Тема: Тема России в лирике Блока

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    27,89 Кб
Тема России в лирике Блока
Тема России в лирике Блока
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!














Тема России в лирике Блока

Содержание

Введение

. Александр Блок как поэт-патриот

. Обращение к теме исторического прошлого России

. Образ России в лирических стихотворениях Блока. Уход от мистического толкования темы (сборник "Родина")

. Историческая миссия России в оценке поэта (поэма "Скифы")

. Единство тем Родины и революции

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Александр Александрович Блок творил и жил на рубеже двух столетий. Это был по праву последний великий поэт старой России, и вместе с тем с его именем связано открытие первой страницы в истории советской и русской поэзии.

Время с 1908 по 1915 г.г. - мрачная полоса в жизни Блока. Прекрасная Дама ушла, а без неё пустота. «Ты отошла, и я в пустыне», - таково с той поры постоянное его чувство. «Жизнь пуста…»

И одно ему осталось в пустоте - это смех, тот кощунственный смех над любовью и верой, которым он смеялся ещё в «Балаганчике». Этот смех есть смерть. Блок неустанно твердит, что он мёртвый. Даже любовь была бессильна воскресить, потому что, если любовь не ведёт к небесам, она смерть и тоска.

Теперь ему не нужно никаких возлюбленных, любая трёхрублёвая дева уведёт за малую плату в звёздную родину, ибо другого пути к очарованному берегу нет. Пусть не лучезарная, а ночная и земная, лишь бы унесла от земли. Так, без Бога и без людей, без неба и земли он остался один в пустоте - только со страхом и смехом.

Но ещё в 1906 г., в пору «Балаганчика» и «Незнакомки», он смутно почувствовал, что есть такая святыня, которая только тем и свята, что в ней никакого благолепия, а вся она боль и тоска. Эта святыня - Россия. В письме к К. С. Станиславскому (1908 г.) А Блок писал: «Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь. Все ярче сознаю, что это- первейший вопрос, самый жизненный, самый реальный. К нему-то я подхожу давно, с начала своей сознательной жизни»..

Он не просто любит свою страну, ее природу, народ, он пытается разгадать душу России, понять ее настоящее и определить будущее.

Внимание Блока сосредоточивается на судьбе простого народа, на взаимоотношениях интеллигенции и народа. Для Блока Россия оставалась тайной, но тайной манящей и незабываемой. Все его стихи того времени - влечение к Родине, ее болям и радостям, к ее светлой и нищей красоте:

блок поэт стихотворение лирический

Россия, нищая Россия,

Мне избы черные твои,

Твои мне песни ветровые -

Как слезы первые любви.

Цель работы: показать историю и значение образа России в творчестве Блока. Для достижения цели необходимо решить следующие задачи: проследить, как же создаётся образ Родины Блоком, выявить основные мотивы, символы и другие образы, особенность поэтического строя блоковской лирики.

1. Александр Блок как поэт-патриот

Александр Александрович Блок вошел в историю русской литературы как выдающийся поэт-лирик. Его творчество протекало в эпоху больших социальных потрясений, завершившихся на глазах поэта крушением старого мира.

За двадцать с лишним лет творческой деятельности Блок претерпел сложную эволюцию. Он шел трудным, извилистым путем. Связь поэта с лучшими освободительными традициями русской классической поэзии - традициями Пушкина, Лермонтова, Некрасова - помогла ему преодолеть антиобщественные начала символизма и стать поэтом-гражданином. Начав свой поэтический путь книгой мистических стихов о Прекрасной Даме, Блок завершил его грозным проклятием старому миру, прозвучавшим с большой силой в замечательной поэме "Двенадцать".

Основные темы творчества Блока в период после революции 1905 года глубоко значительны, всем им он сумел дать полное и искреннее выражение. Это - тема родины, народа, России. Это - тема революции в широком смысле слова. Это тема, которую мы назовем темой критики общественного строя, и, наконец, широкая гуманистическая тема человека.

Стихотворение «Русь» - одно из первых, посвящённых России. «Этой теме я сознательно и бесповоротно посвящаю жизнь», - писал Блок. Стремясь постигнуть дух России, поэт в воображении охватывает единым взором старую Русь с её древними поверьями, сказками, ворожеями, с её метелями и нечистой силой в «снеговых столбах», с богомольцами и странниками, которые ходили с посохом - клюкой. Когда перед мысленным взором поэта прошли эти картины и герои, когда открылась ему и была пережита им эта поэзия древнего мироощущения, ещё живого в России ХХ века, поэт вправе воскликнуть:

Так - я познал в моей дремоте

Страны родимой нищету,

И в лоскутах её лохмотий

Души скрываю наготу.

Следующие строфы - как исповедь и как попытка переосмыслить весь свой предыдущий жизненный путь и всю систему личных и всех духовных отношений. Именно Русь спасла поэта от потери духовной чистоты.

. Обращение к теме исторического прошлого России

Цикл "На поле Куликовом" - высшее поэтическое достижение Блока 1907 - 1908 гг. Пронзительное чувство родины соседствует здесь с особого рода "лирическим историзмом", способностью увидеть в прошлом России свое - интимно близкое - сегодняшнее и вечное. Для блоковского художественного метода этих и дальнейших лет примечательны и попытки преодолеть символизм и глубинная связь с основами символистского видения мира.

Сюжет цикла "На поле Куликовом" имеет историческую основу - вековое противостояние Руси татаро-монгольскому нашествию. Лиро-эпический сюжет совмещает конкретно историческую событийную канву: битвы, военные походы, картину овеянной пожарищем родной земли - и цепь переживаний лирического героя, способного осмыслить весь многовековой исторический путь Руси. Цикл создан в 1908 году. Это время реакции после поражения революции 1905 года.

Обращение поэта к исторической теме не случайно. Еще до Блока к этой теме не раз обращались такие великие писатели, как А.С. Пушкин и М.Ю. Лермонтов, Ф.И. Тютчев и Н.А. Некрасов. Поэт продолжает эти традиции. Обращаясь к истории русской земли, он ищет аналогии с современной ему действительности. В прошлом он пытается найти истоки русского национального характера, причины выбора исторического пути России. Прошлое дает ему возможность размышления о настоящем и будущем родной земли.

Поэтический цикл Блока "На поле Куликовом" - это как некое напоминание о подвиге, который когда-то был воплощен в борьбе света с тьмой. Основная цель этой борьбы было преодоление темного хауса ради освобождения и счастья нашей родины. В самом цикле "На поле Куликовом" поэт сумел объединить и напряженное чувство, беспокойство за судьбу России и широту глубоких, мягких раздумий, которые как бы растворяются в голосе самой истории страны. В 1912 году в первом собрании своих стихотворений Блок писал: "Куликовская битва" принадлежит, по убеждению автора, к символическим событиям русской истории. Таким событием суждено возвращение. Разгадка их еще впереди".

В цикле "На поле Куликовом" Блок старается осмыслить русскую историю, но не как сторонний наблюдатель или беспристрастный летописец, а как соучастник. Поэт органически сливается со своим лирическим героем. Трудно понять, где автор говорит от себя, где от имени лирического героя. История начинает говорить голосом поэзии. У России такое великое прошлое и такое огромное будущее, что захватывает дух:

Наш путь - степной, наш путь - в тоске безбрежной,

В твоей тоске, о, Русь!

И даже мглы - ночной и зарубежной -

Я не боюсь.

Цикл "На поле Куликовом" разделен на пять глав. В первом стихотворении этого цикла встает тема пути, раскрывающаяся в двух планах: временном и пространственном. Изображение исторического пути России представляет нам временной план:

В степном дыму блеснет святое знамя

И ханской сабли сталь.

И вечный бой! Покой нам только снится

Именно в прошлом поэт ищет животворную силу, позволяющую Руси не бояться "мглы - ночной и зарубежной", скрывающей ее долгий путь. Эта сила в вечном движении, для нее характерно отсутствие покоя. Так появляется образ Родины - "степной кобылицы", несущейся вскачь. Степная кобылица воплощает в себе и скифские истоки, и вечное движение. Поиски будущего у А. Блока трагичны. Страдание - плата за движение вперед, поэтому путь Родины лежит через боль:

Наш путь стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Сочетание временного плана с пространственным, придает стихотворению особый динамизм. Россия никогда не застынет в мертвенной неподвижности, ее вечно будут сопровождать перемены:

И нет конца!

Мелькают версты, кручи…

Широкая, ровная степь кажется безграничной. А между тем это - не лесная и луговая Русь, строгая северная царевна других стихов Блока ("Россия"). Это - поле битвы. Но пока, перед битвой, раздумья поэта текут широким потоком, где слились воедино скорбь, и гордость, и предчувствие перемен:

О, Русь моя! Жена моя! До боли

Нам ясен долгий путь!

Наш путь - стрелой татарской древней воли

Пронзил нам грудь.

Здесь у поэта появляется прекрасный образ России - жены, молодой и горячо любимой женщины. Однако в этом нет поэтической вольности, есть высшая степень единения лирического героя с Россией, особенно если учесть смысловой ореол, данный слову "жена" символистской поэзией. В ней он восходит к евангельской традиции, к образу величавой жены. Он хочет понять источник силы и стойкости России, от этого не слабеет, а лишь укрепляется сыновняя привязанность к Родине. В этом проявляется влияние В. Соловьева, благодаря которому в творчество А. Блока проникает образ вечной женственности, узнаваемый и мистический одновременно. Не случайно к пятому стихотворению цикла автор выбрал эпиграф из стихотворения В. Соловьева. В финале же первого стихотворения возникает романтический образ степной кобылицы, которая мчится на фоне кровавого заката. Он также связан с темой России, устремленной в будущее. Слова "степь", "степной" подчеркивают просторы родной земли.

Начинается бой, которому не видно конца:

И вечный бой! Покой нам только снится

Сквозь кровь и пыль.

Летит, летит степная кобылица

И мнет ковыль.

Это - борьба не только с нашествием, это борьба с тем темным, рабским следом в душах, который оно оставило. И летящая вдаль степная кобылица - воля и вольница, которую нелегко взнуздать, укротить, направить в мирное русло. Здесь одновременно сливаются в одно и гордость, и скорбь, и предчувствие важных и великих перемен, событий, которых с радостью ожидает вся Россия:

Пусть ночь. Домчимся. Озарим кострами

Степную даль.

В степном дыму блеснет святое знамя

И ханской сабли сталь.

Во втором стихотворении цикла чувствуется готовность воина давних времен любой ценой отстоять свою землю. В облике воина рати Дмитрия Донского поэт видит воплощение бессмертного духа и непреклонного мужества русских людей, грозных в своем гневе. Блок описывает и тревогу, и сомнение, и предчувствие, что этот бой - первый из тех, которые еще предстоят.

Лирический герой этого цикла - безымянный древнерусский воин Дмитрия Донского. Образ лирического героя сливается с образом защитника Родины. Он патриот родной страны, борец за ее свободу. Герой, понимая, что битва тяжела, что он "не первый воин, не последний", готов "за святое дело мертвым лечь". Там же звучит неприкрытая горечь: "Долго будет родина больна". Особую роль в развитии патриотической темы в данном цикле приобретает древнерусская тононимика: Непрядва, Дон, поле Куликово. К традициям древнерусской литературы (к "Слову о полку Игореве", "Задонщине") восходит в произведении создание образов природного мира (пригнулись к земле ковыли, грустят стога, лебеди кричат, татарским станом слышен орлий клекот).

В третьем стихотворении образ Родины - это образ жены, матери, светлой Богородицы, которая охраняет все живущее.

Здесь слились и русская неяркая природа с ее туманами и тишиной, и религиозно-сказочное восприятие поэтом русской культуры, и трагическое прозрение исторической судьбы России.

Поэт уверен, Россию охраняет некая сила, она невидима, но ощутима. Благодаря этому заступничеству страна поднимается из пепла, как птица Феникс.

И когда, наутро, тучей черной

Двинулась орда,

Был в щите Твой лик нерукотворный

Светел навсегда.

Четвертое стихотворение ("Опять с вековою тоскою") выводит нас в современность, наталкивая на мысли о народе и интеллигенции:

И я с вековою тоскою,

Как волк под ущербной луной,

Не знаю, что делать с собою,

Куда мне лететь за тобой!

Раздумья и распутья Блока связаны с тем, что поэт должен выбрать - на чьей он стороне: народа или власти, которая этот народ презирает и угнетает. Именно такое толкование позиции интеллигенции дает сам Блок в статье "Народ и интеллигенция", написанной в том же 1908 году.

Пятое, заключительное, стихотворение в структуре цикла имеет значение первостепенное: здесь - взгляд в будущее, чреватое и "мглою бед неотразимых" (как сказано в эпиграфе, взятом из Вл. Соловьева), и решающими битвами за Россию, до времени придавленную реакцией.

Опять над полем Куликовым

Взошла и расточилась мгла,

И словно облаком суровым

Грядущий день заволокла.

За тишиною непробудной,

За разливающейся мглой

Не слышно грома битвы чудной,

Не видно молньи боевой.

Но узнаю тебя, начало

Высоких и мятежных дней!

Над вражьим станом, как бывало,

И плеск и трубы лебедей.

Не может сердце жить покоем,

Недаром тучи собрались.

Доспех тяжел, как перед боем.

Теперь твой час настал. - Молись!

Какое реальное содержание вкладывал Блок в понятие будущего, видно из его письма к В. Розанову (20 февраля 1909 года). Великой русской литературой и общественной мыслью завещана "огромная концепция живой, могучей и юной России". Она охватывает и мужика с его думой "все об одном", и "юного революционера с пылающим правдой лицом", вообще все грозовое, насыщенное электричеством. "Если есть чем жить, то только этим. И если где такая Россия "мужает", то уж, конечно, - только в сердце русской революции… С этой грозой никакой громоотвод не сладит".

Блок мысленно стоит перед грядущей революцией, понимает ее неизбежность и неизбежность выбора: на чьей стороне стоять. Как известно, поэт в решающую минуту выбрал сторону народа, невзирая на кровь и жестокость. И шел по этому пути до конца.

Цикл стихов "На поле Куликовом" - не только напоминание о давнем подвиге русских воинов, о битве света с тьмой, добра со злом, но и утверждение вечности этой битвы.

В цикле большую роль играет контраст (покоя и движения, темного и светлого начал, добра и зла). Однако татаро-монгольское иго будет свергнуто, ибо на стороне Руси - святость ("святое знамя", "лик нерукотворный"). В последнем стихотворении цикла автор рассуждает о грядущем дне. Появляется мотив цикличности в развитии исторических событий ("Опять над полем Куликовым Взошла и расточилась мгла"). А поэтичная блоковская фраза "Но узнаю тебя, начало Высоких и мятежных дней" обращено уже не к далекой истории, а к современности.

Цикл "На поле Куликовом" выдержан в логической последовательности, стихотворениям этого цикла характерны одни мотивы (которые в каждом стихотворении по-разному трактуются), лирический герой проходит в этом цикле определенный путь к окончательному пониманию единства своей судьбы с судьбой России (не случайно: "не может сердце жить покоем" - лирический герой понял это не только разумом, но и сердцем, т.е. всем своим существом). Важно, что в этом цикле Блок говорит "Русь" (а не "Россия"), ибо это не только следование историческим реалиям.

Таким образом, цикл "На поле Куликовом" можно воспринимать не только как произведение о славных и мятежных страницах русской истории, но и как своеобразный опыт исторического предвидения. Становится понятным, что Куликовская битва интересует писателя, прежде всего, как знаковое, поворотное событие русской истории. Автор проводит параллели между событиями давно прошедшими и современными, его герой находит себя в битве за спасение Отечества.

Для писателя значение Куликовской битвы было не военным или политическим, а именно духовным. Блок верит в будущее России и в будущее русского народа, и это главная тема в цикле "На поле Куликовом".

. Образ России в лирических стихотворениях Блока. (Сборник "Родина")

В 1915 году выходит в свет книга Блока с названием "Стихи о России". В лирическом трехтомнике, который автор назвал "романом в стихах", есть цикл "Родина", который объединял написанное с 1907 по 1916 год. Никто до Блока не сказал таких пронзительно-щемящих слов о родине, которые хранятся в душе каждого русского человека: "Родина - это огромное, родное, дышащее существо, подобное человеку, но бесконечно более уютное, ласковое, беспомощное, чем отдельный человек".

Цикл "Родина" - вершина третьего тома лирики Блока. Смысловое ядро цикла составляют стихи, посвященные непосредственно России. О своей неразрывной связи с Родиной, с ее во многом темной и трудной судьбой поэт говорит в стихотворении "Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?"

Русь моя, жизнь моя, вместе ль нам маяться?

Царь, да Сибирь, да Ермак, да тюрьма!

Эх, не пора ль разлучиться, раскаяться.

Вольному сердцу на что твоя тьма?

Возникающий в последней строфе символический образ -

Тихое, долгое, красное зарево

Каждую ночь над становьем твоим.

Что же молчишь ты, сонное марево?

Вольным играешься духом моим?

предвестие грядущих перемен.

За море Чёрное, за море Белое

В чёрные ночи и в белые дни

Дико глядится лицо онемелое,

Очи татарские мечут огни.

Поэт нарисовал оформленное безумным давлением времени "лицо онемелое", которое "дико глядится" - "в черные ночи и белые дни". Здесь запечатлена повторяющаяся страница национальной истории, присутствие в современности глубинных истоков прошлого. Две краски доминируют - черная и белая. Дикость, варварская неразвитость мешают ритму исторического пути, но здесь жизнь, поэтому поэт стремится стать участником этого трудного ритма: "…вместе ль нам маяться?". Качание маятника и маяться - здесь однокоренные слова, хотя значение страдания остается в этом "маяться", но и движение времени означает ритм пути.

"Родина" для Блока - понятие настолько широкое, что он посчитал возможным включить в цикл и стихотворения сугубо интимные ("Посещение", "Дым от костра струею сизой.", "Приближается звук. И покорна щемящему звуку. "), и стихотворения, прямым образом связанные с проблематикой "страшного мира" ("Грешить бесстыдно, непробудно.", "На железной дороге").

Созданный А. Блоком страшный мир - это тоже Россия, и высшее мужество поэта не в том, чтобы не видеть этого, а в том, чтобы видеть и принять, полюбить свою страну даже в таком неприглядном обличье. Сам А. Блок предельно открыто выразил эту свою, любовь-ненависть в стихотворении "Грешить бесстыдно, непробудно" (1914 г.). В нем возникает крайне отвратительный, безмерно отталкивающий облик человека бездуховного, лавочника, вся жизнь которого - это беспробудный сон духа, даже покаяние его лишь минутно. Подавая грошик в церкви, он тут же, вернувшись, обманывает на этот грош своего ближнего. Моментами стихотворение звучит почти как сатира. Герой его обретает черты символические. И тем неожиданнее и сильнее звучит финал стихотворения:

Да, и такой, моя Россия,

Ты всех краев дороже мне.

В стихах Блока о Родине все чаще ощущаются некрасовские настроения. Одно из самых ярких - "На железной дороге" (1910). Здесь проводятся параллели с "Тройкой" Некрасова. В центре обоих произведений - мотив ожидания счастья, связанный с дорогой. И все же "На железной дроге" - истинно "блоковский" стих. Некрасов пишет о судьбе женской, об обреченности женской красоты, о тяжкой доле крестьянки. У Блока судьба молодой красивой девушки кончается ее гибелью. Невозможность иного исхода обозначена явно: "Давно уж сердце вынуто". Она "раздавлена" жизнью ("любовью, грязью или колесами"), и смерть для нее предпочтительнее смирения. Стихотворение приобретает высокое трагическое звучание. Причина трагедии - в социальных контрастах жизни: у "сытых" - довольство, роскошь; у бедных - темнота, грязь, смерть. Голодная, нищая Россия, едущая в "зеленых" вагонах, поет и плачет. Боль и страдание родины дороги и близки поэту. В портрете героини ("в цветном платке, на косы брошенном, красивая и молодая…") проглядывает один из ликов блоковской России в котором изображен емкий образ страны.

В постоянстве, длительности и страстности поиска обобщенного образа России, пожалуй, некого поставить рядом с Некрасовым и Блоком, но Блок идет дальше Некрасова. Он подходит к теме России с высоты новой эпохи, он видит ее сквозь призму времени - своего времени. Некрасов "помогал" Блоку, но полностью удовлетворить его уже не мог. В творчестве Блока девятнадцатый век вообще пережил свое второе рождение, и это было именно рождение, т.е. новое возникновение, воспроизведение, но на основе личного переосмысления. Он одновременно и видит родину - Россию "в едином лице" "матери, сестры и жены", т.е. Мадонны, пресвятой девы, и ожидает от нее самых страшных разрушительных действий.

В последних произведения сборника "Родина" появляется новая нота, связанная с тем, что в судьбе страны наступил поворот, началась война 1914 года, все яснее звучат в стихах поэта мотивы будущей трагической судьбы России. Это ощущается в стихотворениях "Петроградское небо мутилось дождем.", "Я не предал белое знамя.", "Коршун".

Завершает цикл стихотворение "Коршун" (1916), где сосредоточены все ведущие мотивы, прозвучавшие в цикле. Тут и приметы неброской российской природы, и напоминание о подневольной судьбе русского человека, и вехи отечественной истории, и обобщенный образ родины. А коршун - символ тех зловещих сил, которые тяготеют над Россией. В конце стихотворения автор ставит вопросы, которые обращает и к себе, и к читателям, и, быть может, к самой Истории как активный призыв к действию:

Идут века, шумит война,

Встает мятеж, горят деревни.

А ты все та ж, моя страна,

В красе заплаканной и древней. -

Доколе матери тужить?


Блок был одним из тех поэтов, кто чутко улавливал приближение социальных бурь, способных нарушить "сонный" быт России. Они не пугали его, напротив, в них ему виделась новая "звезда Вифлеема" (Я не предал белое знамя…"). Вслед за Н.А. Некрасовым А. Блок полагал, что они призваны "расплескать" "чашу народного горя" ("Душно! Без счастья и воли…", 1868), прогнать "коршуна", кружащего над "заплаканной" страной.

Таким образом, в годы политической и общественной реакции, после поражения первой русской революции, когда буржуазная литература переживала время застоя и упадка, когда подавляющее большинство буржуазных писателей, вчерашних союзников революции, отшатнулось от борьбы за свободу и изменило благородным традициям передовой общественной мысли и литературы, в это тяжёлое время А. Блок занимал особую и, в высшей степени, достойную позицию. Разочаровавшись в своих прежних исканиях, он настойчиво ищет новые пути.

Обращение к "теме о России" имело для творческой эволюции Блока большое значение как поиск выхода из периода "антитезы" (периода "уклонений, падений, сомнений, покаяний"), как возвращение к этическим традициям русской литературы. Из мира бесплотной мечты фантазии он окончательно переходит в мир действительности, который одновременно и влечет, и страшит его.

Блок переживал поражение революции 1905 года, но не утратил чувство будущего: временное торжество реакции он правильно оценил как "случайную победу" палачей народа и предупредил наступление ещё более грозных и величественных событий. Главной темой Блока - и в художественном творчестве, и в публицистике становится Россия.

В самое глухое время реакции у А. Блока складывается представление о "живой, могучей и юной России", которая "мужает" в "сердце русской революции". Обращение поэта к теме Родины, ее исторического пути, ее грядущей судьбы было связано для него именно с переживанием подъема и поражения первой русской революции. В стихотворении "Осенняя воля" (1905) уже звучал основной тон будущей патриотической лирики Блока: "Приюти ты в далях необъятных, Как и жить и плакать без тебя!" - восклицал он, обращаясь к России. Он говорил о Родине с бесконечной любовью, с проникновенной нежностью, с щемящей болью и светлой надеждой. Сквозь бытовой, нищий облик Родины поэт видит ее идеальную и неизменную ("ты все та же") сущность.

В образе России, каким он предстает в разных стихах Блока, отразилась вся динамика блоковского развития. В стихотворении "Русь" (1906) Россия представляется ему еще сказочной и таинственной страной. Но постепенно картины сказочного фольклора уступают место иным картинам России тогдашней: нищей, страдающей, богомольной и одновременно разбойной, могучей и вольной. Блоку тем и дорога эта Россия, что в ней "и невозможное возможно".

Широкая, многоцветная, полная жизни и движения картина родной земли "в красе заплаканной и древней" слагается в стихах Блока. Необъятные русские дали, бесконечные дороги, полноводные реки, скудная глина размытых обрывов и пылающие рябины, буйные вьюги и метелицы, кровавые закаты; горящие села, бешеные тройки, серые избы, расхлябанные колеи дорог, тревожные крики лебедей и плач журавлиной стаи, поезда и станционные платформы, фабричные трубы и гудки, пожар войны, солдатские эшелоны, песни и братские могилы. Такой была для дооктябрьского Блока Россия.

. Историческая миссия России в оценке поэта (поэма "Скифы")

Через все творчество Блока красной нитью проходят его размышления об исторических судьбах России, о будущем его "роковой, родной страны!" Революцию Блок принял как избавление от "старого мира", "страшного мира", как "великое возрождение под знаком мужественности и воли. В поэме "Скифы", написанной вслед за "Двенадцатью", Блок снова обратился к волновавшему его вопросу об исторических судьбах и задачах России. Теперь он решил этот вопрос применительно уже к новой, Советской России, понимая ее как оплот мира и братства народов, как средоточие всего лучшего и ценного, что было создано человечеством за всю его историю. Написанная в решающие для революции дни, когда империалисты начали крестовый поход против юной Советской России, революционно-патриотическая ода Блока прозвучала одновременно и как грозное предупреждение старому миру, и как страстный призыв ко всем людям доброй воли покончить с "ужасами войны" и сойтись на светлый "братский пир труда и мира". Вместе с тем ода "Скифы" продолжает давнюю традицию русских классиков, неоднократно обращавшихся к теме путей и судеб России, ее роли в цивилизованном мире. Это традиция Пушкина, Лермонтова, Некрасова, Тютчева, Брюсова. Так, в стихотворении Брюсова "Старый вопрос" герой размышляет о том, "кто мы в этой старой Европе?". Во многом этому произведению созвучны и "Скифы". Однако Блок поставил этот вопрос уже в новой исторической обстановке, по-новому. Иванов-Разумник истолковал главную мысль этого стихотворения достаточно точно: "Россия - со знаменем социальной революции, Европа - под знаком либеральной культуры: встреча эта может оказаться смертельной".

Блок вместе с несколькими единомышленниками выдвинул идею "скифства" в период гражданской войны. Позже она нашла последователей, в первую очередь в эмиграции, и получила название "евразийства". Вслед за В. Соловьевым "скифы" показали, что у русского народа свой особый путь в мировой истории, отличный от путей и европейских, и азиатских народов, поскольку Россия находится и в Европе, и в Азии. Судьба русского народа - объединить весь мир в едином братстве. Как видим, теургические мечты в новом облике Блок пронес через всю его жизнь.

Зерно философско-исторической идеи "Скифов" содержится в дневниковой записи Блока от 11 января 1918 года, которая представляет собою непосредственный отклик на происходившее в Брест-Литовске. Но вот что особенно примечательно: Блок имеет в виду не столько немцев, сколько союзников бывшей России, активно противостоящих мирной инициативе России новой. Вот главное из этой важной записи: "Результат" брестских переговоров (т.е. никакого результата, по словам "Новой жизни", которая на большевиков негодует). Никакого - хорошо-с. Но позор 3 1/2 лет ("война", "патриотизм") надо смыть.

Тычь, тычь в карту, рвань немецкая, подлый буржуй. Артачься, Англия и Франция. Мы свою историческую миссию выполним. Если вы хоть "демократическим миром" не смоете позор вашего военного патриотизма, если нашу революцию погубите, значит, вы уже не арийцы больше. И мы широко откроем ворота на Восток. Мы на вас смотрели глазами арийцев, пока у вас было лицо.

А на морду вашу мы взглянем нашим косящим, лукавым, быстрым взглядом; мы скинемся азиатами, и на вас прольется Восток. Ваши шкуры пойдут на китайские тамбурины. Опозоривший себя, так изолгавшийся, - уже не ариец. Мы - варвары? Хорошо же. Мы и покажем вам, что такое варвары. И наш жестокий ответ, страшный ответ - будет единственно достойным человека". В конце записано: "Европа (ее тема) - искусство и смерть. Россия - жизнь". Блок придал своей теме широчайший разворот и в отвлеченно-утопическое представление о мировом конфликте вложил совершенно конкретный социально-исторический смысл.

В эпиграфе - слова Соловьева о панмоголизме. Ими Блок утверждает особое место России в мире, считает ее переходным звеном между Западом и Востоком, звеном, которое смягчает противоречия. Два мира сошлись здесь лицом к лицу: жадный, одряхлевший, обреченный, но все еще кующий оружие буржуазный Запад, глухой к голосу стихии ("И дикой сказкой был для вас провал и Лиссабона и Мессины!"), забывший, что такое любовь, которая "и жжет и губит", - и молодая, полная кипящих жизненных, творческих сил революционная Россия, вставшая на защиту человечества и человечности и предъявляющая законные наследные права на все живое, непреходящее, что создано мировой культурой. Вслед за Достоевским Блок утверждает всечеловеческий гений России. Стихотворение "Скифы" начинается почти чеканно, с резкого противопоставления "вас" и "нас":

Мильоны - вас. Нас - тьмы, и тьмы, и тьмы.

Попробуйте, сразитесь с нами!

Да, скифы - мы! Да, азиаты - мы,

С раскосыми и жадными очами!

"Тьмы" противопоставляются "мильонам". Речь идёт об общей судьбе разных народов на огромном евразийском континенте. Вот как ёмко характеризуется их взаимосвязь:

Для вас - века, для нас - единый час.

Мы, как послушные холопы,

Держали щит меж двух враждебных рас

Монголов и Европы!

Антиномия уходящей и новой культуры здесь раскрыта в виде противопоставления буржуазного Запада и революционной России. "Запад - мир цивилизации", рационализма, рассудка, неспособного на губительные и творческие страсти. Они присущи России, царству культуры первозданно дикой, но яркой, героической:

Да, так любить, как любит наша кровь,

Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,

Которая и жжет и губит!

В "Скифах" Блок видит Россию в прошлом щитом "меж двух враждебных рас", страной, чьи богатства грабились в течение долгих веков ("копя и плавя наши перлы"). Это страна, которая способна любить и ненавидеть, способна отстоять себя в веках, способна стать оплотом всего лучшего, что было создано человечеством. Это страна - сфинкс, загадочный и непонятный для старого мира, противоречивый и многогранный.

Сущность и миссия "России - Сфинкса" - в ее готовности синтезировать, унаследовать все великие завоевания "премудрой" Европы, соединить их с пламенной героикой скифства. Эта же миссия имела и другую сторону - оградить Европу от слепых стихий разрушения.

По Блоку, к России нужно относиться с уважением, иначе случится мировая катастрофа. Но и этого Россия не боится, она мощна и сильна, у нее "азиатская рожа":

А если нет - нам нечего терять,

И нам доступно вероломство!

Века, века вас будет проклинать

Больное позднее потомство!

Для Блока послереволюционная Россия стала центром притяжения мировых сил. Отсюда предвидение возмездия, которое свершится, если Европа посягнёт на Россию.

Россия - Сфинкс. Ликуя и скорбя,

И обливаясь чёрной кровью,

Она глядит, глядит, глядит в тебя,

И с ненавистью, и с любовью!

За этой строфой идёт центральная часть стихотворения:

Да, так любить, как любит наша кровь,

Никто из вас давно не любит!

Забыли вы, что в мире есть любовь,

Которая и жжёт, и губит!

Идея объединения новой, молодой России с народами древней Европы звучит в гражданской патетике "Скифов". Мысль о всемирной отзывчивости русского народа, о его способности понять, почувствовать чуждую, иноплеменную культуру как свою, как общечеловеческую - эта мысль, встречающаяся у многих русских писателей XIX века, пронизывает блоковскую революционную оду:

Мы любим все - и жар холодных числ,

И дар божественных видений.

Нам внятно все - и острый галльский смысл,

И сумрачный германский гений.

Мы помним все - парижских улиц ад.

И венецьянские прохлады,

Лимонных рощ далекий аромат,

И Кельна дымные громады.

От имени этой России, с верой в ее непобедимость и мировое назначение, поэт обратился одновременно и с грозным предупреждением - к врагам русской революции:

Вот - срок настал. Крылами бьет беда,

И каждый день обиды множит,

И день придет - не будет и следа

От ваших Пестумов, быть может! -

и со страстным призывом к единению - ко всем людям доброй воли:

В последний раз - опомнись, старый мир!

На братский пир труда и мира,

В последний раз на светлый братский пир

Сзывает варварская лира!

Заканчивается стихотворение патриотическим и гуманистическим призывом: "В последний раз - опомнись, старый мир!".

"Скифы" явились последним словом, которое сказала русская поэзия дооктябрьской эры. И это было слово новой исторической правды, рожденной Октябрем, - слово воинствующего революционного гуманизма и интернационализма.

Таким образом, в "Скифах" Блок подводит итог всей теме "Родина". Здесь любовь к Родине достигает наивысшего значения. Здесь он переводит на бумагу все свои чувства относительно России. Он говорит о мощи русского языка, силе национального мышления, своеобразии русского фольклора. Но это не только итог лирики о России, это итог своему творчеству, своей жизни. Здесь Блок как бы говорит: жить не бессмысленно, если есть Россия. Стихотворение "Скифы" пророческое. Именно в нем были предсказаны мировые события начала XIX века. В "Скифах" показано третье положение России: не сонно-прекрасная, не боевая, она нейтральная. И, наверное, можно верить в то, что будет Россия прекрасна без грязи, войны, а мирная, такая, в которой можно жить, не удивляясь, как так можно жить, которую можно уважать.

. Единство тем родины и революции

После значительного поэтического молчания эта поэма была написана как- будто в озарении, за несколько дней. Январь 1918 года - дата создания поэмы, опубликована в газете эсеров «Знамя труда». Поэма получила своё название от числа (12) апостолов Христа. 12 героев, красногвардейцев предопределило название поэмы - 12 глав. Блок хотел изобразить коллективное сознание, коллективную волю, пришедшие на смену индивидуальному началу. Поэма до сих пор неоднозначно трактуется исследователями, хотя её художественные достоинства никем не оправдываются. Вот два разных взгляда на содержание поэмы.

Поэма «Двенадцать» как венец «трилогии очеловечения». О своём безоговорочном принятии революции Блок открыто заявил в ст. «Интеллигенция и революция». Художественным выражением этого признания стала поэма «Двенадцать» и стихотворение «Скифы». Поэма написана в ту исключительную «пору, когда проносящийся революционный циклон производит бурю во всех морях - природы, жизни и искусства». Вот эта «буря во всех морях» и нашла своё выражение в поэме. Её действие развёртывается на фоне разгулявшихся природных стихий («Ветер, ветер - На всём белом свете!», он «гуляет», «свищет», «и зол, и рад». Романтические образы ветра, метели имеют и символический смысл. На основе содержания поэмы - «буря» в море жизни. Строя сюжет, Блок использует приём контраста, который заявлен уже в первых строках: «Чёрный вечер. Белый снег». Резкое противопоставление двух миров - «чёрного» и «белого», старого и нового - выявляется в двух первых главах поэмы. В одной - сатирические зарисовки обломков старого мира (буржуя, «товарища - пока», «барыни в каракуле», уличных проституток…). В другой - коллективный образ двенадцати красногвардейцев, представителей и защитников «новой жизни». Блок не идеализирует своих героев. Выразители народной стихии, они несут в себе и все её крайности. С одной стороны, это люди, сознающие свой высокий революционный долг («Революционный держите шаг! Неугомонный не дремлет враг!») и готовые его исполнить: «Товарищ, винтовку держи, не трусь!..» С другой стороны, в их психологии ещё живы и отчётливо выражены настроения стихийной, анархической «вольницы»: Запирайте этажи,

Отмыкайте погреба -

Гуляет нынче голытьба!

Да и «событийная» линия поэмы - нелепое убийство красногвардейцем Петрухой своей любовницы Катьки - тоже подчёркивает неуправляемость поступков красногвардейцев и вносит в её колорит трагическую окраску. Блок видел в революции не только её величие, но и её «гримасы». Величие и правоту «революции - бури», несущей возмездие старому миру, Блок утверждает в заключительной, финальной главе поэмы, где впереди 12 красногвардейцев - «апостолов» новой жизни - возникает образ Иисуса Христа. Существуют разные трактовки исследователей поэмы блоковского Христа: символ революционера, символ будущего, сверхчеловек, Христос как воплощение Вечной Женственности, Христос - художник и даже Христос - антихрист… Все эти толкования уводят от главного - образ Христа позволяет поэту оправдать революцию с точки зрения высшей справедливости.

Художественное новаторство поэмы. Поэт сумел отразить в поэме «музыку» тех дней, которая звучала и в нём самом. Это отразилось в ритмическом, лексическом и жанровом многоголосии поэмы. Звучат мелодии марша, городского романса, частушки, революционной и народной песни, лозунговые призывы. Блок широко использует разговорную, а зачастую и сниженную, «уличную» лексику. И всё это представляет органичное целое. Вслед за этой поэмой было написано стихотворение «Скифы» - 1918 г. Противопоставляя «цивилизованный» Запад и «азиатскую» Русь, поэт от имени революционной «скифской» России призывает народы Европы покончить с «ужасами войны», вложить «вложить старый меч в ножны». Стихотворение завершается призывом к единению: В последний раз - опомнись, старый мир!

Второй взгляд на содержание поэмы: изображение гибельного пути России. Можно утверждать, что в поэме отображён не романтический подъём, а глубоко переживаемая поэтом духовная пустота, осознание невозможности гармонии. Блок с гениальной прозорливостью показал, что никаких высоких общечеловеческих целей у 12 красногвардейцев нет. Все их высокие порывы только внешне красивы. Они оказываются обыкновенными хулиганами, неизвестно во имя чего совершающими лишь одно действие - они убивают Катьку. Выходит, все абстрактные цели во имя чего - то нового (никому не понятного, не известного) сродни гибельному ветру, крутящему Россию. Что будет за метелью, за гибельным ветром, поэт не знает, но предчувствует, что его надежды на гармонию вновь не оправдаются. Не знают и красногвардейцы, ради чего и куда они идут. Даже Иисус Христос в поэме как бы раздвоен: он в «белом венчике из роз», но «с кровавым флагом». Поэтому нельзя согласиться с мнениями ряда исследователей о том, что образ Христа помогает поэту оправдать революцию с точки зрения высшей справедливости. Тем более, что и сам автор не был удовлетворён своим решением. Со временем он осознал, что его субъективное стремление обрести в революции гармонию нереальны. И когда весной 1920 года на вечере в Политехническом его попросили прочитать «Двенадцать», поэт ответил: «Я этой вещи больше не читаю». Таким образом, в революции Блок увидел стихию, согласился с её закономерным характером, но при этом разглядел её женское лицо, во многом предугадал её гибельные последствия. Приветствуя революцию как радикальный способ изменения жизни к лучшему, поэт романтически представлял её силы более разумными и гуманными, чем они оказались на самом деле.

Заключение

А.А. Блок - замечательный русский поэт. Он начинал свою литературную деятельность как поэт-младосимволист, отрешенный от жизни, со своими мечтами и иллюзиями. Но со временем, пройдя все жизненные преграды и переживания, Блок стал великим национальным поэтом, переживающим за судьбу не только русского народа, но и всей России в целом. Поскольку поэт пришел в литературу в очень сложное и противоречивое время, на изломе истории, в своем творчестве он сумел отразить все перипетии того непростого времени.

Александр Блок - это яркий пример патриота своей страны, своей родины. Для него тема родины, России - вечная. Он знакомит читателя с красотой Руси, всегда ищет в ней что-то сильное, способное сохранить душу человека. Он говорит о Родине с бесконечной любовью, с проникновенной нежностью, с щемящей болью и светлой надеждой.

Обращение поэта к теме Родины, ее исторического пути, ее грядущей судьбы было связано для Блока с переживанием подъема и поражения первой русской революции. Очень ярко, по-блоковски своеобразно, выражено отношение к России, представления поэта об исторических судьбах родины в цикле "На поле Куликовом". Обращение к прошлому здесь во многом преследует цель - через прошлое понять современность.

Широкая, многоцветная, полная жизни и движения картина родной земли "в красе заплаканной и древней" слагается в стихах Блока. Она и сказочная красавица, погруженная в таинственную "дремоту", копящая во сне силы для колдовского разгула стихий, она же цыганка, свободная и вольная, и летящая тройка, и реальная "нищая", с "серыми избами" и "песнями ветровыми", и промышленная держава ("Новая Америка"). Необъятные русские дали, бесконечные дороги, полноводные реки, скудная глина размытых обрывов и пылающие рябины, буйные вьюги и метелицы, кровавые закаты, горящие села, тревожные крики лебедей и плач журавлиной стаи, поезда и станционные платформы, фабричные трубы и гудки, пожар войны, солдатские эшелоны, песни и братские могилы. Такой была для дооктябрьского Блока Россия.

Блок верил в революцию, придавал ей огромное значение и символическое звучание, он верил в очистительную силу свершившихся перемен. После Октября Блок сразу, без сомнений определил свою общественную позицию - встал на сторону советской власти, народа. Статья Блока "Интеллигенция и революция" является квинтэссенцией состояния самого Блока во время революционных и постреволюционных событий в России. Она резюмирует в себе всё то, что говорил Блок в предшествующие годы, только более ярко и контрастно. Эта статья отражает состояние души самого Блока, его взгляд на мир: состояние ужаса, принятие этого ужаса за нечто правильное и не сопротивление ему. Поэма "Двенадцать" явилась итогом блоковского познания России, ее мятежной стихии, творческого потенциала, свидетельством крушения гуманизма как мировоззрения, утверждающего ценность индивидуальности.

В поэме "Скифы" Блок подводит итог всей теме "Родина". Здесь любовь к Родине достигает наивысшего значения. Здесь он переводит на бумагу все свои чувства относительно России. Он говорит о мощи русского языка, силе национального мышления, своеобразии русского фольклора. Но это не только итог лирики о России, это итог своему творчеству, своей жизни. Здесь Блок как бы говорит: жить не бессмысленно, если есть Россия.

Таким образом, в стихах о России Блок достиг пронзительного понимания ее разнообразия, языческого, сказочного и исторического. Необъятные просторы Родины, песни ветровые, дороги дальние, тройки удалые, дали туманные - такова прекрасная, неповторимая блоковская Россия. Он ее любил, ждал перемен, надеялся, что с приходом 1917 года свет "одолеет" тьму. Но от той реальности, которую он увидел после революции 1917 года, так не похожей на его мечту, он задохнулся. Переосмысление революционных событий и судьбы России сопровождалось для Блока глубоким творческим кризисом, депрессией и прогрессирующей болезнью. После всплеска января 1918 года, когда были разом созданы "Скифы <#"justify">Список литературы

1.Александр Блок, Андрей Белый: Диалог поэтов о России и революции / сост., вступ. ст. коммент М.Ф. Пьяных. - М.: Высш. шк., 1990. - 687 с. - (Библиотека студента словесника)

2.Александр Блок, Андрей Белый: Диалог поэтов о России и революции / сост., вступ. ст. коммент М.Ф. Пьяных. - М.: Высш. шк., 1990. - 687 с. - (Библиотека студента словесника)

.Александр Блок: Pro et contra: антология / сост.Н. Грякалова. - СПб.: Издательство Русского Христианского гуманитарного института, 2004. - 736с.

.Алексеева, Л.Ф. Пророчество о ХХ веке в поэзии Александра Блока / Л.Ф. Алексеева // Литература в школе. - 2006. - №6. - С.7 - 14.

.Бекетова М.А. Воспоминания об Александре Блоке. - М.: Правда, 1990. - 670 с

6.Блок, А.А. <http://ecat.lib.mpgu.edu/Opac/index.php?url=/auteurs/view/9878/source:default> Полное собрание сочинений и писем: В 20 т. Т.3: Стихотворения, кн.3: (1907-1916) / А.А. Блок; Рос. акад. наук, Ин-т мировой лит. им.А.М. Горького, Ин-т рус. лит. (Пушк. дом). - М.: Наука, 1997. - 989, 1 с., 1 л. портр.: ил.

.Блок А. Собрание сочинений в шести томах. Т.6. - М.: Правда, 1971. - 397 с. - (Библиотека отечественной классики)

.Блок А.А. Избранное. Критика и комментарии. Темы и развернутые планы сочинений. Материалы для подготовки к уроку [Текст] / А.А. Блок; сост., коммент. Е.А. Дьяковой. - М.: Олимп; АСТ, 1998. - 528 с. - (Школа классики)

.Буслакова, Т.П. Русская литература ХХ века: учеб. минимум для абитуриента / Т.П. Буслакова. - 2-е изд., испр. - М.: Высш. шк., 2005. - 414с.

.Есипов В. Об одном трагическом заблуждении Александра Блока / В. Есипов // Вопросы литературы. - 2002. - №2. - С.95-103.

.Максимов, Д. Поэзия и проза А. Блока / Д. Максимов. - Л.: Советский писатель, 1981. - 552 с.

.Маранцман В.Г. Проблемное изучение литературного произведения в школе: пособие для учителей / В.Г. Маранцман, Т. В Чирковская. - М.: Просвещение, 1977. - 206 с.

.Минц З.Г. Александр Блок и русские писатели: избранные труды / З.Г. Минц. - СПб.: Искусство-СПб., 2000. - 784 с.

.Минц З.Г. Александр Блок // История русской литературы: В 4 т. Т.4. Литература конца XIX - начала XX века (1881-1917). - Л.: Наука. Ленингр. отд-ние, 1983. - С.520-548.

.Орлов, В.Н. Гамаюн: Жизнь Александра Блока / Владимир Николаевич Орлов. - М.: Известия, 1981. - 185 с.

.Платонова, Т. Н.А. Блок "На поле Куликовом": Материал к уроку: XI класс / Т.Н. Платонова // Литература в школе. - 2006. - №6. - С.29 - 31.

.Русская литература ХХ века: очерки, портреты, эссе: учеб. пособие в 2-х частях. Часть 1/под ред.Ф.Ф. Кузнецова. - 2-е изд, доп. - М.: Просвещение, 1994. - 383 с.

.Сарычев В.А. Лирический цикл "На поле Куликовом" как событие творческой биографии А. Блока / В.А. Сарычев // Литература в школе. - 2006. - №6. - С.2-6.

.Алексеева, Л.Ф. Пророчество о ХХ веке в поэзии Александра Блока / Л.Ф. Алексеева // Литература в школе. - 2006. - №6. - С.7 - 14.

Похожие работы

 
  • Тема России в лирике Блока
    Содержание. Введение. . Александр Блок как поэт-патриот. . Обращение к теме исторического прошлого России . . Образ России в лирических стихотворениях Блока . Уход от мистического толкования темы (сборник "Родина")
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Образ России в лирике А. Блока
    Сочинение подготовил. ученик 11 Б класса. Никонов Дмитрий. Чебоксары 2003. Образ России в лирике А...
    ...глубокое брожение в деревнях влияли на строй души Блока и даже порой подсказывали совершенно непривычные для него темы и сюжеты, как, например...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Россия в лирике Блока и Есенина
    ...спрашивает себя о том, является ли революция для России благом, а может быть, это просто разрушительная сила? Блок понимает, что "в России плохо".
    В лирике поэта, посвященной теме Родины, отразились и его раздумья о судьбе родины после революции.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Своеобразие патриотической лирики А. Блока
    Тема России - сквозная тема в лирике Александра Александровича Блока . " Тема моя, я знаю твердо, без всяких сомнений - живая, реальная тема ; она не только больше меня, она больше всех нас; и она всеобщая наша тема .
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Тема Родины в лирике А.А. Блока
    Литература / Искусство, Культура, Литература. Тип работы. Сочинение. Ключевые слова. Дата загрузки. 12.02.2002. Добавил. Сочинение по литературе: Тема Родины в лирике А.А. Блока .
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Поэтический образ России в лирике А. А. Блока
    А. А. Блок всегда говорил, что теме Родины он посвящает все свое творчество. Образ России присутствует практически во всех его произведениях, от самых ранних, юношеских, до последних.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Россия в лирике А. А. Блока
    Ключевые слова. Дата загрузки. 28.07.2005 13:13:32. Добавил. Россия в лирике А. А. Блока .
    Но, пожалуй, ни у одного из писателей патриотическая тема так полно не сомкнулась с любовной, интимной лирикой , как у Блока .
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!