Тема: Эволюция китайского языка в Китайской Народной Республике (1949 — начало XXI в.)

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Английский
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    1,35 Мб
Эволюция китайского языка в Китайской Народной Республике (1949 — начало XXI в.)
Эволюция китайского языка в Китайской Народной Республике (1949 — начало XXI в.)
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

Кафедра зарубежного регионоведения и дипломатии






Выпускная квалификационная работа

Эволюция китайского языка в Китайской Народной Республике (1949-начало XXI в.)




Работу выполнил

З.Татарлы

Научный руководитель:

д.и.н., проф.

Ю.Г. Смертин








Краснодар 2015

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования. Письменность - это величайшее достижение человечества, средство общения, возникшее на базе звукового языка. Она играет важную роль в жизни общества и является своеобразным двигателем человеческой культуры.

Современная китайская иероглифическая письменность - явление исключительное. Сложная система черт и ключей делает китайскую письменность отличной от других видов письменностей, выделяет ее среди них и делает китайские иероглифы одним из наиболее характерных признаков китайской культуры.

За несколько тысячелетий своей истории Китай создал высокую письменную культуру. Ее роль возросла и стала неоспорима после появления многочисленных диалектов в период Весен и Осеней (Чуньцю, 722-481 гг. до н. э) и период Сражающихся царств (Чжаньго, 475-256 гг. до н.э.), когда страна была разделена на враждебные княжества. Письменность стала инструментом объединения огромной страны. Впоследствии, на протяжении двух с половиной тысячелетий, начиная с периода Цинь (265-420 гг.) верховная централизованная власть была основой единого книжного литературного языка . китайский язык иероглифический пиньинь

С момента открытия Китая для внешнего мира, после окончания Опиумных воин усиливается процесс естественной эволюции как устного, так и письменного языка . Началось интенсивное взаимодействие Востока и Запада. Это взаимодействие привело к необходимости поиска путей передачи множества новых понятий, необходимости обновления языка и письменности. В результате Движения 4 Мая 1919 г. создался новый, «простой» письменный язык байхуа (кит. 白话, пиньинь: báihuà).

Модернизация китайского общества была одним из важнейших направлений деятельности прогрессивных демократических сил страны. Поэтому в конце XIX-начале XX века в ходе общественной дискуссии о путях модернизации Китая возникает новая для этой страны идея - идея создания устного национального языка под лозунгом: «единый язык для единого Китая». Результатом этого явилась разработка программы реформы китайской письменности.

Проект систематического упрощения китайской письменности был начат еще в 1930-1940 гг., задолго до победы коммунистической партии в гражданской войне, в годы японской оккупации, параллельно с упрощением японских иероглифов. А официальное положение об упрощении иероглифов в КНР (кит. 汉字简化方案, пиньинь: hànzì jiǎnhuà fāng'àn) было опубликовано в 1956 г . К 1964 г. под реформу китайского правительства попало 2238 иероглифов, которые были заменены упрощёнными вариантами. Их официальный статус был закреплен выпущенной в том же году «Сводной таблицей упрощения иероглифов» (кит. 简化字总表, пиньинь: jiǎnhuàzì zǒngbiǎo).

В 1977 г. был проведен второй этап реформы письменности упростивший ещё 248 иероглифов . С этого момента крупнейшие газеты стали использовать дополнительные упрощения, но возникшая путаница заставила правительство обратиться к школам и издательствам с просьбой приостановить печать литературы и обучение с использованием нововведений, а 24 июня 1986 г. и вовсе отменить второй этап .

В наши дни, наряду с быстрыми темпами роста экономического развития Китайской Народной Республики, растет популярность, а порой и необходимость, изучения китайского языка. В свете последних событий и изменения обстановки на мировой арене, сближения политических интересов России и Китая, возрастает интерес к Китаю и китайскому языку в нашей стране.

Хронологические рамки работы охватывают период с 1949 г. по настоящее время. Нижняя граница обусловлена образованием Китайской Народной Республики и началом проведения КПК многочисленных реформ, затронувших все сферы жизни китайского общества того периода. Кроме того, автор затрагивает более ранний период времени (Движение 4 Мая 1919 г.), чтобы попытаться изучить причины и предпосылки проведения реформ письменности.

Географические рамки - территория современной КНР с учетом изменения ее границ в конце ХХ века (особые административные районы Гонконг и Макао были официально присоединены в 1997 и 1999 гг. соответственно), и частично территория государств, использующих китайскую иероглифическую письменность (Япония, Сингапур, Тайвань, Малайзия и др.).

Объектом исследования в работе является китайская иероглифическая письменность.

Предметом исследования являются изменения, которым подверглась китайская письменность на современном этапе развития языка, ее упрощение и естественная эволюция в процессе развития истории.

Степень научной разработанности темы. При написании работы была использована, как литература отечественных, так и зарубежных научных деятелей и исследователей. Автором были изучены материалы по китайскому языку, истории развития китайской письменности и языка, материалы о ходе реформы и дискуссии о формировании национального языка, зарождения алфавитного письма в Китае, многочисленные труды по лингвистике и грамматике китайского языка и т.д.

Большое количество советских и российских лингвистов и историков занимались изучением китайского языка и его эволюции. Немалое значение для данного исследования имели работы выдающегося деятеля советского востоковедения и китаеведения ХХ в. И.М. Ошанина , в работах которого нашли отражение вопросы происхождения, структуры и развития современного китайского языка. Китайско-русский словарь в четырех томах, созданный под его редакцией составленный на основе китайских словарей «Гоюй цыдянь» , «Сяньдай ханьюй цыдянь» , по праву считается самым полным русско-китайским словарем на сегодняшний день.

Проблему развития китайского языка в конце ХХ-начале ХХI вв., вопросы заимствований и сленга затрагивают в своих трудах О.М. Готлиб и О.С. Брисова. В их трудах подробно разбирается эволюция китайского языка, процессы возникновения новых понятий и способы их передачи.

Самым полезным для автора стал труд М. В. Софронова «Китайский язык и китайское общество» . В данной работе автор смог собрать и обобщить обширный материал по китайскому языку, но в большей степени его монография посвящена истории эволюции китайской письменности и языка с древнейших времен до наших дней. В ней наиболее полно изложен материал о ходе реформы: описаны различные дискуссии того времени, приведены сведения о стратегии формирования национального языка, существовавших в то время предпосылках зарождения алфавитного письма и многое другое.

Четко и последовательно излагаются этапы проведения реформы китайской письменности в труде Г.П. Сердюченко «Китайская письменность и ее реформа». Автор в доступной форме прослеживает и анализирует наиболее важные события и стадии реформирования.

Труды О.Е. Непомнина , А.М, Бутакова , М.Е. Кравцовой , С. Л. Тихвинского , затрагивающие историю Китая период опиумных воин, в начале ХХ в., после прихода к власти Коммунистической партии, и частично в древнее время, также были крайне полезны при написании этой работы.

Необходимо отметить работы иностранных исследователей, посвященные эволюции китайского языка, которые в свою очередь следует подразделить на западных и китайских авторов. Китайский лингвист и экономист, признанный «отцом пиньиня» Чжоу Югуан , в его статье «Модернизация языка и письменности» подробно разбирает последствия упрощения китайской письменности и возможные пути ее развития.

Чжан Шуянь, Ван Текунь, Ли Цинмэй детально изучают предпосылки и историю появления упрощенных форм иероглифов, ход реформы в коллективном труде «Происхождение упрощенных иероглифов» . Изучением того же вопроса занималось немало китайских лингвистов и историков, среди которых Пин Чен , Чжао Юаньжэн , Су Пэйчен , Гао Чжушэн .

Автором частично была использована работа Юань Цзяхуа, посвященная истории формирования диалектов китайского языка и их роли в формировании общенационального языка.

Среди западных исследователей китайского языка особо следует отметить Джона Дефренсиса , выдающегося американского лингвиста, китаеведа, автора многочисленных трудов и статей по китайскому языку и его истории.

Немалое значение для данного исследования имели работы по реформе китайской письменности, ее анализу и результатах упрощения Андрю Уэста , Роа Боксета , Джерри Норманна , Уильяма Дж. Болца , Уильяма Бакстера и других.

Изучением истории современного Китая и проистекающих в нем социологических, экономических и политических процессов занимались видный британский ученый Рана Миттер и французский историк Люсьен Бьянко . В их работах подробно описывается гражданская война в Китае, ее предпосылки, последствия и становление коммунистического режима.

Интернет ресурс Синология.Ру предлагает собрание научных и научно-популярных публикаций, видеозаписей и других материалов по истории и культуре Китая, подготовленных ведущими российскими китаеведами. Сайт содержит множество публикаций имеющих непосредственное отношение к изучению китайского языка и его истории.

Источниками для исследования послужили письменные исторические источники, такие как законодательные акты: Первая таблица упрощенных иероглифов (кит. 第一批简体字表, пиньинь: dìyīpī jiǎntǐzìbiǎo) от 21.08.1935, в которую вошли 555 часто употребляемых простых иероглифов; Проект упрощения иероглифов (кит. 汉字简化方案, пиньинь: hànzì jiǎnhuà fāng'àn) от 28.01.1956, положивший начало официальному упрощению иероглифического письма в Китае; Сводная таблица упрощения иероглифов (кит. 简化字总表, пиньинь: jiǎnhuàzì zǒngbiǎo) от 25.06.1964, содержащая полный, состоящий из 2238 знаков, список замещенных иероглифов, их традиционное написание и нормативный вариант чтения, а в пояснении к таблице указаны основные принципы и способы упрощения; Второй проект упрощения иероглифов (кит. 第二次汉字简化方案, пиньинь: dì'èrcì hànzì jiǎnhuà fāng'àn) от 20.12.1977, упростивший еще 248 традиционных иероглифов; Постановление об отмене второго этапа упрощения (кит. 关于废止第二次汉字简化方案, пиньинь: guānyú fèizhǐ dì'èrcì hànzì jiǎnhuà fāng'àn) от 24.06.1986, принятое после возникновения путаницы в средствах печати и в школах; Закон КНР об образовании (кит. 中华人民共和国教育法, пиньинь: zhōnghuá rénmín gònghéguó jiàoyù fǎ ) от 18.03.1995; Закон КНР об общегосударственном языке и письменности (кит. 中华人民共和国国家通用语言文字法, пиньинь: zhōnghuá rénmín gònghéguó guójiā tōngyòng yǔyánwénzìfǎ) от 01.01.2001.

Закон о национальном языке Китайской Народной Республики был принят в 2001 г. впервые, но как мы можем наблюдать, языковые реформы в Китае проводились активно на протяжении всего XX в. Согласно закону, путунхуа провозглашен основным языком государственных и образовательных учреждений, языком средств массовой информации и т.д.

Отдельные положения о языках и письменностях находят свое отражение в Конституции КНР , которая имела немалое значении при написании работы.

Следует отметить ряд литературных памятников, также послуживших источниками к данному исследованию. «Шовэнь цзецзы» (кит. 说文解字, пиньинь: shuōwén jiězì) или «Происхождение китайских иероглифов» стал первым китайским словарем периода династии Хань и первым словарем, составитель которого попытался проанализировать, систематизировать иероглифы и дать к ним комментарии. «Словарь Канси» (кит. 康熙字典, пиньинь: kāngxī zìdiǎn) - словарь китайского языка, составленный при императоре Канси (в 1710-1716 гг.), является классическим литературным памятником династии Цин. Опираясь на данный словарь можно проследить трансформацию иероглифов с периода расцвета династии Цин до ее свержения в 1911 г. Мэй Инцзо (кит. 梅膺祚, пиньинь: Méi Yīngzuò) в своем словаре «Цзы Хуэй» (кит.字汇, пиньинь: zìhuì), вышедшем в свет в 1615 г. на закате правления династии Мин предложил новый список из 214 ключей, которые используются в КНР по сей день, лишь с небольшими изменениями, после реформы по упрощению письменности .

Целью данной работы является исследование проблем естественной эволюции китайской традиционной письменности и ее реформирование властями Китайской Народной Республики. Для достижения поставленных целей необходимо решить следующие задачи:

изучить происхождение проблемы, ее предпосылки и общие тенденции развития китайской письменности;

рассмотреть первый этап реформы, ее цели и задачи, способы упрощения языка, выяснить какие меры предпринимались для разрешения языковых проблем; проанализировать вторую волну реформы, выявить причины ее отмены;

исследовать современную языковую картину китайской письменности, определить роль сленга, неологизмов и интернет-языка.

Методология исследования. Методологически наша работа строится на принципе объективности, предполагающем рассмотрение исторического процесса, учитывая объективные закономерности и разбирая каждое явление в его многогранности и противоречивости, чему способствует опора на принцип историзма и системности. Принцип историзма способствовал рассмотрению всех изменений происходивших с китайской письменностью в указанный период.

Для успешного решения поставленных задач, автор использовал ряд общенаучных методов, например метод качественного анализа нормативно-правовых актов, документов, а также специальные исторические методы (историко-генетический, историко-системный), которые позволяют более глубоко проанализировать метаморфозы, которые претерпевал язык, сопутствующие этому факторы.



1.ОБЩИЕ ТЕНДЕНЦИИ ЭВОЛЮЦИИ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА


.1 Происхождение китайской письменности и ее развитие


Китай является одной из древнейших цивилизаций в мире, насчитывающей историю длиной более чем в пять тысяч лет. Страна на протяжении этого периода времени смогла создать очень богатую и самобытную культуру. Китайская культура это многостороннее и разнообразное явление, уникальные черты которого, однако, гармонично сочетаются. Китайские иероглифы как один из древнейших видов письменности сыграли огромную роль в развитии культуры Китая. Первоначально существовали древние шумерские и египетские виды письма, однако, только китайская письменность сохранилась до наших дней.

Автор «Шовэнь цзецзы» Сюй Шэнь (I-IIвв.) приписывает создание китайской протописьменности мифическим богам Фу Си (кит., пиньинь: fúxī) и Шень Нун (кит. , пиньинь: shénnóng) . Фу Си создал восемь триграмм и систему их записи (кит. 伏羲八, пиньинь: fúxī bāguà), которые впоследствии стали основой для многочисленных школ даосизма. Шень Нуну же приписывается изобретение узелкового письма, узлы использовались для регистрации всех важных событий.

Первая знаковая система в истории китайской культуры состояла из двух элементарных знаков, из которых один представлял собой целую , а второй прерванную прямую линию. Эти знаки объединялись в триграммы с неповторяющейся комбинацией целых и прерванных линий. Каждая из восьми созданных триграмм имела некоторое значение, которое могло меняться в зависимости от той цели, с которой эти триграммы использовались. Триграммы могли сочетаться между собой попарно. Результатом такого сочетания становились 64 гексаграммы, означавшие собой ситуации, которые истолковывались прорицателем. Такая простейшая знакомая система, конечно, не могла быть использована для записи сообщения, однако ее значение заключается в том, что она давала представление о том, что всякое общение может быть закодировано с помощью письменных знаков.

Согласно другой легенде, иероглифы были изобретены Цан Цзе (кит. , пиньинь: CāngJié), придворным историографом мифического императора Хуан Ди (кит. 黃帝, пиньинь: HuángDì). Легендарный император, якобы, был недоволен устаревшим методом узелкового письма, и дал Цан Цзе задание создать иероглифы, которые можно было бы использовать для записи . По другой же легенде, Цан Цзе был вовсе не придворным историографом, а мифическим четырехглазым существом, обладавшим невиданной мудростью.

Рассматривая вопросы происхождения и эволюции какого-либо языка, следует принимать во внимание обилие легенд и мифов, которыми изобилует любая культура. Легенда о мифическом существе Цан Цзе - лишь один из примеров.

Основным источником сведений о древней китайской письменности служат памятники двух групп. Первая группа - это преимущественно гадательные по своему содержанию иероглифические надписи на черепаховых панцирях и костях крупного рогатого скота - цзягувэнь ( кит. 甲骨, пиньинь: jiǎgǔwén). Они называются также иньскими, поскольку в большинстве своем относятся к XIII-XI вв. до н.э., когда столицей династии Шан была Инь . Иньское письмо представлено в основном пиктограммами, т.е. графическими изображениями, восходящими к рисунку отдельных предметов или явлений. Уже тогда выделяются несколько групп знаков, различающихся по своей сложности: простейшие пиктограммы, комплексные пиктограммы, посредством которых начали передаваться абстрактные и усложненные конкретные понятия и которые представляют собой соединение нескольких простых рисуночных изображений (см. приложение А).

Вторая группа древнекитайских письменных памятников - надписи на бронзе цзиньвэнь (кит. , пиньинь: jīnwén), самые ранние из которых датируются также эпохой Шан. Период расцвета ритуальной бронзы - эпоха Западной Чжоу (XI в. - 771 г. до н.э.). Использование бронзы повлекло за собой графическую трансформацию иньских пиктограмм: овальные/круглые формы эволюционировали в квадратные/прямоугольные и тяготеющие к ним, общее количество таких знаков восходит к более 500 знакам .

Расхождения в системе китайской письменности наметились в уже с середины периода Весен и Осеней (Чуньцю, 722 - 481 гг. до н. э) и стали особенно заметны в период Сражающихся царств (Чжаньго, 475-256 гг. до н.э.). На западе, в государстве Цинь, сохранилась архаичная система иероглифов, а в восточных государствах появилась более простая иероглифическая система, в последствии получившая название гувэнь (кит. , пиньинь: gǔwén). В этот же период начинается расслоение китайского языка на многочисленные диалекты, что оказывает огромное влияние на процесс формирования письменности и расхождения в ней .

Важнейший этап в развитии китайской письменности - ее унификация и реформа после объединения Китая империей Цинь (201-227 гг. до н.э.). Император Цин Шихаун запретил использование регионального письма в отдельных царствах. В 213 г. до н.э. по его указу были сожжены все книги философского и исторического содержания, были оставлены только трактаты по математике, агрономии и другим практическим знаниям.

За короткий циньский период из употребления были выведены все восточные варианты письменности периода Сражающихся Царств, и на смену региональным вариантам был введен единый циньский канон письма сяочжуань (кит. , пиньинь: xiǎozhuàn) - малая печать. Реформа была проведена Ли Сы (кит. 李斯, пиньинь: lǐ sī) - первым министром новой династии, она состояла в упрощении знаков письма, приведении их начертаний к единообразной системе для создания единства письменного языка. В период Цин иероглифы записываются преимущественно на бамбуковых табличках и кусочках шелковой ткани, реже на драгоценных камнях.

В этот же период происходит утверждение трех нормативных каллиграфических стилей, выработанных знаменитым каллиграфом того времени Ван Сичжи (кит. 戏之, пиньинь: Wáng Xìzhī). Первых из них - кайшу (кит., пиньинь: kǎishū), или «уставное письмо», представляющее собой наиболее четкое и точное графическое исполнение отдельных элементов иероглифа, является самым распространенным в современных публикациях и надписях. Второй - синшу (кит., пиньинь: xíngshū) - курсивное письмо, оно является промежуточным стилем между уставным письмом и скорописью. Синшу допускает отдельные сокращения и вариативные исполнения элементов иероглифа. Последний стиль - скоропись (кит. , пиньинь: cǎoshū), для этого стиля характерна максимальная упрощенность, безотрывность, плавность и быстрота письма, из-за этого иероглифы выглядят неразборчиво и практически непонятны для простого обывателя.

Единая письменность стала инструментом развития делового общения населения различных уездов и округов, стимулируя их дальнейшее сближение.

Нормативный «общекитайский» письменный язык имел две разновидности - «высокий» вэньянь (кит. 文言, пиньинь: wényán) и «низкий» разговорный байхуа (кит. 白话, пиньинь báihuà). В средневековом Китае существовало достаточно последовательное разделение функций этих двух языков: на вэньянь излагались тексты «высоких» жанров литературы, поэзии, науки, политики, религии, философии, а на байхуа - «низких» жанров литературы: драма, роман, рассказ. Вэньянь играл такую же роль, как и латынь в средневековой Европе. Подобно латыни он, в первую очередь, был языком священным, языком образованных высших кругов, то есть языком Конфуция и его ранних комментаторов. Но их различие в том, что если на латыни и говорили, и писали, то на вэньянь только писали .

Китайская письменность прошла длительный период трансформаций (около 3300 лет) с древнейших времен, от гадательных надписей на костях, датируемых XIV-XI в. до н. э. (т.е. вторая половина эпохи Шан) до современных иероглифов, появившихся после реформы письменности в Китайской Народной Республике в 1956 г. Однако современным этапом развития китайской письменности возможно назвать время с момента унификации письменности в период Цин и до наших дней, т.к. структура китайских иероглифов осталась неизменной.


.2 Предпосылки реформ китайской письменности


Началом «современной эпохи» в истории иероглифики стала утрата языком вэньянь статуса государственного и отмена государственных экзаменов после Синхайской революции 1911 г. Однако еще в 1909 г. Лю Бикуй (кит. 陆费逵, пиньинь: Lù Bìk) опубликовал свой труд под названием «Обязательное использование простых иероглифов в общеобразовательном процессе» (кит. 普通教育应当采用俗体字, пиньинь: pǔtōngjiàoyù yīngdāng cǎiyòng sútǐzì) в журнале Цзяоюй (кит. 教育杂志, пиньинь: jiàoyù zázhì). Это стало первым случаем выступления в поддержку упрощенных иероглифов в истории Китая. Автор считал, что на государственных экзаменах следует по-прежнему пользоваться стандартным начертанием иероглифов, но во всех остальных случаях, включая печать газет, листовок, прокламаций, допустимы и упрощенные знаки.

По мнению Лю Бикуй, преимущества использования упрошенных иероглифов заключаются в следующем: 1) простота и легкость обучения с использованием иероглифов в ненормативном (обиходном) написании, простые иероглифы и иероглифы в нормативном начертании понятия несовместимые, простые иероглифы легко запомнить и легко использовать; 2) простые иероглифы следует использовать в официальных документах, однако, ни к чему использовать их на государственных экзаменах, а использовать лишь в общем образовании; 3) экономия умственной энергии учащегося для запоминания прочих истин; 4) уменьшение количества безграмотных людей .

Проникновение иностранных капиталов в Китай нарушило изоляцию Китая от внешнего мира, которая прежде была одним из главных условий сохранения вэньянь - старого классического языка. Привнесение в хозяйственный строй Китая западных капиталистических элементов создало новые понятия, нетипичные для прежнего консервативного Китая: эти новые понятия требовали соответствующего отражения в письменном языке. Фрагментарное обновление языка не могло угнаться за быстрым ростом «вестернизации» Китая. Например, приспособление старых иероглифов-понятий к пришедшим из-за границы - новым: перенесение на иероглиф «молния» (кит., пиньинь: diàn) значения «электричество» и т. д. Потому, дальнейшие изменения китайской письменности представляет собой естественный результат ее эволюции связанный с элементарными нуждами языка в условиях развивающего мира.

В первые годы после революции началось активное распространение художественной литературы на байхуа, а позже начался выпуск газет и научно-популярных изданий. Несмотря на рост роли байхуа в лингвистической ситуации Китая, издания на «языке масс» не пользовались высоким престижем и популярностью среди консервативно настроенного населения страны. Но демократическая общественность ясно сознавала значение устного национального языка для общественной жизни страны и видела в нем национальный язык будущего обновленного независимого Китая.

В это же время появляется новый термин «гоюй» (кит. 国语пиньинь: guóyǔ), «национальный язык», который употреблялся для обозначения современного общегосударственного устного языка. Основой гоюй стал общекитайский язык гуаньхуа (кит. , пиньинь: guānhuà) переименованный в гоюй. По своему характеру и функциям гоюй представляет собой государственный язык, однако, он является языком не только администрации, но и языком межнационального общения на территории всего государства. Более точное содержание термина гоюй - «государственный язык» или «национальный язык», в то время как гауньюй был больше языком верхов, чиновников и образованной интеллигенции, не самым понятным для простого народа. Впервые данный термин встречается в программе Шанхайского союза студентов всех провинций, организованного в 1906 г. В их программе предусматривается выпуск публицистики на разговорном языке в каждой провинции, а также обучение народа языку гоюй с целью решения проблемы диалектов .

В 1912 г. была создана Комиссия по унификации произношения, которую возглавил У Цзинхэн (кит. 吴敬, пиьнинь: Wú Jìnghéng). К лету 1913 г. Комиссия подготовила проект системы письменности, призванной заменить иероглифическое письмо системой чжуинь фухао (кит. 注音符号, пиньинь: zhùyīn fúhào) . Опубликованный только в 1918 г. проект состоял из 40 букв, каждое слово разделялось на начальную и конечную части, и знаки имели графическое сходство с простейшими иероглифами. Новая система рассматривалась исключительно как вспомогательное средство при обучении иероглифическому письму школьников и дошкольников. Направление письма - горизонтальное, слева направо, как в европейских письменностях . Письменностью, заменившей иероглифы, азбука так и не стала. На Конференции предполагалось сделать конкретную систему лишь языком обучения. Никто из участников не ставил вопроса о судьбе этого языка за пределами школы, и уж тем более не ставил цели сделать его языком китайской литературы, науки, политики и т. д. Поэтому общественный резонанс этой Конференции и ее решений был невелик. Чжуинь фухао и в наши дни используется на Тайване, в Китайской Республике.

В апреле 1919 г. министерством просвещения был создан Подготовительный комитет объединения национального языка (кит. 语统一筹备会, пиньинь: guóyǔ tǒngyī chóubèihuì). Перед комитетом была поставлена задача создать единый устный язык для всей страны. Ввиду многогранности вопроса, внутри комитета были созданы лексическая, грамматическая, диалектологическая и другие постоянно действующие комиссии.

Последовавшее вслед за созданием Комиссии и Комитета Движение 4 мая 1919 г. подтолкнуло многих представителей антиимпериалистически-настроенной китайской интеллигенции к поиску новых путей модернизации Китая. Традиционная культура и ценности, такие как конфуцианство, были поставлены под сомнение. Вскоре участники Движения стали пркдставлять традиционную систему письма в качестве фактора тормозящего развитие страны и предложили провести ряд реформ письменности. Эти реформы предполагали либо упрощение традиционной системы письменности, отказ от слишком сложного и устаревшего письменного языка вэньянь и введения более простой письменности на основе байхуа, либо полное ее упразднение. Традиционная система письменности, по их мнению, была фактором тормозящим развитие общества, основной причиной неграмотности населения и отсталости государства в целом.

Один из активистов Движения Ху Ши (кит. 胡适, пиньинь: Hú Shì) в своих критических статьях писал, что, теоретически, любой диалект китайского языка может рассматриваться как кандидат в национальный язык. Однако, этот диалект должен обладать двумя важными свойствами: он должен быть самым распространенным среди всех диалектов и располагать самой развитой литературной традицией. Естественно, что такими свойствами в наибольшей степени обладали диалекты группы гуаньхуа, на которых говорит большинство населения Китая и давно существует объемное количество литературы . Ху Ши и другие либеральные демократы ставили перед собой задачу преобразования лингвистической ситуации в стране. Разумеется, речь не шла о том, чтобы революционным путем изменить лингвистическую ситуацию в Китае, о том, чтобы воспользоваться естественным процессом ее развития для достижения национальных целей.

В сентябре 1919 г. Комиссией по унификации чтений официально был издан «Словарь национального произношения» (кит. 国音词典, пиньинь: guóyīn cídiǎn). В этом словаре чтение каждого иероглифа было описано с помощью знаков созданного комиссией алфавита чжуинь фухао. С момента выпуска «Словаря национального произношения» и его утверждения унифицированные чтения этого словаря становились обязательными для преподавания в школах. «Национальное произношение» представляло собой некий компромисс между диалектами Севера и Юга, поэтому в целом оно не соответствовало ни одному из живых диалектов китайского языка. Однако для того чтобы сами учителя могли услышать новый национальный язык, было решено выпустить граммофонные пластинки с упражнениями. Разработка текста и дикторская работа были поручены Чжао Юаньжэнь (кит. 赵元任, пиньинь: Zhào Yuánrén). Чжао стал пионером современной лингвистики Китая, его иногда называют «отцом китайской лингвистики». Его многочисленные статьи по фонетике и языкознанию внесли огромный вклад в развитие китайского языкознания .

С 1922 г. в Шанхае начинается выпуск ежемесячного журнала «Национальный язык» (кит.国语月刊, пиньинь: guóyǔ yuèkān), специально посвященного проблемам национального языка. В дальнейшем было создано «Общество содействия распространению Национального языка», целью которого была организация и поддержка мероприятий, акций, движений связанных с созданием, продвижением в массы и распространением национального языка.

Тем не менее, неестественность, искусственность и непрактичность новых утвержденных чтений иероглифов, которые стали называться «национальным языком», были очевидны. Национальный язык должен был означать не только унифицированные чтения иероглифов, но также и живое произношение реально существующего и ходящего в употреблении языка. Потому деятели просвещения и лингвисты все чаще стали призывать использовать один из реальных диалектов китайского языка в качестве единого стандарта. Наиболее подходящим диалектом на роль национального стандарта был Пекинский диалект.

Обращаясь к теме диалектов китайского языка для лучшего понимая проблемы, следует отметить, что в наши дни более 80% населения страны разговаривает на диалектах . Согласно наиболее общей классификации выделяют северную и южную диалектные зоны. Исторически Cевер и Юг страны развивались неодинаково. Северный Китай представлял собой арену, на которой разворачивались активные исторические события, а юг был менее развитым, так как он расчленен на изолированные физико-географические области. Следовательно, лингвистическая ситуация на Севере и Юге Китая развивалась по-разному. При более детальном рассмотрении диалектов, следует отметить, что они могут быть разделены на 7 основных групп: группа северных диалект (кит.北方方言, пиньинь: běifāng fāngyán), группа диалектов У (кит. 吴方方言, пиньинь: wúfāng fāngyán ), группа диалектов Сян (кит. 湘方言, пиньинь: xiāng fāngyán), группа диалегктов Гань (кит. 赣方言, пиньинь: gàn fāngyán), диалект хакка (кит. 客家方言, пиньинь: kèjiā fāngyán), группа диалектов (кит. 闽方言, пиньинь: mǐn fāngyán) и группа диалектов Юэ (кит., пиньинь: yuè fāngyán). (См. приложение 2). Основой пекинского диалекта был гуаньхуа, язык чиновников, возможно, именно поэтому у него было наиболее количество шансов для получения статуса общекитайского стандарта произношения.

На VI съезде Всекитайского союза обществ просвещения в Шанхае в 1920 г. было принято решение об утверждении пекинского диалекта в качестве единого нaционального стaндарта произнoшения иероглифов. В декабре 1924 г. Подготовительный комитет eдинства национального языка принял решение считать пекинский диалект стандартным национальным языком . Это решение подвело итог многолетней дискуссии о диалектной основе китайского национального языка.

В принятой фoнетической норме китайского национального языка, ориентированной на сeвeрные диалекты, предусматривались звонкие начальные согласные и конечные согласные, которые встречаются только в южных диалектах. По вопрoсу о тонах в орфоэпической норме было принято компромиссное решение: была предложена система пяти тонов, из которых первые четыре соответствовали пекинским, а пятый был «входящим» тоном, который присутствует главным образом в южных диалектах.

Борьба за пекинский стандарт завершилась тем, что в 1932 г. министерство просвещения Гоминьдановского правительства официально опубликовало «Словарь наиболее употребительных иероглифов в стандартном национальном произношении», который отличался от «Словаря национального произношения» тем, что вместо искусственных чтений, утвержденных конференцией 1913 г., в нем стояли реальные современные пекинские чтения иероглифов. Так были решены основные проблемы орфоэпической нормы национального языка.

В 1930 г. Центральный исследовательский центр Национального института истории языка опубликовал «Словарь общеупотребительных иероглифов с периода династий Сун и Юань» под редакцией Лю Фу (кит. , пиньинь: liú fù) и Ли Цзяжуй (кит. 李家瑞, пиньинь: lǐ jiāruì); книга включала в себя более 1600 символов, большинство из которых - упрощенные, и отражала тысячелетнюю историю их развития.

В это же время, активно вели свою деятельность видные деятели Коммунистической Партии Китая, объединенные в «Левую Лигу» (кит. 中国左翼作家联盟, пиньинь: zhōngguó zuǒyì zuòjiā liánméng). Революционные писатели-демократы Цюй Цюбо (кит. 瞿秋, пиньинь: Qu Qiubai) и Лу Синь (鲁迅, пиньинь: Lǔ Xùn) отличались своим радикальным отношением к проблеме национального языка. В качестве национального языка они предлагали язык масс (кит. 大众, пиньинь: dàzhòngyǔ) . Они призывали к созданию такого литературного языка, который бы прямо воспроизводил народную речь. Наилучшей практической реализацией этого могла стать только литература на диалектах. Понимая, что средствами иероглифического письма невозможно писать на диалектах, они выступали за полную ликвидацию иероглифической письменности и переход к алфавиту. Однако, не многие поддерживали настолько радикальные идеи.

Одной из главных заслуг «Левой Лиги» можно считать, то, что они подогревали интерес деятелей различных культурных и научных сфер к вопросы реформация национального языка.

Популяризация иероглифов в упрощенном начертании получила поддержку широких масс. Впоследствии Министерство образования Китайской Республики в 1935 г. выпустило в свет «Первую таблицу упрощенных иероглифов» состоявшую из 324 иероглифов . Все приведенные в таблице иероглифы представляли собой простые написания наиболее употребительных в данный период иероглифов. Публикация данной таблицы правительством имела большое значение и повлекла за собой ускорение процесса внедрения простых иероглифов в практику. Несмотря на появление в феврале 1936 г. указа об отсрочке введения в употребление упрощенных иероглифов, таблица стала беспрецедентным явлением в истории Китая и можно смело сказать, что ее публикация официальными властями стала главным толчком в запуске процесса упрощения китайской иероглифической письменности.

На данном этапе работа по упрощению письменности была заморожена ввиду ожесточенной борьбы между внутренними политическими силами страны и японской интервенции. Однако стало очевидно, что традиционному языку вэньянь уже нет места в новом Китае; была готова почва для проведения всеобъемлющей реформы языка в стране. Предпосылками этого стали:

всесторонняя модернизация китайского общества, развитие технологий, науки и техники, образования и других сфер деятельности требовала реформирования письменности;

фактор сплочения народа, интеграция страны в единую территориальную целостность;

установление контактов между Китаем и Западом привнесли изменения в устройство государства, в ее культуру, вследствие которого потребовалась модернизация Китая и его языка;

изучение традиционной китайской письменности требовало затраты более длительного времени и труда, осложняло работу школ и других учреждений, тормозя распространение грамотности среди народа, а также, доступ к письменности для 90% населения был ограничен материальными условиями, ввиду «элитности» образования.

Таким образом, становится очевидно, что деятельность просветительских движений Китая на пути создания современного общества и соответствующая им новая демократическая культура привели к пересмотру роли иероглифической письменности в современном Китае и смогли собрать весь необходимый для этого багаж. С уверенностью можно сказать, что общество было готово к реформе и требовалась лишь стабилизация обстановки на территории страны. Китайская письменность прошла длительный период эволюции и развития от древних гадательных надписей на костях животных до современных упорядоченных иероглифов, используемых на территории Китайской Народной Республики, Сингапура, Тайвани и др. стран. Ознакомившись с предпосылками, причинами и проблемами реформы, мы можем перейти к последовательному рассмотрению этапов реформы, какие изменения письменность претерпела с момента прихода Коммунистической партии Китая к власти, как образовался путунхуа (кит.普通, пиньинь: pǔtōnghuà) и что представляет собой китайская иероглифика на современном этапе.


2.РЕФОРМА ПО УПРОЩЕНИЮ ИЕРОГЛИФИЧЕСКОГО ПИСЬМА В КНР


.1 Первый этап реформирования (1955-1964 гг.) и способы упрощения


После провозглашения Китайской Народной Республики 1 октября 1949 г. открылись небывалые возможности для развития лингвистической науки в стране, началась официальная работа по упрощению иероглифической письменности. Для языковедов и правительства КНР предстояло решить ряд практических задач в сфере строительства языка: содействовать ликвидации неграмотности и повысить уровень грамотности; изучить вопросы реформы китайской письменности с целью сделать ее более доступной и популярной; создать алфавиты для транскрибирования иероглифов и для бесписьменных языков.

октября 1949 г. была создана Ассоциация по реформе письменности (кит. 中国文字改革协会, пиньинь: zhōngguówénzì gǎigé xiéhuì), участниками стали 227 представителей различных слоев общества, представители нацменьшинств, хуацяо, филологи и лингвисты со всей страны . Целью создания Ассоциации явилось объединение деятелей, работающих в области реформирования, изучения и внедрения в обиход китайских иероглифов, а также поиск путей и способов упрощения письменности. Создание Ассоциации ознаменовало официальное начало работы в сфере реформ языка. 10 июля 1950 г. У Юйчжан (кит. 吴玉, пиньинь: Wú Yù zhāng) на встрече Ассоциации, передавая слова Мао Цзэдуна, сказал: «В июне прошлого года председатель Мао имел со мной беседу. Он сказал, что прежде всего следует провести упрощение китайских иероглифов, а в вопросах реформы письменности не следует отрываться от действительности» .

В это же время Центральный департамент Министерства образования, взяв за основу своей деятельности принцип Конфуция «передаю, но не сочиняю», предпринял попытку отобрать иероглифы для упрощения. При всем этом они делали акцент на сокращение количества общеупотребительных иероглифов путем комбинирования вариантных форм написания. После продолжительного периода исследований, в 1951 г., была опубликована «Первая таблица упрощенных иероглифов», в которую вошли 555 часто употребляемых простых иероглифов . Тем не менее, публикация этой таблицы не означала официального введения упрощенных иероглифов в употребление.

Исследовательский комитет по реформированию письменности (кит. 中国文字改革研究委员会, пиньинь: zhōngguó wénzì gǎigé yánjiū wěiyuánhuì), был созван 2 мая 1952 г. и сразу же преступил к активной исследовательской деятельности. За основу своей работы Комитет взял «Первую таблицу упрощенных иероглифов» и вывел пять основных принципов своей работы по упрощению: 1) стандартизация (уже имеющиеся общеупотребильные простые формы иероглифов систематизировать, но не изменять, устранить разнописные варианты иероглифов); 2) следование обычаям и простоте; 3) практичность; 4) надлежащая художественность; 5) стабильность. После введения упрощенных форм в употребление традиционные иероглифы необходимо было приводить в виде сносок или примечаний.

В том же году вместе с Институтом языкознания Академии наук Китая Комитет приступил к изданию лингвистического журнала «Китайский язык» (кит. 中国语文, пиньинь: zhōngguó yǔwén). На страницах журнала, а также на страницах других изданий, посвященных той же проблеме, например, «Изучение языка» (кит. 语文学习, пиньинь: yǔwén xuéxí), развернулась широкая дискуссия по вопросам грамматики, лексики, фонетики, письменности и истории языка .

Началом следующего этапа работы по реформированию иероглифического письма и формированию национального языка стало проведение Всекитайской конференции по реформе письменности, проходившей 15-23 октября 1955 г. при содействии Министерства образования и Исследовательского комитета по реформированию письменности. Участники конференции единогласно поддержали курс на упрощение как естественную потребность письменного языка, и обсудили «Проект упрощения иероглифов». Предметом обсуждения конференции была не только непосредственно реформа письменности, но и проблема национального языка .

На этой конференции было официально отменено старое название национального языка - гоюй; теперь национальный язык Китая стал называться путунхуа - «общепонятный язык». Это название было хорошо известно по дискуссиям в рядах «Левой лиги» в 30-40-ые годы. Однако его лингвистические и функциональные признаки весьма напоминали национальный язык гоюй.

Фонетика и лексика путунхуа основана на произносительной норме пекинского диалекта, принадлежащего северной группе диалектов китайского языка. Грамматика путунхуа соответствует нормам, закреплённым в литературных произведениях на современном китайском языке (байхуа), которые также наиболее близки к северным диалектам. Стандартизация национального языка путунхуа означала создание его орфоэпической, лексической, грамматической норм. Объектом стандартизации является не только письменный язык, но и его устная форма: язык телевидения, радио, кино, театра. Стандартизация представляет собой комплекс мероприятий, в которые входит создание словаря литературного китайского языка, его нормативной грамматики и правил орфоэпии, необходимых для его устной формы. С установлением этого устного языка должно произойти неизбежное вытеснение существующих диалектов и сокращение их функциональной сферы. Цель стандартизации состоит в том, чтобы способствовать развитию страны в политической, экономической, культурной и других сферах.

В 1955 г. Министр образования КНР Чжан Сижо (кит. 张奚若, пиньинь: Zhāng Xīruò) дал следующее определение путунхуа: «Путунхуа является общим разговорным языком этнической группы хань, общеупотребительным языком всех этнических групп в стране. Стандартное произношение путунхуа основано на фонетике пекинского диалекта; основой путунхуа являются северные диалекты (т.е. мандаринские диалекты), а грамматическая структура опирается на язык современных китайских литературных классиков» .

Стратегия правительства КНР в области национального языка была изложена в речи Чжоу Эньлая на собрании лингвистов и деятелей просвещения 10 января 1958 г. Он назвал национальный язык путунхуа будущим языком Китая и призвал планомерно распространять его по всей стране . Целью распространения национального языка является унификация диалектов. В числе средств распространения Чжоу Эньлай отмечал обучение языку преподавателей начальных школ и дошкольных учреждений, а также лекции по радио и телевидению. Говоря о желательном уровне знания языка, он подчеркивал, что особенно высоких требований к владению им предъявлять не следует. Путунхуа - идеал общего языка, к которому должен стремиться каждый гражданин, но совершенное владение им для большинства населения не требуется.

Установление стандарта произношения есть показатель эволюции общего языка. То, что стандартным произношением путунхуа является пекинское произношение, есть результат исторического развития, в ходе которого на протяжении более чем тысячи лет при династиях Цзинь, Юань, Мин, Цин столицей Китая был Пекин. В число важнейших проблем стандартизации китайского языка входит проблема орфоэпии. Работа по составлению орфоэпической нормы путунхуа проводилась Орфоэпической комиссией (кит. 正音委zhèngyīn пиньинь: zhèngyīn wěiyuánhuì) при Комитете реформ письменности, которая была сформирована в том же 1956 г.

В октябре 1957 г. Орфоэпической комиссией был опубликован первый список слов с рекомендованным стандартом произношения, в июле 1959 г. в свет выходит второй такой список, а в январе 1963 г. напечатан третий сводный список . В указе Государственного совета КНР говорилось о составлении в 1956 г. орфоэпического словаря путунхуа с целью нормализации фонетики. Тем не менее, к моменту завершения Всекитайской конференции по реформе письменности в октябре 1955 г. о путунхуа было известно то, что его стандартным произношением является пекинское произношение и существовали три части «Проекта списка слов с рекомендованным чтением», в который было включено 170 названий, главным образом названий городов и уездов. В 1963 г. вышеназванные материалы были изданы Комитетом по реформированию письменности в виде брошюры с «Проектом сводного списка слов путунхуа с рекомендованным чтением». В дальнейшем работа в этой области в течение длительного времени находилась в состоянии застоя. Орфоэпическая комиссия путунхуа была воссоздана и возобновила свою деятельность только в 1982 г.

Спустя три месяца после проведения Всекитайской конференции по реформе письменности, 28 января 1956 г., на 23 пленарном заседании Государственного Совета КНР был принят Проект упрощения иероглифов (кит. 汉字简化方案, пиньинь: hànzì jiǎnhuà fāng'àn) . 31 января газета «Жэньминь жибао» (кит. 人民日, пиньинь: Rénmín Rìbào) опубликовала полный текст решения Госсовета и сам «Проект упрощения иероглифов». Таким образом, упрощенные иероглифы входили в официальное употребление, полностью заменяли традиционные и становились нормой написания на всей территории материкового Китая.

История показывает, что упрощение письменности есть естественный результат ее эволюции. При проведении упрощения исходным является принцип «следования обычаям и простоте». Упрощение основывается на сформировавшихся в течение длительного времени привычках масс и поэтому легко проводится в жизнь. Применявшаяся прежде ходовая скоропись синшу фактически и легла в основу начертания упрощенных знаков. Однако принципу «следования обычаям и простоте» недостает рациональности и системности, что порождает множество недостатков. Надо полагать, что осуществление рационального и системного упрощения окажется весьма трудным делом и может натолкнуться на противодействие силы привычки .

«Проект упрощения иероглифов» содержал 515 упрощенных иероглифов и 54 ключа, которые упрощались несколькими различными способами:

Первый способ заключается в том, что структура знака сохраняется, а один из компонентов заменяется более простым. Например, в иероглифе(пиньинь: zhāng, натягивать, открывать) элемент справа был заменен на более простой, в результате чего получилось современное написание .

Второй способ состоит в использовании сокращенных написаний графем. Таких графем всего 15, и они могут быть разбиты на две группы (см. приложение 3). Графемы первой группы употребляются самостоятельно и в сложных знаках; графемы второй группы - только в составных иероглифах, причем лишь в позиции слева. Например, в иероглифе (пиньинь: yǔ, язык) мы можем видеть, что ключ был заменен на более простой символ , однако, в своей полной форме иероглиф может употребляться как в составе слов содержащих несколько иероглифов, так и самостоятельно.

С использованием сокращенных написаний графем связан третий способ упрощения китайских иероглифов. Он заключается в совмещении первых двух вышеуказанных способов: сложный иероглиф сохраняет свою первоначальную структуру, причем одна графема записывается ее сокращенным вариантом, а второй компонент заменяется более простым. В качестве примера можно рассмотреть иероглиф (пиньинь: rèn, знать). Его левый компонент был заменен упрощенным вариантом ключа , а правый (пиньинь: rěn, терпеть) замещен созвучным ему (пиньинь: rén, человек). В ходе подобных преобразований иероглиф приобрел свой нынешний облик.

Четвертый способ представляет собой удаление одной из частей сложного иероглифа; тогда, оставшийся компонент выполняет функции знака в целом. Например, у иероглифа (пиньинь: guǎng, широкий) был опущен фонетический элемент (пиньинь: huáng) и он превратился в 广.

Пятый способ, решивший проблему иероглифов имевших несколько различных вариантов написания, он заключается в объединении нескольких иероглифов в один с более простым написанием. Хорошим примером применения этой техники может послужить иероглиф (пиньинь: fā, отправлять), он заменил существовавшие прежде иероглифы и с этим же значением; два варианта написания иероглифа «исчерпывать» и были заменены на (пиньинь: jìn). Поскольку несколько традиционных иероглифов иногда заменяются на один и тот же упрощённый, издание классических текстов упрощённым письмом может вызывать путаницу.

Но не все исследователи сходятся во мнении о существовании пятого метода упрощения ввиду его сходства с последним и самым радикальным шестым способом. Он подразумевает полную замену сложного иероглифа каким-то совершенно иным, более простым по написанию. Данный способ упрощения очень легко проиллюстрировать: (пиньинь: mǎi, покупать), (пиньинь: c, телега, машина).

Официальный статус упрощённых иероглифов был закреплен выпущенной в 1964 г. «Сводной таблицей упрощения иероглифов» (кит. 简化字总表, пиньинь: jiǎnhuàzì zǒngbiǎo) , в которой содержался список из 2238 иероглифов, заменяемых упрощёнными вариантами.

Таблица включает в себя три отдельных таблицы с иероглифами. В первой таблице содержатся 352 упрощенных символа, которые не могут являться частью сложного иероглифа, т.е. простые ключи, употребляемые самостоятельно. Вторая таблица состоит из двух частей. Первая часть второй таблицы состоит из 132 ключей, которые могут являться частью сложного иероглифа. Вторая часть таблицы обобщила 14 простых ключей, которые могут использоваться как часть сложного иероглифа, причем располагаться в любой его части; как правило, эти 14 ключей не употребляются самостоятельно. Третья таблица составлена на основе упрощений из второй и первой таблиц и насчитывает 1754 знака, а все три таблицы содержат 2238 иероглифов (фактически 2236, т.к. иероглифы (пиньинь: qiān, подписывать) и (пиньинь: xū, должен) появляются дважды в первой и третьей таблицах) .

Упрощение письменности, проведенное в 1956-1959 гг., представляло собой очень осторожное изменение графической формы иероглифов, все упрощения относились к числу общепринятых и уже давно находились в обращении. Основная масса упрощенных знаков сохранила сходство с традиционной письменностью. Но упрощение мыслилось как первый акт более глубокой реформы, и выпущенная в 1964 г. «Сводная таблица упрощения иероглифов», подтвердила это. Новые простые формы иероглифов стали употребляться повсеместно: в прессе, книгопечатании, на телевидении, в процессе обучения, как в школах, так и в высших учебных заведениях.

Данная реформа показала, что правительство Китайской Народной Республики всерьез намерено упростить китайское письмо. Это не могло не подорвать традиционное представление об иероглифической письменности как единственно возможной системе письма для китайского языка и внедрить в сознания людей мысль о том, что иероглифическая письменность может быть заменена алфавитом. Настроения такого рода поддерживались и распространялись в печатных изданиях самого Комитета реформы письменности. Упрощение письменности, проведенное в КНР, принесло наибольшую пользу тем, кто лишь приступал к изучению китайской письменности или недостаточно хорошо владел ею, но в то же время, оно представляло ощутимые трудности для людей грамотных, которым уже в сознательном возрасте приходилось переучиваться писать заново.

2.2 Создание пиньинь и второй этап реформы (1977-1986 гг.)


Дискуссия о замене иероглифической письменности алфавитом разворачивалась в Китае еще в начале ХХ в., до образования Китайской Народной Республики. В 1913 г. Комиссия по унификации произношения, которую возглавил У Цзинхэн (кит. 吴敬, пиьнинь: Wú Jìnghéng) подготовила проект алфавита, призванный стать вспомогательной системой письменности на начальных этапах обучения. Проект состоял из 40 букв, каждое слово разделялось на начальную и конечную части, все знаки имели графическое сходство с простейшими иероглифами. Опубликованный к 1918 г. проект чжуинь фухао должен был стать языком обучения, тогда еще никто не ставил вопроса о судьбе этого языка за пределами учебных заведений, и уж тем более не ставил цели сделать его языком китайской литературы, науки, политики и т. д. Поэтому в 1928 г. был разработан еще один алфавит - романизированный (кит.罗马字, пиньинь: luómǎzì).

В романизированном алфавите латинские буквы были "китаизированы" и использовались в соответствии с особенностями китайского языка, а не в их привычных функциях в английской или другой западной письменности. Он был предназначен для того, чтобы писать на пекинском диалекте, который к тому времени уже был рекомендован в качестве нормы для произношения для национального языка, и не был пригоден для того, чтобы писать на других диалектах. Этот алфавит обеспечивал максимально возможную индивидуализацию графического облика слов китайского языка. Возможно, если бы с самого начала использовался «упрощенный» романизированный алфавит, то сейчас он бы применялся повсеместно. Но он не получил распространения на территории Китая и употреблялся в основном за его пределами для обучения китайскому языку как иностранному.

Официальная публикация романизированного алфавита стала толчком для начала работы над созданием нового латинизированного алфавита для китайского языка в Москве в конце 20-х годов. В те годы Москва была центром разработки письменности для бесписьменных или старописьменных народов СССР и их практического введения в действие . Первые сведения об этом алфавите достигли Китая в 1932 г., в то время в научных кругах бурно обсуждалась идея создания «языка масс». Сторонники этой идеи восприняли латинизированный алфавит как первый шаг к воплощению идеи литературы на диалектах. Научное название «латинизированный алфавит» было изменено на более простое - «новая письменность» (кит. 新文字, пиньинь: Xīn Wénzì). Данная система получила широкую поддержку и распространение, но политическая ситуация того времени не способствовала реформам и внедрению нововведений.

После стабилизации обстановки на территории материкового Китая, прихода Коммунистической Партии к власти в 1949 г. и принятия Проекта упрощения иероглифов в 1956 г. речь уже не шла о полной замене иероглифики новым алфавитом, речь шла о создании транскрипции китайского языка.

Уже в начале 1956 г. «Комитет по реформированию письменности» опубликовал для широкого обсуждения проект алфавитного письма на латинской основе. После широкого обсуждения в августе 1956 г. проекты были представлены их на рассмотрение Госсовета. На совещание премьер Государственного совета КНР Чжоу Эньлай пригласил Чжоу Югуана (кит. 周有光, пиньинь: Zhōu Yǒuguāng), в совершенстве знавшего английский, французский и японский языки. После образования КНР он вернулся из-за рубежа, где работал банкиром и экономистом, в том числе в Нью-Йорке и Лондоне. Лингвистика была его хобби, и в 1952-1954 гг. Чжоу Югуан опубликовал две книги о фонетическом письме и алфавите китайского языка . Он возглавил созданную в октябре того же года специальную комиссию, которая должна была сверстать окончательный вариант транскрипции для китайского языка. Через год работы в октябре 1957 г. появился «Исправленный проект», который утратил черты фонетической транскрипции, заметные в некоторых проектах, предложенных ведущими ученым, и приобрел явные черты сходства с латинизированном алфавитом. Новой особенностью, отличавшей его от латинизированного алфавита, явилось обозначение тонов с помощью надстрочных диактрчиеских знаков. 1 ноября 1957 г. Госсовет утвердил «Исправленный проект» и передал его на обсуждение Всекитайского собрания народных представителей. 11 февраля 1958 г. проект был утвержден как официальная транскрипция для китайского языка и получил название пиньинь цзыму (кит. 拼音字母, пиньинь: pīnyīn zìmŭ).

Существуют мнения, что опубликованный в 1958 г. пиньинь цзыму является преемником латинизированной новой письменности, разработанной в Советском Союзе еще в 1930-е гг. «Проект фонетического алфавита» в своих основных характеристиках наполовину совпадает с романизированным, наполовину - с латинизированным алфавитом, а диакритические знаки для обозначения тонов восходят к чжуинь фухао 1918 г. Проект объединяет множество школ, но не является продуктом ни одной из них. Фонетический алфавит пиньинь цзыму достиг только статуса «транскрипции», но не официальной «алфавитной письменности». Для восполнения недостатков «алфавитной письменности» в Китае и за рубежом в период с 1958 по 1982 гг. было разработано 1667 проектов алфавитной письменности для китайского языка . На деле абсолютно невозможно не пройдя этапа «транскрипции» языка достичь официального статуса «алфавитной письменности».

Функцией пиньинь стало не только обозначение чтений иероглифов. Китай - многонациональное государство, объединяющие 56 официально признанных народностей и сотни других, ожидающих официального признания. Большинство народов Китая пользуются бесписьменным языками, и создание письменностей для бесписьменных языков народов Китая является основной задачей в деле общего повышения экономического и культурного развития. Единообразная графика письменностей народов Китая способна обеспечить условия для более эффективного функционирования алфавитов разных народов в едином многонациональном государстве.

Чжоу Эньлай в своей речи «Задачи реформы письменности в настоящее время» подчеркнул, что основная функция нового алфавита состоит в том, чтобы обозначить чтения иероглифов при начальном образовании в школе, а также в том, чтобы пользоваться им при изучении национального языка путунхуа . Таким образом, этот алфавит абсолютно не предназначен для замены иероглифической письменности.

Огромное значение пиньинь имел и для обучения иностранцев. Алфавит может быть применен как единое средство транскрипции китайских иероглифов вместо существующих национальных систем транскрипции китайского языка, применяемых в разных странах. Он может быть также использован для транскрипции китайских и иностранных собственных имен и географических названий, при составлении каталогов, алфавитных указателей и т.д. Например, в России и в наши дни используется транскрипционная система Палладия для записи имен собственных кириллицей, однако в процессе обучения путунхуа, пиньинь уже прочно укрепил свои позиции. Если говорить о странах, использующих латинскую письменность, то там пиньинь уже довольно скоро после официального принятия заменил транскрипционную систему Уэйда-Джайлза. В 1979 г. Международная организация по стандартизации приняла решение об использовании алфавита пиньинь цзыму в качестве средства стандартной международной транскрипции китайских слов .

После принятия «Проекта упрощения иероглифов» в 1956 г. и официального решения Госсовета КНР о введении в употребление алфавита пиньинь цзыму в 1958 г. все силы Комитета по реформированию письменности были направлены на широкое внедрение новых символов.

В июле 1972 г. Комитет по реформам письменности начал работу по составлению «Второго проекта упрощения иероглифов» (кит. 第二次汉字简化方, пиньинь: dì'èrcì hànzì jiǎnhuà fāng'àn).

К маю 1975 г. был составлен список иероглифов предназначенных к упрощению; он включил в себя 412 иероглифов. Основными критериями для упрощения стали: 1) иероглифы, рекомендованные к упрощению властями провинций, городов, автономных районов и армейскими верхами; 2) иероглифы, предлагавшиеся для упрощения в письмах, присланных в Комитет по реформам письменности после принятия Проекта 1956 г.; 3) иероглифы, специально собранные в 1972 г. в список по рекомендациям правительств городов, провинций и автономных районов.

Главными целями упрощения второй волны стали: 1) выбрать для упрощения иероглифы уже распространенные в обществе; 2) упростить частоупотребительные иероглифы; 3) наряду с сокращением количества черт в иероглифах, сократить количество самих иероглифов.

декабря 1977 г. Комитет по реформам письменности опубликовал «Второй проект упрощения иероглифов», общее количество символов в котором составляло 853 знака. «Второй проект упрощения иероглифов» включал в себя две таблицы, первая из которых состояла из 248 упрощенных иероглифов, которые официально вводились в употребление со дня публикации. Вторая же таблица включала 605 символов, но не для использования, а лишь для рассмотрения; к тому же, вторая таблица включала 61 ключ .

С 1977 г. крупнейшие газеты, в том числе и издание компартии Китая «Жэньминь жибао», стали использовать дополнительно введенные упрощения. В течении 1977 г. на Комитет и правительство в целом посыпался шквал критики со стороны общественности и представителей всех слоев населения. Возникла путаница, заставившая правительство обратиться к издательствам с просьбой приостановить печать книг, газет и учебных пособий, а также обратиться к школам и прочим учебным заведениям с просьбой прекратить обучение с использованием нововведений. В результате, 24 июня 1986 г. было принято «Постановление об отмене второго этапа упрощения» (кит. 关于废止第二次汉字简化方案, пиньинь: guānyú fèizhǐ dì'èrcì hànzì jiǎnhuà fāng'àn) и был вновь утверждён стандарт 1964 г.

октября того же года была переиздана «Сводная таблица упрощения иероглифов», она содержала 2235 иероглифов. Все иероглифы, вошедшие в таблицу 1984 г., считаются единым стандартом на всей территории материкового Китая и изменениям более не подвергались.

Таким образом, успех реформы, проведенной правительством Китая, доказал, что упрощение письменности - это естественный исторический процесс, и правительство лишь способствовало введению упрощений, их систематизации и научности. В период с 1956 по 1984 гг. китайская иероглифическая письменность подверглась кардинальным изменением, было упрощено 2235 иероглифов. Этот период можно назвать временем подлинного расцвета китайской лингвистической науки. Введение в употребление простых начертаний иероглифов сделало образование более доступным для всех слоев населения, решало проблему безграмотности. Время, которое раньше тратилось на запоминание черт традиционных иероглифов, учащийся теперь мог потратить на запоминание научных истин. Но и на упрощении самих знаков правительство КНР не остановилось и создало алфавит пиньинь цзыму, также призванный способствовать решению проблемы неграмотности населения и облегчению процесса обучения в начальных школах. К тому же, пиньинь смог решить вопрос транскрибирования китайских слов на международной арене. Становление пекинского произношения в качестве единого орфоэпического стандарта по всей стране в еще большей мере благоприятствовало становлению нормативного китайского языка. Все эти шаги способствовали формированию китайского национального языка путунхуа, который, в свою очередь, способствует размыванию социальных границ в обществе. Общество теперь активно стимулирует культурное и экономическое развитие страны, принимает в нем непосредственном участие.



3.СОВРЕМЕННЫЙ ПЕРИОД РАЗВИТИЯ КИТАЙСКОГО ЯЗЫКА


.1 Последствия реформы: плюсы и минусы упрощения


Как мы уже выяснили, «реформа письменности», фактически заключает в себе два главных аспекта: «письменность» и «язык». Упрощение иероглифов, распространение путунхуа, разработка и внедрение проекта фонетического алфавита для китайского языка стали тремя основными задачами реформы письменности, провозглашенными в 1958 г. Чжоу Эньлаем . Такие кардинальные изменения подразумевают наличие серьезных последствий. По этой причине среди пользователей китайской письменности развернулась продолжительная дискуссия о плюсах и минусах упрощенных символов. Эта дискуссия вызвала горячие споры между сторонниками упрощенной и традиционной систем письменности на территории материкового Китая, в Гонконге, Макао, Тайвани и среди зарубежных китайских общин с вовлечением их собственных политических идеологий и культурного наследия.

После опиумных войн в 40-50-х годах ХIХ в., некоторые китайские интеллектуалы и политические деятели, переосмыслив причины военных и политических неудач Китая, пришли к выводу, что в дополнение к военной и политической отсталости страны, китайская культура уже давно не идет в ногу со временем. Китайская культура, так почитаемая интеллигенцией и политическими деятелями на протяжении нескольких тысячелетий, мгновенно превратилась в главную причину упадка целого государства. Иероглифика является важным фактором в китайской культуре, и основным средством передачи китайского исторического наследия, она в один момент стала главным объектом критики и нападков. С наступлением XX в., выступления в адрес иероглифического письма становились все более яростными, уже тогда появились сторонники и противники упрощения.

Неоспоримо влияние китайской культуры и письменности, как ее основного элемента, на соседние страны. Более тысячи лет назад китайские иероглифы пришли в Японию через Корейский полуостров и до сих пор наряду с изобретенными позднее алфавитами служат основой современной японской письменности. Еще после Второй мировой войны, Япония упростила ряд китайских иероглифов, используемых в японском языке, эти новые формы получили называние синдзитай (яп. 新字体). По сравнению с Китаем, реформа в Японии была более ограниченной, упростив только несколько сотен символов, большинство из которых уже были в использовании ранее. После проведения реформ в КНР, список упрощений синдзитай был расширен, но, тем не менее, японская письменность все еще содержит огромное количество полных написаний китайских иероглифов .

В Республике Корея иероглифов употребляется меньше, чем в Японии, но они не были отменены и до сих пор сочетаются с национальным корейским алфавитом. Из «азиатского иероглифического клуба» решительно исключила себя Корейская Народно-Демократическая Республика. В Северной Корее иероглифы полностью удалены из всех печатных текстов, но сохраняются в школьной программе в весьма ограниченном количестве.

Сингапур прошел через три последовательных этапа упрощения иероглифики и, в конце концов, пришел к тому же набору упрощенных знаков, что и на материковой части Китая. Первый этап, упростивший 502 традиционных символа, был проведен Министерством образования Сингапура в 1969 г. Второй этап содержал уже 2287 символов и был обнародован в 1974 г. В новом списке содержалось 49 упрощений, не совпадавших с введенными на территории материкового Китая; они были удалены во время проведения последней третьей волны в 1976 г. Однако в отличие от материкового Китая, где личные имена могут быть зарегистрированы только с использованием упрощенных символов, в Сингапуре родители имеют возможность зарегистрировать имена своих детей с использованием традиционных иероглифов. Аналогично обстоит ситуация с использованием традиционных иероглифов в именах и во всех остальных странах-членах «иероглифического клуба». Малайзия обнародовала список упрощенных иероглифов в 1981 г., которые также полностью идентичны упрощенным символам, используемым в материковом Китае.

Переход на разговорный язык в Китайской Народной Республике, несомненно, означал полный и окончательный разрыв с традицией, однако позволял решить две большие проблемы: первая - он делал образование доступнее в разы, вторая - освобождал время для изучения дисциплин. Тем самым переход содействовал дальнейшему повышению уровня просвещения и ликвидации безграмотности соответственно, подъему научно-технического уровня развития страны, совершенствованию различных сфер деятельности общества, росту международного сотрудничества, и таким образом, последовательному продвижению к достижению целей и задач реформы. Новая упрощенная система письменности способствовала поддержанию языково-культурной целостности государства и укреплению единства народа, а также превращению страны в единую территориальную государственную систему. С переходом на путунхуа и его распространением наблюдается тенденция к уменьшению влияния диалектов, с появлением возможности общения людей из разных частей Китая на общераспространенном языке.

Как уже упоминалось выше, упрощение письменности повысило уровень грамотности населения. Упрощенные иероглифы с меньшим количеством черт сделали обучение легче. Уровень грамотности неуклонно растет в сельской местности и городских районах после начала упрощения иероглифов, в то время как такая тенденция вряд ли могла наблюдаться на протяжении 30 лет правления Гоминьдана и 250 лет правления маньчжурской династии перед ним, когда преобладала традиционная система письма. Однако рост грамотности не обязательно может быть связан с упрощением. В то же время Тайвань и Гонконг, которые используют традиционные китайские иероглифы, имеет более высокие показатели уровня грамотности.

Сразу после образования КНР китайское правительство объявило просвещение делом первостепенной важности, а повышение культурного уровня одной из ключевых задач государственного строительства. В короткие сроки для ликвидации массовой безграмотности, главным образом в среде рабочих и служащих, были созданы школы-ликбезы. Официальный минимум иероглифов для запоминания составляет 1,5 тыс. для крестьян и 2 тыс. для рабочих и служащих. Неграмотными считаются лица, знающие менее 500 иероглифов .

Для реформирования системы образования, китайское правительство взяло на общий план корректировать свою политику в области образования, в результате чего число учащихся будет возрастать. Со времени начала политики реформы и открытости в 1978 г., отмечены восстановления системы высшего образования, изучение системы образования в Китае попал на путь ускоренного развития. Это открыло путь к установлению новой системы образования, характерной особенностью которой явилось то, что школы стали строиться правительством с привлечением средств широких слоев общества.

В 1985 году была осуществлена реформа школы. Система образования стала подразделяться на три этапа: начальную школу, среднюю школу и университет. Широкое распространение получили профессионально-технические училища, где преподавались технические, педагогические и сельскохозяйственные курсы, и предназначались для обеспечения технических работников.

Успехи в просвещении народа способствовали укреплению и росту количества высококвалифицированных специалистов, предоставляли стимулы для научных исследований и развития дисциплины в высших учебных заведениях. В целом, уровень неграмотности среди молодежи и лиц среднего возраста значительно снизился.

Говоря о внешнем облике иероглифов, сторонники упрощения считают, что некоторые традиционные иероглифы слишком похожи по внешнему виду, такие как (пиньинь: shū, книга), (пиньинь: zhòu, день) и (пиньинь: huà, рисунок), различия в их упрощенных формах, и прослеживаются гораздо более четко. Оппоненты в свою очередь утверждают, что из-за того что несколько традиционных иероглифов иногда заменяются на один и тот же упрощённый, издание классических текстов упрощённым письмом может вызывать путаницу. Тут же следует отметить, что отказ от старой традиции повлиял на забвение большого количества литературных произведений, созданных на древнекитайском языке, так как теперь он стал недоступен тем, кто не владеет вэньянь. То, что было обязательным к прочтению для старших поколений, в наши дни молодёжь может читать только в переводе. Основные произведения, например, книги составляющие конфуцианский канон («Лунь юй», «Мэнцзы», «Да сюэ» и «Чжун юн»), были переизданы на упрощенном языке и переведены на огромное количество языков, в том числе и русский. Но в целом большинство всех книг, написанных до начала XX в. и ныне доступно лишь немногочисленным специалистам.

Упрощение письменности внесло некую смуту в ключевую систему поиска. Ключевая система (кит.部首检字法, пиньинь: bùshǒu jiǎnzìfǎ) исторически является самой древней. По данной системе построен первый полный китайский словарь «Шовэнь цзецзы» (кит. 说文解字, пиньинь: shuōwén jiězì) - «Происхождение китайских иероглифов», автором которого является Сюй Шэнь (кит., пиньинь: Xǔ Shèn ) - китайский филолог эпохи правления династии Хань. Сюй Шэнь выделил 540 элементов - ключей, что дало возможность поиска знаков по этим базовым составляющим. Данный ключевой принцип систематизации иероглифов впоследствии стал широко распространен при составлении словарей китайского языка. Первоначальный список ключей, предложенный Сюй Шэнем, состоит из 540 ключевых знаков. Но со временем этот список претерпел изменения.

Долгое время в Китае использовались список из 214 ключей и система расположения иероглифов, которые впервые были предложены Мэй Инцзо (кит. 梅膺祚, пиньинь: Méi Yīngzuò) в словаре «Цзы Хуэй» (кит.字汇, пиньинь: zìhuì) , вышедшем в свет в 1615 г. на закате правления династии Мин. В ходе реформы языка и письменности 50-60-х годов в КНР ряд ключей из этого списка получил упрощенные варианты написания. Разработанный в то время новый набор ключей был расширен и включал 250 знаков, не считая упрощений. Нормативная ключевая система, основанная на 201 ключе, была предложена в Китае в 1983 г. В результате в словарях, которые издавались с конца 70-х годов, можно встретить несколько ключевых списков: 214 традиционных ключей, а также системы из 189, 201 и 250 знаков (см. приложение 4).

Тем нее менее, ключевая система поиска иероглифов отошла на второй план с появлением компьютерного ввода иероглифов. Немалое количество людей считает, что никакой электронный словарь не сможет заменить бумажный, однако, практика показывает, что такое неприятие новых технологий лишь показатель их консервативности. Все современные словари китайского языка существуют в электронном виде и содержат ровно столько иероглифов сколько и их печатные версии, с одним лишь отличием - более удобная система поиска, независимо от того будь это традиционная или упрощенная система. Появление компьютеров разрешило одну из самых дорогостоящих проблем, связанных с иероглификой - сложность машинописи и типографского набора. При компьютерном наборе иероглиф вызывают на экран разными способами - графическими и фонетическими. Китайские пользователи считают, что графические способы, при всей трудности их освоения, для китайского языка гораздо удобней фонетических. Неоспоримы преимущества графического способа ввода для людей изучающих китайский язык, которые еще плохо знакомы с ключами и произношением. Это сравнительно новый способ ввода, обретший популярность с появлением сенсорных электронных словарей и смартфонов.

Тем не менее, самой популярной и простой системой ввода остается фонетическая. Пиньинь - это фонетическая система современного китайского языка. Она позволяет вводить иероглиф при помощи романизированной транскрипции, после чего система предлагает все возможные варианты иероглифов со схожим произношением. Для использования этой системы ввода необходимо знать произношение иероглифа и узнавать его написание.

Длительный период существования китайских иероглифов и роль Коммунистической партии в разработке и адаптации упрощенных символов означает, что зачастую сильный политический аспект имеет место в дискуссии об использовании традиционных и упрощенных иероглифов.

В то время как использование упрощенного китайского часто ассоциируется с КНР и его правящей Коммунистической партией, эта связь сегодня не так проста, как когда-то, возможно, была. Многие упрощенные китайские тексты публикуются за пределами материкового Китая. Зарубежные сообщества в настоящее время чаще используют упрощенные иероглифы, особенно, когда публикации предназначены для материкового Китая. Китайские газеты в Сингапуре и Малайзии, в основном, публикуются на упрощенном китайском. Большинство университетов во всем мире, в том числе и в России, предлагая программы изучения китайского языка, используют упрощенные иероглифы, и их число продолжает расти. Интернет так же подстраивается под нужды современности и многие сайты, например Википедия , предлагают легкий переключатель между упрощенным и традиционным шрифтом.

Подводя итог, следует отметить, что при всех общепризнанных достоинствах иероглифической письменности и ее выдающейся роли в мировой культуре, ее функциональные свойства далеки от совершенства. После того как Китай достаточно близко познакомился с западной цивилизацией, в среде китайской интеллигенции распространилось мнение, что при всех заслугах и общепризнанном вкладе в мировую цивилизацию китайская культура препятствует достижению новых национальных целей. В сложившейся исторической ситуации Китаю требуется новая культура. В отличие от старой элитарной культуры, новая культура мыслилась как демократическая, доступная широким массам народа. Однако иероглифическая письменность казалась очевидным препятствием на пути демократизации культуры. Еще в начале XX в. первые реформаторы признавали важность ее реформы для новой культуры страны, и многое сделали для первых шагов ее реформирования. Именно в это время были предложены два пути достижения всеобщей грамотности в Китае: упрощение знаков китайской письменности и создание алфавитного письма. Теоретически реформа была обоснована еще во время движения 4 мая. Тогда и после главным аргументом в пользу упрощения явились сложность иероглифики, препятствующая распространению грамотности.

Неологизмы и сленг

Словарный запас любого языка постоянно обогащается и развивается. Некоторые слова теряют актуальность и исчезают из языка, и на смену им приходят новые, другие наоборот появляются и плотно входят в употребление, или же наоборот имеют короткую жизнь и исчезают оттуда очень быстро. Китайские ученые характеризуют ситуацию с появлением новых слов как «постоянный взрыв», причем он происходит в различных сферах общественной жизни, естественных и общественных науках, образовании, быту и т. д. . Новые слова и словосочетания называются неологизмы. Под неологизмами подразумеваются слова и устойчивые выражения - новые по форме и назначению. Свежесть и необычность такого слова, словосочетания или оборота речи ясно ощущается носителями данного языка. По разным подсчетам, ежегодно появляется 700-800 новых слов.

Новые слова в языке могут возникать по ряду причин:

в связи с потребностями обозначения новых явлений;

в связи с заменой старых наименований новыми, что может быть вызвано потребностями моды на новые слова взамен старых, истершихся выражений;

в связи с явлением взаимодополнения, когда они сосуществуют со старыми наименованиями, дифференцируясь по стилям, ситуациям употребления .

Процесс словообразования напрямую связан с общественными изменениями. В частности, в китайском языке после падения последней династии и до 1949 г. многие новые слова отражали реалии жизни того периода, вооруженное противостояние между КПК и Гоминьданом, японскую интервенцию и Вторую мировую войну; после провозглашения Китайской Народной Республики на передний план вышли вопросы экономического и политического строительства в стране, что также нашло свое отражение в языке. Появление в последние пятьдесят лет новых слов и выражений связано с бурными изменениями в китайском обществе, невиданным до сих пор уровнем открытости страны в отношениях с внешним миром, ее вовлечением в процесс глобализации, а также развитием технологий и науки. В последние годы возникли новые слова, которые прежде не существовали в повседневной жизни, как, например, (пиньинь: wǎngluò, интернет), 埃博 (пиньинь: āibólā, эбола) и другие.

Кроме обновления объективной реальности и расширения познавательных возможностей, еще одним фактором, обусловливающим появление новых слов, является сам процесс изменения и развития языка. Для обозначения одного и того же явления могут быть использованы различные языковые средства. Существуют различия между устным и письменным языком, государственным языком путунхуа и диалектами. В результате их взаимодействия также могут возникать новые слова. Например, изначально диалектное выражение получившее распространение в провинции Гуандун 鱿鱼 (пиньинь: chǎo yóuyú, поджаривать кальмаров), имеющее значение «увольнять». С приходом политики реформ и открытости началось его распространение по всему Китаю. Оно воспринимается как новое веяние, более шутливое, чем просто «выгнать», в то же время более сдержанное, чем «собирай свои вещички и выметайся».

Таким образом, можно выделить две основные причины появления новой лексики в языке. Первая - необходимость выражения новых значений, обусловленная развитием общества и человеческого познания. Вторая - обусловленная развитием самого языка потребность в обновлении лексической системы, замены старых, потерявших свою выразительность лексических единиц на новые, более выразительные.

Кроме того, многие уже существующие слова приобрели новое значение, утратив старое. Например, слово 强人 (пиньинь: qiángrén). Раньше, при династиях Сун и Юань, оно обозначало грабителя или бандита (такое значение дается и в «Большом китайско-русском словаре» под редакцией И.М. Ошанина); теперь же оно означает несгибаемого, энергичного, способного человека (согласно «Новому Русско-китайскому» словарю под редакцией А.В. Котова) .

В современном китайском языке можно также наблюдать следующие тенденции.

Во-первых, в нем появилось много иностранных заимствований, преимущественно из английского языка. Заимствования могут быть четырех типов:

фонетические; в данном случае имеет место образование новых слов по принципу передачи звучания, например沙拉 (пиньинь: shālā, салат), 咖啡 (пиньинь: kāfēi, кофе);

семантические, то есть смысловые, например 电话 (пиньинь: diànhuà, телефон) дословно переводится как электронные или электрические слова;

полусемантические, полуфонетические, китайская морфема + фонетическое заимствование например 银行卡 (пиньинь: yínhángkǎ, банковская карта) .

Во-вторых, много новых слов и выражений пришло в современный китайский язык из Гонконга, а также Тайваня. По разным подсчетам, их не менее одной тысячи. Это можно объяснить, по-видимому, тем, что оба эти региона значительно раньше, чем материковый Китай, установили контакты с внешним миром, другими странами.

В-третьих, появились заимствования из диалектов, местных говоров, в язык вошли также просторечия, вульгарные выражения, жаргонные слова. Эти слова и выражения первоначально существовали в диалектном районе, каком-то коллективе и не входили в состав путунхуа. Наибольшее количество диалектизмов пришло в современную китайскую лексику из гуандунского диалекта. Провинция Гуандун является одним из передовых регионов Китая в проведении политики реформ и открытости, в ней бурно развивается экономика, что, в свою очередь, способствует развитию культуры. Поэтому большой массив здешних диалектизмов входит в путунхуа в качестве неологизмов. Их особенность состоит в том, что они обладают ясным смыслом, образны, легко воспринимаемы и богаты по содержанию.

Аббревиация в современном китайском языке стала одним из самых распространенных способов создания неологизмов. Пример: аббревиатура HSK <#"justify">Закон КНР об образовании. URL: #"justify">Конституция Китайской Народной Республики (Принята на 5-ой сессии Всекитайского собрания народных представителей пятого созыва, обнародована и официально введена в действие Всекитайским собранием народных представителей 4 декабря 1982 г., поправки в ее текст вносились тем же органом на ежегодных сессиях в 1988, 1993, 1999 и 2004 гг.) URL: #"justify">Котов А.В. Новый Китайско-русский словарь. М., 2009.

Ошанин И.М. Большой Китайско-русский словарь (в 4-х томах). М., 1983-1984.

Палладий (архим.), Н.С.Попов. Китайско-русский словарь. Пекин, 1888.Freely Available Standards. URL: #"justify">Oxford Chinese Dictionary: English-Chinese / Chinese-English. Oxford, 2010.Easy Learning Chinese Dictionary. Glasgow, 2009.

第二次汉字简化方案, 一九七七年十二月二十日. (Второй проект упрощения иероглифов от 20.02.1977). URL: #"justify">第一批简体字表, 一九三五八月二十一日. (Первая таблица упрощенных иероглифов от 21.08.1935). URL: #"justify">关于废止 «第二次汉字简化方案(草案)», 一九八六年六月二十四日 (Постановление об отмене второго этапа упрощения от 24.06.1986) URL: #"justify">国语词典. 北京, 2011. (Словарь национального языка. Пекин, 2011).

汉字简化方案, 一九五六一月二十八. (Проект упрощения иероглифов от 28.01.1956) URL: #"justify">简化字总表, 一九六四年六月二十五日. (Сводная таблица упрощения иероглифов от 25.06.1964). URL: #"justify">李恩江, 贾玉民. 解字译述. 郑州,2000. (Ли Эньцзян, Цзя Юймин. Цзецзы Ишу. Чжэнчжоу, 2000).

吕叔湘, 丁声树. 现代汉语词典. 北京, 2012. (Лу Шусян, Дин Шэншу. Словарь современного китайского языка. Пекин, 2012).

梅膺祚.字汇.杭州,1984. (Мэй Инцзо. Цзы Хуэй. Ханчжоу, 1984).

張玉書, 陳廷敬. 康煕字典. 北京, 2002. (Чжан Юйшу, Чэнь Тинцзин. Словарь Канси. Пекин, 2002).

中华人民共和国国家通用语言文字法, 二〇〇一年一月一日 (Закон КНР об общегосударственном языке и письменности от 01.01.2001). URL: #"justify">II. Литература


Борисова О.С. Пути и источники заимствования в китайском языке // Альманах современной науки и образования. Тамбов, 2008. №8. С.21-25.

Бенвенист Э. Классификация языков. М., 1963.

Бутаков А.М., А.Е. Тизенгаузен. Опиумные войны. Обзор войн европейцев против Китая в 1840-1842, 1856-1858, 1859 и 1860 годах. М., 2002.

Горелов В.И. Стилистика китайского языка. М., 1973.

Готлиб О.М. Основы грамматологии китайской письменности. М., 2007.

Заботкина В. И. Новая лексика современного английского языка. М., 1989.

Земская Е.А. Словообразования как деятельность. М., 1992.

Иванов В.В. Терминология и заимствования в современном китайском языке. М., 1973.

Иоганнес Ф. История письма М., 1979. С.176.

Исаев М.И.Языковое строительство в СССР М., 1979.

Истрин В.А. Развитие письма. М., 1961.

Кленин И.Д. Лексикология и фразеология китайского языка. М., 1978.

Котелова Н.З. Значение слова и его сочетаемость. М., 1975.

Кравцова М. Е. История культуры Китая. СПб., 1999.

Лисевич И. С. Древние мифы о Хуан-ди и гипотеза о космических пришельцах. М., 1974.

Лопатин. В.В. Рождения слова: неологизмы и окказиональные образования. М., 1973.

Максименкова А.М. О некоторых причинах упрощения ключевой поисковой системы. // Magister Dixit. Иркутск, 2011. №4. С.10-17.

Непомнин О.Е. История Китая ХХв. М., 2011.

Ошанин И.М. Происхождение, структура и развитие современного китайского языка. М., 1943.

Семенас А.Л. Лексика китайского языка. М., 2005.

Семенас А.Л. Новые тенденции в развитии китайской лексики. М., 1999.

Сердюченко Г.П. Китайская письменность и ее реформа. М., 1959.

Солнцев В.М., Солнцева Н.В. Куда идет китайский язык? // Китайское языкознание: Изолирующие языки: IХ международная конференция. М., 1998. С.15-22.

Солнцев В.М. Очерки по современному китайскому языку, М., 1957.

Софронов М.В. Китайский язык и китайская письменность. М., 2007.

Софронов М.В. Китайский язык и китайское общество. М., 1979.

Софронов М.В. Китайское языкознание в 50-80-хх гг. // Новое в зарубежной лингвистике. М, 1989 г. №22. C.3-33.

Софронов М.В. Судьбы национального языка в Китае. // Проблемы Дальнего Востока. М., 1974. №4. С.3-7.

Судо Кадзуаки. Японская письменность от истоков до наших дней. М., 2006.

Титаренко М.Л. Духовная культура Китая. Энциклопедия в 5 т. Том 3. Литература и письменность. М., 2007.

Тихвинский С.Л. Избранные произведения в 5-ти книгах. Книга 2. Китай в древнее время. М., 2006.

Хаматова А.А. Словообразование современного китайского языка. М., 2003.

Чжоу Югуан. Модернизация китайского языка и письменности // Новое в зарубежной лингвистике. Языкознание в Китае. М., 1989. №22. С.376-398.

Щукин А.А. Справочник по новокитайскому сленгу. М., 2003.

Юань Цзяхуа. Диалекты китайского языка. М., 1965.W. A Handbook of Chinese Phonology. Berlin, 1992.L. Origins of the Chinese Revolution 1915-1949. Paris, 1967.W. The origin and early development of the Chinese writing system. New Haven, 1994.

Bökset R. Long story of short forms: the evolution of simplified Chinese characters. Stockholm, 2006.J. Nationalism and Language Reform in China. Princeton, 1950.J. The Chinese Language: Fact and Fantasy. Mānoa, 1984.J. The Prospects for Chinese Writing Reform. URL: #"justify">赵元任. 语言学论文集. 北京, 2002. (Чжао Юаньжэн. Труд по лингвистике. Пекин, 2002).

苏培成. 二十世纪的现代汉字研究. 北京, 1991. (Су Пэйчен. Исследование китайской письменности. Пекин, 1993).

高著生. 现行汉字规范问题. 北京, 2001. (Гао Чжушэн. Действующая языковая политика в Китае. Пекин, 2001).

张书岩, 铁昆, 李青梅. 简化字溯源. 北京, 1997. (Чжан Шуянь, Ван Текунь, Ли Цинмэй. Происхождение упрощенных иероглифов. Пекин, 1997).

彭小明. 汉子简化得不偿失. 香港,2008. (Пэн Сяомин. Упрощение иероглифов: игра не стоящая свеч. Гонконг, 2008).

詹勤鑫. 十世纪文字改革争鸣综述. 北京, 2003. (Чжань Циньсинь. Дискуссия о реформах письменности ХХ в. Пекин, 2003).

王宁. 论汉规范的科学性. 北京, 2004. (Ван Нин. Научность иероглифических норм. Пекин, 2004).


ПРИЛОЖЕНИЕ А


Рисунок 1. Иньские иероглифические знаки.


ПРИЛОЖЕНИЕ Б


Рисунок 2. Карта диалектов китайского языка.


ПРИЛОЖЕНИЕ В


Рисунок 3. Графемы, имеющие сокращенное написание.


ПРИЛОЖЕНИЕ Г


Рисунок 4. Таблица иероглифических ключей.


Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!