Тема: Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод человека и гражданина: анализ материалов из судебной практики

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Правоохранительные органы
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод человека и гражданина: анализ материалов из судебной практики
Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод человека и гражданина: анализ материалов из судебной практики
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ ГОРОДА МОСКВЫ

"КОЛЛЕДЖ ПОЛИЦИИ"

 

 

 

Специальность 40.02.02. (031001) Правоохранительная деятельность

 

 

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

На тему: Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации по защите прав и свобод человека и гражданина: анализ материалов из судебной практики

 

Выполнила:

 

курсант Коршикова Ирина Александровна

 

 

 

Курс   4   взвод_____45______

 

____________________________

 

Подпись

 

Руководитель:

Макеев Павел Николаевич

 

_____________________________

Подпись

Направить на рецензию

Рецензент:

Председатель ПЦК_____________________

_____________________________

Варфоломеева И.А._________________

(Ф.И.О.)

«____»______________ 201_ г.

_____________________________

 

(ученое звание, степень)

Допустить к защите

_____________________________

Зам. директора по УР

Подпись

__________ /_____________/

«___» ____________ 201_ г.

 

 


содержание

Введение.. 3

Глава 1. Характеристика Конституционного Суда Российской Федерации.. 6

1.1 Конституционный суд – как орган конституционного контроля. 6

1.2 Порядок рассмотрения обращения в Конституционный Суд Российской Федерации. Особенности актов Конституционного Суда Российской Федерации  13

Глава 2. Защита основных прав и свобод человека и гражданина на основе материалов судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации.. 21

2.1 Роль Конституционного Суда РФ в реализации международных норм защиты прав и свобод человека и гражданина. 21

2.2 Анализ материалов судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации. 32

Заключение.. 53

Список использованной литературы... 57

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Введение

Актуальность дипломной работы. Провозглашенный в Конституции Российской Федерации[1] базовый принцип признания человека, его жизни, его прав и свобод высшими ценностями государства, имеет конкретное содержание, которое предполагает, что защита прав и свобод человека и гражданина является обязанностью государства. Как известно, одним из основополагающих прав человека является право на судебную защиту, через обращение в суд, т.е. в орган государства, функции которого гарантирует соблюдение конституционных и иных прав человека и гражданина. Непосредственно важную роль в реализации защиты прав и свобод человека и гражданина играет Конституционный Суд Российской Федерации (далее КС РФ). Цель защиты прав и свобод человека не будет достигнута без усиления роли КС РФ как элемента судебной защиты прав и свобод в сравнении и соотношении с другими ее элементами – судами общей юрисдикции, арбитражными судами, конституционными (уставными) судами субъектов РФ, а также Европейским Судом по правам человека.

Анализируя роль Конституционного Суда РФ в защите прав и свобод человека и гражданина и особо выделяя его правозащитную функцию как непосредственно вытекающую из концепции правового государства, конституционного принципа приоритета прав и свобод, мы находим подтверждение этому. Так, в ч. 3 ст. 43 ФКЗ «О Конституционном Суде РФ»[2] – об отказе в принятии обращения к рассмотрению – особо оговаривается: «В случае если акт, конституционность которого оспаривается, был отменен или утратил силу к началу или в период рассмотрения дела, начатое Конституционным Судом Российской Федерации производство может быть прекращено, за исключением случаев, когда действием этого акта были нарушены конституционные права и свободы граждан». сноска на закон Смысл этой важной оговорки состоит в том, чтобы нарушение прав и свобод было устранено в любом случае, а права и свободы были восстановлены. Стоит специально обратить внимание на эту существенную оговорку как воплощающую конституционный принцип приоритетности прав и свобод человека в качестве высшей ценности.

Статистические данные свидетельствуют о большом количестве заявлений в Конституционный Суд РФ, связанные с защитой прав и свобод человека и гражданина в разных категориях. Итак, соблюдаются ли права человека в России? Уверенность в соблюдении прав граждан в 2015 году снизилась на 8%. Если в 2014 году об этом положительно отзывалась почти половина респондентов (44%), то в 2015 году – 36%. По мнению 42% опрошенных в 2015 году, права человека в России не соблюдаются; по сравнению с аналогичными данными 2014 года этот показатель снизился на 4%. Затруднившихся же с определением своей позиции стало больше в два раза (10% в 2014 году и 21% в 2015 году). Результаты данного исследования могут являться ориентиром в деятельности всех органов публичной власти и должностных лиц.

Целью выпускной квалифицированной работы является изучение деятельности Конституционного Суда РФ по защите прав и свобод человека и гражданина. Для достижения этой цели необходимо выполнить следующие задачи:

• Охарактеризовать порядок обращения граждан в Конституционный Суд РФ.

• Осуществить анализ материалов судебной практики решений Конституционного Суда РФ по защите прав и свобод человека и гражданина.

• Рассмотреть правовые последствия решений Конституционного Суда РФ о нарушении прав и свобод человека и гражданина.

Объектом исследования являются конституционные правоотношения, связанные с защитой прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации.

Предметом исследования являются нормы конституционного законодательства, устанавливающие права и свободы человека и гражданина и их судебную защиту.

Методологической основой исследования являются общенаучный метод познания, историко-правовой, системно-правовой, системно – структурный и другие.

Структура выпускной квалификационной работы: введение, две главы, включающие четыре параграфа, заключение, список нормативных правовых актов и литературы.

Объем работы составляет 55 страниц.

 

 

 

Глава 1. Характеристика Конституционного Суда Российской Федерации

1.1 Конституционный суд – как орган конституционного контроля

Конституционный Суд РФ – судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства.

Деятельность Конституционного Суда регулируется непосредственно Конституцией Российской Федерации от 12.12.1993 г., Федеральным Конституционным Законом РФ «О Конституционном Суде РФ» от 21.07.1994 г., ФКЗ РФ «О судебной системе РФ»[3] от 31.12.1996 г., ФЗ «О статусе судей»[4] от 26.06.1992 г., и т.д. Конституционный Суд Российской Федерации состоит из девятнадцати судей, назначаемых на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации. Конституционный Суд Российской Федерации правомочен осуществлять свою деятельность при наличии двух третей от общего числа судей. Полномочия Конституционного Суда Российской Федерации не ограничены определенным сроком.

В целях защиты основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина, обеспечения верховенства и прямого действия Конституции Российской Федерации на всей территории Российской Федерации Конституционный Суд Российской Федерации:

1) разрешает дела о соответствии Конституции Российской Федерации:

а) федеральных законов, нормативных актов Президента Российской Федерации, Совета Федерации, Государственной Думы, Правительства Российской Федерации;

б) конституций республик, уставов, а также законов и иных нормативных актов субъектов Российской Федерации, изданных по вопросам, относящимся к ведению органов государственной власти Российской Федерации и совместному ведению органов государственной власти Российской Федерации и органов государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) договоров между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации, договоров между органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

г) не вступивших в силу международных договоров Российской Федерации;

2) разрешает споры о компетенции:

а) между федеральными органами государственной власти;

б) между органами государственной власти Российской Федерации и органами государственной власти субъектов Российской Федерации;

в) между высшими государственными органами субъектов Российской Федерации;

3) по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного в конкретном деле;

3.1) по запросам судов проверяет конституционность закона, подлежащего применению соответствующим судом в конкретном деле;

4) дает толкование Конституции Российской Федерации;

5) дает заключение о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента Российской Федерации в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления;

5.1) проверяет на соответствие Конституции Российской Федерации вопрос, выносимый на референдум Российской Федерации в соответствии с федеральным конституционным законом, регулирующим проведение референдума Российской Федерации;

6) выступает с законодательной инициативой по вопросам своего ведения;

7) осуществляет иные полномочия, предоставляемые ему Конституцией Российской Федерации, Федеративным договором и федеральными конституционными законами.

Дела по защите прав и свобод граждан, рассмотренные Конституционным Судом, можно разделить на несколько групп – дела, связанные с проверкой:

1) Уголовного и уголовно-процессуального законодательства.

2) Конституционности административного законодательства, ограничивающего право частной собственности.

3) Норм избирательного права.

4) Дела, по рассмотрению жалоб на нарушение трудовых и социальных свобод.

5) Дела, по поводу ограничений жилищных прав граждан.

6) Дела, касающиеся вопросов наследования и гражданства РФ.

Конституционный Суд РФ решает исключительно вопросы права.

Основными принципами деятельности Конституционного Суда Российской Федерации являются независимость, коллегиальность, гласность, состязательность и равноправие сторон[5].

Еще одно направление деятельности Конституционного Суда РФ – толкование Конституции РФ. Это имеет место тогда, когда в Конституционный Суд обращаются Президент РФ, Совет Федерации, Государственная Дума, Правительство РФ, органы законодательной власти субъектов РФ. В данном случае речь идет о прямом толковании Конституции РФ, которое может и не быть связано с проверкой конституционности закона или спора о компетенции. Наконец, в функции Конституционного Суда РФ входит также дача заключения о соблюдении установленного порядка выдвижения обвинения Президента РФ в государственной измене или совершении иного тяжкого преступления. Помимо отмеченных основных полномочий Конституционного Суда РФ, зафиксированных в ст. 125 Конституции РФ, ряд других ее статей определяет еще и такие полномочия, как направление посланий Конституционного Суда Федеральному Собранию (ст. 100), право законодательной инициативы (ст. 104), право присутствия судей Конституционного Суда при принятии присяги Президентом РФ (ст. 82).

Правом на обращение в Конституционный Суд Российской Федерации с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение конституционных прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица, указанные в федеральном законе. К жалобе помимо документов, перечисленных в статье 38 настоящего ФКЗ «О Конституционном Суде РФ», прилагается копия официального документа, подтверждающего применение обжалуемого закона при разрешении конкретного дела. Выдача заявителю копии такого документа производится по его требованию должностным лицом или органом, рассматривающим дело. Жалоба на нарушение законом конституционных прав и свобод допустима, если:

1) закон затрагивает конституционные права и свободы граждан;

2) закон применен в конкретном деле, рассмотрение которого завершено в суде, при этом жалоба должна быть подана в срок не позднее одного года после рассмотрения дела в суде.

Должностные лица, входящие в состав органа:

1) Председатель суда

2) Заместитель Председателя Конституционного Суда РФ

3) Судья-Секретарь

4) Ряд судий КС, занимающихся именно судебными разбирательствами

5) Работники аппарата и иных подразделений

Согласно Ст. 23 ФКЗ «О КС РФ» Председатель Конституционного Суда Российской Федерации назначается на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации сроком на шесть лет из числа судей Конституционного Суда Российской Федерации.

Председатель Конституционного Суда Российской Федерации имеет двух заместителей, которые назначаются на должность Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации сроком на шесть лет из числа судей Конституционного Суда Российской Федерации.

Председатель и заместители Председателя Конституционного Суда Российской Федерации по истечении срока их полномочий могут быть назначены на должность на новый срок.

Председатель и заместители Председателя Конституционного Суда Российской Федерации могут по личному письменному заявлению сложить с себя эти полномочия. Сложение полномочий констатируется решением Конституционного Суда Российской Федерации[6].

Полномочия Председателя или заместителей Председателя Конституционного Суда Российской Федерации могут быть досрочно прекращены Советом Федерации по представлению Президента Российской Федерации в случае, если решением Конституционного Суда Российской Федерации установлено, что Председатель или заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации не исполняет должностные обязанности или исполняет их ненадлежащим образом. Указанное решение Конституционного Суда Российской Федерации принимается большинством не менее двух третей голосов от числа действующих судей Конституционного Суда Российской Федерации тайным голосованием в порядке, установленном Регламентом Конституционного Суда Российской Федерации. Прекращение полномочий Председателя или заместителя Председателя Конституционного Суда Российской Федерации в качестве судьи Конституционного Суда Российской Федерации по основанию, предусмотренному пунктом 1,6,7 или 8 части первой статьи 18 настоящего Федерального конституционного закона, без прекращения его полномочий как Председателя или заместителя Председателя Конституционного Суда Российской Федерации не допускается.

В случае, если должность Председателя или заместителя Председателя Конституционного Суда Российской Федерации окажется вакантной, Председатель или заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации назначается на должность в порядке, установленном настоящей статьей. По истечении срока полномочий Председатель или заместитель Председателя Конституционного Суда Российской Федерации продолжает исполнять свои обязанности до назначения на должность нового Председателя или заместителя Председателя Конституционного Суда Российской Федерации.

На сегодняшний день Председатель Конституционного Суда – Зорькин Валерий Дмитриевич. По новому избранию занял свою должность в пятый раз. Это заслуженный юрист нашей страны, награжденный орденами «За заслуги перед Отечеством» нескольких степеней. Его заместителями являются Хохрякова Ольга Сергеевна и Маврин Сергей Петрович.

Требования, предъявляемые к кандидату на должность судьи КС РФ: судьей Конституционного Суда Российской Федерации может быть назначен гражданин Российской Федерации, достигший ко дню назначения возраста не менее сорока лет, с безупречной репутацией, имеющий высшее юридическое образование и стаж работы по юридической профессии не менее пятнадцати лет, обладающий признанной высокой квалификацией в области права .

Предложения о кандидатах на должности судей Конституционного Суда Российской Федерации могут вноситься Президенту Российской Федерации членами (депутатами) Совета Федерации и депутатами Государственной Думы, а также законодательными (представительными) органами субъектов Российской Федерации, высшими судебными органами и федеральными юридическими ведомствами, всероссийскими юридическими сообществами, юридическими научными и учебными заведениями. Совет Федерации рассматривает вопрос о назначении на должность судьи Конституционного Суда Российской Федерации в срок не позднее четырнадцати дней с момента получения представления Президента Российской Федерации. Каждый судья Конституционного Суда Российской Федерации назначается на должность в индивидуальном порядке тайным голосованием. Назначенным на должность судьи Конституционного Суда Российской Федерации считается лицо, получившее при голосовании большинство от общего числа членов (депутатов) Совета Федерации. Полномочия судьи Конституционного Суда Российской Федерации не ограничены определенным сроком. Предельный возраст пребывания в должности судьи Конституционного Суда Российской Федерации – семьдесят лет. Судья Конституционного Суда Российской Федерации считается вступившим в должность с момента принятия им присяги. Его полномочия прекращаются в последний день месяца, в котором ему исполняется семьдесят лет[7].

Поводом к рассмотрению дела в Конституционном Суде Российской Федерации является обращение в Конституционный Суд Российской Федерации в форме запроса, ходатайства или жалобы, отвечающее требованиям настоящего Федерального конституционного закона. Председатель Конституционного Суда Российской Федерации в порядке, установленном Конституционным Судом Российской Федерации, поручает одному или нескольким судьям предварительное изучение обращения. Предварительное изучение обращения судьей (судьями) является обязательной стадией производства в Конституционном Суде Российской Федерации. Решение по вопросу о принятии обращения к рассмотрению принимается Конституционным Судом Российской Федерации в заседании не позднее трех месяцев с момента регистрации обращения.

Решения Конституционного Суда РФ принимаются открытым голосованием на основе поименного опроса судей. Рассмотрение дел и вопросов и принятие решений по ним производятся Конституционным Судом Российской Федерации коллегиально. Решение принимается только теми судьями, которые участвовали в рассмотрении дела в судебном заседании. Конституционный Суд Российской Федерации правомочен принимать решения в заседаниях при наличии не менее двух третей от числа действующих судей. Судья, несогласный с решением Конституционного Суда РФ, имеет право письменно изложить свое особое мнение, которое приобщается к материалам дела и подлежит опубликованию вместе с решением Конституционного Суда. Решение Конституционного Суда РФ провозглашается в полном объеме в открытом заседании немедленно после его подписания. Постановления и заключения Суда не позднее чем в двухнедельный срок со дня их подписания направляются Президенту РФ, Совету Федерации, Государственной Думе, Правительству РФ, Уполномоченному по правам человека РФ, Верховному Суду РФ, Высшему Арбитражному Суду РФ, Генеральному прокурору РФ и министру юстиции РФ. Постановления и заключения Конституционного Суда РФ подлежат незамедлительному опубликованию в официальных изданиях. Решение Конституционного Суда РФ окончательно, обжалованию не подлежит и вступает в силу немедленно после его провозглашения.

1.2 Порядок рассмотрения обращения в Конституционный Суд Российской Федерации. Особенности актов Конституционного Суда Российской Федерации

Согласно ч. 5 Ст. 125 Конституции Конституционный Суд РФ по жалобам на нарушение конституционных прав и свобод граждан проверяет конституционность закона, примененного или подлежащего применению в конкретном деле, в порядке, установленном федеральным законом. Правом на обращение в КС РФ с индивидуальной или коллективной жалобой на нарушение прав и свобод обладают граждане, чьи права и свободы нарушаются законом, примененным или подлежащим применению в конкретном деле, и объединения граждан, а также иные органы и лица (ст. 96 ФКЗ «О КС»). Граждане и организации при обращении в КС РФ составляют заявление по правилам, установленным ст. 37 ФКЗ «О КС».

Конституционное судопроизводство состоит из последовательно сменяющих друг друга стадий. Они охватывают комплекс действий конституционного суда и участников судебного конституционного процесса, направленных на разрешение конкретной правовой ситуации.

Законодательством Российской Федерации об органах конституционного контроля предусмотрены следующие стадии судебного конституционного процесса:

1) внесение обращения в конституционный суд;

2) предварительное рассмотрение обращения в конституционном суде;

3) принятие обращения конституционным судом к рассмотрению либо его отклонение;

4) подготовка к судебному разбирательству;

5) судебное разбирательство;

6) совещание, голосование и принятие конституционным судом итогового решения;

7) провозглашение, опубликование и вступление в силу решения конституционного суда;

 Внесение обращений в конституционный суд:

Данная стадия конституционного судопроизводства преследует цель инициировать возбуждение разбирательства дела и имеет место применительно ко всем категориям дел[8].

Обращениями в конституционный суд могут служить запрос, ходатайство, индивидуальная жалоба, иск и т.д., отвечающие требованиям закона и являющиеся поводом к рассмотрению дела. Обращения, поступающие в органы конституционного контроля и надзора, подлежат обязательной регистрации и должны содержать следующие данные:

а) Конституционный Суд, в который направляется обращение;

б) наименование заявителя (в жалобе гражданина – фамилия, имя, отчество); адрес и иные данные о заявителе;

в) необходимые данные о представителе заявителя и его полномочия, за исключением случаев, когда представительство осуществляется по должности;

г) наименование и адрес государственного органа, издавшего акт, который подлежит проверке, либо участвующего в споре о компетенции;

д) нормы конституции, дающие право на обращение в Конституционный Суд Федерации;

е) точное название, номер, дата принятия, источник опубликования и иные данные о подлежащем проверке акте;

ж) позиция заявителя по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование со ссылкой на соответствующие нормы Конституции ;

з) требование, обращенное в связи с запросом, ходатайством, жалобой к Конституционному Суду;

и) перечень прилагаемых к обращению документов.

Предварительное рассмотрение обращений в Конституционном Суде:

Данная стадия конституционного судопроизводства имеет цель проверку обращения заявителя в Конституционный Суд на соответствие его требованиям закона как по материальным, так и формальным основаниям.

Каждое зарегистрированное обращение рассматривается в Конституционном Суде в предварительном порядке. Прежде всего, оно может быть рассмотрено структурными подразделениями аппарата конституционного суда.

В процессе предварительного изучения обращений судья вправе истребовать дополнительные документы и материалы, что оформляется письменным запросом. Письменно оформляется и поручение экспертам о производстве соответствующих экспертиз либо специальных исследований.

Судья организует работу по выполнению своих поручений и соблюдению установленных сроков предварительного изучения обращений, находящихся у него в производстве. Законодательством РФ об органах конституционного контроля и надзора установлено, что требования суда или судьи обязательны для всех органов и лиц, которым они адресованы, и должны быть рассмотрены в течение месяца со дня их получения.

По результатам предварительного изучения обращения судьей составляется заключение и докладывается в заседании Конституционного Суда. Если судья пришел к выводу, что обращение не может быть принято к рассмотрению судом, то он вместо заключения, либо наряду с заключением готовит проект определения об отказе в принятии обращения к рассмотрению.

Принятие конституционными судами обращений к рассмотрению. Отклонение обращений:

Целью данной стадии конституционного судопроизводства является принятие окончательного решения относительно того, будет ли обращение заявителя рассматриваться по существу, либо в этом ему будет отказано. Решение по вопросу о принятии обращения к рассмотрению принимается всем составом Конституционного Суда.

После принятия Судом обращения к рассмотрению аппарат направляет сторонам уведомление о принятом решении.

Обращения в КС могут быть отклонены, что будет означать отказ в возбуждении конституционного судопроизводства. Обычно в законах о конституционных судах дается перечень оснований отклонения ходатайств:

1) разрешение вопроса, поставленного в обращении, не подведомственного суду;

2) обращение в соответствии с требованиями Конституционного закона не является допустимым;

3) по предмету обращения судом ранее было вынесено постановление, сохраняющее свою силу.

Определение об отказе в принятии обращения к рассмотрению обычно излагается в виде отдельного документа и обязательно должно быть мотивированным.

Подготовка к судебному разбирательству.

Решение о назначении дел к слушанию принимается КС. Активную роль в подготовке слушания дела в судебном заседании играет Судья-докладчик, который, как правило, готовит проект решения по делу. Судью-докладчика назначает председатель КС. Судья-докладчик осуществляет, как правило, следующие действия:

а) направляет копии обращения и прилагаемые к нему документы и иные материалы другой стороне;

б) изучает письменные объяснения другой стороны относительно обращения в случае их представления;

в) истребует от соответствующих органов и должностных лиц материалы, имеющие отношение к делу;

г) разрешает вопрос о производстве экспертизы, назначает экспертов, составляет список вопросов для эксперта;

д) составляет проект итогового решения;

е) принимает иные меры, необходимые для разрешения дела.

Все действия судьи-докладчика по подготовке дела к рассмотрению осуществляются от имени соответствующего КС. Требования судьи-докладчика являются обязательными для исполнения[9].

Процесс подготовки обращения к рассмотрению заканчивается составлением Судьей-докладчиком проекта итогового решения конституционного суда. В зависимости от характера и сложности дела Судья-докладчик составляет также перечень вопросов, подлежащих, по их мнению, обсуждению и разрешению в процессе совещания судей по принятию итогового решения.

Судебное разбирательство:

Данная стадия конституционного судопроизводства имеет целью рассмотрение всех обстоятельств дела, уяснение правовой позиции сторон. Обычно эта стадия проходит в форме устного разбирательства.

«Классическое» конституционное судопроизводство в обязательном порядке включает стадию судебного разбирательства, открытого, публичного слушания дела.

Для судебного разбирательства, прежде всего, важен вопрос обеспечения законного состава суда и наличие кворума, при котором суд правомочен рассматривать дела.

Судья не имеет права отсутствовать на заседании. Дело рассматривается конституционным судом при неизменном составе судей.

Принятие КС итоговых решений. Особое мнение судьи:

На данной стадии конституционного судопроизводства идет процесс выработки итогового решения. В зависимости от специфики содержания итоговые решения подразделяются на постановления и заключения.

Итоговое решение КС по существу рассмотрения дела о конституционности договора, нормативного акта, толкования Конституции Российской Федерации именуется постановлением.

Итоговое решение по рассматриваемому делу принимается Конституционным Судом в закрытом совещании. В совещании участвуют только судьи, рассматривающие данное дело. В ходе совещания каждый судья вправе свободно излагать свою позицию по обсуждаемому вопросу и просить других судей уточнить их позиции. Число и продолжительность выступлений на совещании не могут быть ограничены[10].

После окончания слушания дела Судья-докладчик представляет проект итогового решения, основывающийся на материалах, исследованных судом.

Итоговое решение Суда всегда принимается в совещательной комнате открытым голосованием путем поименного опроса судей. Во всех случаях председательствующий голосует последним.

Судья не вправе воздерживаться при голосовании или уклоняться от голосования.

Решение суда считается принятым при условии, что за него проголосовало большинство участвовавших в голосовании судей, если иное не предусмотрено законом.

Провозглашение, опубликование и вступление в силу решений конституционных судов:

Решение КС провозглашается в открытом заседании после совещания судей, немедленно после его подписания.

Как правило, решение Конституционного Суда провозглашается в полном объеме.

Решения конституционного суда направляются Судьям, сторонам, главе государства, Парламенту, Правительству, высшим судебным инстанциям, Министру Юстиции, Прокурору, Уполномоченному по правам человека. Этот список не является исчерпывающим, он определяется КС с учетом содержания вынесенного им итогового решения.

Итоговые решения КС подлежат опубликованию в официальных изданиях органов государственной власти и в официальных изданиях самих Конституционных Судов.

Исполнение решений конституционных судов:

Исполнение решений КС – обязанность всех тех, к кому они обращены. Решение конституционного суда подлежит исполнению немедленно после опубликования либо вручения его официального текста, если иные сроки специально в нем не оговорены.

 Таким образом, Конституционный Суд РФ, как судебный орган конституционного контроля, призван решать исключительно вопросы права. Это исходное положение закона направлено не на то, чтобы отрицать всякую связь права и политики, а на то, чтобы не подменять право политикой. Конституционному Суду РФ, несомненно, приходится рассматривать в той или иной мере и политические вопросы и выносить решения, имеющие и политическое значение. Другое дело, что Конституционный Суд РФ рассматривает только правовую, конституционную сторону этих вопросов (например, конституционность актов различных ветвей политической власти или споры о компетенции между различными органами государственной власти как субъектами политики) и выносит свои решения, опираясь исключительно на конституционное законодательство, на право, а не на политическую целесообразность и другие политические факторы.

 

 

 

Глава 2. Защита основных прав и свобод человека и гражданина на основе материалов судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации

2.1 Роль Конституционного Суда РФ в реализации международных норм защиты прав и свобод человека и гражданина

Полномочия Конституционного Суда как судебного органа конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющего судебную власть посредством конституционного судопроизводства, как это определено в Федеральном Конституционном Законе «О Конституционном Суде Российской Федерации» направлены на обеспечение верховенства и прямого действия Конституции России на всей территории страны, на защиту основ конституционного строя, основных прав и свобод человека и гражданина. Конституционный Суд Российской Федерации в своей деятельности руководствуется исключительно Конституцией, подчиняться только ей клянутся судьи Конституционного Суда, принося присягу при вступлении в должность. Именно Конституция, в соответствии с частью 1 ее статьи 15 имеет высшую юридическую силу, ей не могут противоречить законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации. В то же время, согласно Конституции РФ права и свободы человека и гражданина в Российской Федерации признаются и гарантируются согласно общепризнанным принципам и нормам международного права и в соответствии с настоящей Конституцией (часть 1 статьи 17); эти принципы и нормы, а также международные договоры РФ являются составной частью ее правовой системы; при этом международный договор имеет приоритет перед законом в случае их коллизии (часть 4 статьи 15).

Отсюда следует, что положения Конституции, закрепляющие конкретные права и свободы человека и гражданина, должны толковаться Конституционным Судом согласно общепризнанным принципам и нормам международного права.

Практика Конституционного Суда демонстрирует тенденцию, предопределяемую Конституцией, к возрастанию роли судебной власти в упрочении взаимодействия между национальной и международной правовыми системами, в обеспечении все более активного вхождения России в международное правовое пространство, в том числе в правовое поле Европы[11].

Целям согласования национального и международного права служит прежде всего полномочие Конституционного Суда проверять конституционность не вступивших в силу для Российской Федерации международных договоров (пункт «г» части 2 статьи 125 Конституции). Признание такого договора конституционным открывает дорогу для завершения через парламент процедуры вступления его в силу для Российской Федерации и включения как составной части в правовую систему страны. В противном случае международный договор либо отдельные его положения не подлежат введению в действие и применению. Все это необходимо для избежания коллизий между национальным правом и международными обязательствами страны. Другое конституционное полномочие Конституционного Суда – разрешение споров о компетенции, которые могут касаться споров между органами государственной власти Федерации и ее субъектов в связи с заключением международных договоров Российской Федерации. Однако роль Конституционного Суда в обеспечении взаимодействия национальной и международной правовых систем не ограничивается участием только на стадии вхождения международно-правовых норм в национальную правовую систему посредством парламентской процедуры.

Международно-правовой аспект присутствует при разрешении Конституционным Судом многих других дел, предметом которых не являются сами международные договоры. Признавая тот или иной закон, иной нормативный акт либо отдельные их положения соответствующими и не соответствующими Конституции, он в своих решениях нередко констатирует противоречие или, наоборот, соответствие оспариваемых законоположений общепризнанным принципам и нормам международного права и международным договорам.

В практике Конституционного Суда с самого начала его деятельности утвердился подход, когда общепризнанные принципы и нормы международного права используются в качестве эталона, сообразуясь с которым в государстве осуществляются права и свободы человека и гражданина, закрепленные Конституцией. Конституционный Суд не только привлекает международно-правовую аргументацию в качестве дополнительного довода в пользу своих правовых позиций, вырабатываемых на основе Конституции, но и использует ее как для разъяснения смысла и значения конституционного текста, так и для выявления конституционно-правового смысла проверяемого законоположения.

Конституционный Суд РФ, вырабатывая с применением международно-правовых аргументов правовые позиции, носящие общий характер и обязательные для судов, других государственных органов и должностных лиц, на практике реализует конституционное положение о принадлежности международно-правовых принципов и норм к российской правовой системе. Придавая своему решению дополнительный вес за счет международного права, Конституционный Суд демонстрирует, что считает международное право важным критерием, которому должно соответствовать законодательство и практика судов. Нередко решение Конституционного Суда с содержащимися в нем правовой позицией и толкованием конституционно-правового смысла проверяемого закона ориентирует законодателя, суды, граждан в отношении применения международного права соответственно при совершенствовании законодательства, решении дел, отстаивании собственных прав[12].

Так, в декабре 2003 г. федеральным законодателем был исключен институт конфискации как дополнительный вид наказания из уголовного законодательства. Это значительно ограничило возможности выполнения Российской Федерацией своих международно-правовых обязательств по целому ряду конвенций, участницей которых она уже является, и которые готовятся к ратификации.

Конституционный Суд в своем Определении от 8 июля 2004 г. отметил, что в настоящее время институт конфискации имущества в сфере уголовной юстиции регулирует норма, содержащаяся в пункте 1 части третьей статьи 81 УПК Российской Федерации (институт конфискации имущества, признанного вещественным доказательством по уголовному делу). Данная норма, будучи по своей природе и сущности нормой уголовно-процессуального законодательства как самостоятельной отрасли в системе российского законодательства, имеет собственный предмет правового регулирования – институт вещественных доказательств в уголовном судопроизводстве. Как таковая данная норма, обеспечивая выполнение Российской Федерацией принятых на себя международно-правовых обязательств применительно к сфере уголовно-процессуального законодательства, не подменяет и не может подменять собой нормы уголовного закона, которыми и только которыми конфискация устанавливается в качестве уголовного наказания, и, соответственно, не исключает урегулирование вопросов конфискации в сфере уголовного законодательства с учетом предписаний названных конвенций.

Исходя из указанной правовой позиции урегулирование вопросов конфискации в сфере уголовного законодательства предполагает не просто восстановление исключенной статьи 52 Уголовного кодекса[13] в прежнем виде, а введение уголовно-правового института конфискации в новой редакции, соответствующей требованиям названных конвенций.

Российская Конституция заключает в себе механизм, позволяющий вводить в отечественную правовую систему новые принципы и нормы, равно как и международные договоры по мере их возникновения, а также обновлять существующие – по мере их развития. Посредством этого механизма в правовую систему России инкорпорирована европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод (ЕКПЧ), вступившая в силу для России 5 мая 1998 г.

В заявлении, сделанном при ратификации Конвенции, было сказано, что Россия «признает ipso facto и без специального соглашения юрисдикцию Европейского Суда по правам человека обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней в случаях предполагаемого нарушения Российской Федерацией положений этих договорных актов, когда предполагаемое нарушение имело место после их вступления в действие в отношении Российской Федерации». Как одна из Высоких Договаривающихся Сторон, Россия связана обязательством исполнять окончательные постановления Европейского Суда по спорам, в которых она является Стороной. Российское государство, подписавшее Конвенцию, признает взятые на себя ограничения и подчиняется правам человека, принципам правового государства и демократии. Следовательно, права и свободы, закрепленные ЕКПЧ, поскольку она является международным договором, и решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ), в той степени, в какой они выражают общепризнанные принципы и нормы международного права, являются составной частью российской правовой системы[16].

Регулирование прав и свобод человека в России осуществляется прежде всего Конституцией, а кроме того – основанными на ней законами. Однако такое регулирование не должно противоречить Конвенции. Задача российских судов и в том числе Конституционного Суда – гарантировать права человека, будь то свобода прессы, гарантии собственности, неприкосновенность личности, права человека в сфере уголовного процесса и т.д. Конституционный Суд защищает основные права, гарантированные Конституцией, которые по существу такие же, как права человека в Конвенции, за соблюдением которой следит ЕСПЧ. И Конституция, и Конвенция исходят из того, что общепризнанные в современном правовом государстве основные права и свободы человека неотчуждаемы и принадлежат каждому от рождения.

Вследствие этого Конвенция занимает особое место по сравнению с традиционными нормами международного права и международными договорами. Как Европейским Судом, так и господствующей среди юристов доктриной она воспринимается как конституционный инструмент европейского правопорядка. В силу статьи 15 (часть 4) Конституции Конвенция включена в российскую правовую систему в качестве международного договора и пользуется приоритетом по отношению к федеральному закону. В то же время можно утверждать, что Конвенция в силу статей 15 и 17 Конституции России действует в качестве конституционного инструмента признания и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Перечень гарантируемых Конституцией России прав соответствует Конвенции о защите прав человека и основных свобод, а в части социально-экономических прав выглядит существенно шире. Исключением является предусмотренное Конвенцией запрещение рабства (часть 1 статьи 3), не упомянутое в Конституции. Кроме того, в соответствии с частью 2 статьи 20 Конституции «смертная казнь впредь до ее отмены может устанавливаться федеральным законом в качестве исключительной меры наказания за особо тяжкие преступления против жизни при предоставлении обвиняемому права на рассмотрение его дела судом с участием присяжных заседателей». Россия подписала, но не ратифицировала Протокол № 6 и не подписала Протокол № 13 к Конвенции (отмена смертной казни в мирное время), таким образом, не приняв на себя обязательство о полном запрещении смертной казни. Однако, в настоящее время – в силу решения Конституционного Суда – смертная казнь не может применяться[17].

Следует отметить, что одним из постановлений Конституционного Суда РФ фактически были сняты обе оговорки, сделанные Россией при ратификации Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Эти оговорки касались внесудебного ареста в соответствии с действовавшими на тот момент редакциями Уголовно-процессуального кодекса и Дисциплинарного устава Вооруженных Сил РФ. Тем самым Конституционный Суд РФ побудил органы, издавшие эти акты, внести в них необходимые изменения.

В силу статьи 32 Конвенции о защите прав человека и основных свобод Европейский Суд по правам человека имеет право решать все вопросы, касающиеся толкования и применения положений Конвенции и Протоколов к ней. Поэтому правовые позиции Европейского Суда, излагаемые им в решениях при толковании положений Конвенции и Протоколов к ней, и сами прецеденты Европейского Суда признаются Российской Федерацией как имеющие обязательный характер.

Все более активное внедрение элементов прецедентного права свидетельствует об углублении интеграции судебной системы России в международное судейское сообщество.

Из официального признания Россией юрисдикции Европейского Суда обязательной по вопросам толкования и применения Конвенции и Протоколов к ней следует, что российским судам необходимо учитывать в своей деятельности прецедентную практику Европейского Суда.

Конституционный Суд Российской Федерации, основывая свои выводы на нормах Конституции, в то же время обращается к европейской Конвенции в поисках дополнительных доводов в обоснование своей правовой позиции. Практикой для Конституционного Суда, начало которой было положено еще до вступления в силу для России ЕКПЧ, стало привлечение в качестве таких доводов положений самой ЕКПЧ, а впоследствии и решений ЕСПЧ. Привлекая в качестве доводов правовую позицию Европейского суда, Конституционный Суд проявляет стремление тесно увязывать свою позицию с позицией ЕСПЧ, принимая решения, которые не просто соответствуют, но опираются на практику ЕСПЧ. Пока еще не было случая, когда бы ЕСПЧ в своих решениях критиковал практику Конституционного Суда РФ.

Итогом обращения Конституционного Суда к нормам ЕКПЧ в некоторых случаях может стать подтверждение такого понимания ее текста, которое служит лучшей защите права или свободы.

Конституционный Суд, подтверждая конституционность правовой нормы или устраняя отжившую норму, выявляя ее конституционно-правовой смысл на основе толкования соответствующих статей Конституции, в то же время неоднократно привлекая при этом в качестве дополнительного довода положение ЕКПЧ и ее толкование, данное ЕСПЧ, тем самым ориентируя нормотворческий процесс в направлении соответствия современному пониманию прав и свобод, закрепленных ЕКПЧ и протоколами к ней.

В своей практике Конституционный Суд России более 60 раз сослался на решения Европейского Суда, которые, естественно, как и собственно Конвенция о защите прав человека и основных свобод, оцениваются им фактически как источник права. В частности, это правовые позиции Европейского Суда относительно права обвиняемого на получение помощи адвоката как распространяющееся на досудебные стадии производства; о критериях определения границ свободы выражения мнений и права на информацию в период избирательной кампании. Конституционный Суд использовал также правовую позицию Европейского суда, выраженную в его решении от 7 мая 2002 г. по делу «Бурдов против России». Рассматривая в Постановлении от 19 июня 2002 г. конституционность законоположений о социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, о возмещении причиненного в результате этой катастрофы вреда здоровью граждан, Конституционный Суд привел положение названного решения Европейского Суда, согласно которому государство не вправе ссылаться на недостаток денежных средств как причину невыплаты долга по судебному решению[18].

На сегодняшний день конституционный суд в восьми своих решениях сослался на постановления по существу дела и решения о приемлемости, принятые Европейским судом по жалобам против России.

Конституционный Суд неоднократно подчеркивал в своих решениях значение конституционного права каждого обращаться в соответствии с международными договорами России в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека, если исчерпаны все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты. При этом Конституционный Суд отмечает, что конституционное судопроизводство не относится к тем внутригосударственным правовым средствам, использование которых должно рассматриваться в качестве обязательной предпосылки для обращения в межгосударственные органы по защите прав и свобод человека. Конституционный Суд полагает, ссылаясь на практику ЕСПЧ, что достаточным основанием, свидетельствующим об исчерпании имеющихся внутригосударственных средств правовой защиты, является решение суда кассационной инстанции. По мнению Конституционного Суда, которое также опирается на практику ЕСПЧ, рассмотрение дела в порядке надзора не является обязательным условием для реализации права на обращение в такие органы.

Как известно, в соответствии с Конвенцией решения Европейского Суда влекут за собой обязательства принятия действенных мер для предотвращения новых нарушений Конвенции, подобных нарушениям, выявленным решениями Суда.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда, зафиксированной в Постановлении от 2 февраля 1996 г. , принятом еще до ратификации Конвенции Россией, решения межгосударственных органов могут приводить к пересмотру конкретных дел высшими судами Российской Федерации, что открывает дорогу для полномочий последних по повторному рассмотрению дела в целях изменения ранее состоявшихся по нему решений, в том числе принятых высшей внутригосударственной судебной инстанцией. Данная правовая позиция нашла затем отражение и была зафиксирована в новейшем российском уголовно-процессуальном и арбитражно-процессуальном законодательстве.

Если же защищаемые Конвенцией права и свободы нарушены законом, примененным в конкретном деле, т.е. если речь идет о дефекте закона, то вопрос о его судьбе решает законодатель, а в пределах своей компетенции может решить и КС РФ[19].

Таким образом, Конституционный Суд в своей практике, при проверке законов и иных нормативных актов, принимает решения и вырабатывает правовые позиции, опираясь в том числе на Конвенцию и ее толкование Страсбургским Судом.

Юрисдикция Европейского Суда по правам человека носит субсидиарный характер, и взаимоотношения Страсбургского Суда с высшими судебными органами европейских государств нельзя рассматривать как дорогу с односторонним движением. Поэтому Конституционный Суд России обращается как к практике Европейского суда по правам человека, так и к урокам, извлекаемым из продолжающегося правового диалога между Европейским Судом и другими европейскими конституционными судами и из собственного опыта последних. Как национальный судебный орган конституционного контроля Конституционный Суд Российской Федерации ориентирует развитие правовой системы России, ее законотворчество и правоприменительную практику в целом в направлении соответствия современному пониманию прав и свобод человека и гражданина, закрепленных в европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Тем самым Конституционный Суд играет важную роль в становлении и упрочении российского права как составной части единого европейского правового поля, основанного на данной Конвенции.

2.2 Анализ материалов судебной практики Конституционного Суда Российской Федерации

Конституционный Суд Российской Федерации с 1989 года по настоящее время разрешает дела в сфере защиты прав и свобод человека и гражданина в разных категориях дел, которые мы сейчас рассмотрим. КС РФ не раз выступал также в качестве действенного гаранта социально-экономических прав человека.

Например, в своем Постановлении от 03.06.2004 № 11-П[20] он подтвердил и защитил социально-экономические права человека в качестве конституционной гарантии достойной жизни личности в соответствии со ст. 7 Конституции РФ. Именно от степени гарантированности указанных прав зависит мера реализации принципа равноправия граждан, в том числе территориального равноправия. В Постановлении от 16.12.1997 № 20-П КС РФ[21] указал, что в Конституции РФ установлена обязанность государства создавать условия для благополучия своих граждан, их социальной защищенности. Если человек по причине своей болезни, возраста и другим объективным причинам не может обеспечить себе прожиточного минимума, не может прокормить свою семью, то он вправе рассчитывать на соразмерную помощь государства и общества в целом. В этом проявляется активная роль КС РФ в позитивном решении подобных проблем и реализации заложенных в Конституции РФ правовых ценностей, целей и принципов.

Помимо социальных прав КС РФ не раз защищал также трудовые и пенсионные права граждан. Так, в Постановлении КС РФ от 27.12.1999 № 19-П[22] было указано, что свобода труда означает не только отсутствие запрещения принудительного или обязательного труда, но и соблюдение конституционного принципа равенства условий для труда, закрепленного в ст. 19 Конституции РФ. Свобода труда предполагает обеспечение каждому возможности на равных с другими гражданами условиях и без какой-либо дискриминации вступать в трудовые отношения, реализуя свои способности к труду.

Выносит Постановления по делам о проверке конституционности статей.

Постановлением от 13 апреля 2016 года № 11-П[23] Конституционный Суд дал оценку конституционности статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации[24]. Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3.1 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 101, 102 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности статей 32, 34.2 и 217 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации и подпункта 5.1.1 Положения о Федеральной налоговой службе.

Поводом к рассмотрению дела явился запрос Ленинградского окружного военного суда. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствуют ли Конституции Российской Федерации оспариваемые заявителем нормативные положения.

Заслушав сообщение судьи-докладчика М.И. Клеандрова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Согласно статье 217 Налогового кодекса Российской Федерации от обложения налогом на доходы физических лиц освобождаются государственные пособия, иные выплаты и компенсации, выплачиваемые в соответствии с действующим законодательством, а также все виды установленных действующим законодательством Российской Федерации, законодательными актами субъектов Российской Федерации, решениями представительных органов местного самоуправления компенсационных выплат, связанных с возмещением вреда, причиненного увечьем или иным повреждением здоровья; бесплатным предоставлением жилых помещений и коммунальных услуг, топлива или соответствующего денежного возмещения; оплатой стоимости и (или) выдачей полагающегося натурального довольствия, а также с выплатой денежных средств взамен этого довольствия; оплатой стоимости питания, спортивного снаряжения, оборудования, спортивной и парадной формы, получаемых спортсменами и работниками физкультурно-спортивных организаций для тренировочного процесса и участия в спортивных соревнованиях, а также спортивными судьями для участия в спортивных соревнованиях; увольнением работников, с учетом предусмотренных законом исключений (пункты 1 и 3)

2. Положения статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 57, в той мере, в какой в силу своей неопределенности они допускают обложение налогом на доходы физических лиц ежемесячной денежной выплаты, установленной для ветеранов боевых действий.

Федеральному законодателю надлежит, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, прежде всего вытекающими из нее требованиями правовой определенности, полноты и эффективности судебной защиты прав человека и основных свобод, а также правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, внести в статью 217 Налогового кодекса Российской Федерации необходимые изменения в соответствии с настоящим Постановлением.

Впредь до внесения соответствующих изменений положения статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации не могут служить основанием для обложения налогом на доходы физических лиц ежемесячной денежной выплаты, установленной для ветеранов боевых действий.

Исходя из изложенного и руководствуясь статьями 47.1, 71, 72, 74, 75, 78, 79, 100 и 104 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

1. Признать положения статьи 217 Налогового кодекса Российской Федерации не соответствующими Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (части 1 и 2) и 57, в той мере, в какой в системе действующего правового регулирования они в силу своей неопределенности допускают обложение налогом на доходы физических лиц ежемесячной денежной выплаты, установленной для ветеранов боевых действий.

2. Прекратить производство по делу в части, касающейся проверки конституционности статей 32 и 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России) и подпункта 5.1.1 Положения о Федеральной налоговой службе.

3. Федеральному законодателю надлежит, руководствуясь Конституцией Российской Федерации, а также правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации, внести в статью 217 Налогового кодекса Российской Федерации необходимые изменения в соответствии с настоящим Постановлением.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Конституционный Суд Российской Федерации решил дело в сфере уголовного законодательства:

Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 N 22-П "По делу о проверке конституционности положения статьи 226.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О.Е. Недашковского и С.П. Яковлева.

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3,частью первой статьи 21, статьями 36, 47.1, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в заседании без проведения слушания дело о проверке конституционности положения статьи 226.1 УК Российской Федерации.

Поводом к рассмотрению дела явились жалобы граждан Республики Казахстан О.Е. Недашковского и С.П. Яковлева. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителями законоположение.

Поскольку обе жалобы касаются одного и того же предмета, Конституционный Суд Российской Федерации, руководствуясь статьей 48 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", соединил дела по этим жалобам в одном производстве.

Заслушав сообщение судьи-докладчика А.И. Бойцова, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Статья 226.1 УК Российской Федерации предусматривает уголовную ответственность за контрабанду, т.е. незаконное перемещение через таможенную границу Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС либо Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих, ядовитых, отравляющих, взрывчатых, радиоактивных веществ, радиационных источников, ядерных материалов, огнестрельного оружия или его основных частей, взрывных устройств, боеприпасов, оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а также материалов и оборудования, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения, средств его доставки, иного вооружения, иной военной техники, а равно стратегически важных товаров и ресурсов или культурных ценностей либо особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов.

1.1. Приговором Октябрьского районного суда города Екатеринбурга от 2 июня 2014 года гражданин Республики Казахстан О.Е. Недашковский был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного частью первой статьи 226.1 УК Российской Федерации, которое выразилось в незаконном перемещении через Государственную границу Российской Федерации с Республикой Казахстан сильнодействующего вещества 1-тестостерон (в форме его эфиров) массой 2,056 грамма в составе жидкости в двух ампулах с надписью "Sustanon" и того же сильнодействующего вещества (в форме его эфира) массой 3,792 грамма в составе жидкости в четырех ампулах с надписью "Тестостерону пропионат", а также сильнодействующего вещества станозолол массой 12,164 грамма в составе таблеток в емкости с надписью "Azolol".

В совершении такого же преступления, а именно в контрабанде сильнодействующего вещества 1-тестостерон (в форме его эфиров) массой 1,826 грамма в составе жидкости в двух ампулах с надписью "Sustanon" и сильнодействующего вещества метандиенон (метандростенолон) массой 1,938 грамма в составе таблеток в упаковке с надписью "Danabol-methandienone", приговором Октябрьского районного суда города Екатеринбурга от 16 мая 2014 года признан виновным гражданин Республики Казахстан С.П. Яковлев.

2. Предусмотрев в статье 226.1 УК Российской Федерации уголовно-правовые последствия незаконного перемещения через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, федеральный законодатель сформулировал диспозицию данной нормы как бланкетную и не установил перечень таких веществ, равно как не определил и критерии законности (незаконности) их трансграничного перемещения. Единый перечень товаров, к которым применяются запреты или ограничения на ввоз или вывоз государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС в торговле с третьими странами, утвержденный Решением Коллегии Евразийской экономической комиссии от 16 августа 2012 года N 134 "О нормативных правовых актах в области нетарифного регулирования" (действует в редакции от 21 апреля 2015 года), включает ядовитые вещества, не являющиеся прекурсорами наркотических средств и психотропных веществ (раздел 2.13), лекарственные средства и фармацевтические субстанции (раздел 2.14).

Лекарственные средства, в состав которых входят сильнодействующие вещества, могут представлять опасность для здоровья при неконтролируемом врачами (немедицинском) их использовании, а значит, их неконтролируемый оборот может угрожать общественной безопасности и здоровью населения, защищаемым в том числе статьей 226.1 УК Российской Федерации. Соответственно, действующее правовое регулирование трансграничного перемещения лекарственных средств, содержащих сильнодействующие вещества, – при отсутствии в нем правил, которые однозначно определяли бы, каким должно быть перемещение таких лекарственных средств через Государственную границу Российской Федерации, не подпадающее под критерии противозаконного совершения таких действий постановил:

 1. Признать положение статьи 226.1 УК Российской Федерации, устанавливающее уголовную ответственность за контрабанду сильнодействующих веществ, не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 54 (часть 2) и 55 (часть 3), в той мере, в какой данное положение – при наличии приводящей к его произвольному истолкованию и применению неопределенности правового регулирования порядка и условий перемещения физическими лицами через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС сильнодействующих веществ, входящих в состав лекарственных средств и не являющихся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, – не предполагает возможность учета специфики их перемещения, осуществляемого физическими лицами в целях личного использования, и не позволяет этим лицам осознавать общественно опасный и противоправный характер своих действий и предвидеть их уголовно-правовые последствия.

2. Федеральному законодателю надлежит определить порядок перемещения физическими лицами через Государственную границу Российской Федерации с государствами – членами Таможенного союза в рамках ЕврАзЭС лекарственных средств, в состав которых входят сильнодействующие вещества, не являющиеся наркотическими средствами, психотропными веществами, их прекурсорами или аналогами, в целях личного использования.

3. Вынесенные в отношении граждан Республики Казахстан Недашковского Олега Евгеньевича и Яковлева Сергея Петровича судебные решения подлежат пересмотру в установленном порядке с учетом настоящего Постановления.

4. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу со дня официального опубликования, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

5. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Также Постановлением Конституционного Суда РФ от 06.02.2014 г. N 2-П[25] «По делу о проверке конституционности подпункта 5 статьи 4 ФЗ «О ветеранах»[26] в связи с жалобой гражданина В.А. Корсакова» Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, Г.А. Гаджиева, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева, с участием представителя гражданина В.А. Корсакова – адвоката Н.М. Медведевой, полномочного представителя Государственной Думы в Конституционном Суде Российской Федерации Д.Ф. Вяткина, представителя Совета Федерации – доктора юридических наук А.С. Саломаткина, полномочного представителя Президента Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации В.М. Кротова, руководствуясь статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 3 части первой, частями третьей и четвертой статьи 3, частью первой статьи 21, статьями 36, 74, 86, 96, 97 и 99 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", рассмотрел в открытом заседании дело о проверке конституционности подпункта 5 статьи 4 Федерального закона "О ветеранах".

Поводом к рассмотрению дела явилась жалоба гражданина В.А. Корсакова. Основанием к рассмотрению дела явилась обнаружившаяся неопределенность в вопросе о том, соответствует ли Конституции Российской Федерации оспариваемое заявителем законоположение.

Заслушав сообщение судьи-докладчика Г.А. Жилина, объяснения представителей сторон, выступления приглашенных в заседание полномочного представителя Правительства Российской Федерации в Конституционном Суде Российской Федерации М.Ю. Барщевского, а также представителей: от Верховного Суда Российской Федерации – заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.Н. Соловьева, от Министерства юстиции Российской Федерации – М.А. Мельниковой, от Генерального прокурора Российской Федерации – Т.А. Васильевой, исследовав представленные документы и иные материалы, Конституционный Суд Российской Федерации установил:

1. Согласно статье 4 Федерального закона от 12 января 1995 года N 5-ФЗ "О ветеранах" к инвалидам Великой Отечественной войны относятся, в частности, лица, привлекавшиеся организациями Осоавиахима СССР и органами местной власти к сбору боеприпасов и военной техники, разминированию территорий и объектов в период с февраля 1944 года по декабрь 1951 года и ставшие инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных в указанный период (подпункт 5).

Конституционность названного законоположения оспаривается гражданином В.А. Корсаковым, 1928 года рождения, который в период с 1943 года по 1945 год привлекался к работам по разминированию территории Орловской области и расположенных на ней объектов. В октябре 1943 года при проведении разминирования минных полей в районе деревни Себякино В.А. Корсаков получил множественные ранения (данный факт установлен решением Урицкого районного суда Орловской области, вступившим в законную силу 1 марта 1999 года), в результате чего в настоящее время он признан инвалидом II группы с причиной инвалидности "инвалид с детства вследствие ранения, связанного с боевыми действиями в период Великой Отечественной войны". Факт участия В.А. Корсакова в работах по разминированию территории Орловской области в 1944 – 1945 годах также установлен решением Урицкого районного суда Орловской области, вступившим в законную силу 6 декабря 2000 года. 20 августа 2001 года управлением социальной защиты населения администрации Орловской области ему выдано удостоверение участника Великой Отечественной войны.

Решением Советского районного суда города Орла от 5 октября 2012 года, оставленным без изменения апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 27 ноября 2012 года, В.А. Корсакову отказано в удовлетворении требований о признании за ним статуса инвалида Великой Отечественной войны и возложении на Департамент здравоохранения и социального развития Орловской области обязанности по выдаче соответствующего удостоверения на том основании, что он, как принимавший участие в работах по разминированию территорий и получивший ранение до февраля 1944 года, не относится к лицам, которые в соответствии со статьей 4 Федерального закона "О ветеранах" могут быть признаны инвалидами Великой Отечественной войны.

Нарушение подпунктом 5 данной статьи своих прав, гарантированных статьями 2, 7, 15 (части 1 и 2), 18, 21 (часть 1) и 39 (часть 1) Конституции Российской Федерации, заявитель усматривает в том, что содержащееся в нем законоположение не позволило суду признать его инвалидом Великой Отечественной войны – в отличие от лиц, на тех же условиях и в том же порядке привлекавшихся органами местной власти в составе отрядов Осоавиахима СССР к сбору боеприпасов и разминированию освобожденных территорий в период с февраля 1944 года по декабрь 1951 года и получивших при этом ранение, контузию или увечье, повлекшие инвалидность.

2. Согласно Конституции Российской Федерации защита Отечества является долгом и обязанностью гражданина Российской Федерации (статья 59, часть 1); в свою очередь, на Российскую Федерацию как правовое и социальное государство, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека как высшей ценности, и в котором ничто не может быть основанием для умаления достоинства личности, возлагается обязанность гарантировать гражданам, исполнившим свой долг по защите Отечества, почет и уважение в обществе, а также надлежащий уровень социальной защиты, обеспечивающий им условия для активной и полноценной жизни (статья 1, часть 1; статьи 2 и 7; статья 21, часть 1; статья 3, часть 1).

Во исполнение данной обязанности, предопределенной историческими традициями народов России, в основе которых лежит почитание предков, передавших последующим поколениям любовь к Отечеству, веру в добро и справедливость, федеральный законодатель установил правовые гарантии социальной защиты ветеранов в Российской Федерации и, стремясь в максимальной степени учесть заслуги перед народом и Отечеством поколения, победившего в Великой Отечественной войне и принявшего на себя все ее тяготы, выделил ветеранов Великой Отечественной войны в особую категорию, а также – с целью обеспечить повышенную социальную защиту тем из них, кто при исполнении долга по защите Отечества получил ранение, контузию, увечье или заболевание, повлекшие нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма и, соответственно, инвалидность, – подразделил граждан этой категории на участников Великой Отечественной войны и инвалидов Великой Отечественной войны.

3. ФЗ "О ветеранах", исходя из конституционных предписаний, предопределяющих обязанности государства по отношению к своим гражданам, исполнившим долг и обязанность по защите Отечества, и в целях признания особых заслуг перед обществом ветеранов Великой Отечественной войны закрепляет правовые гарантии их социальной защиты и условия, соблюдение которых необходимо для наделения гражданина статусом участника Великой Отечественной войны или инвалида Великой Отечественной войны, а следовательно, приобретения ими права на соответствующие меры социальной поддержки.

Вводя указанные хронологические границы, федеральный законодатель исходил из даты издания Государственным комитетом обороны СССР постановления от 19 февраля 1944 года N 5216 "О привлечении организаций Осоавиахима к работам по разминированию и сбору трофейного и отечественного имущества в районах, освобожденных от немецкой оккупации", т.е. обусловил возможность приобретения статуса инвалида Великой Отечественной войны фактом участия гражданина в соответствующих работах исключительно с момента, когда их организация и проведение были нормативно оформлены, – не принимая при этом во внимание, что лица из числа гражданского населения начали привлекаться к таким работам органами местной власти значительно раньше, что они подвергали риску свою жизнь и здоровье и получали ранения, контузии и увечья непосредственно при их осуществлении.

Таким образом, регулирование, установленное подпунктом 5 статьи 4 Федерального закона "О ветеранах", – безотносительно к наличию у всех тех участников работ по сбору боеприпасов и военной техники, разминированию освобожденных от оккупации территорий и объектов, кто при их проведении получил ранение, контузию или увечье, равных оснований, обусловливающих возможность признания этих граждан инвалидами Великой Отечественной войны, – по существу, вводит различия в их правовом статусе в зависимости от того, когда именно (до или после февраля 1944 года) осуществлялись соответствующие работы, при выполнении которых было получено повреждение здоровья, приведшее к инвалидности.

4. С учетом того что инвалиды Великой Отечественной войны, как лица, имеющие нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное ранением, контузией, увечьем или заболеванием, полученными в период проведения военных действий, нуждаются в создании условий, которые могли бы компенсировать связанные с инвалидностью ограничения жизнедеятельности, в Федеральном законе"О ветеранах" для участников Великой Отечественной войны и инвалидов Великой Отечественной войны предусматриваются меры социальной поддержки, различающиеся по объему. При этом согласно пункту 2 его статьи 15 участникам Великой Отечественной войны, ставшим инвалидами вследствие общего заболевания, трудового увечья или других причин (кроме лиц, инвалидность которых наступила вследствие их противоправных действий), предоставляются меры социальной поддержки инвалидов войны в соответствии с установленной группой инвалидности без дополнительного экспертного медицинского освидетельствования.

4.1. Как следует из материалов настоящего дела, гражданин В.А. Корсаков, участвуя в проведении работ по разминированию территории Орловской области, в октябре 1943 года получил множественные ранения, однако по завершении лечения продолжил участвовать в этих работах, в том числе после 1 февраля 1944 года, в связи с чем в соответствии с подпунктом "е" подпункта 1 пункта 1 статьи 2 Федерального закона "О ветеранах" в 2001 году ему был присвоен статус участника Великой Отечественной войны, позволяющий претендовать на меры социальной поддержки, предусмотренные Федеральным законом "О ветеранах" для инвалидов войны, что неравнозначно наличию статуса инвалида Великой Отечественной войны.

Такие меры социальной поддержки, как указал Конституционный Суд Российской Федерации, с течением времени не остаются неизменными, могут носить единовременный и адресный характер, что не исключает возможность их дифференциации с учетом статусных характеристик ветеранов Великой Отечественной войны не только на уровне Российской Федерации, но и на региональном и местном уровнях (определения от 20 ноября 2003 года N 435-О[27] и от 4 апреля 2006 года N 89-О[28]).

4.2. Таким образом, подпункт 5 статьи 4 Федерального закона "О ветеранах" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 21 (часть 1) и 39 (часть 1), в той мере, в какой он не позволяет относить к инвалидам Великой Отечественной войны лиц, в годы Великой Отечественной войны привлекавшихся организациями Осоавиахима СССР и органами местной власти к сбору боеприпасов и военной техники, разминированию территорий и объектов и ставших инвалидами вследствие ранения, контузии или увечья, полученных при проведении указанных работ ранее февраля 1944 года.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 71, статьями 72, 74, 75, 78, 79 и 100 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации постановил:

2. Дело гражданина Корсакова Владимира Алексеевича подлежит пересмотру в установленном порядке.

3. Настоящее Постановление окончательно, не подлежит обжалованию, вступает в силу немедленно после провозглашения, действует непосредственно и не требует подтверждения другими органами и должностными лицами.

4. Настоящее Постановление подлежит незамедлительному опубликованию в "Российской газете", "Собрании законодательства Российской Федерации" и на "Официальном интернет-портале правовой информации" (www.pravo.gov.ru). Постановление должно быть опубликовано также в "Вестнике Конституционного Суда Российской Федерации".

Постановлением от 30 марта 2016 года № 9-П[29] Конституционный Суд дал оценку конституционности пункта 5 статьи 20 Федерального закона «О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции»[30].

Оспоренные положения являлись предметом рассмотрения постольку, поскольку, ограничивая двумя месяцами срок, который с момента прекращения действия лицензии на осуществление деятельности по производству, хранению и поставке этилового спирта либо алкогольной и спиртосодержащей продукции дается юридическому лицу для реализации имеющихся у него остатков такой продукции, позволяли признавать их находящимися в незаконном обороте, а потому подлежащими изъятию и уничтожению – применительно к винодельческой продукции, выдержка которой на момент истечения двух месяцев, предусмотренных данным положением, не достигает срока, необходимого для завершения ее производства согласно требованиям технологического процесса, притом что само производство было начато в период действия соответствующей лицензии.

Конституционный Суд признал оспоренные положения не соответствующими Конституции Российской Федерации в той мере, в какой они допускают по истечении двух месяцев с момента прекращения действия данной лицензии принудительное безвозмездное изъятие с целью уничтожения по решению суда остатков принадлежащей ему указанной винодельческой продукции, притом что само производство было начато в период действия лицензии, осуществлялось (с учетом стадии производственного процесса) в соответствии с действующим законодательством и с соблюдением обязательных требований и что, начиная его, лицензиат не мог предполагать, что лицензия на новый срок не будет им получена.

Впредь до внесения надлежащих законодательных изменений для решения вопроса относительно правовой судьбы винодельческой продукции с длительными сроками выдержки должна применяться модель, предусмотренная статьей 238 ГК Российской Федерации[31] применительно к прекращению права собственности лица на имущество, которое в силу закона не может ему принадлежать: остатки такой продукции, не реализованные производителем в течение двух месяцев с момента прекращения действия лицензии, подлежат изъятию и продаже с передачей бывшему собственнику вырученной суммы либо передаче в государственную или муниципальную собственность с возмещением бывшему собственнику их стоимости, определенной судом, за вычетом затрат на их хранение и реализацию. При этом сам производитель не лишается возможности подыскивать потенциального покупателя. Как только затраты на хранение нереализованной продукции превысят ее стоимость, она может быть уничтожена в установленном порядке.

Конституционный Суд Российской Федерации принимает решения и об отказе в принятии к рассмотрению жалоб на нарушение прав и свобод человека и гражданина.

Так, например в Определении КС РФ об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Протопопова Юрия Витальевича на нарушение его конституционных прав пунктом 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации[32].

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д.Зорькина, судей К.В.Арановского, А.И.Бойцова, Г.А.Гаджиева, Ю.М.Данилова, Л.М.Жарковой, С.М.Казанцева, С.Д.Князева, А.Н.Кокотова, Л.О.Красавчиковой, С.П.Маврина, Н.В.Мельникова, Ю.Д.Рудкина, О.С.Хохряковой, рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданина Ю.В.Протопопова к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, установил:

1. Решением суда общей юрисдикции, оставленным без изменения судами вышестоящих инстанций, были частично удовлетворены требования к гражданину Ю.В.Протопопову о признании спорной квартиры личным имуществом и разделе совместно нажитого имущества супругов, в удовлетворении встречных исковых требований о разделе совместно нажитого имущества супругов было отказано. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации Ю.В. Протопопов оспаривает конституционность пункта 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации, согласно которому в случае спора раздел общего имущества супругов, а также определение долей супругов в этом имуществе производятся в судебном порядке; при разделе общего имущества супругов суд по требованию супругов определяет, какое имущество подлежит передаче каждому из супругов; в случае, если одному из супругов передается имущество, стоимость которого превышает причитающуюся ему долю, другому супругу может быть присуждена соответствующая денежная или иная компенсация.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения противоречат статьям 17 (часть 2), 18, 21, 45 (часть 2), 35 и 46 Конституции Российской Федерации в той мере, в какой по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, они допускают возможность лишения права собственности без оспаривания основания его возникновения.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Пункт 3 статьи 38 Семейного кодекса Российской Федерации, устанавливающий правила раздела общего совместного имущества супругов в судебном порядке, рассматриваемый в системе действующего семейно- правового регулирования, в частности во взаимосвязи с пунктом 2 статьи 34 данного Кодекса, устанавливающим критерии отнесения имущества к совместной собственности супругов, и со статьей 36 данного Кодекса, устанавливающей критерии отнесения имущества к собственности каждого из супругов, позволяет с учетом всех юридически значимых для дела обстоятельств определить, какое имущество является совместной собственностью супругов, решить вопрос о его передаче конкретному супругу и о выплате второму супругу компенсации соразмерно его доле в общем имуществе супругов, направлен на защиту имущественных прав супругов (определения Конституционного Суда Российской Федерации от 25 февраля 2010 года № 270-О-О, от 27 января 2011 года № 10-О-О, от 1 марта 2011 года № 352-О-О, от 20 октября 2011 года № 1353-О-О, от 11 мая 2012 года № 733-О, от 18 октября 2012 года № 1836-О, от 24 декабря 2012 года № 2405-О, от 24 декабря 2012 года № 2407-О, от 24 декабря 2013 года № 2077-О, от 23 декабря 2014 года № 2907-О, от 22 декабря 2015 года № 2889-О и др.) и, таким образом, не может рассматриваться как нарушающий права заявителя, указанные в жалобе. Установление же и исследование фактических обстоятельств конкретного дела Ю.В. Протопопова к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», не относится. Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», Конституционный Суд Российской Федерации определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Протопопова Юрия Витальевича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона «О Конституционном Суде Российской Федерации», в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.

 

Заключение

В заключении работы подведем итоги проделанному исследованию.

Деятельность Конституционного Суда Российской Федерации позволяют сделать следующие выводы:

1. Конституционный Суд Российской Федерации – высший орган судебной власти по защите конституционного строя, по проверке конституционности нормативных актов и правоприменительной практики, по защите основных прав и свобод человека и гражданина;

2. Устраняет конфликты, возникающими между различными ветвями власти, а именно исполнительную и законодательную, также между федеральными органами и органами субъектов федерации;

3. Охраняет общие принципы прав и свобод человека и гражданина;

4. Конституционный Суд РФ – это независимый Суд, подчиняемый только закону и оценивающий подзаконные акты с точки зрения их законности эффективное действие которого зависит от степени сформированного гражданского общества;

5. В пределах своих полномочий участвует в защите прав и свобод человека и гражданина, выступая как судебный орган конституционного контроля.

Права и свободы человека и гражданина представляют собой сложный, динамично развивающийся феномен, вышедший, с одной стороны, за пределы правоведения и выступающий, например как в качестве философских концепций, а с другой стороны, являющий собой определенную юридическую конструкцию, устанавливающую механизм взаимоотношений человека и государства. Развитие этого механизма характеризуется постоянной обновленностью и является по сути юридическим, формальным отражением конкретно исторического признания места и роли человека в обществе:

1. Права и свободы человека и гражданина – высшая ценность, признаваемая, соблюдаемая и защищаемая государством.

2. Личные права и свободы принадлежат на равном основании всем лицам, находящимся на территории России, независимо от того, является ли это лицо гражданином, иностранцем или лицом без гражданства.

3. Для современной Российской Федерации так же свойственны нарушения личных прав и свобод. Как подчеркивают правозащитники, реализация норм о правах и свободах человека находится не на должном уровне.

4. Как мы уже говорили, основная проблема практической реализации прав и свобод граждан, их защите, заключается в правовом отрицании общественных ценностей абсолютного большинства граждан России. По-прежнему большинство граждан Российской Федерации считают, что отстаивать свои права «бесполезно». Получается, что не создаются прецеденты защиты прав, и продолжаются нарушения. С другой стороны, если есть права и механизмы их защиты, то нет препятствий к их реализации. Именно этот низкий уровень правосознательности большинства населения, молчаливого соглашающего нарушение их прав, и является проблемой их реализации и защиты. Таким образом, для того, чтобы в России изменилось отношение к личным правам и свободам, необходимо развивать правосознание общества и каждого конкретного человека.

Разрешения противоречий между постоянно развивающимся конституционным законодательством и реальным механизмом его реализации применительно к отдельным группам населения, у которых совершенно разные условия формирования и уровни правового сознания. Возможно, суть противоречий состоит в том, что в России еще имеется законодательство, в котором отдельные правовые нормы противоречат основным правам и свободам человека и гражданина. Также реальная потребность реализации Конституции РФ, признающей высшей ценностью права и свободы человека, наталкиваются на отсутствие профессиональной грамотности сотрудниками.

Для решения этих проблем необходимо:

1. Выработать тактику общенациональной, региональной и местной политики реального обеспечения прав и свобод человека, от беззакония.

2. Развить систему правового воспитания с тем, чтобы каждый гражданин знал свои права и свободы, умел ими пользоваться и защищать их.

3. Эффективное восстановление пострадавших в правах, реальное исполнение судебных решений.

4. Определить основные направления развития законодательной и правоприменительной практики в России в области прав человека.

5. Установить тесную координацию национальной системы защиты прав человека с международно-правовыми системами.

Несмотря на определенные сложности в организации судебной практики, главная проблема эффективности работы Конституционного суда в Российской Федерации в ряде причин, по которым правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации не получают должного применения – это медлительность Федерального Собрания и представительных (законодательных) органов субъектов Федерации по внесению изменений и дополнений в действующие законы, по подготовке и принятию новых законов; необоснованные позиции судов общей юрисдикции и других правоприменительных органов, не желающих менять правоприменительную практику в соответствии с правовыми позициями Конституционного Суда Российской Федерации; неясность в понимании содержания правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации; слабое информирование о правовых позициях и решениях Конституционного Суда Российской Федерации и др. В целях обеспечения прав и законных интересов человека и гражданина в Российской Федерации и совершенствования деятельности судов, органов законодательной и исполнительной власти необходимо оперативное и полное опубликование всех актов Конституционного Суда Российской Федерации. Между тем, многие из принятых Конституционным Судом Российской Федерации определений длительное время не публикуются ни в официальных изданиях, ни в других общедоступных источниках. Эту практику необходимо изменить. Законность же в государстве, в том числе и конституционную, должны обеспечивать не Конституционный Суд Российской Федерации а исполнительная власть, прокуратура, правоохранительные ведомства. Конституционный Суд Российской Федерации – это фактически высшая и последняя инстанция, и он должен вступать в действие лишь тогда, когда не срабатывает вся остальная система власти или правосудия. Следует подчеркнуть, что Конституционный Суд Российской Федерации решает исключительно вопросы права. При осуществлении конституционного судопроизводства он воздерживается от установления и исследования фактических обстоятельств во всех случаях, когда это входит в компетенцию других судов или иных органов.

В любом случае необходимо постоянное осознание ценности и уникальности каждой человеческой личности и рассмотрение вопросов о правах человека не только с философских и социологических позиций, но и с позиций права.

 

 

Список использованной литературы

Нормативно-правовые акты

1. Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // "Бюллетень международных договоров", N 3, 2001.

2. Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // "Собрание законодательства РФ", 04.08.2014, N 31, ст. 4398.

3. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.

5. Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ (ред. от 28.12.2016) // "Парламентская газета", N 151-152, 10.08.2000.

6. Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // "Российская газета", N 17, 27.01.1996.

7. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

8. Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) "О Конституционном Суде Российской Федерации" // "Российская газета", N 138 - 139, 23.07.1994.

9. Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) "О судебной системе Российской Федерации" // "Российская газета", N 3, 06.01.1997.

10. Федеральный конституционный закон от 26.02.1997 N 1-ФКЗ (ред. от 31.01.2016) "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" // "Российская газета", N 43-44, 04.03.1997.

11. Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 (ред. от 03.07.2016, с изм. от 19.12.2016) "О статусе судей в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016) // "Российская юстиция", N 11, 1995.

12. Федеральный закон от 22.11.1995 N 171-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // "Российская газета", N 231, 29.11.1995.

13. Федеральный закон от 12.01.1995 N 5-ФЗ (ред. от 19.12.2016) "О ветеранах" // "Российская газета", N 19, 25.01.1995.

14. Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.1999 N 19-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 20 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" в связи с жалобами граждан В.П. Малкова и Ю.А. Антропова, а также запросом Вахитовского районного суда города Казани" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 1, 2000.

15. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.12.1997 N 20-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца шестого пункта 1 статьи 28 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года "О занятости населения в Российской Федерации" в редакции от 20 апреля 1996 года" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 1, 1998.

16. Постановление Конституционного Суда РФ от 16.07.2015 N 22-П "По делу о проверке конституционности положения статьи 226.1 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Республики Казахстан О.Е. Недашковского и С.П. Яковлева" // "Российская газета", N 165, 29.07.2015.

17. Постановление Конституционного Суда РФ от 06.02.2014 N 2-П "По делу о проверке конституционности подпункта 5 статьи 4 Федерального закона "О ветеранах" в связи с жалобой гражданина В.А. Корсакова" // "Солидарность", N 7, 19 - 26.02.2014.

18. Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.2004 N 11-П "По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан" // "Российская газета", N 124, 15.06.2004.

19. Постановление Конституционного Суда РФ от 13.04.2016 N 11-П "По делу о проверке конституционности статей 32, 34.2 и 217 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России) и подпункта 5.1.1 Положения о Федеральной налоговой службе в связи с запросом Ленинградского окружного военного суда" // "Российская газета", N 90, 27.04.2016.

20. Постановление Конституционного Суда РФ от 30.03.2016 N 9-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 20 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "СГИВ" // "Российская газета", N 72, 06.04.2016.

21. Определение Конституционного Суда РФ от 19.11.2009 N 1344-О-Р "О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 1, 2010.

22. Определение Конституционного Суда РФ от 20.11.2003 N 435-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лучина Виктора Михайловича на нарушение его конституционных прав подпунктом "з" подпункта 1 пункта 1 статьи 2 и статьей 17 Федерального закона "О ветеранах" // СПС "КонсультантПлюс".

23. Определение Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 N 89-О "По запросу Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода о проверке конституционности положений пунктов 9, 10 и 19 статьи 44 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и статьи 14, пункта 2 статьи 15 и статьи 23.1 Федерального закона "О ветеранах", а также по жалобе граждан Волкова Анатолия Александровича, Вотякова Бориса Васильевича, Галагана Григория Семеновича и Голикова Александра Васильевича на нарушение их конституционных прав указанными законоположениями" // "Российская газета", N 121, 08.06.2006.

 

Научная и учебная литература

24. Бланкенагель А., Левин И.Г. В принципе нельзя, но можно!.. Конституционный Суд России и дело об обязательности решений Европейского суда по правам человека // Сравнительное конституционное обозрение. 2015. N 5. С. 152 - 162.

25. Вайпан Г.В. Трудно быть богом: Конституционный Суд России и его первое дело о возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 4. С. 107 - 124.

26. Виноградов Т., Манжосова Е., Медников Д., Иванов Л. Обзор постановлений, вынесенных Конституционным Судом Российской Федерации // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 4. С. 152 - 162.

27. Вершинина И.Ф., Деменева А.В., Новикова А.Е., Дурнова И.А. Комментарий к Федеральному конституционному закону от 26.02.1997 N 1-ФКЗ "Об Уполномоченном по правам человека в Российской Федерации" (постатейный) // СПС КонсультантПлюс. 2012.

28. Грачева (Перчаткина) С.А. Конституционное правосудие и реализация решений Европейского суда по правам человека: научно-практическое пособие. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, КОНТРАКТ, 2012. 240 с.

30. Калашников С.В. Применение общепризнанных принципов и норм в сфере защиты прав человека в России: вопросы теории и практики / под ред. Д.С. Велиевой. М.: ДМК Пресс, 2010. 162 с.

31. Калиниченко П.А. К вопросу о коллизии между постановлениями ЕСПЧ и Конституцией России в свете позиции Конституционного Суда РФ // Актуальные проблемы российского права. 2016. N 2. С. 42 - 48.

32. Красиков Д.В. Конвенционно-конституционные коллизии и иллюзии: что лежит в основе "возражения" Конституционного Суда России в адрес Европейского суда по правам человека? // Международное правосудие. 2016. N 3. С. 101 - 117.

33. Международная и внутригосударственная защита прав человека: учебник / А.Х. Абашидзе, З.Г. Алиев, К.Ф. Амиров и др.; под ред. Р.М. Валеева. М.: Статут, 2011. 830 с.

34. Научно-практический комментарий к Федеральному конституционному закону от 31 декабря 1996 г. N 1-ФКЗ "О судебной системе Российской Федерации" (постатейный) / Е.А. Григорьева, М.А. Беляев, Н.А. Бочкарева и др.; под ред. В.А. Дмитриева. М.: Юстицинформ, 2016. 152 с.

35. Прозванченков А.В., Шахбазов Р.А. Злоупотребление правом в решениях Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации // Ленинградский юридический журнал. 2015. N 4. С. 248 - 260.

36. Филатова М.А. Соотношение правопорядков и иерархия международных и национальных норм: новые вопросы и подходы к их решению в практике Конституционного Суда России // Международное правосудие. 2016. N 3. С. 88 - 100.

37. Федосеева Е.С. Проблемы имплементации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в российскую правовую систему в условиях активизма Европейского суда по правам человека // Ленинградский юридический журнал. 2016. N 1. С. 257 - 265.


[1] Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // "Собрание законодательства РФ", 04.08.2014, N 31, ст. 4398.

[2] Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 N 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) "О Конституционном Суде Российской Федерации" // "Российская газета", N 138 - 139, 23.07.1994.

[3] Федеральный конституционный закон от 31.12.1996 N 1-ФКЗ (ред. от 05.02.2014) "О судебной системе Российской Федерации" // "Российская газета", N 3, 06.01.1997.

[4] Закон РФ от 26.06.1992 N 3132-1 (ред. от 03.07.2016, с изм. от 19.12.2016) "О статусе судей в Российской Федерации" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.09.2016) // "Российская юстиция", N 11, 1995.

[5] Грачева (Перчаткина) С.А. Конституционное правосудие и реализация решений Европейского суда по правам человека: научно-практическое пособие. М.: Институт законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ, КОНТРАКТ, 2012. С.45

[6] Калашников С.В. Применение общепризнанных принципов и норм в сфере защиты прав человека в России: вопросы теории и практики / под ред. Д.С. Велиевой. М.: ДМК Пресс, 2010. С.59

[7] Филатова М.А. Соотношение правопорядков и иерархия международных и национальных норм: новые вопросы и подходы к их решению в практике Конституционного Суда России // Международное правосудие. 2016. N 3. С. 89

[8] Вайпан Г.В. Трудно быть богом: Конституционный Суд России и его первое дело о возможности исполнения постановления Европейского суда по правам человека // Сравнительное конституционное обозрение. 2016. N 4. С. 111

[9] Какителашвили М.М. Решения ЕСПЧ и Конституционного Суда РФ: социально-правовой конфликт // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 9. С. 72

[10] Прозванченков А.В., Шахбазов Р.А. Злоупотребление правом в решениях Европейского суда по правам человека и Конституционного Суда Российской Федерации // Ленинградский юридический журнал. 2015. N 4. С. 250

[11] Бланкенагель А., Левин И.Г. В принципе нельзя, но можно!.. Конституционный Суд России и дело об обязательности решений Европейского суда по правам человека // Сравнительное конституционное обозрение. 2015. N 5. С. 152

[12] Федосеева Е.С. Проблемы имплементации Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод в российскую правовую систему в условиях активизма Европейского суда по правам человека // Ленинградский юридический журнал. 2016. N 1. С. 260

[13] Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ (ред. от 19.12.2016) // "Собрание законодательства РФ", 17.06.1996, N 25, ст. 2954.

[14] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 23.05.2016) // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.

[15] Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) (с изм. от 13.05.2004) (вместе с "Протоколом [N 1]" (Подписан в г. Париже 20.03.1952), "Протоколом N 4 об обеспечении некоторых прав и свобод помимо тех, которые уже включены в Конвенцию и первый Протокол к ней" (Подписан в г. Страсбурге 16.09.1963), "Протоколом N 7" (Подписан в г. Страсбурге 22.11.1984)) // "Бюллетень международных договоров", N 3, 2001.

[16] Калиниченко П.А. К вопросу о коллизии между постановлениями ЕСПЧ и Конституцией России в свете позиции Конституционного Суда РФ // Актуальные проблемы российского права. 2016. N 2. С. 44

[17] Определение Конституционного Суда РФ от 19.11.2009 N 1344-О-Р "О разъяснении пункта 5 резолютивной части Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 2 февраля 1999 года N 3-П по делу о проверке конституционности положений статьи 41 и части третьей статьи 42 Уголовно-процессуального кодекса РСФСР, пунктов 1 и 2 Постановления Верховного Совета Российской Федерации от 16 июля 1993 года "О порядке введения в действие Закона Российской Федерации "О внесении изменений и дополнений в Закон РСФСР "О судоустройстве РСФСР", Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР, Уголовный кодекс РСФСР и Кодекс РСФСР об административных правонарушениях" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 1, 2010.

[18] Международная и внутригосударственная защита прав человека: учебник / А.Х. Абашидзе, З.Г. Алиев, К.Ф. Амиров и др.; под ред. Р.М. Валеева. М.: Статут, 2011. С.268

[19] Красиков Д.В. Конвенционно-конституционные коллизии и иллюзии: что лежит в основе "возражения" Конституционного Суда России в адрес Европейского суда по правам человека? // Международное правосудие. 2016. N 3. С. 109

[20] Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.2004 N 11-П "По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан" // "Российская газета", N 124, 15.06.2004.

[21] Постановление Конституционного Суда РФ от 16.12.1997 N 20-П "По делу о проверке конституционности положения абзаца шестого пункта 1 статьи 28 Закона Российской Федерации от 19 апреля 1991 года "О занятости населения в Российской Федерации" в редакции от 20 апреля 1996 года" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 1, 1998.

[22] Постановление Конституционного Суда РФ от 27.12.1999 N 19-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 3 статьи 20 Федерального закона "О высшем и послевузовском профессиональном образовании" в связи с жалобами граждан В.П. Малкова и Ю.А. Антропова, а также запросом Вахитовского районного суда города Казани" // "Вестник Конституционного Суда РФ", N 1, 2000.

[23] Постановление Конституционного Суда РФ от 13.04.2016 N 11-П "По делу о проверке конституционности статей 32, 34.2 и 217 Налогового кодекса Российской Федерации, пунктов 1 и 3 Положения о Пенсионном фонде Российской Федерации (России) и подпункта 5.1.1 Положения о Федеральной налоговой службе в связи с запросом Ленинградского окружного военного суда" // "Российская газета", N 90, 27.04.2016.

[24] Налоговый кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 05.08.2000 N 117-ФЗ (ред. от 28.12.2016) // "Парламентская газета", N 151-152, 10.08.2000.

[25] Постановление Конституционного Суда РФ от 06.02.2014 N 2-П "По делу о проверке конституционности подпункта 5 статьи 4 Федерального закона "О ветеранах" в связи с жалобой гражданина В.А. Корсакова" // "Солидарность", N 7, 19 - 26.02.2014.

[26] Федеральный закон от 12.01.1995 N 5-ФЗ (ред. от 19.12.2016) "О ветеранах" // "Российская газета", N 19, 25.01.1995.

[27] Определение Конституционного Суда РФ от 20.11.2003 N 435-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Лучина Виктора Михайловича на нарушение его конституционных прав подпунктом "з" подпункта 1 пункта 1 статьи 2 и статьей 17 Федерального закона "О ветеранах" // СПС "КонсультантПлюс"

[28] Определение Конституционного Суда РФ от 04.04.2006 N 89-О "По запросу Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода о проверке конституционности положений пунктов 9, 10 и 19 статьи 44 Федерального закона от 22 августа 2004 года N 122-ФЗ "О внесении изменений в законодательные акты Российской Федерации и признании утратившими силу некоторых законодательных актов Российской Федерации в связи с принятием Федеральных законов "О внесении изменений и дополнений в Федеральный закон "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" и "Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации" и статьи 14, пункта 2 статьи 15 и статьи 23.1 Федерального закона "О ветеранах", а также по жалобе граждан Волкова Анатолия Александровича, Вотякова Бориса Васильевича, Галагана Григория Семеновича и Голикова Александра Васильевича на нарушение их конституционных прав указанными законоположениями" // "Российская газета", N 121, 08.06.2006

[29] Постановление Конституционного Суда РФ от 30.03.2016 N 9-П "По делу о проверке конституционности пункта 5 статьи 20 Федерального закона "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" в связи с жалобой общества с ограниченной ответственностью "СГИВ" // "Российская газета", N 72, 06.04.2016.

[30] Федеральный закон от 22.11.1995 N 171-ФЗ (ред. от 03.07.2016) "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта, алкогольной и спиртосодержащей продукции и об ограничении потребления (распития) алкогольной продукции" (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // "Российская газета", N 231, 29.11.1995.

[31] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 03.07.2016) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017) // "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.

[32] Семейный кодекс Российской Федерации от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) // "Российская газета", N 17, 27.01.1996.

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Библиофонд и Rosdiplom.ru