Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Классификация признаков внешности человека






 

 

 

 

 

 

 

Криминалистика

 

 

 

 

 

КОНТРОЛЬНАЯ РАБОТА

 

 

 

 

 

Тема: «Классификация признаков внешности человека»

 

 

 

Ф.И.О. Чернышов Алексей Владимирович

 

 

 

2012

План

 

1. Использование методики «словесного портрета» в оперативно- розыскной и следственной практике. 3

2. Виды идентификации человека по признакам внешности. 9

3. Основы фотопортретной идентификационной экспертизы.. 11

Список использованных источников и литературы.. 17

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

1. Использование методики «словесного портрета» в оперативно- розыскной и следственной практике


Предъявление для опознания - это следственное действие, заключающееся в отождествлении ранее воспринимавшегося объекта (трупа человека, человека, каких-либо вещей) опознающим лицом (потерпевшим, свидетелем, подозреваемым или обвиняемым) по мысленному образу, в памяти опознающего запечатленному. Кроме указанных, в качестве объектов опознания предъявляться могут животные и их трупы документы, , строения, помещения и участки местности[1]. Как правило, опознание человека по внешним признакам производится визуальным способом анатомической природы. В некоторых следственных ситуациях может оно быть произведено и по функциональным признакам, например по голосу (тембр) и речи, походке (специфические слова и речевые обороты, темп, различные дефекты - заикание, шепелявость).

Регламентируется ст. 193 УПК РФ[2] порядок производства предъявления для опознания, а его результаты и ход, зафиксированные в соответствии со ст. 166 УПК РФ, доказательствами являются по уголовному делу.

Придаваемого результатам предъявления для опознания человека, в силу особого значения (обвиняемого, подозреваемого в совершении преступления), в судебно-следственной практике данное следственное действие получило наибольшее распространение. Вместе с тем, как отмечал А.Р. Ратинов в своей известной широкому кругу практических работников  и ученых монографии "Судебная психология для следователей", "обилие судебных и следственных ошибок, связанных с добросовестным заблуждением опознающих, и ряд экспериментальных исследований давно привели уже к критической чрезвычайно оценке предъявления для опознания"[3]. В этой связи согласиться следует с мнением В.А. Образцова и А.А. Топоркова об актуальности разработки средств, позволили которые бы к минимуму свести идентификационные ошибки, в ходе предъявления для опознания допускаемые[4].

Повышению эффективности предъявления для опознания, с нашей точки зрения, а также достоверности в определенной степени его результатов способствовать может применение на предварительном допросе опознающего и на других этапах методик составления субъективных портретов и полученных наглядных изображений с их помощью.

В соответствии с ч. 2 ст. 193 УПК РФ предшествует допрос предъявлению для опознания. В ходе допроса ряд важных обстоятельств выясняется, таких, как: признаки, по которым он может быть опознан; условия восприятия опознаваемого объекта; свойства памяти, состояние здоровья, способность к объективному восприятию и оценке пространственных и временных параметров, психическое и физическое состояние, в котором находился опознающий в момент восприятия объекта.

Допрос опознающего чрезвычайно важное имеет значение для производства предъявления для опознания. На основе данных в ходе допроса, полученных, дознаватель окончательное решение принимает о целесообразности проведения предъявления для опознания. Относительно условий показания опознающего, в которых опознаваемый объект наблюдался, и признаков, по которым опознан он может быть, используются для оценки степени достоверности и объективности результатов предъявления для опознания.

Рассматривая особенности психологические предварительного допроса, Р.А. Ратинов писал: "Однако описание вещи или человека - задача психологически более трудная, чем его узнавание. Этим объясняется неточность и неполнота показаний о приметах похищенного имущества или преступника. Многие признаки в деталях очень мало вообще поддаются словесному описанию"[5].

Использование дознавателем (следователем) при выяснении признаков внешнего облика опознаваемого человека правил составления "словесного" портрета на предварительном допросе способствует получению более точных показаний о внешности того или иного лица[6]. Согласно методике "словесного" портрета следует начинать с выяснения общефизических признаков и далее переходить последовательно к выяснению функциональных, анатомических и сопутствующих признаков. Особое внимание следует на допросе уделить выяснению, не запомнил ли опознающий какие-либо броские или особые приметы. Некоторые авторы полагают, что "если сообщает опознающий в своих показаниях о редко встречающихся особенностях объекта, придают которые ему статус уникального (индивидуального), проводить нецелесообразно опознание (нестандартное клеймо у животных, татуировки, физические недостатки и т.д.). В таких случаях допрос проводится об индивидуальных особенностях предмета, а затем освидетельствование лица или подробный осмотр предмета"[7].

Представляется, что решение о проведении предъявления для опознания или комплекса следственных иных действий (освидетельствование, осмотр) в подобных ситуациях должен принимать дознаватель, следователь в зависимости от следственной ситуации, на конкретном этапе расследования складывающейся.

В значительной степени оказывает на оценку результатов предъявления для опознания в протоколе точность фиксации признаков внешнего облика, по которым опознан был человек[8]. Точность фиксации признаков внешнего облика зависит напрямую от владения методикой "словесного" портрета следователем.

Наряду с методикой "словесного" портрета для выяснения признаков внешнего облика опознаваемого использованы могут быть рисованные и фотографические изображения человека, например альбом "Средние лица".

В некоторых случаях целесообразным представляется проводить предварительный допрос опознающего с участием криминалиста, на составлении специализирующегося субъективных, композиционных портретов. Может стимулировать процедура составления наглядного изображения опознаваемого процессы воспроизведения и припоминания признаков внешнего облика у опознающего. По итогам допроса с участием специалиста-криминалиста составляется субъективный комбинированный фотографический или рисованный портрет, прилагать который следует к протоколу допроса[9].

Как нам представляется, субъективный портрет составленный на допросе опознающего может быть в последующем использован в трех направлениях. Во-первых, для оценки объективности и достоверности результатов предъявления для опознания посредством визуального сравнения опознанного лица и изображения человека на субъективном портрете. Во-вторых, для проверки по криминалистическим учетам опознаваемого лица (учет субъективных портретов, в экспертно-криминалистических подразделениях составляемых) на предмет причастности к совершению нераскрытых преступлений. В-третьих, для получения новых доказательств о непричастности или причастности к расследуемому преступлению опознаваемого лица. С нашей точки зрения, могут быть эти доказательства получены с помощью портретной криминалистической экспертизы объектов исследования, которыми являться будут протоколы допроса и предъявления для опознания, субъективный портрет опознанного лица, с одной стороны, и фотографическое изображение того же лица - с другой.

Первое и второе направления использования субъективных портретов в расследовании и раскрытии преступлений не должны вызвать особых возражений, поскольку целесообразны они с практической точки зрения. Наглядное изображение влияет более эффективно на процесс припоминания, чем словесное описание признаков и элементов внешнего облика. Что проверок касается по криминалистическим учетам, то практика такая достаточно давно существует с той лишь разницей, что реализуется она только в деятельности сотрудников оперативно-розыскных и экспертно-криминалистических подразделений[10].

Третье направление использования субъективных портретов, несомненно, заслуживает критического анализа как со стороны практических работников, так и со стороны ученых, поскольку субъективные портреты до настоящего времени исключительно использовались в розыскной деятельности. Мнение о невозможности использования в экспертной портретной идентификации субъективных портретов базируется на том, что природа их происхождения на субъективных явлениях основана человеческого сознания (запоминания, восприятия, передачи и припоминания информации опознающим лицом, преобразование и восприятие этой информации в наглядное изображение специалистом)[11].

Предлагая использовать в третьем направлении субъективные портреты, исходил автор из того, что показания, полученные на допросе обвиняемого, подозреваемого, свидетеля или потерпевшего, доказательствами являются и законодателем закреплены в системе доказательств в первую очередь (ст. 74 УПК РФ). При этом вряд ли возражать кто будет против того, что показания, данные на допросе, субъективны в той же степени, что и субъективный портрет, на их основе составленный. Возникает закономерный вопрос: субъективный портрет почему принципиально, составленный на основе свидетельских и иных показаний, в совокупности не может с этими показаниями использоваться в качестве доказательств?

Вместе с тем не отрицают некоторые ученые возможность формулирования при сравнительных исследованиях субъективных портретов с другими изображениями отрицательного категоричного либо положительного предположительного вывода[12].

Также отметить необходимо, что, предлагая исследовать в рамках криминалистической портретной экспертизы субъективные портреты, автор проведение подразумевает не диагностических, а лишь идентификационных исследований. Задача такой экспертизы в установлении степени заключается сходства признаков внешнего облика человека, изображенного на фотографическом снимке и субъективном портрете. Возможность решения задачи этой, на наш взгляд, подтверждается тем, что еще в середине 90-х гг. XX столетия А.Б. Зотовым, А.М. Зининым и Л.А. Сысоевым разработаны были методические рекомендации, оценивать позволяющие степень сходства лиц, изображенных на фотографических снимках и субъективных портретах[13]. Кроме того, не настаиваем мы на сиюминутном внедрении диагностических экспертиз субъективных портретов в судебно-следственную практику, поскольку требуются для этого научное разработка и обоснование соответствующих методик исследования.

Несмотря на спорность автором выдвинутых предложений относительно использования субъективных портретов в расследовании и раскрытии преступлений в качестве вспомогательных средств доказывания, заслуживают они более детальной научной разработки.




2. Виды идентификации человека по признакам внешности

 

Признаки внешности человека, их идеальные и материальные следы-отображения основой являются для идентификации личности. Существует несколько видов идентификации человека с использованием методики словесного портрета по признакам внешности. В зависимости от субъекта идентификацию лица осуществлять могут во время оперативно-розыскных мероприятий - оперативный работник; через предъявление фотографии,  лица или трупа для опознания или непосредственно сравнивая внешность лица с фотоснимками - следователь; с помощью криминалистического исследования - эксперт.

Одним из видов идентификации личности также является сопоставление непосредственное следователем с фотоснимками ее внешности. Этот вид идентификации для проверки применяют личности, вызванной на допрос как потерпевших, свидетеля, обвиняемых, подозреваемых[14].

Идентификацию личности сравнением непосредственным с описанием ее внешности, составленным фотоснимками, фотокомпозиционными и композиционно-рисованными субъективными портретами, методом словесного портрета, скульптурным портретом в ходе оперативно-розыскных мероприятий осуществляют оперативные работники.

Экспертная идентификация - экспертом непосредственное сравнение признаков внешности человека с применением специальных знаний, сохраненных в кино- и видеоматериалах, на фотоснимках, с образцами признаков внешности, запечатленными на материальных различных носителях информации. В литературных источниках экспертизу эту называют по-разному: фотопортретной идентификационной, портретно-криминалистической, портретной, экспертизой с целью идентификации по чертам внешности личности.

Для портретной криминалистической экспертизы используют измерительные, визуальные, графические методы, а также совмещение и другие методы.

Самый распространенный визуальный метод, применяют его для исследовании разно- и одноракурсных фотопортретов с помощью сравнения и наблюдения своеобразия размеров, форм и взаимного расположения признаков внешности на представленных фотоснимках.

Метод угловых и линейных измерений для исследования применяют одноракурсных фотоснимков. Он в том заключается, что на фоторепродукциях (фотоснимках) необходимое количество выделяют антропометрических точек, углы между линиями которых и расстояния между которыми измеряют, соединяют с помощью инструментов, а затем сравнивают[15].

Графический метод заключается в сравнении и построении в системе координат графиков, линейные размеры отрезков характеризующих, соединяющих антропометрические соответствующие точки, и степень изгиба соответствующих конкретных линий частей лица.

Метод совмещения изображений в том заключается, что делают вырезы на одной из сравниваемых фотографий по линиям, пересекающим четко определенные и наиболее информативные признаки. После этого накладывают фотографии одну на другую, а эксперт определяет, совпадают ли признаки одноименные внешности.

Метод фотоаппликация (наложения) в том заключается, что негативы (или диапозитивы), изготовленные из фотографий предоставленных на экспертизу, друг на друга накладывают по антропометрическим одноименным точкам в сквозном свете и проверяют, совпадают ли соответствующие точки.

Важной частью портретной экспертизы оценка являются выявленных различий и совпадений в признаках внешности и оценка достаточности признаков этих для категорического заключения эксперта. Для объективизации оценочных критериев применяют вероятностно-статистические и математические методы.

 

3. Основы фотопортретной идентификационной экспертизы

 

Судебно-портретная экспертиза входит в число традиционных экспертиз. Методические основы выполнения ее в достаточной степени были разработаны, значительный опыт накоплен выполнения таких экспертиз. Осуществлена проработка методическая решения ряда сложных экспертных ситуаций: фотопортретов лиц, сфотографированных со значительным разрывом во времени; исследование разноракурсных портретов; ретушированных фотоснимков[16].

В последние годы новые появились носители портретной информации: распечатки кадров видеозаписей камер видеонаблюдения, фотоснимки, изготовленные с помощью цифровых технологий. Стала поступать  изобразительная продукция для проведения судебно-портретных исследований, основой которой фотоснимки являлись конкретных лиц.

В настоящее время производится фотосъемка на документы с помощью так называемых цифровых фотоаппаратов с воспроизведением последующим электронного изображения. В принципе позволяет цифровая фотосъемка высококачественные получать изображения. Однако фотографирование осуществляется повсеместно с использованием недорогой фотоаппаратуры. На изображениях, с помощью подобных фотокамер полученных, даже при увеличении невозможно выявить мелкие детали строения элементов лица, что необходимо для проведения портретной экспертной идентификации.

Если же производится цифровая фотосъемка с близкого расстояния с использованием специальных объективов типа "рыбий глаз", то происходит в результате оптическая деформация изображения лица. Пропорции,  форма лица, контуры и положение его частей искажаются. Элементы лица, удаленные от объектива - уменьшаются, близкие - увеличиваются.

Иногда представляются на экспертизу ксерокопии документов, удостоверяющих личность. Производство ксерокопий для качественного копирования полутонового изображения не предназначено, каким фотоснимок является. Изображение лица либо имеет пониженный контраст, либо чрезмерно контрастное. Строение мелких элементов лица не воспроизводится на ксерокопиях. Такие объекты для судебно-портретной идентификации ограниченно пригодны.

Распечатки стоп-кадров видеозаписей, видеозаписи, а также файлы на диске, дискете, содержащие изображение лица, с помощью камеры видеонаблюдения зафиксированного, поступать стали все чаще для проведения судебно-портретной экспертизы.

При этом представляются в качестве образцов для сравнения фотоснимки проверяемых лиц, как правило изготовленные в соответствии с требованиями, предъявляемыми к опознавательной либо документальной съемке, а также их методического обеспечения (сигналетической съемке)[17].

В результате приходится экспертам иметь дело с изображениями человека, с помощью различных технологий изготовленными и предназначенными для запечатления человека в статике, с одной стороны, а с другой - для запечатления в динамике. В первом случае редко отображается лицо человека крупным планом, чаще всего занимает оно незначительную  часть кадра и к тому же в ракурсах зафиксировано,  изучение затрудняющих признаков элементов лица.

На изображениях, с помощью камер видеонаблюдений полученных, лицо человека запечатлено обычно в ракурсе сверху вниз, при искусственном рассеянном освещении, реже - направленном. Несмотря на то, что одна из целей установки этих видеокамер - запечатлеть в момент нахождения конкретного человека в определенном помещении, не отличаются такие изображения хорошим качеством отображения  признаков элементов лица. В ряде случаев запечатлены на видеокамеру силуэты фигур и, несмотря на это,  ставится перед экспертами вопрос о проведении портретной идентификации.

В результате представления такого материала уже на стадии предварительного исследования и осмотра объектов эксперты отказываются от проведения экспертизы из-за качества неудовлетворительного исходных изображений.

Если же файлы или видеокадры элементы воспроизводят лица удовлетворительно, сталкиваются эксперты с таким явлением, как возможность различения на экране дисплея, монитора деталей строения лица и невозможность эти детали выявить на распечатке изображения лица. В связи с этим не воспроизводит фототаблица те признаки, на которые ссылается эксперт в тексте своего заключения[18].

Изобразительная продукция, являются основой которой фотоснимки конкретных людей, без их согласия использованных, также стала в последние годы объектом судебно-портретных экспертиз, по гражданским делам назначаемых. Такие изображения либо без изменений почти воспроизводят внешний облик прототипов, либо трансформируют его с учетом  замысла их изготовителя и назначения продукции, например обертки для кондитерских изделий, обложки для книг и т.д.

На трансформированных портретах детально не воспроизводится внешний облик конкретного человека, однако отображение получают главные, существенные, определяющие черты оригинала, без затруднений позволяющие узнать его. Методические рекомендации по судебно-портретному исследованию подобных объектов отсутствуют. Эксперты их исследование производят по методике, для работы предназначенной с фотоснимками и объективными тому подобными отображениями внешнего облика человека, что сути не отвечает отображаемой информации. Отсутствуют и критерии оценки признаков внешности лиц, изображенных на трансформированных портретах.

Таким образом, анализ состояния практики выполнения и назначения судебно-портретных исследований и экспертиз, а также их методического обеспечения показал, что насущными наиболее проблемами в этой  области являются как приспособление к новым объектам имеющихся методик - носителям информации о признаках внешности, так и разработка для решения экспертных задач методических  рекомендаций с новым их содержанием.

При исследовании цифровых изображений учитывать необходимо влияние технологии получения их на воспроизведение признаков внешности.

Эксперту дискета поступает с электронной записью изображения. Современные программные средства осуществлять позволяют определенные манипуляции с изображением, а именно: улучшать условия сопоставления объектов, осуществлять поворот на требуемый угол, изменять контраст изображения, его масштаб, работать с фрагментами изображения. Однако улучшить существенно качество отображения признаков внешности, видеоаппаратурой невысокого класса запечатленных, невозможно. Поэтому осуществлять необходимо отбор тех групп признаков внешности, позволят которые проводить портретную идентификацию. Необходимо также тот минимальный порог определить, когда становится идентификация невозможной. При этом иметь следует в виду, что в ряде ситуаций лишь отрицательное возможно решение вопроса о тождестве, что имеет также существенное значение в процессе доказывания[19].

Современные компьютерные технологии позволили модернизировать вероятностно-статистический метод посредством использования специализированных программных средств. В таких программах реализованы следующие функции: автоматическое масштабирование и выравнивание зрачковой линии относительно горизонтальной оси; автоматическая расстановка основных антропометрических точек лица человека в положении анфас с возможностью ручной корректировки; автоматический расчет линейных (вертикальной и горизонтальной проекций) размеров сравниваемых лиц в положении анфас с составлением таблицы результатов сравнения.

Эксперту также предлагается рекомендательный критерий оценки результатов применительно к решению задачи выявления сходства или различия сравниваемых лиц.

Проблема определения возможного портретного сходства также должна учитываться и решаться экспертом. Нередко в случаях невозможности решить вопрос о тождестве изображенных лиц в связи с недостаточностью отобразившихся признаков эксперт делает так называемый вывод "НПВ", т.е. не представилось возможным установить тождество.

Вместе с тем имеющейся совокупности групповых признаков бывает достаточно для вывода о портретном сходстве сравниваемых лиц. Такой вывод полезен для инициатора назначения экспертизы, так как не исключает исследованный объект из круга проверяемых лиц. Он даст основание для поиска дополнительных более качественных изображений либо выяснения вопроса о возможном наличии у объекта похожих на него родственников.

Кратко охарактеризованная ситуация с выполнением судебно-портретных экспертиз и исследований со всей очевидностью ставит вопрос о модернизации их методического обеспечения.

Практика выполнения таких экспертиз также показала, что определенным выходом из данной ситуации является назначение комплексных исследований, когда проведение экспертизы поручается специалисту в области цифровых технологий, видеотехнических средств и эксперту, владеющему методикой отождествления человека по признакам его внешнего облика. На первоначальном этапе осуществляется работа по анализу носителей портретной информации, изготовленных с помощью новых технологий, используя соответствующее программное обеспечение и технические средства. Затем специалист в области криминалистической портретной идентификации анализирует выявляемые отображения признаков внешности и осуществляет дальнейшее решение идентификационной задачи.



 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Список использованных источников и литературы

 

1.   Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 27.07.2012) // Ведомости Федерального Собрания РФ, 01.01.2002, N 1, ст. 1.

2.   Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: монография. СПб.: Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009.

3.   Бурыка Д.А. Проблемы организации и тактики предъявления для опознания. М., 2007.

4.   Вагин О.А., Исиченко А.П., Чечетин А.Е. Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" (постатейный). М.: Деловой двор, 2009.

5.   Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий. М., 1995.

6.   Вуйцикевич Ю., Квятковска-Вуйцикевич В. Роль судебного эксперта в оценке результатов опознания, проведенного очевидцем происшествия // Эксперт-криминалист. 2011. N 3.

7.   Гусев А.А. Методика производства судебных экспертиз в целях установления личности по чертам внешности. М., 1960.

8.   Дмитриев Е.Н. Габитоскопические системы в розыске и опознании лиц по признакам внешности // Сборник материалов конференции "Е.Ф. Буринский и современная криминалистика". Ижевск, 2000.

9.   Еникеев М.И., Образцов В.А., Эминов В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология: учебное пособие. М.: Проспект, 2011.

10.   Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: учебник. М.: Проспект, 2011.

11.   Зинин А.М., Зотов А.Б., Сысоев Л.А. Установление типового сходства при сравнении субъективных портретов и фотоснимков подозреваемых лиц: Методические рекомендации. М., 1994.

12.   Зинин А.М., Кирсанова Л.З. Криминалистическая фотопортретная экспертиза. М., 1991.

13.   Зотчев В.А., Булгаков В.Г., Курин А.А. Судебная фотография и видеозапись. Волгоград, 2005.

14.   Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: учебник / под ред. Е.П. Ищенко. 2-е изд., испр., доп. и перераб. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010.

15.   Кирсанов З.И. Отождествление человека по фотопортретам с применением математических методов исследования. М., 1968.

16.   Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М., 2001.

17.   Орлов П.Г. Идентификация личности по фотокарточкам. М., 1974.

18.   Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 2001.

19.   Снетков В.А., Зинин А.М. Субъективные портреты. Изготовление, возможности использования в оперативно-розыскной работе. М., 1972.

20.   Снетков В.А. Портретная криминалистическая экспертиза по фотокарточкам. М., 1971.

21.   Снетков В.А., Зинин А.М. Методика отождествления по признакам внешности лиц, сфотографированных со значительным разрывом во времени. М., 1971.

22.   Снетков В.А., Зинин А.М. Влияние ретуши фотоснимков на отождествление лиц по фотокарточкам. М., 1969.

23.   Степин В.С., Савушкин А.В., Зотов А.Б. Криминалистическое отождествление человека по разноракурсным фотопортретам. М., 1992.

24.   Топорков А.А. Словесный портрет: Практическое пособие. М., 1999.

 

 



[1] См.: Следственные действия. Криминалистические рекомендации. Типовые образцы документов / Под ред. В.А. Образцова. М., 2001. С. 166.

[2] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 27.07.2012) // Ведомости Федерального Собрания РФ, 01.01.2002, N 1, ст. 1.

[3] Ратинов А.Р. Судебная психология для следователей. М., 2001. С. 314.

[4] Ищенко Е.П., Топорков А.А. Криминалистика: учебник / под ред. Е.П. Ищенко. 2-е изд., испр., доп. и перераб. М.: КОНТРАКТ, ИНФРА-М, 2010.С.87.

[5] Ратинов А.Р. Указ. соч. С. 319.

[6] См.: Топорков А.А. Словесный портрет: Практическое пособие. М., 1999. С. 104 См.: Топорков А.А. Указ. соч. С. 7 - 8..

[7] Зинин А.М. Участие специалиста в процессуальных действиях: учебник. М.: Проспект, 2011.С.76.

[8] Топорков А.А. Словесный портрет. М., 1999.С.26.

[9]  Бурыка Д.А. Проблемы организации и тактики предъявления для опознания. М., 2007. С. 129.

[10] См.: Зинин А.М., Зотов А.Б., Сысоев Л.А. Установление типового сходства при сравнении субъективных портретов и фотоснимков подозреваемых лиц: Методические рекомендации. М., 1994. С. 3.

[11] Снетков В.А., Зинин А.М. Субъективные портреты. Изготовление, возможности использования в оперативно-розыскной работе. М., 1972. С. 6 - 10.

[12] Дмитриев Е.Н. Габитоскопические системы в розыске и опознании лиц по признакам внешности // Сборник материалов конференции "Е.Ф. Буринский и современная криминалистика". Ижевск, 2000. С. 93 - 102.

[13] Зотчев В.А., Булгаков В.Г., Курин А.А. Судебная фотография и видеозапись. Волгоград, 2005. С. 765.

[14] Взаимодействие следователя и эксперта-криминалиста при производстве следственных действий. М., 1995.С.54.

[15] Еникеев М.И., Образцов В.А., Эминов В.Е. Следственные действия: психология, тактика, технология: учебное пособие. М.: Проспект, 2011.С.76.

[16] См.: Гусев А.А. Методика производства судебных экспертиз в целях установления личности по чертам внешности. М., 1960; Кирсанов З.И. Отождествление человека по фотопортретам с применением математических методов исследования. М., 1968; Орлов П.Г. Идентификация личности по фотокарточкам. М., 1974; Снетков В.А. Портретная криминалистическая экспертиза по фотокарточкам. М., 1971; Зинин А.М., Кирсанова Л.З. Криминалистическая фотопортретная экспертиза. М., 1991; Степин В.С., Савушкин А.В., Зотов А.Б. Криминалистическое отождествление человека по разноракурсным фотопортретам. М., 1992; Снетков В.А., Зинин А.М. Методика отождествления по признакам внешности лиц, сфотографированных со значительным разрывом во времени. М., 1971; Снетков В.А., Зинин А.М. Влияние ретуши фотоснимков на отождествление лиц по фотокарточкам. М., 1969.

[17] Боннер А.Т. Проблемы установления истины в гражданском процессе: монография. СПб.: Университетский издательский консорциум "Юридическая книга", 2009.С.65.

[18] Вагин О.А., Исиченко А.П., Чечетин А.Е. Комментарий к Федеральному закону "Об оперативно-розыскной деятельности" (постатейный). М.: Деловой двор, 2009.С.132.

[19] Вуйцикевич Ю., Квятковска-Вуйцикевич В. Роль судебного эксперта в оценке результатов опознания, проведенного очевидцем происшествия // Эксперт-криминалист. 2011. N 3. С. 37 - 38.