Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Пределы и способы осуществления гражданских прав






Содержание

 

Введение......................................................................................................... 3

Глава I. Понятие и способы осуществления гражданских прав.................. 5

1.1. Понятие осуществления субъективных гражданских прав.................. 5

1.2.Способы осуществления гражданских прав и  исполнения обязанностей 8

Глава II. Понятие и сущность пределов осуществления гражданских прав 15

2.1. Пределы осуществления гражданских прав......................................... 15

2.2. Классификация пределов осуществления гражданских прав............... 22

Заключение.................................................................................................... 25

Список литературы....................................................................................... 28

 

 

 


 

Введение

 

Надлежащая реальная возможность осуществлять гражданские права и исполнять обязанности - одно из актуальных направлений реализации правовой политики государства. Правовая политика в рассматриваемой сфере представляет собой законодательно установленную, основанную на Конституции РФ и национальной юридической доктрине, системную, последовательную и стабильную деятельность государственных и муниципальных органов по формированию эффективного механизма осуществления и защиты гражданских прав и исполнения обязанностей. Одна из основных целей российской государственной политики - обеспечить с помощью последовательно организованных юридических средств реальную гарантированную возможность осуществления и защиты субъективных гражданских прав и законных интересов, создание целостной системы правового регулирования этих отношений.

В связи с этим для достижения практического результата актуальным является совершенствование системы правовых средств и правовых связей, которые бы обеспечили эффективное осуществление гражданских прав (защиту прав) и исполнение обязанностей в новых социально-экономических условиях, условиях рыночного хозяйствования.

Осуществление субъективных гражданских прав и исполнение обязанностей проявляются как:

а) деяние - определенное поведение субъекта (действия или бездействие) в конкретном и определенном состоянии общественных отношений, жизненных реалий, направленное на достижение желаемого юридического (формального) и фактического результата;

б) заложенный в праве (обязанности) итог деятельности, т.е. достижение юридической (правовой) цели[1].

Граждане и юридические лица наиболее часто распоряжаются принадлежащими им правами путём их осуществления. Осуществлению гражданских прав посвящена ст. 9 ГК РФ.

Цель курсовой работы: изучить понятие и пределы осуществления  гражданских прав.

Задачи исследования:

-  изучить понятие осуществления субъективных гражданских прав;

-  раскрыть способы осуществления гражданских прав и  исполнения обязанностей;

-  проанализировать пределы осуществления гражданских прав.

Структура работы: работа содержит введение, две главы с параграфами, заключение, список литературы.

 

 

 

 

 


Глава I. Понятие и способы осуществления гражданских прав

1.1. Понятие осуществления субъективных гражданских прав

 

В соответствии с п. 1 ст. 9 ГК граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Это означает, что все вопросы, связанные с использованием субъективных прав, включая объем и способы их реализации, а также отказом от субъективных прав, передачей их другим лицам и т.п., решаются управомоченными лицами по их собственному усмотрению. Например, кредитор в заемном обязательстве может не только потребовать возврата долга, но и сложить его с должника, уменьшить его размер, уступить свое право требования другому лицу и т.п. При этом отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом. Так, нельзя исключить из акционерного общества акционера, не принимающего участия в управлении делами акционерного общества. Напротив, наследник, не воспользовавшийся без уважительных причин своим правом на принятие наследства в течение шестимесячного срока после открытия наследства, утрачивает это право[2].

При этом, однако, необходимо учитывать следующие обстоятельства.

Во-первых, некоторые субъективные права одновременно выступают в качестве гражданско-правовых обязанностей. К примеру, в соответствии с законом опекун не только вправе совершать от имени недееспособного гражданско-правовые сделки, но и обязан это делать, если того требуют интересы опекаемого. Поэтому реализация некоторых субъективных прав зависит не только от усмотрения управомоченных лиц, но и от предписаний закона[3].

Во-вторых, следует подчеркнуть, что в данном случае речь идет о конкретных субъективных правах, которыми обладают граждане и юридические лица. По общему правилу обладатель такого права может беспрепятственно от него отказаться при условии, что его отказ не нарушает права и законные интересы других лиц. Например, собственник автомобиля вправе в любой момент отказаться от своего права собственности, хотя при этом он не может бросить свой автомобиль там, где ему заблагорассудится. Вопрос о распоряжении правами, которые лишь могут возникнуть у субъекта в будущем, должен решаться с учетом правила о том, что "полный или частичный отказ гражданина от правоспособности или дееспособности и другие сделки, направленные на ограничение правоспособности или дееспособности, ничтожны, за исключением случаев, когда такие сделки допускаются законом" (п. 3 ст. 22 ГК). Поэтому будет недействительным, скажем, включенное в авторский договор условие, ограничивающее автора в создании в будущем произведений на данную тему или в данной области.

В-третьих, в ряде случаев отказ от субъективного гражданского права не допускается или по крайней мере возможен лишь при соблюдении предусмотренных законом условий. Например, по общему правилу законные представители малолетних и недееспособных лиц не могут отказываться от прав, принадлежащих опекаемым ими лицам[4].

Наиболее часто граждане и юридические лица распоряжаются принадлежащими им правами путем их осуществления. Под осуществлением права понимается реализация тех возможностей, которые предоставляются законом или договором обладателю субъективного права. Иными словами, осуществить субъективное гражданское право - значит реально воспользоваться той юридической свободой, которая гарантирована субъекту государством.

Центральным элементом всякого субъективного гражданского права является свобода выбора соответствующего поведения самим управомоченным лицом[5]. Именно поэтому субъективное гражданское право осуществляется прежде всего посредством собственных действий правообладателя. Поскольку большинство субъективных прав предоставляют правообладателям не один, а несколько вариантов возможного поведения, выбор одного из них из числа возможных осуществляется по усмотрению самого управомоченного лица.

Право на положительные действия тесно связано с другим необходимым элементом субъективного права - правом требования соответствующего поведения обязанных лиц. Осуществление субъективных гражданских прав в этом плане всегда представляет собой органический сплав возможностей совершения собственных положительных действий управомоченным лицом с возможностью требовать исполнения или соблюдения юридических обязанностей другими лицами. Конкретная реализация этих возможностей и представляет собой способы осуществления права[6].

Осуществление субъективных гражданских прав во многом зависит от их характера. В частности, осуществление одних гражданских прав исчерпывается совершением какого-то одного действия. Так, субъективное гражданское право на принятие наследства может быть осуществлено лишь одномоментно. Другие гражданские права осуществляются путем совершения длящихся, повторяющихся действий. Например, право нанимателя по договору жилищного найма предполагает ряд длящихся, многократно повторяющихся действий по пользованию жилым помещением. Некоторые гражданские права могут осуществляться лишь самими их обладателями (составление завещания, вступление в брак и др.); осуществление других гражданских прав может производиться как лично, так и быть доверено другим лицам (таких прав большинство).


 

1.2.Способы осуществления гражданских прав и  исполнения обязанностей

 

Центральным элементом всякого субъективного права является свобода выбора соответствующего поведения самим управомоченным субъектом. Именно поэтому субъективные гражданские права осуществляются прежде всего посредством собственных юридически значимых активных действий управомоченных лиц. Так, собственник может сам пользоваться своим имуществом, может сдать его в аренду, продать, обменять и т.п. Во всех этих случаях им реализуется право на свои активные действия, с помощью которых удовлетворяются его интересы[7].

Право на положительные действия, однако, тесно связано с другим, пусть не главным, но необходимым элементом субъективного права - с правом требования соответствующего поведения обязанных лиц. Данный способ осуществления права характерен для обязательственных правоотношений. Например, в обязательстве из договора подряда заказчик вправе требовать от подрядчика своевременного и качественного выполнения работы и передачи ему результата этой работы. Таким образом, субъективное гражданское право осуществляется в форме реализации управомоченным лицом права требования.

Осуществление субъективных прав в этом плане всегда представляет собой органический сплав возможностей совершения собственных действий управомоченным лицом с возможностью требовать исполнения или соблюдения юридических обязанностей другими лицами. Конкретная реализация этих возможностей и представляет собой способы осуществления права.

Выбор способа осуществления права зависит не только от усмотрения субъекта, но и от конкретного содержания субъективного права. Последнее, в свою очередь, определяется его назначением, т.е. целями, для достижения которых оно и предоставляется управомоченному лицу. Поэтому недопустимым является такое поведение правообладателя, которое идет вразрез с назначением предоставленного ему права.

В ст.12 ГК РФ перечислены основные способы защиты субъективных гражданских прав: признания права; восстановления положения, существовавшего до нарушения права, и пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения; признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки; признания недействительным решения собрания; признания недействительным акта государственного органа или органа местного самоуправления; самозащиты права; присуждения к исполнению обязанности в натуре; возмещения убытков; взыскания неустойки; компенсации морального вреда; прекращения или изменения правоотношения; неприменения судом акта государственного органа или органа местного самоуправления, противоречащего закону. Поэтому участники гражданских правоотношений вправе защищать свои права, опираясь на указанную статью.

Так, например, в действующих нормах о приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) не предусмотрено право давностного владельца потребовать признания его собственником. Однако, как отмечается в п. 19 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010г.[8], возможность обращения в суд с иском о признании права собственности в силу приобретательной давности вытекает из ст. ст. 11 и 12 ГК РФ, согласно которым защита гражданских прав осуществляется судами путем признания права. Поэтому лицо, считающее, что стало собственником имущества в силу приобретательной давности, вправе обратиться в суд с иском о признании за ним права собственности. При этом ответчиком по иску о признании права собственности в силу приобретательной давности является прежний собственник имущества. В то же время в правоприменении на протяжении многих лет такое понимание правовых возможностей, предоставляемых давностным владельцам  ст.12 ГК РФ, было неочевидным.

Большинство отдельных способов защиты гражданских прав, специально предусмотренных законом и подлежащих применению в тех или иных правоотношениях, представляет собой частные случаи способов, предусмотренных ст.12 ГК РФ. Так, например, требование участника отношений долевой собственности о переводе на него прав и обязанностей покупателя в случае нарушения преимущественного права покупки (п. 3 ст. 250 ГК) выступает в качестве такого способа защиты гражданских прав, как изменение правоотношения (правоотношения общей долевой собственности).

В случае неисполнения обязательства передать индивидуально-определенную вещь в собственность, в хозяйственное ведение, в оперативное управление или в возмездное пользование кредитору последний вправе требовать отобрания этой вещи у должника и передачи ее кредитору на предусмотренных обязательством условиях (ст. 398 ГК). Требование о передаче вещи представляет собой требование о присуждении к исполнению обязанности в натуре.[9]

В силу ст. 1065 ГК РФ опасность причинения вреда в будущем может явиться основанием для иска о запрещении деятельности, создающей такую опасность. Если причиненный вред является последствием эксплуатации предприятия, сооружения либо иной производственной деятельности, которая продолжает причинять вред или угрожает новым вредом, суд вправе обязать ответчика помимо возмещения вреда приостановить или прекратить соответствующую деятельность. Этот способ защиты гражданских прав - предупреждение причинения вреда - не упомянут в ст. 12 ГК РФ, однако по природе своей он является требованием о пресечении действий, создающих угрозу нарушения права[10].

В соответствии со ст. 152 ГК РФ гражданин вправе требовать по суду опровержения порочащих его честь, достоинство или деловую репутацию сведений. По существу опровержение служит попыткой восстановления положения, существовавшего до нарушения права.

Иногда специальные нормы гражданского законодательства, посвященные защите отдельных субъективных прав, прямо указывают способы защиты, перечисленные в ст.12 ГК РФ. Так, в соответствии со ст. ст. 1251 и 1252 ГК РФ интеллектуальные права могут защищаться путем признания права, пресечения действий, нарушающих право или создающих угрозу его нарушения, компенсации морального вреда, возмещения убытков.

В допускаемых законом случаях меры защиты гражданских прав могут быть конкретизированы договором. Например, поручитель отвечает перед кредитором в том же объеме, как и должник, если иное не предусмотрено договором поручительства (ст. 363 ГК). Таким образом, размер применяемой к поручителю меры может быть изменен соглашением сторон.

В числе способов, предусмотренных ст. 12 ГК РФ, принято выделять меры гражданско-правовой ответственности, к которым относятся возмещение убытков, взыскание неустойки и компенсация морального вреда[11]. К мерам ответственности могут быть отнесены и иные санкции, предусмотренные гражданским законодательством, например изъятие из оборота и уничтожение без компенсации материальных носителей, в которых выражены результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации, оборудования и материалов, из которых такие носители изготавливались (ст. 1252 ГК), а также требование об уплате процентов за пользование чужими денежными средствами вследствие их неправомерного удержания, уклонения от их возврата, иной просрочки в их уплате (ст. 395 ГК)[12].

Меры гражданско-правовой ответственности возлагаются на лицо, нарушившее право, с целью восстановить имущественное положение потерпевшего или компенсировать причиненный ему моральный вред, а потому имеют неблагоприятные последствия для правонарушителя.

Положения ст.12 ГК РФ имеют важное значение для реализации субъективных гражданских прав, поскольку в них содержится неисчерпывающий перечень способов защиты гражданских прав, допускающий возможность использования иного, не указанного в комментируемой статье способа защиты нарушенного права в случае, если такой способ прямо предусмотрен федеральным законом. Поэтому к способам защиты гражданских прав следует отнести также целый ряд мер гражданско-правового воздействия, например требование о государственной регистрации перехода права собственности, заявляемое в соответствии с п. 3 ст. 551 ГК РФ, в случае, когда другая сторона договора продажи недвижимости уклоняется от государственной регистрации перехода права собственности на недвижимость.[13] Особым способом защиты гражданских прав можно считать также требование, предъявляемое к нарушителю исключительного права о публикации решения суда о допущенном нарушении с указанием действительного правообладателя (ст. 1252 ГК).

Правообладатель, исходя из своих интересов, вправе избирать любой способ защиты, разумеется, отвечающий существу нарушенного права и характеру правонарушения. Кроме того, он вправе сочетать разные способы защиты. В рассмотренном выше случае предъявления требования о государственной регистрации перехода права собственности на недвижимое имущество по договору продажи недвижимости сторона договора, заявляющая такое требование, вправе также требовать взыскания со стороны, необоснованно уклоняющейся от государственной регистрации перехода права собственности, убытков, вызванных задержкой регистрации[14].

Осуществление субъективных прав находится в неразрывной связи с исполнением обязанностей. Наиболее наглядно это проявляется при реализации права требования, особенно в тех случаях, когда управомоченное лицо может добиваться от обязанного субъекта выполнения определенных активных действий, в частности передачи имущества, выполнения работ, оказания услуг и т.п. Связь между правом на активные действия и обязанностью третьих лиц не препятствовать их совершению менее заметна, однако безусловно присутствует в правовой действительности.

Гражданско-правовая обязанность традиционно характеризуется в литературе как мера должного поведения обязанного лица, которой оно должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного субъекта в целях удовлетворения его интересов. Гражданско-правовые обязанности, как и права, имеют неодинаковое содержание. В абсолютных правоотношениях, например правоотношении собственности, где в качестве обязанных субъектов выступают все противостоящие правообладателю третьи лица, обязанности последних носят пассивный характер. Они должны воздержаться от действий, препятствующих управомоченному лицу совершать дозволенные ему активные действия по удовлетворению своих интересов[15].

Напротив, в относительных, в частности обязательственных, правоотношениях гражданско-правовые обязанности заключаются прежде всего в положительных действиях, совершение которых обеспечивает удовлетворение интересов управомоченного. Так, перевозчик своими активными действиями должен удовлетворить интерес грузоотправителя в пространном перемещении груза.

Как правило, гражданско-правовые обязанности исполняются самими обязанными лицами[16]. Вместе с тем в гражданском праве достаточно распространены случаи, когда обязанное лицо перекладывает исполнение полностью или частично на других лиц, оставаясь ответственным перед обладателем субъективного права. Например, в строительстве широко применяется система генерального подряда, при которой основной (генеральный) подрядчик привлекает к выполнению отдельных видов работ субподрядчиков и отвечает перед заказчиком за все их действия.

 

 

 

 

 

 


 

Глава II. Понятие и сущность пределов осуществления гражданских прав

2.1. Пределы осуществления гражданских прав

 

Согласно ст.10  ГК РФ не допускаются осуществление гражданских прав исключительно с намерением причинить вред другому лицу, действия в обход закона с противоправной целью, а также иное заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав (злоупотребление правом). В основе института, выраженного в нормах стать 10 ГК РФ, лежит идея справедливости закона и как следствие - справедливости судебного решения, которая в гражданском праве не может быть в полной мере достигнута лишь формулированием справедливых, устанавливающих баланс интересов и распределяющих риски участников соответствующих правоотношений законоположений. Последнее обстоятельство напрямую связано с особенностями гражданского права, основанного на принципах диспозитивности, автономии воли, осуществления гражданских прав по усмотрению управомоченного лица, которое, участвуя в имущественном обороте, преследует собственные интересы[17].

Указанные характеристики гражданско-правового регулирования делают нереальным для законодателя исчерпывающим образом описать не только все возможные варианты осуществления гражданских прав, но и сами типы указанных прав, а также практические ситуации, могущие возникнуть при реализации, движении правоотношения. В связи с этим лицо, осуществляя принадлежащее ему право в своих интересах, в большинстве случаев свободно в выборе конкретного способа его осуществления и руководствуется при этом общими положениями закона. Однако лицо может выбрать такой не запрещенный законом в силу указанных причин способ осуществления права, который позволит достичь ему желаемой им цели за счет или в ущерб другой стороны правоотношения. Суд при возникновении спора разрешает его на основании норм права, не запрещающих конкретный способ осуществления права, причиняющий вред третьему лицу, и выносит законное и обоснованное решение. Однако такое решение, несмотря на свою законность и обоснованность, может оказаться несправедливым, поскольку не учитывает конкретные особенности, фактические обстоятельства спора, которым закон не придает правового значения, не позволяя тем самым защитить обиженную сторону.

Институт злоупотребления правом дает возможность суду в подобных ситуациях вынести не только законное и обоснованное, но и справедливое решение за счет придания соответствующему закону поведению лица качество незаконного поведения. Таким образом, рассматриваемый институт позволяет обеспечить справедливое разрешение спора судом.

Между тем достижение справедливости права с помощью конструкции злоупотребления правом имеет оборотную сторону[18]. Во-первых, данная конструкция предоставляет судье большие возможности для усмотрения в квалификации поведения лица, соответствующего закону, как злоупотребление правом. При этом неминуемо обращение судьи к неправовым и оценочным категориям справедливости, морали, честности и порядочности. Во-вторых, злоупотребление правом вступает в противоречие с принципом правовой определенности. Лицо, осуществляя свое право, прежде всего должно руководствоваться нормами закона, регулирующими соответствующее правоотношение, а не представлением судьи об указанных морально-этических, оценочных категориях. Суд, применяя общие нормы о злоупотреблении правом, игнорирует положения закона, непосредственно регулирующего спорное правоотношение, и фактически формулирует новое положение, запрещающее конкретный тип поведения. Можно сказать, что наравне с законом образуется некое параллельное право, которое соответствующее закону поведение квалифицирует как незаконное. В этом смысле широкое применение института злоупотребления правом может привести к потере субъективным гражданским правом своей ценности.

Под злоупотреблением правом понимается правонарушение, связанное с осуществлением управомоченным лицом права с использованием недозволенных конкретных форм осуществления права в рамках дозволенного общего типа поведения[19]. Между тем существует и иная точка зрения, ставящая под сомнение не идею злоупотребления правом, а сам термин. В частности, М.М. Агарков указывал на то, что термин "злоупотребление правом" представляет собой соединение исключающих друг друга понятий: осуществление права не может быть противоправным, а то, что обычно именуется злоупотреблением правом, есть выход за пределы осуществления права. Тем самым злоупотребляющее правом лицо действует не в рамках субъективного права, а стало быть, не может им злоупотреблять.[20] Данный спор, как показывает практика применения ст. 10 ГК РФ, не является исключительно терминологическим, поскольку само понятие злоупотребления правом ограничивает применение идеи злоупотребления правом (в частности, формально не допускает применения комментируемой статьи при недобросовестном исполнении обязанности).

В связи с этим нужно заметить, что идея справедливости закона и судебного решения может быть достигнута с помощью не только конструкции злоупотребления правом, но и общего принципа добросовестности, который нередко применяется судами в рамках комментируемой статьи. Судебная практика очень часто оценивает действия лиц, участвующих в споре, с точки зрения их добросовестности. Происходит это главным образом в тех случаях, когда суд расширительно толкует комментируемую статью при очевидной невозможности ее буквального применения (например, в судебной практике иногда встречается указание на недобросовестное исполнение обязанности). При этом следует отметить, что категория добросовестности в контексте статьи 10  ГК РФ не связана с понятием добросовестности приобретателя (ст. ст. 234 и 302 ГК). Последняя представляет собой извинительное заблуждение приобретателя в отношении наличия у него законного основания владения вещью. В этом качестве добросовестность приобретателя носит субъективный характер. Добросовестность, будучи усредненным представлением о честном, порядочном поведении обычного человека в исследуемых обстоятельствах, хотя и зависит от субъективного мнения толкующего, объективна.

Законодательством установлено две генеральные формы злоупотребления правом. Первая из них заключается в том, что лицо действует исключительно с намерением причинить вред другому лицу (так называемая шикана). Признаком шиканы является то, что лицо осуществляет право, не преследуя собственного имущественного интереса. Единственная цель осуществления права, являющегося шиканой, - причинение вреда другому лицу. При этом формально действия лица, злоупотребляющего правом в форме шиканы, всегда опираются на имеющееся у него право (в этом отличие шиканы от простого деликта). Шикана крайне редко встречается на практике. Помимо шиканы возможно злоупотребление правом в иных формах, как заведомо недобросовестное осуществление гражданских прав. При иных формах злоупотребления правом злоупотребляющее лицо не преследует исключительную цель причинить вред другому лицу. В таком случае злоупотребление правом в иных формах всегда связано с осуществлением права в имущественных интересах злоупотребляющего, хотя и причиняющим вред другим лицам. Данные формы злоупотребления правом, как представляется, направлены на извлечение определенных имущественных выгод в ущерб третьим лицам[21].

Между тем очевидно, что лицо, осуществляя право, может причинить вред третьим лицам. Однако не любое такое причинение следует рассматривать как злоупотребление правом (в частности, лицо, открывая новое предприятие, часто причиняет вред своим конкурентам). В связи с этим весьма актуальным является поиск критериев злоупотребления правом в иных формах (заведомой недобросовестности при осуществлении прав), которые пока четко не выявлены ни судебной практикой, ни теорией.

Для квалификации действий лица как злоупотребления правом необходимо наличие самого права, которым злоупотребляют. Данный вывод подтверждается и судебной практикой (п. 2 информационного письма N 127)[22]. Действительно, злоупотребляющее лицо формально всегда действует, опираясь на существующее право, при отсутствии запретов на способ его осуществления, избранный этим лицом.

При применении данной правовой позиции внимания заслуживает вопрос о соотношении полномочий суда по применению комментируемой статьи и толкованию закона. Рассмотрение вопроса о допустимости применения настоящей статьи возможно, по нашему мнению, лишь в случае, когда суд на основании толкования норм закона, непосредственно регулирующих спорное правоотношение, придет к выводу о наличии у лица соответствующего субъективного гражданского права, которым оно предположительно злоупотребляет (заведомо недобросовестно осуществляет)[23].

Данный тезис может быть проиллюстрирован следующим примером из судебной практики. Из п. 6 информационного письма N 127 можно сделать вывод, что суды нередко применяют комментируемую статью в отношении лица, обратившегося с требованием о признании договора незаключенным. В частности, такие требования заявляются заказчиками в ответ на поданный в суд иск подрядчика с требованием о взыскании задолженности за выполненные и принятые заказчиком работы. При этом заказчики мотивируют свое требование отсутствием согласования условия о начальном сроке выполнения работ. При разрешении данного спора возможно несколько подходов.

Так, имеют место случаи применения судами ст.10 ГК РФ. Основанием для этого является вывод о том, что заказчик злоупотребляет правом, поскольку отсутствует реальный спор о заключенности договора, объеме долга, качестве выполненных работ. При таких обстоятельствах можно заключить, что заказчик предъявляет иск в целях освобождения от уплаты установленных договором неустоек за просрочку в оплате принятых работ, а также отказа подрядчику в иске по формальным основаниям (при отсутствии долга по договору в отсутствие (при незаключенности) самого договора). При этом взыскание стоимости работ по требованию о взыскании неосновательного обогащения в подобных случаях не вызывает сомнений.

Между тем рассуждения о злоупотреблении правом в данном случае возможны только при выводе о наличии оснований для признания договора незаключенным.[24] Однако данный вывод может быть сделан только после толкования положений закона о незаключенности договора. Данные положения в принципе могут быть истолкованы как не предполагающие возможность признания исполненного договора незаключенным - стороны своими последующими действиями (в данном случае по приемке выполненных работ) восполняют недостаток волеизъявления, имевшегося на момент заключения сделки. При таком толковании договор не может быть признан незаключенным по избранному заказчиком основанию, в связи с чем возможности для применения положений ст.10 КГ РФ в данном примере не находится.

Исходя из изложенного в приведенном примере, вопрос о применении норм о злоупотреблении правом можно поставить только в случае, если указанное толкование норм о заключении договоров суд признает по тем или иным причинам невозможным.

Таким образом, ст.10  ГК РФ может быть применена тогда, когда исчерпываются возможности суда по толкованию норм, непосредственно регулирующих спорное правоотношение.

Гражданским Кодексом РФ за злоупотребление правом предусмотрена санкция в виде отказа в защите права. Для защиты нарушенных прав потерпевшего суд может не принять доводы лица, злоупотребившего правом, обосновывающие соответствие своих действий по осуществлению принадлежащего ему права формальным требованиям законодательства. Поэтому упомянутая норма закона может применяться как в отношении истца, так и в отношении ответчика.

Отказ в защите права не сводится к отказу в иске. В связи с этим возникает вопрос о содержании указанной санкции. В литературе данную санкцию предложено понимать условно. В частности, под нею могут скрываться отказ в конкретном способе защиты права, лишение субъективного права в целом, возложение обязанности по возмещению убытков, признание сделки недействительной[25], причем данный перечень не является исчерпывающим. Такое неопределенное содержание санкции за злоупотребление правом позволяет суду принять любое решение, восстанавливающее справедливость, нарушенную злоупотреблением правом. Вместе с тем следует отметить, что буквальное прочтение комментируемой статьи не позволяет наполнить содержащуюся в ней санкцию таким широким содержанием. Судебная практика, однако, понимает данную санкцию достаточно широко (Информационное письмо N 127).

Так, в качестве универсального последствия злоупотребления правом теперь в силу закона выступает возмещение убытков лицу, право которого нарушено недобросовестными действиями злоупотребляющего. Кроме того, суд вправе применить в связи с имевшим место злоупотреблением иные (помимо отказа в защите права и возмещения убытков) меры, предусмотренные законом. При этом очевидно, что речь идет не о гипотетических специальных законных санкциях за злоупотребление конкретным правом, а о любой общей мере защиты, установленной законом.

В п.1. ст.10 ГК РФ  содержится указание на то, что не допускается использование гражданских прав в целях ограничения конкуренции, а также злоупотребления доминирующим положением на рынке. Вопросы недобросовестной конкуренции регулируются Законом о защите конкуренции.

 

 

2.2. Классификация пределов осуществления гражданских прав

 

Классификация пределов осуществления гражданских прав по следующим критериям: в зависимости от источника возникновения; последствий, которых следует избегать при осуществлении субъективных прав; волевого признака.

В зависимости от источника возникновения выделены:

- пределы, закрепленные непосредственно в нормативно-правовом акте, включая локальные нормативные акты;

- пределы, закрепленные в договорах и сделках.

В зависимости от последствий, которых следует избегать при осуществлении субъективных прав, выделены:

- пределы, направленные на предотвращение причинения вреда;

- пределы, направленные на предотвращение ограничения конкуренции;

- пределы, направленные на предотвращение создания препятствий в осуществлении гражданских прав[26].

В зависимости от волевого признака выделены:

- внешние (объективные) пределы, которые закрепляются непосредственно в нормах права и не зависят от воли субъекта, осуществляющего право;

- внутренние (субъективные), которые зависят от воли и правосознания правоприменителя. Это отношение субъекта к своему поведению и поведению третьих лиц, пропускаемое через призму его представлений о нравственности, но которые, тем не менее, получили внешнее выражение в нормах права, и, следовательно, не только обусловливают определенное поведение, но и предусматривают определенные неблагоприятные последствия за отклонение от такого поведения[27].

Так же как и пределы осуществления, обременения влияют на содержание осуществления права. Но в отличие от пределов осуществления обременения создают дополнительные правомочия для третьего лица на объект правоотношения, что лишает обладателя субъективного права возможности осуществлять определенные правомочия, либо сужает возможность их осуществления конкретными способами. Помимо этого дифференциация правовой природы пределов осуществления и обременении права проводится:

- по целям - цель пределов осуществления - баланс интересов, а цель обременении - удовлетворение интересов;

- по основаниям возникновения - обременения возникают по соглашению либо на основании судебного решения основанием установления пределов осуществления является: закон, иные нормативно-правовые акты, соглашение сторон;

- по наличию дополнительного права - пределы осуществления не приводят к установлению нового права на объект, обременение - всегда дополнительное право на объект;

- по влиянию на объем права - при обременении часть правомочий правообладателя может переходить другим лицам, тогда как пределы никаких правомочий не передают, а сужают объем имеющихся возможностей правообладателя;

- по реализации права - наложение обременения есть акт осуществления права, в пределах осуществления, наоборот, лицо не может в какой-то части или в целом осуществить право;

- по возмездности – обременения возмездны, пределы - безвозмездны.

Универсальные пределы осуществления применимы к любым субъектам права в рамках всяких правоотношений безотносительно типу осуществляемого права. К этой группе можно отнести права и интересы третьих лиц, средства принудительного осуществления и защиты гражданских прав. Специальные пределы находятся в тесной обусловленности с видом правоотношения, в котором осуществляется право, применяются к осуществлению отдельных видов субъективных прав. В эту группу объединены добросовестность и разумность при осуществлении права, назначение права, средства и способы его осуществления. При внимательном рассмотрении таких пределов осуществления прав как пределы защиты, способы и средства осуществления права видно, что они обусловлены запретом на умаление прав и интересов третьих лиц, общественных или государственных интересов при осуществлении прав. Запрет на нарушение прав третьих лиц при осуществлении исключительного права основан на конституционном положении о недопустимости нарушения прав и свобод других лиц при осуществлении прав и свобод человека и гражданина. В абсолютном гражданском правоотношении управомоченному противостоят обязанные по поводу объекта его права лица. Данные лица так же являются обладателями разнообразных благ имущественного и неимущественного характера, принадлежащими им по праву. Таким образом, управомоченный в своем правоотношении субъект выступает как лицо, обязанное в бесчисленном количестве абсолютных правоотношений с другими лицами. Проблема заключается в том, что в силу объективности проявления «внешнего фактора» осуществление субъективного права в целом ряде случаев влечет вредоносное воздействие для благ третьих лиц.

 

 

 


 

Заключение

 

В соответствии с п. 1 ст. 9 ГК граждане и юридические лица по своему усмотрению осуществляют принадлежащие им гражданские права. Это означает, что все вопросы, связанные с использованием субъективных прав, включая объем и способы их реализации, а также отказом от субъективных прав, передачей их другим лицам и т. п., решаются управомоченными лицами по их собственному усмотрению. При этом отказ граждан и юридических лиц от осуществления принадлежащих им прав не влечет прекращения этих прав, за исключением случаев, предусмотренных законом.

При этом, однако, необходимо учитывать два следующих обстоятельства. Во?первых, некоторые субъективные права одновременно выступают в качестве гражданско?правовых обязанностей. Например, в соответствии с законом опекун не только вправе совершать от имени недееспособного гражданско?правовые сделки, но и обязан это делать, если того требуют интересы опекаемого. Поэтому реализация некоторых субъективных прав зависит не только от усмотрения управомоченных лиц, но и от предписаний закона. Во?вторых, в данном случае речь идет о конкретных субъективных правах, которыми обладают граждане и юридические лица.

Наиболее часто граждане и юридические лица распоряжаются принадлежащими им правами путем их осуществления. Под осуществлением права понимается реализация тех возможностей, которые предоставляются законом или договором обладателю субъективного права. Способы осуществления гражданских прав. Как известно, центральным элементом всякого субъективного права является свобода выбора соответствующего поведения самим управомоченным субъектом. Именно поэтому субъективные тражданские права осуществляются прежде всего посредством собственных юридически значимых активных действий управомоченных лиц. Право на положительные действия, однако, тесно связано с другим, пусть и не главным, но необходимым элементом субъективного права – с правом требования соответствующего поведения обязанных лиц. Осуществление субъективных прав в этом плане всегда представляет собой органический сплав возможностей совершения собственных действий управомоченным лицом с возможностью требовать исполнения или соблюдения юридических обязанностей другими лицами. Конкретная реализация этих возможностей и представляет собой способы осуществления права.

Выбор способа осуществления права зависит не только от усмотрения субъекта, но и от конкретного содержания субъективного права. Последнее, в свою очередь, определяется его назначением, т. е. теми целями, для достижения которых оно и предоставляется управомоченному лицу. Так, субъективное право авторства призвано обеспечить общественное признание того факта, что лицо является создателем нового, творчески самостоятельного произведения. В связи с этим на первый план выдвигается предоставленная творцу произведения возможность требовать от всех третьих лиц воздержания от каких бы то ни было действий, которые бы отрицали или ставили под сомнение данное обстоятельство. Конкретные способы реализации этой возможности, т. е. способы осуществления субъективного права авторства, могут быть самыми различными, однако суть их в данном случае будет сводиться к требованию соответствующего поведения от обязанных лиц. Наряду с этим право авторства может осуществляться субъектом и посредством собственных активных действий, хотя такой способ осуществления права является в данном случае лишь вспомогательным средством его реализации.

От характера субъективного права зависит в конечном счете и то, исчерпывается ли осуществление права каким?то одним действием или выражается в длящихся, повторяющихся действиях управомоченного субъекта. Так, например, если субъективное право на принятие наследства может быть осуществлено лишь однократно, то право нанимателя по договору жилищного найма предполагает ряд длящихся, многократно повторяющихся действий по пользованию жилым помещением.

Прежде всего осуществление гражданских прав не должно нарушать прав и охраняемых законом интересов других лиц. Наличие подобного требования продиктовано тем очевидным обстоятельством, что права различных субъектов в обществе теснейшим образом переплетены и взаимосвязаны. Осуществляя свои права, субъект должен считаться с тем, что другие лица являются обладателями аналогичных или смежных прав, которые точно также признаются и охраняются законом. Например, наниматель (собственник) жилого помещения не может использовать его таким образом, чтобы его действия затрудняли осуществление аналогичных прав другими лицами, проживающими в данном доме. Иными словами, гражданские права одного субъекта кончаются там, где начинаются права другого субъекта.

При осуществлении целого ряда гражданских прав граждане и юридические лица должны действовать разумно и добросовестно (ст. 157, 220, 234 ГК), соблюдать основы нравственности (ст. 169 ГК) и другие принятые в обществе нормы (ст. 241 ГК).

Гражданские права должны, далее, осуществляться в соответствии с их назначением. Под назначением права понимается та цель, для достижения которой данное право предоставлено субъекту. Назначение субъективных прав либо прямо определяется гражданским законодательством, либо устанавливается самими участниками гражданских правоотношений в их договоре, либо вытекает из существа данного права. Гражданские права, осуществляемые в противоречии с их назначением, не пользуются правовой охраной.

 


 

Список литературы

 

1.  Конституция РФ. -  М., 1993.

2.  Гражданский кодекс РФ от 30.11.1994 N 51-ФЗ (в ред. от 14.11.2013).

3.  Постановление Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

4.  Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее - Вестник ВАС РФ). 2009. N 2.

5.  Вавилин, Е.В. Развитие российского законодательства в сфере осуществления и защиты гражданских прав / Е.В. Вавилин // Гражданское право. – 2009. - № 1.  -  С.24.

6.  Гатин, А.М. Гражданское право. Учебное пособие / Гатин А.М. – М., 2009. - 384с.

7.  Гражданское право. В 2-х частях. Учебник / Отв ред. В.П. Мозолин Ч.1.   – М., 2010. - 719с.

8.  Гражданское право. В 3-х томах. Т. 1-2. / Под общ. ред. Степанова С.А.   – М., 2011. - 640с.

9.  Гражданское право. В 3-х томах. / Под ред. Сергеева А.П.   – М., 2010. - 2688с.

10.  Гражданское право. / Сост. Рассолов М.М., Алексий П.В., Кузбагаров А.Н. – М., 2010. - 911с.

11.  Гражданское право. Учебник / Под ред. Алексеева С.С.   – М., 2011. -  536с.

12.  Грибанов, В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2009. - С. 310-312.

13.  Михайленко, Е.М. Гражданское право. Общая часть / Е.М.Михайленко. – М., 2009. - 174с.

14.  Молчанов, А.А. Гражданское право в схемах. Общая и Особенная части / А.А. Молчанов. – М., 2009. - 544с.

15.  Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. С. 420 - 421.

16.  Чаусская, О.А. Гражданское право. Курс лекций / О.А.Чаусская. – М., 2009. - 432с.

17.  Шевчук, Д.А. Гражданское право. (Учебник для ссузов) /  Д.А. Шевчук. – М., 2009. -  386с. 

 

 



[1] Вавилин Е.В. Развитие российского законодательства в сфере осуществления и защиты гражданских прав // Гражданское право. – 2009. - № 1.  -  С.24.

[2] Гражданское право. / Сост. Рассолов М.М., Алексий П.В., Кузбагаров А.Н. – М., 2010. – С.136.

[3] Гатин, А.М. Гражданское право. Учебное пособие. – М., 2009. – С.126.

[4] Гражданское право. Учебник / Под ред. Алексеева С.С.   – М., 2011. -  С.185.

[5] Гражданское право / Отв ред. В.П. Мозолин Ч.1. – М., 2010. – С.284.

[6] Гражданское право. Учебник / Под ред. Алексеева С.С.   – М., 2011. -  С.187.

[7] Михайленко, Е.М. Гражданское право. Общая часть. – М., 2009. – С.76.

[8] Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 10 и Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 г. "О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав".

[9] Гражданское право / Отв ред. В.П. Мозолин Ч.1. – М., 2010. – С.287.

[10] Михайленко, Е.М. Указ.соч. – С.77.

[11] Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. I: Общая часть. / Отв. ред. Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. - С. 420 - 421.

[12] Грибанов В.П. Осуществление и защита гражданских прав. М.: Статут, 2010. - С. 310.

[13] Гатин, А.М. Указ.соч. – С.126.

[14] Российское гражданское право: Учебник: В 2 т. Т. 1: Общая часть. / Отв. ред. Е.А. Суханов. - С. 423.

[15] Чаусская, О.А. Гражданское право. Курс лекций / О.А.Чаусская. – М., 2009. – С.216.

[16] Шевчук, Д.А. Гражданское право  /  Д.А. Шевчук. – М., 2009. -  С.110. 

[17] Гражданское право / Отв ред. В.П. Мозолин Ч.1. – М., 2010. – С.290.

[18] Михайленко, Е.М. Указ.соч. – С.79.

[19] Грибанов В.П. Указ. соч. - С. 63.

[20] Агарков М.М. Указ. соч. - С. 366.

[21] Гатин, А.М. Указ.соч. – С.134.

[22] Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25 ноября 2008 г. N 127 // Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации. 2009. N2.

[23] Гражданское право / Отв ред. В.П. Мозолин Ч.1.– С.293.

[24] Чаусская, О.А. Указ.соч.  – С.218.

[25] Грибанов, В.В. Указ. соч. - С.89.

[26] Шевчук, Д.А. Указ.соч. -  С.112.

[27] Гражданское право. Т.1./ Под ред. Сергеева А.П.   – М., 2010. – С.172.