Тема: Особенности уголовного производства в отношении отдельных категорий лиц

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    47,77 Кб
Особенности уголовного производства в отношении отдельных категорий лиц
Особенности уголовного производства в отношении отдельных категорий лиц
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Оглавление

Введение

1. Особый порядок производства в отношении отдельных категорий лиц. Понятие и категории лиц

1.1 Понятие и назначение производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц

.2 Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам

2. Особенности, коллизии и проблемы производства уголовный дел в отношении отдельных категорий лиц на практике

2.1 Проблемы при возбуждении уголовных дел в отношении некоторых лиц с особым правовым статусом

.2 Особенности задержания, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц в Российской Федерации

Заключение

Библиографический список

Введение

В целях создания эффективной системы гарантий деятельности некоторых категорий выборных и должностных лиц законодательной, исполнительной и судебной ветвей власти в уголовно-процессуальном законодательстве Российской Федерации в их отношении предусмотрены специальные правила производства по уголовным делам. Эти правила призваны обеспечить дополнительные меры защиты от возможного использования репрессивных методов для воспрепятствования законной деятельности указанных лиц, расправы над ними за законную профессиональную деятельность.

Уголовно-процессуальное законодательство РСФСР не содержало какого-либо системного изложения этих особенностей, что, несомненно, создавало практические трудности в случаях привлечения к уголовной ответственности лиц с особым правовым статусом. И хотя таких дел было сравнительно мало, они вызывали значительный общественный резонанс. В настоящее время нормы, регламентирующие особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, выделены в самостоятельный правовой институт.

Положения уголовно-процессуального законодательства о привлечении к уголовной ответственности отдельных категорий лиц изложены в целом системно, направлены на создание дополнительных гарантий независимости специальных субъектов. Но данные правила и сегодня являются объектом критических замечаний, высказываемых в контексте конституционного принципа равенства всех перед законом и судом. Существует мнение, что в некоторых случаях такой порядок способствует невозможности привлечения лиц к уголовной ответственности из-за необоснованных привилегий. Однако лица с особым правовым статусом не освобождаются от уголовной ответственности за совершённые ими преступления, особая процедура привлечения к уголовной ответственности обеспечивает им нормальные условия деятельности. Принято считать, что наличие такой процедуры в целом не противоречит порядку, установленному во всех цивилизованных государствах.

Тем не менее, число дел против должностных лиц, обладающих иммунитетом, растет, особенно - в отношении лиц, замешанных в коррупции.

В 2014 г. уголовное преследование начато в отношении 1525 отдельных категорий лиц, и 758 из них подозреваются или обвиняются в совершении преступлений коррупционной направленности. Среди них - 23 судьи (в том числе 9 - в связи с совершением коррупционных преступлений), 55 прокуроров (21 - по коррупционным делам), 168 адвокатов (69 - по коррупционным делам). Наибольшее количество привлеченных лиц - 1010 - среди депутатов и выборных должностных лиц органов местного самоуправления, а также депутатов законодательных собраний субъектов Федерации. Почти каждый второй из них (510) привлечен к ответственности за совершение коррупционных преступлений. За 2010 г. привлечено 214 следователей, из них 46 следователей Следственного комитета при прокуратуре РФ (в том числе 23 - за коррупционные преступления), 150 следователей органов внутренних дел (98 - за коррупционные преступления) и 18 следователей наркоконтроля (10 - за коррупционные преступления). В 2013 г. в суды направлены дела в отношении 1144 обвиняемых, из которых 689 осуждены.

Актуальность исследования обусловлена и дискуссионностью вопросов формирования перечня отдельных категорий лиц, возбуждения уголовного дела в их отношении, задержания, привлечения их в качестве обвиняемых, поиска способов совершенствования правовой регламентации и реализации в правоприменительной деятельности, без научного осмысления которых исследование проблем эффективности уголовного преследования в отношении специальных субъектов не может быть полным.

Степень научной разработанности темы. Особенности производства в отношении отдельных категорий лиц являются одним из недостаточно исследованных направлений в отечественной юридической науке. Этот вопрос традиционно рассматривается в контексте исследования проблем различных: видов иммунитетов, совершенствования процессуальной формы, действия принципа равенства всех перед законом и судом. Процедурные аспекты привлечения к уголовной ответственности обладающих иммунитетом лиц в юридической литературе изучаются лишь частично. Некоторые положения, относящиеся к представленной теме, исследовались в работах таких ученых, как Ф.А. Агаев, И. Алешина, С.И. Афанасьева, Б.Т. Безлепкин, В.П. Божьев, А.Д. Бойков, В.Н. Галузо, К.Ф. Гуценко, В.К. Даев, А.Л. Кибальник, H.A. Лебедев, А.В. Малько, П.Г. Марфицин, В.А. Михайлов, Т.Н. Москалькова, К.А. Муравьев, A.B. Наумов, А.Д. Прошляков, И.Л. Нетрухин, Р.Д. Рахунов, В.И. Руднев, В.М. Савицкий, Р.Р. Салимзянова, И.В. Смолькова, М.С. Строгович, Ю.М. Суменков, Л.К. Трунова и др. Однако рассмотрение отдельных аспектов процедуры привлечения к уголовной ответственности лиц, обладающих процессуальным иммунитетом, не исключает необходимости комплексного исследования проблем производства в отношении отдельных категорий лиц.

Целью работы является комплексный анализ особенностей производства в отношении отдельных категорий лиц, а также разработка механизмов усовершенствования уголовно-процессуального законодательства и улучшение практики его применения.

Для достижения указанной цели потребовалось поставить и решить следующие теоретические и научно-практические задачи:

·Изучить основные понятия и назначение производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц;

·Определить категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам;

·Проанализировать проблемы при возбуждении уголовных дел в отношении некоторых лиц с особым правовым статусом;

·Выявить особенности задержания, применения мер пресечения по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц в РФ.

Объектом исследования являются уголовно-процессуальные отношения, возникающие в связи с производством по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц (в порядке главы 52 УПК РФ), а также теоретические положения, раскрывающие понятие, сущность и значение производства по уголовным делам лиц с особым правовым статусом.

Предмет исследования составляют нормы отечественного уголовно-процессуального законодательства, регламентирующие особенности производства по уголовным делам в их отношении отдельных категорий лиц (в порядке главы 52 УПК РФ).

Методологическую основу выпускной квалификационной работы составили общенаучные методы познания, в том числе - конкретно-исторический, системный, аналитический, структурно-функциональный, метод комплексного подхода и др., а также ряд частно-научных методов сравнительного правоведения, технико-юридический, статистический, конкретно-социологический и иные методы исследования.

Теоретическую основу работы составляют научные труды в области общей теории права, истории государства и права, конституционного права, уголовного и уголовно-процессуального права. Работа выполнена на базе анализа международно-правовых актов, Конституции РФ, действующего уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации, регулирующих вопросы иммунитетов отдельных категорий лиц, порядка привлечения их к уголовной ответственности. В диссертации использованы решения Конституционного Суда РФ, постановления Пленума Верховного Суда РФ, ранее действовавшее уголовно-процессуальное законодательство.

Структура работы определяется и обусловлена особенностями выбранной темы исследования и состоит из введения, двух глав, включающих четыре параграфа, заключения, списка использованных источников.

1. Особый порядок производства в отношении отдельных категорий лиц. Понятие и категории лиц

.1 Понятие и назначение производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц

Действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц определяется, прежде всего, принципом равенства всех перед законом и судом (ст. 19 Конституции РФ). В силу данного принципа уголовно-процессуальный закон действует одинаково в отношении всех, невзирая на пол, расу, национальность, язык, происхождение, имущественное и должностное положение, место жительства, образование, отношения к религии, убеждения и другие обстоятельства.

Но вопреки данному конституционному положению гл. 52 (ст. 447-452) УПК РФ установлены существенные исключения из общих правил уголовного судопроизводства в отношении большого числа лиц отдельных категорий.

Изъятия их этого принципа и соответственно различное действие уголовно-процессуального закона по кругу лиц допускаются в силу ряда публично-правовых интересов. Так, должностное положение в уголовном судопроизводстве данной категории дел обуславливает служебный иммунитет, то есть особые условия и порядок возбуждения уголовного дела, привлечения к уголовной ответственности и производства по делу в отношении ряда категорий должностных лиц, включающий необходимость получения разрешений определенных инстанций на проведение в отношении этих лиц всех или некоторых процессуальный действий. Служебный иммунитет не означает приобретения такими лицами личных выгод, но составляет гарантию эффективности выполнения ими важнейших государственных и общественных функций. В данном случае, рассматриваемое производство своим непосредственным юридическим основанием имеет не принцип равенства граждан, а другие правовые принципы: независимости судей, разделений властей и т.д.

Следует отметить, что УПК РФ РСФСР не регламентировал данный правовой институт на законодательном уровне. Появление в УПК РФ Российской Федерации (далее УПК РФ) раздела, посвященного особенностям производства в отношении отдельных категорий лиц, с позиции юридической техники, может быть оценено как положительное явление, направленное на включение разрозненных предписаний в единую систему кодифицированного законодательства. Кроме того, на наш взгляд, это является еще одним шагом на пути к формированию самостоятельного правового института исключительного права (иммунитетов) в уголовном судопроизводстве.

Исходя из сказанного, можно выделить следующие значения института производства по уголовным в отношении отдельной категории лиц:

во-первых, законодателем предпринята попытка дать перечень субъектов, обладающих иммунитетом в части осуществления в отношении них уголовного преследования;

во-вторых, в уголовно-процессуальном законодательстве установлен и в какой-то степени унифицирован порядок возбуждения уголовного дела, задержания, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий, направление уголовного дела в суд в отношении рассматриваемой категории лиц;

в-третьих, сформулированы основания отказа в возбуждении уголовного дела или прекращения уголовного дела, а также прекращение уголовного преследования для случаев, когда невозможно осуществление уголовно-процессуального производства (по различным причинам) в отношении лиц, обладающим иммунитетом;

в-четвертых, сформулированы иные положения, регулирующие отношения в сфере применения иммунитетов.

В общественном сознании и учебной литературе давно сложилось представление о том, что слово "иммунитет" нужно ассоциировать со словами "защита", "неприкосновенность" от чего-либо. В свою очередь учеными разработан ряд понятий юридического иммунитета, обозначающих его как: совокупность юридических норм - исключений, имеющих объективный и субъективный смысл, а также предусматривающих безальтернативное и альтернативное право; особый (усложненный) порядок уголовного судопроизводства, выражающийся в установлении изъятий из общего порядка судопроизводства и особых юридических преимуществ; дополнительные гарантии неприкосновенности и неответственности.

Глава 52 УПК РФ содержит детальную регламентацию производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, осуществляющих публичную деятельность, что свидетельствует о демократизации уголовно-процессуальных отношений. Цель данной новеллы: защитить депутатов, судей, прокуроров, следователей, адвокатов и иных лиц, осуществляющих публичную деятельность, от необоснованного обвинения и ограничения их прав и свобод. Решая эту проблему процессуальными средствами, законодатель, во-первых, утвердил перечень лиц, осуществляющих публичную деятельность, нуждающихся в дополнительных процессуальных гарантиях от незаконного и необоснованного уголовного преследования (ст. 447 УПК РФ); во-вторых, жестко регламентировал перечень лиц, наделенных правом возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории (ст. 448 УПК РФ); в-третьих, прокурорский надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц, осуществляющих публичную деятельность, дополнил институтом превентивного судебного контроля; в-четвертых, наделил Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей всех уровней еще одним уровнем процессуальной защиты (ч.ч. 4, 5, 7 ст. 448 УПК РФ): уголовные дела в отношении указанных лиц могут быть возбуждены только при условии лишения их неприкосновенности. Таким иммунитетом вышеперечисленные лица наделяются при вступлении в должность на основании соответствующих отраслевых законов, эти же акты регламентируют и порядок лишения их неприкосновенности. Таким образом, уголовное судопроизводство пополнилось новыми институтами:

прокурорским надзором за законностью и обоснованностью возбуждения всех без исключения уголовных дел (ст. 146 УПК РФ);

его разновидностью - особой формой превентивного ведомственного следственного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел, привлечения в качестве обвиняемых, проведения некоторых процессуальных и следственных действий в отношении отдельных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, который осуществляется, во-первых, только уполномоченными на то руководителями следственных органов (п.п. 1-12 ч. 1 ст. 448 УПК РФ), во-вторых, в рамках специальной процедуры (ст.ст. 447-452 УПК РФ);

превентивным судебным контролем за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел, привлечения в качестве обвиняемых, проведения некоторых процессуальных и следственных действий в отношении отдельных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью (ст.ст. 447-452 УПК РФ).

УПК РФ знает также институты дачи согласия:

соответствующими палатами Федерального Собрания РФ на лишение неприкосновенности лиц, указанных в п. 1 ч. 1 ст. 447 УПК РФ;

КС РФ на возбуждение уголовного дела в отношении судьи КС РФ (ч. 1 ст. 15 Федерального конституционного закона от 21.07.1994 №1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации", ч. 5 ст. 448 УПК РФ);

квалификационными коллегиями судов соответствующего уровня на возбуждение уголовного дела в отношении судей судов общей юрисдикции, судей арбитражных судов, судей конституционных (уставных) судов субъектов РФ (ч. 5 ст. 448 УПК РФ).

Механизм функционирования последних трех институтов носит преимущественно внепроцессуальный характер. Упоминаний об их существовании в УПК РФ немного, четкостью формулировок они не отличаются. Уголовно-процессуальный закон регламентирует только сроки рассмотрения палатами Федерального Собрания РФ представлений прокурора на предмет лишения неприкосновенности Президента РФ, прекратившего свои полномочия (ч. 7 ст. 448 УПК РФ), и судей (ч. 5 ст. 448 УПК РФ). Вместе с тем УПК РФ требует, чтобы решения КС РФ, квалификационных коллегий в отношении всех судей были мотивированными (ч. 5 ст. 448 УПК РФ). Аналогичные предписания содержатся и в п. 3 ст. 16 Закона РФ от 26.06.1992 №3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации".

Ниже анализируются вопросы оперативного судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, привлечения их в качестве обвиняемых.

Анализ положений гл. 52 УПК РФ свидетельствует, что законодатель предусматривал абсолютно новую разновидность уголовного судопроизводства. Фактически нормы разд. XVII УПК РФ - не более чем остов нового производства, которому только предстоит "обрасти" необходимой правовой материей. На сегодняшний день в данной области существует множество вопросов, ответов на которые законодатель не дает. Фрагментарен и противоречив порядок осуществления всех иных судебно-контрольных действий. Все ныне действующие нормы "выросли" из ст. ст. 220.1 и 220.2 УПК РФ РСФСР, постановлений и определений КС РФ. Вместе с тем правоприменители обоснованно считают, что перечисленные вопросы (за исключением, конечно, судоустройственного) хотя и существенны, но не принципиальны.

Назначение особенностей производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц состоит в том, что законодатель исходя из той роли, которую определенные лица играют в государстве и обществе, в целях обеспечения их непрерывной и бесперебойной деятельности, повышения независимости, а также для охраны нравственных и моральных ценностей установил особые процедуры привлечения их к уголовной ответственности. Ориентируясь на предписания главы 52 УПК РФ, надо учитывать следующие обстоятельства.

Особенности производства касаются лишь субъектов, перечисленных в ст. 447 УПК РФ. Круг же лиц, обладающих иммунитетами, несколько шире. В частности, законодатель не предусмотрел в УПК РФ процедуры привлечения к ответственности Президента Российской Федерации, кандидатов в депутаты Государственной Думы, иных законодательных (представительных) органов власти и др.

Правовые предписания, устанавливающие особенности производства в отношении отдельных категорий лиц, касаются лишь ситуаций, когда перечисленные лица привлекаются к ответственности, т.е. получают правовое положение подозреваемого или обвиняемого. Особенности их участия в уголовном судопроизводстве в качестве иных участников процесса определяются другими нормами либо не оговариваются вообще. В частности, ч. 3 ст. 56 УПК РФ устанавливает невозможность допроса в качестве свидетеля судьи, присяжного заседателя об обстоятельствах уголовного дела, которые стали им известны в связи с участием в производстве по данному уголовному делу, а также члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, без их согласия, об обстоятельствах, которые стали им известны в связи с осуществлением своих полномочий. Но эти положения теряют актуальность при осуществлении уголовного преследования в отношении указанных лиц, поскольку в этом случае у них появляется возможность вообще не давать показания.

Положения рассматриваемой главы не в равной степени распространены на участников, обозначенных в ст. 447 УПК РФ. Внутри нее процедура привлечения их к уголовной ответственности также дифференцирована.

Во избежание повторения текстов комментариев к УПК РФ, первоначально нами излагаются общие правила, а затем характеристика особенностей производства применительно к определенным группам отдельных категорий лиц, обозначенных в главе 52 УПК РФ.

Особенности производства в отношении отдельных категорий лиц, необходимо рассматривать как совокупность исключительных управомочивающих, обязывающих и запрещающих юридических норм, регулирующих особый порядок производства процессуальных и следственных действий в отношении либо с участием определенной законом категории граждан.

Таким образом, установленные в гл. 52 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t2K> УПК РФ особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц представляют собой определенные изъятия из общеправового конституционного принципа равенства всех перед законом и судом (ст. 19 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B57D3AB24B0343A0F81CD1ECA1D849CA4A9167E8205FeAt2K> Конституции РФ). Эти изъятия следует расценивать не как некую индульгенцию, выданную законодателем тем или иным категориям должностных лиц в целях ограждения их от уголовной ответственности, а как определенную гарантию от необоснованного уголовного преследования в связи с осуществлением служебных, профессиональных или иных полномочий. Тем самым, устанавливая особые правила осуществления уголовного судопроизводства в отношении определенных категорий лиц, государство защищает прежде всего не этих лиц, а реализуемые ими общественно значимые функции, обеспечивая такие принципы, как разделение властей, независимость представительных органов государственной власти и судов.

Установленные гл. 52 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t2K> УПК РФ особые правила уголовного судопроизводства касаются следующих аспектов производства по уголовным делам:

а) возбуждение уголовного дела;

б) привлечение лица в качестве обвиняемого;

в) применение задержания, заключения под стражу и некоторые другие процессуальные действия, связанные с ограничением конституционных прав.

Поскольку, как следует из названия гл. 52 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t2K> УПК РФ, эти правила применяются по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, они распространяются главным образом на те ситуации, в которых в отношении лица, подпадающего под содержащийся в ст. 447 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5tCK> УПК РФ перечень, осуществляется уголовное преследование. Отмеченное, однако, не исключает необходимости применения этих же правил и в тех случаях, когда, скажем, есть необходимость проведения тех или иных процессуальных действий (например, обыска) в отношении депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ или судьи, являющегося в конкретном уголовном деле потерпевшим или свидетелем.

1.2 Категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам

Определенные особенности производства следственных и процессуальных действий устанавливаются, помимо гл. 52 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t2K> УПК РФ, также нормами иных федеральных законов, определяющих в том числе статус отдельных категорий лиц и его гарантии: Федеральных конституционных законов от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB7495314A2A949DFE9A9e8t8K> "О Конституционном Суде Российской Федерации" и от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5425714A2A949DFE9A9e8t8K> "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", Федеральных законов от 8 мая 1994 г. №3-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6415014A2A949DFE9A9e8t8K> "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", от 10 января 2003 г. №19-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733CB5475D14A2A949DFE9A9e8t8K> "О выборах Президента Российской Федерации", от 12 февраля 2001 г. №12-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B67535B2475D14A2A949DFE9A9e8t8K> "О гарантиях Президенту Российской Федерации, прекратившему исполнение своих полномочий, и членам его семьи", от 6 октября 1999 г. №184-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B67338BE465014A2A949DFE9A9e8t8K> "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации", от 12 июня 2002 г. №67-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733EBE485014A2A949DFE9A9e8t8K> "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", Закона <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5445714A2A949DFE9A9e8t8K> РФ от 26 июня 1992 г. №3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации", Федеральных законов от 17 января 1992 г. №2202-1 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B67338BF475D14A2A949DFE9A9e8t8K> "О прокуратуре Российской Федерации", от 28 декабря 2010 г. №403-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733EBE475514A2A949DFE9A9e8t8K> "О Следственном комитете Российской Федерации", от 31 мая 2002 г. №63-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B67135BE435D14A2A949DFE9A9e8t8K> "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", от 5 апреля 2013 г. №41-ФЗ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6435314A2A949DFE9A9e8t8K> "О Счетной палате Российской Федерации".

При решении вопроса о применении положений этих законов, определяющих гарантии правового статуса отдельных категорий лиц, и об их соотношении с соответствующими положениями уголовно-процессуального закона следует исходить из правовых позиций КС РФ, в соответствии с которыми разрешение в процессе правоприменения коллизий между различными правовыми актами должно осуществляться исходя из времени принятия этих актов, а также из того, какой из этих актов является специальным и предусматривает больший объем прав и свобод граждан, более широкие их гарантии.

В частности, КС РФ в Определении <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B27234B4495E49A8A110D3EBAE875ECD039D66E82057A2eDtEK> от 8 ноября 2005 г. №439-О отметил следующее. Несмотря на то что ст. ст. 29 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A1D6e5t0K> и 182 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92056A3DAe5t0K> УПК РФ, определяя основания и порядок производства следственных действий, в том числе обыска, не содержат указания на обязательность судебного решения в качестве условия производства обыска в служебных помещениях, используемых для адвокатской деятельности, производство этого следственного действия в случаях, предусмотренных п. 3 ст. 8 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B67135BE435D14A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A0D7e5t5K> Федерального закона "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации", может осуществляться лишь на основании соответствующего судебного решения.

Таким образом, к категории лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам относятся:

) члена Совета Федерации и депутата Государственной Думы, депутата законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации, депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица органа местного самоуправления;

) Председателя Счетной палаты Российской Федерации, его заместителя и аудиторов Счетной палаты Российской Федерации;

) Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации;

) Президента Российской Федерации, прекратившего исполнение своих полномочий, а также кандидата в Президенты Российской Федерации;

) прокурора;

.1) Председателя Следственного комитета Российской Федерации;

.2) руководителя следственного органа;

) следователя;

) адвоката;

) члена избирательной комиссии, комиссии референдума с правом решающего голоса;

) зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы, зарегистрированного кандидата в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта Российской Федерации.

Установленные гл. 52 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t2K> УПК РФ гарантии неприкосновенности подлежат применению лишь постольку, поскольку лицо занимает указанную в ст. 447 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5tCK> УПК РФ должность или осуществляет соответствующую функцию. Лицо, переставшее быть депутатом, членом избирательной комиссии с совещательным голосом, следователем, процессуальным иммунитетом не обладает.

Особые правила обеспечения неприкосновенности установлены в отношении судей, которые сохраняют установленные законом гарантии и после ухода в отставку и прекращения исполнения ими своих полномочий.

Немало специалистов, постоянно напоминающих о равенстве всех перед законом и судом (ч. 1 ст. 19 Конституции РФ). Поэтому, по их мнению, никаких изъятий из общих правил уголовного судопроизводства существовать не должно. В период действия ст. 14 УПК РФ РСФСР данная норма даже рассматривалась в качестве одного из основных принципов уголовного судопроизводства.

Следует отметить, что процессуальные иммунитеты существовали всегда. В СССР неприкосновенностью обладали депутаты советов всех уровней, отдельные категории военных. Неофициально, но процессуальный иммунитет имели и члены КПСС, особенно высокопоставленные. Заслуга современного законодателя заключается в том, что он на легальном уровне попытался упорядочить то, что имело место в жизни. Наличие процессуальных иммунитетов необходимо для нормальной работы отдельных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, поскольку, как свидетельствует судебная практика, желающих расправиться с чиновниками, занимающими определенные должности, с помощью незаконного уголовного преследования, более чем достаточно.

Так, органами прокуратуры был поставлен вопрос о привлечении к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 116 УК РФ депутата Законодательного Собрания Тверской области С. Анализ собранного в отношении его материала показал, что действия прокуратуры были изначально незаконны. Несмотря на то, что дела данной категории возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, проверка в отношении С. была инициирована прокурором Весьегонского района Тверской области. В материале появился не соответствующий требованиям, предъявляемым к такого рода документам, акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего Б. Как следует из пояснений депутата С., еще до возбуждения уголовного дела его несколько раз пытались насильно доставить в прокуратуру. К сожалению, коллегия судей Тверского областного суда вышеперечисленных нарушений закона не заметила, ходатайство прокурора области удовлетворила: обнаружила в действиях С. признаки преступления, фактически дав тем самым согласие на его привлечение к уголовной ответственности.

Судебная коллегия по уголовным делам Верховного Суда РФ решение нижестоящей инстанции отменила, указав в кассационном определении на недопустимость формального подхода к осуществлению судебной деятельности. С необходимостью отмены заключения коллегии судей Тверского областного суда в отношении С. согласился и представитель Генеральной прокуратуры РФ.

Перечень лиц, имеющих право на дополнительные меры процессуальной защиты в виде оперативного судебного контроля за законностью и обоснованностью возбуждения в отношении их уголовных дел, весьма ограничен. В нем нет ни Председателя Правительства РФ, ни министров РФ, ни губернаторов. Что это: установка законодателя или юридико-техническая неточность? Пока очевидно одно: губернаторы, как и прокуроры, в процессуальном плане весьма уязвимы, несмотря на то, что в данном случае процессуальные гарантии служат защитой не частных, а публично-правовых интересов.

Губернатор Эвенкийского автономного округа, мотивируя свои действия тем, что отсутствие в перечне лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, глав исполнительной власти субъектов Федерации свидетельствует об игнорировании характера их функций, попытался отстоять свое право на неприкосновенность в Конституционном Суде РФ. Как отметил Суд, только законодателю принадлежит право, исходя из конституционно значимых целей и с учетом принципов демократического правового государства, определять в федеральных законах как круг лиц, нуждающихся - в конкретной исторической ситуации - в дополнительных гарантиях своей деятельности, так и объем этих гарантий.

Безусловно, положения уголовно-процессуального закона далеко не бесспорны. Налицо парадокс: депутат поселкового уровня иммунитет имеет, а губернатор края - нет. Проблема здесь, как указано в определении Конституционного Суда РФ, - в конкретной исторической ситуации, обусловленной противоправной деятельностью целого ряда губернаторов.

Время от времени конкурента с политической арены, из экономической сферы, а то и из правоохранительных структур пытаются устранить с помощью мер уголовной репрессии. Чтобы положить конец подобному произволу, законодатель существенно ужесточил прокурорский надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел.

С 1 июля 2002 г. в соответствии с ч. 1 ст. 146 УПК РФ любое уголовное дело публичного, частно-публичного обвинения по общему правилу может быть возбуждено только прокурором района (города) субъекта Федерации, приравненными к ним военными и специальными прокурорами, Генеральным прокурором РФ, а также его заместителями.

Что касается иных процессуально самостоятельных фигур (следователей, дознавателей), то полноценным правом на возбуждение уголовного дела они не обладают, так как вынесенное дознавателем, следователем постановление о возбуждении уголовного дела обретает реальную силу лишь после того, как с ним согласится прокурор (ч. 2 ст. 146, ст. 476 УПК РФ, приложения №13, 14, 16).

Прокурорский надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел существовал и раньше. Правда, осуществлялся он исключительно в режиме постфактум, при этом о законности и обоснованности возбуждения уголовного дела прокурор зачастую задумывался лишь после составления по делу обвинительного заключения. В настоящее время подобная "халатность" исключается: постановление о возбуждении уголовного дела, равно как и все собранные по нему следователем (дознавателем) материалы, направляется прокурору незамедлительно (ч. 4 ст. 146 УПК РФ). В отсутствие согласия прокурора на возбуждение уголовного дела не будет ни дознания, ни предварительного следствия. Наличие такой новеллы в Кодексе свидетельствует, что характер прокурорского надзора за законностью и обоснованностью решений и действий следователей и дознавателей в стадии возбуждения уголовного дела изменился кардинально: из отложенного на неопределенный срок он стал превентивным.

Отношение к этому нововведению у специалистов разное. Например, заместитель начальника Следственного комитета при МВД России Б. Гаврилов оценил его негативно. По его мнению, получение следователем согласия прокурора на возбуждение уголовного дела - напрасная трата процессуального времени, человеческих и материальных ресурсов. Думается, что позиция, занимаемая Б. Гавриловым, не лишена оснований. Достоверных эмпирических данных, подтверждающих целесообразность введения анализируемого института в уголовное судопроизводство, нет. Вместе с тем Б. Гаврилов ситуацию знает не понаслышке, так как в поле его зрения ежегодно находятся почти два миллиона возбуждаемых в России уголовных дел. К этому добавим, что точку зрения Б. Гаврилова разделяют многие теоретики и практики.

Существенно ужесточив прокурорский надзор за возбуждением всех без исключения уголовных дел, законодатель впервые за долгие годы решился на детальную регламентацию производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц, осуществляющих публичную деятельность (глава 52 УПК РФ), что, безусловно, свидетельствует о демократизации уголовно-процессуальных отношений. Цель данной новеллы очевидна: защитить депутатов, судей, прокуроров, следователей, адвокатов и иных лиц, осуществляющих публичную деятельность, от необоснованного обвинения и ограничения их прав и свобод.

Решая эту непростую проблему процессуальными средствами, законодатель, во-первых, утвердил перечень лиц, осуществляющих публичную деятельность и, по его мнению, нуждающихся в дополнительных процессуальных гарантиях от незаконного и необоснованного уголовного преследования (ст. 447 УПК РФ); во-вторых, жестко регламентировал перечень лиц, наделенных правом возбуждения уголовных дел рассматриваемой категории (ст. 448 Кодекса), в-третьих, прокурорский надзор за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении отдельных категорий лиц, осуществляющих публичную деятельность, дополнил институтом превентивного судебного контроля; в-четвертых, наделил Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, членов Совета Федерации, депутатов Государственной Думы, судей всех уровней еще одним уровнем процессуальной защиты (ч.ч. 4, 5, 7 ст. 448 УПК РФ): уголовные дела в отношении указанных лиц могут быть возбуждены только при условии лишения их неприкосновенности. Таким иммунитетом вышеперечисленные лица наделяются при вступлении в должность на основании соответствующих отраслевых законов, эти же акты регламентируют и порядок лишения их неприкосновенности.

О несовершенстве механизма привлечения к уголовной ответственности определенных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, свидетельствует то обстоятельство, что нормы, регулирующие анализируемый вид судебной деятельности, разбросаны по разным отраслям права. Они не только занимают разные уровни в иерархии законов, но зачастую и противоречат друг другу.

Например, ст. 447 УПК РФ в числе лиц, обладающих процессуальным иммунитетом, называет судей. Однако данная норма по своей конструкции является бланкетной, поскольку за разъяснением, что в каждом конкретном случае следует понимать под термином "судья", необходимо обращаться к ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации". Данный Закон говорит о том, что все судьи в России (от мировых до военных, от членов уставных судов субъектов Федерации до судей Конституционного Суда РФ) обладают единым статусом. Он также гласит, что неприкосновенностью обладают не только действующие, но и пребывающие в почетной отставке судьи. Вместе с тем если судья в отставке в установленном законом порядке трудится в государственном учреждении, то на указанный период он утрачивает свой процессуальный иммунитет. Если же судья занимается деятельностью, которая допустима и для действующих судей (профессор кафедры), то процессуальный иммунитет за ним сохраняется.

Существуют и иные лакуны. Например, неясно, кого в п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ правоприменителю следует понимать под термином "прокурор". В силу п. 31 ст. 5 УПК РФ это Генеральный прокурор РФ, подчиненные ему прокуроры и их заместители и иные должностные лица органов прокуратуры, участвующие в уголовном судопроизводстве и наделенные соответствующими полномочиями федеральным законом о прокуратуре. Не означает ли сказанное, что уголовное дело в отношении следователя, адвоката может быть возбуждено заместителем, а то и помощником прокурора района, области? Как уже подчеркивалось выше, практики склоняются к выводу о том, что в конкретном случае речь идет именно о прокуроре. В то же время имеется целый ряд судебных постановлений, в том числе Президиума Верховного Суда РФ, в которых не ставятся под сомнение полномочия заместителей Генерального прокурора РФ вносить представления на предмет получения заключения коллегии судей суда субъекта Федерации в отношении депутатов представительных органов государственной власти того же уровня.

Значительная часть вышеуказанных представлений подается лицами, исполняющими обязанности прокурора. Указанные документы рассматриваются судами наравне с представлениями, внесенными лично прокурорами, при этом документов, подтверждающих наличие у заявителей соответствующих полномочий, суды не требуют.

2. Особенности, коллизии и проблемы производства уголовный дел в отношении отдельных категорий лиц на практике

.1 Проблемы при возбуждении уголовных дел в отношении некоторых лиц с особым правовым статусом

Правоприменительная практика и реалии сегодняшнего дня показывают, что достаточно часто возбуждаются уголовные дела в отношении судей, прокуроров, руководителей следственных органов, следователей, адвокатов, в отношении которых уголовно-процессуальным законом установлен особый порядок производства по уголовным делам.

Значительность и актуальность вопросов, входящих в служебные обязанности данных лиц, способствовала созданию специального механизма, гарантирующего независимость их мнения при принятии решений, вытекающих из интересов их работы, чтобы исключить возможность оказания на них какого-либо внешнего воздействия.

Этому специально посвящена

глава 52 Уголовно-процессуального кодекса "Особенности производства по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц", регулирующая такие наиболее значимые стадии уголовного преследования специальных субъектов уголовного судопроизводства, как возбуждение уголовного дела, задержание, избрание в качестве меры пресечения заключения под стражу и направление уголовного дела в суд.
Положения

главы 52 УПК РФ предусматривают лишь изъятия из общего порядка производства по уголовному делу, определенного другими главами уголовно-процессуального закона.


Пункты 2,

6,

6.2,

7 и

8 ч. 1 ст. 447 УПК РФ указывают, что требования настоящей главы применяются при производстве по уголовным делам в отношении судьи, прокурора, руководителя следственного органа, следователя, адвоката.
Правовая привилегия (иммунитет) специального субъекта уголовного судопроизводства в сфере личной неприкосновенности не расширяет объем этой неприкосновенности, а лишь противостоит опасности ее недопустимого ограничения в связи с выполнением субъектом социально значимых функций.
Правовой иммунитет в данном конкретном случае выступает в качестве особой привилегии, основное социальное назначение которой - гарантировать защиту специальных субъектов от необоснованных посягательств на их самостоятельность, качественное выполнение ими государственных (общественных) функций.
Созданию законодателем специального порядка привлечения к уголовной ответственности судей, прокуроров, руководителей следственных органов, следователей и адвокатов предшествовала определенная история развития уголовно-процессуального законодательства Российской Федерации о неприкосновенности специальных субъектов уголовного судопроизводства.
В частности, ранее, в соответствии с

п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принималось в отношении прокурора, руководителя следственного органа, следователя вышестоящим руководителем следственного органа Следственного комитета при Прокуратуре РФ (ныне самостоятельный орган) на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления, а в отношении адвоката - руководителем следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ по району, городу на основании заключения судьи районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.
То есть для возбуждения уголовного дела в отношении прокурора, руководителя следственного органа, следователя, адвоката необходимо было заключение судьи районного суда или гарнизонного военного суда по месту совершения деяния, содержащего признаки преступления.
Это породило мнение о том, что положительный фактор такой неприкосновенности в случае совершения специальным субъектом судопроизводства деяния, имеющего признаки преступления, при несовершенстве норм уголовного судопроизводства приводит к отрицательным результатам.
Например, А. Халиков, придерживаясь данной точки зрения, отметил, что стадия возбуждения уголовного дела превращается в стадию его развала на самом начальном этапе, ибо исчезают следы преступлений, свидетели забывают о многих обстоятельствах происшедшего, лица, заявившие о преступлении, могут отказаться от своих заявлений.
Существовало также мнение о несоответствии действующих правовых норм о неприкосновенности прокурорских работников
Конституции РФ, принятой всенародным голосованием 12 декабря 1993 г.
В частности, А.В. Федоров указал, что
ст. 19 Конституции РФ провозглашается принцип равенства всех перед законом и судом. При этом отмечается, что государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Реализация конституционного принципа равенства всех перед законом и судом предполагает, что каждый должен отвечать за правонарушения в установленном для всех общем порядке. Конституция оговаривает и исключения из этого правила, устанавливая неприкосновенность членов Совета Федерации и депутатов Государственной Думы
(ст. 98), судей
(ст. 122) и Президента РФ
(ст. 91). О неприкосновенности прокурорских работников в Конституции РФ ничего не говорится, и таким образом данный правовой институт, как представляется, вступает в противоречие со
ст. 19 Конституции.
О неприкосновенности руководителей следственных органов, следователей и адвокатов в
Конституции РФ также ничего не говорится.
Предлагалось Уголовно-процессуальный

кодекс привести в соответствие с
Конституцией РФ: либо исключить из него положение о неприкосновенности прокуроров, руководителей следственных органов, следователей и адвокатов, либо признать необходимым сохранение института неприкосновенности перечисленных участников уголовного судопроизводства путем внесения соответствующих изменений в
Конституцию РФ.
Как отмечает К. Муравьев, закрепленный в

УПК РФ перечень лиц, в отношении которых применяется особый порядок производства по уголовным делам, значительно расширен по отношению к особам, которым
Конституцией РФ предоставляется неприкосновенность.
И вот в 2008 и 2010 годах произошли изменения Уголовно-процессуального

кодекса, существенно изменившие подход к данному вопросу.
Теперь в соответствии с изменениями закона, на основании

п. 10 ч. 1 ст. 448 УПК РФ решение о возбуждении уголовного дела либо о привлечении в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, принимается в отношении прокурора района, города, приравненных к ним прокуроров, руководителя и следователя следственного органа по району, городу, а также адвоката руководителем следственного органа Следственного комитета Российской Федерации по субъекту Российской Федерации; в отношении вышестоящих прокуроров, руководителей и следователей вышестоящих следственных органов - Председателем Следственного комитета Российской Федерации или его заместителем.
Таким образом, для возбуждения уголовного дела в отношении прокурора, руководителя следственного органа, следователя, адвоката заключение судьи не нужно. Это значительно упростило возбуждение уголовных дел в отношении перечисленных специальных субъектов уголовного судопроизводства.
Правильно это или нет, покажет время и наработанная правоприменительная практика.
А как же обстоит дело в отношении судей?
Неприкосновенность судьи закреплена
Конституцией РФ. В соответствии с
ч. 2 ст. 122 Конституции РФ судья не может быть привлечен к уголовной ответственности иначе как в порядке, определяемом федеральным законом.


Часть 1 ст. 448 УПК РФ в зависимости от объема иммунитета судьи устанавливает порядок принятия решения о возбуждении уголовного дела Председателем Следственного комитета Российской Федерации. В частности, в соответствии с

п. 4 ч. 1 ст. 448 УПК РФ в отношении судьи Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, федерального арбитражного суда, военного суда решении о возбуждении уголовного дела принимается Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации.
Ранее для возбуждения уголовного дела в отношении указанной категории судей также необходимо было заключение коллегии, состоящей из трех судей Верховного Суда Российской Федерации, о наличии в действиях судьи признаков преступления.
В соответствии с

п. 5 ч. 1 ст. 448 УПК РФ в отношении иных судей (помимо указанных в

пункте 4 решение о возбуждении уголовного дела принимается Председателем Следственного комитета Российской Федерации с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей.
До изменений в законе для этого необходимо было также заключение коллегии, состоящей из трех судей верховного суда республики, краевого или областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области и суда автономного округа, военного суда соответствующего уровня, о наличии в действиях судьи признаков преступления.
При этом коллегия, состоящая из трех соответствующих судей, давая заключение о наличии или отсутствии в действиях судьи признаков преступления, проверяла лишь достаточность представленных Председателем Следственного комитета Российской Федерации данных, указывающих на эти признаки, и правомерность его утверждения о наличии оснований для возбуждения уголовного преследования в отношении судьи и была не вправе делать выводы, которые могут содержаться только в итоговом решении по уголовному делу.
В частности, коллегия из трех судей проверяла достаточность у органов предварительного расследования оснований к возбуждению уголовного дела и применению к судье некоторых мер уголовного преследования. Такая судебная проверка должна была исключить возможность заведомо необоснованного уголовного преследования судьи в связи с осуществлением им служебной деятельности.
Несоблюдение указанных условий согласно

п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ влекло отказ в возбуждении уголовного дела, а по возбужденному уголовному делу - его прекращение.
Сейчас все значительно упростилось, ибо согласие соответствующей квалификационной коллегии судей, в которую входят не только судьи, специализирующиеся в уголовном судопроизводстве, но и судьи, специализирующиеся в гражданском судопроизводстве, а также мировые судьи, судьи арбитражного суда и представители общественности не равноценно заключению коллегии из трех судей, специализирующихся в уголовном судопроизводстве, которые в судебном заседании с участием прокурора и адвоката, а также с участием судьи, в отношении которого внесено представление, исследовали представленные материалы и выносили мотивированное письменное заключение, которое могло быть обжаловано в судебную коллегию по уголовным делам соответствующего вышестоящего суда.
Однако изменения в закон внесены, и теперь, не взирая на то, хорошие они или нет, необходимо нарабатывать правоприменительную практику.
При этом не стоит пренебрегать мнением Д. Козака о том, что декларации о признании принципа независимости правосудия недостаточно. Как верно отмечено, суд по своей правовой природе находится в центре конфликтной ситуации, стороны спора надеются на то, что суд встанет именно на их точку зрения, а зачастую и полагают возможным так или иначе повлиять на судью. Особенно велик этот соблазн у "сильной" - богатой или власть предержащей стороны. В этом причина создания практически всеми современными государствами дополнительных правовых механизмов обеспечения независимости и беспристрастности судов и судей.
Как справедливо отмечает В.А. Терехин, нужно учитывать специфику деятельности судей, которые разрешают конфликты участников правоотношений и немало из них, естественно, оказываются в роли обиженной стороны. Кроме того, имеются соответствующие люди, а иногда и группы людей, которые специально не хотят отстаивать свои интересы процессуальными средствами. Они зачастую преднамеренно обостряют ситуацию вокруг суда и судей, подключая СМИ и правозащитные организации, а то и используя явно незаконные методы с вполне конкретной целью - любыми способами повлиять на судебную систему и "продавить" нужное им неправосудное решение. Следует также иметь в виду, что порой неудовлетворенной стороной становятся сотрудники органов власти, в том числе специальных служб, расследования уголовных дел и прокуратуры. Это как раз те случаи, когда возникает конфликт служебных интересов, и судьи должны быть надежно защищены от необоснованных притязаний.
Хочется отметить, что, по смыслу закона, при даче согласия соответствующей квалификационной коллегией судей о возбуждении уголовного дела в отношении судьи либо о привлечении его в качестве обвиняемого, если уголовное дело было возбуждено в отношении других лиц или по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, не требуется подтверждения виновности либо невиновности судьи, а также обнаружения всех признаков конкретного состава преступления, поскольку это - задача предварительного расследования и последующего судебного разбирательства уголовного дела. Квалификационной коллегии судей надлежит установить:
наличие в представленных материалах подтверждения события деяния, обстоятельства которого предстоит расследовать;
наличие в представленных материалах признаков преступления, позволяющих квалифицировать деяние;
обоснованность предположения о причастности судьи к содеянному.
Заключение квалификационной коллегии судей должно объективно подтверждаться представленными материалами, ибо предположение органов расследования о возможной причастности судьи к конкретному преступлению должно быть обоснованным.
При этом, как официально сообщалось на VII Всероссийском съезде судей, за межсъездовский (четыре года) период квалификационные коллегии судей дали согласие на возбуждение уголовных дел в отношении 64 лиц, занимавших судейские должности, отказав в удовлетворении аналогичных представлений в девяти случаях.
Ранее

ч. 6 ст. 448 УПК РФ указывала, что изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации деяния, содержащейся в заключении судебной коллегии, которое может повлечь ухудшение положения судьи, допускалось только в порядке, установленном настоящей

статьей для принятия решения о возбуждении в отношении судьи уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого.
То есть изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации деяния, содержащейся в заключении соответствующей коллегии из трех судей, если этим ухудшалось положение судьи, допускалось только в порядке, установленном

ст. 448 УПК РФ, для принятия решения о возбуждении уголовного дела в отношении соответствующего лица или привлечения его в качестве обвиняемого.
Теперь же

ч. 6 ст. 448 УПК РФ в связи с изменениями, внесенными в декабре 2008 г. утратила свою силу.
Хочется отметить, что в уголовном судопроизводстве проблема правильного возбуждения уголовного дела имеет существенное значение, ибо все последующие следственные действия, весь кропотливый труд органов предварительного расследования и суда может быть потрачен впустую.
Судебная практика постепенно накапливает примеры применения ст. 448 УПК РФ.
Органами прокуратуры был поставлен вопрос о привлечении к уголовной ответственности по ч. 2 ст. 116 УК депутата Законодательного Собрания Кировской области С. Анализ собранного в отношении его материала показал, что действия прокуратуры были изначально незаконны. Несмотря на то что дела данной категории возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, проверка в отношении С. была инициирована прокурором Ленинского района Кировской области. В материале появился не соответствующий требованиям, предъявляемым к такого рода документам, акт судебно-медицинского освидетельствования потерпевшего Б. Как следует из пояснений депутата С., еще до возбуждения уголовного дела его несколько раз пытались насильно доставить в прокуратуру. К сожалению, коллегия судей Кировского областного суда вышеперечисленных нарушений закона не заметила, ходатайство прокурора области удовлетворила: обнаружила в действиях С. признаки преступления, фактически дав тем самым согласие на его привлечение к уголовной ответственности. СК ВС РФ решение нижестоящей инстанции отменила, указав в кассационном определении на недопустимость формального подхода к осуществлению судебной деятельности. С необходимостью отмены заключения коллегии судей Кировского областного суда в отношении С. согласился и представитель Генеральной прокуратуры РФ.
В то же время механизм привлечения к уголовной ответственности определенных категорий лиц, занимающихся публичной деятельностью, весьма далек от совершенства. Об этом свидетельствует то обстоятельство, что нормы, регулирующие анализируемый вид судебной деятельности, "разбросаны" по разным отраслям права. Они не только занимают разные уровни в иерархии законов, но зачастую и противоречат друг другу.
Например, ст. 447 УПК РФ в числе лиц, обладающих процессуальным иммунитетом, называет судей. Однако данная норма по своей конструкции является бланкетной, поскольку за разъяснением, что в каждом конкретном случае следует понимать под термином "судья", необходимо обращаться к ст. 16 Закона РФ "О статусе судей в Российской Федерации". Данный Закон говорит о том, что все судьи в России (от мировых до военных, от членов уставных судов субъектов РФ до судей КС РФ) обладают единым статусом. Он также гласит, что неприкосновенностью обладают не только действующие, но и пребывающие в почетной отставке судьи. Вместе с тем если судья в отставке в установленном законом порядке трудится в государственном учреждении, то на указанный период он утрачивает свой процессуальный иммунитет. Если же судья занимается деятельностью, которая допустима и для действующих судей (профессор кафедры), то процессуальный иммунитет за ним сохраняется. Существуют и иные пробелы.
В ч. 2 ст. 448 УПК РФ закреплено, что представление руководителя следственного органа рассматривается с его участием. Буквальное толкование данной нормы таково: лицо, внесшее представление, поддерживает его в судебном заседании. Очевидно, что ввиду невозможности реализации данного положения закона данную функцию на себя возьмут его заместители, возможно, помощники.
Уголовно-процессуальный закон регламентирует только первый и третий этапы возбуждения уголовного дела. Данные положения УПК РФ весьма фрагментарны, за более детальными предписаниями УПК РФ отсылает к ведомственным нормативным актам и инструкциям. Применительно ко второму этапу в УПК РФ содержатся указания только на продолжительность возможных сроков доследственной проверки. По общему правилу она не должна превышать трех суток (ч. 1 ст. 144 УПК РФ).
Как показывает практика, во избежание незаконного возбуждения уголовного дела доследственная проверка проводится как основательное "расследование", в котором активно участвуют дознаватель, следователь, прокурор, специалисты (ст. 58 УПК РФ), переводчики (ст. 59 УПК РФ), понятые (ст. 60 УПК РФ) и субъекты, которые в будущем могут получить статус свидетелей, потерпевших, гражданских истцов и ответчиков, подозреваемых, обвиняемых, их законных представителей.
Лица, нуждающиеся в квалифицированной юридической помощи, имеют право на получение таковой от профессиональных юристов - адвокатов. Результаты, полученные в ходе проверки, перепроверяются процессуальными средствами после возбуждения уголовного дела. Вместе с тем уголовно-процессуальный закон проведения столь основательных проверок не требует. В силу ст. 146 УПК РФ для возбуждения уголовного дела достаточно сообщения о деянии, содержащем признаки преступления. Зачастую сведения, которые собираются в ходе доследственной проверки, могут быть получены при проведении предварительного расследования уже процессуальными средствами. При этом двойную работу производить не придется. В силу того что добытые сведения изначально будут иметь статус доказательств, отпадет необходимость в перепроверке данных. Таким образом, отечественной практике известны два алгоритма возбуждения уголовного дела:
сложный, когда по сообщению о преступлении сначала проводится детальная доследственная проверка, в ходе которой непроцессуальными методами "нащупываются" основные доказательства;
простой, когда орган, возбуждающий уголовное дело, действуя на свой страх и риск, ограничивается анализом текста сообщения о преступлении, например заявления потерпевшего или явки с повинной.
Проводить ли кропотливую доследственную проверку или обойтись без таковой, решает должностное лицо, на которое законом возложена обязанность рассмотреть сообщение о преступлении. В значительной мере выбор алгоритма поведения зависит от категории преступления. Чем непривычнее для понимания информация в сообщении о преступлении, тем тщательнее ее проверка, и, наоборот, доследственная проверка не будет производиться, если сведения о преступлении просты и оснований сомневаться в их достоверности нет.
С учетом характера преступлений, за совершение которых к ответственности привлекаются лица, перечисленные в ст. 447 УПК РФ, далеко не всегда сразу удается сделать вывод о наличии не только повода, но и основания к возбуждению уголовного дела. Например, суд просят подтвердить наличие признаков преступления в действиях мэра города, допустившего нецелевое использование бюджетных средств. Естественно, сделать какой-либо вывод можно только после проведения доследственной проверки.
К моменту возбуждения уголовного дела в отношении лиц, перечисленных в ст. 447 УПК РФ, лицо, ходатайствующее перед судом о даче заключения о наличии в их действиях признаков преступления, должно установить и представить суду совокупность данных: во-первых, об определенных действиях лиц, привлекаемых к уголовной ответственности; во-вторых, о наличии в их действиях признаков преступления.

Мэру города на строительство школы стоимостью 200 млн. руб. выделили 10 млн. руб. Располагая данными средствами, начинать строительство нерентабельно, так как значительная их часть уйдет на организацию работ и последующую консервацию. Финансирование проекта в будущем весьма проблематично. Реальная стоимость денег ежедневно "съедается" инфляцией. Мэр на выделенные деньги построил для администрации города гараж. Есть ли в его действиях признаки преступления? Как видим, содеянное мэром находится в рамках хозяйственных рисков. Налицо только нарушение плановой дисциплины, однако основным критерием оценки действий мэра является наличие общественной опасности.

К сожалению, данная правовая категория крайне редко становится предметом исследования суда на этапе применения им положений гл. 52 УПК РФ. Почему это происходит? Причина одна - опасение судов предвосхитить вопрос о доказанности. Вместе с тем признаки преступления должны удовлетворять следующим требованиям:

определять общественную опасность деяния;

отграничивать его от смежных преступлений, а тем более правонарушений;

прямо указывать на норму в Особенной части УК, вытекать из ее толкования;

не быть производными от других признаков;

быть присущими всем преступлениям данного вида.

Квалификация преступлений до окончательного выражения в приговоре проходит долгий путь "примеривания". Этот процесс неизбежен, поскольку предопределен установлением обстоятельств по делу. Изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации деяния, содержащегося в заключении судебной коллегии, которое может повлечь ухудшение положения лица, допускается только в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ для принятия решения о возбуждении в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы либо судьи уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого (ч. 6 ст. 448 УПК РФ).

В настоящее время право инициировать возбуждение уголовных дел в отношении всех лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, передано руководителям следственных органов прокуратуры РФ, которые в данном случае выполняют функцию обвинителей.

Прокурор Кировской области принес представление о даче заключения о наличии в действиях депутата Государственной Думы Кировской области 4-го созыва М. признаков преступлений, предусмотренных ч. 4 ст. 159, ч. 1 ст. 195 УК. В судебное заседание М. не явился, так как согласно протоколу судебного заседания находится на излечении в больнице. Адвокат М. поставил вопрос об отложении слушания материала, поскольку без заслушивания мнения своего подзащитного он не в состоянии дать заключение по существу представления.

Суд постановил рассмотреть представление прокурора без участия М. Присутствующий в судебном заседании прокурор, именуемый в протоколе процесса государственным обвинителем, заявил ходатайство о прекращении производства по представлению прокурора Кировской области в отношении М., мотивируя тем, что последний к моменту рассмотрения представления уже лишен статуса депутата по другому делу. Суд данное ходатайство удовлетворил и определением от 9 октября 2006 г. производство по рассмотрению представления прокурора Кировской области о даче заключения о наличии в действиях М. признаков преступления прекратил.

В кассационном представлении прокурор Кировской области поставил вопрос об отмене определения как незаконного. В обоснование данной правовой позиции приведены следующие доводы: отказ от поддержания представления не основан на законе, поскольку прекращение депутатских полномочий статуса депутата на момент совершения им преступлений не отменяет; поддерживавший его представление о даче заключения прокурор государственным обвинителем не являлся, поэтому суд не имел права на принятие отказа от поддержания представления и обязан был его рассмотреть; судебное заседание проведено без участия М., чем нарушено его право на защиту.

В кассационной жалобе М. просил резолютивную часть определения в части прекращения производства оставить без изменения.

СК ВС РФ определение отменила и материал направила на новое рассмотрение в тот же суд, удовлетворив кассационное представление прокурора Кировской области. В основе этого решения лежал вывод суда о том, что на прокурора, поддерживающего представление прокурора области в суде, положения ч. 7 ст. 246 УПК РФ не распространяются, поскольку функция поддержания представления существенно отличается от классического обвинения, а ходатайство прокурора о прекращении производства в стадии возбуждения уголовного дела не имеет ничего общего с предусмотренным ч. 7 ст. 246 УПК РФ мотивированным отказом от обвинения, являющимся результатом оценки доказательств по итогам судебного разбирательства в суде первой инстанции.

По делу М. прокурор отказался не от обвинения, а от выполнения положений ст. 448 УПК РФ. Необходимо помнить, что обвинение и защита - категории парные - государственному обвинителю противостоит сторона защиты, на что прямо указано в уголовно-процессуальном законе. В то же время следует подчеркнуть, что данное теоретическое положение игнорируется практикой.

Например, Пленум Верховного суда РФ по делу Ш. указал, что прокурор в рамках производства, регламентируемого ст. 448 УПК РФ, обвинения не поддерживает, следовательно, от него отказаться не может.

Лицо, в отношении которого внесено представление, - это "кандидат в подозреваемые", если речь идет о возбуждении уголовного дела, "кандидат в обвиняемые", если речь идет о предъявлении обвинения. Отсутствие в данном случае, как и во всех иных случаях, ясных и точных формулировок в очередной раз свидетельствует о неразработанности понятийно-категориального аппарата судебного производства в отношении лиц, занимающихся публичной деятельностью (гл. 52 УПК РФ).

Кто в данном случае может выполнять функции защитника лица, в отношении которого внесено представление? Лица, перечисленные в ч. 2 ст. 49 УПК РФ, - адвокаты и иные лица, допущенные на основании судебного решения, или только адвокаты? Как видим, ч. 2 ст. 448 УПК РФ отсылает к ч. 2 ст. 49 УПК РФ, оснований к неприменению которой у суда нет. При этом, как свидетельствует практика, только адвокаты защищают лиц, в отношении которых проводится проверка в рамках гл. 52 УПК РФ. Однако закон не исключает, что данную функцию на основании судебного решения могут выполнять и иные лица.

Уголовно-процессуальным законом прямо не предусмотрены лица, по заявлению которых ставится вопрос о возбуждении уголовного дела.

В законодательстве России, регламентирующем статус депутатов, судей, иных субъектов, занимающихся публичной деятельностью, можно найти указание на их неприкосновенность, исключающую возможность какого-либо ограничения свободы указанных лиц, за исключением случаев их задержания на месте преступления. Так, п. "б" ч. 2 ст. 19 Федерального закона от 08.05.1994 №3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации" гласит, что член Совета Федерации, депутат Государственной Думы без согласия соответствующих палат Федерального Собрания РФ не могут быть арестованы, подвергнуты допросу или обыску, кроме случаев задержания их на месте преступления.

Аналогичные указания содержатся и в Федеральных конституционных законах от 26.02.1997 №1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" (ст. 12), от 21.07.1994 №1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации" (ст. 15) и в других нормативных актах.

Согласно ст. 449 УПК РФ член Совета Федерации, депутат Государственной Думы, судья федерального суда, мировой судья, прокурор, председатель Счетной палаты РФ, его заместитель и аудитор Счетной палаты РФ, Президент РФ, прекративший исполнение своих полномочий, задержанные по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном ст. 91 УПК РФ, за исключением случаев задержания на месте преступления, должны быть освобождены немедленно после установления их личности.

С одной стороны, закон прямо предписывает правоприменителям в случае задержания освободить лиц, перечисленных в ст. 449 УПК РФ, с другой - право на свободу и личную неприкосновенность может быть ограничено при задержании данных субъектов на месте преступления. Если уголовное дело в отношении лица, упомянутого в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, не возбуждалось, лицо это в качестве обвиняемого не привлекалось, то в соответствии с ч. 5 ст. 450 УПК РФ следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые не иначе как на основании судебного решения, в отношении его производятся с согласия суда, указанного в ч. 1 ст. 448 УПК РФ (ч. 5 ст. 448 УПК РФ). Как известно, для задержания лица в качестве подозреваемого в совершении уголовного преступления судебного решения не требуется. Не означает ли сказанное, что в качестве подозреваемого может быть любое лицо, в том числе и указанное в ст. 449 УПК РФ?

Действительно, ч. 5 ст. 450 УПК РФ может быть интерпретирована именно таким образом. Однако содержащиеся в УПК РФ нормы должны толковаться только в их совокупности. Если принять за основу рассмотренную выше трактовку ч. 5 ст. 450 УПК РФ, возникает серьезное противоречие. С одной стороны, возбудить уголовное дело в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, в нарушение правил, предусмотренных ст. 448 УПК РФ (иными словами, признать его подозреваемым в совершении преступления), нельзя. С другой стороны, задержать данное лицо в порядке ст. 91 УПК РФ как подозреваемого без выполнения требований ст. 448 УПК РФ можно.

Как же данная проблема решается на практике?

Депутат Законодательного Собрания Кировской области З. потребовал от предпринимателя 80 тыс. долл. США за помощь в продлении срока аренды помещения. Коммерсант, "приняв" предложение депутата, сообщил о действиях последнего в правоохранительные органы, которые приняли решение задержать З. на месте преступления с поличным. До возбуждения уголовного дела в рамках оперативно-розыскного мероприятия предприниматель 16 апреля 2007 г. вручил депутату 1 млн. руб., после чего З. был задержан на месте преступления.

Несмотря на то, что личность депутата достоверно была установлена еще до момента его задержания (З. предъявил служебное удостоверение сначала потерпевшему), 16 апреля 2007 г. уголовное дело было возбуждено по факту совершения мошенничества неизвестным лицом. После этого З. без выполнения требований гл. 52 УПК РФ был задержан в порядке ст.ст. 91-92 УПК РФ по подозрению в покушении на мошеннические действия и помещен в ИВС.

На следующий день (17 апреля 2007 г.) прокурор Кировской области внес в областной суд Кировской области два документа: постановление о возбуждении перед судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу (ст. 450 УПК РФ) и представление о даче заключения о наличии в действиях депутата З. признаков преступления (ст. 448 УПК РФ).

Коллегия из трех судей областного суда Кировской области представление о даче заключения к производству приняла, а постановление о возбуждении ходатайства о заключении З. под стражу направила по подсудности в городской суд г. Советска.

апреля 2007 г. судьей Советского городского суда вынесено постановление о продлении в отношении З. срока задержания до 15 часов 20 апреля 2007 г.

апреля 2007 г. в первой половине дня судебная коллегия из трех судей областного суда Кировской области дала заключение о наличии в действиях З. признаков преступления, после чего на основании решения судьи городского суда теперь уже официально подозреваемый в порядке ст. 108 УПК РФ был заключен под стражу.

Как видим, далеко не все действия органов предварительного расследования и суда можно расценить как законные. Сотрудникам правоохранительных органов изначально было известно, что депутат З. планирует совершить преступление.

Наконец, З. был задержан, сомнений в том, что именно он совершил преступление, получил преступным путем деньги, ни у кого не было. Не имей З. статуса депутата, уголовное дело в отношении его возбудили бы сразу же. А вот ст. 448 УПК РФ этого сделать не позволяет.

Поскольку возбуждению уголовных дел в отношении депутатов предшествует самостоятельное производство, З. уже был реально задержан, так как мог скрыться от следствия и суда, то органы предварительного расследования вынужденно пошли на "ухищрение": несмотря на то что у них в руках был реальный преступник, возбудили уголовное дело по факту преступного деяния, совершенного неизвестным лицом. Формально такое решение едва ли можно признать законным. Более того, если вопрос о заключении З. под стражу в соответствии с требованиями гл. 52 УПК РФ стороной обвинения все-таки был поставлен, то о соблюдении процедур, предусмотренных ст. 448 УПК РФ, при задержании З. сотрудники правоохранительных органов и не помышляли.

Суды Кировской области, рассматривая представление и ходатайство прокурора области в отношении З., избрали правильную тактику: сначала областной суд Кировской области удостоверил наличие в действиях З. признаков преступления; затем городской суд г. Советска рассмотрел прочие ходатайства стороны обвинения, в том числе о заключении его под стражу.

Каков выход из данного положения? Только один: следует закрепить в УПК РФ правило, согласно которому судебный контроль за законностью и обоснованностью возбуждения уголовных дел в отношении лиц, занимающихся отдельными видами публичной деятельности и задержанных на месте преступления, из превентивного в силу факта задержания превращается в отложенный. При этом в режиме постфактум сразу будет осуществляться комплексная проверка законности и обоснованности всех иных процессуальных действий: задержания, заключения под стражу, предъявления обвинения. Безусловно, предложенный вариант совершенствования УПК РФ требует детальной проработки, создания соответствующего понятийно-категориального аппарата. В частности, на основе следственной и судебной практики следует выяснить, что в данном случае следует понимать под понятиями "место преступления", "задержание на месте преступления", "задержанный на месте преступления", какими правами данное лицо обладает, как данный частный случай соотносится с таким общим понятием, как "подозреваемый".

В то же время превентивный судебный контроль положительно зарекомендовал себя в случаях привлечения к ответственности лиц, занимающихся публичной деятельностью, за совершение сложных (для расследования), неочевидных правонарушений.

Органы предварительного расследования получили оперативную информацию о том, что преступление совершено Ш. и Б. Последний имел статус члена органа местного самоуправления. Уголовное дело было возбуждено в отношении одного Ш., с которым с самого начала расследования интенсивно проводились следственные действия. Б. впервые допрашивается после выполнения в отношении его положений п. 11 ч. 1 ст. 448 УПК РФ. Анализ уголовного дела в отношении Ш. и Б. в суде кассационной инстанции показал, что выбранный прокурором алгоритм расследования - закрепить оперативную информацию путем проведения следственных действий только в отношении Ш. - в конечном итоге привел к нарушению прав обоих обвиняемых, так как процессуальные решения по делу принимались без учета доводов Б. о невиновности. СК ВС РФ, отменяя приговор в отношении обоих осужденных, в частности, указала: поскольку доводы Б. о невиновности стороной обвинения не опровергнуты, выводы суда о виновности обоих осужденных не могут быть основаны на фрагментарных, противоречивых показаниях Ш., не подтвержденных какими-либо иными доказательствами.

Порядок возбуждения уголовных дел в отношении лиц, указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ. По общему правилу (ч. 1 ст. 448 УПК РФ) решение о возбуждении уголовного дела в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, либо о привлечении такого лица в качестве обвиняемого (уголовное дело возбуждено в отношении других лиц по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления) принимается руководителем следственного органа, указанным в п.п. 1-12 ч. 1 ст. 448 УПК РФ, только в том случае, если соответствующим судом в порядке, предусмотренном ч. 2 ст. 448 УПК РФ, по результатам рассмотрения представления дано заключение о наличии в действиях лица признаков преступления (ч. 3 ст. 448 УПК РФ), предусмотренного Особенной частью УК.

Таким образом, УПК РФ предусматривает два алгоритма привлечения лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, к уголовной ответственности. Первый: уголовное дело сразу возбуждается в отношении конкретного лица, после чего оно приобретает статус подозреваемого (п. 1 ч. 1 ст. 46 УПК РФ). Второй: уголовное дело возбуждается сначала либо в отношении других лиц, либо по факту совершения деяния, содержащего признаки преступления, а затем уже по результатам предварительного следствия лицо, указанное в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, привлекается в качестве обвиняемого. Вынесения отдельного постановления о возбуждении уголовного дела в отношении этого лица закон в данном случае не требует. Соответственно, если уголовное дело сразу возбуждено в отношении лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, с соблюдением предписанной законом процедуры, то повторного истребования у суда заключения о наличии в его действиях признаков преступления при предъявлении обвинения также не требуется.

Решение КС РФ, а также соответствующей квалификационной коллегии судей о даче либо об отказе в даче согласия на возбуждение уголовного дела в отношении судьи или привлечение его в качестве обвиняемого должно быть мотивированным. Это решение принимается в срок не позднее 10 суток со дня поступления в суд представления Генерального прокурора РФ и заключения Судебной коллегии о наличии в действиях судьи признаков преступления (ч. 5 ст. 448 УПК РФ). Таким образом, если КС РФ в отношении судьи КС РФ, квалификационная коллегия соответствующего уровня в отношении судьи не дали согласие на возбуждение уголовного дела, привлечение в качестве обвиняемого, уголовное дело в отношении них возбуждено быть не может, а возбужденные дела подлежат прекращению (п. 6 ч. 1 ст. 24 УПК РФ).

Изменение в ходе расследования уголовного дела квалификации деяния, содержащейся в заключении Судебной коллегии, которое может повлечь ухудшение положения лица, допускается только в порядке, установленном ст. 448 УПК РФ для принятия решения о возбуждении в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы либо судьи уголовного дела или привлечения его в качестве обвиняемого (ч. 6 ст. 448 УПК РФ).

Например, судом дано заключение о наличии в действиях лица, указанного в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 290 УК, в ходе проведения предварительного расследования установлено, что в его действиях имеются признаки преступления, предусмотренного п. "г" ч. 4 ст. 290 УК, данный факт подлежит судебному контролю, для чего прокурором в соответствующую коллегию судей вносится представление о даче заключения о наличии или об отсутствии в действиях лица преступления, предусмотренного п. "г" ч. 4 ст. 290 УК. Если лицо, указанное в ч. 1 ст. 447 УПК РФ, обладает неприкосновенностью, то соответствующим прокурором испрашивается согласие у компетентного органа на привлечение такого лица к уголовной ответственности по тем составам преступлений, по которым согласие на привлечение лица к уголовной ответственности ранее не давалось.

2.2 Особенности задержания, избрания меры пресечения и производства отдельных следственных действий по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц в Российской Федерации

уголовный производство должностной задержание

Задержание подозреваемого является мерой процессуального принуждения, применяемой в качестве средства безотлагательного реагирования на полученную соответствующим правоохранительным органом информацию о предполагаемом совершенном преступлении и об обнаружении вероятно причастного к его совершению лица в целях скорейшего раскрытия и расследования преступления и исключения уклонения виновного от уголовной ответственности. С учетом правовой природы данной меры процессуального принуждения ее применение возможно лишь в течение 48 ч начиная с момента фактического задержания подозреваемого лица (срок задержания может быть продлен на срок не более трех суток по судебному решению в соответствии с п. 3 ч. 7 ст. 108 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A2D7e5t7K> УПК РФ).

Задержание в порядке, предусмотренном ст. ст. 91 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A7D9e5t1K> и 92 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A7D8e5t5K> УПК РФ, члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи федерального суда, мирового судьи, прокурора, Председателя Счетной палаты РФ, его заместителя и аудитора Счетной палаты, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, допускается лишь с согласия соответствующих органов. Так, член Совета Федерации и депутат Государственной Думы могут быть задержаны лишь с согласия, соответственно, Совета Федерации или Государственной Думы (п. "б" ч. 2 ст. 19 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6415014A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A1DDe5t0K> Федерального закона от 8 мая 1994 г. №3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"); судья КС РФ - с согласия КС РФ (ст. 15 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB7495314A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A0D7e5t4K> Федерального конституционного закона от 21 июля 1994 г. №1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"); судья иного федерального суда или мировой судья - с согласия соответствующей квалификационной коллегии судей (см. Закон <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5445714A2A949DFE9A9e8t8K> РФ от 26 июня 1992 г. №3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"); Уполномоченный по правам человека в Российской Федерации - с согласия Государственной Думы (ст. 12 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5425714A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A0DBe5t2K> Федерального конституционного закона от 26 февраля 1997 г. №1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации").

Задержание лиц, перечисленных в ст.449 УПК РФ, без получения предварительного согласия на это компетентного органа допускается лишь при условии, что оно осуществляется непосредственно при совершении ими преступления или же в ситуации, когда задержание этих лиц (в частности, прокурора и следователя) предусмотрено федеральным законом для обеспечения безопасности других лиц (ч. 2 ст. 42 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B67338BF475D14A2A949DFE9A98801DA04D46AE925e5t7K> Федерального закона от 17 января 1992 г. №2202-1 "О прокуратуре Российской Федерации", ч. 3 ст. 29 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733EBE475514A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A2DCe5t6K> Федерального закона от 28 декабря 2010 г. №403-ФЗ "О Следственном комитете Российской Федерации", п. "б" ч. 2 ст. 19 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6415014A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A1DDe5t0K> Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", ч. 2 ст. 12 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5425714A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A0DBe5tCK> Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации"). В ч. 2 ст. 12 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5425714A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A0DBe5tCK> Федерального конституционного закона "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации", кроме того, предусматривается, что в случае задержания Уполномоченного при совершении преступления соответствующее должностное лицо, произведшее задержание, должно немедленно уведомить об этом Государственную Думу и, если в течение 24 часов Государственная Дума не даст согласия на задержание, обязано освободить задержанного. Аналогичным правилом следует руководствоваться при задержании и иных лиц, перечисленных в ст. 449 УПК РФ, хотя в отношении их подобное законодательное решение отсутствует.

В случае если в момент задержания члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, судьи или иного лица из числа указанных в ст.449 УПК РФ личность его не была известна, после установления его личности это лицо подлежит освобождению.

Установленные как УПК РФ <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A9e8t8K>, так и иными федеральными законами гарантии, связанные с задержанием по подозрению в совершении преступления, распространяются не на всех лиц, которые перечислены в ст. 447 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t3K> УПК РФ. Поскольку эти гарантии являются изъятием из общих правил осуществления уголовно-процессуального задержания, они не подлежат расширительному толкованию, и, следовательно, депутат законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ, следователь, адвокат, член избирательной комиссии, член и выборное должностное лицо выборного органа местного самоуправления могут быть задержаны без предварительного согласия каких-либо органов в порядке, установленном ст. ст. 91 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A7D9e5t1K>, 92 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A7D8e5t5K> УПК РФ.

Устанавливая в ст. 450 УПК РФ особый порядок проведения следственных и иных процессуальных действий (в том числе применения мер уголовно-процессуального принуждения) в отношении категорий лиц, перечисленных в ст. 447 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t3K> УПК РФ, законодатель распространяет его лишь на те ситуации, когда в отношении соответствующего лица не было возбуждено уголовное дело или это лицо не было привлечено в качестве обвиняемого в порядке, установленном ст. 448 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DCe5tCK> УПК РФ. Фактом возбуждения уголовного дела или привлечения в качестве обвиняемого в соответствии со ст. 448 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DCe5tCK> УПК РФ с лица, в отношении которого такие решения приняты, фактически снимается статус процессуальной неприкосновенности, что позволяет в дальнейшем осуществлять в отношении его уголовное судопроизводство в общем порядке.

Изъятия из этого правила установлены лишь в отношении таких процессуальных действий, как задержание, заключение под стражу (домашний арест), производство обыска. С учетом особой значимости затрагиваемых этими действиями прав и свобод личности, а также существенности их влияния на возможность осуществления соответствующими должностными лицами своих служебных обязанностей, законодатель предусмотрел не только то, что совершение этих действий допускается лишь на основании судебного решения, но и то, что исполнение соответствующего судебного решения в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в Российской Федерации, судьи КС РФ или иного судьи становится возможным лишь после получения на то согласия соответственно Совета Федерации, Государственной Думы, КС РФ или квалификационной коллегии судей. С представлением о даче такого согласия в соответствующий орган управомочен обратиться Председатель Следственного комитета РФ.

В отношении зарегистрированного кандидата в депутаты Государственной Думы или кандидата в Президенты РФ мера пресечения в виде заключения под стражу может быть применена судом на основании представления следователя или дознавателя, в производстве которого находится соответствующее уголовное дело, однако такое представление ими может быть внесено лишь с согласия Председателя Следственного комитета РФ.

В отношении кандидата в депутаты законодательного (представительного) органа государственной власти субъекта РФ представление об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу вносится следователем или дознавателем, но с согласия руководителя следственного органа Следственного комитета РФ по субъекту РФ.

По общему правилу вопросы об избрании в качестве меры пресечения заключения под стражу или о совершении следственных или иных процессуальных действий, ограничивающих конституционные права и свободы, рассматривается районным, городским или приравненным к ним судом по месту производства предварительного следствия или дознания или по месту производства соответствующего действия.

Согласно же ч. 1 ст. <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0D9e5t4K> 450 УПК РФ в отношении лиц, перечисленных в ч. 1 ст. 447 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5tCK> УПК РФ, эти вопросы подлежат разрешению судами, указанными в ч. 1 ст. 448 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DCe5tDK> УПК РФ. Такая отсылка была уместна и имела практическое значение в то время, когда в ст. 448 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081BF773CBF425E49A8A110D3EBAE875ECD039D66E82357A3eDt7K> УПК РФ регламентировался порядок дачи судом заключения о наличии в действиях лица признаков преступления. Однако Федеральным законом <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6763FB0405C14A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A1DDe5t0K> от 25 декабря 2008 г. №280-ФЗ "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятии Федерального закона "О противодействии коррупции" положения, касающиеся дачи судом заключения о наличии в действиях лица признаков преступления, из ст. 448 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DCe5tDK> УПК РФ были исключены, в результате чего упоминаемые в ст. 450 УПК РФ особенности определения подсудности вопросов, связанных с избранием меры пресечения или производством отдельных следственных и иных процессуальных действий, фактически утратили свое значение. Поэтому и в отношении лиц, указанных в ст. 447 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB6425414A2A949DFE9A98801DA04D46AE92054A0DDe5t3K> УПК РФ, данные вопросы подлежат разрешению в соответствии с общими правилами единолично судьей районного суда.

Исключением в этом плане является лишь порядок разрешения вопросов, связанных с избранием меры пресечения в виде заключения под стражу или с производством ограничивающих гражданские права следственных действий в отношении судей. В соответствии со ст. 16 <consultantplus://offline/ref=D1FCCE1AB2026990FE9FA42E35A81081B6733DB5445714A2A949DFE9A98801DA04D46AE92057A2DEe5t2K> Закона РФ от 26 июня 1992 г. №3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации" разрешение этих вопросов в отношении судьи КС РФ, ВС РФ, верховного суда республики, краевого, областного и приравненного к ним суда общей юрисдикции, федерального арбитражного суда или военного суда осуществляется коллегией из трех судей ВС РФ; а в отношении судьи иного суда - соответственно коллегией из трех судей верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа по ходатайству Председателя Следственного комитета РФ.

В соответствии со

ст. 449 УПК РФ прокурор, задержанный по подозрению в совершении преступления в порядке, установленном

ст. 91 УПК РФ, за исключением случаев задержания на месте преступления, должен быть освобожден немедленно после установления его личности. Исходя из смысла фразы "задержание на месте преступления", используемой в

ст. 449 УПК РФ, лицо можно задержать только в процессе совершения им преступления. Считаем, что указанное выше лицо можно задержать также непосредственно после его окончания либо при попытке скрыться с места совершения преступления, на основании чего предлагаем заменить в указанной

статье слова "задержания на месте преступления" на "задержания в процессе совершения преступления, непосредственно после его окончания либо при попытке скрыться с места преступления".
Как указано в

ст. 449 УПК РФ, при задержании прокурора на месте преступления правила о немедленном его освобождении при установлении личности не применяются. Он должен быть доставлен на основании

ч. 1 ст. 92 УПК РФ в орган дознания или к следователю. При этом важно отметить, что

ст. 449 УПК РФ регламентирует особенности задержания вне зависимости от того, возбуждено или нет уголовное дело, поскольку до решения вопроса о возбуждении уголовного дела может иметь место фактическое задержание лица на месте совершения преступления.
Вызывает недоумение позиция законодателя, закрепившего в

ст. 449 УПК РФ прокурора как лицо, в отношении которого должны применяться особенности при задержании, и не распространившего положения данной статьи на следователя и адвоката. Представляется, что и на последних должны быть распространены гарантии, предусмотренные

ст. 449 УПК РФ.
На практике возникают проблемы при применении в отношении рассматриваемых категорий лиц такой меры пресечения, как заключение под стражу. Нами был обнаружен случай, когда адвокатами С., А. и Ш. было обжаловано Постановление Ленинского районного суда города Кирова от 10 декабря 2006 г., которым в отношении адвоката Ф. избрана мера пресечения в виде заключения под стражу, которое в дальнейшем было отменено судом кассационной инстанции. Последним было указано: "Из представленных материалов следует, что на момент рассмотрения судом ходатайства об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении адвоката Ф. не имелось заключения судьи о наличии в его действиях признаков преступления, уголовное дело конкретно в отношении его не возбуждалось, обвинение не предъявлялось. Следовательно, нахождение подозреваемого Ф. под стражей свыше 10 суток со дня его фактического задержания является незаконным, поэтому принятая судом в отношении его мера пресечения в виде заключения под стражу подлежит отмене. Представленные на заседание суда кассационной инстанции копии процессуальных документов: заключение судьи от 13 декабря 2006 г. о наличии в действиях Ф. признаков преступления, постановление о привлечении его в качестве обвиняемого от 15 декабря 2006 г. - обжалованы в кассационном порядке, в соответствии с требованиями

ст. 391 УПК РФ не вступили в законную силу, поэтому не имеют юридического значения при принятия решения судебной коллегией".
На практике также имел место случай, когда прокурор обратился в суд с представлением о даче заключения о наличии в действиях адвоката К. признаков преступления и получении согласия на проведение в отношении его следственных и иных процессуальных действий. В заключении, вынесенном по результатам рассмотрения данного представления, было указано: "Суд считает, что прокурор преждевременно обратился с вопросом о проведении ряда следственных и иных процессуальных действий в отношении адвоката К., т.е. избрание в отношении его меры пресечения, допрос в качестве подозреваемого, ознакомление подозреваемого с постановлением о назначении судебно-медицинской и судебно-биологической экспертиз, ознакомление с заключением судебно-медицинской экспертизы в отношении М., проведение очных ставок между подозреваемым К. и свидетелями М., Н., поскольку прокурор первоначально должен получить заключение о наличии в действиях адвоката К. признаков преступления и только после этого обращаться в суд с представлением о получении согласия на проведение следственных действий в отношении адвоката К., для которых требуется санкция суда в соответствии с нормами

УПК РФ".
Несколько непонятна позиция, отраженная в вышеуказанных примерах, о том, что заключить лицо под стражу можно лишь после получения заключения судьи о наличии в действиях лица признаков преступления. В соответствии с

ч. 3 ст. 448 УПК РФ рассмотрение представления о даче заключения о наличии в действиях лица признаков преступления проводится не позднее 10 суток со дня его поступления в суд. Получается, что срок задержания лица (48 часов) истекает, а ходатайствовать о применении меры пресечения, для которой требуется решение суда, следователь не имеет права, поскольку отсутствует заключение суда. Согласно данной позиции лицо в любом случае должно быть освобождено независимо от тяжести совершенного им преступления, его личности и других обстоятельств. Однако

УПК РФ не устанавливает правило о необходимости получения заключения суда для избрания в отношении рассматриваемых категорий лиц меры пресечения, требующей судебного решения. В частности, в соответствии с

ч. 5 ст. 450 УПК РФ следственные и иные процессуальные действия, осуществляемые в соответствии с УПК РФ не иначе как на основании судебного решения, в отношении лица, указанного в

ч. 1 ст. 447 УПК РФ, если уголовное дело в отношении его не было возбуждено или такое лицо не было привлечено в качестве обвиняемого, производятся с согласия суда. Более того, как указано в Приказе Генпрокуратуры РФ от 29 июля 2002 г. №46 "О порядке проверки сообщений о правонарушениях прокуроров и следователей", "в соответствии с

ч. 1 ст. 450 УПК РФ избрание прокурору или следователю, задержанному на месте преступления, меры пресечения в виде заключения под стражу осуществляется в общем порядке, предусмотренном

ст. ст. 87,

99 -

101,

108 УПК РФ Российской Федерации".
Таким образом, считаем, что ходатайство о заключении лица под стражу может быть подано, а также рассмотрено и исполнено до получения итогового решения суда по представлению о даче заключения о наличии в действиях лица признаков преступления. При получении заключения об отсутствии в действиях лица признаков преступления лицо, заключенное под стражу, должно быть немедленно освобождено, не дожидаясь вынесения решения судом кассационной инстанции в случае обжалования указанного заключения, что вытекает из смысла
Определения Конституционного Суда Российской Федерации, в соответствии с которым заключение суда о наличии или об отсутствии в действиях отдельных категорий лиц признаков преступления обращается к исполнению немедленно.
Возникают также проблемы при применении в отношении рассматриваемых категорий лиц такой меры процессуального принуждения, как привод. В частности, неоднозначно на практике решается вопрос о том, следует ли осуществлять привод лица, в отношении которого подлежит рассмотрению представление, в случае его неявки в судебное заседание. Так, в отношении адвоката Р. как лица, в отношении которого внесено представление, судьей было вынесено постановление о его приводе в связи с неявкой в судебное заседание для рассмотрения представления прокурора о даче заключения в порядке

ст. 448 УПК РФ. Мотивировка суда сводилась к тому, что в связи с неявками Р. в суд без уважительных причин (хотя в материалах уголовного дела отсутствуют сведения о надлежащем извещении Р. и его адвоката о дате и месте рассмотрения данного представления) он подлежит приводу в судебное заседание в соответствии со

ст. 113 УПК РФ. В другом случае в связи с неявкой адвоката К., в отношении которого было внесено представление в суд для дачи заключения о наличии в его действиях признаков состава преступления, судья принял решение об отложении слушания дела.
Областным судом Кировской области было отменено заключение Ленинского районного суда г. Кирова, которым в действиях адвоката Д. и начальника СО ОВД Ленинского района г. Кирова Б. усмотрено наличие признаков преступления. В кассационном определении, в частности, было указано: "Суд рассмотрел представление в отношении Д. в его отсутствие, дав положительное заключение о наличии в его действиях признаков преступления. При этом в материале отсутствуют вообще какие бы то ни было сведения о его извещении о времени и месте рассмотрения материала".
Считаем, что явка лица, в отношении которого внесено представление о даче заключения в судебное заседание для рассмотрения последнего, является его правом, а не обязанностью. Суду необходимо установить только факт надлежащего уведомления данных лиц о дате и времени судебного заседания. Так, совершенно верно поступил Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга, начав рассмотрение представления в отношении адвоката К. о наличии признаков преступления, предусмотренного

ч. 2 ст. 306 УК РФ, в его отсутствие. Мотивировка суда была следующей: "К., явившись 04.07.2005 в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга, написал заявление об ознакомлении с представленными прокуратурой района материалами, причем ему была вручена судебная повестка о необходимости явки в Верх-Исетский районный суд г. Екатеринбурга 05.07.2005 к 16.00 в судебное заседание. Однако К., получив повестку и расписку о ее вручении для подписи, покинул помещение суда. В судебные заседания, назначенные на 06.07.2005 в 17.00, на 07.07.2005 в 16.00, К., уведомленный надлежащим образом срочными телеграммами с уведомлением, не явился, о причинах неявки суду не сообщил. Суд считает причины неявки К. в судебные заседания неуважительными и при отсутствии возражений со стороны участников процесса считает возможным рассмотреть представление прокурора в отсутствие К.".
Возникает также вопрос: обязан ли правоприменитель установить причины неявки лица и проверить их уважительность до принятия решения о приводе? Как справедливо отмечает А.В. Писарев, дознаватель, следователь или суд обязаны лишь в надлежащем порядке вызвать участника процесса для производства процессуального (следственного) действия и разъяснить ему последствия неявки и невыполнения обязанности сообщения причин, помешавших прийти. Бремя ответственности за неявку и несообщение причин возложено на вызываемое лицо.
На практике нам встретился случай, когда суд отклонил ходатайство адвоката А. об отложении слушания дела в связи с тяжелым заболеванием его подзащитного и нахождением его в медицинском учреждении, в котором Н.Б.А., являющийся лицом, в отношении которого подлежало рассмотрению в порядке

ст. 448 УПК РФ представление, на день слушания проходил стационарное лечение. Как указано в кассационной жалобе его адвокатов на заключение о наличии в его действиях признаков преступления, предусмотренного

п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ, "данное ходатайство, по нашему мнению, было необоснованно отклонено, медицинские документы судом не истребовались, причина неявки в суд Н.Б.А. не выяснялась, дело было рассмотрено в его отсутствие, несмотря на желание нашего подзащитного принять личное участие в рассмотрении представления, давать суду объяснения и защищаться всеми не запрещенными законом способами". Считаем, что суд обоснованно отклонил ходатайство адвокатов Н.Б.А., поскольку, исходя из смысла данной кассационной жалобы, суду не были представлены медицинские документы, подтверждающие заболевание данного лица.

Заключение

Особенности производства в отношении отдельных категорий лиц необходимо рассматривать как совокупность исключительных юридических норм, регулирующих особый порядок производства процессуальных и следственных действий в отношении либо с участием определенной законом категории граждан. Глава 52 УПК РФ содержит специальные нормы, не подлежащие расширенному толкованию. Специальные нормы должны быть стабильными, они не могут подвергаться частым изменениям в силу их исключительного характера. Федеральный закон, устанавливающий иные правила, чем УПК РФ, должен быть приведен в соответствие с УПК РФ.
Законодательное регулирование иммунитетов отдельных категорий лиц -исключительная компетенция Российской Федерации, а не ее субъектов.
Производство по уголовным делам в отношении отдельных категорий лиц - это проявление дифференциации уголовно-процессуальной формы в сторону ее усложнения вследствие важности вопросов, входящих в круг служебных обязанностей этих лиц, и необходимости создания специального правового механизма, который бы мог гарантировать независимость их волеизъявления при принятии решений, вытекающих из интересов службы. Сама по себе дифференциация уголовного судопроизводства не нарушает принципа равенства всех перед законом и судом, если при этом гарантируется равенство прав и свобод независимо от должностного положения, убеждений, а также других обстоятельств. Наделение большого числа лиц иммунитетами является не исключением из принципа равенства, а его нарушением.
В связи с этим необходимо исключить из перечня специальных субъектов, установленного ч. 1 ст. 447 УПК РФ, следующих лиц:
) арбитражных и присяжных заседателей;
) зарегистрированных кандидатов в депутаты. Государственной' Думы, зарегистрированных кандидатов в депутаты и депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти субъектов РФ;
) депутатов, членов выборного органа местного самоуправления; выборных должностных лиц органа местного самоуправления;
) зарегистрированного кандидата в Президенты РФ и Президента РФ; прекратившего исполнение своих полномочий;
) Уполномоченного по правам человека в РФ;
) адвокатов:
Иммунитеты в уголовно-процессуальном праве выступают как гарантии независимости их носителей. Однако иммунитеты не могут быть безграничными. В связи с этим в законе следует четко предусмотреть правило действии иммунитета: установить особый порядок производства для указанных в ч. 1 ст. 447 УПК РФ отдельных категорий лиц лишь, на преступления, которые связано с выполнением ими полномочий, и на период осуществления соответствующих полномочий. Если преступление, связанное с должностными обязанностями, было совершено в период срока полномочий, но выявлено по истечении их срока, соблюдение особого порядка, предусмотренного главой 52 УПК РФ, не требуется. Если лицо утратило особый правовой статус в период производства по уголовному делу, то особое производство следует прекратить, продолжив решение вопросов по возбуждению и расследованию уголовного дела в общем порядке.
Особый порядок производства в отношении отдельных категорий лиц, определяемый главой 52 УПК РФ, составляют: а) особенности возбуждения уголовного дела (ст. 448 УПК РФ); б) особый порядок задержания (ст. 449 УПК РФ); в) избрание меры пресечения в виде заключения под стражу и производство отдельных следственных действий (ст. 450 УПК РФ); г) особенности направления уголовного дела в суд (ст. ст. 451, 452 УПК РФ).
На основании изложенного нами предлагаются следующие выводы.
. Особенности производства в отношении отдельных категорий- лиц, установленные гл. 52 УПК РФ, необходимо' рассматривать как совокупность исключительных юридических норм, регулирующих особый порядок производства процессуальных и следственных действий в отношении определенных законом категорий граждан либо с их участием. Глава 52 УПК РФ содержит специальные нормы, не подлежащие расширенному толкованию. В силу их исключительного характера, специальные нормы должны быть стабильными. Федеральный закон, устанавливающий иные правила привлечения отдельных категорий лиц к уголовной ответственности, отличные от УПК РФ, должен быть приведен в соответствие с УПК РФ.
. Целесообразно предусмотреть в ст. 19 Конституции РФ исключение из принципа о равенстве всех перед законом и судом в отношении отдельных категорий лиц, включенных в перечень ч. 1 ст. 447 УПК РФ. Это разрешит сомнение, является ли гл. 52 УПК РФ нарушением данного конституционного положения.
. Предлагается дополнить ст. 447 УПК РФ, включив в нее ч. 3, в которой следует установить, что особый порядок производства для отдельных категорий лиц распространяется только на преступления, связанные с выполнением ими полномочий, и на период осуществления соответствующих полномочий. В случае если преступление, связанное с должностными обязанностями, было совершено в течение срока полномочий, но выявлено по его истечении, соблюдение особого порядка, предусмотренного гл. 52 УПК РФ, не требуется. Если лицо утратило специальный правовой статус в период производства по уголовному делу, то особое производство следует прекратить, продолжив решение вопросов по возбуждению и расследованию уголовного дела в общем порядке.
. При решении вопроса о возбуждении уголовного дела в отношении лиц с особым правовым статусом, привлечении их в качестве обвиняемых, задержании, заключении их под стражу и производстве обыска в их отношении предложено исключить необходимость получения согласия высших органов законодательной власти, органов судебной власти, органов судейского сообщества. В связи с этим необходимо внести изменения и в ст. 98 Конституции РФ. Также требуется исключить из Основного Закона РФ правило о полномочиях Генерального прокурора РФ по возбуждению уголовного дела.
. При решении вопроса о привлечении к уголовной ответственности Генерального прокурора РФ, Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ предлагается исключить участие Президента РФ.
. Вопрос о привлечении к уголовной ответственности руководителя следственного органа, следователя, прокурора (за исключением Генерального прокурора РФ) решает вышестоящий руководитель следственного органа. Под "вышестоящим руководителем следственного органа" следует понимать "руководителя следственного органа Следственного комитета при прокуратуре РФ вышестоящего уровня". Это требуется закрепить в ч. 1 ст. 5 УПК РФ.
. Перечень отдельных категорий лиц, подлежащих задержанию в порядке ст. 449 УПК РФ, должен быть дополнен. Туда предлагается включить судей Конституционных (уставных) судов субъектов РФ, Председателя Следственного комитета при прокуратуре РФ, руководителя следственного органа, следователя, иных прокуроров. Положение ст. 449 УПК РФ следует понимать буквально, уточнив понятия "установление личности" и "задержание на месте преступления".
. Необходимо отказаться от получения предварительного согласия Конституционного Суда РФ либо органа судейского сообщества на производство обыска в отношении судьи, тем более в течение 5 суток, и, как следствие, требуется исключить ч. 4 ст. 450 УПК РФ.
Предлагается ликвидировать положение об исполнении судебного решения о производстве обыска, предусмотренное ч. 3 ст. 450 УПК РФ, в отношении члена Совета Федерации, депутата Государственной Думы, а также Президента РФ, прекратившего исполнение своих полномочий, Уполномоченного по правам человека в РФ. Поскольку данное положение - об отдельных категориях лиц, в отношении которых уже возбуждено уголовное дело либо принято решение о привлечении в качестве обвиняемого (ч. 1 ст. 450 УПК РФ), то это правило предоставляет указанным лицам необоснованные дополнительные гарантии в нарушение принципа равенства всех перед законом и судом.

Библиографический список

Нормативно-правовые акты
1.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 №63-ФЗ (ред. от 08.06.2015) //Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, №25, ст. 2954
2.Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 №174-ФЗ //Парламентская газета. №241-242, 22.12.2001
3.Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 №1-ФКЗ "О Конституционном Суде Российской Федерации"// СЗ РФ. 2001. №21. Ст. 4824; 2005. №15. Ст. 1273.
4.Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 №1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации"// СЗ РФ. 1997. №9. Ст. 1011.
5.Федеральный закон от 17.01.1992 №2202-1 (ред. от 22.12.2014, с изм. от 17.02.2015) "О прокуратуре Российской Федерации" // Собрание законодательства РФ. 20.11.1995, №47, ст. 4472
.Федеральный закон от 28.12.2010 N 403-ФЗ (ред. от 22.12.2014) "О Следственном комитете Российской Федерации"// Собрание законодательства РФ. 03.01.2011, №1, ст. 15
7.Федеральный закон от 25.12.2008 №280-ФЗ (ред. от 06.12.2011) "О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с ратификацией Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года и Конвенции об уголовной ответственности за коррупцию от 27 января 1999 года и принятием Федерального закона "О противодействии коррупции"// Собрание законодательства РФ. 29.12.2008, №52 (ч. 1), ст. 6235
.Федеральный закон от 08.05.1994 №3-ФЗ "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации"// СЗ РФ. 1999. №28. Ст. 3466.
9.Закон РФ от 26.06.1992 №3132-1 "О статусе судей в Российской Федерации"// Ведомости РФ. 1992. №30. Ст. 1792; СЗ РФ. 2005. №15. Ст. 1278; 2007. №31. Ст. 4011.
10.Уголовный кодекс РСФСР (утв. ВС РСФСР 27.10.1960)// Ведомости ВС РСФСР. 1960, №40, ст. 59
11.Приказ Генпрокуратуры РФ от 29 июля 2002 г. №46 "О порядке проверки сообщений о правонарушениях прокуроров и следователей" // Справочно-правовая система "КонсультантПлюс".

Научная и иная литература

12.Гаврилов Б. Новеллы уголовного процесса на фоне криминальной статистики // Российская юстиция. 2013. №10. С. 7.

.Еникеев З.Д. Уголовное преследование: Учебное пособие. Уфа: Изд-во Башкирского гос. ун-та. 2000.

14.Желтобрюхов С.П. Возбуждение уголовного дела в отношении специальных субъектов уголовного судопроизводства // ИЖ-Юрист. 2014. №4. С.87

.Зинатуллин З.З., Зинатуллин Т.З. Уголовно-процессуальные функции. Учебное пособие. Ижевск: Изд-во Детектив-информ, 2012.

.Иванов А.В. Некоторые проблемы производства по уголовным делам в отношении адвокатов // Адвокат. 2014. №9

.Козак Д.
Суд в современном мире: проблемы и перспективы // Российская юстиция. 2011. №9.
.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Под общ. ред. В.М. Лебедева и Ю.И. Скуратова. М.: Изд-во БЕК, 2014.

.Комментарий к уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей ред. В.И. Радченко. 2-е изд., перераб. и доп. - М.: ЗАО Юстицинформ, 2014.

20.Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под общ. ред. Скуратова Ю.И., Лебедева В.М. Москва, 2012.

21.Комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу РФ / научн. ред. Томин В.Т. Москва, 2013.

22.Кузнецов В.В.
Отчетный доклад Высшей квалификационной коллегии судей // Российская юстиция. 2009. №1. С. 32-33.
23.Лебедев В.М. Судебная власть на защите конституционного права граждан на свободу и личную неприкосновенность в уголовном процессе. Автореф. канд. Дисс. М.; 2008. С. 24

24.Лившиц Ю.Д. Меры пресечения в советском уголовном процессе. М. 1964. - 136 с.

.Луговец М.В. Меры уголовно-процессуального принуждения, их понятие и значение // Следователь. 2012. №7.

26.Марковичева Е.В. Особенности избрания меры пресечения в отношении несовершеннолетнего подозреваемого, обвиняемого // Российский следователь. 2007. №20. С. 10-12.

.Меры пресечения, не связанные с заключением под стражу, в уголовном процессе России: Монография / Научный редактор А.В. Кудрявцева. - Челябинск: Изд-во ЮУрГУ, 2011. - 192 с.

.Михайлов В.А. Меры пресечения в российском уголовном процессе. - М.: Право и закон, 2006 - С. 15.

.Муравьев К.
Особый порядок возбуждения уголовных дел в отношении специальных субъектов // Законность. 2006. №1.
30.Научно-практический комментарий к УПК РФ (ст. 97) / Под ред. В.М. Лебедева, В.П. Божьева. М.: Спарк, 2012. С. 221.

.Ожегов С.И. Словарь русского языка: 57 000 слов / Под ред. Н.Ю. Шведовой. 18-е изд., стереотип. М.: Рус. Яз., 1986. С. 716.

32.Оперативные статистические сведения о работе судов общей юрисдикции и мировых судей за 2014 г. // БВС РФ. 2015. №11.

33.Писарев А.В. Обеспечение законности и обоснованности привода при производстве по уголовному делу // Обеспечение законности в российском уголовном судопроизводстве: Материалы Междунар. науч.-практ. конф. / МГУ им. Н.П. Огарева, Мордов. гуманитар. ин-т. Саранск: Мордов. кн. изд-во, 2006. С. 323

.Российское законодательство 10-20 веков. Том 1. Законодательство Древней Руси / Отв. Ред. В.Л.Янин. М.: Юридическая литература, 1984. С. 96, 278

.Терехин В.А.
Судейский иммунитет: проблемы теории, законодательства и практики // Российская юстиция. 2011. №5.
.Фадеева И.Е. Особенности применения мер пресечения и иных мер процессуального принуждения в отношении прокуроров, следователей и адвокатов // Адвокат. 2015. №1

.Федоров А.В. Институт неприкосновенности прокурорских работников: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. СПб., 2006. С. 24.

.Халиков А.
Возбуждение уголовного дела в отношении прокуроров, следователей и адвокатов // Законность. 2003. №7.
Судебная практика

39.Определение Конституционного Суда РФ от 18 июля 2006 г. №286-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Каримова Владислава Филлиратовича на нарушение его конституционных прав статьями 5, 125, 359 и 391 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"// Текст Определения официально опубликован не был

.Определение Конституционного Суда РФ от 06.02.2004 №26-О "Об отказе в принятии к рассмотрению запроса губернатора Эвенкийского автономного округа о проверке конституционности положений статьи 447 УПК РФ".

.Определение Конституционного Суда РФ от 05.11.2004 №345-О "По жалобе гражданки Бегченковой Ольги Ивановны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 448 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации"// ВКС РФ. 2005. №2.

.Постановление Пленума Верховного суда РФ от 09.02.2005 №951п04пр // БВС РФ. 2006. №1.

.Определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ №35-О05-49.

44.Наряды кассационных определений Кировского областного суда. Дело №22-2316/05 // Архив Кировского областного суда. 2005.

.Наряды кассационных определений Кировского областного суда. Дело №22-к-1835/2006 // Архив Кировского областного суда. 2006.

46.Материал проверки по представлению прокурора Ленинского района города Кирова о даче заключения о наличии в действиях адвоката К. признаков преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 318 УК РФ // Архив Ленинского районного суда города Кирова. 2005.

47.Материал проверки №10-1-03 // Архив Ленинского районного суда города Кирова. 2003.

48.Материал проверки по представлению прокурора Октябрьского района о даче заключения о наличии в действиях адвоката К. признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 116 УК РФ // Архив Октябрьского районного суда города Кирова. 2004.

49.Заключение от 7 июля 2005 г. о наличии в действиях адвоката К. признаков преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 306 УК РФ // #"justify">.Кассационная жалоба на заключение Омутнинского районного суда Кировской области от 10 июля 2007 г. о даче согласия на наличие в действиях Омутнинского прокурора Н. признаков преступления, предусмотренного п. "в" ч. 3 ст. 286 УК РФ в порядке ст. ст. 447, 448 УПК РФ // http://omutninsky.kir.sudrf.ru/

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!