Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Пенитенциарное правосознание как форма профессионального правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы




















Контрольная работа

Пенитенциарное правосознание как форма профессионального правосознания сотрудников уголовно-исполнительной системы


Содержание


1. Пенитенциарное правосознание как форма профессионального правосознания

. Функции профессионального пенитенциарного правосознания

. Профессиональное пенитенциарное правосознание сотрудников уголовно-исполнительной системы как объект правового воспитания

Литература


1. Пенитенциарное правосознание как форма профессионального правосознания


Развитое позитивное правосознание является необходимым условием эффективной деятельности сотрудников органов и учреждений, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы.

Термин «профессиональное правосознание» прочно вошёл в научный оборот для обозначения одного из уровней правосознания, т. е. правового сознания, сформированного конкретной юридической практикой, характеризующегося доскональным знанием правовых норм, регулирующих тот или иной вид юридической деятельности, и определённых юридических процедур.

Профессиональное правосознание формируется в процессе профессиональной (юридической) деятельности, под которой понимают «опосредованную правом трудовую, государственно-властную, управленческую деятельность компетентных органов, которая нацелена на выполнение общественных задач и функций (создание законов, осуществление правосудия, конкретизацию права и т. п.) и удовлетворение, тем самым, как общесоциальных, групповых, так индивидуальных интересов и потребностей». Оно характеризуется конструктивным и рефлексивным отношением к действующей системе права, аргументированными суждениями о его достоинствах, недостатках, перспективах развития.

Каждая юридическая профессия вносит специфику в правосознание её носителей, выступает основой для формирования особого вида правосознания, характерного для представителей тех или иных юридических специальностей. Значительной спецификой обладает и профессиональная пенитенциарная деятельность и, следовательно, пенитенциарное правосознание.

В своё время директор ФСИН России Ю.И. Калинин, обращая внимание на потребность в системном подходе к решению имеющихся проблем в деятельности УИС, подчёркивал, что необходимо сохранить имеющийся потенциал высокопрофессиональных специалистов и одновременно обеспечить формирование нового ядра профессионалов. В этих целях следует продолжить подготовку кадров нового поколения, воспитание специалистов, правильно понимающих и реализующих новые задачи и подходы к исполнению наказаний». При подготовке и сохранении высокопрофессиональных специалистов на первое место выдвигается вопрос о формировании профессионального пенитенциарного правосознания сотрудников УИС.

Проблематика профессионального правосознания давно находится в сфере внимания представителей теоретико-правовой науки. Существует целый ряд работ, в которых анализировалось правосознание сотрудников органов внутренних дел (ОВД), судей и других групп сотрудников правоохранительных органов. Сравнительно недавно стали появляться работы, посвящённые специализированному правосознанию, в том числе правосознанию сотрудников УИС.

Исходным понятием для исследования пенитенциарного правосознания является профессиональное правосознание. Термин «профессиональное правосознание» принято отождествлять в литературе с правосознанием юристов - «лиц, сведущих в юриспруденции, обладающих профессиональными правовыми знаниями и умеющих применять их в практической деятельности». Вместе с тем, такая точка зрения представляется необоснованно узкой. В связи с этим Р.А. Кузнецов справедливо отмечает, что рядом знаний правовых норм должны обладать представители и других профессий.

Поэтому представляется необходимым более подробно рассмотреть понятие и признаки профессионального правосознания, соотнести его с правосознанием работников УИС, чьим совокупным трудом претворяются в жизнь задачи, стоящие перед учреждениями и органами, исполняющими уголовное наказание, обеспечивается процесс реализации государственного принуждения к лицам, осуждённым за совершение преступлений.

Для анализа самого понятия «профессиональное правосознание» значительный интерес представляют следующие выводы, сделанные Н.Я. Соколовым:

1.Профессиональное правосознание представляет собой целостную систему, выступающую по отношению к общественному как подсистема. Правосознание юристов отличается от правосознания других граждан по глубине, качеству и направлению связи между его отдельными элементами. Оно предполагает значительно большую, чем у других граждан, широту связей с окружающей действительностью в сфере права, а также глубину и чёткость мотивации профессиональной деятельности. Вместе с тем, профессиональная специализация юристов, обусловленная разделением труда, может ограничивать широту их общего кругозора, сферу интересов.

2.В отличие от непрофессионального, формирующегося с помощью средств массовой информации, правосознание юристов формирует прежде всего сама юридическая профессия.

3.Профессиональное правосознание содержит в себе компоненты и элементы, которые могут по своему содержанию отличаться друг от друга и даже находиться в определённом противоречии. Отсюда возможность расхождения юристов во взглядах, оценках, установках, ценностных ориентациях относительно тех или иных явлений.

4.Структура правосознания юристов рассматривается под углом зрения правового консенсуса, а также степени социальной обусловленности тех или иных компонентов правосознании. Поэтому с точки зрения регуляции поведения профессиональное правосознание рассматривается как система, состоящая из трёх крупных сфер: сферы направленности, сферы опыта, сферы мотивов.

Весьма существенны и выводы М.А. Шерменева, который подчёркивает, что профессиональное правосознание - это именно уровень, т. е. характеристика, означающая определённую достаточно высокую степень полноты и зрелости осознания действительности через призму права, отличающая его от обыденного и теоретического правосознания.

М.А. Шерменев полагает, что профессиональное правосознание отличается от обыденного и теоретического:

1.По глубине отражения действительности. Профессиональное правосознание характеризует среднюю степень (ступень) между обыденным (массовым) и теоретическим (научным) правосознанием.

2.По источнику происхождения. Профессиональный (как и теоретический уровень правосознания) формируется на основе системы научных понятий о праве и правовом регулировании, суждений, принципов, т. е. в его основе лежит юридическая наука. Поэтому огромную роль в его формировании играет специальное образование (что подразумевает получение специальных знаний, формирование необходимых для осуществления юридической деятельности умений и навыков).

Вместе с тем, не менее важна и такая составляющая источника профессионального правосознания, как профессиональная (юридическая) деятельность, возникающий и накапливающийся в ходе её опыт.

3.По целям. В отличие от носителей обыденного и теоретического правосознания, использующих его либо для ориентации в обыденной жизни, либо, соответственно, для специальной разработки, обобщения и систематизации правовых идей в целях объяснения правовой действительности и её преобразования, субъекты профессионального правосознания «пользуются» им, в конечном итоге, непосредственно в процессе осуществления трудовой деятельности: при решении конкретных юридических дел, вынесении индивидуальных предписаний и т. п.

Профессиональное правосознание в большей степени, чем обыденное и теоретическое, является отражением социальных ожиданий, а также нормативных требований, предъявляемых к представителям этой профессиональной группы.

4.По степени (объёму) знания права, познания и оценки правовых явлений. Обыденное сознание не даёт глубокого понимания правовых явлений, это эмпирическое сознание, сознание здравого смысла. Практическое - более глубоко проникновение в сущность правовых явлений. Теоретическое же правосознание подразумевает ещё более обширные и глубокие знания. Учёные-юристы создают юридические доктрины, научные теории, которые определяют стратегию правового развития общества. Поэтому предметная деятельность носителей профессионального и теоретического правосознания требует специальной и серьёзной подготовки.

Пенитенциарное правосознание как профессиональное правосознание сотрудников УИС представляет собой в социологическом плане разновидность коллективного правосознания, характеризующую уровень самостоятельной общности его носителей. К элементам, общим с профессиональным правосознанием других юристов-профессионалов, следует отнести совпадение ценностно-правовых ориентаций, высокую солидарность с требованиями законов, восприятие права как руководящего начала своей деятельности, развитое чувство профессиональной ответственности за выполняемые служебные функции и др.

Вместе с тем, необходимо учитывать, что многоаспектность юридической практики, наряду с общими, определяет и особенные условия для формирования профессионального правосознания. Это обусловливает специфику правосознания различных групп его носителей (субъектов): следователей, прокуроров, судей, адвокатов, работников уголовного розыска, арбитров, в том числе и сотрудников УИС. «Влияние разделения труда на уровень правосознания юристов сказывается не только на качественном его отличии от правосознания других, неюридических профессиональных групп. Его действие распространяется и на различия в специализированном профессионально-юридическом сознании. Конкретные юридические профессии, каждая из которых представляет собой определённую категорию общественного разделения труда, развивают различные особенности человеческого духа, создают новые потребности и новые способы их удовлетворения».

Каждая юридическая профессия «вносит специфику в правосознание её представителей, выступает основой для формирования особого вида правосознания, характерного для представителей тех или иных юридических специальностей», - справедливо отмечает М.А. Шерменев.

Профессиональное пенитенциарное правосознание по основным чертам своей сущности, совпадая с профессиональным правосознанием сотрудников милиции, прокуроров, судей и др., вместе с тем отличается по ряду параметров. Среди них, в первую очередь - характер, предметная направленность юридических знаний. Так, в отличие от следователя или оперуполномоченного уголовного розыска, знания сотрудника режимного подразделения исправительного учреждения более глубоки в области уголовно-исполнительного законодательства.

Отличие заключается также и в опыте, как индивидуальном, так и объективированном, в разного рода служебных инструкциях и специальных знаниях, составляющих часть профессиональных знаний работника соответствующего подразделения УИС.

Профессиональное пенитенциарное правосознание различается от правосознания, например, следователя прокуратуры, своей телеологической составляющей. Так, профессиональной задачей следователя является раскрытие и расследование преступления. Он ориентирован на то, чтобы изобличить виновного в преступлении. Профессиональная задача сотрудника исправительного учреждения состоит в обеспечении процесса отбывания наказания. Различие в телеологическом компоненте правосознания имеется даже у тех работников УИС, которые так же, как и другие сотрудники правоохранительных органов, осуществляют оперативно-розыскную деятельность. Если перед сотрудником уголовного розыска оперативнорозыскная деятельность - это средство предупреждения, пресечения и раскрытия преступлений, то для оперативного работника УИС это средство обеспечения режима отбывания наказания и безопасности осуждённых. Система приоритетов при использовании одних и тех же правовых средств различается.

Отличие профессионального пенитенциарного правосознания от профессионального правосознания других профессиональных групп юристов заключается в предмете отражения, и, прежде всего, в отражении нормативной основы профессиональной деятельности.

Нормативно-правовой базой деятельности профессиональной группы лиц, исполняющих наказания являются следующие нормативно-правовые акты: Закон Российской Федерации от 21.07.1993 г. № 5473-1 «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы», Указ Президента РФ от 13.10.2004 г. № 1314 «Вопросы Федеральной службы исполнения наказаний».

Профессиональная деятельность сотрудника ФСИН России обусловливается основными задачами, стоящими перед ФСИН России. Это:

1)исполнение уголовных наказаний;

2)контроль за поведением условно осуждённых и осуждённых, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания;

3)обеспечение охраны прав, свобод и законных интересов осуждённых и лиц, содержащихся под стражей;

4)обеспечение правопорядка и законности в учреждениях, исполняющих уголовные наказания, обеспечение безопасности содержащихся в них осуждённых, лиц, содержащихся под стражей, а также работников уголовно-исполнительной системы, должностных лиц и граждан, находящихся на территориях этих учреждений;

5)охрана и конвоирование осуждённых и лиц, содержащихся под стражей;

6)организация деятельности по оказанию осуждённым помощи в социальной адаптации.

Специфика пенитенциарного профессионального правосознания заключается не только в целях и задачах, стоящих перед сотрудниками УИС, в средствах, применяемых ими в своей деятельности, но и в характере и условиях их труда. Профессиональная деятельность сотрудников УИС носит государственно-властный характер и связана с реализацией государственного принуждения в виде применения наказания. Однако, в отличие от деятельности, например, сотрудников уголовного розыска, которые достаточно часто применяют меры государственного принуждения, профессиональная деятельность сотрудников УИС - это деятельность, осуществляемая в режиме постоянно длящегося государственного принуждения.

Характеризуя условия труда сотрудников УИС, следует отметить, что исполнение ими служебных обязанностей сопряжено с частым возникновением стрессовых ситуаций, оно протекает в постоянном контакте с асоциально настроенной, агрессивной средой, в условиях повышенного риска для жизни и здоровья.

Профессиональная деятельность работников УИС осуществляется в особой социальной среде. Им приходится находиться в непосредственном контакте как с носителями маргинализованного сознания, так и с носителями антиправовых установок, ценностей и норм тюремной субкультуры. Эти ценности и нормы оказывают значительное деформирующее воздействие на пенитенциарное правосознание, и поэтому его отличительной чертой должна быть повышенная деформационная устойчивость.

Таким образом, главными обстоятельствами, обусловливающими специализацию профессионального правосознания сотрудников уголовноисполнительной системы, является характер и предметная направленность опосредуемой им профессиональной деятельности.

Вместе с тем, по справедливому мнению М.А. Шерменева, уголовно-исполнительная деятельность - это деятельность, включающая мероприятия по обеспечению режима и охраны, оперативно-розыскные, воспитательные, социально-реабилитационные мероприятия, а также бытовое и медицинское обслуживание, организация культурного досуга, образовательная деятельность и прочее. Следовательно, к работникам УИС может быть причислен широкий круг лиц, различной профессиональной принадлежности. Поэтому при уяснении сущности профессионального правосознания сотрудников УИС ключевым вопросом является вопрос о том, что понимать под профессиональной группой работников УИС.

По мнению Л.С. Мамута, профессиональная группа - это объединение нескольких лиц, связанных между собой профессиональными задачами и полномочиями. Профессиональная группа отличается профессиональными правовыми знаниями, правовыми воззрениями и установками, опосредующими тот или иной уровень профессионального пенитенциарного правосознания.

Деятельность УИС представляет собой совокупный результат работы многотысячного коллектива ФСИН России - множества людей, осуществляющих в учреждениях и органах, исполняющих уголовное наказание в виде лишения свободы, различные трудовые функции.

Все они в процессе своей работы тесно связаны с деятельностью исправительных учреждений, с пенитенциарной действительностью, с деформирующим воздействием криминальной субкультуры и являются носителями пенитенциарного правосознания. Их эмпирические (а в ряде случаев - и научно-теоретические) знания о процессах исполнения наказаний глубже и обширнее, нежели у основной массы граждан.

Вместе с тем, с точки зрения однородности профессионального состава коллектив ФСИН России не образует единой профессиональной группы. В соответствии с действующим законодательством все лица, выполняющие трудовую функцию в учреждениях и органах УИС, являются работниками УИС. Однако стоящие перед ними цели, задачи, характер выполняемых ими функций, а также права и обязанности не позволяют объединить их в единую профессиональную группу.

В соответствии со ст. 24 Закона РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» от 21.07.1993 № 5473-1, все работники уголовно-исполнительной системы подразделяются на лиц, имеющих специальные звания сотрудников уголовно-исполнительной (далее - сотрудники УИС), а также рабочих и служащих учреждений, исполняющих наказания, объединений учреждений с особыми условиями хозяйственной деятельности, федеральных государственных унитарных предприятий УИС, федерального органа УИС и его территориальных органов, а также следственных изоляторов, предприятий, научно-исследовательских, проектных, лечебных, учебных и иных учреждений, входящих в УИС. В непосредственном контакте с осуждёнными работают преимущественно сотрудники УИС. При этом далеко не все из них выполняют функции, которые можно квалифицировать как функции по осуществлению пенитенциарной деятельности.

В соответствии со ст. 5 данного закона в состав УИС входят не только исправительные учреждения и органы, исполняющие уголовные наказания, территориальные органы, а также следственные изоляторы, предприятия, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы, научно-исследовательские, проектные, лечебные, учебные и иные учреждения. Многие сотрудники УИС работающие на различных должностях начальствующего состава в научно-исследовательских и проектных, лечебных, образовательных учреждениях по роду своей деятельности вообще не сталкиваются с осуждёнными. Их трудовая практика связана с осуществлением проектно-конструкторских работ, лечебной, финансово-экономической, образовательной и др. деятельностью, для осуществления которой не требуется профессиональная юридическая подготовка, и протекает вне непосредственного контакта с осуждёнными. Поэтому деятельность этой категории сотрудников УИС нельзя причислить к профессиональной юридической деятельности, а их рассматривать как носителей профессионального пенитенциарного правосознания.

Сущность правового сознания юристов конкретизируется в его содержании - системе присущих данной профессиональной группе правовых знаний, оценок, представлений, стереотипов, традиций, привычек, ценностных ориентаций и т.п. Применительно к профессиональному специализированному правосознанию, «обслуживающему» пенитенциарную деятельность, эта конкретизация выражается в знаниях уголовно-исполнительного законодательства, положений международно-правовых документов, относящихся к сфере исполнения наказаний, соответствующих готовностей к активному правомерному поведению и др.

Между тем, среди сотрудников УИС, выполняющих вспомогательные функции по отношению к процессу исполнения уголовных наказаний, значительное количество лиц либо уже обладающих юридическим образованием, либо обучающихся в юридических вузах ФСИН России.

В качестве специфических черт профессионального правосознания юристов совершенно справедливо указывается на: юридическое мышление, тесную связь с практической деятельностью, обеспечение эффективного регулирующего воздействия права на общественные отношения, большой объём памяти (хорошая способность к приёму, переработке, хранению и использованию правовой информации). Для ценностно-правовых ориентаций юристов характерны высокая степень усвоения принципов и требований права, убеждённость в их необходимости и справедливости, готовность целеустремленно, последовательно и решительно воплощать их в жизнь в процессе повседневной юридической практики. Ведущими для большинства. юристов являются интересы и цели, выражаемые законодателем, принцип законности.

Указанными качествами обладают только те сотрудники УИС, которые реализуют свои профессиональные юридические знания в правоприменительной, правообеспечительной, контрольной

разновидностях юридической деятельности, обеспечивающей процесс исполнения уголовных наказаний.

В связи с этим в рамках исследования особенностей профессионального пенитенциарного правосознания целесообразно выделить две категории сотрудников УИС и различать тех из них, кто осуществляет пенитенциарную деятельность (инспекторы отделов режима, охраны, безопасности, оперуполномоченные, начальники отрядов, сотрудники отделов специального назначения, конвойных подразделений и др.), а также тех, чья трудовая функция состоит в обеспечении жизнедеятельности учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание, в выполнении вспомогательных по отношению к исполнению уголовного наказания и воспитания осуждённых функций (инженеры, врачи, экономисты, бухгалтеры, педагоги и др.).

Все работники УИС являются носителями пенитенциарного правосознания, однако его уровень существенно отличается. Носителями профессионального пенитенциарного правосознания являются только те работники УИС, которые осуществляют пенитенциарные функции, т. е. те функции, посредством которых непосредственно реализуются положения уголовно-исполнительного законодательства: его цели, закреплённые в ч. 1 ст. 1 УИК РФ - исправление осуждённых и предупреждение совершения новых преступлений, как самими осуждёнными, так и другими лицами, - и задачи, предусмотренные п. 2 ст. 1 УИК РФ:

-соблюдение порядка и обеспечение условий отбывания наказаний; реализация (эффективное использование) средств исправления осуждённых;

-охрана их прав, свобод и законных интересов;

-оказание осуждённым помощи в социальной адаптации.

Для осуществления этих функций нужна соответствующая профессиональная подготовка, предполагающая значительный изначальный запас юридических знаний, определённый стиль правового мышления, наличие навыков юридической работы.

Это качество профессионального пенитенциарного правосознания нашло отражение в требованиях к профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей федеральными государственными служащими ФСИН России.

Так, для категории «руководители» высшей, главной и ведущей групп должностей предусматривается необходимость в обладании профессиональными знаниями: нормативных правовых актов и служебных документов, регулирующих соответствующую сферу деятельности применительно к исполнению конкретных должностных обязанностей; основ управления и организации труда и делопроизводства; порядка и условий прохождения государственной гражданской и правоохранительной службы; норм делового общения; форм и методов работы с применением автоматизированных средств управления; правил внутреннего распорядка ФСИН России; порядка работы с информацией, составляющей государственную и служебную тайну; правил охраны труда и противопожарной безопасности.

Указанная группа сотрудников обязана обладать также профессиональными навыками: руководства; оперативного принятия и реализации управленческих решений; взаимодействия с органами государственной власти, представителями субъектов Российской Федерации, муниципальных образований, нормотворческой деятельности; планирования работы; контроля, анализа и прогнозирования последствий принимаемых решений; стимулирования достижения результатов, требовательности; публичного выступления; систематического повышения профессиональных знаний; своевременного выявления и разрешения проблемных ситуаций, приводящих к конфликту интересов.

Отдельно устанавливаются квалификационные требования для сотрудников, обеспечивающих жизнедеятельность учреждений и органов, исполняющих уголовное наказание и выполняющих вспомогательные по отношению к исполнению уголовного наказания и воспитанию осуждённых функций. Среди обязательных знаний выделяют знания Правил внутреннего распорядка учреждений ФСИН России; порядка работы с информацией, составляющей государственную и служебную тайну; основ делопроизводства; правил охраны труда и противопожарной безопасности.

Среди необходимых профессиональных навыков можно выделить навыки обеспечения выполнения задач и функций по организационному, информационному, документационному, финансово-экономическому, хозяйственному и иному обеспечению деятельности ФСИН России, реализации управленческих решений, исполнительской дисциплины, пользования современной оргтехникой и программными продуктами, подготовки деловой корреспонденции и др.

Особо нужно обратить внимание на относительно обособленную группу работников ФСИН России, осуществляющих педагогическую деятельность в вузах ФСИН России, в частности, на тех из них, кто, обладая юридическим образованием и опытом практической работы в учреждениях и органах, преподает учебные дисциплины профильного для УИС цикла - оперативно-розыскную деятельность, уголовное и уголовноисполнительное право и др. Если в основной своей массе преподаватели- юристы являются носителями профессионального правосознания, то указанная категория может быть причислена к субъектам специализированного профессионального правосознания - профессионального пенитенциарного правосознания.

Всё это даёт основания рассматривать пенитенциарное правосознание этой категории работников УИС именно как профессиональное. Вторая же категория работников УИС - те, чья деятельность непосредственно не связана с осуществлением государственного принуждения, с воспитанием осуждённых, являются носителями обыденного уровня пенитенциарного правосознания.

С учётом этого вполне обоснованным видится вывод о том, что в узком понимании пенитенциарное правосознание как специализированное профессиональное правосознание - совокупность знаний, взглядов, убеждений, ценностей, правовых установок и чувств по отношению к существующей и желаемой пенитенциарной действительности, характерных для профессиональной группы лиц, объединяющей работников УИС, осуществляющих пенитенциарную деятельность и обеспечивающих соблюдение порядка и условия отбывания наказаний; эффективное использование средств исправления осуждённых; охрану их прав, свобод и законных интересов; оказание осуждённым помощи в социальной адаптации.

Таким образом, профессиональное пенитенциарное правосознание, будучи разновидностью правосознания юристов, при этом характеризуется определённым своеобразием, отличающим его от других категорий представителей юридической профессии, которое обусловлено, прежде всего, предметом отражения и внешней средой, в которой оно функционирует.


2. Функции профессионального пенитенциарного правосознания


По справедливому мнению И.П. Носова, смысл правосознания можно определить через его функциональное значение, т. е. исследование сущности и особенностей профессионального пенитенциарного правосознания было бы неполным без рассмотрения его функциональной роли в общественных отношениях и правовом регулировании.

При оценке значения исследования функций правосознания К. Т. Бельский указывал: «Самым существенным в правосознании как раз и являются его функции, без которых оно потеряло бы всякую значимость».

В общей теории права термин «функция» используется в нескольких значениях. Так, по мысли С.С. Алексеева, функции права - направления правового воздействия, выражающие роль права в организации (упорядочении) общественных отношений.

Т.В. Синюкова понимает функции правосознания как направления воздействия этого явления на общественные отношения.

По мнению К. Т. Бельского, функции представляют собой способы проявления специфической роли и значения правового сознания в жизни общества. А. И. Абрамов рассматривает функции в виде деятельности, роли объекта в границах некоторой системы, которой он принадлежит.

В.Н. Карташов определяет «функции юридической деятельности» как «относительно обособленные направления однородного влияния юридической деятельности на объективную реальность, в которой проявляется природа этой деятельности и её социально-правовое назначение в жизни общества» .

В вопросе о понятии функций профессионального пенитенциарного правосознания мы солидаризируемся с Н.Я. Соколовым, М.А. Шерменевым, рассматривающими функции профессионального правосознания как его внешние связи, в которых проявляется его социальная роль .

Таким образом, существующие дефиниции категории «функция» в теории права отражают одновременно назначение и роль направлений юридического воздействия права на регулируемые общественные отношения (функции права), а также характеристику целого ряда правовых явлений: правоприменения (функции правоприменительной деятельности), правового сознания (функции правосознания) и др.

Отметим также, что понятие «функция профессионального правосознания» охватывает не только выражение сущности, социального назначения или роли, но также внешние формы воздействия и характер преобразований в общественных отношениях.

Основываясь на выводах авторов, осуществлявших исследование функций, обратим внимание, что функции правовых явлений обладают следующими характерными свойствами: 1) внутренне присущи правовому явлению; 2) определяются ролью этого явления в обществе; 3) представляют собой основные направления его воздействия на общественные отношения; 4) указанное воздействие носит позитивный, прогрессивный характер.

Справедливо мнение Н.Я. Соколова, который отмечал многофункциональность правосознания, т. е. множественность его функций. Вопрос о классификации функций правосознания является одним из дискуссионных при исследовании правосознания.

Анализ литературы, посвящённой правосознанию, позволил в числе его функций рассматривать регулятивную, оценочную, познавательную и иные функции.

Большинство исследователей едины во мнении, рассматривая регулятивную функцию правосознания. Н.Я. Соколов выделял данную функцию в качестве первичной и главной на своём «древе» функций профессионального правосознания юристов. При этом, как справедливо отмечают Ю. М. Г рошевой и П. М. Рабинович, он определяет не только внутреннее групповое воздействие на поведение субъектов, но и внешнее воздействие, схожее с регулированием поведения посредством правовых норм.

Регулятивная функция правосознания предполагает, что на основе знаний правовой действительности и оценочного отношения к ней у субъекта формируется мотивация поведения. Регулятивная функция связана с поведением субъекта в обществе, поскольку представления индивида о праве во многом обусловливают его правомерное или неправомерное поведение. Также именно с регулятивной функцией связано создание правовых норм. Регулятивная функция правосознания осуществляется посредством системы мотивов, ценностных ориентаций, правовых установок, которые выступают специфическими регуляторами поведения и имеют особые механизмы формирования.

Оценочная функция правосознания, по мнению ряда исследователей, предполагает наличие у субъектов определённого отношения к правовой действительности, правовым институтам, праву (наличие субъективной оценки). При этом предмет подвергается оценке с учётом накопленных знаний, представлений, эмоций индивида, в связи с чем отношение субъекта к одному и тому же явлению может быть различным (например, норма права может восприниматься положительно, нейтрально или даже отрицательно). Для того, чтобы адекватно оценить то или иное правовое явление, необходимо иметь достаточный для этого уровень правосознания.

Н.О. Кузяков относит к оценочным отношениям, входящим в содержание правосознания, отношения к:

-праву;

-правовому поведению окружающих и к объектам деятельности;

-правоохранительным органам и их деятельности;

-своему правовому поведению .

И.П. Носов выделяет в качестве важнейшей функции правосознания «поиск выхода из подобных кризисных ситуаций» в виде несовпадения формальной и фактической истины.

Познавательную сторону правосознания отмечал ещё И.А. Ильин, указывая, что «нормативное правосознание отнюдь не сводится к верному знанию положительного права <...> И, тем не менее, это знание необходимо. Народ, не знающий законов своей страны, ведёт неправовую жизнь или довольствуется самодельными и неустойчивыми зачатками права. Люди, не ведающие своих обязанностей, не в состоянии и блюсти их, не знают их пределов и уступают силе».

Познавательная функция направлена на накопление суммы знаний, которую можно выразить понятием правовая подготовка. Указанное направление, по мнению В.И. Червонюка, проявляется через интеллектуальную мыслительную деятельность носителя правосознания. Познавательная функция правосознания состоит из ряда следующих процессов: ощущений, (восприятия); памяти, воспроизведения, узнавания и выражения знаний в виде правовых представлений, то есть заключается в восприятии и осмыслении правовых явлений.

В.А. Щегорцев выделяет также такие специфические функции, как когнитивная и идеологическая. Нужно отметить, что когнитивная функция по своему содержанию схожа с функцией познавательной, но между ними есть и отличие. Несомненно, благодаря когнитивной функции индивид узнаёт о том, что запрещается и что поощряется законодательством, о том, какими правами и обязанностями обладает субъект, о праве в целом, однако результатом действия когнитивной функции является получение определённого уровня правовых знаний, в то время как итогом действия познавательной функции является выработка субъективного отношения к социально-правовой реальности.

Идеологическая функция заключается в том, что наработанные знания в области теории и практики права выступают фактором формирования правовой культуры не только отдельной профессиональной группы, но и всего общества, в свою очередь, идеологическая функция служит определённой призмой, смотря через которую, субъект должен видеть то, что регламентировано и насаждается государством.

Значительную роль в правосознании, по справедливому мнению

А.С. Пиголкина, играет идейно-воспитательная функция, содержание которой составляет именно правовое воспитание, складывающееся под непосредственным влиянием основных идей и концепций государства и общества. Рассматриваемая функция направлена на формирование правосознания у граждан для установки их правомерного поведения, а также гражданской позиции.

Неразрывно связана с познавательной и идейно-воспитательной функциями - информационная, представляющая собой такое направление воздействия правосознания, посредством которого происходит восприятие сведений и реализуется трансформация накопленных знаний от одного субъекта к другому.

Результатом действия функции правового моделирования (прогностической функции) является формирование определённых моделей поведения, которые оцениваются правосознанием как должные, социально необходимые. Функция правового моделирования состоит в предвидении выбора наиболее эффективных норм права, посредством которых будет реализовываться правовой статус субъекта и достигаться конкретная цель. Результатом исследования правовой действительности является выработка модели должного и необходимого поведения.

Согласимся с А.И. Абрамовым, отмечающим, что функции правосознания обусловливаются его структурой. Так, познавательная функция правосознания предстает как отражение специфического правового уровня развития субъекта, его когнитивных способностей. Именно познавательная функция аккумулирует юридические знания о нормах поведения и деятельности людей, являющихся составной частью правовой идеологии. Содержание правовой идеологии также обусловливает оценочную функцию правосознания, поскольку субъект даёт оценку юридически значимым событиям через призму имеющихся у него правовых представлений, важнейшим же детерминантом указанной функции является оценочные отношения как элемент пенитенциарного правосознания.

В реализации регулятивной функции существенное значение имеет правовая установка, которая характеризуется готовностью субъекта к определённому виду (правомерному или противоправному) поведения. Это зависит от ряда социально-психологических факторов, т. е. основным фактором, обусловливающим указанную функцию, является правовая психология.

Таким образом, направленность действия правосознания и его позитивность обусловливается напрямую качественным содержанием правовой идеологии, правовой психологии и оценочных отношений.

Безусловно, мы не отразили все существующее разнообразие классификаций функций, однако иные направления правосознания (коммуникативная функция, интегрирующая, практическая, творческая и др. ), на наш взгляд, не являются основными направлениями воздействия правосознания на общественную жизнь.

Как уже отмечалось, профессиональное пенитенциарное правосознание представляет собой тип правосознания особой профессиональной группы людей, в связи с чем представляется возможным утверждать, что основные направления воздействия правосознания на общественную жизнь присущи и профессиональному пенитенциарному правосознанию.

Используя в качестве методологической основы к исследованию функций профессионального пенитенциарного правосознания теорию функций правосознания, акцентируем внимание на следующих важных положениях:

1.Функции профессионального пенитенциарного правосознания - внешние связи, в которых проявляется социальная роль профессионального правосознания.

2.Профессиональное пенитенциарное правосознание - коллективное, групповое, специализированное, призванное обслуживать определённый вид государственной деятельности, содержание которой детерминирует его специфику и функции, реализуемые в специфической социальной и идейно-психологической среде.

3. Профессиональное пенитенциарное правосознание «включено» в пенитенциарную деятельность и, будучи духовной формой практического освоения правовой действительности, выступает одним из важнейших механизмов, обеспечивающих не только практическое осуществление государственного принуждения в отношении лиц, совершивших преступления, но и высокую социальную миссию их воспитания, ресоциализации.

С учётом этого сделаем попытку экстраполировать рассмотренные выше функции на профессиональное пенитенциарное правосознание.

Так, сотрудники УИС, обладая совокупностью знаний, правовых установок и чувств, осуществляют определённые действия по реализации пенитенциарной политики государства, применению уголовных и уголовно-исполнительных норм. Профессиональное пенитенциарное правосознание выражается вовне благодаря регулятивной функции, которая предопределяет конкретные юридически значимые действия сотрудников УИС, и заключается в определении варианта поведения субъекта с помощью конкретных юридических норм, создании уголовных и уголовно-исполнительных норм, а также координации правового регулирования с иными видами регуляторов.

Профессиональное пенитенциарное правосознание выполняет оценочную функцию, которая заключается в том, что сотрудник УИС даёт правовую оценку различным жизненным обстоятельствам, сопоставляет те или иные события с точки зрения своего специфического представления о праве и должном поведении. Возможность оценки обусловливается, по справедливому мнению П.П. Баранова и А.И. Овчинникова, наличием эмпирического опыта, которым обладает сотрудник УИС, уровнем знаний и внутренним эмоциональным состоянием субъекта (эмоциями, чувствами, настроениями, аффектами), существующим во время восприятия предмета. Поскольку систематический оценочный процесс в конечном итоге приводит к формированию правовой установки субъекта, актуализируется необходимость формирования позитивной формы пенитенциарного правосознания у сотрудников УИС.

Динамичность общественных отношений и законодательства обуславливает необходимость систематического изучения сотрудником УИС социальной и правовой жизни, поэтому представляется возможным говорить о познавательной функции профессионального пенитенциарного правосознания. Так, Я.В. Турбова указывает, что роль профессионального правосознания проявляется, прежде всего, в познании: фактических обстоятельств, с которыми связано возникновение конкретных правоотношений (юридических фактов), а также фактов, имеющих юридическое значение для дела; содержания юридических прав и обязанностей субъектов реализации права; содержания правовых норм, образующих юридическую основу дела. Солидарен с ней и Р.А. Кузнецов: «Роль профессионального правосознания проявляется, прежде всего, в его познавательной функции. При его помощи осуществляется познание:

-фактических обстоятельств, с которыми связано возникновение конкретных правоотношений (юридических фактов), а также фактов, имеющих юридическое значение для дела;

-содержания юридических прав и обязанностей субъектов реализации права;

-содержания правовых норм, образующих юридическую основу дела». Именно познавательная функция является тем условием, которое позволяет перейти от обыденного уровня правосознания к профессиональному, поскольку посредством познания фактических и юридических обстоятельств дела происходит принятие юридически значимого решения.

Идейно-воспитательная функция правосознания может быть применима и к профессиональному пенитенциарному правосознанию, поскольку одной из задач уголовно-исполнительной деятельности (реализуемой сотрудниками УИС), в соответствии со ст. 110 УИК РФ является нравственное, правовое, трудовое, физическое и иное воспитание осуждённых к лишению свободы, способствующее их исправлению, что требует вырабатывания у самого сотрудника таких черт характера, как законопослушание, уважения к закону, привычки соблюдать норму права. Рассматриваемая функция пенитенциарного правосознания отражает направление воздействия на процесс воспитания не только осуждённых, но и сотрудников УИС (посредством самовоспитания, воспитании подчинённых и т. д.).

Информационная функция профессионального пенитенциарного правосознания представляет собой направление воздействия, с помощью которого сотрудник УИС не только воспринимает какие-либо сведения правового или социального характера, но и передаёт их осуждённым, отбывающим наказание. Так, в рамках воспитательной работы сотрудники УИС разъясняют осуждённому смысл и содержание правовых норм, предлагают правомерные средства разрешения семейно-бытовых конфликтов, пути выхода из неблагоприятных ситуаций.

Функция правового моделирования также присуща пенитенциарному правосознанию сотрудников УИС. Представляется, что наиболее ярко она проявляется у сотрудников УИС - научных и педагогических работников, так как реализуется прежде всего в правотворческом процессе. Накопленный эмпирический опыт, аккумулируемый правосознанием сотрудников, способствует не только созданию эффективных правовых норм, но и предвидению наиболее эффективных способов воздействия при осуществлении уголовно-исполнительной деятельности государства.

Все вышеперечисленные функции профессионального правосознания являются своеобразной проекцией на него функций правосознания. Вместе с тем, помимо традиционных классификаций, по нашему мнению, вполне обоснованно говорить и об иных функциях профессионального пенитенциарного правосознания. Особенности профессиональной деятельности работников УИС, цели и задачи, стоящие перед данными субъектами, обусловливают возможность выделения дополнительно к названным спектра специализированных функций.

Считаем возможным солидаризироваться с М.А. Шерменевым, выделяющим такие подфункции профессионального правосознания сотрудников УИС, как функции эмоционального контроля профессионального поведения и аккумуляции профессионального опыта. Естественно, профессиональная деятельность, связанная с исполнением уголовных наказаний, сопряжена с возникновением различных рисковых ситуаций, в том числе провокаций со стороны спецконтингента, нарушений правил внутреннего распорядка и других правонарушений, обусловливающих необходимость применения физической силы и специальных средств и т. п. В этих ситуациях проявляется способность сотрудника УИС контролировать собственное поведение, адекватно реагировать на ситуацию, не допуская при этом нарушений законности. На основании этого и представляется возможным выделение функции эмоционального контроля.

Необходимым условием эффективной профессиональной деятельности сотрудников УИС является профессиональный опыт, представляющий собой совокупность практически усвоенных знаний, навыков, умений. Его накопление в виде правовых знаний, стереотипов социально-активного правомерного поведения, солидаризуясь с мнением М.А. Шерменева, также можно рассматривать в качестве самостоятельной функции профессионального правосознания сотрудников УИС - функции аккумуляции правового опыта. Эта функция сообщает стабильность преемственности социально-правовых знаний, необходимых для успешной профессиональной деятельности сотрудников УИС.

Вместе с тем, полагаем, перечень функций пенитенциарного правосознания не исчерпывается теми, которые являются проекцией на него функций общественного и профессионального правосознания.

Профессиональное пенитенциарное правосознание выполняет и иные функции.

Пенитенциарная деятельность связана с необходимостью постоянного противодействия негативному влиянию криминальной среды. Только развитое позитивное правосознание способно противостоять деформирующему воздействию ценностей и норм «тюремной» субкультуры. В связи с этим есть основания говорить о защитной функции профессионального пенитенциарного правосознания, проявляющейся в компенсации этого негативного влияния, в предохранении от профессиональной деформации, частью которой является деформация правосознания - переход профессионального пенитенциарного правосознания из позитивной формы в комбинированную или негативную.

Сотрудник УИС по роду своей деятельности вынужден одновременно находиться в среде, для которой характерна высокая концентрация носителей негативного деформированного правосознания, и в среде носителей нормального правосознания. Резкие смены морально-психологического климата могут негативно сказаться на личностных характеристиках сотрудника, однако позитивное профессиональное пенитенциарное правосознание позволяет ему успешно адаптироваться в различных условиях и полноценно выполнять возложенные на него обязанности. Это позволяет говорить об адаптационной функции, т.е. о таком воздействии профессионального пенитенциарного правосознания, благодаря которому происходит приспособление к изменениям социальной среды.

Для выявления специализированных функций профессионального пенитенциарного правосознания необходимо обратиться к задачам, стоящим перед сотрудниками УИС как носителями профессионального пенитенциарного правосознания. Так, ФСИН России осуществляет:

-медико-санитарное обеспечение осуждённых и лиц, содержащихся под стражей, надзор за исполнением санитарного законодательства Российской Федерации, а также применение к осуждённым принудительных мер медицинского характера и обязательного лечения;

-разрешительные, контрольные и надзорные функции в области промышленной безопасности на производственных объектах уголовно-исполнительной системы;

-пенсионное обеспечение лиц, уволенных со службы из уголовно-исполнительной системы, а также членов их семей.

Сотрудники УИС реализуют указанные полномочия ФСИН России, а также обеспечивают получение осуждёнными пособий, пенсий, документов, дающих право на льготы, паспортов, медико-санитарное обеспечение осуждённых и лиц, содержащихся под стражей, надзор за исполнением санитарного законодательства Российской Федерации, а также применение к осуждённым принудительных мер медицинского характера и обязательного лечения.

Особое внимание при реализации пенитенциарной политики государства уделяется социальной и психологической помощи осуждённым. Воспитание осуждённых, получение ими образования, культурная работа - всё это лишь часть работы сотрудников УИС. Так, в приказе Минюста России от 13.01.2006 г. № 2 «Об утверждении Инструкции об оказании содействия в трудовом и бытовом устройстве, а также оказании помощи осуждённым, освобождаемым от отбывания наказания, в исправительных учреждениях УИС» указано: администрация ИУ взаимодействует в решении вопросов трудового и бытового устройства лиц, освобождаемых от отбывания наказания, с органами местного самоуправления, внутренних дел, опеки и попечительства, управления здравоохранением, образованием, социальной защиты населения, комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав, образованной органом местного самоуправления, и федеральной службой занятости населения по избранному ими месту жительства. Подготовка к освобождению лиц, отбывающих наказание в ИУ, начинается не позднее, чем за 6 месяцев до окончания срока лишения свободы и включает в себя:

-проведение беседы с каждым осуждённым, в процессе которой выясняется, где он намерен проживать, работать или учиться после освобождения из мест лишения свободы, имеется ли связь с родственниками, характер взаимоотношений с ними, его жизненные планы, готовность к обеспечению жизнедеятельности на свободе, с разъяснением ему целесообразности возвращения на место постоянного проживания и на предприятие, где он работал до осуждения;

-проведение занятий с освобождающимися осуждёнными в «Школе подготовки осуждённых к освобождению»;

-получение от освобождаемых письменных заявлений с просьбой об оказании им помощи в трудовом и бытовом устройстве по избранному месту жительства;

-рассмотрение заявлений и принятие соответствующих решений по оказанию содействия в трудовом и бытовом устройстве осуждённым.

Таким образом, деятельность сотрудников УИС по реализации целей и задач, которые общество и государство ставит перед УИС, даёт основание выделять телеологическую функцию (функцию профессионального целеполагания).

В процессе исполнения служебных обязанностей сотрудники исправительных учреждений осуществляют консультирование осуждённых по вопросам законодательства, осуществления заключёнными прав и соблюдения обязанностей.

Осуществление стоящих перед сотрудником УИС целей и профессиональных задач возможно на основе использования профессиональных знаний, социально-правовой памяти. Для этого сотрудники должны обладать необходимым объёмом юридических знаний по различным отраслям права, которые должны отвечать современному законодательству, т. е. быть пополняемыми и обновляемыми. В связи с этим представляется возможным выделить другую, тесно связанную с телеологической, функцию - инструментальную.

Как уже отмечалось, профессиональное пенитенциарное правосознание является формой группового правосознания. Между тем, именно групповое правосознание опосредует индивидуальное правосознание сотрудников УИС, являясь своего рода связующим звеном между индивидуальным и общественным сознанием.

Таким образом, обоснованным является выделение социализирующей функции или функции социализации индивидуальных правосознаний, поскольку только в процессе социализации субъект стихийно (в целях подражания окружающим) или целенаправленно (под влиянием воспитания, рекламы, пропаганды) приобретает убеждения, формы поведения, необходимые ему для жизни в обществе. И здесь основную роль в формировании правосознания будет играть окружающее индивида общество. Одним из результатов социализации является тотальный синдром (рассмотрение принятых в окружении взглядов как нечто само собой разумеющееся и не подлежащее сомнению), в связи с чем, по-нашему мнению, так распространена деформационность правосознания.

Подводя итог, отметим, что профессиональное пенитенциарное правосознание выполняет общие (регулятивная, познавательная, оценочная, правотворческая, прогностическая, воспитательная, когнитивная, идеологическая, информационная) и специализированные функции (защитная, адаптационная, телеологическая, инструментальная, функция социализации).


3. Профессиональное пенитенциарное правосознание сотрудников уголовно-исполнительной системы как объект правового воспитания


Как отмечалось выше, современный период развития российского государства даёт возможность преодолеть традиции негативного отношения к праву, выработать новую концепцию правосознания, соответствующую задачам построения правового государства и гражданского общества и одновременно способствующую поступательному движению в этом направлении. Проблема утверждения верховенства закона, признания гражданами его власти, воспитания уважения к принятому в стране порядку, переходит в ранг приоритетных, обсуждаемых на уровне первых лиц государства. Большую роль в её решении играет и уголовно-исполнительная система как составная часть государственного аппарата, выполняющая важнейшие функции охраны прав, свобод и законных интересов граждан и реализации пенитенциарной политики государства.

Выполнение задач, поставленных перед ФСИН России руководством нашего государства и Министерством юстиции РФ, а также реализация рекомендаций Совета Европы и новых требований Европейских пенитенциарных правил возможны только при условии сформированного позитивного пенитенциарного правосознания у сотрудников УИС.

Вместе с тем, известно, что правосознание некоторой части сотрудников УИС далеко от идеала и характеризуется как комбинированное. Кроме того, факты, известные из правоприменительной практики, свидетельствуют о наличии разной степени деформации и, в ряде случаев, перерождении профессионального правосознания, находящем различные проявления: от недобросовестного выполнения служебных обязанностей до правонарушений и должностных преступлений. По данным Ю.М. Антоняна, в России ежегодно выявляется значительно число фактов вступления сотрудников исправительных учреждений в запрещённую связь с осуждёнными.

В теории права широко распространен тезис, что основным средством формирования правовой культуры и правового сознания является правовое воспитание.

Под правовым воспитанием в широком смысле понимают особую форму деятельности государства, направленную на формирование в сознании людей уважения к праву, позитивных представлений, ориентаций, установок. В узком смысле правовое воспитание - целенаправленная деятельность сообщества юристов, осуществляемая от лица государства, направленная на формирование правосознания субъектов права. Определяя сущность правового воспитания, Е.В. Татаринцева даёт следующие определение: «сутью правового воспитания и в узком, и в самом широком смысле является формирование установки на согласование своих ожиданий, устремлений с интересами и ожиданиями общества». Правовое воспитание воздействует на эмоционально-волевую и когнитивно-рациональную сферы сознания людей, формирует ценностную и мировоззренческую сторону сознания, что проявляется на поведенческом уровне. Являясь важным социальным каналом, правовое воспитание, по нашему мнению, должно быть направлено не только на формирование правовой культуры и правового сознания субъекта в целом, но и на формирование позитивного пенитенциарного правосознания, прежде всего, у сотрудников УИС как субъектов, реализующих политику государства.

Правовое воспитание представляет собой один из важнейших элементов процесса формирования правосознания. Вместе с тем, принимая во внимание, что речь идёт о формировании специализированного профессионального сознания, объектом воспитания в данном случае является пенитенциарное правовое сознание. Это не означает однобокости, от которой предостерегает М.М. Галимов; выделение профессионального пенитенциарного правосознания в качестве специального объекта правового воспитания необходимо для построения модели (концепции) правового воспитания сотрудников УИС, предусматривающей соответствующие цели, методы и формы этой деятельности.

Правовое воспитание выполняет две основные функции: передача определённой суммы знаний, навыков и умений, а также формирование правовых идей чувств и убеждений.

Содержанием правового воспитания, целью которого является формирование профессионального пенитенциарного правосознания, является приобщение людей к знаниям об уголовном и уголовно-исполнительном законодательстве, правах, свободах и законных интересах осуждённых, понимание сущности уголовно-исполнительной политики государства, выработка устойчивой ориентации на правомерное поведение. Безусловно, некоторые правовые ценности, имея основу и происхождение в моральных нормах, усваиваются личностью в процессе разнообразной социальной практики. Другие же, такие, например, как гуманное отношение к осуждённым, признание их прав и свобод в процессе исполнения наказания, могут быть сформированы только в результате систематически осуществляемой целенаправленной деятельности по «донесению их до разума и чувств».

Подчеркнём, что, несмотря на многочисленные исследования, целостная, единая и разделяемая всеми концепция правового воспитания до сих пор не создана. Это относится и к профессиональному пенитенциарному правосознанию, поскольку оно до настоящего времени не было объектом специального исследования. Однако общие идеи теории правового воспитания вполне могут быть использованы применительно к воспитанию профессионального пенитенциарного правосознания с учётом предмета отражения и специфики объекта.

Целью правового воспитания в данном случае является формирование позитивной формы пенитенциарного правосознания, которая выражается в преобладании позитивных правовых чувств, настроений, эмоций в восприятии деятельности соответствующих органов государства, наличии правовых знаний, позволяющих воссоздать объективную, неискажённую картину пенитенциарной действительности, позитивной оценки уголовно-исполнительной политики государства.

Формы и средства формирования профессионального пенитенциарного правосознания в основном совпадают с общепринятыми формами и средствами, используемыми в рамках правового воспитания. Вместе с тем, следует предположить, что специфика профессионального правового сознания обусловливает необходимость поиска дополнительных методов воздействия на правосознание людей, в процессе подготовки и осуществления пенитенциарной деятельности.

Следует принять во внимание, что профессиональное пенитенциарное правосознание не возникает одномоментно и не связано непосредственно с поступлением на службу в УИС. Оно является объектом воспитательного воздействия в течение довольно длительного времени, и подразделяется на следующие этапы:

1.формирование пенитенциарного правосознания до принятия сотрудника на службу;

2.коррекция профессионального пенитенциарного правосознания во время осуществления профессиональной пенитенциарной деятельности.

Указанные этапы лишь относительно самостоятельны и выделяются в исследовательских целях. В действительности же процесс формирования, составной частью которого является правовое воспитание, продолжается на протяжении всей жизни индивида. Однако, если на начальном этапе профессиональное пенитенциарное правосознание формируется как своеобразный переход от обыденного к профессиональному, то впоследствии происходит коррекция наличного индивидуального и группового профессионального правосознания.

Первый этап становления пенитенциарного правосознания приходится на время общественного воздействия на субъекта в школе, высших и средних учебных заведениях.

На этом этапе приоритетными является формирование у учащихся жизненных целей и моральных идеалов, формирование нравственных знаний, воспитание способности к объективной моральной оценке своих действий и развитие привычек саморегулирования в психологически сложных ситуациях.

Правовое воспитание является одним из направлений воспитательной работы, осуществляется в неразрывной связи с политическим, нравственным, трудовым, патриотическим и другими направлениями, поэтому его следует вести не изолированно от развития социальных условий, а в тесной связи с экономическим, политическим и социальным развитием общества. Вместе с тем, уже на этом этапе субъекту следует прививать определённые знания, касающиеся уголовно-исполнительного права, уголовно-исполнительной системы и т. д.

Представляется, что правовая подготовка должна начинаться в старших классах в рамках специальных факультативов по выбору учащихся, ориентированных на получение в дальнейшем юридического образования. Главная задача на рассматриваемом этапе - выработка у обучающегося понимания того, что осуждённый - это человек, временно оказавшийся в тяжёлой жизненной ситуации, его общечеловеческая ценность от этого не снижается, а его права и свободы должны быть предметом уважения и защиты. С этой целью представляется необходимым уделять значительное внимание нравственному воспитанию обучающегося, а также использовать методы религиозного воспитания. Несомненным приоритетным направлением в образовании должно являться патриотическое воспитание учащихся, например, подготовка еженедельной информации о политической и правовой ситуации в стране.

Важнейшим звеном в правовом воспитании на этом этапе является период обучения в учреждениях профессионального образования, где правовое воспитание включает в себя: формирование комплекса правовых знаний; воспитание адекватного отношения к нормам права; выработку устойчивых навыков (поведенческих стереотипов) правового поведения личности.

Тенденция гуманизации пенитенциарной системы предполагает ориентацию процесса обучения на формирование у студентов высоких духовных ценностей, установок на соблюдение прав и свобод граждан (в том числе, осуждённых). Для этого, по нашему мнению, необходимым является введение обязательного спецкурса «Права человека» и факультативных спецкурсов «Правовая культура, правосознание и правовое воспитание», «Современные проблемы правопонимания», а также увеличение часов по обозначенным темам в учебном курсе «Правоведение» в неюридических образовательных учреждениях.

Говоря о формировании пенитенциарного правосознания будущего сотрудника УИС, следует помнить, что служба в пенитенциарной системе является одним из многогранных и ответственных видов профессиональной деятельности. Этим объясняется особыми требованиями, предъявляемые к профессионально-правовым качествам сотрудников УИС. Формирование профессионально значимых качеств сотрудников не сводится только к целенаправленному воздействию на студентов в процессе их обучения и воспитания, а осуществляется под воздействием всей совокупности внешних и внутренних факторов, в процессе познания и практической деятельности, в сфере самопознания и может включать результаты как стихийных, так и целенаправленных воздействий на человека, в том числе и во взаимодействии с различными направлениями воспитания.

Цели и задачи, поставленные перед сотрудниками УИС, могут быть в полной мере достигнуты при наличии следующих основных качеств: знание и понимание права, владение навыками и умениями решать правовые задачи, способность самостоятельно избирать способы правового решения в пределах компетенции; уважение к праву как системе нормативных установок, основанных на идеях справедливости и свободы; уважение к правам, свободам, обязанностям граждан.

Для будущего сотрудника пенитенциарной системы особое место должны занимать морально-этические и эстетические аспекты, именно поэтому формирование правосознания должно проходить под воздействием не только правового воспитания, но и иных видов воспитания: морального, нравственного, религиозного, эстетического и т. д. Так, в процессе изучения учебных дисциплин представляется целесообразным освещение роли УИС в государстве и сохранении культурных ценностей, углубление знаний в области этики, культурологии, акцентирование внимание обучающихся на значимости уголовно-исполнительной деятельности. Особое значение имеет нравственное воспитание как сложный и многогранный процесс формирования у личности нравственных идеалов, чувств, понятий и убеждений, привычек нравственного поведения. Содержанием нравственного воспитания является развитие целостного морального сознания индивида, выработка единой системы нравственных качеств личности, реализуемых в её поведении.

Пенитенциарное правосознание будущего сотрудника УИС должно способствовать творческому подходу в решении служебных задач, в связи с чем необходимо активизировать творческую самостоятельную работу студентов, что будет способствовать развитию познавательных процессов у обучающегося.

Второй этап становления профессионального пенитенциарного правосознания происходит в процессе осуществления профессиональной пенитенциарной деятельности. Целенаправленные действия по правовому воспитанию должны начинаться во время приёма на службу в УИС.

В настоящее время все потенциальные сотрудники проходят психофизиологическое обследование. Однако, к сожалению, при этом не ставятся задачи выявления конкретной формы правосознания (позитивной или негативной) и определения наличия юридических знаний у соискателя.

Необходимость совершенствования профессионального отбора в Федеральной службе исполнения наказаний подчеркивает Б.Г. Бовин, предлагая обращать внимание на значительное количество низких оценок по общепрофессиональным качествам сотрудников (на примере отделов специального назначения ФСИН России). Исследователь отмечает, что каждый седьмой (14,5 %) сотрудник имеет низкий уровень физического развития; каждый шестой (18,7 %) характеризуется недостаточным развитием нравственных качеств; каждый пятый (20,7 %) - сниженной исполнительской дисциплиной; каждый четвёртый (25,7 %) - недостаточным уровнем волевых качеств и уверенности в себе, каждый четвёртый (25,9 %) - хотя и в пределах нормы, но всё же несколько сниженным уровнем умственных способностей.

По-нашему мнению, с целью обоснованного отказа в приеме на службу кандидатам, не обладающих достаточным объемом знаний, целесообразно разработать шкалу требований (Квалификационные требования) с установлением минимального перечня юридических знаний и навыков, при преодолении которого можно было бы ставить вопрос о занятии вакантной должности (особенно для руководящих должностей).

Позитивное профессиональное пенитенциарное правосознание может быть сформировано только при наличии устойчивой привычки правомерного поведения у сотрудников УИС, наличии иерархичной системы духовных и нравственных ценностей, в которой приоритетное место занимают чувство достоинства и уважение к профессии. В связи с этим вызывает оптимизм утверждённый приказом ФСИН России от

.05.2012г. № 5 Кодекс этики и служебного поведения сотрудников и федеральных государственных гражданских служащих уголовно - исполнительной системы, с положениями которого необходимо знакомить сотрудника при приёме на службу.

Преодоление негативных факторов возможно посредством самовоспитания, а также при комплексной работе сотрудников и психологических служб (например, перспективным представляется разработка и внедрение в деятельность подразделений УИС программ диагностики психологического климата в подразделениях и органах УИС). Безусловно, специфика деятельности сотрудников УИС обусловливает необходимость развития эмоциональной устойчивости, что может быть достигнуто с помощью проведения тренингов по развитию навыков уверенного поведения, обучения методикам коррекции эмоциональных состояний и проведения психокоррекционных мероприятий.

На формирование позитивного профессионального пенитенциарного правосознания, несомненно, влияет степень открытости деятельности УИС. Правомерность действий субъектов может обусловливаться существующим контролем со стороны государства и общества, проинформированного о принятых решениях и конкретных мероприятиях в сфере исполнения наказаний.

Позитивным представляется опыт советского государства по организации выставок, содержащих информацию о деятельности пенитенциарных органов и учреждений, при этом в качестве экспонатов могут выступать изделия, изготовленные осуждёнными. Такие тематические выставки будут не только способствовать получению обществом информации о пенитенциарной системе, воспитанию позитивного пенитенциарного правосознания, но и являться дополнительной мотивацией к труду для осуждённого.

Принято считать, что реализация конкретных форм гласности во многом зависит от особенностей деятельности подразделений уголовно-исполнительной системы. В настоящее время профессиональные публикации о деятельности органов и учреждений Федеральной службы исполнения наказаний можно встретить в специализированных ведомственных изданиях «Преступление и наказание», «Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление» и др., являющихся ведомственными изданиями и, к сожалению, ещё недостаточно доступными массовому кругу читателей. Согласимся с С.П. Супоневым, отмечающим необходимость в компетентном освещении деятельности органов и учреждений ФСИН России и предлагающим вариант выпуска открытого специализированного вневедомственного журнала по проблемам уголовно-исполнительной деятельности.

Как справедливо отмечает С.П. Супонев, решение проблем совершенствования деятельности органов и учреждений ФСИН в условиях расширения гласности во многом зависит и от правового урегулирования данного вопроса, в частности, необходимым видится закрепление в уголовно-исполнительном законодательстве положения о том, что деятельность органов и учреждений ФСИН осуществляется на основе принципа гласности для граждан и общественности .

Формирование позитивного профессионального пенитенциарного правосознания не представляется возможным без воспитания гордости у сотрудника УИС за выполняемые задачи и понимания важности своей деятельности.

В целях сохранения позитивным профессиональным пенитенциарным правосознанием черт постоянности и устойчивости ещё раз подчеркнём значимость правовой подготовки сотрудника УИС, в процессе которой формируются базовые стереотипы в отношении тех норм права и элементов правовой действительности, которые будут иметь в дальнейшем существенное значение для пенитенциарной деятельности .

Представляется целесообразным обязательное получение сотрудниками УИС юридического образования именно в ведомственных учреждениях (или хотя бы прохождение обязательных курсов повышения квалификации в указанных учреждениях), целью которого является формирование теоретической основы правового сознания и правовой культуры, обеспечение необходимого уровня систематизации знаний о праве, развитие правовых интересов, чувств, правового мышления, формирование научного правового мировоззрения. В процессе образования особое внимание следует уделять изучению международного опыта, стандартов и правил обращения с осуждёнными, акцентированию внимания на тенденциях к оптимизации исполнения наказаний.

Перспективным видится распространение на уголовно-исполнительную систему опыта Вооружённых Сил РФ, в которых был установлен конкретный перечень основных нормативных правовых актов, которые необходимо знать в соответствии с правовым минимумом, установленным директивой Министра обороны РФ от 22 февраля 1999 г. № Д-6 «О правовых минимумах». Требование Министерства обороны РФ о необходимости 1 раз в 2 года перед назначением на вышестоящие должности сдавать зачёт по соответствующему правовому минимуму также необходимо использовать в органах и учреждениях ФСИН России. В случае несдачи зачёта по правовому минимуму сотрудники не должны быть представлены к назначению на вышестоящие должности.

Интенсификация обучения требует увеличение общего объёма времени, отводимого на преподавание специальных дисциплин уголовной и уголовно-исполнительной направленности, удельного веса в нём практических занятий. С помощью качественного учебно-методического обеспечения в ходе образования студентам необходимо прививать навыки самостоятельной работы, тем самым обеспечивая развитие таких умений, как аналитические, прогностические, проективные, рефлексивные, мобилизирующие, развивающие. Особенно эффективными при этом являются практические упражнения (индивидуальные и групповые), игры и учения, решение конкретных проблемных ситуаций на основе фундаментальных теоретических знаний. Е.А. Жуков справедливо отмечает, что студентов необходимо учить не только и не столько законодательству, сколько юридическому мышлению и практическим действиям.

Таким образом, сотрудники должны обязательно проходить правовую подготовку, уровень которой определяется не только объёмом приобретённых юридических знаний, но и, прежде всего, умением применять их в практической деятельности. Полученные знания должны превратиться в личное убеждение, в прочную установку строго следовать правовым предписаниям, а затем - во внутреннюю потребность и привычку соблюдать правовой закон, проявлять правовую и профессионально-юридическую активность. С учётом этого предлагаем распространить систему служебной подготовки на работников УИС, не имеющих специальных званий, и ввести курс специальной правовой подготовки для сотрудников, не имеющих юридического образования, включив в неё основы правоведения и спецкурс «Права человека».

Пенитенциарное правосознание рассматривается нами как особая форма правового сознания, в связи с этим приемлемыми для формирования позитивной формы профессионального пенитенциарного правосознания представляются и способы, используемые для формирования общественного сознания. Развивая мысль

Э.К. Джамаловой, предложим следующие средства: а) разработка и внедрение комплекса мероприятий, противодействующих пропаганде тюремной субкультуры; б) использование возможностей сети Интернет для освещения деятельности органов, исполняющих наказания; в) правовое информирование граждан об изменениях в законодательстве (прежде всего уголовном и уголовно-исполнительном).

Правовое воспитание профессионального пенитенциарного правосознания должно включать также профилактику правонарушений. В связи с этим популярной мерой может стать ежегодная проверка знаний сотрудниками УИС нормативных актов.

В заключение приведем положение Концепции воспитания работников уголовно-исполнительной системы от 12.11.2005 г.: «Без соответствующего морального настроя всех категорий работников УИС, без их психологической готовности добросовестно исполнять свои должностные обязанности нельзя ожидать весомых результатов в реформировании УИС».

Подводя итог, отметим ряд моментов.

1.Необходимость формирования профессионального пенитенциарного правосознания обусловливается целями и задачами, поставленными высшими органами государственной власти перед уголовно-исполнительной системой.

2.Профессиональное пенитенциарное правосознание должно быть сформировано в позитивной форме, т. е. с преобладанием позитивных правовых чувств, настроений, эмоций в восприятии деятельности соответствующих органов государства, наличием правовых знаний, позволяющих воссоздать объективную, неискажённую картину пенитенциарной действительности, позитивными оценками уголовно-исполнительной политики государства.

3.Пенитенциарное правосознание как специализированное профессиональное правосознание - совокупность знаний, взглядов, убеждений, ценностей, правовых установок и чувств по отношению к существующей и желаемой пенитенциарной действительности, характерной для профессиональной группы лиц, объединяющей работников УИС, осуществляющих пенитенциарную деятельность и обеспечивающих соблюдение порядка и условий отбывания наказаний; эффективное использование средств исправления осуждённых; охрану их прав, свобод и законных интересов; оказание осуждённым помощи в социальной адаптации.

4.Процесс воспитания, объектом которого является профессиональное пенитенциарное правосознания, условно можно разделить на два этапа: воздействие на обыденное правосознание и собственно профессиональное правосознание.

Основными формами формирования профессионального пенитенциарного правосознания являются: правовое, нравственное, патриотическое и иные направления воспитания, правовое обучение и самовоспитание. Средствами правового воспитания являются специальные курсы, правовые беседы, тренинги и пр.В контексте проводимых в России реформ перед уголовно-исполнительной системой ставятся задачи по реализации международных стандартов содержания осуждённых и оптимизации уголовного наказания, однако переход от системы репрессивно-карательного к системе пенитенциарного типа должен сопровождаться соответствующими изменениями в общественном сознании.

Между тем, нигилистические установки, сочувственное отношение к преступникам, интенсификация влияния криминальной среды на общество актуализирует вопрос о необходимости формирования такой формы общественного сознания, которая адекватно отражала бы пенитенциарную действительность, тем более, что её носителями являются и сотрудники уголовно-исполнительной системы, реализующие государственную политику в сфере исполнения наказаний, и постоянно испытывающие деструктивное воздействие тюремной субкультуры. От состояния правосознания этой категории лиц напрямую зависит качественное и гарантированное осуществление государственного принуждения к осуждённым, обеспечение их прав, свобод и законных интересов, правомерность поведения.

Обращение к анализу и теоретическому осмыслению пенитенциарного правосознания с целью выявления его состояния, существующих форм и определения средств и методов воспитательного воздействия, а также разработка этой проблематики применительно к современным условиям, способствует решению некоторых проблем совершенствования пенитенциарной системы, а в рамках монографии позволяет сделать некоторые выводы, сформулировать предложения и рекомендации.

Пенитенциарное правосознание можно определить как форму индивидуального, группового и общественного сознания, представляющую собой совокупность знаний, взглядов, убеждений, ценностей, правовых установок и чувств, выражающих отношение отдельных субъектов, групп и общества в целом к уголовно-исполнительному законодательству, деятельности органов УИС, собственному поведению в сфере отношений, складывающихся по поводу исполнения наказаний, а также к процессу исполнения наказаний и его эффективности.

Решение задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системой, направленных на либерализацию уголовно-исполнительной политики, гуманизацию исполнения наказания, декриминализацию общества, расширение видов наказаний, невозможно без формирования профессионального пенитенциарного правосознания.

1.Исследование проблемы пенитенциарного правосознания, осуществлённое в монографии в соответствии с поставленной целью, позволяет заключить следующее.Конечный результат любого научного поиска находится в прямой зависимости от тех методологических подходов, которые реализуются в исследовании. Методологической основой анализа пенитенциарного правосознания выступила категория правосознания как независимое, целостное и рядоположенное праву явление. Исходя из этого, рассмотрены её сущность, структура, содержание, формы. Иными словами, разрешён ряд проблем системно-деятельностного, системно-функционального, структурно-содержательного, аксиологического характера, составляющих наиболее глубокий уровень методологии исследования пенитенциарного правосознания.

2.В рамках разработанной в настоящей диссертации модели теоретического понимания пенитенциарного правосознания следует различать:

-пенитенциарное правосознание как форму индивидуального, группового и общественного сознания - совокупность знаний, взглядов, убеждений, ценностей, правовых установок и чувств, выражающих отношение отдельных субъектов, групп и общества в целом к уголовно- исполнительному законодательству, деятельности органов УИС, собственному поведению в сфере отношений, складывающихся по поводу исполнения наказаний, а также к процессу исполнения наказаний и эффективности данного процесса;

-пенитенциарное правосознание - как тип правосознания, характеризующийся гуманным отношением государства и общества к осуждённому, признанием необходимости уважения, соблюдения и защиты его прав и свобод;

-пенитенциарное правосознание как специализированное профессиональное правосознание.

3.Количество и характер изменений содержания элементов пенитенциарного правосознания обусловливает степень его деформированности. Современное состояние пенитенциарного правосознания в российском обществе может быть представлено тремя формами: позитивной, комбинированной и негативной.

Позитивное пенитенциарное правосознание характеризуется преобладанием позитивных правовых чувств, настроений эмоций в восприятии деятельности соответствующих органов государства, наличием правовых знаний, позволяющих воссоздать объективную, неискажённую картину пенитенциарной действительности, позитивными оценками уголовно-исполнительной политики государства.

Негативное пенитенциарное правосознание характеризуется преимущественно негативным отношением к существующей уголовно-исполнительной политике государства, деятельности органов, исполняющих наказания и отрицанием возможности исправления преступника в процессе отбывания наказания. В структуре негативного правосознания следует отметить правовые чувства, выражающие недоверие к правовым установлениям, отрицательные правовые эмоции, отличающиеся неодобрением назначения и исполнения наказания, отсутствием правовых навыков, а также отсутствием глубоких юридических знаний.

Комбинированная форма пенитенциарного правосознания характеризуется одновременно наличием позитивного и негативного отношения субъекта к пенитенциарной действительности с учётом конкретных фактов и обстоятельств. Положительные эмоции могут проявляться в отношении усовершенствования уголовно-исполнительного законодательства (одобрение увеличения количества свиданий, посылок и передач и др.). При этом могут иметь место и отрицательные эмоции и настроения, например, в отношении условий содержания осуждённых или действий органов и сотрудников УИС.

4.Профессиональная деятельность сотрудников УИС специфична не только в целях, задачах и средствах, применяемых сотрудниками УИС в своей деятельности, но и в характере и условиях их труда. Профессиональная деятельность сотрудников УИС носит государственно- властный характер и связана с реализацией постоянно длящегося государственного принуждения.

Своеобразие профессионального пенитенциарного правосознания, обусловлено главным образом предметом отражения и внешней средой. Результаты исследования дают основание подойти к определению пенитенциарного правосознания, рассматриваемого в узком смысловом значении как специализированного профессионального правосознания, представленного совокупностью знаний, взглядов, убеждений, ценностей, правовых установок и чувств по отношению к существующей и желаемой пенитенциарной действительности, характерной для профессиональной группы, объединяющей работников УИС, осуществляющих пенитенциарную деятельность и обеспечивающих соблюдение порядка и условий отбывания наказаний; эффективное использование средств исправления осуждённых; охрану их прав, свобод и законных интересов; оказание осуждённым помощи в социальной адаптации.

5.Исследование сущности и особенностей профессионального пенитенциарного правосознания предполагает рассмотрение его функциональной роли в общественных отношениях и правовом регулировании. Методологической основой к исследованию функций профессионального пенитенциарного правосознания явилась теория функций правосознания, позволяющая определить, что профессиональное пенитенциарное правосознание как специализированная форма профессионального правосознания выполняет как общие (регулятивная, познавательная, оценочная, правотворческая, прогностическая, воспитательная, когнитивная, идеологическая, информационная), так и специализированные функции (защитная, адаптационная, телеологическая, инструментальная, функция социализации).

6.Зарождение и отдельные этапы эволюции правосознания в целом, в том числе пенитенциарного, детально проследить невозможно, поскольку это длительный и сложный процесс, детерминированный факторами как собственно правового, так и политического, экономического, культурного характера, однако анализ источников права, материальных памятников, трудов по истории государства и права и истории учений о праве и государстве позволяет утверждать, что становление пенитенциарного правосознания происходило в ходе реализации множества различных, зачастую противоположных и противоборствующих тенденций, характеризовалось различием между официально провозглашённым и реальным его состоянием и частичным несоответствием основным направлениям государственной уголовно-исполнительной политики. Исходя из проведённых исследований, представляется, что определение главного вектора развития правового сознания, необходимое для создания целостной концепции, возможно лишь при учёте доминирующего типа правосознания в рамках следующей периодизации. Первый период, самый обширный по времени, начавшийся с момента появления первых проявлений «специфического» правосознания, складывающегося в сфере исполнения наказаний и длившийся до Февральской революции 1917 г., можно характеризовать как этап карательного правосознания. Для второго периода, продолжавшегося с февраля 1917 г. по 1928 г. было свойственно классовое правосознание. Период с 1928 г. по 1958 г. ознаменован формированием исправительно-трудового правосознания. Начиная с 1958 г. по 1992 г. происходит переход к уголовно-исполнительному правосознанию. С 1993 г. по настоящее время продолжается процесс формирования собственно пенитенциарного правосознания.

7.Исследование соответствия господствующих в массовом, групповом и индивидуальном сознании эмоций, чувств, знаний, оценок и идей, отражающих законодательство, регламентирующее наказание и практику его реализации в деятельности УИС собственно пенитенциарному правосознанию и анализ его состояния, осуществлялись с помощью анкетного опроса и на основании использования данных социологический исследований, что позволило получить следующие результаты:

-пенитенциарное правосознание понимается сотрудниками УИС как тип правосознания, отражающий законодательство и отношения в области исполнения уголовных наказаний, основывающийся на генеральной идее отношения к осуждённому как к человеку, признания, уважения и защиты его прав и свобод;

-к числу основных факторов, определяющих форму пенитенциарного правосознания, следует отнести правовую подготовку, личный опыт, степень информированности о пенитенциарной действительности. В меньшей степени на характер пенитенциарного правосознания влияют: опыт международного сотрудничества, пробелы в законодательстве и др.;

-современное состояние пенитенциарного правосознания может быть охарактеризовано такими показателями, как: противоречивость, преобладание эмоционального компонента, недостаток правовых знаний, в целом негативное восприятии уголовно-исполнительной системы, позволяет характеризовать современное пенитенциарное правосознание как переходное, характерное для этапа реформирования УИС.

8. Необходимость формирования профессионального пенитенциарного правосознания обусловливается целями и задачами, поставленными высшими органами государственной власти перед уголовно-исполнительной системой. При этом профессиональное пенитенциарное правосознание должно быть сформировано именно в позитивной форме, т. е. с преобладанием позитивных правовых чувств, настроений, эмоций в восприятии деятельности соответствующих органов государства, наличием правовых знаний, позволяющих воссоздать объективную, неискажённую картину пенитенциарной действительности, позитивными оценками уголовно-исполнительной политики государства.

Процесс воспитания, объектом которого является профессиональное пенитенциарное правосознания, представляет собой важнейший элемент процесса формирования правосознания и условно может быть разделён на два этапа: воздействие на обыденное правосознание и собственно профессиональное правосознание. Основными формами воспитания профессионального пенитенциарного правосознания являются: правовое, нравственное, патриотическое и иные направления воспитания, правовое обучение и самовоспитание. Средствами правового воспитания являются специальные курсы, правовые беседы, тренинги и пр.

Для того, чтобы Россия как демократическое правовое государство стала эффективным инструментом самоорганизации гражданского общества, необходимо формирование у общества уважительного отношения к политике, деятельности государства и принимаемым нормативно-правовым актам по различным вопросам, в том числе в области уголовно-исполнительной действительности, и одной из приоритетных задач в данном направлении является формирование позитивного пенитенциарного правосознания.

Для решения данной задачи необходимо осуществлять работу по нейтрализации факторов, деформирующих правосознание, использовать весь комплекс форм и средств правового воспитания, реализовывать принцип гласности и совершенствовать систему образования.

Проведённое исследование позволило сделать ряд теоретических выводов, которые имеют практическое значение, заключающееся в формулировке ряда рекомендаций организационно-практического и теоретико-методологического характера.

Эти выводы могут быть использованы при проведении занятий по теории государства и права, спецкурсам «Правовая культура и правосознание», «Правовое сознание и правовое воспитание», «Особенности российского менталитета и проблемы формирования правосознания»; для подготовки и издания учебных пособий для слушателей, сотрудников и курсантов, а также при организации учебно-воспитательной работы с личным составом.

пенитенциарный правосознание воспитание


Литература


1. Сборник задач по уголовному праву. Особенная часть; Щит-М - Москва, 2013. - 168 c.

. Уголовно-процессуальное право; Юрайт - Москва, 2013. - 702 c.

. Уголовно-процессуальное право. Актуальные проблемы теории и практики; Юрайт - Москва, 2013. - 480 c.

. Уголовное право России. В 2 томах. Том 2. Особенная часть; Норма - Москва, 2013. - 932 c.

. Уголовное право России. Общая часть; Юстицинформ - Москва, 2013. - 496 c.

. Уголовное право России. Части Общая и Особенная; Проспект - Москва, 2013. - 678 c.

. Уголовное право. Особенная часть; Феникс - Москва, 2013. - 832 c.

. Уголовное право. Особенная часть; АСТ, Полиграфиздат, Сова - Москва, 2013. - 160 c.

. Уголовное право. Особенная часть. Конспект лекций; А-Приор - Москва, 2013. - 208 c.

. Безлепкин Б.Т. Уголовный процесс в вопросах и ответах; Проспект - Москва, 2013. - 336 c.

. Боровиков В.Б. Сборник задач по уголовному праву. Общая и Особенная части; Юрайт - Москва, 2013. - 336 c.

. Боровиков В.Б., Смердов А.А. Уголовное право. Общая и Особенная части; Юрайт - Москва, 2013. - 672 c.

. Бриллиантов А.В., Иванова Я.Е. Уголовное право России в схемах и определениях; Проспект - Москва, 2013. - 232 c.

. Бриллиантов А.В., Курганов С.И. Уголовно-исполнительное право Российской Федерации; Проспект - Москва, 2013. - 376 c.

. Зубарев С.М. Уголовно-исполнительное право. Конспект лекций; Юрайт, Юрайт - Москва, 2013. - 176 c.

. Лепешкина О.И. Смертная казнь. Опыт комплексного исследования; Алетейя - Москва, 2013. - 224 c.

. Лупу А.А., Оськина И.Ю. Международное уголовное право; Дашков и Ко - Москва, 2013. - 312 c.

. Малинин В.Б., Смирнов Л.Б. Уголовно-исполнительное право; Ленинградский государственный университет им. А.С. Пушкина - Москва, 2013. - 324 c.

. Манова Н.С., Францифоров Ю.В. Уголовный процесс. Краткий курс лекций; Юрайт - Москва, 2013. - 144 c.

. Петросян О.Ш. Уголовно-правовые и криминологические аспекты обеспечения финансовой безопасности государства; Юнити-Дана, Закон и право - Москва, 2013. - 280 c.

. Под редакцией Анисимкова В.М., Селиверстова В.И. Уголовно-исполнительное право; Феникс - Москва, 2013. - 416 c.

. Редактор Редактор А. Тарбагаев Н. Тарбагаев Уголовное право. Общая часть; Проспект - Москва, 2013. - 448 c.

. Резепов И.Ш. Уголовное право. Особенная часть. Краткий курс; Окей-книга - Москва, 2013. - 128 c.

. Рыжаков А.П. Уголовный процесс России. Курс лекций; Питер - Москва, 2013. - 432 c.

. Сараев В.В. Уголовно-правовая охрана современного профессионального спорта в России; Омская академия МВД России - Москва, 2013. - 252 c.

. Смолина Л.В. Уголовно-исполнительное право. Краткий курс; Окей-книга - Москва, 2013. - 144 c.

. Сулейманов С.М. Теоретические основы противостояния преступности на потребительском рынке; Юнити-Дана, Закон и право - Москва, 2013. - 144c.

. Ульянова Л.Т. Предмет доказывания и доказательства в уголовном процессе России; Городец - Москва, 2013. - 176 c.

. Филимонов В.Д. Уголовная ответственность по российскому законодательству; ЮрИнфоР-МГУ - Москва, 2013. - 256 c.

. Шкредова Э.Г. Сборник задач по уголовному праву. Общая и особенная части; Флинта - Москва, 2013. - 885 c.