часто выходит за пределы национальных границ, что приводит к объединению усилий государств в борьбе с ней, в частности, путем совершенствования внутригосударственного и международно-правового регулирования, а также сотрудничества государств в рамках международных организаций, в первую очередь ООН, в том числе в области защиты прав человека.

Согласно всеобщей декларации прав человека, каждый человек должен обладать всеми правами и всеми свободами, провозглашенными указанной Декларацией, без какого бы то ни было различия, как-то в отношении расы, цвета кожи, пола, языка, религии, политических или иных убеждений, национального или социального происхождения, имущественного, сословного или иного положения.

Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам указывает на необходимость "вновь утвердить веру в основные права человека, в достоинство и ценность человеческой личности, в равноправие мужчин и женщин и в равенство прав больших и малых наций" и «содействовать социальному прогрессу и улучшению условий жизни при большей свободе».

Термин «международная система защиты прав человека» в последние десятилетия довольно часто используется в международной и национальных правовых системах, в международных отношениях и международной политике. С одной стороны, международная система защиты прав человека входит в систему международных отношений в целом, а с другой, - к системе международного права, образуя одну из его отраслей.

Согласно Всеобщая декларации прав человека, не должно проводиться никакого различия на основе политического, правового или международного статуса страны, или территории, к которой человек принадлежит, независимо от того, является ли эта территория независимой, подопечной, несамоуправляющейся или как-либо иначе ограниченной в своем суверенитете. Каждый человек имеет право на жизнь, свободу и на личную неприкосновенность. Никто не должен содержаться в рабстве или в подневольном состоянии; рабство и работорговля запрещаются во всех их видах. Таким образом, определяются основы защиты прав человека.

Также по Уставу Организации Объединенных Наций и Международному пакту о гражданских и политических правах государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека.

Существует три основные точки зрения относительно места прав человека в международных отношениях. Согласно традиционному подходу, права человека являются делом суверенной государственной юрисдикции и продолжают быть второстепенным объектом международных отношений. Ни одна международная организация не имеет права действовать во имя прав человека.

По космополитической модели, индивиды, неправительственные организации и другие негосударственные субъекты, а также глобальное политическое сообщество (в противовес международному сообществу государств) оказывают давление на государства с целью защиты прав человека.

Третья, интернациональная модель (в которой выделяются несколько подходов) предусматривает, что международное сообщество является сообществом государств, в которые входят неправительственные организации и индивиды, и именно это сообщество государств определяет пределы международной правозащитной деятельности. До недавнего времени для обозначения рассматриваемого понятия использовались термины «международное сотрудничество государств в области прав человека», «международное регулирование прав человека», «международно-правовые средства, предназначенные для обеспечения и защиты основных прав человека», «система ООН в области прав человека» и др.

Распространено понимание международной защиты прав человека как международного сотрудничества государств, усилий и мер ООН по содействию всеобщему уважению и соблюдению прав человека и основных свобод для всех, без различия расы, пола, языка и религии. Как отмечает В. Рудницкий, в Уставе ООН говорится не о «международной защите прав человека», а скорее о международном сотрудничестве государств-членов ООН в содействии развитию прав человека и уважении к ним.

Вопросы, связанные с международной защитой прав человека, затронуты в Международном пакте о гражданских и политических правах, которая создана в соответствии с принципами, провозглашенными Уставом Организации Объединенных Наций. Пакт признает достоинство, присущее всем членам человеческой семьи, и равные и неотъемлемые права их является основой свободы, справедливости и всеобщего мира. Признает, что эти права вытекают из присущего человеческой личности достоинства, принимает во внимание, что по Уставу Организации Объединенных Наций государства обязаны поощрять всеобщее уважение и соблюдение прав и свобод человека, что каждый отдельный человек, имея обязанности в отношении других людей и того коллектива, к которому он принадлежит, должен добиваться поощрения и соблюдения прав, признаваемых в настоящем Пакте.

Основой для разработки международных конвенций о пресечении преступных нарушений прав человека послужили такие международные документы договорного характера, как Устав ООН, утвердивший в международном праве принцип поощрения и развития уважения к правам и основным свободам человека, Международная конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации, а также другие международные документы, в частности Декларация о предоставлении независимости колониальным странам и народам, в которой Генеральная Ассамблея ООН заявила о необходимости положить конец колониализму и связанной с ним любой практике сегрегации и дискриминации.

Декларация Организации Объединенных Наций о ликвидации всех форм расовой дискриминации подтвердила необходимость скорейшей ликвидации расовой дискриминации во всем мире, во всех ее формах и проявлениях, и обеспечения понимания и уважения достоинства человеческой личности.

Указывается, что всякая теория превосходства, основанного на расовом различии, в научном отношении ложна, в моральном - предосудительна и в социальном - несправедлива и опасна, и что не может быть оправдания для расовой дискриминации, где бы то ни было, ни в теории, ни на практике.

К числу важных международных документов, содержащих положения или нормы, касающиеся преступных нарушений прав человека, относятся:

Принципы международного права, признанные уставом Нюрнбергского трибунала и нашедшие выражение в решении этого трибунала 1950 года; Женевские конвенции 1949 года; Международный пакт о гражданских и политических правах 1966 года; Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него 1948 года; Конвенция о неприменимости сроков давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 года; проект Кодекса преступлений против мира и безопасности человечества 1954 года; Международная конвенция о пресечении преступления апартеида и наказании за него 1973 года и некоторые другие.

Международные преступления, наиболее опасные для человеческой цивилизации нарушения принципов и норм международного права, являются персонифицированным воплощением преступной политики государства. Преступления против человечности - убийства, истребления, пытки и другие жестокости, совершенные в отношении гражданского населения до или во время войны, преследование по политическим, расовым или религиозным мотивам.

Указанные преступления посягают на отношения против мира и безопасности человечества. Общественными отношениями по обеспечению мира, мирного сосуществования, безопасности мирового сообщества являются общественные отношения добрососедства народов, государств, мирного урегулирования споров, уважения и соблюдения принципов суверенитета государства, территориальной целостности, невмешательства во внутренние дела государства, соблюдения прав и свобод человека, выполнения общепризнанных правил, методов ведения военных действий, сохранения окружающей среды для нормального безопасного существования народов.

Сейчас, учитывая существование Международного уголовного суда, который является постоянно действующим институтом, который уполномочен на юрисдикцию в отношении лиц, ответственных за самые серьезные преступления, вызывающие обеспокоенность мирового сообщества, считаем целесообразным классифицировать международные преступления в соответствии со статутом указанного Суда.

Так, согласно п. 1 ст. 5 Римского статута Международного уголовного суда, Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений: преступления геноцида; преступлений против человечества; военных преступлений; преступления агрессии.

В соответствии со ст. 7 Устава Международного уголовного суда, под преступлениями против человечества следует понимать деяния, которые совершаются в рамках широкомасштабного или систематического нападения на любых гражданских лиц, если такое нападение совершается сознательно.

К деяниям, которые подпадают под признаки преступления против человечества, относятся: убийство; порабощения; депортация или насильственное перемещение населения; заключенных. К ним также относят другое жестокое лишение физической свободы и нарушение основных норм международного права: пытки, изнасилования, обращение в сексуальное рабство, принуждение к проституции, принудительная беременность, принудительная стерилизация или любые другие формы сексуального насилия сопоставимой тяжести; преследование любой идентифицирующей группы или сообщества по политическим, расовым, национальным, этническим, культурным, религиозным, гендерным или иным мотивам, которые признаны недопустимыми согласно международному праву, в связи с любыми действиями, которые указаны в этом пункте, или любыми преступлениями, подпадающими под юрисдикцию Суда; насильственное уничтожение людей; преступление апартеида; другие бесчеловечные деяния аналогичного характера, заключающиеся в умышленном причинении сильных страданий или серьезных телесных повреждений или серьезного ущерба психическому или физическому здоровью.

Важно, чтобы в тех странах, где существуют этнические, религиозные и языковые меньшинства, лицам, принадлежащим к таким меньшинствам, не было отказано в праве совместно с другими членами той же группы пользоваться своей культурой, исповедовать свою религию и исполнять ее обряды, а также пользоваться родным языком.

Преступления против человечества могут быть совершены как во время вооруженного конфликта, так и в мирное время. Для того чтобы деяние можно было классифицировать как преступление против человечества, Устав ставит следующие основные условия, связанные с тем, что деяние должны совершаться: против гражданского населения; в рамках широкомасштабного нападения; систематического нападения; сознательно.

Широкомасштабность нападения заключается в значительном количестве участников и жертв такого преступления, последствиях совершенного деяния и тому подобное. Под систематическим понимают такое нападение, которое совершается методично заранее продуманному плану. Сознание нападений заключается в том, что субъект преступления знает (понимает), что совершается широкомасштабное или систематическое нападение.


1.2 Понятие, признаки и состав международного преступления


Борьба с преступностью относится к внутренней компетенции государства, и ведется она прежде всего на основе национального законодательства. Процесс глобализации качественно изменил характер преступности, которая все чаще связана с нарушением законов более чем одной страны. Для описания подобных случаев криминологами введен термин «транснациональная преступность». Это правонарушения, которые представляют угрозу не только безопасности отдельного государства, но всего международного сообщества, борьба с которыми требует совместных усилий и сотрудничества многих государств.

В специальной литературе и международных документах используются различные подходы к определению данной категории преступлений.

Анализ юридической литературы и международных документов показал, что термин «транснациональная преступность» используется для обозначения родового понятия международной преступности и преступлений международного характера. Как равнозначные зачастую используются термины «международный» и «транснациональный» в различных международных документах (резолюциях, рекомендациях, обращениях и т.п.). Примерно одинаковое значение закреплено за названными терминами и в общеупотребительном смысле.

Преступление в международном уголовном праве - это «нарушающее мировой правопорядок, виновно совершенное лицом деяние, противоправность которого и ответственность за которое установлены в международном уголовном праве», хотя признается, что четкого криминологического и юридического определения транснационального преступления до сих пор еще не выработано.

В структуре транснациональной преступности также выделяют три элемента: международные преступления, преступления международного характера и преступления, связанные с иностранцами и против них.

Так, В.А. Номоконов к международной преступности относит преступления с «иностранным элементом». По его мнению, это обычные общеуголовные преступления, имеющие существенную особенность, - иностранный элемент. Подобные преступления либо совершают иностранцы, либо посягательства направлены на них самих или связаны с перемещением товаров, предметов, людей через государственные границы и т.п.

Согласно п. 2 ст. 3 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности, принятой резолюцией 55/25 Генеральной Ассамблеи от 15 ноября 2000 г., преступление носит транснациональный характер, если оно совершено:) более чем в одном государстве;) в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве;) в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность более чем в одном государстве;) в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве.

В составе транснационального преступления признаками иностранного элемента могут выступать: субъект (соучастники - граждане разных стран), последствия (ущерб причиняется потерпевшему - иностранному гражданину), деяние и т.д.

Так, транснациональный характер организованных преступных групп обусловливается следующими характеристиками:

осуществление преступной деятельности, выходящей за пределы национальных границ;

перемещение из одной страны в другую самой группы, а также товаров, предметов преступления, материальных ценностей;

создание разветвленной организационной структуры на территории нескольких стран;

наличие устойчивых каналов сбыта преступных доходов, имущества и т.п.;

вхождение в состав группы иностранных граждан и лиц без гражданства.

Вместе с тем в этих определениях не отражается международный характер посягательства, который выражается в причинении ущерба (угрозе) международным (межгосударственным) отношениям, экономической безопасности международного сообщества. Так, существует мнение, что последствия транснациональных преступлений обязательно должны проявляться за пределами территории государств, где они были совершены. Думается, что уже создание угрозы в результате совершения преступлений сопредельному государству, а тем более сообществу в целом, будет иметь международное значение, например, незаконный оборот оружия, осуществляемый в Китае или Украине, угрожает безопасности сопредельных и иных зарубежных стран.

По нашему мнению, «иностранный элемент» - это не признак преступления, а принцип действия уголовного закона. В России это статья 12 Уголовного кодекса.

Поэтому исходя из текста ст. 15 «Юрисдикция» Нью-Йоркской конвенции 2000 г. можно сделать вывод, что деяние может иметь транснациональный характер, во-первых, в силу юрисдикции, т.н. «иностранного элемента», когда ущерб причиняется правосудию (принципу неотвратимости ответственности), а во-вторых, в связи с тем, что оно нарушило охраняемый международным правом (соглашение) позитивный правопорядок (например, наркобезопасность). Как видно, это могут быть совершенно различные преступления. Иностранный элемент может быть присущ всем видам преступлений, но транснациональная юрисдикционная сила (рассмотрение деяния с точки зрения указанной Конвенции) возникает лишь тогда, когда такое деяние признается «серьезным». Это формальный признак преступления, и каждое «серьезное» преступление при наличии иностранного элемента - трансгранично. Поэтому если за совершенное преступление предусмотрено наказание в виде лишения свободы менее четырех лет или менее строгая мера наказания, то даже при наличии признаков иностранного элемента такое деяние транснациональным признано быть не может. Международный характер правонарушение, бороться с которым государства договорились в международно-правовом документе, при таких же обстоятельствах терять не будет.

Преступления международного характера относятся к разряду тяжких, одновременно посягают на международный и национальный правопорядок, права и свободы человека, на мирное сотрудничество государств в области экономики, культуры, торговли и представляют общественную опасность для многих государств. Главная опасность этих преступлений не столько в содержании преступных деяний, сколько в их международной распространенности.

Общим системообразующим признаком преступлений, относящихся к международной преступности, является то, что они признаны преступными не только на национальном, но и на международном уровне и являются опасными как для отдельного государства, так и для всего мирового сообщества. Поэтому одним из критериев отнесения транснациональных преступлений к категории преступлений международного характера является принятие соответствующих международных конвенций, в которых отмечается опасность для международного правопорядка таких деяний, даются рекомендации о том, какие меры необходимо принимать государствам-подписантам для их пресечения и предотвращения.

Преступления международного характера наносят значительный ущерб международному правопорядку и в конечном счете касаются интересов всех или многих стран.

Таким образом, преступления международного характера - сложные противоправные общественно опасные деяния, предусмотренные международными соглашениями и национальными уголовными законодательствами государств. Это преступные действия, посягающие на международный и национально-государственный правопорядок и наносящие ущерб государствам, между народным организациям и их должностным лицам, физическим и юридическим лицам, их собственности, жизни, достоинству и другим человеческим ценностям, правам и свободам.

А.В. Наумов, например, не относит такие преступления, как контрабанда и незаконное радиовещание, к транснациональным преступлениям, т.к. в отношении них «нет соответствующих международно-правовых конвенций уголовно-правового характера о борьбе с этими преступлениями».

Кроме того, отмечается, что наличие конвенций по борьбе с названными деяниями не превращает их автоматически в преступления международного характера, поскольку они не посягают на отношения сотрудничества между государствами, не затрагивают существенные интересы большинства государств и не имеют международного характера, и относятся эти деяния к общеуголовным транснациональным преступлениям, затрагивающим интересы нескольких государств, при условии, что они совершены на территории двух или более государств либо в отношении граждан, юридических лиц иностранных государств, либо иностранными гражданами или с их участием. Иными словами, речь идет о преступлениях, в которых имеется «иностранный элемент».

По мнению Ю.С. Ромашева, «определение преступлений международного характера должно включать в себя, прежде всего, указание на правовые нормы, в которых группа общественно опасных деяний находит свое закрепление (выражение) в качестве преступлений, а также указание на существенные свойства этих преступлений. Наиболее распространено мнение, согласно которому к преступлениям международного характера относят деяния, признанные преступными, с помощью универсальных международных договоров».

Думается, что отнесение преступлений к той или иной группе не всегда зависит от правовой формы, например, если правонарушение сформулировано в нормах jus cogens, в правовых обычаях, наконец, в резолюциях международных организаций, например, Соглашения о торговых аспектах прав на интеллектуальную собственность (далее по тексту - TRIPS или ТРИПС) и Рекомендаций Европейского Союза, которые не носят обязательный характер. То есть преступление может приобретать международный (транснациональный) характер вне зависимости от того, был ли заключен соответствующий международный договор или нет.

Территория - не основной признак транснационального преступления. Главный признак - это международная озабоченность нарушениями соответствующих отношений, т.е. объект преступного посягательства. А форма закрепления признаков транснациональности вторична от озабоченности принятия совместных мер противодействия преступности.

Существенное свойство, характеризующее транснациональные преступления, - это повышенная общественная опасность - важнейший социальный (материальный) признак преступлений, определяемый прежде всего объектом преступления, т.е. содержанием тех общественных отношений, социальных интересов, которым причиняется ущерб. Поэтому транснациональные преступления - это в первую очередь такие преступления, совершение или угроза совершения которых вызывает озабоченность нескольких государств (всего сообщества) и, второе, признаки которых, а также меры противодействия закреплены или требуют своего закрепления в международном соглашении.

Если сравнивать понятие преступления по УК РФ и международному праву, то такие признаки транснационального преступления, как противоправность и наказуемость, вытекают из международных обязательств и содержатся в текстах международных соглашений и иных нормах международного права.

Итак, международный характер преступления приобретают только тогда, когда государства заявили о своем желании сотрудничать в борьбе с ними, заключили при этом договор, где указали на те признаки состава, которые необходимо гармонизовать в национальном уголовном законодательстве. Мировое сообщество должно выразить озабоченность уровнем данного вида преступлений в каждом конкретном государстве - участнике соглашения, т.к. последствия деяния, приобретающего широкие масштабы, уже не являются делом исключительно одного государства.

Такие обстоятельства, как глубокая обеспокоенность, предопределяют заинтересованность многих государств в совместном поиске наиболее действенных путей и средств решения проблем борьбы с преступностью.

Сотрудничество государств в борьбе с преступлениями, имеющими международное значение, сопряжено с объективными трудностями, связанными с ограничением возможности национальной судебной юрисдикции, отсутствием правоохранительных средств в обнаружении и расследовании этих преступлений.

Государства в совместной деятельности, наряду с конкретными индивидуальными решениями по вопросам оказания правовой помощи, разрабатывают двусторонние и многосторонние конвенции, ориентированные на регламентацию возникающих в практике межгосударственного сотрудничества вопросов квалификации преступлений, которые затрагивают интересы многих государств и несут международную общественную опасность. Важное место в подобных конвенциях занимают положения, содержащие нормативное определение состава преступления в качестве общего стандарта, согласованного государствами и предназначенного для применения в национальном уголовном законодательстве. Государства - участники конвенций принимают на себя обязательства обеспечить такое соответствие международной и национальной регламентации, которое гарантировало бы законодательную квалификацию преступления международного характера как уголовно наказуемого деяния. В связи с этим все больше повышается значение положений международно-правовых конвенций, в которых указывается о принятии необходимых мер, направленных на совершенствование национального уголовного законодательства в борьбе с международными преступлениями и преступлениями международного характера, если оно не отражает предписаний этих конвенций.

Как известно, в отечественном уголовном законодательстве формой преступления как социального явления выступает форма преступного поведения: действие или бездействие, а формой преступления как правового явления - состав преступления, представляющий собой совокупность установленных уголовным законом признаков, характеризующих конкретное общественно опасное деяние как преступление. Состав преступления служит той моделью, которая позволяет определять поведение лица, совершившего общественно опасное посягательство, как преступление.

Аналогичным образом признаки преступлений, нашедшие отражение в международно-правовых нормах, также должны быть представлены в виде состава транснационального преступления.

Ю.С. Ромашев в данном случае предлагает использовать термин международно-правовой состав преступления, «представляющий собой систему признаков, нашедших свое отражение в международном праве, характеризующих конкретное общественно опасное деяние как преступление».

Признаки преступлений, нашедшие отражение в международно-правовых нормах, конструктивно должны быть представлены в виде состава транснационального преступления, т.е. необходимо определить концептуальную модель признаков транснационального преступления.

Включение признаков составов международных преступлений в составы преступлений, предусмотренные УК РФ, расширяет возможности компетентных органов по борьбе с данными видами преступлений в рамках международного сотрудничества. От этого зависит эффективность сотрудничества государств в данной области, в частности, выполнение такого важного принципа, как неотвратимость наказания преступников. Это и является одной из целей теории уголовного права - выявить признаки транснациональности преступлений в целях более эффективного противодействия с использованием международных и национальных организационно-правовых механизмов.

Итак, рассмотрение понятия и признаков транснационального преступления позволяет сделать вывод, что отождествлять понятия «транснациональное» преступление и преступление «международного характера» нельзя, т.к. первое отражает процессуальную (юрисдикционную) сущность деяния, а второе - его материальную сторону, значимость объекта международно-правовой охраны. Справедливости ради стоит заметить, что в тексте указанной конвенции упоминается не только о первой группе преступлений (ст. 15), но и о преступлениях международного характера - ст. 6 «Отмывание доходов от преступлений», ст. 8 «Коррупция» и ст. 23 «Воспрепятствование осуществлению правосудия».




2. Виды международных преступлений


2.1 Составы международных преступлений и их характеристика


История развития современной цивилизации свидетельствует о том, что страны мира при их многообразии и полярности так или иначе вынуждены сталкиваться с общими проблемами, реализация которых возможна только путем сотрудничества, поиска наиболее оптимальных, приемлемых решений.

В данном случае общепризнанный принцип международного сотрудничества является прочной материальной основой, что особенно важно при реализации системы мер по противодействию международным преступлениям и преступлениям международного характера. По мнению Д.А. Ястребова, в рамках общепризнанного понимания в российской и зарубежной науке международного уголовного права установлено деление преступных деяний на международные преступления и преступления международного характера.

В условиях сегодняшней действительности увеличивается число преступлений, признаваемых странами мира международными, в результате которых наступают тягчайшие последствия для жизни на земле. Все это вызывает особое беспокойство мирового сообщества.

Учитывая повышенную опасность для мирового сообщества международных преступлений и преступлений международного характера в общей системе норм, регулирующих отношения между государствами, Устав ООН и Декларация о принципах международного права закрепили важнейшие международно-правовые принципы: отказ от угрозы силой и использования силы в международных отношениях; разрешение споров мирными средствами; невмешательство во внутренние дела других государств; обязанность сотрудничать в соответствии с Уставом; равноправие и самоопределение народов; суверенное равенство всех государств; добросовестное выполнение международных обязательств.

Руководствуясь сформулированными в международно-правовых актах положениями, все государства мира в целях обеспечения собственной безопасности по взаимной договоренности между собой в своих национальных законодательствах должны определить круг деяний, которые будут нарушать интересы каждого из них. Консолидация усилий позволит в определенной степени нейтрализовать преступные замыслы.

Исходя из того, что международные преступления посягают на интересы всего мирового сообщества, они должны относиться к юрисдикции международного уголовного суда. В свою очередь, преступления международного характера затрагивают интересы отдельно взятых государств и в этой связи подпадают под регулятивное действие института экстрадиции (выдачи). В рамках института экстрадиции на основании принципа aut dedere, aut punier (или выдай, или накажи) и принципа aut dedere, aut judicare (или выдай, или суди) решаются все уголовно-правовые вопросы.

Предполагается, что противодействие международным преступлениям и преступлениям международного характера должно осуществляется под эгидой ООН и с использованием разработанных рекомендаций, что повысит эффективность и действенность всех проводимых мероприятий.

В Особенной части УК РФ законодатель впервые предусмотрел самостоятельный раздел XII и отдельную главу о преступлениях против мира и безопасности человечества. В этой связи они отнесены законодателем к международным преступлениям, так как посягают на важнейший объект всех государств и народов - сохранение мира и обеспечения в целом безопасности человечества. Уголовно-правовая охрана мира и безопасности человечества от преступных посягательств является одним из важнейших направлений по реализации основных положений, закрепленных в международно-правовых актах и Конституции РФ.

Современная уголовно-правовая наука уделяет особое внимание теоретической разработке классификации. Это обусловлено тем, что классификация служит одним из средств познания, она помогает исследовать различные явления в их взаимосвязи и развитии. Классификация обеспечивает обозримость материала, выявляет взаимосвязи и закономерности, получает, углубляет и отражает накопленные знания, систематизирует их. Классификация - это систематизированное распределение явлений и объектов на определенные группы, разряды, классы на основании их сходства и различия.

При классификации объекты всегда разделяются по единым основаниям.

Основанием классификации, как правило, служат существенные, качественные признаки, характеризующие внутреннюю общность объектов внутри классов и классов внутри множества. Ученые-юристы, исследовавшие проблемы противодействия преступлениям против мира и безопасности человечества, также осуществляют классификацию указанных преступлений. Это связано с тем, что проблема классификации преступлений против мира и безопасности человечества и преступлений международного характера в российском уголовном законодательстве достаточно актуальна. Однако до сих пор в теории уголовного права по ней среди ученых не выработано единой позиции. В зависимости от того, какой критерий был взят в качестве системообразующего, можно выделить несколько подходов к группировке рассматриваемых преступлений.

Все преступления, уголовная ответственность за которые предусмотрена в разделе XII УК, посягают на мир и безопасность человечества (глава 34). Указанные интересы выступают в качестве родового (специального) объекта анализируемых преступлений. Вместе с тем то или иное из этих преступлений посягает на определенный элемент мира и безопасности человечества. В связи с этим ученые дополнительно классифицируют их в зависимости от непосредственного объекта:

) преступления, посягающие на мир и мирное сосуществование государств (ст. 358, 354, 355 УК);

) преступления, посягающие на регламентированные международным правом средства и методы ведения войны (ст. 356, 357, 358, 359 УК);

) преступления, посягающие на безопасность представителя иностранного государства или сотрудника международной организации, пользующихся международной защитой (ст. 360 УК).

Проанализировав предложенные учеными различные классификационные группы, автор в зависимости от объекта посягательств указанные преступления подразделяет на: преступления, направленные против мира и посягающие на мирное существование государства (ст. 353, 354 УК РФ); преступления, направленные против безопасности человечества (ст. 355-359 УК РФ); преступления, направленные против международного сотрудничества (ст. 360 УК РФ).

Ведение агрессивной войны выражается в полно- и широкомасштабной агрессии против другого государства, в виде наступления, нападения, вторжения на его территорию с целью захвата или иными агрессивными целями.

Как говорилось выше, это самостоятельный состав ст.353 УК РФ. А.В. Наумов представляет ч.2 ст. З5З УК квалифицированным составом объективной стороны ч.1 ст.353 УК. Кроме него такого мнения придерживаются Г.Н. Борзенков и В.С. Комиссаров. Если придерживаться теории уголовного права (квалифицированный состав - это состав с отягчающими основной состав обстоятельствами), то для вменения ст.353 в части 2 необходимо установить наличие какого-либо из деяний, предусмотренных в ч 1 ст.353 УК. То есть, субъекты, ведущие агрессивную войну, могут подлежать ответственности, если они совершили хотя бы одно из деяний - планирование, подготовку или развязывание войны. Следовательно, лица, не причастные к вышеуказанным действиям, не могут нести уголовную ответственность за непосредственное ведение военных действий. Такой вывод является не только противоречащим ч.2 ст.33 Римского Статута (в отношении того, что для простого исполнителя приказ о совершении любого преступления против человечности всегда расценивается как явно незаконный), но и противоречащим принципу индивидуальной уголовной ответственности за совершение любого акта агрессивной войны, закреплённого в Уставе Нюрнбергского трибунала.

Юридически акт агрессии констатируется вне зависимости от официального объявления войны другому государству. В обвинительном заключении Нюрнбергского трибунала говорилось, что «все обвиняемые и различные другие лица» в течение ряда, лет участвовали в планировании, подготовке, развязывании и ведении агрессивных войн, которые также являлись войнами в нарушение международных договоров, соглашений и обязательств.

Многие российские правоведы к субъектам преступлений, предусмотренных ч.1,2 ст.353 УК РФ, относят лиц:

а) «занимающие государственную должность Российской Федерации или субъекта Российской Федерации, дающую реальную возможность в силу предоставленных законом полномочий планировать агрессивную войну, принимать решения и осуществлять подготовку или развязывание войны» (Г.В. Матусевич),

б) «занимающих в результате выборов или по назначению государственные должности государственной службы Российской Федерации, в компетенцию которых входит планирование и решение вопросов военного характера»;

в) «занимающих высшую государственную должность Российской Федерации или субъекта Российской Федерации».

В ст.354 УК РФ речь идет о "публичных призывах" к развязыванию агрессивной войны.

Под призывом понимается устное или письменное обращение к неопределённому кругу лиц с целью убедить их в целесообразности и необходимости начала агрессивной войны. Признак публичности уже будет иметь место при наличии двух лиц, усвоивших данную информацию.

Т.к. в статье речь идет о "призывах", для правильной квалификации действий подозреваемого необходимо установить наличие двух и более обращений к аудитории с целью возбудить в ней убеждение в необходимости развязывания агрессивной войны против другого государства или группы государств.

По ч.1 ст.354 УК РФ ответственности подлежит общий субъект, который совершает данные действия только с прямым умыслом. Т.е. лицо сознаёт, что занимается призывами к агрессивной войне, и желает поступать таким образом. При этом мотивы и цели публичных призывов к развязыванию агрессивной войны могут быть самыми разными (например, повышение своего авторитета в среде какой-либо группы) - юридического значения для квалификации они не имеют.

В ч.2 ст.354 УК РФ содержатся два отягчающих обстоятельства - совершение деяния лицом, занимающим государственную должность РФ или государственную должность субъекта РФ, либо - совершение данного преступления с использованием средств массовой информации.

В соответствии со ст.2 Закона РФ «О средствах массовой информации» от 27 декабря 1991г., под массовой информацией понимаются предназначенные для неограниченного круга лиц печатные, аудио- теле-, видеопрограммы, аудиовизуальные и иные сообщения и материалы. Соответственно само средство массовой информации - это любое периодическое печатное издание, радио-, теле-, видеопрограмма, кинохроникальная программа, иная форма периодического распространения массовой информации. Периодичность распространения всех указанных средств массовой информации - не реже одного раза в год.

Совершение общим субъектом публичных призывов к развязыванию агрессивной войны, даже при наличии одной записи обращения переданной по различным каналам телевидения, или одной записи в различных печатных изданиях надлежит рассматривать по ч.2 ст.354 УК РФ.

Для определения наличия или отсутствия специального субъекта при проверке факта публичных призывов к развязыванию агрессивной войны необходимо обратиться к п.п.2 и 3 Примечания к ст.285 УК РФ: «Под лицами, занимающими государственные должности РФ... понимаются лица, занимающие должности, устанавливаемые Конституцией Российской Федерации, федеральными конституционными законами и федеральными законами для непосредственного исполнения полномочий государственных органов».

«Незаконный оборот оружия массового поражения» является собирательным понятием, включающим в себя совершение действий в виде разработки, производства, накопления, приобретения или сбыта химического, биологического, токсинного и любого другого вида оружия массового поражения, запрещенного международным договором Российской Федерации (ст.355 УК РФ в редакции Федерального закона от 19 июня 2001 г. №84-ФЗ).

Применение запрещенного вида оружия массового поражения является самостоятельным военным преступлением и влечет ответственность по ч.2 ст.356 УК РФ.

В документах ООН к оружию массового поражения относится такое, которое действует «путём взрыва или при помощи радиоактивных материалов, смертоносное химическое и бактериологическое оружие и любое иное оружие, которое будет разработано в будущем, обладающее свойствами атомной бомбы или другого упомянутого выше оружия».

Химическое оружие - это отравляющие вещества и средства их боевого применения, поражающий фактор которых основан на токсичных свойствах химических веществ и соединений, которые, находясь в газообразном или жидком состоянии, могут проникать в организм человека через дыхательную систему, кожные покровы, слизистые оболочки или пищеварительный тракт.

Кроме этого, статья 2 Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия и о его уничтожении от 3 января 1993 г. к химическому оружию относит «любое оборудование, специально предназначенное для использования непосредственно в связи с применением боеприпасов и устройств», предназначенных для смертельного поражения или причинения иного вреда; а так же "Прекурсоры" - любые химические реагенты, участвующие в любой стадии производства токсического химиката каким бы то ни было способом.

«Каждое государство - участник Конвенции, - говорится в её первой статье, - обязуется никогда, ни при каких обстоятельствах:

а) не разрабатывать, не производить, не приобретать иным образом, не накапливать или не сохранять химическое оружие или не передавать прямо или косвенно химическое оружие кому бы то ни было;

б) не применять химическое оружие;

в) не проводить любых военных приготовлений к применению химического оружия;

г) не помогать, не поощрять или не побуждать каким-либо образом кого бы то ни было к проведению любой деятельности, запрещаемой Конвенцией государству-участнику».

Кроме того, в Конвенции установлен ряд обязательств государства-участника по уничтожению своего химического оружия, в том числе и находящегося на территории иностранных государству также любых объектов по производству химического оружия, которые находятся в его собственности или владении или которые размещены в любом месте под его юрисдикцией и контролем.

Положения о незаконности оборота химического оружия и о необходимости его уничтожения в России подтверждены законами "Об уничтожении химического оружия" от 2 мая 1997 г. (в ред. ФЗ РФ от 29 ноября 2001г.) и "О ратификации Конвенции о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия" от 5 ноября 1997 г.

Биологическое (бактериологическое) оружие основано на использовании болезнетворных свойств микроорганизмов (бактерий, вирусов), способных вызывать массовые заболевания людей, животных и растений. К таким возбудителям относят, например, возбудителей чумы, сибирской язвы, оспы, холеры и прочих смертельно опасных болезней. Разновидностью биологического оружия является токсинное оружие - оружие, поражающим фактором которого являются белковые или полипептидные вещества, представляющие собой продукт жизнедеятельности ряда микроорганизмов, животных и растений и способные вызвать гибель человека и животных.

В соответствии со ст.1 Конвенции о биологическом оружии, 2 каждое государство - участник конвенции обязуется никогда, ни при каких обстоятельствах не разрабатывать, не производить, не накапливать, не приобретать каким-либо иным образом и не сохранять:

. микробиологические или другие биологические агенты, или токсины, каково бы то ни было их происхождение или метод производства, таких видов и в таких количествах, которые не имеют назначения для профилактических, защитных или других мирных целей;

. оружие, оборудование или средства доставки, предназначенные для использования таких агентов или токсинов во враждебных целях или в вооруженных конфликтах.

Для Российской Федерации Конвенция о биологическом оружии также вступила в силу.

Ядерное оружие является на данный момент самым разрушительным оружием массового поражения. Оно сочетает в себе несколько поражающих факторов: ударную волну, световое излучение, проникающую радиацию, электромагнитный импульс, радиоактивное заражение.

В ст.355 УК РФ установлена ответственность за совершение любого из указанных действий в отношении запрещенных видов оружия массового поражения.

Разработка оружия массового поражения представляет собой любую деятельность по созданию и усовершенствованию его поражающих свойств. В первую очередь, разработка оружия массового поражения (далее ОМП) - это проведение научно исследовательских и опытно-конструкторских работ, ставящих целью его получение. Признаками разработки ОМП являются:

. Наличие программ научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по ОМП и наличие для этого достаточно подготовленных научных кадров, занимающихся закрытыми исследованиями в области изучения воздействия химических, биологических веществ и радиации на живой организм.

. Наличие предприятий и специального оборудования для работы с опасными веществами.

. Импорт продукции двойного назначения, которая может быть использована для разработки ОМП (например, строительство в КНДР ядерного реактора мощностью 50 МВт в Ненбене российскими специалистами. Реактор может быть использован как для выработки электроэнергии, так и для наработки оружейного плутония).

. Вспышки особо опасных инфекционных заболеваний, не типичных для конкретных регионов.

. Наличие квалифицированного военного и гражданского персонала, обученного для работы с особо опасными веществами.

Производство ОМП может выражаться в любом действии, целью которого является получение готового к применению оружия. Соответствующую правовую оценку должно получать как серийное, так и разовое производство, условия получения, при этом, на квалификацию не влияют. международный уголовный правонарушение ответственность

Накопление ОМП означает количественное пополнение арсеналов такого оружия, годного к применению.

Состав преступления, предусмотренного ст.360 УК РФ сконструирован законодателем как формальный - его объективную сторону образует факт совершения действия в виде "нападения".

Акт любого нападения представляет собой внезапное проявление агрессии по отношению к кому или чему-нибудь. Главный объективный признак нападения на лицо - насильственное, агрессивное воздействие на потерпевшего. При этом насилие, являясь неотъемлемым признаком любого нападения, может быть, как физическим, так и психическим.

Нападение как насильственное физическое воздействие может быть следующих видов:

) направленное на нарушение анатомической целостности человеческого организма;

2) направленное на нарушение нормального физиологического функционирования человеческого организма;

3) выраженное в ограничении физической свободы человека.

Например,10 июля 2003 г. в Москве было совершено нападение на посла Республики Гана и его водителя. Потерпевшие были избиты группой молодых людей в районе Поклонной горы, когда совершали свою обычную вечернюю пробежку. В результате насильственного физического воздействия посол и его водитель получили многочисленные ушибы лица и тела.

Агрессивный характер нападения может проявляться в учинении психического насилия в отношении потерпевшего. Обычно психическое насилие состоит в угрозе причинения вреда жизни и здоровью потерпевшего - при этом угроза должна быть таковой, чтобы создать у потерпевшего убеждение в её полной реальности, в способности и решимости нападающего немедленно её реализовать при каком-либо противодействии, а также объективно угроза должна быть осуществима -т.е. у нападающего должны иметься возможности её осуществления.

Форма выражения угрозы может быть самой различной - слова, жесты, демонстрация оружия или иных предметов, используемых в качестве оружия, применение которых может быть опасно для жизни и здоровья потерпевшего.

Например, генеральный консул Финляндии в Санкт-Петербурге в ночь на 30 октября 1998 г. подвергся нападению в поезде Таллинн - Санкт-Петербург. Как сообщили в финском генконсульстве в Петербурге, неизвестные, угрожая пистолетом, напали на их шефа У. Ринна.

В реальности нападение носит обычно комбинированный характер: в акте нападения переплетаются проявления физического и психического насилия.

Так, например, в Мюнхене 17 сентября 2000г. около 22.00 полицией был задержан атташе Генерального консульства России А. Кудрявцев. Он следовал на автомашине по служебным делам, но был остановлен под предлогом превышения скорости. Полицейские демонстративно подчеркивали, что "не признают никакого дипломатического иммунитета. Против Кудрявцева была применена грубая физическая сила. Учиняя этот произвол, полицейские постоянно оскорбляли атташе. Телесные повреждения, нанесённые сотруднику консульства, были удостоверены утром 18 сентября в одной из мюнхенских клиник.

Последствия нападения могут быть самыми разными, выражаясь в реальном причинении вреда жизни или здоровью потерпевшего. Однако, вполне допустимо, что никаких последствий нападения не наступит. В любом случае нападение должно получить уголовно-правовую оценку как самостоятельное преступное деяние.

Учитывая специфику законодательной конструкции двухобъектных преступлений, к которым относится предусмотренный в ст.360 УК РФ состав (при нападении на лицо дополнительным объектом является здоровье этого лица), вопрос о том, перерастает ли причиненное насилие в самостоятельный состав преступления или охватывается диспозицией ст.360,следует решать в зависимости от тяжести последствий здоровью потерпевшего. Как указывает проф. А.В. Наумов, 38 совокупность преступлений будет налицо в тех случаях, когда санкция уголовно-правовой нормы, предусматривающей ответственность за совершение одного из этих преступлений, образующих двухобъектное преступление, превышает санкцию, установленную законодателем за совершение двухобъектного преступления. При совпадении санкций вопрос должен решаться аналогично: двухобъектное преступление слагается из посягательств на два и более основных объекта, каждый их которых подлежит самостоятельной уголовно-правовой охране.

Если результатом насильственного нападения стало причинение смерти, тяжкого, или вреда здоровью средней тяжести лицу, пользующемуся международной защитой, то содеянное требует дополнительной квалификации, т.к. верхняя граница санкции за убийство превышает, за причинение тяжкого вреда здоровью также превышает верхнюю границу санкции ст.360 УК РФ (7 лет лишения свободы), а за умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью - совпадает с верхней границей санкции ч.1 ст.360 УК РФ (5 лет лишения свободы).

Таким образом, максимально допустимый объем насилия, не требующий дополнительной квалификации со ст.360 УК РФ, может выражаться в реальном причинении лицу, пользующемуся международной защитой легкого вреда здоровью, а также побоев, охватываемых пониманием нападения в ст.360 УК РФ.

«Нападение на ... служебные или жилые помещения либо транспортные средства лиц, пользующихся международной защитой может выражаться, во-первых, в физическом уничтожении данных объектов (как это было с комплексом зданий посольства КНР в Югославии после налета и бомбардировок посольства авиацией НАТО 8 мая 1999 г.), во-вторых, нападение может состоять во вторжении на территорию дипломатического или консульского учреждения, представительства международной организации (как это было 23 февраля 2000 г. на территории Генерального консульства России а Познани (Польша), когда ворвавшиеся на территорию преступники сорвали российский флаг, разорвали и подожгли его.

Демонстративное бездействие польских полицейских и властей было расценено в Москве как фактическое поощрение экстремистов, как нежелание создать нормальные условия для работы российских представительств в Польше со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Нарушение неприкосновенности транспортных средств и иных предметов, пользующихся международной защитой, можно признать содержательным смыслом "нападения" как уголовно значимого деяния, совершаемого виновным в отношении всех перечисленных предметов.

Таким образом, и физическое вторжение в служебное или жилое помещение, и уничтожение (повреждение) имущества в этих помещениях и взлом или несанкционированный обыск транспортного средства охватываются определением "нападение" на предметы, находящихся под международной защитой.


2.2 Отличие от преступлений международного характера


Анализ норм международного уголовного права позволяет говорить о том, что в них определяются юридические признаки, характеризующие то или иное деяние как преступное. Причем данные признаки могут носить как объективный характер (описание деяния, последствий, способов и обстановки его совершения и пр.), так и субъективный (например, цели и мотивы поведения виновного).

Признаками же транснационального преступления международного характера являются:

а) общественная опасность, выражающаяся в причинении ущерба (создании его угрозы) международным отношениям;

б) противоправность, состоящая в том, что субъекты международного права (государства или международные организации) закрепили (признали) соответствующий запрет в международно-правовой норме (принципе).

В начале XXI в. приобрела особую актуальность борьба с пиратством (морским разбоем). В современную эпоху договорное решение проблемы было предпринято в 1926 г. Лигой Наций. Однако конвенция о борьбе с пиратством принята не была. Работа активизировалась лишь после создания ООН.

В настоящее время документами, регламентирующими борьбу с пиратством и другими незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, являются Конвенция ООН по морскому праву 1982 г., Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г. и Протокол о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности стационарных платформ, расположенных на континентальном шельфе.

Статья 101 Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. объявляет пиратством любой неправомерный акт насилия, задержания или любой грабеж, совершаемый с личными целями экипажем или пассажирами какого-либо частновладельческого судна или частновладельческого летательного аппарата и направленный в открытом море или в месте вне юрисдикции какого бы то ни было государства против другого судна или летательного аппарата или против лиц или имущества, находящихся на их борту.

В начале XXI в. активизация пиратской деятельности была отмечена в районах Малаккского пролива, соединяющего Азию с Европой и странами Ближнего Востока, а также Аденского залива и побережья Сомали со стороны Индийского океана. Пиратские захваты в большинстве случаев успешно отражаются в районе Малаккского пролива благодаря сотрудничеству правоохранительных органов Малайзии, Индонезии и Сингапура, которые проводят превентивные операции. В районе Африканского Рога ситуация, менее контролируемая. Причина этого кроется в том, что на протяжении значительного периода времени в Сомали отсутствует единое правительство, которое контролировало бы всю территорию страны. В условиях постоянных межклановых войн и распада экономики пиратство с 2004 г. стало надежным источником финансовых средств. Основная масса пиратов сконцентрировалась в полуавтономном регионе Пунтленд, расположенном на самой оконечности Африканского Рога.

Критический пик пиратства был достигнут к концу 2008 г. Только за 2007 г. у побережья Сомали было захвачено около 30 судов. С сентября 2007 г. корабли гуманитарных конвоев Всемирной продовольственной программы сопровождались через сомалийские воды первоначально военно-морскими силами Франции, затем Дании, а в последующем - Нидерландов. Однако к ноябрю 2008 г. в Аденском заливе нападению пиратов подверглось более 90 судов, заложниками оказались 300 моряков. В качестве выкупа за возвращенные суда пиратам удалось получить около 150 млн. долларов.

Как правило, захват судов осуществляется по стандартным схемам: небольшие суда после обстрела из гранатометов вынуждены остановиться и допустить пиратов на борт. Большие суда захватываются при помощи абордажных катеров: 2 катера, соединенные канатом, идут параллельным курсом. Корабль проходит между ними и натягивает канат. Катера за счет разницы в скорости оказываются прижатыми к борту судна, после чего происходит абордаж. Есть и другие варианты. Экипаж, как правило, не оказывает сопротивления в связи с тем, что не имеет оружия и этого не рекомендуют делать международные морские организации. Поэтому при захвате судов жертв в основном не бывает. При получении выкупа корабль и экипаж отпускаются.

Осенью 2008 г. военные корабли различных стран мира, преимущественно стран НАТО, стали патрулировать береговую линию Сомали. Это стало возможным после того, как ситуация с пиратством у берегов Сомали была рассмотрена на заседании Совета Безопасности ООН. В своей резолюции СБ ООН призвал заинтересованные государства активизировать и координировать усилия по противодействию актам пиратства. Резолюция позволила государствам направлять свои корабли с разрешения сомалийских властей в территориальные воды Сомали в целях пресечения актов пиратства. Прецедент был создан в апреле 2008 г., когда французским военно-морским силам при поддержке антитеррористического спецподразделения удалось освободить захваченный экипаж яхты «Ле Понан» и задержать 6 пиратов.

Присутствие в территориальных водах Сомали военных кораблей ряда стран дало определенные положительные результаты. Так, индийский сторожевой корабль «Табар» 11 ноября 2008 г. спас от пиратов индийское торговое судно, а через неделю, отражая атаку, потопил пиратское судно. Российский сторожевой корабль «Неустрашимый» предотвратил захват пиратами судов Дании и Саудовской Аравии.

В октябре и ноябре 2008 г. СБ ООН дважды рассматривал проблему сомалийских пиратов и призвал все государства принять активное участие в борьбе с пиратством путем развертывания военных кораблей и военной авиации. СБ ООН предложил государствам принять меры против физических и юридических лиц, финансирующих пиратство и препятствующих процессу укрепления Переходного федерального правительства Сомали.

Однако нападение пиратов на суда не прекращается. 17 ноября пиратами вне Аденского залива в 800 километрах от Кенийского порта Момбаса был захвачен супертанкер «Сириус Стар», принадлежащий компании из Саудовской Аравии и перевозивший нефть на сумму 100 млн. долларов. По размерам он в 3 раза больше самого мощного американского авианосца. За его освобождение был назначен выкуп в 25 млн. долларов. Освобождением корабля занялись различные силы. Представители некой исламской группировки в самом Сомали прибыли в портовый город Харардере, где удерживается «Сириус Стар», и начали охоту за пиратами, захватившими мусульманское судно. Правительство Саудовской Аравии, в свою очередь, вошло в контакт с вождями местных племен и правительством Сомали. В результате в январе 2009 г. «Сириус Стар» был освобожден за выкуп 3 млн. долларов.

Совет Безопасности ООН был вынужден принять четвертую по счету резолюцию, касающуюся борьбы с пиратством у берегов Сомали. Она продлила на год срок действия разрешения на борьбу с пиратами в территориальных водах Сомали и поддержала инициативу Европейского союза и НАТО о проведении военной операции против пиратов.

На наш взгляд, разрешить проблему пиратства исключительно военными средствами не удастся. Она будет решена, если наряду с военной операцией мировое сообщество окажет помощь Сомали в стабилизации политической ситуации в стране и поможет сомалийскому народу в восстановлении экономики.

Таким образом, преступления международного характера на сегодняшний день являются фактором, дестабилизирующим международные отношения и оказывающим серьезную угрозу внутригосударственному правопорядку во многих странах мира. Борьба с этими преступлениями осуществляется на основе норм международно-правовых актов, а также на основе норм национального законодательства криминального цикла. Ее успех во многом зависит от многогранного сотрудничества государств, особенно их правоохранительных систем.

С учетом изложенного состав преступления по международному уголовному праву можно определить, как совокупность установленных источниками международного уголовного права объективных и субъективных признаков, характеризующих деяние как преступление по международному уголовному праву.

Таким образом, схема состава преступления в международном уголовном праве совпадает с общепринятой в теории уголовного права схемой состава преступления (объект; объективная сторона; субъект; субъективная сторона).

Объект преступления в международном уголовном праве. В настоящее время в теории уголовного права обосновывается мнение, что объектом уголовно-правовой охраны могут быть не только общественные отношения в традиционном их понимании. Так, А.В. Наумов последовательно доказывает, что в ряде случаев теория объекта преступления исключительно как общественного отношения «не срабатывает». Таким образом, в уголовно-правовой теории наметился своеобразный поворот к пониманию объекта правовой охраны не только как общественного отношения в узком смысле этого слова, но и как реального блага, интереса.

Такое понимание объекта преступления корреспондирует пониманию объекта правоотношения в международном уголовном праве, задачам данной отрасли права. Исходя из того, что такой задачей является обеспечение и поддержание мирового правопорядка, можно сделать вывод, что мировой правопорядок является общим объектом всех преступлений по международному уголовному праву. При этом под мировым правопорядком надо понимать всю совокупность благ и интересов, охраняемых системой международного права в целом.

Понятно, что такая совокупность чрезвычайно обширна - в нее включаются самые разнообразные правовые интересы: и интересы обеспечения и охраны прав и свобод личности, и интересы поддержания мира, и интересы развития человечества в целом, и интересы мировой экономики и т.д.

В силу разнообразия составных частей мирового правопорядка мы сталкиваемся с разнообразием составов преступлений по международному уголовному праву. Нередко трудно найти основание, по которому то или иное преступление (традиционно считавшееся таковым только по национальному закону) становится преступлением международного характера.

Представляется, что такое основание есть. Если та или иная отрасль международного права берет под свою охрану тот или иной правовой интерес, а международное уголовное право устанавливает преступность посягательства на такой интерес, последний становится составной частью мирового правопорядка, защищаемого уголовно-правовыми способами.

Таким образом, составные части мирового правопорядка -группы однородных юридических благ и интересов, взятых под охрану международным уголовным правом, - можно расценивать как родовые объекты преступлений по международному уголовному праву.

Наконец, непосредственным объектом преступления по международному уголовному праву будет тот юридический интерес, которому причиняется вред конкретным преступлением. Особенность преступления по международному уголовному праву состоит в том, что оно обычно является многообъектным, т.е. причиняет вред одновременно нескольким непосредственным объектам. Однообъектное преступление в данной отрасли - скорее исключение, чем правило. Таким образом, можно говорить о выделении дополнительного объекта преступления в международном уголовном праве - того объекта, которому всегда (наряду с непосредственным объектом) преступлением причиняется вред.

Объективная сторона преступления в международном уголовном праве. В международном уголовном праве в принципе допускаются обе формы преступного деяния - как действие, так и бездействие. Последнее имеет место, например, при неоказании помощи на море. Но в большинстве случаев преступление совершается действием (действиями), т.е. активным поведением субъекта.

При этом вполне справедливо замечание И.П. Блищенко о том, что объективно многие международные преступления представляют собой сложную и разветвленную деятельность многих лиц, осуществляемую на протяжении многих лет и даже десятилетий. На это же обстоятельство обращал внимание А.Н. Трайнин, говоря о том, что преступление против человечества складывается не из эпизодического действия (удар ножом, поджог и т.п.), а из системы действий, из определенного рода «деятельности» (подготовка агрессии, политика террора, преследование мирных граждан и т.п.).

Особенностью объективной стороны преступлений в международном уголовном праве, на которую справедливо указывали эти авторы, является то, что большинство преступлений в международном уголовном праве имеет формальный состав, хотя немало составов носят формально-материальный характер (геноцид, большинство военных преступлений), где ответственность устанавливается альтернативно: либо за действие, либо за наступившее последствие. Особое значение в таких составах приобретает установление причинной связи: там, где указывается на последствия (пусть даже как альтернатива), причинная связь превращается в признак состава преступления.

Во многих составах преступлений непосредственное юридическое значение приобретают те признаки объективной стороны, которые традиционно расцениваются как факультативные (время, место, обстановка, орудия, средства и способ совершения преступления).

Субъект преступления в международном уголовном праве. В отличие от национальных уголовных законов практически во всех источниках международного уголовного права отсутствуют какие-либо указания на признаки, характеризующие субъект преступления. В международных актах речь обычно идет о «лице», «всяком лице», «любом лице».

В силу понимания правоотношения в международном уголовном праве и его принципов в качестве субъекта преступления должен пониматься только человек - по крайней мере, на современном этапе развития международного уголовного права. Правоотношения и ответственность «иных лиц» (юридических, государственных органов и государства в целом) носят принципиально иной характер. Другое дело, что руководители государства, юридических лиц могут и должны нести ответственность за совершенные ими преступления. Действительно, нельзя не согласиться с А.Н. Трайниным в том, что государство не может быть вменяемо или невменяемо; государство не может быть на скамье подсудимых или за решеткой тюрьмы. Сказанное в полной мере относится к юридическим лицам (достаточно вспомнить действовавший еще в римском праве принцип societas delinquere non potest - юридические лица не могут совершать преступлений).

Национальное законодательство всегда устанавливает возрастной предел, с которого возможно признание человека субъектом преступления и соответственно возложение на него обязанности нести ответственность за совершенное преступление (см., например, ст. 20 УК РФ). Иначе обстоит дело в источниках международного уголовного права: в них указание на минимальный юридически значимый возраст лица, как правило, отсутствует.

Означает ли это, что возраст лица не играет никакой роли? Очевидно, что нет. В силу специфики правоотношения и его реализации в международном уголовном праве установление возраста уголовной ответственности зависит от национального законодательства государства, осуществляющего юрисдикцию в отношении такого лица.

Следует особо подчеркнуть, что в ситуациях, когда возможно осуществление юрисдикции в отношении лица несколькими национальными правоприменителями, сомнения в допустимости возможности признания лица субъектом преступления должны толковаться в пользу такого лица.

Международному уголовному праву известен исключительный случай, когда непосредственно в тексте его источника имеется указание на возрастной предел субъекта преступления. Речь идет о ст. 26 Римского статута, согласно которой Суд не обладает юрисдикцией в отношении любого лица, не достигшего 18-летнего возраста на предполагаемый момент совершения преступления. Но это относится только к юрисдикции Суда и не мешает осуществлять национальную юрисдикцию над более молодыми людьми, совершившими «предположительно» преступные деяния по международному уголовному праву.

Вторая неотъемлемая от личности субъекта преступления характеристика - его вменяемость, т. е. способность понимать фактический характер своего деяния - действия или бездействия - и свободно руководить ими. Международный стандарт ООН в области защиты прав человека признает каждого человека вменяемым, пока не доказано обратное (это следует, например, из ст. 16 Международного пакта о гражданских и политических правах человека 1966 г.). Следовательно, в международном уголовном праве действует презумпция вменяемости лица, достигшего возраста наступления уголовной ответственности: любой такой человек считается вменяемым, т.е. понимающим характер своих действий (бездействия) и руководящим ими, пока не доказано обратное.

Наконец, международному уголовному праву известен специальный субъект преступления - это лицо, обладающее дополнительными юридически значимыми признаками. Причем указание на эти признаки должно содержаться в самой норме международного уголовного права (например, начальник, военный командир, лицо, эффективно действующее в качестве военного командира, - ст. 28, 33 Римского статута).

В настоящее время вновь остро встал вопрос о признании субъектом преступления в международном уголовном праве государства. Достаточно сказать, что многие отечественные и зарубежные авторы обосновывают необходимость признания государства субъектом ответственности за совершение преступлений. Видимо, в этом заключается одно из направлений Субъективная сторона преступления в международном уголовном праве. Основной характеристикой субъективной стороны любого преступления является вина. т. е. определенное психическое отношение лица к своему деянию и к возможному его результату - последствиям.

Статья 30 Римского статута определяет субъективную сторону двумя признаками: намеренность и сознательность.

При этом намеренность, т.е. целенаправленность поведения, определяется в отношении деяния, когда лицо собирается его совершить, и в отношении последствия, если лицо собирается причинить это последствие или осознает, что оно наступит при обычном ходе событий.

Таким образом, международное уголовное право допускает возможность прямого умысла (через «намерение») как в отношении деяния, так и в отношении последствия. Следовательно, прямой умысел виновного возможен в преступлениях как с формальным, так и с материальным составом.

«Сознательность» в определении субъективной стороны преступления по международному уголовному праву допускается лишь в отношении последствия: «сознательно» означает осознание того, что последствие, возможно, наступит «при обычном ходе событий». Таким образом, «сознательное» отношение к последствиям своего деяния означает не что иное, как их допущение либо безразличное к ним отношение, которые традиционно считаются волевыми характеристиками косвенного умысла в российском уголовном праве.

Итак, в международном уголовном праве допускается совершение преступления: только с прямым умыслом - в формальных составах; с прямым или косвенным умыслом - в материальных составах.

Неосторожная вина в международном уголовном праве - явление исключительное. На возможность такой формы вины в виде небрежности либо легкомыслия можно указать лишь в составах преступлений экологического характера (например, загрязнение окружающей среды) и в составе повреждения подводного морского кабеля.

Многие составы преступлений содержат прямое указание на такие признаки субъективной стороны, как мотивы и цели совершения преступления. В таких случаях установление этих признаков становится обязательным.

Кроме формы вины, большое значение в международном уголовном праве имеет ошибка. В соответствии со ст. 32 Римского статута ошибка имеет следующее значение. Ошибка в факте является основанием освобождения от ответственности, если она «исключает необходимую субъективную сторону» данного преступления (т. е. в силу такой ошибки у лица отсутствует умысел на совершение деяния или причинение каких-либо последствий); ошибка в праве, как правило, не является обстоятельством, освобождающим от ответственности, но может быть таковым, если она «исключала субъективную сторону данного преступления».

В работах по международному уголовному праву используется целый ряд понятий применительно к обозначению преступного деяния. Наиболее часто употребляются три из них: международное уголовное преступление, преступление международного характера и транснациональное преступление.

Римский статут Международного уголовного суда от 17 июля 1998 г. не дает четкой дефиниции понятия «международное уголовное преступление», лишь указывая в ст.5 Статута на юрисдикцию Международного уголовного суда, ограничивающуюся самыми серьезными преступлениями, вызывающими озабоченность всего международного сообщества.

В соответствии с Римским статутом Суд обладает юрисдикцией в отношении следующих преступлений:) преступление геноцида;) преступления против человечности;) военные преступления;) преступление агрессии.

Данная норма указывает на два признака международного уголовного преступления: серьезность совершенного преступления; озабоченность всего мирового сообщества совершенным преступлением.

Представляется, что помимо указанных признаков международного уголовного преступления необходимо выделить еще один существенный признак: привлечение к уголовной ответственности за такое деяние наступает в соответствии с нормами международного уголовного права.

Помимо этого, в международном уголовном праве используется еще одна дефиниция - «преступление международного характера».

Для преступления международного характера свойственно, что в результате его совершения были затронуты интересы как минимум двух государств.

К преступлениям международного характера, как правило, относятся такие деяния, как контрабанда, отмывание денежных средств, добытых преступным путем, торговля наркотиками или оружием и т.д.

Напротив, «международное уголовное преступление» характеризуется совершением лишь действительно наиболее серьезных деяний, которые вызывают озабоченность мирового сообщества и способны нанести существенный ущерб интересам всего мирового сообщества, а не отдельным государствам.

В.П. Панов в своей работе указывает на различие между международными преступлениями и преступлениями международного характера еще по нескольким признакам:

в отличие от международных преступлений ответственность за преступления международного характера несут не государства, а физические лица, потому что международная опасность этих деяний значительно ниже, чем международных преступлений;

объектом преступного посягательства в данном случае являются не международный мир и безопасность человечества, а лишь нормальные отношения, межгосударственное сотрудничество, права человека и другие охраняемые международным правом общечеловеческие ценности;

уголовная ответственность за эти преступления наступает на основе международных договоров, но по национальным нормам уголовного, уголовно-процессуального и уголовно-исполнительного законодательства.

На наш взгляд, наиболее важным признаком, исходя из которого различаются рассматриваемые деяния, является то, что привлечение к уголовной ответственности за международное уголовное преступление базируется на нормах международного уголовного права, а привлечение к уголовной ответственности за преступление международного характера - на нормах национального уголовного права.

В теории международного уголовного права также рассматривается различие между международным уголовным преступлением и транснациональным преступлением. Соответственно, приводится различие между различными концепциями международного уголовного права. В частности, в концепции транснационального уголовного права рассматривается совокупность преступлений, ответственность за которые наступает в соответствии с национальным уголовным законодательством отдельных государств, но при этом для эффективного противодействия данным преступлениям необходимо международное сотрудничество государств. К таковым, в частности, относятся легализация преступных доходов, торговля наркотиками и т.д. При этом понятие «транснациональная» преступность также охватывает и международные уголовные преступления.

Понятие транснационального преступления является не новым для международного уголовного права и определено в Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г., в которой указываются следующие признаки транснационального преступления:) оно совершено в более чем одном государстве;) оно совершено в одном государстве, но существенная часть его подготовки, планирования, руководства или контроля имеет место в другом государстве;) оно совершено в одном государстве, но при участии организованной преступной группы, которая осуществляет преступную деятельность в более чем одном государстве;) оно совершено в одном государстве, но его существенные последствия имеют место в другом государстве.

Преступлениями являются наиболее серьезные деяния, совершение которых приводит к нанесению невосполнимого вреда наиболее значимым для общества ценностям, таким как жизнь и свобода человека, права человека на соблюдение его личных прав, закрепленных в Декларации прав человека, культурному наследию человечества как невосполнимому духовному богатству, вызывающие озабоченность мирового сообщества, ответственность за которые наступает в соответствии с Римским статутом Международного уголовного суда.

Преступлением международного характера считается уголовно-наказуемое в соответствии с национальным законодательством отдельного государства или государств деяние, причиняющее вред или ставящее под угрозу причинения вреда интересам двух и более государств.

Транснациональное преступление характеризуется тем, что ответственность за его совершение наступает как в соответствии с нормами международного уголовного права, так и в соответствии с нормами национального уголовного законодательства отдельных государств, но для эффективной борьбы с такими деяниями требуется международное сотрудничество в сфере противодействия преступности.

Таким образом, понятие «транснациональное преступление» охватывает широкий перечень преступлений, характеризующихся вышеуказанными чертами и включающих в себя как часть международных уголовных преступлений, так и часть преступлений международного характера.




ЗАКЛЮЧЕНИЕ


В международном праве нет единого определения «международных преступлений», однако содержатся определения основных категорий международных преступлений. Следует заметить, что очень часто в источниках международного права встречается понятие «преступление против мира и безопасности человечества», которое многие ученые и сама Комиссия международного права рассматривает как синонимичные.

На сей счет Комиссия международного права ООН в 1995 году «постановила не предлагать общего определения преступлений против мира и безопасности человечества». Она пришла к выводу, что «определение общих контуров концепции преступлений против мира, военных преступлений и преступлений против человечности, указанных в статье 6 Устава Нюрнбергского трибунала, должно стать результатом практики».

Так будем же исходить из доктринальных понятий международных преступлений и основных их классов, закрепленных законодательно.

К настоящему моменту в юридической науке (как мировой, так и российской) разработано и предложено много дефиниций международного преступления, проанализировав их, попытаемся сформулировать достаточно полное определение «международного преступления».

Международные преступления - это нарушения международных норм, влекущие за собой индивидуальную уголовную ответственность совершивших их лиц (в противоположность ответственности государства, представителями которого могут быть данные лица). Важнейшей особенностью международных преступлений следует считать их принципиальную подсудность суду любого государства, которое желает и имеет возможность осуществить в их отношении уголовное преследование. Это отличает их от обычных преступлений, преследование которых тесно связано с доктриной государственного суверенитета.

Важно выделить особые признаки, отличающие международные преступления от других нарушений международного права:

Во-первых, они охватывают как нарушения обычных международно-правовых норм, так и условий международных договоров;

Во-вторых, нарушаемые нормы должны быть направлены на защиту ценностей, которые рассматриваются в качестве важнейших всем международным сообществом, и, следовательно, связывают все государства и всех людей. Основные ценности закреплены в таких международных источниках как: Устав ООН 1945 г., Всеобщая декларация прав человека 1948 г., Европейская конвенция о правах человека 1950 г., два Международных пакта ООН о гражданских и политических и об экономических, социальных и культурных правах 1966 г. Женевские конвенции 1949 г. о защите жертв войны и два Дополнительных протокола к ним от 1977 г., Конвенция против пыток 1984 г. и другие.

В-третьих, международное сообщество имеет универсальный интерес в пресечении этих нарушений

Можно выделить основные признаки дефиниции международного преступления. Такие преступления:

совершаются физическими лицами;

являются грубыми нарушениями общепризнанных норм международного права, обязательных как для государств, так и для физических лиц, и нацеленных на защиту фундаментальных прав личности и (или) мирового правопорядка;

влекут за собой индивидуальную уголовную ответственность по международному праву;

как правило, прямо или косвенно поддерживаются государством либо совершаются при попустительстве или неспособности государства подавить данные преступления, что затрудняет или делает практически невозможным их уголовное преследование судами этого государства.

В международных и отечественных источниках установлены следующие категории международных преступлений:

преступления против человечности;

военные преступления;

геноцид;

преступления агрессии.

Данные категории зафиксированы в Римском уставе Международного уголовного суда от 17.07.1998 г., в уставе международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран ОСИ от 08.08.1945 г. и в проекте кодекса преступлений против мира и безопасности человечества, разработанный комиссией международного права ООН.

Кратко рассмотрим определения основных категорий международных преступлений и что к ним относится.

Действия, которые совершаются с целью уничтожить какую-либо национальную, этническую или религиозную группу, называются геноцидом. К геноциду относится: предотвращение деторождения, убийство членов группы, нанесение телесных повреждений, психическое воздействие на членов группы, ограничение условий нормальной жизнедеятельности.

Закрепление данного понятия мы найдем в ст.2 Конвенции о предупреждении преступления геноцида и наказания за него от 09.12.1948 г., ст.6 Римского статута (Устава) Международного уголовного суда от 17.07.1998 г.

К преступлениям против человечества относятся преступления совершенные в отношении гражданского населения, а именно: убийства, порабощение, ссылка и т.д., а также преследования по политическим, расовым или религиозным мотивам. Предусмотрены ст. 7 6 Римского статута (Устава) Международного уголовного суда от 17.07.1998 г., ст.6 Устава международного военного трибунала для суда и наказания главных военных преступников европейских стран ОСИ от 08.08.1945 г.

К военным преступлениям относятся нарушения законов войны, а именно: убийства, истязания или рабство в отношении гражданского населения оккупированной территории; в отношении военнопленных; убийства заложников; разрушение городов или деревень; ограбление и разорение общественной или частной собственности не оправданное военной необходимостью, и другие преступления, предусмотренные ст.8 Римского статута, ст.6 Устава Трибунала, Дополнительный протокол к Женевским конвенциям, от 12 августа 1949 года, касающийся защиты жертв международных вооруженных конфликтов (Протокол I).

Обратившись к основному Уголовному закону РФ, мы видим, что глава 34 Уголовного кодекса Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за ряд преступлений «против мира и безопасности человечества»:

Статья 353 предусматривает ответственность за планирование, подготовку, развязывание или ведение агрессивной войны;

Статья 354 - публичные призывы к развязыванию агрессивной войны;

Статья 356 - применение запрещенных средств и методов ведения войны;

Статья 357 - геноцид;

Статья 360 - нападения на лиц и учреждения, которые пользуются международной защитой;

Статья 356 - посвященная запрещенным средствам и методам ведения войны, по существу носит бланкетный характер, так как содержит ссылку на международные договоры Российской Федерации.

Терроризм предусмотрен в российском уголовном законодательстве только как обычное преступление (ст. 205-206 УК РФ). Пытка упоминается лишь в статье 302 УК РФ (принуждение к даче показаний), но не как самостоятельное преступление, а как отягчающее обстоятельство одного из внутригосударственных преступлений против правосудия. Преступления против человечности не криминализированы российским уголовным законодательством вообще.


СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ


Нормативные правовые акты:

1.Конвенции против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 г. // №40. Ст. 3882. СЗ РФ. 2004.

2.Конвенция о Пресечении Преступления Апартеида и Наказания за него, 30 ноября 1973 г.

.Конвенция о предупреждении преступления геноцида и наказании за него от 9 декабря 194 8 года // Ведомости Верховного Совета -№12. СССР. - 1954.

.Конвенция ООН по морскому праву 1982 г. // Действующее международное право. Т. 3. С. 322-474. М., 1997.

.Конвенция о борьбе с незаконными актами, направленными против безопасности морского судоходства, 1988 г // Международное публичное право. Сборник документов. С. 82-89. Т. 2. - М.: БЕК, 1996.

.Римский статут Международного уголовного суда. Международное публичное право: Сб. документов. С. 750. Т. 2. М.: Проспект, 2009.

7.Док. ООН S/RES/1844(2008). [Электронный ресурс]

8.Док. ООН S/RES/1816(2008). [Электронный ресурс]

9.Док. ООН S/RES/1838(2008). [Электронный ресурс]

Монографии, учебники, учебные пособия, комментарии:

1.Бекяшев К.А., Бекяшев Д.К. Международное публичное право: Сб. документов. Т. 2. Преамбула к Римскому статуту Международного уголовного суда. С. 750. М.: Проспект, 2009.

2.Сухарева А.Я. Большой юридический словарь. 3-е изд., С. 407. М.: ИНФРА-М, 2007.

.Галенская Л.Н. Правовые проблемы сотрудничества государств в борьбе с преступностью. С. 6. Л., 1978.

.Иванов Э.А. Отмывание денег и правовое регулирование борьбы с ним. С. 8. М., 1999.

.Кибальник А.Г., Соломоненко И.Г. Преступления против мира и безопасности человечества. Основополагающие документы международного права о преступлениях против мира и безопасности человечества. С. 277 - 278. СПб. Юридический центр Пресс, 2004.

.Лукашук И.И., Наумов А.В. Международное уголовное право. С. 320. М., 1999.

.Блатова Н.Т., Мелков Г.М. Международное право в документах: Учеб. пособие С. 459 - 460. М., 2000.

.Адельханян Р.А., Аминов Д.И., Боков А.В. и др.; Международное уголовное право и национальное уголовное право // Уголовное право. Практический курс. Учебно-практическое пособие / под общ. ред. Р.А. Адельханяна; под науч. ред. А.В. Наумова. 2 изд., С. 237 - 240. С. 135. М.: Волтерс Клувер, 2004.

.Номоконов В.А. Международное уголовное право. С. 5. Владивосток, 2001.

.Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка. С. 341. М., 1994.

.Панов В.П. Международное уголовное право: Учеб. пособие. С. 8. М., 1997.

.Рарога А.И. Российское уголовное право: В 2 т. Особенная часть. С. 874. 2009.

.Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Выпуск XI. С. 165 - 172. Москва, 1955.

.Толстых, B.JI. Международное право: практика применения. Консультативные заключения Международного Суда ООН. /B.JI. Толстых. - 167 с. М.: МЗ-Пресс, 2014.

.Трайнин А.Н. Защита мира и борьба с преступлениями против человечества: Избранные труды. СПб. Юридический центр Пресс, 2004.

.Тункин, Г.И. Теория международного права. Под общ. ред. проф. JI.H. Шестакова. - 416 с. М.: Издательство «Зерцало», 2010.

.Фельдман, Д.И. Система международного права /Д.И. Фельдман. Казань: изд-во Казанского университета, - 119 с. 1983.

.Фуркало, В.В. Международно-правовая защита гражданского населения в условиях вооруженных конфликтов / В.В. Фуркало. - 159 с. Киев: Наук, думка, 1986.

.Черниченко, С.В. Теория международного права. В 2-х томах. Том 1: Современные теоретические проблемы / С.В. Черниченко. -336 с. М.: «НИМП», 2009.

.Черниченко, С.В. Теория международного права. В 2-х томах. Том 2: Старые и новые теоретические проблемы / С.В. Черниченко. -531 с. М.: «НИМИ», 2009.

Научные статьи

1.Блищенко И.П., Фисенко М.В. Международный уголовный суд. М.: Закон и право; С. 157. ЮНИТИ, 2004.

2.Ромашев Ю.С. Концептуальная модель преступлений международного характера, совершаемых на море // Государство и право. №12. С. 66-67. 1999.

.Тиунов, О.И. Международно-правовые стандарты прав человека: развитие и характерные черты / О.И. Тиунов // Российский юридический журнал №4. - С. 41-49. 2011.

.Тиунов, О.И. Решения Конституционного Суда РФ и международное право / О.И. Тиунов // Российская юстиция №10. - С. 14-16. 2011.

.Толстик, В.А. К вопросу о самоисполнимых и несамоисполнимых нормах международных договоров Российской Федерации / В.А. Толстик // Юрист №10.С. 71-75. 2010.

.Толстых, B.JI. Проблемы применения международного гуманитарного нрава / B.JI. Толстых // Российский ежегодник международного права. Специальный выпуск. Социально-коммерческая фирма «Россия-Нева». - С. 157-160. СПб. 2010.

.Трикоз Е.Н. Начало деятельности Международного уголовного суда: состояние и перспективы // Журнал российского права. №3. 2005.

.Тузмухамедов, Б.Р. Имплементация международного гуманитарного права в Российской Федерации / Б.Р. Тузмухамедов // Международный журнал красного креста. Сборник статей. С. 177-190. 2013.

.Тузмухамедов, Б.Р. Некоторые правовые проблемы операций по поддержанию мира (взгляд исследователя с практическим опытом) /Б.Р. Тузмухамедов // Московский журнал международного права №1 - С. 70-72. 2009.

.Тузмухамедов, Б.Р. Римский Статут Международного уголовного суда: возможные вопросы конституционности /Б.Р. Тузмухамедов //Московский журнал международного права. - №2. - С. 165-173. 2012.

.Тузмухамедов, Р.А. «Третье поколение прав человека» и права народов / Р.А. Тузмухамедов //Советское государство и право. - №11 - С. 106113. 1986.

.Тузмухамедов, Р.Л. Гуманизация международного права (Ко второй годовщине Делийской декларации 1986 г.) / Р.Л. Тузмухамедов //Советское государство и право. -К» 11. - С. 114-122. 1988.

.Усенко, Е.Т. Соотношение и взаимодействие международного и национального права, и Российская Конституция / Е.Т. Усенко //Московский журнал международного права. - ЛЪ 2. - С. 13-28. 2010.

.Чудинов, А.И. Некоторые проблемы защиты культурных ценностей в случае вооруженного конфликта / А.И. Чудинов // Российский ежегодник международного права. Специальный выпуск. Социально-коммерческая фирма «Россия-Нева». - С. 121-123. СПб, 2010.

.Эмблема. История и современность. Сборник статей и документов. - 160 с. Москва: МККК, 2008.

16.Трунцевский, Ю.В. Военные преступления: международное и внутригосударственное уголовное право / Ю.В. Трунцевский // Распространение знаний о международном гуманитарном нраве. Материалы международной конференции. С. 153-163. Казань, 2014.

Авторефераты диссертаций:

1.Кибальник А.Г. Влияние международного уголовного права на российское уголовное право: автореф. дис. ... докт. юрид. наук. С. 26. М., 2003.

2.Цепелев В.Ф. Уголовно-правовые, криминологические и организационные аспекты международного сотрудничества в борьбе с преступностью: дис. ... докт. юрид. наук. С. 208. М., 2001.

.Чиков, П.В. Военные санкции в международном праве: Автореф. дис. … канд. юрид. наук / П.В. Чиков, 26 с. Казань, 2013.