Тема: Эмоциональная сфера у подростков из полных и неполных семей

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Статистика
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
Эмоциональная сфера у подростков из полных и неполных семей
Эмоциональная сфера у подростков из полных и неполных семей
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

Общая характеристика работы………………………………………………...3

1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ………….…6

1.1 Понятие об эмоциях, чувствах и эмоциональных переживаниях в психологии………………………………………………………………………..6

1.2 Эмоциональная сфера личности в подростковом возрасте…………… 16

1.3 Психологические особенности подростков из неполных семей..............24

Выводы………...……………………………………………………………….…30

2 ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ…………………………………….32

2.1 Методика и организация исследования………………………………….…32

2.2 Эмпирическое изучение эмоциональных переживаний у подростков из полных и неполных семей…………………………………………………….…36

2.3. Выявление особенностей эмоциональных переживаний у подростков из неполных семей………………………………………………………………….. 53

Выводы………………………………………………………………………….....57

ЗАКЛЮЧЕНИЕ…………………………………………………………………….59

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ…………………………….62

ПРИЛОЖЕНИЯ…………………………………………………………………….67

 

 

 

ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА РАБОТЫ

 

Актуальность темы исследования: Эмоциональная сфера пронизывает всю психическую жизнь человека, будучи одним из лавных факторов, детерминирующих субъективное качество бытия личности, характеризуя как индивидуальные, так и социальные процессы. Современная социальная среда с ее информационными перегрузками, нестабильностью, напряженным ритмом жизни, многовариативностью путей самоопределения и конкуренции предъявляет новые требования к ресурсам эмоциональной сферы личности. Наиболее остро последствия дифицитарного развития проявляются в подростковом возрасте: ситуация усугубляется интенсивным психофизиологическим развитием, эмоциональной нестабильностью, импульсивностью, повышенной уязвимостью и особой чувствительностью подростка к воздействиям среды. Исследование эмоциональной сферы подростков, воспитывающихся в неполных семьях, является актуальной проблемой психологии развития.

На сегодняшний день все большее количество семей распадается, увеличивается количество разводов, в результате чего дети нередко остаются с одним из родителей.

Для подростка это важнейшая часть реальности, в которую он попадает с рождения, растет, развивается, формируется как личность. Семья – это первая и важнейшая социальная группа, оказывающая наибольшее влияние на развитие личности подростка.

Неполная семья не всегда благоприятна для успешного психологического развития и становления личности. Воспитание подростка в неполной семье может повстречать ряд трудностей, поэтому изучение особенностей становления личности подростка – весьма актуальная задача современной психологии.

Цель исследования: изучить эмоциональные переживания подростков из неполных семей.

Задачи исследования:

1.   Теоретически проанализировать проблему эмоциональных переживаний подростков из неполных семей;

2.   Эмпирически исследовать эмоциональные переживания у подростков из неполных семей;

3.   Выявить особенности эмоциональных переживаний у подростков из неполных семей.

Объект исследования: подростки из неполных семей.

Предмет исследования: эмоциональные переживания подростков из неполных семей.

Гипотезы исследования:

Основная: существуют особенности эмоциональных переживаний подростков из неполных семей.

Частная: чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями.

Методологическая основа исследования: Определение Л.С. Выготским эмоционального переживания как особой интегральной единицы сознания. Определение переживания К.К. Платонова как простейшего субъективного явления, психической формы отражения. Понятие Ф.Е. Василюка о переживании как о любом испытываемым субъектом эмоционально окрашенном состоянии и явлении действительности, непосредственно представленным в его сознании и выступающим для него как событие его собственной жизни.

Методы исследования:

1.   анализ литературы по проблеме исследования;

2.   психодиагностический метод с использованием методик;

3.   методы математико-статистической обработки данных: количественно-качественная обработка результатов исследования с помощью пакета статистических программ Microsoft Excel и «Statistica 6.0»; использование непараметрического метода математической статистики – U-критерия Манна-Уитни.

Методики исследования:

1. Использование цветового теста ЦТО (А.М. Эткинд и Е.Ф. Бажина).

2. «ШДЭ» (Шкала дифференциальных эмоций) К. Изарда.

3. «Градусник» (Н.П. Фетискин).

Научная новизна и значимость полученных результатов. Данное исследование представляет собой теоретическое и эмпирическое изучение эмоциональных переживаний у подростков из неполных семей. Исследование эмоциональных переживаний является новым, т.к. мы исследуем эмоциональную сферу подростков из неполных семей. В работе выявляются особенности эмоциональных переживаний у подростков из неполных семей.

Практическая значимость полученных результатов. Теоретически обобщены и систематизированы уже проведенные исследования и эмпирически обоснованы новые данные об эмоциональных переживаниях подростков. Полученные результаты исследования могут быть использованы в педагогическом процессе, представителями психологической службы, в тренинговых программах, а также при подготовке курсов по социальной, возрастной и педагогической психологии.

Структура и объём выпускной квалификационной работы: Структура выпускной квалификационной работы отражает общую логику исследования и состоит из общей характеристики работы, двух глав, выводов, заключения, списка использованных источников и приложений. Основной текст работы составляет 61 страницу, дополнен 5 приложениями на 8 страницах, иллюстрирован 9 таблицами и 9 рисунками. Список использованных источников содержит 54 наименования.

 

1 ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПРОБЛЕМЫ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ

 

1.1 Понятие об эмоциях, чувствах и эмоциональных переживаниях в психологии

 

Наблюдая за пламенем свечи, занимаясь чтением художественной литературы или журнала, слушая любимые музыкальные композиции и даже когда мы занимаемся поиском ответа на тот или иной вопрос, даже мечтая о завтрашнем дне, мы тем самым не только сталкиваемся с различными формами познавательной или развивающей нас деятельности, прежде всего мы проявляем отношение к миру вокруг нас [31]. Книга, которую мы читаем, работа, которую мы делаем, может радовать нас или огорчать, а порою вызывать столь странное сочетание, когда обе эмоции, несмотря на противоположность и взаимоисключение, вместе отражают наше впечатление от проделанных действий. Радость, грусть, боязнь, восторг, досада – неисчерпаемое множество чувств и эмоций. Весьма точное определение понятию «эмоция», на наш взгляд дано в «Психологическом словаре» [33, с.346]. Интерпретируя его, эмоции (от латинского «emoveo» – волную, потрясаю) – это особый вид психических процессов или состояний человека, психический процесс средней продолжительности, отражающий субъективное оценочное отношение к существующим или возможным ситуациям и объективному миру.

Данное определение неполно, так как оно не отражает ряд существенных характеристик эмоций и их отличие от познавательных процессов, а именно:

а) не отражает отношения эмоций с бессознательной сферой,

б) их отношение к деятельности (а не жизни) человека,

в) специфичность их возникновения,

г) модели их функционирования и т.д.

В теоретической интерпретации эмоций, есть две крайние позиции. С одной позиции – это биологические представления об эмоциях как адаптивный (и единственный) механизм адаптации психики к окружающей среде. Другая позиция состоит в интеллектуальном представлении об эмоциях в результате отсутствия информации [39].

Среди первых, например, есть концепция Л.К. Анохина, который не видел различий между эмоциями животных и человека как качественно, так и с точки зрения выполняемых ими функций [36].

Примером второй точки зрения является информационная теория Л.В. Симонова, которая сводит все разнообразие эмоций к дефициту информации. И эти, и другие концепции не могут претендовать на целостную характеристику эмоций как ментальных явлений, хотя они отражают определенные аспекты эмоциональной сферы. Первоочередно, эти понятия не учитывают сложный гетерогенный состав эмоциональных явлений, составляющих «эмоциональную сферу» человека. В «эмоциональной сфере» человека, по-видимому, появляются различные типы эмоциональных явлений, такие как эмоциональный тон ощущений, эмоциональная реакция (или эмоциональный процесс), эмоциональные состояния, эмоционально-личные качества. Каждый из этих типов эмоциональных явлений характеризуется своими формами формирования, функционирования и распада, которые нельзя игнорировать при построении общей психологической концепции эмоций. Общая психологическая концепция эмоций должна также учитывать фактор, неотъемлемый для человеческой психики – фактор общественного опыта, культурную и историческую детерминацию всех психических явлений человека, включая эмоции [20].

По словам В.В. Богословского эмоции и чувства – это переживания человека с его отношением к тому, что он делает или знает, другим людям, самому себе. Особенность эмоций заключается в том, что они непосредственно отражают связь между мотивами и реализацией, которая соответствует этим мотивам [6, с.58].

Источниками эмоций и чувств являются объективно существующие объекты и явления, выполненные действия, изменения, происходящие в нашем теле. В разное время значение одних и тех же объектов для человека не одно и то же. Стакан воды, выпитый, чтобы утолить жажду, приносит радость. Если вы вынуждаете пить воду человека, который не хочет пить, тогда может возникнуть неудовольствие, раздражение. Особенность эмоций и чувств определяется потребностями, устремлениями, намерениями человека, особенностями его воли и характера [18].

Понятия «чувства» и «эмоции» означают два разных, хотя и взаимосвязанных явления эмоциональной сферы личности.

Эмоциями, считают более простое, непосредственное переживание в данный момент, связанное с удовлетворением или неудовлетворением потребностей (страх, гнев, радость и т.д.) [17].

Эмоции, которые проявляются в виде прямых реакций на объекты окружающей среды, связаны с начальными впечатлениями. Итак, первое впечатление от знакомства с новым человеком является чисто эмоциональным, является прямой реакцией на некоторые внешние проявления его личностных качеств [14].

Чувства – это наиболее сложные, постоянные, устоявшиеся отношения человека (чувство патриотизма, коллективизма, долга и ответственности за порученное дело, совесть, стыд, любовь к труду, гордость) [9].

Чувство, по определению А.Н. Леонтьева, – высший продукт культурного и эмоционального развития человека. Чувства в жизни и деятельности человека, в его общении с окружающими людьми, играют мотивирующую роль [26, с.167].

Чувства, согласно определению в кратком психологическом словаре, испытывают различные формы внутреннего отношения человека к тому, что происходит в жизни, что он знает и делает [26, с.356]. Будучи сложной формой отражения, обобщая эмоциональное отражение и концепцию, чувства свойственны только человеку.

Общим для эмоций и чувств являются функции, которые они выполняют в жизни человека.

Сигнальная функция эмоций и чувств, связана с тем, что они сопровождаются выразительными движениями: имитирующими движениями (движением лицевых мышц), пантомимическими движениями (движением мышц тела, жестами), изменениями в голосе, вегетативными изменениями (потение, покраснение или рздражение кожи). Эти проявления эмоций и чувств сигнализируют другим людям, какие эмоции и чувства испытывает человек.

Регуляторная функция чувств выражается в том, что постоянный опыт направлен на поведение, поддерживает его, заставляет их преодолевать препятствия, встречающиеся на пути: регулирующие механизмы эмоций устраняют избыток эмоционального возбуждения [27].

А.Н. Леонтьев писал: «Эмоции выполняют роль внутренних сигналов. Они являются внутренними в том смысле, что сами не несут информацию о внешних объектах, об их связях и отношениях, о тех объективных ситуациях, в которых протекает деятельность субъекта» [26, с.164].

Особенность эмоций заключается в том, что они непосредственно отражают связь между мотивами и реализацией деятельности, которая соответствует этим мотивам. Исследовательская психофизиология эмоций показывает, что в ряде случаев знание, осознание человека снимает эмоции, меняет эмоциональное настроение и поведение личности [30].

Как и любое психологическое явление, эмоции и чувства обладают качественными характеристиками, которые отличает их от других психических явлений. Выделяйте такие характеристики: фазу, полярность, выражение отношения индивида к объекту ее чувств [31].

Фаза характеризует эмоции и чувства от процессуальной стороны. Прежде всего, это проявляется в растущем напряжении и, чередуясь с ним, раздражении. Напряжение может увеличиваться в зависимости от изменений внешних условий. Ожидание, любые события, в которых человек должен действовать решительно и независимо, способствует быстрому росту напряженности. После стресса возникает разрежение, испытываемое человеком как облегчение или полное истощение [54].

Необходимо выделить ещё специфическое свойство эмоций и чувств – их полярность.

Полярность – это противоположность пережитым чувствам. Например, для чувства радости полярный будет печальным, для удовлетворения – страданиями, любовью – ненавистью, милосердием – отвращением и т. д. Полярность чувств объясняется тем, что жизненные ситуации обычно сложны, а человеческие связи с ними не исчерпываются ни одним элементарным соотношением. Всегда есть обратное [44].

Такое качество, как выражение отношения к объекту, проявляется в положительном (ориентированном) опыте. Если потребность удовлетворена или есть надежда на ее удовлетворение, тогда возникает положительный эмоциональный опыт. Если что-то предотвращает или реализуется невозможность удовлетворить потребность, то есть негативное эмоциональное отношение к препятствиям [25].

Неопределенный эмоциональный опыт развивается в новой, незнакомой ситуации в отсутствии опыта в отношениях во всем мире. Это условие не долгое и устойчивое. Он удаляется, изменяя ситуацию, переходя в положительную или отрицательную эмоцию. Яркость и разнообразие эмоциональных отношений делают человека более интересным. Он реагирует на самые разнообразные явления реальности: он беспокоится о музыке и поэзии и т. Д. Чувства и эмоции способствуют более глубокому знанию человека о себе. Благодаря опыту человек узнает о своих способностях, способностях, достоинствах и недостатках. Опыт человека в новой среде часто обнаруживает в себе что-то новое, в людях, в мире окружающих предметов и явлений [24].

Эмоции охватывают широкий круг явлений. По поводу того, какие субъективные переживания следует называть эмоциями, существует несколько точек зрения. Приведем три из них.

Как полагает П. Милнер: «Хотя принято различать эмоции (гнев, страх, радость и т. д.) От так называемых общих ощущений (голод, жажда и т. д.), Тем не менее, они показывают много общего и их разделение является довольно произвольным». Одной из причин их дифференциации является разная степень связи субъективных переживаний с возбуждением рецепторов. Таким образом, опыт переживания жары, холода, боли субъективно связан с возбуждением определенных рецепторов (температура, боль). Исходя из этого, такие состояния обычно называют ощущениями. Состояние страха и гнева трудно связать с возбуждением рецепторов, поэтому они обозначаются как эмоции. Другая причина, по которой эмоции противостоят общим ощущениям, – это их нерегулярное явление. Эмоции часто возникают спонтанно и зависят от случайных внешних факторов, тогда как голод, жажда и сексуальное влечение возникают через определенные промежутки времени [21].

Таким образом, переживание тепла, боли будет субъективно связано с возбуждением определенных рецепторов (терморецепторов, болевых рецепторов). Исходя из этого, такие состояния обычно называют ощущениями. Состояние страха и гнева трудно связать с возбуждением рецепторов, поэтому они обозначаются как эмоции. Другая причина, по которой эмоции противостоят общим ощущениям, – это их нерегулярное явление. Эмоции часто возникают спонтанно и детерминированы случайными внешними факторами, тогда как голод, жажда и сексуальное влечение возникают через определенные промежутки времени. Однако как эмоции, так и общие ощущения возникают в составе мотивации как отражения определенного состояния внутренней среды за счет возбуждения соответствующих рецепторов. Поэтому их различие произвольно и определяется особенностями изменения внутренней среды.

В то же время есть и другая точка зрения. К примеру, П. Фресс считает: «Хотя существует единый континуум внутреннего опыта – от слабых чувств до сильных, только сильные переживания можно назвать эмоциями». Их отличительной особенностью является дезорганизующее воздействие на текущую деятельность. Именно эти сильные чувства называются эмоциями. Эмоции развиваются, когда мотивация становится слишком сильной по сравнению с реальными возможностями субъекта. Их внешний вид приводит к снижению уровня адаптации. Согласно этой точке зрения, эмоции – это страх, гнев, горе, иногда радость, особенно чрезмерная радость. Например, радость может стать эмоцией, когда из-за ее интенсивности мы теряем контроль над нашими собственными реакциями: свидетельством этого является волнение, некогерентная речь и даже безудержный смех. Это сужение понятия эмоции соответствует представлению, выраженному в теории активации Д. Линдсли, согласно которой эмоции соответствуют местному сайту в верхней части шкалы активации с его самым высоким уровнем. Их появление сопровождается ухудшением проводимых действий [20].

Если мы говорим об эмоциональных переживаниях, мы должны сначала обратиться к работам К.К. Платонова, который отметил, что опыт определил скачок от физиологической формы отражения, присущей растениям, психическому, который присущ только животным с высокоразвитым мозгом , По словам А.Н. Леонтьева, реальная функция опыта заключается в том, что они сигнализируют о личном значении события [16].

Однако определения, данные опыту переживания как эмоциональному процессу, формальны и противоречивы. Например, Л.С. Выготский определил опыт как особую интегральную единицу сознания [12]. К.К. Платонов определил этот опыт как простейшее субъективное явление, как ментальную форму рефлексии, которая является одним из трех атрибутов сознания [16]. Опыт Ф.Е. Василюка определяется как любое эмоционально окрашенное состояние, испытанное субъектом, и феномен реальности, непосредственно представленный в его сознании и действующий для него как событие его собственной жизни. В то же время автор считает возможным использовать термин «опыт» в смысле «переживания», «преодоления» критической ситуации, возникшей в названии его книги («Психология переживания»), что еще больше усложняет понимание сути этого термина [11, c. 37]. Р.С. Немов считает, что переживания – это чувство, сопровождаемое эмоциями [18]. М.И. Дьяченко и Л.А. Кандыбович определяют опыт как осмысленное эмоциональное состояние, вызванное значительным объективным событием или воспоминаниями об эпизодах предыдущей жизни [15].

Понятно, что опыт связан с сознанием и является отражением в умах ощущений, впечатлений. Однако какова глубокая специфика этого отражения по сравнению с его другими типами – сенсорными, интеллектуальными? Подчеркивание субъективного характера этого отражения не устраняет проблему – восприятие, например, также субъективно [4].

Возможно, наиболее адекватное определение опыта было дано в его ранней работе К.К. Платонова, опыт которого является «атрибутом акта сознания, который не содержит изображения отраженного и проявляется в виде удовольствия или неудовольствия (страдания), напряжения или расслабленности, возбужденности или спокойствия» [16].

Близко к этому понимается опыт Л. М. Веккера. Для него опыт является прямым отражением субъекта его собственных состояний, а не отражением свойств и отношений внешних эмоционально-опасных объектов. Последнее – знание.

Любой опыт переживания – это волнение. Это близко по смыслу к латинскому слову emoveo («шок», «волна»), из которого произошло само слово «эмоция». Волнение – беспокойное состояние. Но возникает вопрос – что такое спокойное состояние? Как это реализовано?

По признаку эмоциональных переживаний делятся на положительные и отрицательные, то есть приятные и неприятные. Такое полярное разделение переживаний по знаку общепризнано, хотя Н.Д. Левитов также отмечает, что он слишком примитивен. Другое дело, чтобы выделить средние, равнодушные (безразличные) состояния, не усугубляемые каким-либо эмоциональным переживанием. Т. Рибот рассматривал вопрос о существовании нерастворимых человеческих состояний [20].

П.В. Симонов говорит о смешанных эмоциях, когда оба положительных и отрицательных оттенка сочетаются в одном и том же опыте (получая удовольствие от переживания страха в «комнате ужасов» или катания на «американских горках» или испытывая неразделенную любовь: «любовь никогда не бывает без печали» и т.д.). Это указывает на то, что признак эмоциональных переживаний (приятный – неприятный, желательный – нежелательный) может не соответствовать традиционному разделению эмоций на положительные и отрицательные эмоции [42].

Исходя из этого, мы можем говорить об эмоциональных переживаниях различной длины: мимолетных, нестабильных (например, появление баскетболиста на секунду или два, которые не попали в корзину в корзине), длинные, длительностью несколько минут, часов и даже дней и хронические (что происходит при патологии). В то же время нужно понимать условность такого разделения. Эти три группы эмоциональных реакций можно также назвать по-другому: операционные (происходящие с одним разоблачением), текущие и постоянные (продолжающиеся недели и месяцы). Однако, эмоциональная реакция (тревожность, страх, фрустрация, монотония и т. д.) при определенных условиях может быть и оперативной (мимолетной), и текущей (длительной), и перманентной (хронической). Поэтому использование этой характеристики при выделении класса эмоциональных реакций является довольно относительным.

При дифференциации эмоциональных переживаний по параметру интенсивности и глубины наиболее часто используется линейный подход: на одном конце серии присутствуют эмоции низкой интенсивности (настроение), с другой – эмоции высокой интенсивности (аффекты). Подобный линейный подход к классификации эмоциональных переживаний (как континуум состояний, определяемый степенью активации аппарата эмоций), был проведен Д. Линдсли [21].

А. Шопенгауэр  высказал интересную мысль, касающуюся роли воображения в интенсивности испытываемых человеком эмоций. Он отмечает, что предощущение наслаждения не дается нам даром. «Именно то, чем человек насладился перед посредством надежды и ожидания какого-либо удовлетворения или удовольствия, то впоследствии как забранное вперед вычитается из действительного наслаждения, ибо тогда самое дело как раз настолько менее удовлетворит человека. Животное же, напротив того, остается свободно как от преднаслаждения, так и от этих вычетов из наслаждения, а потому и наслаждается настоящим и реальным целостно и ненарушимо. Равным образом и беды гнетут их только своею действительною и собственною тяжестью, тогда как у нас опасение и предвидение часто удесятеряют эту тяжесть» [54].

Ф. Крюгер счел необходимым, помимо интенсивности эмоционального опыта, говорить также о его глубине, которая, по его мнению, существенно отличается от интенсивности и ситуационной силы опыта. Чуть далее продвинулся в своих работах А. Веллек, который настаивает не только на различии в интенсивности и глубине опыта, но и на наличии антагонизма между ними.

Он пишет, что эмоции взрывного характера имеют тенденцию быть поверхностными, в то время как глубокие переживания характеризуются меньшей интенсивностью и большей стабильностью (например, разочарованием). Что касается антагонизма между этими двумя характеристиками опыта, этот вопрос довольно спорный. Изоляция, как характеристика опыта их глубин, имеет разумную основу, если для глубины взять на себя неотъемлемое значение для предмета события, о котором возник опыт. В этом смысле можно говорить о глубине разочарования, о глубине чувства и т. п. [36].

Отечественный ученый А.Н. Овсянико-Куликовский в своих работах использовал понятие переживания на грани психологии, языкознания и литературы. Он считал, что если чувства, которые мы испытываем, хранятся в бессознательной сфере психики и переходят в сознание, тогда наша психическая жизнь будет наполнена адом и раем, и невозможно было бы поддерживать это постоянное непрестанное сцепление радости, Страх, отчаяние, образы, события, любовь и тому подобное. По его мнению, однажды пережитые чувства не возвращаются в бессознательное: «В душе, которая чувствует, есть только следы того, что было». Они регулируют психическую реальность, психологические факторы на основе повышенного восприятия, чувствительности к этому чувству [44].

Таким образом, в «эмоциональную сферу» человека входят, различные типы эмоциональных явлений, – такие, как эмоциональный тон ощущений, эмоциональная реакция (или эмоциональный процесс), эмоциональные состояния, эмоционально-личностные качества. Эмоции есть более простой, непосредственный опыт, который есть у человека на данный момент, связанный с удовлетворением или неудовлетворенностью потребностей. Чувства – это самые сложные, постоянные, установившиеся отношения человека. Опыт – это атрибут акта сознания, который не содержит изображения отраженного и проявляется в виде удовольствия или неудовольствия (страданий), напряжения или разрешения, возбуждения или успокоения.

 

 

1.2Эмоциональная сфера личности в подростковом возрасте 

 

Период с 13 до 16 лет ученые рассматривают как сплошной многолетний кризис переходного» возраста. В это время у взрослеющих юношей и девушек сталкиваются два соперничающих друг другу влечения: потребность в близости с принадлежностью другому и стремление сохранить, утвердить собственную идентичность. У ребенка появляется ряд экзистенциальных переживаний: ощущение одиночества и оторванности от окружающих, утрата целостности мира, несоответствие своего реального Я идеалам (часто ложным). Кроме того, наступает время оборвать свою зависимость от родителей, сформировать свои взгляды и начать совершать самостоятельные поступки [34].

Существует множество периодизаций подросткового возраста. Так, по мнению С. Холла подростковый период берет начало с момента полового созревания (12-13 лет) и заканчивается взрослением (22-25 лет). Последователь С. Холла К. Гетчинсон выделял «земледельческую стадию» - 11-15 лет (подростковый возраст) и «стадию промышленности и торговли (стадия современного человека) 14-20 лет (юность) [35].

Психолог Э. Эриксон не отделял подростковый возраст (отрочество) от юношеского, и согласно его периодизации этот период становления личности затрагивает возраст 12-18 лет [28].

Советским психологом Л.С. Выготским предложено рассматривать подростковый возраст с позиции интересов, являющихся целостными динамическими тенденциями, которые определяют структуру направленности реакций. В частности, особенности подросткового поведения можно объяснять тотальной перестройкой системы интересов в эданном возрасте. Согласно этому ученый разделил подростковый возраст на две фазы – фазу влечений (негативную) и фазу интересов (позитивную) [12].

Психолог Д.Б. Эльконин, базируясь на критерии изменений ведущих форм деятельности, определил подростковым возрастом период с 11 до 17 лет, но подразделил его на два дополнительных этапа: средний школьный возраст (от 11 до15 лет), где ведущей деятельностью становится общение, и старший школьный возраст (от 15 до17 лет), где ведущей деятельность становится учебно-профессиональная [40].

Л.И. Божович также выделила две фазы подросткового возраста (12-15 лет и 15-17 лет), рассматривая весь данный период как критический [7;8].

Согласно физиологической периодизации, принятой в 1965 году на Международном симпозиуме по возрастной физиологии подростковый возраст протекает у мальчиков с 13 до 16 лет, у девочек с 12 до 15 лет. В проводимом исследовании мы опирается на данную периодизацию [2].

Если мы сравниваем подростков и старшеклассников, то можно отметить, что подростковый возраст является самым сложным в дисциплинарном отношении, а ранний подростковый возраст дает максимум эмоциональных проблем. Ученики старших классов сталкиваются с серьезными задачами: строить новые отношения с другими, профессионально самоопределяться, автономизироваться от семьи и другие важные составляющие вступления во взрослую жизнь. Этот период характеризуется частыми стрессами. И стрессы часто создают неопределенность в будущем. Поэтому психологическая поддержка учащихся средней школы на заключительном этапе обучения является приоритетом для субъектов образования, а изучение эмоциональной сферы раннего подросткового возраста является приоритетом в современной эпохе и педагогической психологии. Но в целом работа, посвященная эмоциональным проблемам подростков, довольно мала. Внеклассная и школьная работа учителей, руководителей классов, школьных психологов в основном ориентирована на профессиональное руководство молодых девушек и юношей, на мотивацию к более интенсивной умственной деятельности в связи с окончанием обучения. Часто данный возраст – это время сильных эмоциональных переживаний, связанных как с учебным процессом, так и с появлением первых серьезных чувств дружбы, любви, в этой ситуации забывается [23].

А.Г. Кошанская, изучавшая возрастную динамику тревожности с помощью проективных методов, обнаружила, что старшие школьники (15-16 лет) имели самый высокий уровень тревожности во всех сферах общения по сравнению с другими возрастами, но тревога в общении с родителями и теми взрослыми, от которых они в какой-то степени зависят [25].

В подростничестве нередко встречается обостренное чувство одиночества. Как отмечал Э. Фромм: «Если оно длится долго и не исчезает с переходом в новый возраст, может привести к психическому разрушению так же, как физический голод к смерти. Моральное одиночество так же непереносимо, как и физическое; более того, физическое одиночество становится невыносимым лишь в том случае, если оно влечет за собой и одиночество моральное». К счастью, это чувство в подростковом возрасте не является стабильным. При установлении личных контактов с окружающими людьми оно быстро исчезает [50].

Подросток, не менее, чем маленький ребенок (возможно, даже более), нуждается в участии родителей в его жизни. Слишком много соблазнов для неустроенного сознания и с не совсем определенными жизненными ценностями. Чтобы развить правильное отношение к этим соблазнам, подросткам нужна поддержка их родителей. Если родители не проявляют интереса к жизни своего взрослого ребенка, то их представление о том, что плохо и что хорошо, он проигнорирует [2].

Эмоциональная автономия сопровождается большими трудностями. Подростки кажутся – и часто они совершенно правы – родители недооценивают изменения в детях, не воспринимают всерьез их опыт [3]. Этот возраст создает максимум эмоциональных проблем, часто вызывая психологическое отчуждение детей от их родителей. Особенно сложными в эти годы являются отношения с отцом. Мать, как показывают многочисленные исследования, и в этом возрасте остается ближе к детям, чем отец. Но определенное охлаждение в отношениях с родителями и появление секретов от них вовсе не означают разрыв в привязанности. Это зависит от чувствительности и такта родителей независимо от того, удастся ли им, не нарушая внутреннего мира своих детей, сохранить эмоциональное взаимопонимание, столь необходимое для обеих сторон.

Для эмоциональной сферы подростков характерны:

1) очень высокая эмоциональная возбудимость, поэтому подростки характеризуются быстрым темпераментом, сильным проявлением своих чувств, страстью: они горячо занимаются интересным делом, страстно защищая свои взгляды, готовыми «взорваться» при малейшей несправедливости в отношении себя и своих товарищей;

2) большая стабильность эмоциональных переживаний; в частности, подростки долго не могут забыть обиды;

3) повышенная готовность ждать страха, который проявляется в тревожности. Увеличение беспокойства в старшем подростковом возрасте связано с появлением близких личных отношений с человеком, вызывающим различные эмоции, в том числе в связи со страхом выглядеть смешно перед другими;

4) непоследовательность чувств: часто подростки защищают своего товарища с пылом, хотя понимают, что он достоин осуждения; обладая высокоразвитым чувством достоинства, они могут плакать от негодования, хотя понимают, что неловко плакать;

5) появление переживания не только об оценке подростков другими, но и об их самооценке, которая появляется в них в результате роста их уровня самосознания;

6) сильно развитое чувство принадлежности к группе, в связи с чем они испытывают неодобрение товарищей более остро и болезненно, чем неодобрение взрослых или учителей; часто возникает страх быть отвергнутым группой;

7) предъявление высоких требований к дружбе, основанной не на совместной игре, как у младших школьников, а на общности интересов и нравственных чувств. Дружба между подростками более избирательна и интимна, более продолжительна; Под влиянием дружбы подростки также меняются, хотя и не всегда позитивно. Групповая дружба  широко распространена [38].

Переход к подростничеству характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личное развитие ребенка. Они связаны с физиологией тела, отношениями, которые развиваются у подростков со взрослыми и сверстниками, уровнем развития когнитивных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом происходит переход от детства к взрослой жизни. Организм ребенка начинает быстро восстанавливаться и трансформироваться во взрослый организм. Центр физической и духовной жизни ребенка перемещается из дома во внешний мир, переходит в среду сверстников и взрослых. Отношения в группах сверстников основаны на более серьезных, чем развлекательные совместные игры, события, охватывающие широкий спектр мероприятий – от совместной работы над чем-то, до личного общения по жизненно важным темам. Во всех этих новых отношениях с людьми входит подросток, будучи интеллектуально развитым человеком и обладающим способностями, которые позволяют ему занимать определенное место в системе отношений со сверстниками [34].

Наблюдается формирование системы личных ценностей, которые определяют содержание деятельности подростка, сферу его общения, избирательности отношения к людям, оценки этих людей и самооценки. В старшем подростковом возрасте дети уже могут интересоваться различными профессиями, у них возникают профессионально ориентированные мечты, т. е. берет начало становление процесса профессиональной идентичности. Между тем, такая положительная возрастная тенденция не будет присуща всем подросткам. Часть которых и в более позднем периоде данного возрастного этапа не думают о своей будущей профессии серьезно [2].

Начало подросткового возраста характеризуется и появлением, ростом стремления быть похожим на взрослых и старших детей, причем данное желание может стать настолько сильным, что, приближая события, подросток порой раньше времени начинает полагать, что он уже взрослый, требуя соответственно и обращения с ним как со взрослым. Вместе с тем он еще далеко не во всем отвечает требованиям взрослости. Чувство взрослости  центральное и специфическое новообразование этого возраста (Л.С. Выготский) [12]. Обрести качества взрослости нацелены все без исключений подростки. Наблюдая проявления таких качеств у взрослых людей, подросток иногда склонен некритически подражать им. Собственная устремленость подростков к взрослости увеличивается и за счет того, что и непосредственно сами взрослые относятся к подросткам уже не так как к детям, а серьезней и требовательней. 

Результатом таких процессов является укрепляющееся внутреннее устремление у подростка скорее стать взрослым, создающее абсолютно новую внешнюю и внутреннюю ситуацию личностного и психологического развития. Она требует и порождает изменение всей системы отношений подростка с окружающими людьми и с самим собой [35].

В подростковом возрасте содержание и роль подражания в развитии личности претерпевают изменения. Подражание – более управляемо, оно начинает служить многочисленным потребностям интеллектуального и личного самосовершенствования ребенка. Новый этап в развитии этой формы обучения у подростков начинается с подражания внешним атрибутам взрослой жизни. Для девушек это включает в себя: одежду, прически, украшения, косметику, специальный лексикон, поведение, способы отдыха, хобби и т. д. Для мальчиков-подростков человек, имеющий силу воли, выносливость, мужество, мужество, выносливость, лояльность к дружбе, становится объектом подражания. В дополнение к взрослым, их старшие сверстники могут стать моделями для подражания подростками. С возрастом тенденция быть похожим на них, а не взрослыми в подростковой среде [31].

В подростковом возрасте продолжается процесс формирования и развития самосознания личности. В отличие от предыдущих возрастных этапов, он, подобно подражанию, меняет свою ориентацию и становится направленным на сознание человека с непосредственно его личными характеристиками. Совершенствование самосознания в подростковом возрасте характеризуется особым вниманием ребенка к его собственным недостаткам. Желательный образ «Я» у подростков состоит из ценностей, которые они ценят в других людей, и приводит к использованию волевых усилий, направленных на саморазвитие [19].

В раннем подростковом возрасте многие мальчики начинают заниматься саморазвитием по своим собственным волевым качествам личности. Объектом подражания для них являются товарищи, старше их по возрасту, молодые люди и взрослые мужчины. В компаниях с которыми подросток принимает участие в вопросах, которые требуют осуществления волевых действий и принятия волевых решений [6].

Большие возможности для ускоренного развития деловых качеств детей-подростков открываются трудовой деятельностью, когда дети участвуют в ней наравне со взрослыми. Это могут быть различные школьные дела, участие в работе детских кооперативов, проводящиеся в школе мероприятия для младших классов и т. д. Здесь весьма важно, чтобы во всех этих случаях дети получали максимальную независимость, чтобы взрослые могли видеть и поддерживать любые проявления детской инициативы. Важно, чтобы подростки могли проявить свою эффективность, предприимчивость и прочие деловые черты [13].

Установлено, что восприятие подростков, окружающих людей, меняется с возрастом. Стандарты межличностного восприятия, которые они используют при оценке окружающих людей, становятся все более обобщенными и не связаны с мнениями отдельных взрослых, как это было в младшем школьном возрасте, но с идеалами, ценностями и нормами. Содержание оцененных моральных стандартов продолжает расширяться и углубляться, они становятся более тонкими и дифференцированными, более индивидуально различающимися [4].

Таким образом, для эмоциональной сферы подростков характерно: очень высокая эмоциональная возбудимость; большая стабильность эмоциональных переживаний; повышенная настороженность к ожиданию страха, проявляющаяся в тревоге; противоречивые чувства; появление опыта оценки других и самооценки; сильно развитое чувство принадлежности к группе; презентация высоких требований к дружбе. Переход к юности характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личное развитие ребенка. Они связаны с физиологией тела, отношениями, которые развиваются у подростков со взрослыми и сверстниками, уровнем развития когнитивных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом происходит переход от детства к взрослой жизни.

 

 

1.3. Психологические особенности подростков из неполных семей

 

Неполная семья возникает в силу разных причин: рождения ребенка вне брака, смерти одного из родителей, расторжения брака либо раздельного проживания родителей.

На основании причины выделяются основные типы неполных семей:

- внебрачные

- осиротевшие

- разведенные

- распавшиеся [10].

Различаются также семьи отца и матери, составляющие абсолютное большинство среди неполных семей.

Нарушение структуры и, следовательно, полного функционирования семьи влечет за собой ограничение и искажение развития личности детей. Несмотря на то, что в любой неполной семье нет объективных условий для полного развития ребенка, каждый из его разновидностей отличается своими психологическими особенностями, что оставляет свой след в развитии личности детей, воспитываемых в таких семьях.

Как указано психологом B.C. Мухиной, воспитание детей в неполной семье, имеет ряд характеристик. Из-за отсутствия одного из родителей оставшаяся часть должна принять решение всех материальных и домашних проблем возникающих в семье. Тогда как ему также необходимо заполнить дефицит образовательного влияния, которое возникло у детей. Сочетание всех этих задач очень сложно. Поэтому большинство неполных семей испытывают материальные и повседневные трудности и сталкиваются с педагогическими проблемами. Психологический климат неполной семьи во многом определяется болезненными переживаниями, возникшими из-за отсутствия одного из родителей [52].

Согласно Й. Лангмейеру и З. Матейчеку, в семье каждым отдельным членом выполняется естественным, спонтанным образом определенная роль и удовлетворяются жизненные потребности ребенка: как физические, так и эмоциональные, интеллектуальные и моральные. Когда в семье отсутствует ее какой-либо основной член, то легко возникает опасность депривации для ребенка, потому как порой невозможно заместить роль, которая данным членом семьи должна был бы выполняться как по отношению к ребенку, так и по отношению ко всей семейной ячейке [53].

Современными психологическими исследователями было доказано, что отсутствие в семье не просто отца, а, прежде всего, мужчины является важной предпосылкой отклонений в психическом развитии ребенка. Дефицит мужского влияния в неполных семьях проявляется в виде:

- нарушения развития интеллектуальной сферы (страдают математические, аналитические и пространственные способности ребенка за счет развития вербальных способностей);

- недостаточно четкого осуществления процесса половой идентификации мальчиков и девочек;

- затруднений обучения подростков навыкам общения с представителями противоположного пола;

- формирования избыточной, патологической привязанности к матери, поскольку отсутствует член семьи, который мог бы «оторвать» ребенка от матери, вывести его в более широкий мир. Исследования по психологии семьи имеют массовый характер, как на отечественном, так и на зарубежном пространстве. Также неустанно возрастает интерес к неполной семье в качестве предмета психологического исследования. К сожалению, приходится констатировать, что изучение неполных семей идет оторванно от психологии и социологии семьи [47].

В самом определении понятия «семья» уже кроются указания на возможные пути исследования. А.И. Антонов дает следующее определение: «Семья – это основанная на единой общесемейной деятельности общность людей, связанных узами супружества-родительства-родства, и тем самым осуществляющая воспроизводство населения и преемственность семейных поколений, а также социализацию детей и поддержание существования членов семьи» [2]. В этом определении особое внимание уделяется социальным функциям семьи. Он ничего не говорит о семье как о специальной психологической единице. Такой акцент делается на подходах системной семейной психотерапии. Итак, А.Я. Варга определяет семью следующим образом: «Семейная система - это группа людей, связанных общим местом жительства, совместным фермерством и, самое главное, отношениями» [10, с. 6] K.Б. Зуевым обращено внимание на тот факт, что даже в этом определении основное внимание уделяется экономической функции семьи. Соответственно, следуя логике стандартных определений, мы должны при построении исследования характеристик неполной семьи в первую очередь сосредоточиться на проблемах социализации, экономических проблем и т. д.

Структура семьи, в которой мужчина добывает пищу, в то время как женщина ежедневно посвящает себя домашнему хозяйству и заботится о детях, была сохранена до начала 20-го столетия, и для нее были характерны указанные выше определения. В первую очередь, такая семья существовала для реализации ее экономических функций. Отсутствие большого количества членов в семье и единство командования неизбежно приведет к физической гибели [51].

В наше время семья во многом утрачивает свой экономический и социальный компонент. Современные международные социологические исследования показывают, что семья как социальное учреждение перестает существовать. Количество незарегистрированных браков неуклонно растет. Также в последние годы такие нетрадиционные формы брака, как гомосексуальные браки или отношения свингеров, не являются чем-то необычным. Эта ситуация в России и в целом на постсоветском пространстве выглядит несколько иначе. Несмотря на то, что наша страна соответствует мировым тенденциям (число разводов и гражданских браков чрезвычайно велико), семья является значительной и стабильной ценностью для россиян. То, что именно будет названо «семьей» в 21 веке, пока трудно сказать. Однако представляется необходимым подчеркнуть важность исследований, направленных на точное изучение психологических компонентов семейных отношений, поскольку они остаются бесспорными в любой форме семейного существования. Каждый из родителей влияет на развитие ребенка. Большинство исследователей, особенно в России, подчеркивают взаимодействие матери и ребенка. В контексте исследований неполных семей также интерес представляет влияние отца на развитие ребенка. Н.Е. Харламенкова отмечает, что «стереотипы, существующие в обществе в отношении мужского родителя, иногда искажают и выравнивают свою роль в воспитании ребенка» [51, c. 58].

Основной стереотип, о котором мы уже говорили выше, возник из истории семьи как института: отец является кормильцем, мать – воспитателем детей. Ошибочность такой недооценки воспитательной роли отца в наше время очевидна. В психоаналитической традиции он указывает на отца как вторичный объект, возникающий в жизни ребенка относительно рано. Если в первые месяцы жизни ребенок фактически находится в симбиотических отношениях с матерью, то позже есть различие между матерью и отцом. Существуют тройные отношения (триангуляция). Соответственно, основной функцией отца является разрушение симбиотических отношений с матерью и выделение дополнительного объекта для направления агрессии. Кроме того, различие между матерью и отцом дает положительный пример отношений без симбиоза.

Более поздние исследования показывают, что роль отца не столь однозначна и зависит от пола ребенка. Н.Е. Харламенкова в своем исследовании изучает влияние отца на формирование гендерной идентичности подростков и выявляет особенности их влияния [51]. По ее мнению, особое влияние отца на внутренний мир подростка является важным фактором, определяющим принятие конкретной гендерной идентичности. Не признавая мальчиков как определенно мужских или женских, отец, тем не менее, формирует у сына черты мужественности. Отец создает ситуации, в которых успех сына определяется его мужественностью. Для девочек отец является проводником ранее недоступной информации, «активно поддерживает дочь в построении новых отношений, в первую очередь с людьми противоположного пола» [3]. Таким образом, можно сделать вывод о разнообразном влиянии отца на формирование гендерной идентичности подростка.

Исследованиям различных психологических и социальных особенностей неполной семьи посвящены многочисленные работы зарубежных авторов. В целом можно выделить два крайних методологических подхода в данной проблеме: предельно статистический, распространенный преимущественно в США и некоторых странах Европы, и подход, отрицающий работу со статистикой вовсе, развиваемый в первую очередь в работах европейских психоаналитиков [41]. 

Интересно отметить, что, несмотря на абсолютно разные методологические и исследовательские предпосылки, различные авторы приходят к очень близким выводам, среди которых ключевыми являются: 

1. Решающее значение психологических, а не формальных признаков для психологического и социального благополучия детей в будущем. Это подчеркивают представители и статистического, и психоаналитического подходов. 

2. Незначительность отличий между детьми из полных и неполных семей. Мета-анализ, проведенный П. Амато, показал, что различия имеются, обобщенные графики распределений психологических показателей у детей из полных и неполных семей несколько сдвинуты, но непересекающиеся области относительно малы. 

3. Ответ на вопрос: в чем именно заключается долгосрочное влияние развода родителей на психологическое развитие детей? Сторонники как статистического, так и идеографического подходов склонны указывать на наличие более низкой самооценки («более бедного представления о себе», в терминологии П. Амато [10], и «проблемы с чувством собственной полноценности» в терминах Г. Фигдора [47]; сложности с построением собственной семьи в будущем; возможно, неадекватные полоролевые стереотипы. 

Исследования неполных семей в на отечественном пространстве немногочисленны и часто носят чисто прикладной характер. Иногда фактор типа семьи учитывается как сопутствующий в исследованиях, посвященных другим вопросам. Те же исследования, которые прицельно исследуют неполную семью, чаще всего предвзяты, т.к. изначально постулируют, что неполная семья это плохо [51]. Так, в статье О.Г. Калиной, А.Б. Холмогоровой приводится обзор работ, связанных с влиянием взаимодействия отца с ребенком на его психологическое благополучие, причем впервые учитывается не только реальное взаимодействие, но и образ, создаваемый ребенком. Для диагностики представлений была разработана оригинальная полупроективная методика, которая подтвердила влияние обоих факторов. В частности, для старших подростков-юношей отсутствие в семье отца несущественно отражается на их маскулинности, если при этом образ отца у юношей позитивен [22]. 

Между тем М.М. Далгатов отмечает, что подростки из неполных семей замкнуты, застенчивы, менее эмоциональны, они не уверены в своих силах, а некоторые даже не верят в свои возможности. Они очень часто пребывают в одиночестве, и их это устраивает. Он же указывает на то, что дети из неполных семей раньше становятся самостоятельными. В первое время после ухода одного из родителей у них чаще всего наблюдается сильный страх разлуки со взрослыми, у них могут быть проблемы со сном, агрессивность, раздражительность или другой тип деструктивного поведения, привлекающий к себе внимание, замкнутость и стремление к изоляции, печаль, тоска, чувство потери, мучительные воспоминания и фантазии [23].

Таким образом, нет однозначного мнения о влиянии неполной семьи на становление личности ребенка. Между тем, теоретический анализ литературы по изучаемой проблеме показал недостаточность исследований неполных семей. В целом обзор литературы о проблеме неполных семей позволил заключить, что в настоящее время институт семьи претерпевает значительные изменения, что может свидетельствовать и об изменениях уровня влияния неполной семьи на становление личности детей. Современные исследования, на наш взгляд, должны быть нацелены на получение данных без субъективных оценок, без предвзятости исследователей по отношению к тому, какая семья может быть «правильной» для ребенка.

 

 

Выводы

 

1. В «эмоциональную сферу» человека входят, различные типы эмоциональных явлений, – такие, как эмоциональный тон ощущений, эмоциональная реакция (или эмоциональный процесс), эмоциональные состояния, эмоционально-личностные качества. Эмоциями, считают более простое, непосредственное переживание в данный момент, связанное с удовлетворением или неудовлетворением потребностей. Чувства – это наиболее сложные, постоянные, устоявшиеся отношения человека. Переживание – это атрибут акта сознания, не содержащий образа отражаемого и проявляющийся в форме удовольствия или неудовольствия (страдания), напряжения или разрешения, возбуждения или успокоения».

2. Для эмоциональной сферы подростков характерны: очень большая эмоциональная возбудимость; большая устойчивость эмоциональных переживаний; повышенная готовность к ожиданию страха, проявляющая в тревожности; противоречивость чувств; возникновение переживания по поводу оценки других и самооценки; сильно развитое чувство принадлежности к группе; предъявление высоких требований к дружбе. Переход к подростковому возрасту характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков с взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом намечается переход от детства к взрослости.

3. Анализ теоретических работ по проблеме психологических особенностей из неполных семей позволяет сделать вывод о том, что влияние семьи на личность подростка различно. Так одни исследователи говорят об остро негативных последствиях воспитания ребенка в неполной семье. Другие – указывают на то, что структура современной семьи изменилась, что некоторые стереотипы, сложившиеся в обществе по отношению к отцу ребенка. Те же исследования, которые прицельно исследуют неполную семью, чаще всего предвзяты, т.к. изначально постулируют, что неполная семья это плохо. Что говорит о том, что имеющиеся знания особенностей подростков из неполных семей нуждается в более подробном изучении.

 

2 ЭМПИРИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ЭМОЦИОНАЛЬНЫХ ПЕРЕЖИВАНИЙ У ПОДРОСТКОВ ИЗ НЕПОЛНЫХ СЕМЕЙ

 

2.1 Методика и организация исследования

 

Исследование проводилось в три этапа. На первом этапе были определены:

Цель исследования: изучить эмоциональные переживания подростков из неполных семей.

Задачи исследования:

1.   Теоретически проанализировать проблему эмоциональных переживаний подростков из неполных семей;

2.   Эмпирически исследовать эмоциональные переживания у подростков из неполных семей

3.   Выявить особенности эмоциональных переживаний у подростков из неполных семей

Объект исследования: подростки из неполных семей.

Предмет исследования: эмоциональные переживания подростков из неполных семей.

Гипотезы исследования:

Основная: существуют особенности эмоциональных переживаний подростков из неполных семей.

Частная: чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями.

Исследование проводилось при помощи следующих методик:

1.   Шкала дифференциальных эмоций (К. Изард) (Приложение1).

Шкала дифференциальных эмоций (ШДЭ) – инструмент самоотчета, созданный для оценки выражения индивидом фундаментальных эмоций или комплексов эмоций. Она представляет собой список общеупотребительных определений, которые в то же время стандартизированы и переводят индивидуальное описание эмоционального переживания в отдельные категории эмоций.

Данная методика включает 30 шкал, представленных прилагательными, соответствующими различным оттенкам эмоциональных переживаний. Для оценки каждой из 10 базовых эмоций используются три частные шкалы, расположенные в следующем порядке:

1. Интерес (п. 1-3); 2. Радость (п. 4-6); 3. Удивление (п. 7-9); 4. Горе (п.10-12); 5. Гнев (п. 13-15); 6. Отвращение (п. 16-18); 7. Презрение (п. 19-21); 8. Страх (п. 22-24); 9. Стыд (п. 25-27); 10. Вина (п. 28-30).

В данной методике все шкалы прямые, т.е. возрастание оценок по ним соответствует увеличению силы эмоционального переживания.

Испытуемым предлагается оценить по 4-балльной шкале то, в какой степени каждое понятие описывает их самочувствие в данный момент, проставив подходящую для них цифру справа. Предлагаемые значения цифр: «1» – совсем не подходит; «2» – пожалуй, верно; «3» – верно; «4» – совершенно верно».

3-5 баллов, набранных по каждой шкале, соответствуют низкому уровню; 6-9 баллов – среднему, 10-12 – высокому.

2. «Градусник» (Н.П. Фетискин) (Приложение 2).

Методика разработана Н. П. Фетискиным и предназначена для выявления эмоциональных состояний «здесь и сейчас». Она может использоваться в процессе учебных занятий и трудовой деятельности. Достоинством методики является быстрая фиксация состояний в их динамике.

На бланке методики изображен медицинский градусник, на котором имеется несколько шкал, соответствующих тому или иному эмоциональному состоянию. Деления на шкалах соответствуют тому или иному уровню вашего состояния. Испытуемым необходимо выбрать ту шкалу, которая в наибольшей степени соответствует состоянию в данный момент, и пометьте любым знаком на этой шкале градусника «температуру» имеющегося в данный момент состояния.

Шкалы градусника соответствуют следующим состояниям: восторженному, радостному, светлому (приятному); спокойному, уравновешенному; безразличному, скучному, дремотному. Расположение знака до 36 градусов соответствует слабой выраженности состояния, от 36 до 37 градусов – средней выраженности состояния, от 37 до 38 градусов – высокой выраженности, а от 38 до 39 градусов – очень высокой выраженности данного эмоционального состояния.

3. Цветовой тест отношений (ЦТО) (А.М. Эткинд и Е.Ф. Бажина). (Приложение3) ЦТО является клинико-диагностическим методом, предназначенным для изучения эмоциональных компонентов отношений личности (Е.Ф. Бажин и А.М. Эткинд). Методика оценивается ее авторами как проективная, так как согласно получаемым результатам, позволяет выявлять неосознаваемые компоненты отношений, минуя механизмы психологической защиты.

Теоретическую основу методики составляет концепция отношений В. Н. Мясищева, идеи Б. Г. Ананьева об образной природе психических структур любого уровня и представления А. Н. Леонтьева о чувственной ткани смысловых образований личности.

Методической основой ЦТО является цветоассоциативный эксперимент, идея и процедуры которого были разработаны автором. Он базируется на предположении о том, что существенные характеристики невербальных компонентов отношений к значимым другим – и к самому себе отражаются в цветовых ассоциациях. Цветовая сенсорика весьма тесно связана с эмоциональной жизнью личности. Эта связь, подтвержденная во многих экспериментальных психологических исследованиях, давно используется в ряде психодиагностических методов.

При разработке ЦТО был использован набор цветов из восьмицветового теста М. Люшера (см. Люшера цвета выбора тест). Этот набор отличается достаточной компактностью, удобен в применении. При относительно небольшом количестве стимулов в нем представлены основные цвета спектра (синий, зеленый, красный и желтый), два смешанных цвета (сиреневый и коричневый) и два ахроматических цвета (черный и серый).

Процедура тестирования достаточно проста и заключается в необходимости для испытуемого подобрать к каждому из людей и понятий подходящие цвета. ЦТО имеет краткий и полный вариант проведения, различающиеся по способу извлечения цветовых ассоциаций.

Второй этап касался непосредственно процедуры обследования. Обследование проводилось среди 60 подростков в возрасте от 13 до 15 лет, 30 из которых проживают в полных семьях, и 30 – в неполных. Необходимо отметить, что все подростки из неполных семей обследуемой выборки проживали вместе с матерью, с отцом проживали отдельно.

Обследование проводилось в индивидуальной форме. По методикам «Дифференциальные шкалы эмоций» и «Градусник» испытуемыми предлагался стимульный материал с бланком ответов. По методике «Градусник» предлагалось оценить состояние, наиболее типичное для испытуемых, когда они находятся рядом с родными.

По методике ЦТО было предлагались карточки с цветами. Диагностировалось отношение к матери и к отцу. Предлагалось выбрать цвет, который соответствовал вначале матери и указать эмоциональное значение данного цвета, которое придает ему испытуемый. Процедура повторялась по отношению к отцу. После, полученные ассоциации в целях упрощения количественного анализа ассоциации разделялись как: негативные (1 балл), нейтральные (2 балла), позитивные (2 балла).

После психологического обследования производилась обработка бланков (протоколов исследования). Подсчитаны «сырые баллы», полученные данные внесены в таблицу первичных эмпирических данных приложение 1. На основании первичных эмпирических данных был проведен количественно-качественный анализ полученных результатов, интерпретация. Затем при помощи U-критерия Манна-Уитни произведены статистические расчеты различий эмоциональных переживаний подростков из полных и неполных семей.

 

 

2.2 Эмпирическое изучение эмоциональных переживаний у подростков из полных и неполных семей

 

Были проанализированы данные, полученные в ходе обработки методик исследования (приложение 4).

Рассмотрим результаты, полученные по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по всей выборке. Они представлены в таблице 2.1.

Таблица 2.1 – Результаты, полученные по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по всей выборке

Уровень

интерес

Радость

удивление

Горе

гнев

отвращение

Презрение

страх

стыд

Вина

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

Н

21

35

18

30

21

35

17

28

31

52

18

30

13

22

22

37

17

28

11

18

С

29

48

27

45

21

35

26

43

17

28

27

45

31

52

22

37

26

43

29

48

В

10

33

15

25

18

30

17

28

12

20

15

25

16

27

16

27

17

28

20

33

 

Таким образом, эмоция «Интерес» переживается на низком уровне 21 испытуемым (35% от выборки), на средней уровне 29 испытуемыми (48%), на высоком уровне – 10 испытуемыми (33%).

Эмоция «Радость» переживается на низком уровне 18 испытуемым (30% от выборки), на средней уровне 27 испытуемыми (45%), на высоком уровне – 15 испытуемыми (25%).

Эмоция «Удивление» переживается на низком уровне 21 испытуемым (35% от выборки), на средней уровне 21 испытуемым (35%), на высоком уровне – 18 испытуемыми (30%).

Эмоция «Горе» переживается на низком уровне 17 испытуемыми (28% от выборки), на средней уровне 26 испытуемыми (43%), на высоком уровне – 17 испытуемыми (28%).

Эмоция «Горе» переживается на низком уровне 31 испытуемыми (52% от выборки), на средней уровне 17 испытуемыми (28%), на высоком уровне – 12 испытуемыми (20%).

Эмоция «Отвращение» переживается на низком уровне 18 испытуемыми (13% от выборки), на средней уровне 27 испытуемыми (31%), на высоком уровне – 15 испытуемыми (16%).

Эмоция «Презрение» переживается на низком уровне 13 испытуемыми (22% от выборки), на средней уровне 31 испытуемыми (52%), на высоком уровне – 16 испытуемыми (27%).

Эмоция «Страх» переживается на низком уровне 22 испытуемыми (37% от выборки), на средней уровне 22 испытуемыми (37%), на высоком уровне – 16 испытуемыми (27%).

Эмоция «Стыд» переживается на низком уровне 17 испытуемыми (28% от выборки), на средней уровне 26 испытуемыми (43%), на высоком уровне – 17 испытуемыми (28%).

Эмоция «Вина» переживается на низком уровне 11 испытуемыми (18% от выборки), на средней уровне 29 испытуемыми (48%), на высоком уровне – 20 испытуемыми (33%).

Наглядно с полученными результатами можно ознакомиться на диаграмме, представленной на рисунке 2.1.

 

Рисунок 2.1 – Процентное соотношение уровней по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по всей выборке

 

Таким образом, диагностика дифференциальных эмоций показала, что все указанные эмоции, кроме гнева, испытуемыми переживаются на среднем уровне. Гнев переживаетсянанизком (52% испытуемых). На высоком уровне более всего переживается эмоция интереса, на наш взгляд это обусловлено интересом испытуемых к обследованию.

В целом низкий уровень обнаружен в переживании таких эмоций как гнев (52%), страх (37%), удивление (35%). То есть эти эмоции были самые нехарактерные для участников обследования. Более всего испытуемых с высоким уровнем переживания таких эмоций как интерес (33%), и «вина» (33%). В целом можно говорить, что высокие уровни преобладают по положительным и нейтральным эмоциям. Однако интерес представляет такое значительное количество испытуемых с высоким переживанием чувства вины, что на наш взгляд обусловлено обследуемой выборкой и обстоятельствами перед процедурой психологического обследования.

Рассмотрим результаты, полученные по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по всей выборке испытуемых. Они представлены в таблице 2.2.

Таблица 2.2 – Результаты, полученные по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по выборке подростков из полных семей

Уровень

интерес

Радость

удивление

Горе

Гнев

отвращение

Презрение

страх

стыд

Вина

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

Н

11

37

6

20

8

27

9

30

16

53

11

37

13

43

12

40

5

17

6

20

С

13

43

15

50

10

33

12

40

8

13

16

53

15

50

9

30

7

22

13

43

В

6

20

9

30

12

40

9

30

6

10

3

10

2

7

9

30

18

62

11

37

 

Таким образом, эмоция «Интерес» переживается на низком уровне 11 испытуемыми (37% от выборки), на средней уровне 13 испытуемыми (43%), на высоком уровне –  6 испытуемыми (20%).

Эмоция «Радость» переживается на низком уровне 6 испытуемыми (20% от выборки), на средней уровне 15 испытуемыми (50%), на высоком уровне – 9 испытуемыми (30%).

Эмоция «Удивление» переживается на низком уровне 8 испытуемым (27% от выборки), на средней уровне 10 испытуемым (33%), на высоком уровне – 12 испытуемыми (40%).

Эмоция «Горе» переживается на низком уровне 9 испытуемыми (30% от выборки), на средней уровне 12 испытуемыми (40%), на высоком уровне – 9 испытуемыми (30%).

Эмоция «Горе» переживается на низком уровне 16 испытуемыми (53% от выборки), на средней уровне 6 испытуемыми (13%), на высоком уровне – 6 испытуемыми (10%).

Эмоция «Отвращение» переживается на низком уровне 18 испытуемыми (13% от выборки), на средней уровне 27 испытуемыми (31%), на высоком уровне – 15 испытуемыми (16%).

Эмоция «Презрение» переживается на низком уровне 13 испытуемыми (43% от выборки), на средней уровне 15 испытуемыми (50%), на высоком уровне – 2 испытуемыми (7%).

Эмоция «Страх» переживается на низком уровне 5 испытуемыми (17% от выборки), на средней уровне 7 испытуемыми (22%), на высоком уровне – 18 испытуемыми (62%).

Эмоция «Стыд» переживается на низком уровне 17 испытуемыми (28% от выборки), на средней уровне 26 испытуемыми (43%), на высоком уровне – 17 испытуемыми (28%).

Эмоция «Вина» переживается на низком уровне 6 испытуемыми (20% от выборки), на средней уровне 13 испытуемыми (43%), на высоком уровне – 11 испытуемыми (37%).

Наглядно полученные результаты представлены на рисунке 2.3.

 

Рисунок 2.2 – Процентное соотношение уровней по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по выборке подростков из полных семей

 

Согласно полученным данным низкий уровень более всего сформирован в переживании таких эмоций как гнев (53%), страх (40%), презрение (43%).

Высокий уровень более всего сформирован по эмоциям: удивление (40%), вина (62%), стыд (37%).

То есть в целом можно отметить, что на момент обследования у испытуемых преобладали высокие уровни по негативным эмоциям, в частности стыдом и виной и, по нашему предположению, это связано с некой ситуацией возникшей перед процедурой тестирования либо особенностями выборки.

Рассмотрены результаты по диагностике подростков из неполных семей.

Таблица 2.3 – Результаты, полученные по методике «Шкала дифференциальных эмоций» в выборке подростков из неполных семей

Уровень

Интерес

радость

удивление

горе

Гнев

отвращение

презрение

страх

стыд

Вина

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

Н

10

33

12

40

13

43

8

27

15

50

7

23

5

17

10

33

7

12

5

17

С

16

53

12

40

11

37

14

47

9

15

11

37

16

53

9

30

13

22

16

53

В

4

13

6

20

6

20

8

27

6

10

12

40

9

30

11

37

10

17

9

30

 

Таким образом, эмоция «Интерес» переживается на низком уровне 10 испытуемыми (33% от выборки), на средней уровне 16 испытуемыми (53%), на высоком уровне – 4 испытуемыми (13%).

Эмоция «Радость» переживается на низком уровне 12 испытуемыми (40% от выборки), на средней уровне 12 испытуемыми (40%), на высоком уровне – 6 испытуемыми (20%).

Эмоция «Удивление» переживается на низком уровне 13 испытуемым (43% от выборки), на средней уровне 13 испытуемым (37%), на высоком уровне – 6 испытуемыми (20%).

Эмоция «Горе» переживается на низком уровне 8 испытуемыми (27% от выборки), на средней уровне 14 испытуемыми (47%), на высоком уровне – 8 испытуемыми (27%).

Эмоция «Горе» переживается на низком уровне 15 испытуемыми (50% от выборки), на средней уровне 6 испытуемыми (15%), на высоком уровне – 6 испытуемыми (10%).

Эмоция «Отвращение» переживается на низком уровне 7 испытуемыми (23% от выборки), на средней уровне 11 испытуемыми (37%), на высоком уровне – 12 испытуемыми (40%).

Эмоция «Презрение» переживается на низком уровне 5 испытуемыми (17% от выборки), на средней уровне 16 испытуемыми (53%), на высоком уровне – 9 испытуемыми (30%).

Эмоция «Страх» переживается на низком уровне  испытуемыми 10 (33%) от выборки), на средней уровне 9 испытуемыми (30%), на высоком уровне – 11 испытуемыми (37%).

Эмоция «Стыд» переживается на низком уровне 7 испытуемыми (12% от выборки), на средней уровне 13 испытуемыми (22%), на высоком уровне – 10 испытуемыми (17%).

Эмоция «Вина» переживается на низком уровне 5 испытуемыми (17% от выборки), на средней уровне 16 испытуемыми (53%), на высоком уровне – 9 испытуемыми (30%).

Наглядно полученные результаты представлены на рисунке 2.3.

 

Рисунок 2.3 – Процентное соотношение уровней по методике «Шкала дифференциальных эмоций» по выборке подростков из полных семей

Согласно полученным данным большинство эмоций переживаются большинством испытуемых на среднем уровне интенсивности. При этом отметим, что низкий уровень сформировался у большинства испытуемых по переживанию гнева (50%), удивления (43%), радости (40%). Высокие уровни более всего сформированы относительно переживания таких эмоций как отвращение (40%), вина (30%), презрение (30%). Можно сказать, что высокие уровни по выборке преобладают по негативным эмоциональным переживаниям.

Рассмотрены результаты по методике «Градусник». Проанализированы результаты, полученные по всей выборочной совокупности.

Таблица 2.4 – Результаты по методике «Градусник» по всей выборочной совокупности

Уровень

восторженное

радостное

Светлое

Спокойное

безразличное

скучное

Дремотное

Неудовлетворительное

Раздраженное

Пресыщенное

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

 

Н

8

13

9

15

7

12

16

27

18

60

17

28

24

40

15

25

15

25

17

28

 

НВ

27

45

15

25

21

35

13

22

12

20

15

25

9

15

19

32

10

17

25

42

 

В

17

28

16

27

15

25

18

30

15

25

9

15

11

18

16

27

20

33

11

18

 

ОВ

8

13

20

33

17

28

13

22

15

25

19

32

16

27

10

17

15

25

7

12

 

 

По состоянию «Восторженное» низкий уровень диагностирован у 8 человек (13%), невысокий – у 27 человек (45%), высокий – у 17 человек (28%), очень высокий – у 8 человек (13%).

По состоянию «Радостное» низкий уровень диагностирован у 9 человек (15%), невысокий – у 15человек (25%), высокий – у 16 человек (27%), очень высокий – у 20 человек (33%).

По состоянию «Светлое» низкий уровень диагностирован у 7 человек (12%), невысокий – у 21человек (35%), высокий – у 15 человек (25%), очень высокий – у 17 человек (28%).

По состоянию «Спокойное» низкий уровень диагностирован у 16 человек (27%), невысокий – у 13 человек (22%), высокий – у 18 человек (30%), очень высокий – у 13 человек (22%).

По состоянию «Безразличное» низкий уровень диагностирован у 18 человек (60%), невысокий – у 12 человек (20%), высокий – у 15 человек (25%), очень высокий – у 15 человек (25%).

По состоянию «Скучное» низкий уровень диагностирован у 17 человек (28%), невысокий – у 15 человек (25%), высокий – у 9 человек (15%), очень высокий – у 19 человек (32%).

По состоянию «Дремотное» низкий уровень диагностирован у 24 человек (40%), невысокий – у 9 человек (15%), высокий – у 11 человек (18%), очень высокий – у 16 человек (27%).

По состоянию «Неудовлетворительное» низкий уровень диагностирован у 15 человек (25%), невысокий – у 19 человек (32%), высокий – у 16 человек (27%), очень высокий – у 10 человек (17%).

По состоянию «Раздраженное» низкий уровень диагностирован у 15 человек (25%), невысокий – у 10 человек (17%), высокий – у 20 человек (33%), очень высокий – у 15 человек (25%).

По состоянию «Пресыщенное» низкий уровень диагностирован у 17 человек (28%), невысокий – у 25 человек (42%), высокий – у 11 человек (18%), очень высокий – у 7 человек (12%).

Наглядно результаты представлены на графике, содержащемся на рисунке 2.4

 

Рисунок 2.4 – Процентное соотношение уровней по методике «Градусник» всей по выборке подростков

 

Согласно полученным результатам, низкий уровень более всего присущ по состояниям «Безразличное» (60%), «Дремотное» (40%), «Спокойное». Высокий уровень – состояниям «Радостное» (33%), «Скучное» (32%), «Светлое» (28%). Можно сказать, что судя по полученным данным у испытуемых в домашней обстановке преобладают положительные и нейтральные эмоции. Хотя при этом может прослеживаться весь спектр состояний на разных уровнях интенсивности переживания.

Таблица 2.5 – Результаты по методике «Градусник» по выборке подростков из полных семей

Уровень

Восторженное

радостное

Светлое

Спокойное

Безразличное

Дремотное

Неудовлетворительное

Раздраженное

Пресыщенное

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

 

Н

7

23

4

13

4

13

7

23

8

27

9

30

13

43

8

27

9

30

7

23

 

НВ

11

37

9

30

12

40

8

27

6

20

6

20

3

10

12

40

3

10

15

50

 

В

6

20

5

17

5

17

6

20

8

27

4

13

7

23

5

17

9

30

4

13

 

ОВ

6

20

12

40

9

30

9

30

8

27

11

37

7

23

5

17

9

30

4

13

 

Согласно данным таблицы 2.5. по результатам диагностики по методике «Градусник» у подростков из полных семей по состоянию «Восторженное» низкий уровень диагностирован у 8 человек (13%), невысокий – у 27 человек (45%), высокий – у 17 человек (28%), очень высокий – у 8 человек (13% от выборки).

По состоянию «Радостное» низкий уровень диагностирован у 9 человек (15%), невысокий – у 15человек (25%), высокий – у 16 человек (27%), очень высокий – у 20 человек (33%).

По состоянию «Светлое» низкий уровень диагностирован у 7 человек (12%), невысокий – у 21человек (35%), высокий – у 15 человек (25%), очень высокий – у 17 человек (28%).

По состоянию «Спокойное» низкий уровень диагностирован у 16 человек (27%), невысокий – у 13 человек (22%), высокий – у 18 человек (30%), очень высокий – у 13 человек (22%).

По состоянию «Безразличное» низкий уровень диагностирован у 18 человек (60%), невысокий – у 12 человек (20%), высокий – у 15 человек (25%), очень высокий – у 15 человек (25%).

По состоянию «Скучное» низкий уровень диагностирован у 17 человек (28%), невысокий – у 15 человек (25%), высокий – у 9 человек (15%), очень высокий – у 19 человек (32%).

По состоянию «Дремотное» низкий уровень диагностирован у 24 человек (40%), невысокий – у 9 человек (15%), высокий – у 11 человек (18%), очень высокий – у 16 человек (27%).

По состоянию «Неудовлетворительное» низкий уровень диагностирован у 15 человек (25%), невысокий – у 19 человек (32%), высокий – у 16 человек (27%), очень высокий – у 10 человек (17%).

По состоянию «Раздраженное» низкий уровень диагностирован у 15 человек (25%), невысокий – у 10 человек (17%), высокий – у 20 человек (33%), очень высокий – у 15 человек (25%).

По состоянию «Пресыщенное» низкий уровень диагностирован у 17 человек (28%), невысокий – у 25 человек (42%), высокий – у 11 человек (18%), очень высокий – у 7 человек (12%).

Наглядно результаты представлены на рисунке 2.5.

 

Рисунок 2.5 – Процентное соотношение уровней по методике «Градусник» всей выборке подростков из полных семей

 

Низкие уровни более характерны по таким эмоциональным состояниям «Дремотное» (43% испытуемых), «Скучное» (30% испытуемых), «Раздраженное (30%).

Высокие уровни более характерны по состояниям «Радостное» (40% испытуемых), «Скучное» (37% испытуемых), «Светлое» (30%), «Раздраженное (30%).

Можно сказать, что для большинства испытуемых характерно преобладание положительных эмоций, когда они находятся в домашней обстановке. Негативные же эмоциональные состояния хоть и могут иметь место, переживаются не так интенсивно.

В таблице 2.6. отражены полученные в ходе обследования данные по вышеуказанной методике по выборке подростков, проживающих в неполных семьях.

Таблица 2.6 – Результаты по методике «Градусник» по выборке подростков из неполных семей

Уровень

Восторженное

Радостное

светлое

спокойное

безразличное

скучное

Дремотное

неудовлетворительное

Раздраженное

Пресыщенное

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

 

Н

1

3

5

17

3

10

9

30

10

33

8

27

11

37

7

23

6

20

10

33

 

НВ

16

53

6

20

9

30

5

17

6

20

9

30

6

20

7

23

7

23

10

33

 

В

11

37

11

37

10

33

12

40

7

23

5

17

4

13

11

37

11

37

7

23

 

ОВ

2

7

8

27

8

27

4

13

7

23

8

27

9

30

5

17

6

20

3

10

 

 

По состоянию «Восторженное» низкий уровень диагностирован у 1 человека (3%), невысокий – у 16 человек (53%), высокий – у 11 человек (37%), очень высокий – у 2 человек (7%).

По состоянию «Радостное» низкий уровень диагностирован у 5 человек (17%), невысокий – у 6 человек (20%), высокий – у 11 человек (37%), очень высокий – у 8 человек (27%).

По состоянию «Светлое» низкий уровень диагностирован у 3 человек (10%), невысокий – у 9человек (30%), высокий – у 10 человек (33%), очень высокий – у 8 человек (27%).

По состоянию «Спокойное» низкий уровень диагностирован у 9 человек (30%), невысокий – у 5 человек (17%), высокий – у 12 человек (40%), очень высокий – у 4 человек (13%).

По состоянию «Безразличное» низкий уровень диагностирован у 10 человек (33%), невысокий – у 6 человек (20%), высокий – у 7 человек (23%), очень высокий – у 7 человек (23%).

По состоянию «Скучное» низкий уровень диагностирован у 8 человек (27%), невысокий – у 9 человек (30%), высокий – у 5 человек (17%), очень высокий – у 8 человек (27%).

По состоянию «Дремотное» низкий уровень диагностирован у 11 человек (37%), невысокий – у 6 человек (20%), высокий – у 4 человек (13%), очень высокий – у 9 человек (30%).

По состоянию «Неудовлетворительное» низкий уровень диагностирован у 7 человек (23%), невысокий – у 7 человек (23%), высокий – у 11 человек (37%), очень высокий – у 5 человек (17%).

По состоянию «Раздраженное» низкий уровень диагностирован у 6 человек (20%), невысокий – у 7 человек (23%), высокий – у 11 человек (37%), очень высокий – у 6 человек (20%).

По состоянию «Пресыщенное» низкий уровень диагностирован у 10 человек (33%), невысокий – у 10 человек (33%), высокий – у 7 человек (23%), очень высокий – у 3 человек (10%).

Наглядно результаты представлены на рисунке 2.6.

Рисунок 2.5 – Процентное соотношение уровней по методике «Градусник» всей выборке подростков из неполных семей

Согласно полученным данным низкие уровни более всего сформировались по таким эмоциональным переживаниям как «Дремотное» (37% испытуемых), «Пресыщенное» (33%), «Безразличное» (33%).

Высокие уровни более всего характерны для таких эмоциональных переживаний как «Дремотное» (30%), «Светлое» (27%), «Радостное» (27%).

Таким образом для подростков из неполных семей в домашней обстановке также характерны в большей степени переживания положительных эмоций.

Рассмотрим результаты по методике ЦТО (Цветовой тест отношений). Они содержатся в таблице 2.7.

Таблица 2.7 – Результаты по методике ЦТО

Выборка

Отношение к матери

Отношение к отцу

Негативное

нейтральное

позитивное

негативное

Нейтральное

Позитивное

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

АВ

%

Полные семьи

6

20

6

20

18

60

4

13

10

33

16

53

Неполные семьи

6

20

7

23

17

57

14

47

9

30

7

23

Всего

12

20

13

22

35

58

18

30

19

32

23

38

 

Таким образом, негативное отношение к матери сформировано у 12 человек (20% от выборки), из которых – 6 детей из полных семей (20%), 6 детей – из неполных (20%).

Нейтральное отношение к матери сформировалось у 13 человек (22% от выборки), из них – из полных семей 6 человек (20%), из неполных – 7 (23%).

Позитивное отношение к матери сформировано у 35 человек (58% от выборки), из них – из полных семей 18 человек (60%), из неполных – 17 (57%).

Таким образом, негативное отношение к отцу сформировано у 18 человек (30% от выборки), из которых – 4 детей из полных семей (13%), 14 детей – из неполных (47%).

Нейтральное отношение к матери сформировалось у 19 человек (32% от выборки), из них – из полных семей 10 человек (33%), из неполных – 9 (30%).

Позитивное отношение к матери сформировано у 23 человек (38% от выборки), из них – из полных семей 16 человек (53%), из неполных – 7 (23%).

На рисунке 2.7 отражены результаты диагностики эмоционального отношения к матери у испытуемых.

 

Рисунок 2.7 – Результаты диагностики эмоционального отношения к матери у испытуемых

 

Таким образом, для большинства испытуемых сформировано позитивное эмоциональное отношение к матери (60% подростков из полных семей, и 57% – из неполных). Менее всего сформировано негативное эмоциональное отношение (20% подростков из полных семей и 20% из неполных).

На рисунке 2.8 отражены результаты диагностики эмоционального отношения к отцу у испытуемых.

Рисунок 2.8 – Результаты диагностики эмоционального отношения к отцу у испытуемых

 

Таким образом, для подростков из полных семей более всего характерно позитивное эмоциональное отношение к отцу (53% от выборки), а для испытуемых из неполных семей – негативное (47% респондентов). Следовательно, у подростков из неполных семей сформировано более негативное отношение к отцу, и мы связываем это с тем, что испытуемые из неполных семей не проживают вместе с отцами.

В целом по выборке более всего, низкий уровень сформировался в переживании таких эмоций как гнев (52%), страх (37%), удивление (35%). То есть эти эмоции были самые нехарактерные для участников обследования. Более всего испытуемых с высоким уровнем переживания таких эмоций как интерес (33%), и «вина» (33%). В выборке подростков из полных семей уровень более всего сформирован в переживании таких эмоций как гнев (53%), страх (40%), презрение (43%). Высокий уровень более всего сформирован по эмоциям: удивление (40%), вина (62%), стыд (37%). В выборке подростков из неполных семей низкий уровень сформировался у большинства испытуемых по переживанию гнева (50%), удивления (43%),радости (40%). Высокие уровни более всего сформированы относительно переживания таких эмоций как отвращение (40%), вина (30%), презрение (30%).

По всей выборке исследования низкий уровень более всего превалирует по состояниям «Безразличное» (60%), «Дремотное» (40%), «Спокойное». Высокий уровень – состояниям «Радостное» (33%), «Скучное» (32%), «Светлое» (28%). У подростков как из полных, так и из неполных семей, в домашней обстановке также характерны в большей степени переживания положительных эмоций.

Для подростков из полных семей более характерно позитивное эмоциональное отношение к отцу (53% от выборки), а для испытуемых из неполных семей – негативное (47% респондентов).

 

 

2.3. Выявление особенностей эмоциональных переживаний у подростков из неполных семей

 

В проводимом исследовании выдвинута основная гипотеза о том, что существуют особенности эмоциональных переживаний подростков из неполных семей.

В целях проверки гипотезы были использованы методы статистической обработки данных, а в частности U-критерий Манна-Уитни.

U-критерий Манна-Уитни это статистический критерий, который применяется для оценки различий между двумя независимыми выборками по уровню какого-либо признака, измеренного количественно, а также позволяет обнаружить различия в значении параметра между малыми выборками.Этот метод определяет, достаточно ли мала зона перекрещивающихся значений между двумя рядами (ранжированным рядом значений параметра в первой выборке и таким же во второй выборке). Чем меньше значение критерия, тем больше вероятность, что различия между значениями параметра в выборках достоверны [32].

Таким образом, мы произвели расчет статистических различий эмоциональных переживаний у подростков из полных и неполных семей. Все расчеты производились в программном пакете Statistica 8.0. Результаты расчетов различий содержатся в таблице 2.8 и приложении 5.

Таблица 2.8 – Статистически значимые различия эмоциональных переживаний у подростков из полных и неполных семей

Шкала

Ранговая сумма

(полные семьи)

Ранговая сумма

(полные семьи)

Коэффициент U

Уровень значимости р

Отношение к отцу

2065,5

1174,5

302,5

0,028466

 

Таким образом, по итогам расчетов были обнаружены только статистически значимые различия в эмоциональном отношении к отцу у подростков из полных и неполных семей (Ранговая сумма(полные семьи)>Ранговая сумма(неполные семьи); U=302,5; р<0,05.

На диаграмме размаха на рисунке 2.9 наглядно отражены данные различия.

 

2.9 – Различия эмоционального отношения к отцу у подростков из полных и неполных семей

 

Таким образом, можно говорить о том, что подростки из полных семей испытывают более позитивные эмоции по отношению к отцу, чем подростки из неполных семей. Мы связываем это с тем, что подростки, проживающие с матерью, реже видят отца, чаще могут слышать от матери негативные отзывы об отце, реже общаются с отцами, у них выстроены с отцами затруднительные отношения. Здесь могут значительную роль играть и причины развода родителей и сложившиеся с отцом отношения до момента развода и отношения с отцом которые сложились после развода родителей.

Таким образом, выдвинутая в исследовании основная гипотеза, о том, что существуют особенности эмоциональных переживаний подростков из неполных семей, подтвердилась частично. А именно: подростки из полных семей испытывают более позитивные эмоции по отношению к отцу, чем подростки из неполных семей. По другим показателям различий выявлено не было.

При помощи статистических методов обработки данных была осуществлена проверка частной гипотезы исследования. Для проверки частной гипотезы о том, что чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями, был применен критерий ранговой корреляции Спирмена.

Этот коэффициент целесообразно использовать: при наличии небольшого числа наблюдений; при сопоставлении как количественных, так и качественных (атрибутивных или описательных) признаков; в случаях, когда сопоставляемые данные носят приближенный характер [32]. Выбор критерия был обусловлен объемом выборки (30 человек).

Таким образом, в таблице 2.9, а также приложении 5 настоящего исследования отображены полученные результаты статистических расчетов взаимосвязи стажа развода родителей и эмоционального отношения к отцу у подростков из неполных семей.

Таблица 2.9 – Результаты расчетов взаимосвязи стажа развода родителей и эмоционального отношения к отцу у подростков из неполных семей.

Переменные

Значение корреляции R

Сила связи

Направление

Уровень значимости (р)

Стаж развода и отношение к отцу

-0,659579

Умеренная

Отрицательное

0,000073

 

Согласно полученным в ходе расчетов данным, выявлена статистически высоко значимая умеренная взаимосвязь стажа развода родителей и эмоционального отношения к отцу (R?-0,66; p<0,01). Из чего следует, чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей. На наш взгляд причина этой взаимосвязи заключается в том, что чем дольше ребенок живет без отца, тем ниже его эмоциональная привязанность с одной стороны. С другой стороны, на негативное отношение к отцу могут способствовать негативные установки со стороны близких (в том числе, матери) по отношению к отцу, определенный негативный образ отца, сложившийся в детстве, отсутствие общения с отцом и т.д. Чем меньше времени прошло с момента развода, тем больше эмоциональная привязанность подростка, подросток уже осознает, что развод родителей – это не причина не любить отца. С другой стороны это может быть обусловлено и большей привязанностью отца к ребенку.

Таким образом, частная гипотеза исследования также подтвердилась: чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями.

 

 

 

 

Выводы

 

Согласно результатам эмпирического исследования, можно сделать вывод о том, что:

1. В целом по выборке более всего, низкий уровень сформировался в переживании таких эмоций как гнев (52%), страх (37%), удивление (35%). То есть эти эмоции были самые нехарактерные для участников обследования. Более всего испытуемых с высоким уровнем переживания таких эмоций как интерес (33%), и «вина» (33%). В выборке подростков из полных семей уровень более всего сформирован в переживании таких эмоций как гнев (53%), страх (40%), презрение (43%). Высокий уровень более всего сформирован по эмоциям: удивление (40%), вина (62%), стыд (37%). В выборке подростков из неполных семей низкий уровень сформировался у большинства испытуемых по переживанию гнева (50%), удивления (43%),радости (40%). Высокие уровни более всего сформированы относительно переживания таких эмоций как отвращение (40%), вина (30%), презрение (30%).

По всей выборке исследования низкий уровень более всего присущ по состояниям «Безразличное» (60%), «Дремотное» (40%), «Спокойное». Высокий уровень – состояниям «Радостное» (33%), «Скучное» (32%), «Светлое» (28%). У подростков как из полных, так и из неполных семей в домашней обстановке также характерны в большей степени переживания положительных эмоций.

Для подростков из полных семей более всего характерно позитивное эмоциональное отношение к отцу (53% от выборки), а для испытуемых из неполных семей – негативное (47% респондентов).

2. В проводимом исследовании выдвинута основная гипотеза о том, что существуют особенности эмоциональных переживаний подростков из неполных семей. В целях проверки гипотезы были использованы методы статистической обработки данных, а в частности U-критерий Манна-Уитни. Была выдвинута частная гипотеза том, что чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями. Для проверки частной гипотезы был применен критерий ранговой корреляции Спирмена.  

Выдвинутая в исследовании основная гипотеза подтвердилась частично. А именно: подростки из полных семей испытывают более позитивные эмоции по отношению к отцу, чем подростки из неполных семей. По другим показателям различий выявлено не было. Частная гипотеза исследования также подтвердилась: чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями.

 

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Теоретический анализ по изучаемой проблеме позволил заключить, что в «эмоциональную сферу» человека входят, различные типы эмоциональных явлений, – такие, как эмоциональный тон ощущений, эмоциональная реакция (или эмоциональный процесс), эмоциональные состояния, эмоционально-личностные качества. Эмоциями считают более простое, непосредственное переживание в данный момент, связанное с удовлетворением или неудовлетворением потребностей. Чувства – это наиболее сложные, постоянные, устоявшиеся отношения человека. Переживание – это атрибут акта сознания, не содержащий образа отражаемого и проявляющийся в форме удовольствия или неудовольствия (страдания), напряжения или разрешения, возбуждения или успокоения.

Для эмоциональной сферы подростков характерны:очень большая эмоциональная возбудимость; большая устойчивость эмоциональных переживаний; повышенная готовность к ожиданию страха, проявляющая в тревожности; противоречивость чувств; возникновение переживания по поводу оценки других и самооценки; сильно развитое чувство принадлежности к группе; предъявление высоких требований к дружбе. Переход к подростковому возрасту характеризуется глубокими изменениями условий, влияющих на личностное развитие ребенка. Они касаются физиологии организма, отношений, складывающихся у подростков с взрослыми людьми и сверстниками, уровня развития познавательных процессов, интеллекта и способностей. Во всем этом намечается переход от детства к взрослости.

Анализ теоретических работ по проблеме психологических особенностей из неполных семей позволяет сделать вывод о том, что влияние семьи на личность подростка различно. Так одни исследователи говорят об остро негативных последствиях воспитания ребенка в неполной семье. Другие – указывают на то, что структура современной семьи изменилась, что некоторые стереотипы, сложившиеся в обществе по отношению к отцу ребенка. Те же исследования, которые прицельно исследуют неполную семью, чаще всего предвзяты, т.к. изначально постулируют, что неполная семья это плохо. Что говорит о том, что имеющиеся знания особенностей подростков из неполных семей нуждается в более подробном изучении.

Было подготовлено и проведено эмпирическое исследование по изучаемой проблеме. Согласно результатам эмпирического исследования, можно сделать вывод о том, что:

В целом по выборке более всего, низкий уровень сформировался в переживании таких эмоций как гнев, страх, удивление. То есть эти эмоции были самые нехарактерные для участников обследования. Более всего испытуемых с высоким уровнем переживания таких эмоций как интерес, и «вина». В выборке подростков из полных семей уровень более всего сформирован в переживании таких эмоций как гнев, страх, презрение. Высокий уровень более всего сформирован по эмоциям: удивление, вина, стыд. В выборке подростков из неполных семей низкий уровень сформировался у большинства испытуемых по переживанию гнева, удивления, радости. Высокие уровни более всего сформированы относительно переживания таких эмоций как отвращение, вина, презрение.

По всей выборке исследования низкий уровень более всего присущ по состояниям «Безразличное», «Дремотное», «Спокойное». Высокий уровень – состояниям «Радостное», «Скучное», «Светлое». У подростков как из полных, так и из неполных семей в домашней обстановке также характерны в большей степени переживания положительных эмоций.

У большинства испытуемых, как с полных, так и с неполных семей сформировано положительное эмоциональное отношение к матери. Для подростков из полных семей более всего характерно позитивное эмоциональное отношение к отцу, а для испытуемых из неполных семей – негативное.

В проводимом исследовании выдвинута основная гипотеза о том, что существуют особенности эмоциональных переживаний подростков из неполных семей. В целях проверки гипотезы были использованы методы статистической обработки данных, а в частности U-критерий Манна-Уитни. Была выдвинута также и частная гипотеза том, что чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями. Для проверки частной гипотезы был применен критерий ранговой корреляции Спирмена.  

Выдвинутая в исследовании основная гипотеза подтвердилась частично. А именно: подростки из полных семей испытывают более позитивные эмоции по отношению к отцу, чем подростки из неполных семей. По другим показателям различий выявлено не было. Частная гипотеза исследования также подтвердилась: чем больше времени прошло с момента развода родителей, тем более негативное эмоциональное отношение к отцу сформировано у подростков из неполных семей, проживающих с матерями.

Полученные результаты исследования могут быть использованы в педагогическом процессе, представителями психологической службы, в тренинговых программах, а также при подготовке курсов по социальной, возрастной и педагогической психологии.

 

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ

 

1.   Абрамова, А.В. Эмоции в свете психологии морали / А.В. Абрамова // Известия Тульского государственного университета. Гуманитарные науки. – 2014. – № 3. – С. 3-10.

2.   Аверин, В.А. Психология детей и подростков / В.А. Аверин. – СПб.: Изд-воМихайлова В.А.,1998. – 314 с.

3.   Андреева Т. Семейная психология / Т. Андреева –  СПб.: Питер, 2004. – 356 с.

4.   Андреева, Г.М. Социальная психология / Г.М. Андреева. – М.: МГУ, 1980. – 416 с.

5.   Асмолов, А.Г. Психология личности. Принципы общепсихологического анализа / А.Г. Асмолов. ? М.: Смысл, Академия, 2002. ? 416 с.

6.   Богословский, В.И. Общая психология / В.И. Богословский. – М.: Просвещение, 1973. – 452 с.

7.   Божович, Л. И. Личность и ее формирование в детском возрасте /Л.И. Божович. – СПб: Питер, 2008. ? 400 с.

8.   Божович, Л. И. О нравственном развитии и воспитании детей // Вопросы психологии / Л. Божович, Т. Конникова – 1975. – № 3. – С. 78-93.

9.   Бойко, В.В. Энергия эмоций в общении: взгляд на себя и других / В.В. Бойко. – М.: Наука, 1996. – 211 с.

10. Варга, А.Я. Системная семейная психотерапия / А.Я. Варга. – СПб.: Бахрах-М, 2001. – 412 с.

11. Василюк, Ф.Е. Психология переживания / Ф.Е. Василюк. – М.: М-издат, 2016. – 344 с.

12. Выготский, Л.С. Мышление и речь // Хрестоматия по общей психологии. Психология мышления / Л. Выготский; под ред. Гиппенрейтер Ю.Б., Петухова В.М.—М.: МГУ.,1981. с. 153–175.

13. Гиппенрейтер, Ю.Б. Введение в общую психологию. ? М.: «Черо»/ Ю.Б. Гиппенрейтер, 2002. ? 336 с.

14. Гозман, Л.Я. Психология эмоциональных отношений / Л.Я. Гозман. –М.: МГУ, 2007 – 597с.

15. Дьяченко, М.И. Психология высшей щколы / М.И. Дьяченко, Л.А. Кандыбович. – Минск: БГУ, 2006. – 488 с.

16. Зверева, Т.В. Концепция психологических взглядов К.К. Платонова / Т.В. Зверева // Вестник РГГУ. – 2011. - №4. – С.26-31.

17. Зинченко, В.П. Человек развивающийся. Очерки российской психологии / В. Зинченко, Е. Моргунов. – М.: Тривола, 2014. – 304 с.

18. Иванова, Е.С. Психология эмоций: перспективы экспериментальных исследований / Е.С. Иванова, Д.В. Люсин // Научный диалог. – 2012. – № 11. – С. 137-143.

19. Изард, К.Э. Психология эмоций / К.Э. Изард. – СПб.: Питер, 2011. – 460 с.

20. Ильин, Е.П. Дифференциальная психофизиология мужчины и женщины / Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2003. – 544 с.

21. Ильин, Е.П. Эмоции и чувства / Е.П. Ильин. – СПб.: Питер, 2002. – 740 с.

22. Калинина, О.Г. Влияние образа отца на эмоциональное благополучие и полоролевую идентичность подростков / О.Г. Калинина, А.Б. Холмогорова // Вопросы психологии. – 2007. – № 1. – С. 15-26.

23. Кожевникова, И.Ю. Духовно-нравственное воспитание подростков и юношества в культурноохранной и православно-просветительской деятельности: автореф. дис. …канд. пед. наук: 13.00.15 / И.Ю. Кожевникова; Омский государственный университет. – Омск, 2006. – 52 с.

24. Костандов, Э.А. Восприятие и эмоции / Э.А. Костандов. – М.: Просвещение,1997. – 190с.

25. Кошанская, А.Г. Особенности эмоционально-личностной сферы подростков с агрессивными и враждебными реакциями / А.Г. Кошанская // Вектор науки. – 2011. – С. 172-175

26. Леонтьев, А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. – М.: Бахрах-М, 2011. – 511 с.

27. Ломов, Б.Ф. Проблема общения в психологии. // Проблема общения в психологии / Б.Ф. Ломов. – М. 1981. –С. 3–23.

28. Майерс, Д. Социальная психология / Д. Майерс. – СП-б: Питер, 1998. – 688с.

29. Максимов, Н. Поделись с товарищем / Н. Максимов // Наука и здоровье, 11 - 17 сентября 2006. – № 35 (113). –С. 33-41.

30. Обозов, Н.Н. Психические процессы и функции в условиях индивидуальной и совместной деятельности // Проблема общения в психологии / Н.Н. Обозов; под ред. Ломова Б.Ф. – М., 1981. –С. 24–45.

31. Палмер, Д. Эволюционная психология. Секреты поведения HomoSapiens / Д. Палмер, Л. Палмер. ? М.: Прайм-Еврознак, 2003. ? 384 с.

32. Пашкевич, О.И. Статистическая обработка эмпирических данных в системе STATISTIKA: учеб.-метод. пособие / О.И. Пашкевич. – Минск: РИПО, 2007. – 148 с.

33. Петровский, А.В. Психология. Словарь / А.В. Петровский, М.Г. Ярошевский. – М.: Пер Сэ, 2006. – 638 с.

34. Поливанова, К.Н. Психология возрастных кризисов / К. Н. Поливанова. – М.: Академия, 2000. – 182 с.

35.  Психология человека от рождения до смерти / Под общ.ред. А.А. Реана. – СПБ.: Прайм-Еврознак, 2010. – 656 с.

36. Вилюнас, В.Психология эмоций: Хрестоматия: Учеб.пособие для студ. вузов / В. Вилюнас. – Санкт-Петербург: Питер, 2004. – 496 с.

37. Пырьев, Е.А. Эмоции в системе психического отражения и мотивации поведения человека / Е.А. Пырьев // Вестник Оренбургского гос. ун-та. – 2012. – № 2 (138). – С. 232-236.

38.  Ремшмидт, Х. Подростковый и юношеский возраст: Проблемы становления личности. – М.: КЛАСС, 2006. – 424 с.

39. Рогов, Е.И. Эмоции и воля / Е.И. Рогов. – М.: Владос, 2001. – 239 с.

40. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: Питер, 2002. – 720 с.

41. Семейно-бытовая культура: Пособие для слушателей университетов /Д. И. Водзинский, А. И. Кочетов, К. А. Кулинкович и др.: Под ред. Д. И. Водзинского. – Мн. Народная асвета, 2005. – 256 с.

42. Симонов, П.В. Эмоциональный мозг / П.В. Симонов. – М: Прогресс, 1981. – 366 с.

43. Соколов, Е.Н. Физиология высшей нервной деятельности / Е.Н. Соколов. – М.: Академия, 2008. – 402 с.

44. Сырицо, Т.Г. Эмоциональность как профессионально-важное качество учителя: автореф. дис. … канд. психол. наук: 19.00.07 / Т.Г. Сырицо; СПбГУ. – СПб, 2007. – 160 с.

45. Тайсон, Ф. Психоаналитические теории развития/ Ф. Тайсон, Р. Тайсон. – Екатеринбург: Деловая книга, 1998. – 528 с.

46. Фетискин, Н.П. Социально-психологическая диагностика развития личности и малых групп / Н.П. Фетискин, В.В. Козлов, Г.М. Мануйлов. – М.: Изд-во Института Психотерапии, 2002. – 639 с.

47. Фигдор, Г. Дети разведенных родителей / Г. Фигдор. – М.: Наука, 1995. – 4006 с.

48. Фрейд, З. Избранное / З. Фрейд. – Ростов-на-Дону: Феникс, 2008. – 352 с.

49. Фресс, П. Экспериментальная психология / П. Фресс, Ж. Пиаже. – М.: Прогресс, 1975. – 325 с.

50. Фромм, Э. Душа человека / Э. Фромм. – М.: Республика, 1992. ? 430 с.

51. Харламенкова, Н.Е. Роль отца в дифференциации гендерной идентичности / Н.Е. Харламенкова // Психологический журнал. – 2007. – Т. 28. – № 3. – С. 56-64.

52. Харламов, И.В. Педагогика / И.В. Харламов. – М.: Высшая школа, 1990.

53. Эйдемиллер, Э.Г. Семейная психотерапия / Э. Эйдемиллер, В. Юстицкий. – Л.: Медицина, 1989.– 192 с.

54. Экман, П. Психология эмоций. Я знаю, что ты чувствуешь / П. Экман. – СПб.: Питер, 2011. – 334 с.

55.  

ПРИЛОЖЕНИЕ 1

Шкала дифференциальных эмоций (К. Изард)

 

Предназначена для выявления основных эмоций. Теоретической основой является модель К. Изарда, согласно к-рой существуют 10 фундаментальных эмоций, определяющие компонентный состав самых разнообразных проявлений эмоциональной жизни человека. К ним относятся эмоции интереса/возбуждения, радости/удовольствия, удивления, горя/страдания, гнева/ярости, отвращения, презрения, страха/ужаса, стыда/застенчивости, вины/раскаяния.

Методика ШДЭ восполняет существующий в прикладной психодиагностике дефицит средств, позволяющих получить одномоментный срез целой палитры текущих эмоциональных переживаний. Использование такого методического инструмента дает возможность анализировать аффективные компоненты регуляции текущей деятельности и общения, которые отражают особенности проецирования мотивационных установок в наличной ситуации.

В состав методики ШДЭ включено 30 пунктов – частных монополярных шкал, представленных прилагательными и краткими деепричастными оборотами, соответствующими разным оттенкам эмоциональных переживаний («внимательный», «радостный», «унылый», «чувствующий неприязнь», «напуганный» и т. п.).

Респонденту предлагается оценить степень выраженности каждого эмоционального переживания по пятибалльной шкале –  от полного отсутствия (1 балл) до максимально сильного (5 баллов). Для оценки каждой из 10 фундаментальных эмоций, составляющих набор базовых показателей методики, используются по 3 частные шкалы. Количественные значения по каждому исходному показателю рассчитываются на основе суммации баллов по 3 частным шкалам, характеризующим степень выраженности опр. эмоции.

 Удобной формой для качественного анализа результатов является построение «профиля эмоций» по всем 10 базовым показателям, пики на котором соответствуют наиболее ярко окрашенным видам аффективных переживаний. 

Таблица П.1.1 – Бланк к методике ШДЭ

Шкалы эмоций и понятий

Сумма

Эмоция

Внимательный

Концентрированный

Собранный

 

1. Интерес

Наслаждающийся

Счастливый

Радостный

 

2. Радость

Удивленный

Изумленный

Пораженный

 

3. Удивление

Унылый

Печальный

Сломленный

 

4. Горе

Взбешенный

Гневный

Безумный

 

5. Гнев

Чувствующий неприязнь

Чувствующий отвращение

Чувствующий омерзение

 

6. Отвращение

Презрительный

Пренебрегающий

Надменный

 

7. Презрение

Пугающий

Страшный

Сеющий панику

 

8. Страх

Застенчивый

Робкий

Стыдливый

 

9. Стыд

Сожалеющий

Виноватый

Раскаивающийся

 

10. Вина


 

ПРИЛОЖЕНИЕ 2

Самооценка эмоциональных состояний с помощью методики «Градусник»

 

Методика разработана Н. П. Фетискиным и предназначена для выявления эмоциональных состояний «здесь и сейчас». Она может использоваться в процессе учебных занятий и трудовой деятельности. Достоинством методики является быстрая фиксация состояний в их динамике.

Инструкция. Перед вами на бланке изображен медицинский градусник, на котором имеется несколько шкал, соответствующих тому или иному эмоциональному состоянию. Деления на шкалах соответствуют тому или иному уровню вашего состояния. Выберите ту шкалу, которая в наибольшей степени соответствует Вашему состоянию в данный момент, и пометьте любым знаком на этой шкале градусника «температуру» имеющегося в данный момент состояния.

Шкалы градусника соответствуют следующим состояниям: восторженному, радостному, светлому (приятному); спокойному, уравновешенному; безразличному, скучному, дремотному; раздраженному, пресыщенному

Интерпретация данных:

Расположение знака до 36 градусов соответствует слабой выраженности состояния, от 36 до 37 градусов - средней выраженности состояния, от 37 до 38 градусов - высокой выраженности, а от 38 до 39 градусов - очень высокой выраженности данного эмоционального состояния.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 3

Цветовой тест отношений (А.М. Эткинд)

 Цветовой тест отношений (ЦТО) является клинико-диагностическим методом, предназначенным для изучения эмоциональных компонентов отношений человека к значимым для него людям и отражающим как сознательный, так и частично неосознаваемый уровни этих отношений. В.Н. Мясищева, идеи Б.Г. Ананьева об образной природе психических структур любого уровня и сложности и представления А.Н.Леонтьева о чувственной ткани смысловых образований личности.

В соответствии с этими теоретическими положениями, отношения личности, регулирующие сложнейшие процессы ее общения и деятельности, имеют чувственную, наглядно-образную психическую природу. Взаимоотношения чувственной ткани отношений с их вербальными компонентами определяют степень и качество их осознания самим индивидом. В частности, расхождение между чувственными и вербальными компонентами отношений определяет неадекватное осознание этих отношений, характерное для невротических конфликтов и нарушений эмоционально-аффективной сферы.

Для задач эксперсс-диагностики может быть использован краткий вариант ЦТО. Тестовая ситуация заключается в следующем: испытуемому предлагается назвать (для ребенка – записать на листе бумаги) 8 значимых в его жизни ситуаций, людей, явлений. Например, мама, перемена, семья, оценка, выговор и т.д. Экспериментатор предлагает рассказать о них, о своих отношениях с ними, чувствах. Далее ему предлагается выбрать к каждой вышеназванной ситуации наиболее подходящий цвет из 8 стандартных цветов Люшера. Использование теста с детским контингентом предполагает возможным процедуру раскладывания, приклеивания цветовых карточек к соответствующей ситуации.

Интерпретация результатов основывается на следующих процедурах: а) интерпретация эмоционально-личностного значения каждой цветовой ассоциации, на основе чего может быть составлено представление о содержательных особенностях отношения. Конкретное значение цветов в качестве индикаторов эмоциональных компонентов отношений опирается на их интерпретацию в 8-цветовом тесте Люшера.

Важнейшим моментом должно быть сопоставление цветов, ассоциируемых испытуемым с каждой ситуацией, с их местом, рангом в раскладке собственных предпочтений. Если с некоторым лицом, ситуацией ассоциируются цвета, занимающие первые места в раскладке по предпочтению, значит, к данному лицу, ситуации индивид относится положительно, эмоционально принимает его, удовлетворен соответствующим отношением. И, наоборот, если с ними ассоциируются цвета, занимающие последние места в раскладке по предпочтению, испытуемый относится к ним негативно, эмоционально отвергает.

 Формальным показателем этого является ранг цвета, ассоциируемого в раскладке по предпочтению с данной ситуацией. Эта цифра может меняться от 1 до 8. б) сравнение осознаваемого и неосознаваемого компонентов отношения на основе анализа соответствия вербальных характеристик и цветовых ассоциаций каждой ситуации. Выявляются диссонансные, противоречивые отношения: к примеру: «Мама – добрая, ласковая, заботится» – цветовая ассоциация – фиолетовый цвет. Так выясняется бессознательный план переживания своих ролей в семье, в группе сверстников. Сопоставляя устные высказывания детей о себе и их цветовые ассоциации, выявляется степень их согласования.

Диагностическим признаком этих представлений являются: разные цвета, размеры, расположение в пространстве, что отражает характер реальных отношений. Методика позволяет выявить «желанные отношения»: «А теперь представь, как бы тебе хотелось». Дошкольники демонстрируют перспективные варианты: к примеру, Паша В.: «Пока так, , но хотелось бы так ».



ПРИЛОЖЕНИЕ 4

 

ПРИЛОЖЕНИЕ 5

Рисунок П.4.1. – Результаты расчетов различий

 

Рисунок П.4.2. – Результаты расчетов взаимосвязей

 

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!