Тема: Получение взятки (Ст. 290 УК РФ)

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    81,4 Кб
Получение взятки (Ст. 290 УК РФ)
Получение взятки (Ст. 290 УК РФ)
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Министерство образования и науки РФ

федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение высшего образования

«Московский государственный юридический университет имени О.Е. Кутафина (МГЮА)»

Кафедра Уголовного права и криминологии







Выпускная квалификационная работа

для квалификации «дипломированный специалист» -

в форме дипломной работы

ПОЛУЧЕНИЕ ВЗЯТКИ (СТ. 290 УК РФ)


Целищев Александр Владимирович

студента 6 курса заочной формы обучения

Волго-Вятского института (филиала) Университета имени О.Е. Кутафина (МГЮА)



Киров 2016

Содержание

Введение

Глава 1. История развития уголовной ответственности за получение взятки

1.1 Возникновение и развитие ответственности за получение взятки в истории российского дореволюционного уголовного законодательства

1.2 История ответственности за взяточничество в советский период

1.3 Ответственность за взяточничество в современной России

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика получения взятки

2.1 Объект и предмет получения взятки

2.2 Объективная сторона состава преступления, предусмотренного ст.290 УКРФ

2.3 Субъективные признаки получения взятки

.4 Квалифицированные и особо квалифицированные виды получения взятки

Глава 3. Проблемы квалификации получения взятки

.1 Отграничение получения взятки от смежных составов преступления

.2 Предложения по совершенствованию ст. 290 УКРФ

Заключение

Список литературы

Введение

Взяточничество является одним из наиболее опасных преступлений коррупционного характера, поскольку наносит серьезный ущерб нормальной деятельности государственного аппарата, органов местного самоуправления, государственным и муниципальным учреждениям, интересам граждан и организаций в целом. Данный вид преступления носит аморальный характер, отрицательно влияет на развитие общества и формирование правового социального и справедливого государства.

Получение взятки - преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ, представляющее собой один из распространенных видов коррупционной деятельности, которое поражает практически все общество и оказывает влияние не только на функционирование государственных структур, но и деформируют общественное сознание. Практически все преступления коррупционного характера имеют очень низкие показатели раскрываемости, поскольку лицо, принимающее, и лицо, дающее взятку, стремятся скрыть это деяние. Основной причиной, способствующей значительному развитию коррупции в последнее десятилетие, является сложная экономическая ситуация и политическая напряженность в стране.

Одним из наиболее распространенных должностных преступлений, является получение взятки (ст. 290 УК РФ).

Согласно данным портала правовой статистики Генеральной прокуратуры, в 2015 г. количество преступлений по статье 290 УК РФ "Получение взятки" увеличилось на 8,6% по сравнению с 2014 годом и составило 6495 случаев получения взятки. Зарегистрировано 6816 случаев дачи взятки, что на 15,3% больше, чем в 2014 году. По поводу получения взятки в суд направлено 5163 дела, по поводу дачи взятки направлено 5518 дел в суд. В целом преступления коррупционной направленности составляют 1,4% от общего числа преступлений, всего выявлено 32455 преступлений такого рода.

Согласно выступлению В.В. Путина на заседании Совета по противодействию коррупции 26 января 2016 года, за январь-сентябрь 2015 года было осуждено почти 9 тысяч человек, а 11 тысяч должностных лиц привлечены к дисциплинарной ответственности. С.Б. Иванов уточнил в своем выступлении: за три квартала 2015 года выявлено более 20 тысяч нарушений. При этом уволено 516 государственных служащих. Ущерб, наносимый коррупционерами - это порядка 15,5млрд. рублей только с января по сентябрь 2015 года, а удалось вернуть всего лишь 3,8% от этой суммы.

В 2013 году давать взятки стали значительно чаще, а к 2015 году брать взятки стали меньше, чем давать. Ещё более интересная ситуация складывается, если посмотреть судебную статистику за первое полугодие 2015 года. Согласно порталу правовой статистики, за январь-июнь 2015 года было зафиксировано 3884 случая получения взятки и 4000 случаев дачи взятки. Согласно статистике Судебного департамента при Верховном Суде РФ, в первом полугодии 2015 года, за дачу взятки было осуждено 2484 человека, за получение взятки в общей сложности - 776 человек.

Складывается впечатление, что коррупция в России порождается населением, которое стремится давать взятки, от которых взяточники повально отказываются.

Некоторые исследователи отмечают, что такое положение дел свойственно либеральному подходу: снизить возможность давать взятки, ужесточить наказание за дачу взятки, при этом ослабить наказание для взяткополучателя. Расчет на то, что, опасаясь наказания, потенциальный взяткодатель побоится давать взятку должностному лицу.

Только в результате получается, что такой подход не работает. Если человек понимает, что единственный способ добиться своих прав - это взятка, он вынужден идти на преступление. К этому добавляются опасения «сдать» чиновника, требующего взятку и обладающего ресурсами, влиянием и связями. В отличие от простого гражданина, у чиновника значительно больше возможностей оказывать давление без ущерба для себя.

В средствах массовой информации широко освещаются проверки, проводимые государственными органами, поэтому большинство населения России воспринимает борьбу с коррупцией как успешную. За последнее время сразу несколько губернаторов были обвинены в коррупции, мэры и заместители мэров городов, в том числе в Крыму.

Начавшуюся судорожную антикоррупционную деятельность можно связать со стремлением власти породить у населения перенасыщение этой тематикой, вызвать потерю интереса, при этом одновременно «зачистить» политическое поле от неугодных ей людей, произвести кадровые перестановки без потери доверия и повысить свой собственный авторитет.

Показательно, что Россия в рейтинге коррупции Transparency International не сильно изменила свои позиции. Сейчас у России 29 баллов, и она делит 119 место с Азербайджаном, Гайаной и Сьерра-Лионе, у которых такое же количество баллов. В 2014 году Россия вместе с Нигерией, Ливаном, Кыргызстаном, Ираном и Камеруном набрала 27 баллов, и занимала 136 место. А в 2013 и 2012 стабильно набирала 28 баллов, что соответствовало 127 месту из 177 возможных в 2013 году и 133 месту из 176 возможных в 2012 году.

Борьба с коррупцией ведется крайне выборочно. По существу, одна коррупция перетекает в другую, «мягкую», форму.

Тема борьбы с коррупцией оказалась очень эффективным и эффектным средством воздействия на массовое сознание, и активно сейчас используется. Но по существу меняются только сами коррупционеры, само же явление коррупции остается прежним, и вряд ли что-либо действительно изменится, если не поменять подход к решению этой проблемы. А в условиях кризиса и фактически ведения войны коррупция в тылу даже худший враг, чем внешние факторы.

Указанные выше данные определяют актуальность данной работы.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с привлечением к уголовной ответственности за получение взятки.

Предмет исследования в рассматриваемой работе - уголовное законодательство в части ответственности за получение взятки, практика его применения, а также учебная и научная литература.

Цель работы - выявить основные закономерности, проблемы и ключевые аспекты уголовной ответственности за данное преступление.

Для достижения поставленной цели сформулирован комплекс следующих задач:

) проанализировать исторический аспект развития уголовной ответственности за получение взятки;

) изучить понятие получения взятки;

) провести уголовно-правовой анализ получения взятки и последовательно рассмотреть:

основные квалификационные признаки получения взятки;

особенности уголовной ответственности за квалифицированные виды получения взятки;

) изучить вопрос о разграничении получения взятки с другими преступлениями.

) проанализировать уровень уголовно-правового регулирования ответственности за получение взятки на современном этапе и определить необходимость в совершенствовании данной нормы.

Основные методы работы - диалектический и основанные на нем общенаучные и частнонаучные методы познания, в том числе формально-логический, исторический, статистический, сравнительно-правовой и формально-юридический.

Теоретическую основу работы составляют труды таких ведущих правоведов-теоретиков как: В.Н. Борков, С.И. Вейберт, И.Б. Воложенкин, Л.Д. Гаухман, А.И. Чашин, Б.В. Здравомыслов, С.М.Будатаров, И.А. Мамедов, Д.В. Мирошниченко, А.И Кирпичников, А.И. Рарог, А.Ю. Смирнов, А.И. Чучаев, В.И. Гладких, Е.Г. Понятовская и другие.

Эмпирическую базу исследования составили материалы судебной практики Пленума Верховного Суда РФ, результаты уголовных дел Кировского областного суда, районных судов Кировской области, а также судов других регионов.

Теоретическая значимость работы определяется тем, что она представляет собой специальное исследование уголовной ответственности за преступление, предусмотренное ст.290 УКРФ. Предприняты попытки разрешения ряда дискуссионных положений, закрепленных в современном законодательстве России.

Практическая значимость определяется сформулированными на основе исследования выводами и рекомендациями по совершенствованию норм уголовного законодательства, регламентирующих ответственность за получение взятки.

Структура работы построена с учетом целей и задач исследования и обеспечивает логическую последовательность в изложении хода и результатов исследования. Дипломная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка используемой литературы.

Глава 1. История развития уголовной ответственности за получение взятки

1.1 Возникновение и развитие ответственности за получение взятки в истории российского дореволюционного уголовного законодательства

Борьба со взяточничеством всегда была одной из самых актуальных проблем политического, социального и экономического развития современной России как исторического наследия во всех ее негативных проявлениях. Взятка, как универсальное социальное явление, как вид преступления известна с древнейших времен, возникновение которого в Русском государстве, прежде всего, связано с традициями общества в период становления государственности на Руси в IX - X веках.

В древней Руси князь являлся главным органом власти, лично осуществляя управление всеми сферами общественных отношений. Со времени правления Олега киевские князья посылали для управления городами своих дружинников, которые первоначально назывались мужами, при Ярополке - посадниками и с середины XII века - наместниками, которые представляли власть князя на местах.

Правительство Ивана III создало систему местного управления, в которой центральной фигурой был наместник. При назначении на должность наместник получал на кормление наказной или доходный список, который подробно определял его доходы и пошлины. Центральная власть расценивала кормление как награду, своего рода пенсию за военную службу. Первое представление о взятке было связано с понятием «посула», под которым понималась плата судье за проявление усердия в разборе дела. Его существование рассматривалось как естественное явление, представляя собой финансовую основу деятельности чиновников.

В итоге в сознании как верхов, так и низов прочно закрепилось понимание: любое обращение к сановному лицу должно быть подкреплено чем-то материальным, ценным.

В XIV веке ситуация была уже настолько остра, что пришлось вводить в законодательство понятие взятки или, по терминологии того времени, посула: «А тайных посулов не имати ни князю, ни посаднику» (статья 4 Псковской Судной грамоты 1397 года). Обычное кормление, не приносившее, в принципе, вреда, трансформировалось в сочетание мздоимства и лихоимства. Мздоимством назывались совершённые за плату действия чиновника, не нарушавшие закон (обычно речь шла о его прямых обязанностях), это было естественным положением дел и никого не смущало. А вот лихоимством назывались незаконные действия, возможные благодаря статусу и спровоцированные посулом. К XV веку уже уверенно можно было говорить о коррупции, укоренившейся и процветавшей. Речь о посулах идёт в Новгородской Судной грамоте 1471 года и в Судебнике 1497 года: судебным приставам запрещалось брать посулы для себя и для судей.

Такая система местного управления, в отсутствие полного контроля со стороны центральной власти, ложилась тяжелым бременем на плечи крестьян и посадских людей. На кормление назначались не только представители феодальной аристократии, но и элита служилых людей, власть которых регламентировалась уставными грамотами и доходными списками. Довольно часто крестьяне обращались с жалобами к Ивану III, прося защиты от наместнического произвола. И Великому князю московскому приходилось принимать соответствующие меры, осуждая действия своих представителей.

К середине XVI века в результате дальнейшей централизации власти происходит усиление политического влияния дворянства и вытеснение боярской аристократии с ключевых позиций, что явилось предпосылкой для последующего устранения системы кормления и появления феодальной аристократии в местной администрации.

Не соответствуя требованиям и задачам по укреплению власти на местах, система местничества перестает существовать. Появляется новая организация местного самоуправления - воеводство, впоследствии ставшим общим учреждением для всего государства. Воевода, как исполнительный орган центральной власти, являлся главной структурной единицей в системе местной администрации, основу которой составляло дворянство.

Назначение воевод происходило Разрядным приказом и утверждалось государем и Боярской думой, при этом, прежде всего, принималась во внимание его предыдущая служба, а не личные способности.

Новое назначение правительство рассматривало как заслуженный отдых, как награду за воинские успехи, как раньше при назначении наместников. Воеводы, которые посылались на кормление, смотрели на свою должность как на доход, и сами высказывали этот взгляд в своих челобитных. При назначении воеводам давался наказ для руководства в управление вверенным округом, в которых указывалось на бескорыстие как важнейшую их обязанность по службе. Воеводы не пользовались доверием московского правительства, поэтому центральная власть стремилась как можно чаще смещать своих чиновников, осуществляя ротацию. Этим достигалось две цели: во-первых, воеводу смещали прежде, чем он успевал много награбить; и, во-вторых, сам акт смены соединялся с учетом деятельности прежнего воеводы. Это был единственно доступный способ государственного контроля того времени.

Вместе с образованием и укреплением Централизованного государства возникали и центральные правительственные учреждения - Приказы. Они появились в результате мероприятий, проводившихся с конца XV века великокняжеским правительством по централизации административного механизма. Образование приказов означало переход большей части дел из ведения Боярской думы.

Ближайшие потребности и новые задачи управления государством определяли число Приказов. Когда территория Московского царства расширялась, то монархи распределяли новые дела по приказам, разъединяя и объединяя их по своему усмотрению, чаще сохраняя старое. Именно поэтому иногда происходило нагромождение этих учреждений, образовалась сложная система приказного управления. Упадок приказного строя становится заметным во второй четверти XVII века. В царствование Михаила Федоровича приказы значительно ухудшают свою работу, увеличивается злоупотребления судей, дьяков. Эти учреждения начинают обособляться и со стороны населения все чаще стали раздаваться жалобы на волокиту и злоупотребления.

Бюрократия, возникшая в XVI - XVII веках, придала мощный импульс взяточничеству как явлению, увеличилось количество челобитных царю на злоупотребление кормленщиков. Ситуация на местах с коррупцией не улучшалась и в связи с тем, что некоторым областям давались уставные грамоты, в которых определялось количество поборов с населения. В связи с этим царь даже применял такую меру, как замена наместников выборными земскими властями. Но и эта мера не дала ожидаемых результатов. Даже введение Иваном IV смертной казни в качестве наказания за чрезмерное взяточничество не смогло изменить ситуацию. Следует отметить, Судебник впервые разграничил две формы коррупции - лихоимство и мздоимство. Лихоимство, согласно Судебнику - получение должностным лицом пошлин свыше установленной законом нормы. Под мздоимством понималось получение должностным лицом вознаграждения при рассмотрении дела или жалобы в суде вопреки интересам правосудия. Судебник предусматривал для дьяка тюремное наказание за взятку, срок которого определял монарх, подьячий же за взятку подвергался торговой казни - битью кнутом. Кроме того, за получение пошлин в больших размерах, чем предусматривал закон, предусматривался штраф в троекратном размере.

Коррупция процветала, развивалась, несмотря на ужесточения законов. Бытовавшую до этого порку за лихоимство Иван Грозный заменил на смертную казнь - но взяточников не останавливало и это. В Соборном уложении 1649 года были отражены новые варианты преступления: утайка пошлин при регистрации дел, подлог при переписке судебного дела, притеснение населения. Примерно в это время появилось и вымогательство. Уложение значительно расширило законодательство в сфере борьбы с коррупцией. Так, в десятой главе «О суде» взяточничество рассматривалось как преступление, направленное против интересов правосудия. Кроме того, Уложение расширило круг лиц, которые подлежали уголовной ответственности за взятки. Впервые появился термин «лихоимство» - наказание за превышение власти со стороны воевод, дьяков, приказных людей, а также за получение «посулов». Таким образом, к середине XVII века в Московском государстве окончательно сформировалась система уголовно-правовых норм наказания за мздоимство, вымогательство и лихоимство.

В последней четверти XVII века, в царствование Федора Алексеевича, когда уездные воеводы уже смело и почти в открытую грабили страну, власть пытается предпринимать ряд шагов по наведению порядка на местах. К концу XVII века воеводы сосредоточили в своих руках всю административную, судебную и военную власть на местах, подчиняясь только Москве.

В период становления местничества в нем были заинтересованы и родовая аристократия и монархи. Однако, по мере укрепления самодержавия, положение с местничеством радикально изменилась - монархия не могла признавать самостоятельность феодальной знати. Кроме того, местничество наносило значительный ущерб государству. И в 1682 году Земский собор отменил местничество, что явилось крупнейшим политическим событием в жизни российского общества XVII века.

В истории самодержавия первая четверть XVIII века петровская эпоха имела огромное значение. Именно в его правление происходит значительный рост централизации и бюрократизации управления, становление дворянства как правящего класса российской политической элиты. Петр I был первым русским правителем, осознавшим истинное негативное влияние коррупции на экономику и моральный климат страны, увидевшем ее масштабы и мощь. В 1711 году учрежден новый высший орган - Правительствующий Сенат, целью которого стал контроль за соблюдением законов. В 1717-1723 годах вместо Приказов появились новые органы - Коллегии. При каждой Коллегии находились прокурор и фискал, прокурор наблюдал за правильным решением дел, а фискал осуществлял надзор за финансами. В результате Губернской реформы местная администрация была поставлена под более строгий контроль. В 1702 году появилась должность губернатора, который должен был заменить прежние территориальные приказы, стать главой всей местной власти. Губернаторами назначались доверенные лица из окружения Петра I, опытные администраторы и военачальники. Главная цель губернской реформы заключалась в укреплении власти на местах. Как известно, воеводы «кормились» за счет населения, что вызывало большие злоупотребления властью. Поэтому Петр I назначил губернаторам жалование от казны. Губернская реформа усилила процесс дальнейшей централизации власти, формирования профессиональной бюрократии.

Одна из главных отличительных черт бюрократического аппарата абсолютной монархии заключалась в том, что все должностные лица и учреждения были подчинены инструкциям и регламентам. Изданный в 1720 году Генеральный регламент являлся важнейшим законодательным актом, в котором были подробно расписаны и определены обязанности чиновников всех рангов, каждого учреждения, закреплялась подотчетность нижестоящих учреждений вышестоящими.

Новые принципы формирования кадров империи закрепила петровская «Табель о рангах» 1722 года, которая явилась важнейшим законодательным актом о порядке прохождения службы государственных чиновников. Конечная цель задуманной реформы - установление полной зависимости чиновников от воли монарха. Петровская «Табель о рангах» узаконила российское чиновничество как особую социальную группу с целым рядом прав и преимуществ, которая осуществляла политику верховной власти.

В «Табели» впервые учитывались не родовые, а личные заслуги. Все, поступавшие на государственную службу, принимали присягу, которой обязывались «верно служить Отечеству и Государю, честно исполнять свои обязанности». Табель о рангах положила начало появлению в Российской империи чиновничества как особой группы, получившей целый ряд прав и льгот. С этого времени дворянское звание можно было получить только через службу. В процессе образования российской бюрократии как особой прослойки общества важную роль играло денежное жалованье, которое еще больше усиливало зависимость чиновников от монарха. Правительство Петра I прекратило массовые раздачи поместных окладов и в 1714 году заменило их выплатой денежного жалованья. В 1715 году были введены единые годовые оклады для всех должностей местного управления.

В целях предотвращения взяточничества на государственной службе Петр I ввел новый порядок прохождения службы для воевод - не более двух лет. На этой должности он мог оставаться только в том случае, если жители в письменной форме просили продлить воеводе службу.

В связи с усилением продажности служащих и расширением масштабов коррупции в начале XVIII века были внесены существенные изменения в уголовное законодательство. Изменилось содержание понятий лихоимства и мздоимства. Под лихоимством понималось получение взятки и при этом нарушение чиновником своих служебных обязанностей.

Совершение же действий должностного лица в пределах своих служебных обязанностей называлось мздоимством.

Уголовную ответственность как за получение взятки, так и за дачу ее усиливал указ Петра I от 23 августа 1713 года, в котором подчеркивалось, что лицу, которое заявляло на коррумпированного чиновника, переходило во владение все движимое и недвижимое имущество нарушителя закона, а если на коррупционера по службе указывал достойный гражданин, то ему передавался и служебный чин провинившегося. Петр I стремился переломить сознание своих чиновников, усиливая наказания, однако уровень коррупции, особенно взяточничества, не снизился. Не помогло и введение института фискалов. Указом от 24 декабря 1714 года пытался царь усилить уголовную ответственность за пособничество о совершенном преступлении, а также за недонесение о его совершении. Этим же указом наказание за лихоимство усиливалось введением смертной казни. Значительно позже решительная борьба Петра I против коррупции чиновников была отмечена царским указом 1721 года, который выделял новый тип преступления - казнокрадство, то есть хищение денег из государственной казны.

Даже самые жесткие виды наказания, предпринимаемые Петром I, оказывались малоэффективными. В XVIII веке размах чиновнического беспредела, взяточничества приобрел огромные масштабы. Реформы Петра I открыли новые большие возможности для злоупотреблений. Чиновничество, управляя Коллегиями, губерниями и провинциями, сильно обогащалось.

Сильно изменившееся во время правления Петра I государство требовало значительного бюрократического аппарата; казна не могла обеспечить всех чиновников обещанным жалованием, которое и без того было очень скудно, так что взятки оставались единственным средством выживания для казённых людей невысокого ранга. Увы, реформы первого императора оказались палкой о двух концах: среди их побочных действий было и усиление коррумпированности государственного аппарата.

После смерти Петра I борьба со взяточничеством значительно ослабела. Дочь Петра Елизавета довольно быстро отменила как жалования чиновникам, так и смертную казнь, по сути, официально вернув систему кормлений; таким образом, большая часть антикоррупционных действий Петра пошла прахом.

Екатерина II отнеслась к этому вопросу серьёзней. Она возродила выплату чиновникам жалования, причём сумма его стала достаточной для достойной жизни и выплаты происходили в срок. Увы, спустя некоторое время (уже при Павле I) бумажные ассигнации, которыми выдавалось жалование, стали обесцениваться, и взятки снова стали необходимы чиновничьему сословию для выживания. Кроме того, в провинции часто не хватало квалифицированных служащих и вынужденной мерой стало разрешение брать ссыльных на государственную службу. Учитывая, что многие были сосланы как раз за воровство, очевидно, что ситуацию это не улучшало.

Большое внимание борьбе с коррупцией было уделено в губернской реформе 1775 года, направленной на усиление власти и авторитета местной администрации. «Наставление губернаторам» 1764 года сделало последних полноправными хозяевами губерний, предоставив им право надзора за всеми служащими. Губернатор мог лишать взяточников службы и отправлять для судебного расследования в Юстиц-Коллегию. Что же касается наказания губернаторов, которые назначались из представителей дворянства и родовой знати Высочайшим указом, то существовало четыре их вида: денежный штраф, снятие с должности, арест и уголовное наказание.

Отдельные антикоррупционные положения были заложены в проектах Уголовного уложения 1777-1782 гг. и Устава о тюрьмах 1787 г. Необходимо отметить, что большой заслугой императрицы явилось разработка четкого определения понятия «лихоимства и взятки», содержащихся в Проекте Уголовного уложения.

Екатерина II объявила приоритетным направлением внутренней политики борьбу с коррупцией и взяточничеством, особенно в уголовно-исполнительной системе. В ст. 76 Проекта Устава о тюрьмах устанавливает запрет тюремщикам брать взятки: «Запрещается тюремщику брать взятки под опасением за то, что по закону следует. Буде же кто тюремщику что подарит или посулит то, не мешкав, о том объявить уездному надзирателю тюрем, или городничему, или уездному стряпчему».

В 1782 г. издается Устав благочиния, который представлял собой кодекс, регламентирующий полномочия сотрудников полицейских органов. В данном документе Екатерина постаралась определить основные правила поведения. Устав определял портрет идеального должностного лица, наделенного одними только добродетелями (человеколюбие, добросовестное отношение к службе, бескорыстие, осуществление своих полномочий только в рамках законов, воздержание от взяток. Однако, совершенно очевидно, что создать полноценно - идеального чиновника в реальности не представляется возможным. Императрица так и не смогла реализовать задекларированные положения по борьбе с коррупцией. Более того, ситуация с коррупционными проявлениями в государственном аппарате значительно ухудшилась: во-первых, в XVIII в. произошло серьезное увеличение общей численности чиновников; во-вторых, рост фаворитизма являлся сдерживающим фактором активной борьбы с коррупцией.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том, что, несмотря на меры, предпринимаемые властью коррупция процветала.

Кроме того, наряду со взяточничеством и лихоимством появились новые незаконные поборы при сборе податей, оформлении документов, растрата казенных средств, расточительство, подлог.

Необходимость борьбы с должностными преступлениями была ясна и Александру I. Пожалуй, это было понятно уже каждому. Но, несмотря на отдельные указы, призванные укрепить введения Петра и Екатерины, значимых реформ при его правлении не произошло.

В 1825 году на престол взошел Николай I, начавший свое царствование с создания Третьего отделения, которое должно было помочь в искоренении лихоимства в государстве. В период его правления был разработан целый Свод Законов, регулирующих ответственность за взяточничество. Это был большой шаг в борьбе с мздоимством в России.

В Своде Законов содержалось описание видов лихоимств, подлежащих наказанию: противозаконные поборы под видом государственных податей; вымогательство деньгами и вещами; взятки с просителей по исполнительным и судебным делам. Если какое-нибудь должностное лицо будет уличено в перечисленных деяниях, то оно подлежит наказанию. Основанием для этого был законодательный документ «Уложение о наказаниях уголовных и исправительных», который регулировал ответственность чиновников за мздоимство и лихоимство. Действующее Уложение содержало некоторые особенности правового регулирования получения взятки. Согласно документу взяточничество подразделялось на два состава (ст.ст. 372, 373), в зависимости от действий взяткополучателя по службе.

В первом случае - когда «лицо, состоявшее на службе государства или общества, по делу или действию, касающемуся до обязанностей его по службе, примет, хотя и без всякого нарушения его обязанностей подарок, состоящий в деньгах, вещах или в чем бы то ни было ином» - деяние называется мздоимством и виновный подлежит ответственности, в случае, если подарок был получен прежде исполнения действия по службе - денежному взысканию в размере двойной цены подарка и отрешению от должности; если же подарок принят уже после выполнения действия, то одному только денежному взысканию в указанном размере. Получивший подарок обязан был в течение трех дней вернуть его без предварительного разрешения, а его невозвращение в указанный период было равносильно получению взятки по согласию и лицо подлежало за это уголовной ответственности.

Таким подходом законодатель старался урегулировать отношения между служащими и обращающимися по службе к ним лицами, чтобы устранить какую-либо вероятность получения взятки, в том числе и способствующие этому предпосылки. Принятие подарка через третьих лиц или родственников, при условии, что чиновник, для которого взятка предназначена, об этом знал, также приравнивалось к непосредственному получению взятки. Принятие же денег, вещей или иных ценностей за действия (бездействия), которые противоречат служебным обязанностям, называлось лихоимством, за что виновный подвергался ссылкой в Сибирь, лишался всех прав и преимуществ, а непривилегированные - отправлялись в исправительные арестантские отделения на срок от 1,5 до 3-х лет.

Однако, данный документ не содержал четкого определения этим понятиям. Поэтому наказания, назначаемые взяточникам, были довольно расплывчатыми - от денежного штрафа до лишения должности, а при особо грубых нарушениях чиновника могли арестовать, лишить имущества и отправить на каторжные работы. Несмотря на создание законодательной базы для борьбы с мздоимством и лихоимством, период царствования Николая I ознаменован непоследовательностью в борьбе с коррупцией. К сожалению, несмотря на всё это, к отдельным коррупционерам отношение было снисходительное. Кроме того, увеличение чиновничьего аппарата и ослабление контроля за этой огромной массой людей способствовало разгулу нечистым на руку бюрократам.

Начало правления Александра II было ознаменовано систематическими публикациями об имущественном положении чиновников государства. Раз в один-два года публиковались книги по названием «Список гражданским чинам такого-то ведомства», содержащие сведения о занимаемой должности и чиновника, его жаловании, наградах, взысканиях, размере имущества его и его жены - как наследственное, так и приобретенное. Книги с информацией о чиновниках были общедоступны. Таким образом, любой желающий, имея такой «Список», мог сравнить то, что декларирует чиновник, и оценить его имущественное состояние. Публикация такой открытой информации стала еще одним важным шагом к борьбе со взяточничеством на государевой службе. В ноябре 1862 года Александр II был вынужден издать Указ «Об изыскании причин взяточничества и представления средств к искоренению сей язвы». Однако, даже самые жестокие постановления верховной власти о преодолении мздоимства чиновники пропускали мимо ушей, воспринимая их как пожелания. При этом взяточничество, казнокрадство и вымогательство стали более цивилизованными.

Новым и важным объектом для государственных чиновников явились предприниматели: огромные финансовые средства оказались в их карманах. В 1866 году вышла новая редакция «Уложения о наказаниях уголовных и исправительных». В нем давались развернутые пояснения и комментарии к статьям о взятках и предусмотренных за них наказаниях.

Правительство Александра III, начав борьбу с вымогательством, ввело запрет на совмещение государственной должности с должностями в банках, акционерных обществах, производственных корпорациях и т.д. Но и это не помогало, так как опытные бюрократы стали устраивать вместо себя в правления вышеназванных учреждений своих родственников.

марта 1903 года было принято новое Уголовное Уложение. По сравнению с предыдущими законодательными актами этого толка оно было проработано гораздо лучше в отношении борьбы с коррупцией. Было введено определение понятий «взяточничество» и «лихоимство», а также содержалось законодательное определение служащего, который выступал субъектом получения взятки. В тоже время, закон не выделял каких-либо признаков служащего, перечисляя только примерные должности, которое могло занимать такое лицо, что создавало определенные трудности в правоприменительной деятельности. Уложение предусматривало два вида взяток: ст. 656 устанавливала ответственность за принятие взятки-подкупа, а ст. 657 - взятки - вознаграждения. Эта же статья (ч. 2 и 3) устанавливала ответственность за вымогательство взятки.

Русское законодательство дореволюционного периода различало виды взяточничества в зависимости:

а) от способа получения взятки (получение взятки по инициативе взяткодателя - взяточничество в узком смысле слова и получение взятки по инициативе самого берущего - вымогательство взятки);

б) от свойств деяния должностного лица, за которое дана или обещана взятка (правомерное, не связанное с нарушением обязанностей по службе - при мздоимстве и соединенное с нарушением таких обязанностей - при лихоимстве);

в) от времени получения взятки (до или после соответствующего поведения должностного лица).

Рост взяточничества в России в начале XX века был связан с ростом чиновничьего аппарата, военными заказами, различными сделками с недвижимостью и эксплуатацией участков с полезными ископаемыми.

Коррупция возросла в разы во время русско-японской войны. Это вынудило царское правительство принять ряд дополнительных мер по усилению ответственности за получение взяток в военное время. Если чиновники попадались на лихоимстве, то на них не распространялись никакие амнистии. С началом Первой мировой войны коррупция возросла, но борьба с ней ужесточилась. В 1916 г. В России принят чрезвычайный закон, по которому существенно повышалось наказание за мздоимство и лихоимство. Особые строго наказывалось взяточничество, связанное со снабжением армии и флота боевой техникой, продовольствием и личным составом. Время для России было нелегкое, и такие чрезвычайные меры были вполне оправданны.

Российским государством на протяжении всего развития неоднократно принимались меры радикальной борьбы с взяточничеством, однако, не имея системного характера, такие меры были малоэффективны. Основным средством правового регулирования получения взятки были карательные меры воздействия в отношении нарушителей. При этом вопросам совершенствования исследуемой уголовно-правовой нормы не уделялось внимания. Более того, в существовании взяточничества были заинтересованы и сами чиновники. Их недостаточно высокое жалование и возможность дополнительного получения заработка создавала устойчивые предпосылки существования этого явления. Формальные заявления власти о борьбе с ним не имели ничего общего с реальным положением вещей.

Принимаемые властью законы, направленные на ограничение взяточничества, были по большому счету неработоспособными. Для такой «борьбы» государства со взяточничеством характерен внешне показной эффект. Количество лиц, привлекаемых к уголовной ответственности, их социальный статус не отражали истинную картину происходящего. В большинстве случаев к ответственности привлекались лица невысокого должностного ранга. Это обуславливалось тем, что взяточничеством был поражен весь государственный аппарат, а потребность в демонстративной борьбе с ним оставалась необходимой. Поскольку высшие чиновники не были заинтересованы в выявлении собственной преступной деятельности, то разоблачению подвергались низшие чины.

1.2 История ответственности за взяточничество в советский период

С победой Октябрьской революции 1917 года закончилось многовековая история Российской Империи. Возникло новое государство - Российская Социалистическая Федеративная Советская Республика (РСФСР). Молодое российское государство начало свое существование с резкого увеличения числа чиновников. Как известно, чиновники - это основные получатели взяток и коррупционеры. Вместе с возрастанием количества чиновников возросло и количество взяткополучателей, которые открыли для себя новый источник доходов. Сильно возросла коррупция и на бытовом уровне. От населения поступало много жалоб на сотрудников милиции, которые вымогали взятки, чаще всего натурой. За это они закрывали глаза на всякие нарушения закона. Во время гражданской войны не отставали от них следователи и чекисты, которые арестовывали и освобождали граждан, в зависимости от того, сколько им удалось положить в собственный карман.

Советская власть объявила взяточничеству решительную войну. В.И. Ленин требовал твердой и беспощадной борьбы. В 1918 году он писал в ЦК партии: «Прошу поставить на порядок дня вопрос об исключении из партии тех ее членов, которые, будучи судьями по делу о взяточниках, при доказанной и признанной ими взятке, ограничилась приговором на полгода тюрьмы. Вместо расстрела взяточников выносить такие издевательски слабые и мягкие приговоры есть поступок позорный для коммуниста и революционера». 08 мая 1918 года был издан декрет СНК РСФСР «О взяточничестве», подписанный лично В.И. Лениным. По сути, это был первый советский закон о взяточничестве. Ст. 1 устанавливала уголовную ответственность лиц, состоящих на государственной или общественной службе, виновных в получении взятки, в виде лишения свободы на срок не менее пяти лет, соединенным с принудительными работами на тот же срок.

Обстоятельствами, устанавливающими ответственность, являлись:

а) особые полномочия служащего;

б) нарушение служащим своих обязанностей;

в) вымогательство взятки.

Одновременно подчеркивалось, что если преступление совершено лицом, принадлежащим к имущему классу, которое использует взятку для сохранения, приобретения привилегий, связанных с правом собственности, то оно подлежало наказанию в виде «наиболее тяжелых, неприятных и принудительных работ, и все его имущество подлежало конфискации». Декрет «О взяточничестве» имел обратную силу, однако, согласно ст. 6, от уголовного преследования освобождались те, кто дали взятку до издания декрета, но в течение трех месяцев со дня его издания заявили судебным властям об этом преступлении.

Санкция за взяточничество предусматривала лишь низший предел, не определяя высшего. Поэтому революционные трибуналы осуждали крупных взяточников как к длительным срокам лишения свободы, так и к расстрелу. Вопрос о взяточничестве в тот период стоял очень остро.

Побежденные эксплуататорские классы всеми силами пытались свергнуть власть пролетариата, используя, помимо заговоров, вооруженных выступлений, саботажей и такое орудие, как взятка.

Спустя полтора года, 21 октября 1919 года, опубликован еще один Декрет «О борьбе со спекуляцией, хищениями в государственных складах, подлогами и другими злоупотреблениями по должности в хозяйственных и распорядительных органах». По этому Декрету все дела о взяточничестве передавались в Особый революционный трибунал при Всероссийской Чрезвычайной Комиссии.

Гражданская война сменилась разрухой, милиционерам в поселках и деревнях перестали выплачивать жалованье, что привело к небывалому разгулу взяточничества и мздоимства. В несколько лучшем положении оказались судьи, имеющие возможность налагать штрафы. Естественно, пытаясь избежать не всегда справедливого судебного разбирательства, граждане побогаче платили мзду. После окончания гражданской войны в Советском государстве развернулась работа по восстановлению народного хозяйства, в связи с чем партия приняла решение о проведении новой экономической политики. В условиях появления новых общественных отношений возникает необходимость в правовом регулировании различных сторон жизни страны. Началась работа по кодификации советского законодательства, появились первые кодексы законов. 16 августа 1921 года СНК РСФСР принял новый декрет «О борьбе со взяточничеством», устанавливающий наказание для лиц, «которые, состоя на государственной, союзной или общественной службе, лично или через посредника получили или пытались получить в каком бы то ни было виде взятку за выполнение в интересах дающего взятку какого-либо действия, входящего в круг их служебных обязанностей».

Лицо, давшее взятку, подлежало освобождению от наказания в случае своевременного заявления о вымогательстве взятки или оказания содействие в раскрытии дела.

Разгул преступности, спекуляция и мздоимство заставили власть подумать о разработке нового Уголовного кодекса РСФСР. Необходимость в создании такого акта была обусловлена тем, что не удавалось проводить единую судебную практику на территории всего государства. Например, за спекуляцию в одном месте могли наложить небольшой штраф, а в другом назначить длительный тюремный срок. Работа над кодексом началась в 1920 г. Кодекс в окончательной редакции был принят в мае 1922 года и вступил в силу 1 июня того же года. УК состоял из 227 статей, четверть из которых относилась к общей части. Кодекс почти без изменений дублировал положения декрета СНК РСФСР от 16 августа 1921 года, уточнив лишь, что взятка может быть получена не только за выполнение, но также и за невыполнение какого-либо действия в интересах дающего. Документ предусматривал ответственность за получение взятки в виде лишения свободы до 5 лет с конфискацией имущества или без таковой, а за те же действия при отягчающих обстоятельствах - лишение свободы на срок не ниже 3 лет вплоть до высшей меры наказания с конфискацией имущества. Новый УК действовал всего шесть месяцев, поэтому трудно оценить его значение в борьбе с преступностью, включая взяточничество и коррупцию.

декабря 1922 года между Россией, Украиной, Белоруссией и Закавказской Республикой был подписан Договор об образовании нового государства - Союза Советских Социалистических Республик.

В период нэпа взяточничество стало очень распространенным явлением, поэтому возросла необходимость и в усилении ответственности. В октябре 1922 года принят Декрет, устанавливающий ответственность за простой и квалифицированный виды получения взятки. Усиливалась ответственность за простой вид получения взятки. Низший предел был установлен в 1 год лишения свободы, а так как высший предел закон не определял, возможно было назначить лишение свободы до 10 лет.

К отягчающим обстоятельствам получения взятки закон отнес:

а) ответственное положение должностного лица;

б) нанесение или возможность нанесения в результате взятки материального ущерба государству;

в) наличие прежней судимости за взятку либо неоднократность получения взятки;

г) вымогательство взятки.

Декрет 1922 года устанавливал ответственность за дачу взятки, посредничество во взяточничестве и оказание содействия или непринятие мер противодействия взяточничеству. В 1926 году в РСФСР был принят новый Уголовный кодекс, который впервые установил, что субъектом получения взятки может быть только должностное лицо. Статья, устанавливающая ответственность за получение взятки, состояла из двух частей. Первая часть предусматривала простой вид получения взятки, вторая - получение взятки при отягчающих обстоятельствах.

Таких обстоятельств было три:

а) ответственное положение должностного лица принявшего взятку;

б) наличие прежней судимости за взятку или неоднократность получения взятки;

в) вымогательство взятки.

Санкция первой части - лишение свободы на срок до 2 лет, санкция второй части - лишение свободы со строгой изоляцией на срок не ниже 2 лет с повышением наказания вплоть до применения высшей меры наказания с конфискацией имущества. Однако постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 31 октября 1927 года расстрел как мера наказания за получение взятки при отягчающих обстоятельствах был отменен.

В 1930-е годы, в условиях тоталитарного государства, коррупция, как общественное явление, официально исчезла. Отсутствие гласности и свободы слова маскировали взяточничество от общественности. Большое распространение коррупция получает в годы Великой Отечественной войны. Было понятно, что если в первые годы, до середины 1920-х годов, Советская власть осуществляла вполне гибкую политику в борьбе со взяточничеством, уделяя особое внимание подбору кадров, то в условиях тоталитарного режима законодательство по борьбе с этим преступлением не изменялось. Пленум Верховного Суда СССР от 24 июня 1949 года в своем постановлении отмечал о допущенных недостатках в деятельности судов, указывая последним на необходимость самой решительной борьбы со взяткой, призывая не допускать необоснованного смягчения наказания по данным делам. Пытаясь исправить недостатки прошлого, 27 октября 1960 года принят новый Уголовный кодекс. В нем подчеркивалось, что получение взятки является особенно серьезным видом коррупции. Если УК РСФСР 1926 года предусматривал за взяточничество не менее 2-х лет лишения свободы с конфискацией имущества, то УК РСФСР 1960 года - уже до 15-ти лет лишения свободы также с конфискацией. Более того, получение взятки должностным лицом, занимающим ответственное положение, а также получение взятки в особо крупном размере каралось исключительной мерой наказания в виде смертной казни. Такое усиление закона было вызвано ослаблением правительственной власти, усилением коррумпированности властных структур. В коррупции погрязли как чиновники государственной власти, так и правоохранительные органы - милиция, прокуратура, суды. Именно поэтому в 1962 году вновь была введена смертная казнь за получение взятки.

В 1962 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР было предпринято радикальное ужесточение наказания за получение взятки. Без отягчающих обстоятельств получение взятки предусматривало наказание в виде лишения свободы на срок от 3 до 10 лет с конфискацией имущества, а при отягчающих обстоятельствах - от 8 до 15 лет с конфискацией имущества и ссылкой. При особо отягчающих обстоятельствах получение взятки наказывалось смертной казнью с конфискацией имущества. Однако даже такая санкция показалась законодателю мягкой, и впоследствии он расширил круг квалифицирующих признаков, установив в этом качестве крупный и особо крупный размер взятки и совершение преступления группой лиц по предварительному сговору.

В период Брежневского застоя коррупция приобрела огромные масштабы. Существующий в то время стиль руководства характеризуется склонностью к внешним проявлениям власти, к распределению кормушек, снисходительному отношению к недостойному поведению родственников и выдаче наград даже самому себе стимулировал и других вести себя также. Руководители среднего уровня теперь уже не удовлетворялись служебной дачей, но, запуская руки в государственную казну, строили личные загородные дома, оформляя их на своих детей или внуков.

Процветает взяточничество и во время пребывания у власти М.С. Горбачева. При этом важно отметить, что высшие партийные чины были практически неприкосновенны, стояли вне рамок закона. Своеобразным подведением «результатов» борьбы со взяточничеством в этот непростой период стало официальное сообщение осенью 1987 года о сращивании организованной преступности с коррупцией. Оснований для констатации такой реальной обстановки было более чем достаточно. Только в 1989 году в СССР органами МВД было зарегистрировано более 250 случаев служебного взяточничества. В этом же году в МВД СССР было создано 6-е управление, на которое возлагалась задача борьбы с коррупционными связями преступных сообществ. А 24 июля 1991 года Верховный Совет СССР своим постановлением «О введении в действие основ уголовного законодательства Союза СССР и республик» отменил смертную казнь за получение взятки при отягчающих обстоятельствах.

.3 Ответственность за взяточничество в современной России

Коррупция в России в начале 1990-х годов достигла угрожающих масштабов, стремительное процветание которой в первую очередь связано с отсутствием государственного регулирования экономики.

Падение коммунистического режима было использовано для личного обогащения чиновниками за счет государственной собственности.

С переходом к рыночной экономике именно коррупция стала доминирующим элементом процесса приватизации. Таким образом, захват средств производства коррумпированным чиновничеством явился для демократической России национальнойкатастрофой, которая привела к массовому обнищанию населения.

Во время экономических и политических перемен 1990-х годов порядок формирования государственного аппарата не изменился. Как и в прежние времена, доминировал принцип круговой поруки. Во время перестройки системы государственного регулирования, формирования новой государственности наряду с правительственным аппаратом был основан и президентский аппарат. К огромному сожалению, в системе органов власти возродились административно-бюрократические методы управления с монополией всесильной власти губернаторов на местах.

Уже в начале проведения экономических и политических реформ наблюдался рост корыстных служебных злоупотреблений, и потому особенно важной стала проблема борьбы с коррупцией во всех эшелонах власти. Впервые в истории России коррупция стала угрожающей для жизнедеятельности общества. Именно в переходный период коррупция как особо опасное общественное явление получила огромное распространение в самом обществе.

В апреле 1992 года издан Указ Президента Российской Федерации «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы», которым впервые устанавливалась обязанность государственных чиновников при назначении на руководящую должность представлять декларации не только о доходах, но и о движимом и недвижимом имуществе, вкладах в банках, ценных бумагах, обязательствах финансового характера.

Данный президентский указ рассматривался как первое конкретное действие по применению административных мер против должностных злоупотреблений. Однако, по мнению отечественных юристов, положения этого Указа определили лишь ограниченные проявления коррупционного поведения государственных служащих. Коррупция в нем трактовалась односторонне в виду отсутствия указания на механизм образования коррупционных деяний, заключающихся в соглашении участвующих субъектов, при котором должностное лицо продается подкупающей его стороне. Указ говорил о низкой степени обнаружения коррупционных правонарушений, о недостаточности кадрового и ресурсного обеспечения антикоррупционной деятельности, а также указывал на несовершенство законодательной базы. И хотя Указ 1992 года явился нужным шагом в правильном направлении до принятия законов, но очень плохо исполнялся. Следует заметить, что официально зафиксированный рост коррупции начался с усилением борьбы с ней по данному указу.

20 июля 1993 года Верховный Совет Российской Федерации принял Закон «О борьбе с коррупцией», однако президент не утвердил его. Не был он подписан и в редакции 1995 года. И делалось это главой государства тогда, когда коррумпированность государственного аппарата приобрела массовый характер, наносила обществу огромный ущерб. В 1997 году Президент РФ в третий раз наложил вето на Федеральный Закон «О борьбе с коррупцией». Объяснить это можно тем, что Б.Н. Ельцину в тот период была просто необходима поддержка олигархов и губернаторов, поэтому государственный контроль за их деятельностью был намеренно ослаблен. Многие политики и общественные деятели считали это большой ошибкой, за которую Россия продолжает расплачиваться и по сей день.

В мае 1996 года Государственной Думой РФ был принят новый Уголовный кодекс.

В редакции 1996 года в ст. 290 стало более детализированным понятие предмета взятки, объективной и субъективной стороны преступления, конкретизировано понятие взятки: «в виде денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера». Кроме того, установлена ответственность за квалифицированный и особо квалифицированный состав,

Квалифицированным составом данного преступления по УК РФ являлось получение взятки за незаконные действия (бездействие) - ч. 2 ст. 290 УК РФ. Был изменен и квалифицирующий признак положения взяткополучателя, к которому стали относиться лица, занимающие государственные должности РФ или субъекта Федерации. Часть 4 ст. 290 устанавливала особо квалифицированный состав получения взятки. В п. «а» введен новый квалифицирующий признак - совершение преступления организованной группой. Также было упразднено подразделение размера взятки на крупный и особо крупный: п. «г» ч. 4 предусматривала ответственность за получение взятки в крупном размере, т.е. свыше 300 минимальных размеров оплаты труда.

В мае 2011 года Федеральным законом в Уголовный кодекс РФ внесены изменения, в соответствии с которыми ст. 290 расширяла круг лиц, которые могли быть субъектами получения взятки. Теперь, кроме должностных лиц к ним относились и иностранные должностные лица и должностные лица публичной международной организации. Кроме того, в зависимости от размера взятки, уголовная ответственность за ее получение становится более дифференцированной: ч. 2 ст. 290 УК РФ предусматривает ответственность за получение взятки в значительном размере (свыше 25 тыс. руб.); п. «в» ч.5 - в крупном размере (свыше 150 тыс. руб.); ч.6 - в особо крупном размере (свыше 1 миллиона руб.).

Проанализировав внесенные в уголовный кодекс изменения, можно сказать, что многие понятия довольно противоречивы и вызывают много вопросов. Во-первых, смягчено наказание за получение чиновником взятки менее 25 тыс. руб. с 5 до 3-х лет лишения свободы. Во-вторых, в четыре раза был понижен минимальный размер штрафа со 100 до 25 тыс. руб. В то же время усилен его предельный размер (с 500 тыс. руб. до 1 млн. 250 тыс. руб.).

В марте 2015 года очередной Федеральный закон внес изменения в действующий УКРФ:

) добавлено наказание в виде штрафа «до одного млн. рублей, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух лет»;

) снижена минимальная кратность штрафа, предусмотренного за коррупционные преступления небольшой тяжести;

) введены альтернативные виды наказаний - исправительные работы и штраф в фиксированном размере с дополнительным наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до 3 лет.

Согласно последней редакции лишение свободы назначалось только со штрафом (в размере двадцатикратной суммы взятки). В соответствии с новой формулировкой лишение свободы может быть назначено как со штрафом (в размере от десятикратной до двадцатикратной суммы взятки) так и без такового.

Подводя итог вышеизложенному, можно сделать вывод о том что, даже несмотря на общее впечатление об усилении ответственности за коррупционные преступления, прослеживается явная тенденция по дальнейшей гуманизации данной нормы.

Сегодня в России ведется разработка нового законопроекта по ужесточению наказания для коррупционеров. Депутат Госдумы Думы РФ от «Единой России», член комитета по безопасности и противодействию коррупции Николай Ковалев, сообщил, что взятку крупного чиновника собираются приравнять к государственной измене. А это уже карается тюремным сроком от 12 до 20 лет со штрафом до 500 тысяч рублей или в размере зарплаты или иного дохода осужденного за период до 3 лет, либо без такового и с ограничением свободы на срок до 2 лет. Об этом 04 февраля 2016 г. сообщил обозреватель информационного портала «Русская Планета» Игорь Молотов.

Такая квалификация будет относиться к коррупционным действиям губернаторов, следователей, прокуроров, судей.

Человек, занимающий серьезный пост, не может не понимать, что своими коррупционными действиями предает интересы государства. Следовательно, эти действия, по сути, являются государственной изменой, нанося прямой ущерб национальной безопасности.

Кроме того, в январе на заседании Совета по противодействию коррупции Президент Российской Федерации В.В. Путин заявил, что считает изъятие имущества у взяточников эффективной мерой. По мнению российского президента, такая мера поможет бороться с незаконным получением средств российскими чиновниками за пределами страны. Предполагается изымать недвижимость политиков, которая была куплена на «преступные» деньги.

Член Общественной палаты РФ, депутат ГД, Георгий Федоров поддержал инициативу, однако уточнил несколько моментов, которые необходимо учитывать.

Для начала необходимо, чтобы данный закон исполнялся, а у виновных не было возможности уклониться от ответственности, как это зачастую происходит сейчас. Во-вторых, коррупционные схемы стали куда более сложными и тонкими. Крупным чиновникам редко теперь дают взятку напрямую деньгами, используются более хитроумные механизмы, например, покупка недвижимости и т.п. В-третьих, в коррупционных схемах теперь задействуется цепь посредников, знакомых, родственников, а коррупционер формально может и не иметь отношение к преступлению и ему нечего предъявить правоохранительным органам.

Георгий Федоров отметил, что в вопросе борьбы с коррупцией у нас много разговоров, а вот дела явно маловато. Соответственно, не хотелось бы, чтобы эта инициатива также ушла в пустоту.

Исторический обзор эволюционного развития российской коррупции, ее проявлений в различных формах показывает основные причины этой страшной национальной болезни и актуальность решительной борьбы с ней.

Многовековая история российской коррупции превратила это пагубное явление в национальную традицию. Более того - столетия крепостного права с обязательными подношениями хозяину укоренились в сознании русского человека настолько, что в итоге функция «хозяина» была перенесена на государство вместе с необходимостью его одаривания. Так или иначе, коррупция процветает в первую очередь в сознании людей, и в истории государства ещё не нашлось реформы, способной уничтожить это явление.

Совершенно очевидно, что необходимость антикоррупционной борьбы с каждым годом только возрастает. Поэтому, прежде всего, необходима продуманная антикоррупционная стратегия, а борьба с данным недугом в государственном аппарате должна начаться с самой верхушки власти.

Естественно, нашему государству и обществу придется задействовать огромные материальные, политические и умственные ресурсы.

Активное противодействие коррупции и взяточничества должно стать одной из важнейших стратегических задач внутренней политики России в ближайшие десятилетия XXI столетия.

Глава 2. Уголовно-правовая характеристика получения взятки

.1 Объект и предмет получения взятки

Понятие о взятке относится к далекому историческому периоду, когда только начинались закладываться основы социальных отношений. Проблема взяточничества всегда была одной из самых острых для русского общества.

Коррупционные проявления в системе государственной власти нашей страны заслуживают внимательного изучения с тем, чтобы уяснить, что это за явление, каковы их характерные черты и какие первоочередные меры необходимо использовать для борьбы с ними.

Получение взятки является ярко выраженным проявлением коррупции, которое подрывает правопорядок, наносит ущерб деятельности органов государственной власти и местного самоуправления.

Ст. 290 УК РФ содержит признаки объекта и предмета данного преступления. Объект преступления - базовое понятие уголовного права, это общественные отношения, на которые посягает общественно опасное деяние и тем самым причиняет либо создает реальную угрозу причинения вреда в результате его совершения.

В теории науки уголовного права объект преступления делится по вертикали на родовой, видовой и непосредственный. Также выделяют общий объект преступления как всю совокупность общественных отношений, охраняемых уголовным законом.

Родовой объект - группа однотипных общественных отношений, охраняемые единым комплексом взаимосвязанных уголовно-правовых норм, посягательства на которые также образуют однородную группу. Для получения взятки родовым объектом будут являться правоотношения, обеспечивающие нормальное функционирование органов государственной власти, указанные в разделе X Уголовного кодекса РФ.

Видовой объект получения взятки - общественные отношения, которые обеспечивают нормальное функционирование государственной власти, государственной службы и службы в органах местного самоуправления.

Видовой объект определяется как часть родового, объединяет более узкие группы общественных отношений, каждое из которых становится непосредственным объектом в случае совершения преступления.

Существует и другая точка зрения на определение видового и родового объекта. Есть мнение, что раздел 10 и глава 30 УК РФ не согласованы между собой. Название главы шире названия раздела, кроме того, А.И. Рарог отмечает, что название раздела 10 «Преступления против государственной власти» не полностью соответствует его содержанию, так как данными нормами защищаются интересы не только государственной власти, но и местного самоуправления, что включает всю публичную власть в целом.

Из этого следует, что единым родовым объектом всех данных преступлений будет являться совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальное существование и функционирование всех ветвей государственной власти и местного самоуправления.

Возможно, проблема могла бы быть устранена заменой в названии раздела понятия государственная власть на власть публичную, либо включением в название раздела указания на местное самоуправление.

Определенные трудности существуют в науке уголовного права в связи с определением видового и непосредственного объектов получения взятки.

Видовой объект - это часть родового объекта, которая объединяет более узкие совокупности отношений, отражающих один и тот же интерес участников этих отношений, либо выражающих тесно взаимосвязанные интересы одного и того же объекта.

По мнению А.И. Рарога, видовой объект рассматриваемой группы преступлений состоит из трех элементов, каждый из которых, в зависимости от сферы совершенного преступления, может выступать в качестве непосредственного объекта:

) публичная власть, включающая все ветви государственной власти, в том числе органы военного управления, а также местного самоуправления;

) интересы государственной службы;

) интересы муниципальной службы .

Непосредственный объект состава получения взятки - совокупность общественных отношений, обеспечивающих нормальную деятельность государственного аппарата, что совпадает с дефиницией видового объекта, по своему смыслу они тождественны друг другу.

Согласно другим позициям родовой и непосредственный объект получения взятки совпадают, но непосредственным объектом является вполне определенное общественное отношение, отличающееся от других общественных отношений, входящих в ту же группу.

Необходимо отметить, что непосредственный объект получения взятки, согласно ст. 290 УК РФ - это общественные отношения в сфере нормального функционирования органов законодательной, исполнительной и судебной власти, власти субъектов и органов местного самоуправления, Вооруженных сил и других войск и воинских формирований в Российской Федерации, а также публичной международной организации.

Кроме того, данное преступление посягает на авторитет указанных органов власти, выражающийся в их неподкупности, добросовестности, независимом и справедливом выполнении своих полномочий на основе закона, в результате которого у граждан возникает недоверие к власти, появляется чувство незащищенности, а с другой стороны, формируется ощущение вседозволенности, возможности разрешения любых проблем при помощи материальных ресурсов.

Предметом получения взятки, согласно ст. 290 УК РФ, являются любые материальные ценности (деньги, в том числе иностранная валюта, иные валютные ценности, ценные бумаги, недвижимое имущество и др.), а также услуги имущественного характера, оказываемые взяткополучателю безвозмездно или явно по заниженной стоимости, имущественные права.

Предметом взятки также может быть оплата долга должностного лица, отзыв иска из суда, предоставление в безвозмездное пользование какого-либо имущества, получение кредита на льготных условиях и т. п.

Рассмотрим подробно возможные предметы получения взятки.

Деньги - это российские и иностранные бумажные и металлические денежные знаки, находящиеся в обращении на момент совершения преступления. Самым распространенным предметом получения взятки являются денежные средства, поскольку их передача является наиболее удобной, так как кроме номеров купюр, деньги не имеют индивидуальных признаков, а незначительные размеры позволяют передавать их незаметно для окружающих.

Ценные бумаги - документы, соответствующие установленным законом требованиям и удостоверяющие обязательственные и иные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении соответствующих документов. Ценными бумагами также признаются обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав в соответствии со статьей 149 настоящего Кодекса (бездокументарные ценные бумаги).

К ценным бумагам относятся перечисленные в ст. 142 ГК РФ акция, вексель, закладная, инвестиционный пай паевого инвестиционного фонда, коносамент, облигация, чек и иные ценные бумаги, названные в таком качестве в законе или признанные таковыми в установленном законом порядке.

Иное имущество - различного рода дорогостоящие вещи: мебель, автомобили, антикварные изделия, аудио - и видеотехника, драгоценные металлы и камни и т. д.

Услугами имущественного характера могут быть: предоставление санаторных или туристических путевок, проездных билетов, оплата расходов должностного лица, производство ремонтных, строительных и других работ и т.д.

Имущественные права включают в себя как право на имущество, в том числе право требования кредитора, так и иные права, имеющие денежное выражение. Примером может быть исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности, а также приравненные к ним средства индивидуализации - cт. 1225ГК РФ.

Незаконное предоставление должностному лицу имущественных прав предполагает возникновение у лица юридически закрепленной возможности вступить во владение или распорядиться чужим имуществом как своим собственным, а также право требовать от должника исполнения в его пользу имущественных обязательств и др.

Таким образом, объект получения взятки - общественные отношения в сфере нормального функционирования органов государственной власти, а также власти субъектов и органов местного самоуправления, Вооруженных сил и других войск и воинских формирований в Российской Федерации.

Предмет получения взятки следует определять по дефиниции ч. 1 ст. 290 УК РФ - деньги, ценные бумаги, иное имущество, а также незаконное оказание различных услуг имущественного характера, предоставление имущественных прав. Проблема определения предмета взяточничества для современной науки уголовного права является сложной и дискуссионной, требует особого внимания со стороны ученых-правоведов, общества и государства, поскольку от качества ее разрешения зависит эффективность борьбы с коррупцией, что особенно актуально в современной России.

.2 Объективная сторона получения взятки

Основным элементом преступления, предусмотренного ст. 290 УК РФ, является получение денег, ценных бумаг, иного имущества или выгод имущественного характера, суть которого заключается в фактическом принятии предмета взятки в целом или хотя бы его части. Получение взятки может выражаться как в виде фактического принятия ее самим должностным лицом, так и его родными и близкими с его согласия, если оно не возражало против этого. Объективная сторона получения взятки предполагает связь этого факта с определенными формами поведения должностного лица, так как взятка получается за определенное действие или бездействие по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц.

Точное определение границ объективной стороны имеет для каждого преступления существенное значение для правильной уголовно-правовой квалификации. Так называемое исполнение преступления ограничивается рамками объективной стороны состава преступления. Его проявление в фактически содеянном свидетельствует о наличии состава оконченного преступления, начало его выполнения позволяет оценивать деяние при его прерывании как покушение, а лицо, совершавшее деяние, входящие в такие рамки, признается исполнителем или соисполнителем преступления.

Вместе с тем, предложение взятки, адресованное предполагаемой другой ее стороне и конкретизирующее результата, за который она должна последовать, а равно принятие такого предложения являются частью объективной стороны состава получения взятки, а потому при прерывании преступления на данном этапе содеянное должно квалифицироваться как покушение на преступное деяние, предусмотренное ст. 290 УК РФ.

В основном составе получения взятки предполагаемое поведение взяткополучателя может быть выражено в следующем:

) совершение действий (бездействие), которые входят в служебные полномочия должностного лица, что предусмотрено его компетенцией. Такие деяния представляют собой наименьшую степень общественной опасности;

) способствование в силу занимаемого должностного положения совершению действий (бездействия), входящих в служебные полномочия иного лица. В данном случае виновный, используя служебное положение: связи, авторитет, нахождение в подчинении других должностных лиц, добивается, чтобы желаемые для взяткодателя действия (бездействие) были совершены другим должностным лицом;

) общее покровительство по службе.

В основном связано с незаслуженным поощрением, внеочередным необоснованным повышением в должности, совершением иных действий.

При общем покровительстве определенные действия должностного лица, принимающего вознаграждение, специально не оговариваются, однако предполагается благосклонное отношение должностного лица к тому, в чьих интересах было передано вознаграждение. Это могут быть систематические подношения начальствующему лицу за благосклонное отношение в решении различных вопросов в пользу взяткодателя.

Особую опасность представляет собой общее покровительство со стороны должностных лиц правоохранительных органов в отношении криминалитета и представителей организованной преступности, которые проявляют огромный интерес к коррумпированию правоохранительных органов;

) попустительством по службе является непринятие должностным лицом мер при нарушениях в служебной деятельности взяткодателя или представляемых им лиц, подчиненных по службе взяткополучателю.

Вместе с тем, попустительство по службе можно трактовать и в расширительном смысле, подразумевая под этим отношения, которые создаются между должностным лицом и заранее не определенным кругом лиц, взаимодействие с которыми происходит при реализации лицом своих должностных полномочий. Такая интерпретация является неоднозначной и подвергается критике, относится к пробелам в законодательстве.

При решении вопроса о квалификации получения взятки за общее покровительство и попустительство возникают сложности, порожденные пониманием названного признака в ранее действовавшем Постановлении Пленума. Это связано с тем, что правоприменитель, несмотря на обращение к новому документу Пленума, принимает во внимание лишь те положения, содержащиеся в Постановлении от 9 июля 2013 г № 24, которые являются дополнительными, игнорируя в то же время основные разъяснения, показывающие специфику покровительства и попустительства, за которое должностное лицо получает взятку. Существует различное понимание правоприменителями значения словосочетания «по службе» для определения отношений чиновника и лица, передавшего ценности (оказавшего услугу имущественного характера и т.д.), и степени вероятности совершения должностным лицом «оплачиваемых» взяткой действий (бездействия) по службе. Для решения первого вопроса достаточно сослаться на трактовку обсуждаемого признака в абз. 4 п. 5 Постановления Пленума № 24, согласно которому: «Относящиеся к общему покровительству или попустительству по службе действия (бездействие) могут быть совершены должностным лицом в пользу как подчиненных, так и иных лиц, на которых распространяются его надзорные, контрольные или иные функции представителя власти, а также его организационно-распорядительные функции». Подобное весьма широкое и правильное понимание отношений «по службе» помещает взяткодателя в любую сферу реализации служебной компетенции взяткополучателя, в том числе за пределы отношений подчиненности.

Второй вопрос - о степени вероятности наступления обстоятельств, при которых от чиновника потребуется совершить действия (бездействие), за которые им получена взятка, является более сложным.

Абз. 2 и 3 п. 5 Постановления Пленума № 24 содержит разъяснения, в которых в качестве иллюстраций приведены конкретные действия или акты бездействия, относящиеся к общему покровительству или попустительству, за которые должностному лицу передается взятка - необоснованное назначение подчиненного, в том числе в нарушение установленного порядка, на более высокую должность, включение его в списки лиц, представляемых к поощрительным выплатам, согласие должностного лица контролирующего органа не применять входящие в его полномочия меры ответственности в случае выявления взяткодателем нарушения.

Однако критерий, позволяющий выделить из служебного поведения должностного лица общее покровительство или попустительство по службе, содержится в первом абзаце названного пункта Постановления и состоит в том, что в последнем случае конкретные действия (бездействие), за которые получена взятка, на момент ее принятия не оговариваются взяткодателем и взяткополучателем, а лишь осознаются ими как вероятные, возможные в будущем.

Возможно, некоторая неточность данного определения может видеться в том, что в нем вероятность совершения чиновником действий (бездействия) противопоставлена тому, что взяткодатель и взяткополучатель заранее, до передачи взятки, оговорили, за что именно она передается. Объяснение такому подходу состоит в том, что проведенное при подготовке проекта Постановления обобщение судебной практики выявило именно такие случаи вменения обсуждаемого признака, когда четкой оговоренности ожидаемого от чиновника поведения между сторонами не было. Когда же такая оговоренность имела место, речь шла о вполне конкретных действиях (бездействии) по службе, которые чиновник обязательно должен будет совершить. Обсуждаемый нами признак получения взятки отсутствует, когда чиновник и владелец ценностей (или посредник):

а) оговаривают конкретные, уже совершенные или планируемые действия (бездействие) должностного лица;

б) эти действия (бездействие) носят не возможный, а обязательный характер.

Несмотря на то, что конкретные действия (бездействие) чиновника сторонами оговариваются, приведенные выше обстоятельства требуют квалифицировать содеянное как получение взятки за общее покровительство в первом случае и как попустительство по службе - во втором.

Цель разъяснений о квалификации получения взятки за незаконные действия (бездействие) состояла, в частности, в том, чтобы исключить весьма распространенные случаи вменения "получения должностным лицом взятки за незаконные действия, входящие в его служебные полномочия". Из описания в п. 6 Постановления Пленума № 24 незаконных действий (бездействия), за которые может быть получена взятка, видно, что ни один из видов таких действий (бездействия) нельзя охарактеризовать как незаконные действия (бездействие), входящие в служебные полномочия должностного лица. В том числе не относится к действиям (бездействию), входящим в его служебные полномочия, и первый из указанных в названном пункте видов - «действия (бездействие), которые: совершены должностным лицом с использованием своих служебных полномочий, однако в отсутствие предусмотренных законом оснований или условий для их реализации». Здесь приведено описание активной части объективной стороны, выполненной в форме действия. Использование должностным лицом полномочий вопреки интересам службы не тождественно совершению им действий (бездействия), входящих в его служебные полномочия. Под входящими в служебные полномочия действиями (бездействием) должностного лица Пленум в п. 3 Постановления № 24 понимает такие действия (бездействие), которые оно имеет право и (или) обязано совершить в пределах его служебной компетенции, т.е. действия исключительно законные. Тогда как использование служебных полномочий в отсутствие оснований или условий для их реализации признать законным нельзя. Допущение возможности отнесения незаконных действий (бездействия) по службе к действиям (бездействию), входящим в служебные полномочия должностного лица, лишает смысла дифференциацию ответственности за получение взятки за законные и незаконные акты поведения чиновника-коррупционера, стирая грань между преступлениями, предусмотренными ч. ч. 1 и 3 ст. 290 УК (в соответствующей части), и приводя к необоснованной переквалификации деяния на существенно менее тяжкий состав. Что касается второго вопроса: содержащиеся в п. 22 Постановления Пленума № 24 (как и в п. 19 ранее действовавшего Постановления Пленума от 10 февраля 2000 г. № 6) разъяснения пресекают, запрещают распространившуюся в последние годы ошибочную практику, в основу которой положено было то утверждение, что «по смыслу уголовного закона незаконные действия против интересов службы, совершенные должностным лицом за взятку, представляют собой часть диспозиции ст. 290 УК РФ», в связи с чем указанные действия не требовали дополнительной квалификации.

Пленум же в названном пункте указал, что совершение должностным лицом за взятку действий (бездействия), образующих самостоятельный состав преступления, не охватывается объективной стороной преступления, предусмотренного ст. 290, и в таких случаях содеянное взяткополучателем подлежит квалификации по совокупности преступлений как получение взятки за незаконные действия по службе и по соответствующей статье Особенной части УК, предусматривающей ответственность за совершенное за взятку преступление.

Признаком состава получения взятки является связь между фактом получения взятки и конкретным действием (бездействием) должностного лица. Взятка является непременным условием, существование которого стимулирует должностное лица на совершение действия или бездействия по службе, так как именно под влиянием факта получения взятки или по договоренности о ней, взяткополучатель совершает их. Это означает, что взятка всегда представляет собой подкуп должностного лица.

На практике распространены также случаи, когда взятка получается как вознаграждение за уже совершенные, указанные в законе действия или бездействия. Однако, если должностное лицо принимает вознаграждение в случае отсутствия договоренности, состав получения взятки отсутствует, а ответственность взяткополучателя будет дисциплинарной.

Признаки объективной стороны получения взятки позволяют отнести их к преступным, отграничить от административных, дисциплинарных и гражданско-правовых деликтов. В целом вопрос об обусловленности взятки не относится к обязательным признакам состава получения взятки.

Состав получения взятки является формальным - преступление окончено в тот момент, когда взяткополучателю была передана хотя бы часть взятки. Для привлечения к ответственности неважно, совершены ли после получения ценностей (выгод) должностным лицом какие-либо действия, обусловленные принятым им вознаграждением. Следствию и суду надо лишь установить, что получая деньги, должностное лицо знало, что они даются ему именно за определенные действия, пусть даже и законные, и объективно безвредные, и желало совершить за взятку эти действия.

Таким образом, получение взятки характеризуется с объективной стороны как незаконное получение денег, ценных бумаг, имущественных прав, пользование услугами имущественного характера должностным лицом в связи с фактическим осуществлением действий (бездействий) в интересах взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействия) входят в служебные полномочия должностного лица, либо, используя должностное положение, лицо может способствовать таким действиям (бездействию), либо за общее покровительство или попустительство по службе.

.3 Субъективные признаки получения взятки

Преступное деяние, предусмотренное ст.290 УК РФ, характеризуется прямым умыслом. Несмотря на то, что мотив преступления не указан в диспозиции ст. 290 УК РФ, по ее смыслу это корыстное преступление.

Осуществление коррупции, в том числе и взяточничество, включает только корыстную цель, при этом коррупция - это всегда сделка, а корысть с субъективной точки зрения - стремление получить имущественную выгоду или услуги имущественного характера.

Доктрина уголовного права относит коррупционные преступления к умышленным, где в большинстве случаев уголовная ответственность связана с самими действиями, а не с наступлением последствий. Таким образом, правоприменителю не требуется устанавливать нанесенный ущерб.

Вина, мотив и цель являются признаками, характеризующими субъективную сторону преступления. Вина является обязательным признаком субъективной стороны состава преступления, мотив и цель - факультативными. Вина формулируется как психическое отношение лица к совершаемому им общественно опасному деянию, предусмотренному уголовным законом, и его последствиям.

Вина, как психическое отношение, состоит из двух компонентов: интеллектуального и волевого.

Интеллектуальный момент выражается в осознании виновным всех объективных признаков получения взятки - должностное лицо понимает фактическое содержание и общественную значимость своего поступка, а в частности то, что оно получает некое имущественное вознаграждение, на которое не имеет законных оснований. Такое вознаграждение передается ему за совершение действий с использованием должностного положения или воздержания от них. Кроме того, получатель вознаграждения должен осознавать и незаконность получаемого им вознаграждения, он должен понимать, что получение взятки связано с его должностным положением.

Если лицо, получающее вознаграждение, сознает, что взяткодатель не знает о его должностных возможностях, тогда можно предположить отграничение взяточничества от другого преступления - злоупотребление властью.

Волевой момент выражается в желании совершить действие или воздержаться от него, что характерно для деяний с прямым умыслом.

В случае отсутствия в деянии признака волевого момента умысла возможна переквалификация деяния на ст. 159 УК РФ - мошенничество.

Прямой умысел при получении взятки следует определять как психическое состояние, при котором виновный сознает, что используя свое должностное положение, незаконно получает деньги, ценные бумаги или иное имущество, либо незаконно пользуется выгодой имущественного характера за определенные действия (бездействие) в интересах дающего или представляемых им лиц, а равно за общее покровительство или попустительство по службе, и желает получить имущество, выгоду имущественного характера за такие действия (бездействие), действуя из корыстных побуждений. Такое мнение о субъективной стороне данного преступления наиболее распространено в юридической литературе.

Мотив и цель деяния являются факультативными признаками субъективной стороны преступления. Мотивом всегда является корысть, выражающаяся в стремлении получить имущественную выгоду без противоправного безвозмездного изъятия и обращения чужих средств в свою пользу или пользу других лиц - без признаков хищения чужого имущества.

Мотивы преступления - это обусловленные потребностями и интересам внутренние побуждения, которые вызывают у лица решимость совершить преступление и которыми оно руководствуется при его совершении.

Целью является конечный, желаемый результат, на которое лицо, совершая преступление, рассчитывает. Для ст. 290 УК РФ целью является личное обогащение, получение выгоды имущественного характера. Личная заинтересованность может быть также выражена и в стремлении извлечь выгоду неимущественного характера, желание получить взаимную услугу, заручиться поддержкой вышестоящего начальника в решении личного или служебного вопроса, скрыть свою некомпетентность.

В науке уголовного права вопрос о соотношении цели и мотива в составе взятки рассматривается неоднозначно. Согласно одной точки зрения, корыстные цель и мотив являются обязательными признаками состава получения взятки. То есть, при намерении должностного лица израсходовать незаконно полученные средства на нужды руководимой им организации, либо в благотворительных целях, в иных подобных целях, то состав получения взятки отсутствует. С другой стороны высказывается мнение, что корыстные цель и мотив при получении взятки не являются обязательными признаками данного преступления. Так как корыстные мотив или цель не содержатся в ст. 290 УК РФ в качестве обязательных признаков, необходимость их установления не вытекает из требований уголовного закона.

Для квалификации получения взятки не имеют значения цели, на которые будут израсходованы полученные деньги, ценные бумаги или иное имущество, выгоды имущественного характера, то есть общественная опасность связана только с самим фактом получения должностным лицом предмета взятки, а не с целями взяткодателя. Корыстный мотив же позволит отделить получение взятки от других деяний.

Передача денег, с целью добиться желаемого, не всегда происходит добровольно, если к этому прямо или косвенно вынуждают обстоятельства и тем более, если данное деяние непосредственно связано с должностным лицом, то это деяние называется взяткой.

Согласно действующего законодательства, взяткодателем может быть любой правоспособный субъект, тогда как взяткополучателем только должностное лицо, определение которого содержится в примечании 1 к ст. 285 УК РФ. В соответствии с ним должностным признается лицо, которое постоянно, временно или по специальному полномочию осуществляет в государственных органах, органах местного самоуправления, государственных и муниципальных учреждениях либо в Вооруженных Силах РФ, других войсках и воинских формированиях РФ одну из трех функций:

) представителя власти;

) организационно-распорядительную;

) административно-хозяйственную.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года № 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» позволяет выделить три группы признаков должностного лица:

) Характер выполняемых функций.

Этот признак позволяет строго обозначить круг лиц, признаваемых должностными. Содержание функций и характер действий представителя власти определяются задачами, стоящими перед органом, который он представляет.

Деятельность представителя власти строится на взаимоотношениях с неопределенно широким кругом лиц, не находящихся в его подчинении.

Организационно-распорядительные функции, как правило, связаны с управлением деятельностью учреждения, организации, предприятия, отдела и т.п.

Выполнение таких функций всегда подразумевает руководством людьми.

Для административно-хозяйственных функций признак руководства людьми не является обязательным. Главное - это контроль за материальными ценностями, организация их отпуска, получения, ответственного хранения, реализации и т.п.

Для должностных лиц, как субъектов получения взятки, является обязательным совершение при выполнении названных в законе функций действий, устанавливающих, изменяющих или прекращающих права и обязанности физических и юридических лиц.

) Правовое основание наделения лица определенными функциями.

Таким основанием является закон, устав, инструкция, приказ или иной нормативный правовой акт назначения лица на должность, в котором сформулированы права и обязанности лица, занимающего конкретную должность.

Лица, не назначенные на должности, но фактически выполняющие функции должностного лица, в соответствии с примечанием к ст. 285 могут признаваться должностными, если они выполняют организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, а также функции представителей власти по специальному полномочию, оформленному приказом, решением управомоченного на это органа или должностного лица.

) Принадлежность органов либо учреждений, в которых трудится должностное лицо.

По закону это могут быть государственные органы, органы местного самоуправления, государственные и муниципальные учреждения, а также Вооруженные Силы РФ, другие войска и воинские формирования РФ. Не являются должностными лица, работающие в общественных объединениях различной ориентации, коммерческих организациях (производственных кооперативах, иностранных фирмах, хозяйственных товариществах и т.п.).

Субъектом получения взятки признается и такое лицо, которое хотя и не имело полномочий для совершения конкретного вменяемого действия или бездействия в пользу взяткодателя или иных заинтересованных лиц, но в силу занимаемого положения могло содействовать исполнению такого деяния другими должностными лицами, либо получило взятку за общее покровительство.

Давая оценку должностному положению, необходимо исследовать значимость и авторитет занимаемой должности, нахождение у лица в подчинении иных должностных лиц. При этом считаем важным заметить, что использование личных отношений не может рассматриваться как использование должностного положения.

Под иностранным должностным лицом понимается назначаемое или избираемое лицо, занимающее какую-либо должность в законодательном, исполнительном, административном или судебном органе иностранного государства, а также любое лицо, выполняющее какую-либо публичную функцию для иностранного государства, в том числе для публичного ведомства или публичного предприятия; под должностным лицом публичной международной организации понимается международный гражданский служащий или любое лицо, которое уполномочено такой организацией действовать от ее имени.

Так как субъектом получения взятки закон называет должностное лицо, то состав преступления, предусмотренного ст. 290 УК, лицом может быть выполнен лишь в случае, когда на момент принятия ценностей, услуг и т.д. это лицо является должностным. Все иные лица, участвующие в совершении этого преступления, могут отвечать только за соучастие в получении взятки в качестве организаторов, подстрекателей, пособников или посредников по ст. 291.1 УК РФ.

Понятие должностного лица раскрыто в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 16 октября 2009 года № 19, к которому правоприменителю и следует обращаться при разрешении проблем квалификации взяточничества по признакам специального субъекта.

В правоприменительной практике также часто возникает вопрос о том, как квалифицировать получение лицом ценностей как незаконного вознаграждения за действия (бездействие) по службе, совершенные в качестве должностного лица, тогда как на момент принятия ценностей это лицо должностным уже не являлось, будучи уволенным с должности.

В соответствии с таким пониманием состава получения взятки, правоприменители указывают на подлежащий заполнению пробел в уголовном законе, строгое толкование которого не только не позволяет привлечь к ответственности лицо, уже не являющееся должностным, но и оставляет безнаказанным того, кто еще не занимает соответствующую должность, но получает вознаграждение за то, что совершит в пользу передавшего ценности лица действия (бездействие) с использованием должностных полномочий либо служебного положения, которые в дальнейшем обретет. Описание объективной стороны получения взятки сформулировано в ст. 290 УК РФ так, что это исключает привлечение к уголовной ответственности даже и такого должностного лица, которое приняло вознаграждение за законные либо незаконные действия по службе, если в момент принятия ценностей данные действия это должностное лицо совершить не могло.

В этом случае строгое толкование нормы не позволяет вменить лицу состав получения взятки, поскольку при принятии ценностей оно не могло совершить действия по службе - так как необходимыми служебными полномочиями на тот момент не располагало, не обладало должностным положением, в силу которого оно могло бы содействовать в совершении этих действий другим должностным лицом, либо совершить служебные действия незаконно.

Другое дело, когда компетенция должностного лица в старом и новом качестве либо совпадает, либо, хотя и разнится, но действия, в том числе и незаконные, по службе в пользу владельца ценностей должностное лицо могло совершить как в момент их принятия, так и после занятия новой должности.

В случае, когда лицо вводит владельца ценностей в заблуждение относительно наличия возможности совершить действия по службе, тогда как на момент принятия ценностей таких возможностей у него в связи с увольнением уже нет, содеянное образует состав мошенничества.

Если получатель ценностей, уже будучи уволенным, договорился с владельцем ценностей, введя его в заблуждение, о получении от того незаконного вознаграждения за действия по службе, которые в связи с увольнением заведомо не мог совершить, однако на момент принятия ценностей получившее их лицо знало об отмене приказа об увольнении и восстановлении в связи с этим статуса должностного лица, обладающего соответствующими служебными возможностями, имеет место получение взятки, даже если восстановленное в своем статусе должностное лицо в пользу владельца ценностей какие-либо обещанные ему действия по службе совершать не собиралось (абз.1 п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24).

Однако подобное восстановление статуса лица как должностного может произойти формально, например, до издания другого приказа об увольнении, когда второй приказ будет издан с правильными основаниями для такого решения. То есть первый приказ об увольнении отменят, но фактически лицо не окажется наделено соответствующими служебными возможностями, которыми обладало до издания приказа об увольнении. И это не единственный случай, когда лицо, формально еще или уже будучи должностным, не располагает возможностями для совершения обещанных владельцу ценностей действий по службе. Например, когда должностное лицо находится в отпуске, но совершить обещанные за незаконное вознаграждение действия по службе реальной возможности не имеет ни в этот период, ни в дальнейшем, поскольку знает о своем увольнении после завершения отпуска. В то же время, нахождение в отпуске с последующим увольнением еще не означает, что лицо уже перестало быть должностным и утратило те служебные возможности, которые обещает использовать за взятку.

Наиболее сложным для квалификации является случай, когда взяткополучатель на момент принятия ценностей уверен в том, что уже не является должностным лицом и в связи с этим считает, что не сможет совершить действия по службе в пользу владельца ценностей, однако приказ об увольнении уже отменен (или еще не издан, о чем получателю ценностей не известно), и также оказывается, что это лицо фактически наделено полномочиями по совершению соответствующих действий по службе или может совершить их с использованием служебного положения.

Такие действия, согласно разъяснению, содержащемуся в абз. 1 п. 24 Постановления Пленума от 9 июля 2013 г. № 24, следует расценить как получение взятки.

Однако Пленум, предлагая соответствующую квалификацию, исходил прежде всего из оценки самим должностным лицом своего статуса как должностного лица. Поэтому если лицо искренне полагает, что указанным статусом уже не наделено, а потому не сможет совершить обещанные владельцу ценностей действия по службе, хотя дает последнему соответствующие обещания, получая от него вознаграждение, содеянное должно влечь ответственность за мошенничество, а не за получение взятки. Состав взяточничества усматривается в том случае, если вознаграждение передается лицу в несколько приемов, когда часть вознаграждения лицо успевает получить еще будучи должностным. Такое решение связано с правилом квалификации взяточничества, состоящим в том, что получение взятки считается оконченным с момента принятия должностным лицом хотя бы части передаваемых ему ценностей (п. 10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 9 июля 2013 г. № 24).

Подводя итог, следует отметить, что субъективные признаки состава преступления, предусмотренного ст.290 УК РФ, характеризуются прямым умыслом, корыстным мотивом, при этом субъектом преступления может быть только должностное лицо, а именно государственный служащий, муниципальный служащий, представитель власти в целом.

.4 Квалифицированные и особо квалифицированные виды получения взятки

Квалифицированным получением взятки является ее получение в значительном размере (ч. 2 ст. 290 УК РФ).

Значительным размером в соответствии с примечанием 1 к ст.290 УК признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, превышающие двадцать пять тыс. руб.

П. 21 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 09 июля 2013 г. № 24 содержит вопросы множественности, критерии разграничения единого продолжаемого преступления и совокупности преступлений, связанные со взяточничеством. В абз. 3 этого пункта Пленум разъяснил, что не может квалифицироваться как единое продолжаемое преступление одновременное получение, в том числе через посредника, взятки от нескольких лиц, если в интересах каждого из них должностным лицом совершается отдельное действие (бездействие). Содеянное при таких обстоятельствах образует совокупность преступлений.

Правило квалификации, содержащееся в абз. 4 п. 21, допускает суммирование взяток при определении размера деяния только в том случае, когда принятие всех ценностей представляло собой эпизоды единого продолжаемого преступления. Например: если трое студентов передадут через старосту группы как посредника преподавателю взятку за выставление оценки без приема экзамена каждый по 3 тыс. руб., то действия последнего следует квалифицировать как три самостоятельных преступления, каждое с размером взятки, не являющимся значительным. Признак дачи взятки группой лиц по предварительному сговору студентам вменить не получиться, а староста вообще не будет подлежать уголовной ответственности, исходя из того, что посредничество во взяточничестве, когда сумма взятки не превышала 25 тыс. руб., декриминализировано с дополнением Уголовного кодекса ст.291.1.

Приведем пример из судебной практики Первомайского районного суда г. Кирова: Мачина Ю.В., являясь должностным лицом, лично и через посредника получила взятку в размере 105000 рублей в период осеннего призыва 2011 года за неоднократно вынесенные итоговые медицинские заключения об ограниченной годности призывников к военной службе и не направлении их на контрольное медицинское освидетельствование, в целях принятия районной призывной комиссией г. Кирова решения о признании таких призывников ограниченно годными к военной службе и освобождении их от призыва на военную службу. Суд признал Мачину Ю.В. виновной в совершении преступления, предусмотренногоч. 2ст.290УК РФ, и назначил ей наказание в виде штрафа в размере 525000 (пятьсот двадцать пять тысяч) рублей, с лишением права заниматься врачебной деятельностью, связанной с проведением военно-врачебной экспертизы в Вооруженных силах Российской Федерации, сроком 3 года.

Получение взятки лицом за незаконное действие (бездействие) (ч. 3 ст. 290)

Необходимо отметить, что правовой статус субъекта данного преступления повышает степень общественной опасности деяния. Это связано с тем, что должностное лицо, располагая значительными полномочиями, выступает представителем государства в обществе, при этом незаконные действия (бездействие) влекут за собой дискредитацию власти, наносят серьезный ущерб ее авторитету. Реализация полномочий должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации вследствие особой меры компетенции, всегда сопряжена со значительными последствиями для участников правоотношений. Поэтому незаконное воздействие при получении взятки на мотивацию поведения должностного лица, обладает повышенной степенью общественной опасности.

В качестве примера рассмотрим приговор Ленинского районного суда г. Кирова: Новичков Е.В., являясь должностным лицом, получил через посредника взятку в виде денег за незаконные действия в пользу взяткодателя. Преступление совершил при следующих обстоятельствах: Новичков Е.В. с использованием своих служебных полномочий, то есть, являясь заведующим кафедры «{ ... }», в отсутствие предусмотренных законом оснований и условий для их реализации, то есть без фактической отработки студентом ЗРВ задолженностей по дисциплине «{ ... }», не исполнив свои служебные обязанности по недопущению ЗРВ к пересдаче, внес в ведомости группы {Номер изъят} за {Дата изъята} учебный год заведомо ложные сведения о сдаче ЗРВ на удовлетворительные оценки задолженностей по дисциплине «{ ... }» и допустил его к пересдаче экзамена. С учетом тяжести содеянного, конкретных обстоятельств совершенного преступления, учитывая степень его общественной опасности, мотивы и цели, значимость обязанностей, которые были нарушены Новичковым Е.В., характер и тяжесть причиненного вреда, размер взятки, а также принимая во внимание данные о личности подсудимого, суд считает возможным назначить Новичкову Е.В. наказание в виде штрафа. Суд признал Новичкова Е.В. виновным в совершении преступления, предусмотренногост.290ч. 3УК РФ, и назначил ему наказание в виде штрафа в доход государства в размере сорокакратной суммы взятки - 400 000 (четыреста тысяч) рублей с лишением права заниматься преподавательской деятельностью сроком на 1 год. Данный пример показывает, что незаконные действия должностного лица - это неправомерные действия, обусловленные его служебными полномочиями, либо совершенные вопреки интересам службы, а также действия, содержащие в себе признаки преступления.

Применительно к ч. 3 ст. 290 УК РФ под эти признаки попадают действия:

) выходящие за пределы полномочий должностного лица, иностранного должностного лица либо должностного лица публичной международной организации, но которые он мог совершить благодаря своему служебному положению. Такие действия сами по себе могут являться правонарушением, либо преступлением.

На сегодняшний день не важно, входят ли выполняемые должностным лицом действия непосредственно в круг его служебных обязанностей или он может совершить их, используя свои должностные полномочия. Важно, чтобы выполнение им действий было реально возможно в силу занимаемой должности.

) совершенные вопреки интересам службы, что при наличии существенного нарушения охраняемых правом интересов свидетельствует о наличии злоупотребления должностными полномочиями, а равно и совершение иного преступления коррупционного характера.

Согласно санкции ч. 4 ст. 290 УК РФ за совершение аналогичного деяния лицом, занимающим государственную должность Российской Федерации или государственную должность субъекта Российской Федерации, а равно главы органа местного самоуправления, в связи с возрастанием степени общественной опасности, предусматривается повышенная уголовная ответственность по сравнению с ч. 3 ст. 290 УК РФ. То есть максимальный предел лишения свободы возрастает с пяти до десяти лет.

В новом уголовном законодательстве произошли значительные изменения по вопросам коррупционных преступлений. Помимо ужесточения санкций введено новое понятие - кратный штраф. Поэтому в ст. 290 УК РФ появились в виде дополнительного наказания штрафы, связанные с размером самой взятки - от двадцатикратного до стократного размера штрафа, в зависимости от части ст. 290 УК РФ.

Учитывая сложившуюся в России тяжелую коррупционную ситуацию, основываясь на опыте передовых европейских стран и рекомендациях, выданных России по итогам мониторинга организацией «Группа стран против коррупции» Совета Европы, в России было предложено использовать американскую модель «кратности штрафа за взятку». Как показывает практика, такая модель является достаточно эффективным методом.

Поскольку карательное воздействие штрафа направлено на существенное ущемление имущественных, материальных интересов осужденного, штраф закладывается в санкции Особенной части УК РФ за совершение корыстных преступлений. Увеличение роли кратного штрафа для должностных лиц, виновных в получении взятки должно привести к существенной имущественной потере, что до введения таких санкций легко компенсировалось за счет предыдущих и последующих проявлений коррупции.

Вместе с тем, следует отметить, что идея кратного штрафа за получение взятки гораздо более эффективна и полезна для общества, нежели применение наказания в виде лишения свободы, так как правонарушителя не нужно будет содержать за счет государственных средств.

Приведём пример из судебной практики с назначением наказания в виде штрафа. Первомайский районный суд г. Кирова, рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Никольского В.Ю., обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ установил: Никольский В.Ю., являясь должностным лицом, через посредника получил взятку в виде денег в размере 35000 рублей за оказание содействия другому лицу в ликвидации академической задолженности, в допуске к экзамену и его приеме без отрицательной предвзятости. Суд признал Никольского В.Ю. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 290 УК РФ, и назначить ему наказание в виде штрафа в размере 30-кратной суммы взятки, то есть в сумме 1050000 рублей с лишением права заниматься преподавательской деятельностью сроком на 1 год 6 месяцев.

Получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору или организованной группой предусмотрено п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Согласно пункту 15 Постановления Пленума Верховного Суда от 09 июля 2013 г. «Взятку или предмет коммерческого подкупа надлежит считать полученными группой лиц по предварительному сговору, если в преступлении участвовали два и более должностных лица или два и более лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий (бездействие) по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица или представляемых им лиц. При квалификации действий указанных лиц не имеет значения, какая сумма получена каждым из членов преступной группы, а также то, сознавал ли взяткодатель, что в получении взятки участвует несколько должностных лиц».

Кроме того, в данном Постановлении Пленума Верховного Суда РФ говорится, что в соответствии с УК РФ (ст. 35) организованная группа характеризуется устойчивостью, высокой степенью организованности, распределением ролей, наличием организатора и руководителя.

Таким образом, в организованную группу могут входить лица, не являющиеся должностными или не выполняющие управленческие функции в коммерческой или иной организации, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений.

Поэтому ответственность для таких лиц, согласно ч. 4 ст. 34 УК РФ, предусмотрена как для организаторов, подстрекателей или пособников преступлений, в том числе получения взятки. Преступление считается оконченным с момента принятия взятки хотя бы одним из должностных лиц, либо лиц, выполняющих управленческие функции в коммерческой или иной организации. В этом заключается официальная позиция высшей судебной инстанции в Российской Федерации.

Предварительная договоренность между сторонами коррупционной сделки, которую образуют обещание предоставить предмет подкупа со стороны подкупающего лица, обещание предоставить неправомерное преимущество со стороны подкупаемого, по российскому уголовному законодательству образуют состав неоконченного преступления. В соответствии со ст. 290 УК РФ преступление будет оконченным с момента получения взятки. Договоренность же или просьба о передаче предмета подкупа и его обещание являются наказуемыми лишь при наличии оснований, которые указывают на приготовление к тяжкому и особо тяжкому преступлению.

Отметим, что уголовно наказуемыми приготовлениями являются квалифицированные и особо квалифицированные виды взяточничества.

Следует обратить внимание на то, что для признания группы лиц по предварительному сговору необходимо как минимум два исполнителя.

При этом исполнителем, непосредственно субъектом преступления должно быть именно должностное лицо. Кроме того, для квалификации по этому пункту статьи 290 УК РФ необходимо наличие предварительного сговора между членами этой группы. В том случае, если после получения взятки должностным лицом за содействие в решении какого-либо вопроса, оно передает часть взятки другому должностному лицу, в полномочия которого входит совершение обусловленных действий, содеянное квалифицируется по совокупности преступлений как получение и дача взятки.

Группа по предварительному сговору связана с наличием следующих характерных признаков:

) участие в преступлении двух и более должностных лиц;

) договоренность о совместном совершении данного преступления с использованием своих должностных полномочий;

) получение каждым должностным лицом группы части взятки, вне зависимости от того, какую часть получит каждый из этих лиц.

При получении взятки по предварительному сговору группой лиц ее размер определяется общей стоимостью полученных ценностей и услуг. При этом достаточно сложной для квалификации является ситуация, когда в получении взятки тем или иным образом принимают участие несколько должностных лиц. В этом случае следует отличать соисполнительство и посредничество в получении взятки.

В отличие от группы по предварительному сговору, для организованной группы характерно то, что хотя бы один из ее участников является должностным лицом. Такой подход связан с тем, что организованная группа имеет более четкую структуру с распределением обязанностей. Поскольку важным признаком организованной преступной группы является именно неоднократное совершение преступлений, необходимо отметить, что неоднократность можно понимать как совершение аналогичного деяния, запрещенного уголовным законом не менее двух раз. При этом важно, чтобы не истек срок давности привлечения к уголовной ответственности за предыдущее преступление, либо если судимость за совершенное ранее такого же преступления не была погашена или снята.

Неоднократным следует признать получение взятки должностным лицом от нескольких лиц, если это лицо выполняет в отношении каждого взяткодателя отдельные действия. Принципиально важно, что получение взятки в несколько приемов за выполнение или невыполнение действий, обеспечивающих наступление желаемого результата, не образуют признака неоднократности.

Наоборот, следует отграничивать неоднократное получение взятки и продолжаемое единое преступление, когда получение взяток объединено единством умысла, но взятка вручается по частям. Таковым может являться систематическое подношение материальных ценностей за общее покровительство или попустительство по службе.

Кроме того, в организованной группе присутствует распределение ролей преступников: организаторы, руководители, исполнители, пособники, подстрекатели совершения преступных деяний. При этом следует отличать посредника от участника подобной группы.

Такая группа отличается от группы по предварительному сговору большей степенью устойчивости, постоянством ее членов. Устойчивость организованной группы как основной признак носит несколько иной характер. Имеет место стабильность, затрудненность вхождения в группу новых членов и отрицательное отношение к выходу кого-либо из группы. Главное отличие, что преступная совместная деятельность рассчитана на длительное время.

Для организованной группы очень редки случаи, когда все ее участники совершают преступление в полном составе. Однако всегда видна роль исполнителя при получении взятки. При этом если участники организованной группы получили несколько взяток, либо группа вообще была создана для систематического взяточничества, в соответствии с законом, лицо, создавшее организованную группу, либо руководившее ею, подлежит уголовной ответственности за ее организацию и руководство ею в случаях, предусмотренных Особенной частью УК РФ, а также за все преступления, совершенные участниками группы (в данном случае получение взяток), если они охватывались его умыслом (ч. 5 ст. 35 УК РФ). Другие участники организованной группы несут ответственность за преступления, в подготовке или совершении которых они участвовали. Совершение преступлений в составе группы лиц по предварительному сговору или организованной группой влечет за собой более жесткие меры уголовной ответственности.

Приведём пример из судебной практики. Октябрьский районный суд г. Кирова рассмотрев в открытом судебном заседании уголовное дело в отношении Новикова О.Н. обвиняемого в совершении преступления, предусмотренного п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ, установил:

П., являясь должностным лицом, решил создать организованную преступную группу для систематического получения взяток с лиц призывного возраста, желающих избежать службы в Вооруженных силах Российской Федерации и быть признанными ограниченно годными к службе в армии. Для обеспечения функционирования создаваемой им преступной группы и систематического получения взяток П. решил вовлечь в нее других должностных лиц, имеющих полномочия на принятие решений по установлению у призывников заболеваний опорно-двигательного аппарата, позволяющей призывникам быть признанными ограниченно годными к службе по призыву, а также на подтверждение наличия у таких призывников указанных заболеваний при проведении призывной компании. В апреле-июле 2009 года в г. Кирове, являясь должностными лицами, действуя в составе организованной преступной группы совместно и согласованно в соответствии с разработанным П. преступным планом, из корыстной заинтересованности, вопреки интересам службы:

В.Д., достоверно зная о передаче взятки одному из членов организованной преступной группы в интересах Ж.Н.М.., понимая, что часть данной взятки в размере 5000 рублей предназначается ему, подготовил рентгенологическое заключение о наличии у последнего заболеваний опорно-двигательного аппарата (сколиоз, плоскостопие, артроз) со степенью выраженности которых последний в ходе медицинского освидетельствования в рамках призывной компании он (Ж.Н.М.) должен быть признан ограниченно годным к службе по призыву в вооруженных силах РФ.

М., достоверно зная о передаче взятки одному из членов организованной преступной группы в интересах Ж.Н.М., понимая, что часть данной взятки в размере 5000 рублей предназначается ему, используя свой авторитет руководителя и члена призывной комиссии, дал указание подчиненному хирургу на основании рентгенологического заключения, вынесенного В.Д. признать призывника Ж.Н.М. ограниченно годным к военной службе в связи с наличием у последнего заболеваний опорно-двигательного аппарата (сколиоз, плоскостопие, артроз) и оформить данное заключение в учетной карте и в листе медицинского освидетельствования призывника, после чего, вынес итоговое медицинское заключение об ограниченной годности Ж.Н.М. к военной службе. Далее, как член муниципальной призывной комиссии, проголосовал за признание Ж.Н.М. ограниченно годным к военной службе.

Новиков О.Н., достоверно зная о передаче взятки одному из членов организованной преступной группы в интересах Ж.Н.М., понимая, что часть данной взятки в размере 5000 рублей предназначается ему, согласился с диагнозом и заключением, об ограниченной годности Ж.Н.М. к военной службе по призыву, оформив свое согласие в листе медицинского освидетельствования призывника.

П. согласился с обоснованностью диагноза и заключения, об ограниченной годности Ж.Н.М. к военной службе по призыву, оформив свое согласие в учетной карте призывника.

В результате указанных противоправных действий членов организованной преступной группы, возглавляемой П., призывная комиссия Октябрьского и Первомайского районов г. Кирова приняла решение о признании призывника Ж.Н.М. ограниченно годным к военной службе и освобождении его от призыва на военную службу, после чего призывная комиссия Кировской области утвердила решение призывной комиссии Октябрьского и Первомайского районов г. Кирова о признании призывника Ж.Н.М. ограниченно годным к военной службе и освобождении его от призыва на военную службу. Незаконно полученные денежные средства в качестве взятки от Ж.А.М. в интересах Ж.Н.М. через Ш.О.И. согласно плану П. были распределены между членами организованной преступной группы в г. Кирове в апреле-июле 2009 года, то есть по 5000 рублей получили В.Д., М. и Новиков О.Н., оставшуюся сумму в размере 15000 рублей П. оставил себе.

Суд приговорил: Новикова О.Н. признать виновным в совершении преступлений, предусмотренных п. «а» ч. 5 ст. 290 УК РФ, и назначить ему наказание в виде штрафа в размере сорокакратной суммы взятки, то есть в размере 1 200 000 рублей, с лишением права заниматься врачебной деятельностью, связанной с проведением военно-врачебной экспертизы и медицинского освидетельствования в Вооруженных силах Российской Федерации сроком на 2 года 6 месяцев.

Таким образом, получение взятки, совершенное группой лиц по предварительному сговору и организованной группой является отдельным видом квалифицированного состава получения взятки, представляет собой высокую общественную опасность, поскольку здесь появляется уже не только должностное лицо, посягающее на интересы государственной власти и государственной службы, ее авторитет, но происходит криминализация власти, превращение ее в криминальную структуру.

Поэтому принимаемые в последние годы меры по борьбе с коррупцией, такие как более четкое изложение частей ст. 290 УК РФ, введение кратности штрафов, принятие ряда законов о борьбе с коррупцией, должны способствовать реальному снижению подобных преступлений.

Ответственность за вымогательство взятки предусмотрена п. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ. Рассматривая вопрос о квалификации деяния как вымогательства взятки, необходимо дать этому понятию определение. Вымогательством взятки является заявленное требование должностного лица, передать незаконное вознаграждение в виде любого ценного имущества с угрозой совершения действий, которые могут причинить ущерб законным интересам либо поставить лицо в такие условия, при которых оно вынуждено будет дать взятку с целью предотвращения вредных последствий для его законных интересов.

Вымогательство взятки может заключаться в открытом требовании должностного лица передать ему предмет взятки под угрозой ущемления прав взяткодателя или охраняемых законом интересов его родных и близких. Тогда взятка требуется в конкретно определенном виде, причем виновный может осуществить свои угрозы и негативные намерения, что не вызывает сомнения у взяткодателя. Взяткополучатель также может создать затруднительные для взяткодателя условия, когда в замаскированном виде реализуются угрозы и негативные намерения взяткополучателя.

Вымогательство может иметь место при совершении должностным лицом как законных, так и незаконных действий, но при этом вымогатель угрожает причинить вред только законным интересам гражданина. Таким образом, взяткодатель, который должен осуществлять свои полномочия, базируясь на законе, делает невозможным выполнение такого закона, оставляет для граждан только незаконный способ разрешения текущих проблем.

Следует отличать вымогательство взятки от предложения дать ее. Также не является вымогательством и угроза должностного лица совершить действия, затрагивающие незаконные интересы лица, например, предложение следователя прекратить дело после получении взятки. В этом случае законные права и интересы будущего взяткодателя не ущемляются.

Вымогательство имеет место только в случае открытого требования дать взятку и создания определенных условий, при которых взяткодатель лишается других вариантов законного поведения. При этом, согласно Примечанию к ст. 291 УК РФ, именно вымогательство взятки, является основанием для освобождения от ответственности лицо, давшее взятку.

Данное основание не зависит от воли правоприменителя, что является гарантией защиты для взяткодателя, поставленного должностным лицом - получателем взятки в такие условия.

Если лицо добровольно сообщит о получении взятки, то оно освобождается от уголовной ответственности. При рассмотрении данного вопроса соответствующим органом принимается во внимание, что сообщение такого лица признается добровольным независимо от мотивов, которыми оно руководствуется при подаче своего заявления. Однако, не может признаваться добровольным сообщение, сделанное лицом после того, как данное деяние стало известно правоохранительным органам.

Законодательство предусматривает освобождение от уголовной ответственности лица, добровольно заявившего о деянии, сопряженном с получением взятки. Как отмечалось выше, мотивы действия заявившего лица не принимаются во внимание и освобождение от ответственности определяется лишь признаком добровольности заявления. Но для судьбы передаваемых денежных средств имеет значение отсутствие или наличие иного состава преступления в действиях заявителя. Если в таких действиях содержится иной состав преступления, лицо не может признаваться потерпевшими и не вправе претендовать на возвращение ему ценностей, переданных в виде взятки.

Если же в отношении заявившего о взятке лица имело место вымогательство взятки, в том случае, если такое лицо добровольно сообщило о вымогательстве и передача ценностей или денежных средств проходила под контролем правоохранительных органов в рамках оперативного мероприятия, с целью задержания лица, вымогавшего взятку, то данные денежные средства и ценности, являвшиеся предметом взятки, должны быть возвращены их владельцу, который может быть признанпотерпевшим по уголовному делу.

Принципиально важно, что предусмотренная в уголовном законе санкция устанавливает запрет должностному лицу в будущем занимать определенные государственные должности. Это должно быть гарантией недопущения во власть таких лиц, для которых наиболее важным является получение должности, представляющей властные распорядительные полномочия, которые позволяют создавать условия для получения и вымогательства взятки. Именно недопущение в сферу управления, как мера ответственности взяточника являются дополнительным наказанием, которое должно чаще применяться судами. Такой подход позволит наиболее эффективно бороться с преступлениями в сфере государственной власти, интересов государственной службы, и службы в органах местного самоуправления.

Специфической формой вымогательства является завуалированное вымогательство. Здесь нет прямого требования взятки и неприкрытой угрозы нарушить законные интересы взяткодателя. Однако, создаваемые должностным лицом - вымогателем взятки таких условий, совершение таких действий (бездействия) ставят взяткодателя перед необходимостью дать взятку для прекращения нарушения своих законных интересов. Примерами могут служить необоснованная задержка в решении жизненно важных вопросов, многочисленные переоформления документов, перенос даты рассмотрения дела и другие.

В таком случае, под вымогательством следует понимать открытое требование должностного лица дать ему взятку под угрозой совершения каких-либо неблагоприятных для взяткодателя действий в случае отказа дать взятку, сопровождаемое обещанием выполнения и реальным выполнением в интересах или в пользу взяткодателя или его близких определенных правомерных или противоправных действий, независимо от того, являются ли интересы взяткодателя правоохраняемыми или неправомерными.

Приведём пример из судебной практики: Щербаков И.А., являясь должностным лицом, получил денежное вознаграждение в сумме 5000 рублей за выдачу медицинской справки об отсутствии наркологических заболеваний. Суд признал Щербакова виновным в совершении преступления, предусмотренногоп. «б» ч. 5 ст. 290 УК РФ и назначить ему наказание в виде штрафа в размере четыреста тысяч рублей в доход государства.

Подводя итог, важно отметить, что вымогательство взятки является особо квалифицированным видом взяточничества, предусматривающим уголовную ответственность в виде кратного размеру взятки штрафа, либо лишение свободы как за особо тяжкое преступление, а также в виде дополнительного наказания с лишением права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

При этом вымогательство взятки связано в первую очередь с двумя случаями:

) открытое вымогательство, не вызывающее при квалификации особых затруднений;

) скрытое или завуалированное вымогательство, сопряженное с рядом трудностей, поскольку получатель взятки скрывает свою угрозу, не выражая ее в простой словесной форме.

Именно на пресечения второй формы вымогательства взятки и должны быть направлены усилия законодателей в рамках борьбы с коррупцией.

Еще одним особо квалифицирующим признаком деяния является его совершение в крупном размере. Согласно примечанию 1 к ст.290 УК РФ крупным размером взятки признаются сумма денег, стоимость ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера или иных имущественных прав, превышающие сто пятьдесят тысяч рублей.

Поскольку первоначальной задачей при построении санкций при решении вопроса об уголовной ответственности за получение взятки, является учет важности охраняемых общественных отношений, а именно тех общественных отношений, которые составляют основу организации и деятельности государственного аппарата и авторитет органов власти и управления, современное уголовное законодательство относит величину размера взятки к наиболее отягчающему обстоятельству. В связи с этим, за получение взятки в крупном размере устанавливается уголовная ответственность в пункте «в» ч. 5 ст. 290 УК РФ в повышенном размере.

Размеры получения взятки исчисляются в денежном выражении. Стоимость предмета взятки определяется на основании цен на товары, расценок или тарифов за услуги, валютного курса, существовавших на момент совершения преступления, а при их отсутствии - на основании заключения экспертов. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09 июля 2013 года в п. 9 также указывает, что, поскольку размер взятки имеет значение для квалификации преступления, любой переданный предмет или оказанные услуги должны получить денежную оценку.

Приведем пример из судебной практики Ленинского районного суда г. Кирова: Голофаев А.В., являясь должностным лицом - экспертом ФБУ Кировская лаборатория судебной экспертизы Министерства юстиции РФ получил лично взятку в виде денег в размере 500 000 рублей, т.е. в крупном размере, за совершение действий в пользу представляемого взяткодателем - Т лица - М, входящих в его служебные полномочия, а именно за дачу заключения дополнительной почерковедческой судебной экспертизы Номер изъят от 19.11.2013, которое было положено в основу решения районного суда г. Кирова от 06.12.2013 об удовлетворении исковых требований М к ООО « ... » на сумму 129877597, 72 руб.Таким образом, Голофаев, являющийся по своему служебному положению экспертом в федеральном бюджетном учреждении выполнил действия, входящие в его служебные полномочия - выдал заключение эксперта, имеющее юридическое значение и повлекшее юридические последствия, то есть по своему правовому статусу являлся должностным лицом.

Голофаев А.В. получил взятку в размере 500 000 рублей, что в соответствии с примечанием к статье290УК РФ является крупным размером. Суд признал Голофаева А.В. виновным в совершении преступления, предусмотрено гоп. «в»ч. 5ст.290УК РФ, и назначил ему наказание в виде 7 (семи) лет лишения свободы, с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций судебного эксперта в государственных судебно-экспертных учреждениях на срок 2 (два) года и со штрафом в размере шестидесятикратной суммы взятки - 30000000 (тридцати миллионов) рублей, с отбыванием наказания в виде лишения свободы в исправительной колонии строгого режима.

В виду наиболее высокой общественной опасности, особо крупный размер взятки, превышающий один миллион рублей, составляет особо квалифицированный состав, выделенный в самостоятельную норму в ч. 6 ст. 290 УК РФ.

В тех случаях, когда взятка в крупном или особо крупном размере получена частями, но все действия являются эпизодами одного продолжаемого преступления, содеянное должно квалифицироваться как получение взятки в крупном или особо крупном размере. При этом важно, что даже получение лишь части от оговоренной суммы взятки, позволяет квалифицировать содеянное как оконченное преступление.

Однако у сторонников данного подхода есть и критики, поскольку в этом случае происходит объективное вменение лицу того деяния, которое оно не совершало. Это происходит в случае, когда оконченное получение взятки в крупном размере квалифицировалось как получение части оговоренной суммы, если умысел получателя был направлен на получение взятки в крупном размере, но фактически переданная часть взятки такого размера не образовывала. Представители этого подхода предлагают квалифицировать деяние как получение взятки в крупном размере, только если фактически полученная часть образует крупный размер. Если же оговоренное вознаграждение превышает 150 тысяч рублей или 1 миллион рублей, но фактически полученная часть взятки составляет меньше этой суммы, деяние следует квалифицировать как покушение на получение взятки в крупном и особо крупном размере.

Вместе с тем, поскольку в Уголовном кодексе РФ и разъясняющих постановлениях Верховного Суда РФ не содержится прямого указания на признаки объективного вменения, представляется важным отметить непродуманность такого подхода, нарушающего общую тенденцию в политике государства по борьбе с коррупцией. Ведь преступления такого рода не только самым серьезным образом посягают на основополагающие принципы государственной власти, интересы государственной службы и службы в органах местного самоуправления, но и наносят существенный экономический ущерб государству. При этом, взяточник соблюдает осторожность и предмет взятки может быть разделен на части. Тогда квалификация данного деяние как покушение на получение взятки в крупном или особо крупном размере, позволит преступнику, стремящегося максимально завуалировать свое деяние, скрыть его истинные масштабы.

Особенно важно то, что уже факт подобной коррупционной сделки существенно подрывает основы государства, препятствует нормальному развитию общественных отношений и выводит из хозяйственного обращения огромный экономический потенциал. Кроме того, принятые Российской Федерацией международные обязательства по борьбе с коррупцией, говорят о необходимости ужесточения уголовного законодательства, неотвратимости наказания, а также о наличии в законе обязательной компенсационной составляющей при нанесении ущерба интересам государства.

Вместе с тем, данный вид взяточничества связан уже не столько с реализацией прав и законных интересов отдельных граждан, сколько с решениями, принимаемыми в отношении организаций, учреждений, а также бюджетов различного уровня. Это именно тот уровень, когда взяткодатель зачастую становится недоступным для правосудия ввиду своего высокого должностного положения. Именно поэтому так важны происходящие в современном обществе перемены, такие как открытость чиновников всех уровней перед гражданами в виде ежегодной отчетности о доходах, ротации кадров в государственном аппарате и другие нововведения.

Приведём пример из судебной практики:

ФИО1 Е.А., являясь должностным лицом, совершил получение лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, входящих в его служебные полномочия, а также за способствование в силу своего должностного положения совершению указанных действий, в особо крупном размере. В материалах уголовного дела содержатся неопровержимые доказательства вины ФИО2 Е.А. в совершении преступлений, предусмотренных ч.6ст.290,ч.6ст.290УК РФ.

Вопреки доводам защиты и подсудимого ФИО Е.А. о квалификации его действия пост. 159УК РФ, суд находит указанные доводы несостоятельными, поскольку по смыслу уголовного закона ответственность за получение взятки наступает независимо от времени получения должностным лицом взятки - до или после совершения им действий (бездействия) по службе в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, а также независимо от того, были ли указанные действия (бездействие) заранее обусловлены взяткой или договоренностью с должностным лицом о передаче за их совершение взятки. Таким образом, учитывая, что действия по службе в пользу взяткодателя совершены ФИО1 в период его нахождения на службе, то есть до момента его увольнения с должности начальника отдела (пожарной безопасности) Департамента планирования и координации материально-технического обеспечения Минобороны России, и вопреки интересам службы, действия ФИО1 подлежат квалификации поч. 6 ст. 290УК РФ, несмотря на то, что денежные средства им были получены уже после его увольнения с должности, однако, за действия, совершенные в период службы. Кроме того, по смыслу уголовного закона, получение должностным лицом взятки за совершение действий, которые входят в его полномочия, следует квалифицировать как получение взятки вне зависимости от намерения совершить указанные действия, в связи с чем доводы ФИО1 о том, что он не намеревался исполнять взятых на себя обязательств по договоренности с представителем ООО «НПО «Нанотех», не влияют на доказанность вины подсудимого и правильность квалификации его действий поч. 6 ст. 290 УК РФ. Приходя к выводу о доказанности вины подсудимых в совершении ими инкриминируемых им преступлений, суд квалифицирует:

действия ФИО1 Е.А. по эпизоду получения взятки от представителя ОАО «ПТС» поч.6ст.290УК РФ, как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, входящих в его служебные полномочия, а также за способствование в силу своего должностного положения совершению указанных действий, в особо крупном размере;

действия ФИО1 Е.А. и ФИО2 по эпизоду получения взятки от представителя ООО «НПО Нанотех» поч. 6 ст. 290УК РФ, как получение должностным лицом лично взятки в виде денег за совершение действий в пользу взяткодателя и представляемых им лиц, входящих в их служебные полномочия, а также за способствование в силу своего должностного положения совершению указанных действий, группой лиц по предварительному сговору, в особо крупном размере. При этом наличие в действиях подсудимых квалифицирующего признака «группой лиц по предварительному сговору» судом усматривается, исходя из того, что в преступлении о получении взятки от представителя ООО «НПО Нанотех» участвовали два должностных лица, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления путем принятия каждым из членов группы части незаконного вознаграждения за совершение каждым из них действий по службе в пользу передавшего незаконное вознаграждение лица. Суд признал ФИО1 виновным в совершении преступлений, предусмотренных ч.6 ст. 290 УК РФ, и назначил ему наказание: - поч. 6 ст. 290 УК РФ (по эпизоду получения взятки от представителя ОАО «ПТС») с применением ст.64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года, со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в сумме 10 412 940 (десять миллионов четыреста двенадцать тысяч девятьсот сорок) рублей, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной гражданской службе, на срок 2 (два) года; - поч. 6 ст. 290 УК РФ (по эпизоду получения взятки представителя ООО «НПО Нанотех») с применением ст.64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 5 (пять) лет, со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в сумме 20 150 000 (двадцать миллионов сто пятьдесят тысяч) рублей, на основании ч. 3ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной гражданской службе, на срок 2 (два) года. На основании ч. 3ст.69УК РФ по совокупности преступлений путем частичного сложения назначенных наказаний окончательно назначить ФИО1 наказание в виде в виде лишения свободы сроком на6(шесть) лет, со штрафом в размере 25 000 000 (двадцать пять миллионов) рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной гражданской службе, на срок 3 (три) года.

Признать ФИО2 виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 6 ст. 290УК РФ, и назначить ему наказание с применением ст. 64 УК РФ в виде лишения свободы сроком на 4 (четыре) года, со штрафом в размере пятикратной суммы взятки, то есть в сумме 20 150 000 (двадцать миллионов сто пятьдесят тысяч) рублей, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, на основании ч. 3 ст. 47 УК РФ с лишением права занимать должности на государственной гражданской службе, на срок 2 (два) года.

Таким образом, можно сделать вывод, что получение взятки в крупном и особо крупном размере является наиболее общественно опасным деянием, предусмотренным ст. 290 УК РФ. Строгость наказания напрямую связывается с размером предмета взятки. К особенностям этого преступления можно отнести то, что предмет взятки представляет собой значительный материальный ресурс, который взяточник любыми способами пытается приуменьшить и скрыть.

Глава 3. Проблемы квалификации уголовной ответственности за получение взятки

.1 Отграничение получения взятки от смежных составов преступления

Обвинение по уголовным делам, возбужденным по фактам получения взятки, в результате судебного заседания подвергается ревизии. Уголовное преследование прекращается за отсутствием состава преступления, действия подсудимых переквалифицируются на нормы, предусматривающие ответственность за иные посягательства, из обвинения исключаются отдельные отягчающие обстоятельства получения взятки. Причем во всех случаях речь идет не о недоказанности вины подсудимых, а о неправильной юридической оценке установленных обстоятельств совершения преступления. При этом наиболее сложным является отграничение получения взятки от смежных составов преступлений.

Любое из предусмотренных Уголовным кодексом преступлений имеет ряд общих признаков с другими преступлениями, что порождает трудности при квалификации, так как весь данный процесс состоит в последовательном отграничении каждого признака совершенного деяния от признаков других, смежных преступлений.

Посягательства, являющиеся смежными по отношению к получению взятки, условно можно разделить на три группы:

) должностные преступления, предусмотренные ст.ст. 285, 286 УК РФ;

) коммерческий подкуп, ответственность за который предусмотрена ст. 204 УК РФ;

) мошенничество, ответственность за которое предусмотрена ч. 3 ст. 159 УК РФ.

Ответственность за деяния, предусмотренные ст. 290 УК РФ не исключает одновременного привлечения к уголовной ответственности за действия, образующие самостоятельное преступление. В таких случаях содеянное подлежит квалификации по совокупности преступлений.

Актуальность решения данной задачи обусловлена значительными изменениями в содержании признаков должностных преступлений, которые произошли с введением в действие Уголовного кодекса 1996 г., внесенными в него изменениями, а также необходимостью переосмысления некоторых подходов, сложившихся ранее.

Представляется необходимым разграничить получение взятки с каждым из названных составов посягательств.

Получение взятки - разновидность злоупотребления должностными полномочиями. Получая взятку, должностное лицо тем самым использует свои должностные полномочия, фактические возможности, вытекающие из должностного положения (в этом получение взятки шире злоупотребления должностными полномочиями), вопреки интересам службы, причиняя существенный вред интересам государства, выражающийся в нарушении нормальной работы аппарата публичной власти и подрыве ее авторитета (хотя указанные последствия и находятся за рамками состава преступления, так как состав получения взятки - формальный). Однако объективные и субъективные признаки этих преступлений существенно различаются.

В практике вопрос о разграничении этих посягательств встает чаще всего в связи с поборами должностных лиц, которые не воспринимаются сторонами в качестве взятки, когда должностное лицо завладевает деньгами, например, под видом штрафа. По этой же причине часто не рассматриваются в качестве взяток поборы сотрудников ГИБДД с водителей. Передавая сотруднику ГИБДД названную им сумму, водитель не знает о том, передает ли он взятку либо уплачивает штраф за совершенное им правонарушение.

Сотрудник ГИБДД, присваивая полученные от водителя деньги, совершает злоупотребление должностными полномочиями, не оформив штраф должным образом и причинив ущерб государству.

Иногда в подобных ситуациях уголовные дела не возбуждают, мотивируя тем, что состав злоупотребления должностными полномочиями - материальный, а причиненный ущерб является незначительным. При этом следует учитывать, что, если сотрудник ГИБДД не просто злоупотребляет своими полномочиями, а берет взятку (это может быть видно из размера взятки, из характера правонарушения, из поведения сотрудника во время получения взятки, из тех действий или бездействия, за совершение которых дается взятка), содеянное квалифицируется как получение взятки.

Совершение деяния, предусмотренного ст. 290 УК РФ, становится для чиновника возможным благодаря наличию у него должностных полномочий. Таким образом, при квалификации необходимо выяснить, является ли злоупотребление полномочиями самостоятельным составом преступления.

В случае превышения должностных полномочий о наличии в действиях виновного состава преступления можно говорить, если следствием подобных действий стало существенное нарушение прав и законных интересов граждан или организаций, либо охраняемых законом интересов общества и государства. Существование нормы об ответственности за получение взятки подчеркивает общественную опасность данного посягательства, которое ставит под угрозу причинения вреда наиболее важные общественные отношения, причем наступление этих последствий не требует доказывания.

Точка зрения, согласно которой получение взятки рассматривается как специальная норма по отношению к превышению должностных полномочий, ранее не высказывалась.

Совершая преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ, должностное лицо явно выходит за пределы своих полномочий, но совершенно определенным образом.

Конкретизируя существо превышения, совершаемого виновным, законодатель сконструировал состав получения взятки формальным, обоснованно полагая, что подобное поведение всегда влечет вредные последствия. Специфика данных последствий и очевидные трудности, которые бы возникли в процессе доказывания, не лишают их общественной опасности, присущей преступлению.

Получение взятки как должностное преступление (ст. 290 УК РФ) отличается от коммерческого подкупа (ст. 204 УК РФ) по объекту и субъекту преступления. Коммерческий подкуп законодатель относит к преступлениям в сфере экономики, а получение взятки - к преступлениям против государственной власти. Критерий для отграничения двух схожих составов преступления - субъект. Если для ст. 290 УК РФ - это должностное лицо, то для ст. 204 УК РФ (коммерческий подкуп) - это лицо, постоянно, временно либо по специальному полномочию выполняющее организационно-распорядительные или административно-хозяйственные обязанности, в коммерческой организации независимо от формы собственности, а также в некоммерческой организации, не являющейся государственным органом, органом местного самоуправления, государственным или муниципальным учреждением. При этом следует учитывать, что работники коммерческих и иных организаций могут быть должностными лицами, если являются представителями власти по специальному полномочию (например, инспекторы труда профсоюзов).

Законодатель рассматривает коммерческий подкуп в качестве менее опасного преступления, чем взяточничество, хотя наказание за коммерческий подкуп достаточно сурово.

Трудности могут возникнуть при разграничении получения взятки и преступления, предусмотренного ч. 3 и 4 ст. 184 УК РФ, установившими ответственность за незаконное получение денег, ценных бумаг или иного имущества, незаконное пользование услугами имущественного характера спортсменами, спортивными судьями, тренерами, руководителями команд и другими участниками или организаторами профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторами или членами жюри зрелищных коммерческих конкурсов.

Разграничение указанных выше преступлений довольно четко прослеживается по признакам объекта, субъективной стороны и субъекта.

Объектом преступления по ч. 4 ст. 184 УК РФ являются общественные отношения, регулирующие организацию и проведение профессиональных спортивных соревнований и зрелищных коммерческих конкурсов, а не интересы государственной службы.

С субъективной стороны это преступление, помимо прямого умысла, предполагает наличие такой специальной цели, как оказание влияния на результаты соревнований или конкурсов.

И, наконец, субъектом, согласно ст. 184 (ч. 3 и 4), является четко определенный законодателем круг лиц - спортсмены, спортивные судьи, тренеры, руководители команд, организаторы и другие участники профессиональных спортивных соревнований, а равно организаторы или члены жюри зрелищных коммерческих конкурсов, тогда как субъектом получения взятки может быть только должностное лицо, признаки которого определены в примечании к ст. 285 УК РФ

Взяточничество, как преступление корыстное, тесно связно с материальными благами, их хищением. Как подчеркивают эксперты, нередки случаи квалификации получения и дачи взятки по совокупности с хищениями, зачастую взяточничество квалифицируется по совокупности с корыстными посягательствами на собственность.

Связь взяточничества и хищения можно провести через следующие сочетания получения взятки и хищения:

) взяточничество за счет чужого имущества, когда хищение является предпосылкой дачи взятки;

) дача и получение взятки за сокрытие хищений, когда взяточничество явилось необходимым условием совершения хищений;

) подстрекательство к даче взятки и мошенничество;

) нередко возникают трудности при разграничении хищения государственного имущества, совершенного по предварительному сговору группой лиц, и взяточничества.

Типичной ситуацией является пособничество должностных лиц при хищении государственного имущества за вознаграждение, а также систематическое выполнение должностным лицом функций организатора хищений с последующим получением доли похищенного.

На практике преступление, предусмотренное ст. 290 УК РФ необходимо отграничивать от хищений, и в частности, от мошенничества (ст. 159 УК РФ).

По смыслу закона под действиями (бездействием) должностного лица, которые оно совершает в пользу взяткодателя, следует понимать такие действия, которые оно правомочно или обязано выполнить в соответствии с возложенными на него служебными полномочиями.

Таким образом, получение должностным лицом денег за действия, которые оно не могло осуществить из-за отсутствия служебных полномочий и невозможности использовать свое служебное положение, следует квалифицировать как мошенничество (ст.159 УК РФ), а не получение взятки.

Еще один пример отграничения состава ст. 290 УК РФ от 159 УК РФ: если лицо получает от кого-либо деньги или иные ценности якобы для передачи должностному лицу в качестве взятки и, не намереваясь этого делать, присваивает их, то содеянное следует квалифицировать как мошенничество. Приведем пример из судебной практики Волгоградского областного суда:

Приговором Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 27 ноября 2014 года суда Чернов К.А. признан виновным в совершении мошенничества, то есть хищении чужого имущества путем обмана, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере; в присвоении, то есть хищении чужого имущества, вверенного виновному, совершенное лицом с использованием своего служебного положения; а также в получении должностным лицом лично взятки в виде денег в особо крупном размере за совершение действий в пользу представляемых взяткодателем лиц, если такие действия входят в служебные полномочия должностного лица. Чернов К. А., осужден:

по ч. 4ст. 159 УК РФ к 5 годам лишения свободы;

по ч. 3ст. 160 УК РФ к 2 годам лишения свободы;

по ч. 6ст. 290 УК РФ к 8 годам лишения свободы, с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима, со штрафом в доход государства в сумме 119 000000 рублей.

В апелляционной жалобе осужденный Чернов К.А.выражает свое несогласие с приговором, считает его незаконным и необоснованным ввиду несоответствия выводов суда обстоятельствам дела, нарушением уголовно-процессуального закона, неправильным применением уголовного закона, несправедливости приговора.

Утверждает, что совершил мошенничество, а не получение взятки, заявляя, что денежные средства получил от<.......> без намерения совершать какие-либо действия в пользу<.......>, с<.......> имел договоренность о назначении<.......> конкретного наказания, что не входило в его полномочия, а также вводил<.......> в заблуждение о том, что часть денежных средств он передаст руководителю следственного отдела, прокурору, судье.

На мошенничество указывает и то, что последнюю часть денежной суммы от<.......> он получил уже после того, когда уголовное дело изъято из его производства. Как отмечает автор жалобы, показания об обстоятельствах совершения преступления согласуются с протоколами фонограммы, показаниями свидетелей<.......>,<.......>,<.......>. Считает, что выводы суда о совершении взятки противоречат обстоятельствам дела и не подтверждаются исследованными доказательствами по делу.

В связи с чем просит приговор изменить, смягчить наказание по ч. 4 ст. 159 и ч. 3 ст. 160, переквалифицировать его действия с ч. 6 ст. 290 на ч. 4ст. 159 УК РФ, изменив размер наказания и вид исправительного учреждения.

Доводы апелляционных жалоб и представления о неправильной квалификации действий Чернова К.А. по эпизоду получения денежного вознаграждения от ФИО 2 являются обоснованными, а приговор в данной части подлежащим изменению по следующим основаниям.

Вывод суда о том, что Чернов К.А. получил денежное вознаграждение за переквалификацию действий Газиева, опровергается исследованными в судебном заседании доказательствами.

Сам факт получения денег отФИО 2о. не оспаривался осужденным в судебном заседании, при этом он подробно дал показания об обстоятельствах передачи денег.

На основании вышеприведенных доказательств, судом апелляционной инстанции установлено, что Чернов К.А., являясь старшим следователем УФСКН России по<адрес> с ДД.ММ.ГГГГ осуществлял предварительное расследование по уголовному делу в отношении ФИО 2 Используя свое служебное положение, воспользовавшись тем, что родственник ФИО 2ФИО 2о. интересуется перспективами уголовного дела в части наказания<.......>, имея умысел на хищение денежных средств путем обмана, ввел ФИО 2о. в заблуждение о том, что за денежное вознаграждение в размере 1700 000 рублей переквалифицирует действия ФИО 2 на менее тяжкий состав, а также организует назначение ему наказание не более 4 лет лишения свободы, что не входило в его полномочия. При этом каких-либо действий для переквалификации не совершал и не намеревался совершать. Реализуя свой преступный умысел, Чернов К.А. вводил ФИО 2о. в заблуждение, что часть денежных средств он передал руководству органов следствия, прокурору, в суд. При этом часть денежного вознаграждения Чернов К.А. получил от ФИО 2о. после того, как уголовное дело было изъято из его производства, о чем он<.......> не сообщил, а продолжал убеждать, что решает вопросы с назначением<.......> срока наказания, о котором они договорились.

Совокупность установленных обстоятельств свидетельствует о том, что умысел Чернова К.А. изначально был направлен на мошенничество с использованием своего служебного положения.

При таких обстоятельствах судом первой инстанции неправильно квалифицированы действия осужденного по ч. 6ст. 290 УК РФ, в связи с чем его действия подлежат переквалификации с ч. 6 ст. 290 на ч. 4ст. 159 УК РФпо признаку - мошенничество, то есть хищение чужого имущества, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, в особо крупном размере.

Суд определил: апелляционные жалобы (основную и дополнительную) осужденного Чернова К.А., апелляционное представление прокурора удовлетворить частично.

Приговор Краснооктябрьского районного суда г. Волгограда от 27 ноября 2014 года в отношении Чернова К. А. изменить:

переквалифицировать действия Чернова К.А. с ч. 6ст. 290 УК РФ на ч. 4ст. 159 УК РФ и назначить наказание в виде 5 лет лишения свободы.

Таким образом, последовательно отграничивая рассматриваемый состав от смежных преступлений, представляется необходимым обратить внимание на следующие обстоятельства:

во-первых, при квалификации деяния по ст. 290 УК РФ необходимо учитывать все признаки состава данного преступления, так как именно при рассмотрении их в совокупности высока вероятность правильного толкования и отграничения от смежных составов посягательств;

во-вторых, при отграничении исследуемого состава от смежных составов, также образующих виды должностных преступлений, следует помнить о соотношении данных норм и об отсутствии конкуренции между составами.

3.2 Предложения по совершенствованию нормы

На современном этапе развития российского общества взяточничество является одним из наиболее распространенных проявлений коррупции, глобальным социально-политическим и социально-экономическим явлением.

Различные отрасли права содержат нормы, которые в той или иной степени включены в правовой механизм предупреждения должностных преступлений. Среди ведущих юристов-правоведов уже давно ведутся дискуссии о необходимости ужесточения ответственности за коррупционные преступления. Рассматривая данную позицию и полностью ее разделяя, считаем акцентировать внимание на следующем: несмотря на необходимость реформации антикоррупционного законодательства, делать это нужно постепенно, учитывая экономическую обстановку, т.к. мгновенное и одномоментное ужесточение может привести к негативным результатам.

Полагаем, что дальнейшее совершенствование санкций статей УК РФ, предусматривающих ответственность за коррупционные преступления, должно носить системный характер и быть направленным на достижение целей наказания, провозглашенных законодателем и декларируемых представителем действующей власти. С одной стороны, санкции должны быть унифицированы, за аналогичные преступления должны быть предусмотрены аналогичные наказания. С другой стороны, конкретные виды и размеры наказаний должны выбираться с учетом специфики той или иной группы преступлений и обеспечивать превентивную функцию наказания.

В качестве перспективы совершенствования законодательства в борьбе с коррупцией и, в частности, со взяточничеством, представляется целесообразным обратить внимание на зарубежный опыт. Анализ международных правовых актов и антикоррупционного законодательства зарубежных государств показывает, что в ряде случаев вопросы правового регулирования борьбы с коррупцией отражены в них значительно полней и глубже, чем в российском законодательстве, а уровень правовой урегулированности данной проблемы в ряде зарубежных государств заметно выше, чем в России. Это важный показатель реальной готовности власти бороться со взяточничеством - наиболее опасным проявлением коррупции.

Так, в Российской Федерации нет закона, который регулировал бы лоббистскую деятельность, в связи с этим институт лоббизма находится вне правового регулирования.

Такой правовой вакуум ведет к неурегулированному лоббизму и, как следствие, к усилению коррупции в государственном аппарате. В настоящее время объективно необходимо законодательное регулирование лоббистской деятельности в нашей стране по опыту США и Великобритании, что позволит выявлять и пресекать факты коррупционного лоббизма уже на его ранних стадиях. Законодательно следует ограничить право на лоббистскую деятельность лицам, занимающим должности в органах государственной власти в течение всего срока государственной службы и определенного периода после увольнения со службы.

Исходя из вышеизложенного, представляем ряд предложений по изменению и дополнению норм, предусматривающих ответственность за взяточничество:

) дополнить ч. 1 ст. 290 УК РФ после слов «…оказание ему услуг имущественного характера», заменив далее по тексту словосочетанием «, а также неимущественного характера, но предоставляющее неправомерное преимущество, предоставления иных имущественных прав за совершение действий (бездействие) в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, если такие действия (бездействие) входят в служебные полномочия должностного лица либо если оно в силу должностного положения может способствовать таким действиям (бездействию), а равно за общее покровительство или попустительство по службе» применительно к определению характера выгоды, извлекаемой должностным лицом за совершение взяточничества.

Обоснованием этого предложения является то, что понятие услуг имущественного характера полностью не охватывает весь перечень услуг, в которых может быть корыстно заинтересовано должностное лицо и ради которых готово пойти на действие (бездействие), которые входят в его служебные полномочия, в интересах взяткодателя. На наш взгляд, верной является позиция по отношению к предмету взятки профессора Н.А. Лопашенко, которая отмечает, что «коррупционные отношения могут и не иметь имущественного характера. В основе коррупции могут лежать материальные интересы (которые шире имущественных интересов), а могут - и интересы нематериального характера (предоставление взаимной услуги, продвижение во власть, на вышестоящую должность и т.д.) Соответственно, в проект закона заложена «дыра», позволяющая значительно сузить понятие коррупции и, соответственно, не позволяющая применить настоящий закон к действительно коррупционным правоотношениям». Также в комментарии к закону о противодействии коррупции сказано, что любая услуга неимущественного характера может иметь соответствующее стоимостное выражение.

П.С. Яни в своей работе отмечает, что предметом взятки наряду с деньгами, ценными бумагами, иным имуществом и имущественными правами теперь названы услуги имущественного характера. Однако, узкая трактовка таких услуг приведет к определенным проблемам в правоприменении, т.к. к оказанию услуг в гражданско-правовом смысле не относится, например, выполнение работ, в т.ч. по договору подряда. Значит, взяткой нельзя будет признать бесплатное или частично оплаченное строительство дачи, ремонт дома и т.п. Не получиться также при строгом толковании термина «услуги» отнести к ним прощение долга, которое не получается признать и предоставлением имущественных прав.

Поэтому услуги имущественного характера нужно трактовать более широко - как любые имущественные выгоды. Поскольку гражданское законодательство не знает такого термина «услуги имущественного характера», правоприменитель вправе трактовать этот термин шире - как самостоятельное содержание.

) Дополнить ч. 3 и 4 ст.290 УК РФ особо квалифицирующим признаком, состоящим в совершении данного преступления «в интересах организованной группы или преступного сообщества». На наш взгляд, именно организованная преступность «подпитывает» изнутри весь преступный механизм коррупции, делая реально возможным как совершение преступных деяний должностными лицами, так и безнаказанное уклонение последних от ответственности. Преступные связи должностных лиц с организованной преступностью еще больше в глазах общественности подрывают авторитет государственной власти, что имеет непосредственное отношение к объекту преступления получения взятки.

) ч. 2 ст. 290 УК РФ следует изложить в следующей редакции: «получение взятки должностным лицом, иностранным должностным лицом либо должностным лицом публичной международной организации в значительном размере, заведомо данную для склонения его к совершению административного правонарушения или преступления или за совершенное им такое административное правонарушение или преступление».

) Из ст. 290 УК РФ нужно удалить квалифицирующий признак «вымогательство взятки». В УК РФ данное действие следует выделить в самостоятельный состав преступления: «Принуждение к даче взятки». Вымогательство взятки не может быть разновидностью основного состава получения взятки, так как это противоречит правовой логике.

5) Получение должностным лицом ценностей имущественного характера за действия (бездействия) неопределенного характера в пользу взяткодателя или представляемых им лиц, не связанные со служебными взаимоотношениями, должно квалифицироваться как получение взятки. При этом следует отметить, что покровительство и попустительство, по своему смыслу, представляют собой неправомерные действия (бездействия), в связи с чем, целесообразно их предусмотреть в ч. 2 ст. 290 УК.

Все вышеприведенные изменения касаются в основном ужесточения ответственности за получение взятки должностным лицом, но, на наш взгляд, в оптимальных пределах, что не противоречит высказанной нами в начале мысли о целесообразности поэтапного и постепенного введения репрессивных мер, направленных на борьбу со взяточничеством, и соответствует одному из основных принципов уголовного права - принципу справедливости.

взятка преступление уголовный

Заключение

Развитие уголовного законодательства обусловлено динамичностью социально-политических условий функционирования общества в современный период. Существенное значение при этом имеет своевременное реагирование законодателя на возникновение тех или иных общественно-опасных действий посредством уголовно-правового воздействия на них.

Институт получения взятки является неотъемлемым элементом правовой действительности российского государства. Количество фактов получения взятки особенно возрастает во время экономической нестабильности государства. При этом повышенную опасность представляют собой проявления взяточничества в сфере государственного управления.

Проведенное нами исследование - это попытка еще раз обратить внимание на поставленную проблему. Если состав получения взятки не работает должным образом, значит, его конструкция требует внесения изменений.

Результаты исследования позволили прийти к следующим выводам:

Получение взятки, как социально-правовое явление, имеет глубокие исторические корни. Изначально, ее существование, воспринималось, как норма общественного поведения и только в последующем, в связи с процессами централизации власти, придания ей публичного характера, стала рассматриваться в качестве неправомерного деяния.

Уголовная ответственность за взяточничество, во все времена Российской государственности, была и остается одним из главных средств его законодательного регулирования. Однако, в отдельные исторические периоды развития Российского государства, наблюдаются различные подходы к решению вопросов правовой регламентации уголовной ответственности за получение взятки. В одни времена применялось наказание за его совершение вплоть до исключительной меры, в другие, за совершение подобных же противоправных действий предусматривалось денежное взыскание. С течением времени содержание «получения взятки» под воздействием теории уголовного права и правоприменительной практики изменялось, менялись и сами нормы, предусматривающие ответственность за ее совершение. Большинство политических и экономических реформ в России сопровождалось принятием нормативных актов, направленных на усиление уголовной ответственности за взяточничество. Однако самые жесткие и изощренные меры борьбы с взяточничеством не смогли искоренить данное явление.

Ключевым признаком объективной стороны посягательства, предусмотренного ст. 290 УК РФ, является взятка, определяющим свойством которой выступает материальный характер, обуславливающий ее универсальную «востребованность», что только и создает необходимые предпосылки для имущественной выгоды взяткополучателя.

Анализ содержания предмета взятки позволяет сделать вывод о том, что составляющие его компоненты, по своей сущности, представляют собой предмет преступления. Исследование характеристик свойственных предмету преступления, и их последовательное сопоставление с элементами предмета взятки, позволяет заключить, что данное преступное деяние, является специфическим, что находит свое выражение, в сочетании в нем признаков как предметного, так и беспредметного составов преступлений. Совершение действий (бездействий) должностным лицом, описанных в диспозиции ч. 1 ст. 290 УК РФ, находится за рамками рассматриваемого состава преступления. Указание на взаимосвязь между получением незаконного вознаграждения и совершением за них действий (бездействий), имеет своей целью определить границы, в пределах которых получение взятки, как самостоятельный состав преступления, может иметь место.

Получение взятки может быть совершено только с прямым умыслом, когда сознанием виновного охватывается, что вознаграждение ему вручается именно за действия (бездействия), которые он совершил или может совершить с использованием своего служебного положения, и оно желает получить вознаграждение за такие действия (бездействие).

Получение взятки относится к категории преступлений, совершаемых с корыстным мотивом и целью, поскольку стремления виновного направлены на получение незаконной имущественной выгоды, а само преступление может использоваться, как средство удовлетворения материальных потребностей и интересов, не только виновного лица, но и других лиц. Несмотря на то, что корыстные мотив и цель не указаны, как конструктивные признаки в диспозиции ст. 290 УК РФ, вывод о их наличии вытекает из содержания рассматриваемого состава преступления.

Взятку следует считать полученной по предварительному сговору группой лиц, если в совершении преступления участвовали два или более должностных лица, которые заранее договорились о совместном совершении данного преступления, с использованием своего служебного положения. В организованную группу могут входить лица и не являющиеся должностными, которые заранее объединились для совершения одного или нескольких преступлений. Указание на возможность участия в организованной группе лиц, не являющихся должностными, не придает способность последним быть соисполнителями преступления, а лишь подчеркивает высокую степень сплоченности ее участников.

Квалифицирующие признаки, характеризующие повышенную общественную опасность получения взятки, следует учитывать при юридической оценке действий соучастников, если эти обстоятельства охватывались их умыслом, вместе с тем при квалификации их действий не должны приниматься во внимание такие обстоятельства, которые характеризуют личность других участников деяния.

Проблемы отграничения получения взятки от смежных составов преступлений, имеют важное, прежде всего практическое значение. Их детальный анализ, выделение разграничительных признаков, является объективной предпосылкой правильной, то есть соответствующей закону, квалификации совершенных деяний. От иных составов имеющих общую социальную природу, связанных с незаконным получением вознаграждения, рассматриваемый вид преступления отличается субъектом получения предмета вознаграждения, содержанием общественных отношений на которые осуществляется посягательство, характером и значимостью обусловленных незаконным вознаграждением действий (бездействия) должностного лица, а так же содержанием умысла и мотивами совершения преступления.

Исследуя проблему уголовной ответственности за получение взятки, предусмотренной ст. 290 УК РФ, следует отметить, что современное законодательство находится в стадии реформирования. Нельзя забывать о том, что коррупция - это международная проблема, которая в той или иной степени присутствует во всех государствах мира, и каких-либо позитивных результатов в этой борьбе следует ожидать только в случае объединения усилий всех правоохранительных органов и специальных служб и международных организаций.

В процессе выявления основных закономерностей проблемы получения взятки и ключевых вопросов уголовной ответственности за данное преступление, проведено изучение понятия получения взятки, определены основные квалификационные признаки получения взятки, а также ответственность за эти преступления.

Проанализировав теоретический материал данной работы, можно прийти к выводу о том, что исследуемая норма требует корректировки и более тщательной законодательной регламентации.

Список использованной литературы

Законодательные и иные нормативные акты

. «Конституция Российской Федерации» (принята референдумом 12.12.93) (ред. от 30.12.2008) // «Российская газета». N 7. - 21.01.2009.

. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.94 N 51-ФЗ (ред. от 02.11.2013 с изменениями, вступившими в силу с 14.11.2013) // «Собрание законодательства РФ». 1994. N 32. - ст. 3301.

. «Уголовный кодекс Российской Федерации» от 13.06.96 N 63-ФЗ (ред. от 03.02.2014 с изменениями, вступившими в силу с 15.02.2014) // «Собрание законодательства РФ». 17.06.96. N 25. - ст. 2954.

. «Уголовный кодекс РСФСР» (утв. ВС РСФСР 27.10.1960) (ред. от 30.07.1996) // «Свод законов РСФСР». - т. 8. - с. 497.

. Федеральный закон от 04.05.2011 N 97-ФЗ (ред. от 04.06.2014) «О внесении изменений в Уголовный кодекс Российской Федерации и Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях в связи с совершенствованием государственного управления в области противодействия коррупции» // «Российская газета». N 97. - 06.05.2011.

. Федеральный закон от 08.03.2015 N 40-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // «Российская газета». N 49. - 11.03.2015.

. Указ Президента РФ от 04.04.1992 N 361(с изм. от 16.11.1992) «О борьбе с коррупцией в системе государственной службы» // «Российская газета». N 80. - 07.04.1992.

. Декрет ВЦИК, СНК РСФСР от 09.10.1922 «Об изменении текста ст. 114 Уголовного Кодекса» // «СУ РСФСР». 1922. N 63. - ст. 808.

. Декрет СНК РСФСР от 16.08.1921 «О борьбе со взяточничеством» // «СУ РСФСР». 1921. N 60. - ст. 421.

. Постановление ВЦИК от 22.11.1926 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р. редакции 1926 года» (вместе с «Уголовным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // «СУ РСФСР». 1926. N 80. - ст. 600.

. Постановление ВЦИК от 01.06.1922 «О введении в действие Уголовного Кодекса Р.С.Ф.С.Р.» (вместе с «Уголовным Кодексом Р.С.Ф.С.Р.») // «СУ РСФСР». 1922. N 15. - ст. 153.

Решения судебных органов

. Указ Президиума ВС СССР от 20.02.1962 (ред. от 23.05.1986) «Об усилении уголовной ответственности за взяточничество» // «Ведомости ВС СССР». 1962. N 8. - ст. 85.

. Постановление ВС СССР от 02.07.1991 N 2282-1 «О введении в действие Основ уголовного законодательства Союза ССР и республик» // «Ведомости СНД СССР и ВС СССР». 1991. N 30. - ст. 863.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 16.10.2009 N 19 «О судебной практике по делам о злоупотреблении должностными полномочиями и о превышении должностных полномочий» // «Российская газета». N 207. - 30.10.2009.

. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 09.07.2013 N 24(ред. от 03.12.2013) «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» // «Российская газета». N 154. - 17.07.2013.

16. Решение № 1-233(69835) от 09.08.2013г.

. Приговор № 1-366/2013 от 12 декабря 2013 г.

18. Приговор № 1-254/14(79501) 1-254/2014 от 7 мая 2014 г.

19. Апелляционное постановление № 10-30/2014 от 10 июня 2014 г.,

. Приговор № 1-10/2015 1-712/2014 от 24 февраля 2015 г.

. Приговор № 1-145/2015 от 24 апреля 2015 г.

22. Приговор № 1-408/2015 от 13 июля 2015 г.

23. Приговор № 1-264/2015 от 19 ноября 2015 г.

Юридическая и специальная литература

. Анциферов К. Взяточничество в истории русского законодательства (до периода сводов): Февраль // Журнал гражданского и уголовного права. - Издание С.-Петербургского Юридического Общества. - С.-Пб.: Тип Правительствующего Сената. 1884. Кн. 2. - С. 1-54.

. Борков В. Новая редакция норм об ответственности за взяточничество: проблемы применения // Уголовное право. - М.: АНО «Юридические программы», 2011. № 4. - С. 9-14.

. Вейберт С.И. Проблемы построения санкций уголовно-правовых норм и практики назначения наказания за взяточничество / С.И. Вейберт // Вестник Челябинского государственного университета. 2007. № 2. - С. 98.

. Взятка и борьба с ней в годы нэпа / И.Б. Орлов, Г.М. Маркосян - Москва: PRINCIPIUM, 2013. - 199 с.

. Гаджиев Д.М. Взятка в России: состояние и пути устранения / Д.М. Гаджиев // Власть. 2005. № 8. - С. 35-43.

. Гарбатович Д. Проблемы квалификации получения взятки в крупном размере // Уголовное право. - М.: АНО «Юридические программы», 2010. - №3. - С. 32-33.

. Гладких В.И. Коррупция в России: генезис, детерминанты и пути преодоления // Российский следователь. - М.: Юрист, 2001. № 3. - С. 31-36.

31. Двинская уставная грамота 1397-1398 г.г./ Российское законодательство X-XX веков: в 9 т.Т.3.- М.: Юридическая литература, 1985. - С. 181-185.

. Егоршин В.М. Некоторые вопросы противодействия коррупции в России: историко-правовой аспект // История государства и права. - М.: Юрист, 2008. № 6. - С. 28-30.

. Законодательные акты Петра I: Акты о высших государственных установлениях. Редакции и проекты законов, заметки, доклады, доношения, челобитья и иностранные источники. Т. 1 / Воскресенский Н.А.; под ред. Сыромятникова Б.И. - М.: Изд-во АН СССР, 1945. - 602 с.

34. Карамзин H.M. История государства Российского. В 4-х книгах, Кн. 1. Т. 2-3. - Ростов-на-Дону. 1989. - С. 205-217, 476-491.

. Квалификация преступлений: закон, теория и практика / Гаухман Л.Д. - М.: АО «Центр ЮрИнфоР», 2010. - 559 с.

36. Клепицкий И.А., Резанов В.И. Получение взятки в уголовном праве России. Комментарий законодательства. - М.: «АРиНА», 2001. - 47 с.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Борзенков Г.Н. и др.; отв. ред. В.М. Лебедев. - Москва: Юрайт, 2010. - 919 с.

. Коррупция в России: особенности национальной болезни / Александр Манько. - Москва: АГРАФ, 2012. - 248 с.

39. Крюкова Н.И. Возникновение и история развития коррупции в России // Государственная власть и местное самоуправление. 2013. №12. - С. 25-30.

40. Мамедов И.А. К вопросу о соответствии антикоррупционных норм, предусмотренных УК РФ, международным эталонам / И. А. Мамедов // Человек: преступление и наказание. 2010. № 1. - С. 71.

41. Мамедов И.А. Пути совершенствования уголовно закона в отношении получения взятки (ст. 290 УК РФ) и дачи взятки (ст. 291 УК РФ) / И. А. Мамедов // Человек: преступление и наказание. 2010. № 3. - С. 80.

42. Мирошниченко Д. В. Уголовно-правовое воздействие на коррупцию / Д. В. Мирошниченко. - М.: Юрлитинформ, 2010. - С. 105-114.

43. Никонов П.В. К вопросу об оценке правового статуса главы органа местного самоуправления как субъекта ч. 3 ст. 290 УК / П. В. Никонов // Сибирский юридический вестник. 2010. № 3. - С. 79-84.

. Никонов П.В. Отражение признаков субъективной стороны состава получения взятки в доктрине уголовного права и правоприменительной практике / П.В. Никонов // Сибирский юридический вестник. 2009. № 1. - С. 82-89.

45. Никонов П.В. Уголовно-правовой анализ конститутивных признаков объективной стороны основного состава получения взятки / П. В. Никонов // Сибирский юридический вестник. 2009. № 4. - С. 49-55.

. Николенко Т.А. Получение взятки: совокупность преступлений и продолжаемое преступление // Адвокатская практика. - М.: Юрист, 2013. № 4. - С. 23-26.

. Основы квалификации преступлений. Учебное пособие / Савельева В.С. - М.: ТК Велби. Изд-во Проспект, 2006. - 80 с.

. Пазников И. И. Объект получения взятки // Российский следователь. 2011. № 5. - С. 53.

. Памятники права периода укрепления Русского централизованного государства: Памятники русского права / Под ред. Л.В. Черепнина; Подгот. А.А. Зиминым и др.; Предисл. Л.В. Черепнина. - Москва: Госюриздат, 1956. - 632 с.

. Памятники русского права: Соборное Уложение царя Алексея Михайловича 1649 года. Вып. 6 / Сост.: Баскакова Е.Г., Мартысевич И.Д., Софроненко К.А., Чистяков О.И., Штамм С.И. - Госюриздат, 1957. - 504 с.

. Подгрушный М.А. Новеллы уголовного законодательства о борьбе со взяточничеством / М.А. Подгрушный // Вестник Чувашского университета. 2011. № 2. - С. 103.

. Подгрушный М.А. О совершенствовании антикоррупционного законодательства России / М.А. Подгрушный // Вестник Адыгейского государственного университета. 2010. № 3. - С. 170.

. Поздеева О.С. Некоторые проблемы квалификации взяточничества // Вестник Московского университета МВД России. - М.: Изд-во Моск. ун-та МВД России. 2015. № 1. - С. 101-106.

. Получение взятки муниципальным служащим: уголовно-правовые и криминологические аспекты: монография / Казаков А.Я., Ларичев В.Д., Пазников И.И., Фоминых С.М. - М.: Юрлитинформ, 2012. - 296 с.

. Показатели преступности России // Генеральная прокуратура Российской Федерации. Портал правовой статистики.

56. Псковская Судная грамота // Российское законодательство X-XX веков: в 9 т. Т.1., М.: Юридическая литература, 1984. - С. 332-337.

. Российское уголовное право. Особенная часть: учебник для вузов по специальности «Юриспруденция» / Грачева Ю.В. и др.; под ред. А.И. Чучаева. - Москва: Контракт: ИНФРА-М, 2014. - 445 с.

58. Смоляная Наталья Геннадьевна. Дача и получение взятки: уголовно-правовой аспект: диссертация кандидата юридических наук: 12.00.08 / Смоляная Наталья Геннадьевна; Место защиты: Рост. юрид. ин-т МВД РФ.- Ростов-на-Дону. 2008. - 154 с.

59. Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1917 - 1918 гг. // Управление делами Совнаркома СССР. - М., 1942. - 1483 c.

. Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1919 г. // Управление делами Совнаркома СССР. - М., 1943. - 886 c.

. Современные проблемы противодействия коррупции: уголовно-правовой и криминологический аспекты / Карабанов А.Л., Мелькин С.К. - М.: Волтерс Клувер, 2010. - 200 с.

. Статистические данные Судебного Департамента при Верховном Суде Российской Федерации // Судебный департамент при Верховном Суде Российской Федерации

. Судейское усмотрение в применении уголовно-правовых норм: проблемы и пути их решения: монография / Ю.В. Грачева; отв. ред. А.И. Чучаев. - Москва: Проспект, 2013. - 373 с.

. Уголовно-правовые взгляды Н.Д. Сергеевского: монография / Чучаев А.И. - М.: Проспект, 2010. - 520 с.

. Уголовно-правовое воздействие: монография / Г.А. Есаков, Т.Г. Понятовская, А.И. Рарог и др.; под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Рарога. - Москва: Проспект, 2013. - 286 с.

. Уголовно-правовое воздейстивие. Понятие, объект, механизм, классификация: монография / А.И. Чучаев, А.П. Фирсова. - Москва: Проспект, 2015. - 318 с.

. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть : учеб. для студентов вузов. / Иногамова-ХегайЛ. В. и др.; под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай. - М.: ИНФРА-М, 2013. - 350 с.

. Уголовное право Российской Федерации. Особенная часть: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по специальности «Юриспруденция» / Грачева Ю.В. и др.; под ред. Л.В. Иногамовой-Хегай, А.И. Рарога, А.И. Чучаева. - Московская гос. Юридическая акад. - Москва: ИНФРА-М, 2011. - 793 с.

. Уголовное право России. Особенная часть: учебник для вузов по направлениям подготовки: «Юриспруденция» / Гладких В.И. и др.; под общ. ред. В.И. Гладких. - Москва: Междунар. юрид. ин-т., 2013. - 401 с.

. Уголовное право России в вопросах и ответах: учебное пособие / Г.Н. Борзенков и др.; под ред. В.С. Комиссарова; Московский гос. ун-т им. М.В. Ломоносова, юридический фак. - Москва: Проспект, 2013. - 421 с.

. Уголовное право: учебник для студентов высших учебных заведений, обучающихся по направлению «Юриспруденция». Общая часть / И.Я. Козаченко, Г.П. Новоселов; Урал. гос. юрид. акад. - Москва: Юрайт, 2013. - 479 с.

. Уголовное уложение 1903 года, его характер и содержание / Есипов В.В., проф. Имп. Варш. ун-та. - Варшава: Тип. Варш. учеб. окр. 1903. - 179 с.

73. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. // Российское законодательство Х-ХХ в.в.. - Т.6. - М., 1988.

. Упоров И. От понятия «мздоимство» к понятию «взятка» // Российская юстиция. - М.: Юрид. лит., 2001. № 2. - С. 64-66.

. Фоминых С.М. Формы поведения должностного лица как признак объективной стороны получения взятки // «Черные дыры» в Российском Законодательстве. - М.: ООО «К-Пресс», 2014. № 3. - С. 75-79.

. Хабаров А.В. Рамки объективной стороны составов получения и дачи взятки // Вестник Тюменского государственного университета. - Тюмень: Изд-во ТюмГУ, 2010. - № 2. - С. 191-198.

77. Чучаев А. И. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / под ред. А. И. Чучаева. - М.: «Инфра-М», 2010. - С. 130-138.

. Яни П.С. Корысть как признак получения взятки / П.С. Яни // Законность. - М., 2010. № 2. - С.77.

. Яни П. Получить взятку может только должностное лицо // Законность. - М., 2014. №7. - С. 20-24.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!