Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Парадигмы и теории международных отношений: сходства и различия






Содержание


Введение

Глава 1. Основные парадигмы международных отношений

1.1Либерально идеалистическая парадигма

1.2Политический реализм

1.2.1 Шесть принципов Ганса Моргентау

.3Марксистско-ленинская парадигма

Глава 2. Современные теории международных отношений

2.1 Реализм, неореализм и постклассический реализм

.2 Неолиберализм

.3 Неомарксизм

Заключение

Список используемой литературы



.3.1

Введение


Актуальность темы данной научно-исследовательской работы велика из-за разнородности идей и взглядов, возникающих в процессе международных отношений.

Теоретическая значимость курсовой работы состоит в теоретической обоснованности современных теорий и парадигм внешнеполитических отношений, их сходств и различий, разработки общей парадигмы и теории, а также создании механизма борьбы за свои установки каждого рассматриваемого в данной курсовой работе направления. Важно подчеркнуть, что поиск сходств в концепциях международных отношений является важным направлением исследования, так как объединяет представителей нескольких парадигм в общих делах. Практическая значимость научно-исследовательской работы состоит в применении в международных отношениях теоритических обоснований современных теорий и парадигм внешнеполитических отношений, единой теории, состоящей из совокупности парадигм, механизма борьбы за свои установки. Это позволяет весь процесс внешней политики ставить в определённые рамки, выход за пределы которых может привести к различного рода конфликтам. В первую очередь, в ходе реализации теоритической части на практике важную роль играет дипломатия и толерантность.

Объектом исследования курсовой работы является теория международных отношений как наука.

Предметом научно-исследовательской работы являются парадигмы и теории международных отношений, их сходства и различия и процессы, возникающие по поводу них.

Для успешного проведения исследования нужно достигнуть цели: сформировать сущность основных теорий и парадигм международной политики и выявить сходства и различия между ними.

Для достижения поставленной цели необходимо решение следующих задач: рассмотреть основные парадигмы международных отношений и их основные положения, отличительные черты.

Данная курсовая работа состоит из 2 глав:

1.Основные парадигмы международных отношений. Она состоит из трёх подпунктов, в которых рассматриваются такие парадигмы, как либерально-идеалистическая, политический реализм с 6 принципами Ганса Моргентау, марксистско-ленинская. Особый акцент делается на основных положениях каждого направления.

2.Современные теории международных отношений. Эта глава также состоит из 3 подпунктов. В ней повествование идёт о неомарксизме, неолиберализме и о всех проявлениях реализма. Большое внимание уделяется сходствам и различиям.

Исследование базируется на историографическом, аналитическом и сравнительном и системных методах с использованием различных учебных пособий, монографий, книг, научных статей и работ, мнений экспертов, интернет-ресурсов, а также собственных размышлений автора.




Глава 1. Основные парадигмы международных отношений


1.1Либерально идеалистическая парадигма


Развиваясь, данная парадигма имела несколько периодов подъёма, значительные из которых происходили в начале и в конце 20 века. В начале 20 века либерализм имел 3 основных направления: направление, использующее принцип правового урегулирование международных отношений; направление, использующее принцип упорядочения международных отношений при помощи международных организаций; направление, целью которого было разоружение [4].

Реализацией либерально идеалистической парадигмы и её идей в политической практике стали документы, появившиеся после Первой мировой войны: программа Вудро Вильсона о создании Лиги Наций (1917), пакт Бриана - Келлога об отказе от войны в качестве орудия национальной политики (1928) и доктрина Стимсона о непризнании изменений, достигнутых при помощи силы (1932) [5].

Ещё один подъём либерально-идеалистической парадигмы пришёлся на завершение холодной войны, в ходе которой главенствующие роли в политике занимали теории политического реализма и неореализма. В этот период либерализм преобразуется, исходя из новых условий и реалий в неолиберализм [4].

Основные положения данной парадигмы:

1.Субъекты международных отношений - акторы, захватывающие государства и международные правительственные и неправительственные организации, транснациональные корпорации, общественные объединения и частных лиц. Страна не считается разумным и единственным актором. Международные отношения различных государств являются борьбой за власть, в результате которой происходит согласование интересов субъектов международных отношений.

В международной политике нет одной власти. Увеличение количества полномочий международных организаций, создание и утверждение норм международного права добавляет разумную составляющую в международные отношения, благодаря которой становится возможным равноправное участие в международной политике всех, а не только влиятельных государств. Внешнеполитические отношения не сводятся к состоянию мира и войны. Международные процессы разнородны и благодаря росту взаимозависимости государств и созданию мирового сообщества, можно повествовать о развитии международного сотрудничества.

Международные акторы, имеющие разнообразие целей отдают приоритет общечеловеческим ценностям и принципам, ведущим к созданию регулируемого мирового порядка. Урегулирование конфликтов и споров происходит мирным путём, посредством существующих международных организаций и норм международного права.

Главным приоритетом либерально-идеалистической парадигмы является формирование системы коллективной безопасности, недопущение войн как инструментов международной политики. Формирование общемирового сообщества делает возможным будущее развитие международных отношений. А это в свою очередь является перспективой к созданию мирового правительства.


1.2Политический реализм


Известнейшими разработчиками реалистической парадигмы в международных отношениях являются Фредерик Шуман, Кеннет Томпсон Ганс Моргентау, Раймон Арон, Джордж Кеннан, Эдуард Карр. Она сформировалась в первой половине 20 века, но её историю её создания можно увидеть в работах Фукидида, Макиавелли, Гоббса. Своё развитие политический реализм получил в ходе критики утопических теорий в политике, игнорировавших силовой характер международных отношений. Представители политическая реализма, рассматривая человека как эгоистического существа, исследуют вещи, существующие в международных отношениях [7].

Государства - главные участники международных отношений. Они являются разумными однородными политические формированиями. Только они имеют легитимное право объявления и ведения войн, а также заключения международных договоров и так далее. На сущность международных отношений в первую очередь оказывают влияние крупные государства, поддерживающие или нарушающие международную стабильность. Международная политика носит свободный характер. Каждый субъект руководствуется своими интересами, поэтому их главными стимулами на международной арене являются национальные интересы. Так как во внешнеполитических отношениях нет единой власти, в них господствует принцип «помоги себе сам».

В условиях существования национальных интересов у каждого из государств в международной политике невозможно избежать конфликтных ситуаций. В основе внешнеполитических процессов оказывается межгосударственный конфликт или его крайняя форма - война. Представители реалистической теории в международных отношениях не отрицают других видов внешнеполитических процессов, они носят, по их мнению, подчинённый характер по отношению к войне, а мир является идеальной ситуацией, которая имеет временный характер. Международное сотрудничество происходит в форме военных и военно-политических альянсов. Эффективнейшим методом обеспечения мира, исходя из политического реализма, является равновесие сил, которое происходит как из столкновения национальных интересов, так и из уважения прав друг друга, общности культур.

Главной целью государств является обеспечение собственной безопасности, так как национальные интересы в международных отношениях государств постоянно сталкиваются. Основным фактором обеспечения собственной безопасности является власть, главным признаком которой определяется способность контролировать поведение других субъектов международных отношений. Повышение престижа страны и удовлетворение экономических интересов слоёв, которые имеют политический вес в государстве - другой мотив поведения государства на международной арене.

Основным средством поддержания безопасности государственного образования является сила или угроза применения силы, являющиеся материальным условием, обеспечивающим политическую мощь государства. Свободный характер международных отношений нельзя преодолеть при помощи идеализации норм международного права, которые должны поддерживать доминирование силы и иерархии. Сущность внешнеполитических отношений невозможно отредактировать под реальные международные условия, возможно только изменить конфигурацию политических сил [10].


1.2.1Шесть принципов Ганса Моргентау

Ганс Моргентау (1904-1980), профессор Чикагского университета, является основателем теории политического реализма, выделив шесть основных принципов ведения международных отношениях.

Первый принцип политического реализма Моргентау связан с вероятностным характером политической деятельности в сфере международных отношений. Под политическим реализмом Моргентау понимал такую политическая составляющую, которая основа на учёте противоречивых сторон человеческой природы и признании ограниченных возможностей для построения справедливого и нравственного политического порядка. Реалистическая политика, кроме того, основана на том, что всякие действие по усовершенствованию общества - это рискованная деятельность.

В роли второго принципа политического реализма выступает принцип национальных интересов понимаемых во власти. Их концепция позволяет рассматривать международную политику как сферу независимую в какой-то степени от экономики, религии и этнических отношений.

Сущность третьего принципа Моргентау состоит в избавлении теории политического реализма от двух заблуждений: исследования мотивов и намерений, которые лежат в основе политических действий, и изучения идеалистических предпочтений участников международных отношений. Мнение, согласно которому сущность понимания внешней политики являются мотивы государственного деятеля, неверно. Международную политику в данном контексте нельзя рассматривать через психологические аспекты.

Четвертый принцип политического реализма - это динамическое понимание национальных интересов. Моргентау писал: "Политический реализм полагает концепцию интереса, понимаемого в терминах власти, не как раз и навсегда установленную и неизменную, а как зависимую от ситуации" [1, 8]. Интересы изменяются с изменением исторических условий. Здесь Моргентау ссылается на М. Вебера, который писал, что материальные и идеальные интересы, определяют тип социального действия. Разнообразные виды интересов, которые определяют политические действия, формируются в конкретный исторический период и в конкретном политическом и культурном контексте.

Пятый принцип, принцип политического благоразумия и этики ответственности как основы моральной внешней политики.

Заключительный, шестой принцип, в концепции Моргентау - это сопоставление международная политика с борьбой за власть. "Международная политика как борьба за власть" - это наименование большой главы в работе "Politics Among Nations". В ней Моргентау уделяет внимание вопросу: что такое власть в международных отношениях? Международная политика любого государственного образования в структуре международных отношений всегда является борьбой за власть.



1.3Марксистско-ленинская парадигма


На современном этапе марксистско-ленинская парадигма маргинальна. Идеи марксизма-ленинизма остаются на прочных позициях в теории международных отношений, оказывая заметное влияние на международно-политические науки.

Основные положения данной парадигмы:

Социальные классы (буржуазия и пролетариат) есть главное действующее лицо международных отношений, исходя из этого, страны как акторы международной политики вторичны. С целью классового господства и подчинения буржуазией были созданы национальные государства. На основе буржуазных эгоистических мотивов и целей, таких как, извлечение сверхприбыли, поиск дешёвой рабочей силы, новых рынков сбыта продукции и с использованием внешнеполитических средств государства буржуазия ставит под угрозу внешнеполитические отношения, способствуя разжиганию войн и конфликтов.

Основные внешнеполитические процессы - классовые конфликты, кризисы и войны, социалистические революции. Цели и мотивы субъектов международной политики противоположны: буржуазия стремится к извлечению прибыли, пролетариат - к мировой социалистической революции, освобождающей мир от использования со стороны буржуазии и устанавливающий социалистический и коммунистический строй. Методы достижения буржуазных целей и мотивов различны: буржуазия использует усиление эксплуатации, пролетариат - мировую социальную революцию.

Будущее внешнеполитических отношений отражено в объективных законах общественного развития. После установление простых норм нравственности и справедливости произойдет отмирание государства [11].

международный либеральный марксистский реализм


Глава 2. Современные теории международных отношений


2.1 Реализм, неореализм и постклассический реализм


Центральным допущением, на котором основан классический реализм, является положение об анархическом характере международных отношений - отсутствие верховной власти над государствами. В качестве основных понятий, которыми оперирует классический реализм, следует выделить основную «триаду Моргентау»: мощь (power), баланс сил (balance of power) и национальный интерес (national interest).

Мощь является «центральной идеей политики как отдельной сферы деятельности - ее природа, ее наращивание и применение» [2]. Понимание этой концепции очень важно, поскольку именно наращивание мощи по реализму является целью государства и причиной его действий. Все официальные цели государства, идеологии и принципы либо маскируют основную цель, либо легитимизируют её, но всегда - подчинены ей. Любой политический акт направлен на сохранение, увеличение и/или демонстрацию мощи. Этим поведенческим принципам соответствует стратегия сохранения, империализм и работа на престиж. Цель первой модели - сохранение баланса мощи, второй - приобретение большей мощи, третьей - её демонстрация для сохранения или расширения [3, с. 258].

Классический реализм не дает четкого определения мощи. Вторичное по отношению к мощи понятие - соотношение мощи государств - определяется по Моргентау материальными (география, природные ресурсы, военная готовность, население) и нематериальными (национальный характер, мораль нации, качество дипломатии и правительства) факторами. В одной из своих работ Моргентау даже определяет мощь как «контроль над умами и действиями других людей» [4, с. 201].

Приобретение мощи вызвано природным стремлением человека к самосохранению; по достижении необходимого для выживания количества власти человек (государства) наращивает власть, чтобы улучшить свое положение. Соотношение мощи между государствами можно изменить только при помощи превосходящей мощи. Борьба за мощь между участниками международных отношений является неустранимым источником конфликта. На понятии мощи основываются следующие концепции классического реализма - баланс сил, национальный интерес, дилемма безопасности.

Суть дилеммы безопасности состоит в том, что большинство действий, которые страна предпринимает для увеличения своей безопасности, уменьшают безопасность других государств, поскольку те теряют относительную мощь. В мире игры с нулевой суммой государству тяжело улучшить свое положение, не составив угрозы другим государствам. Термин «баланс сил» в рамках классического реализма употребляется для определения различных понятий, в зависимости от контекста. Так, он может относиться к равновесию сил на международной арене («европейский концерт» XIX в.). С другой стороны, политикой равновесия сил может так же называться политика, направленная на сохранения собственного преобладания на международной арене (доктрина Монро в США). Баланс сил в обоих случаях есть результат борьбы за мощь, столкновения между государствами, стремящимися расширить свои возможности. [3, с.259].

Основным объектом изучения и главными акторами международных отношений реализм считает государства; из них влияющими на международные отношения - только великие державы. Характер отношений между государствами считается неизменным, так как вытекает из неизменности человеческой природы. Несмотря на то, что классический реализм составил основу для всех более поздних направлений реализма, в силу своей эклектичности он не может быть предложен в качестве оптимального метода анализа. В рамках классического реализма уживается политический прагматизм с одной стороны и стремление нарисовать общий идейный замысел внешней политики - с другой. Не был в нем дан ответ на то, влияют ли моральные ограничения на внешнюю политику. Ни одно из основных понятий классического реализма не имеет точного определения.

Основное противоречие классического реализма в том, что он считает объектом исследования. С одной стороны, актором международных отношений считается государство, с другой - есть и анализ на уровне личности (опора в допущениях на свойства человеческой натуры). Отметим, также, что реализм, скажем, Моргентау - лишь частично подход к изучению международных отношений; частично же - морально-этическое руководство для исследователей. Прогрессивность концепции реализма с одной стороны, и множество его недостатков как подхода - с другой, привели к тому, что многие пытались усовершенствовать реализм, сделать из него более совершенный инструмент. Самым успешным из реформаторов стал Кеннет Уолц, который в своих работах сформулировал принципы неореалистского подхода.

Неореалистский подход основан на тех же базовых принципах, что и реализм классический, [5, с. 616] однако ряд ключевых понятий приобрел в нем другую окраску.

В картине мира по неореализму мощь остается ключевой концепцией, но её роль смещается. Если Моргентау видит мощь как самостоятельную и единственную цель государства, то Кеннет Уолц определяет мощь как «потенциально полезное средство» [5, p. 616]. Из этого вытекает, что как недостаток мощи, так и её переизбыток теоретически может представлять угрозу для государства. Соответственно, в картине мира неореалистов мощь в какой-то степени теряет свое сакральное значение, зато - приобретает более четкие черты. Само понятие мощи получает в работах неореалистов большую детализацию: мощь в их глазах базируется на материальных возможностях, которые контролирует государство. Появляется также дополнительное понятие - латентная мощь государства, которую составляют социально-экономические факторы, влияющие на развитие военной силы. Латентная мощь основывается на богатстве страны и численности населения. Великим державам, чтобы вести войну, нужны деньги, технологии и персонал; латентная мощь - это то сырье, тот потенциал, который страна может задействовать при борьбе с соперниками.

Не следует, однако, забывать, что в конечном итоге под мощью государства все равно подразумеваются военные возможности.

Таким образом, роль военных технологий и стратегии среди факторов, определяющих силу и потенциал государств, у неореалистов остается центральной, однако добавляются дополнительные инструменты ее обретения - увеличение численности населения и повышение своей доли в общемировом хозяйстве. И все равно - в качестве реакции на давление международной анархии государство будет наращивать именно военную мощь и оружие нападения [6, с. 221]. С другой стороны, из неореалистской концепции выпадают такие аспекты мощи, как «влияние на умы и сердца которые еще упоминаются у Моргентау. По отношению к использованию мощи существует два основных течения в рамках неореализма - защитный реализм (defensive realism) Кеннета Уолца и агрессивный реализм (offensive realism) Джона Миршаймера. Агрессивный реализм предполагает, что наращивание мощи выгодно всегда [7, с. 78], и рациональное государство всегда будет это делать. Максимально возможная мощь, а лучше такое ее количество, которое обеспечивает гегемонию - необходимо не само по себе, а как лучшая гарантия выживания государства [7, с. 78].

Позиция Уолца (defensive realism) в том, что государство соотносит риски, связанные с возможным увеличением мощи, и потенциальные выгоды, после чего делает выбор; это связано с тем, что резкое увеличение мощи может не привести к гегемонии, а вызвать негативную и разрушительную для государства реакцию системы, поскольку наращивание мощи рискованно для государства, рациональный актор международных отношений пойдет на него только в случае, если конфликт вероятен; если же вероятность оценивается как низкая, государство не будет провоцировать потенциального соперника. Это означает, что, согласно защитному реализму, государство реагирует не на существование дилеммы безопасности, т.е. возможность конфликта (которая существует всегда), а на его вероятность (на интенсивность дилеммы безопасности) [6, с. 224].

Центральной категорией у неореалистов является не мощь, а безопасность и стремление к ней, которая, по Уолцу, является конечной целью государства. В своей основе концепция дилеммы безопасности сохраняется в неореализме практически неизменной - количество безопасности на мировой арене конечно, и, как правило, увеличение безопасности одного актора приводит к ее уменьшению для другого [5, с. 620]. Однако превращение из цели государства в инструмент, появление новой категории безопасности - не могло не сказаться на анализе поведения государства в условиях дилеммы безопасности. Частично этот вопрос уже был затронут выше.

Следует отдельно отметить, что неореализм во всех его проявлениях относительно мало учитывает экономическую стоимость наращивания военных сил, поскольку достижение военной цели всегда является первым приоритетом, с экономическими затратами на которое необходимо смириться [8, с. 450]. Даже в рамках защитного неореализма, если наращивание военных возможностей не вызовет гонку вооружений, предполагается, что государство на него пойдет [8, с. 446].

Главное отличие в методе неореализма от реализма Моргентау - влияние условий, сложившихся на международной арене, на действия акторов международных отношений государств и лидеров государств. Неореалистский подход предполагает, что для изучения международной политики необходимо добавить третий уровень анализа - уровень международной системы. По Уолцу, причины изменений в системе международных отношений (изменения числа великих держав) лишь частично лежат в поведении государств [5, с. 618]; часть причин находятся на уровне структуры. Из этого следует, что анализ исключительно на уровне государств обязательно приведет к неверным результатам. И наоборот, подход, который объединяет в себе анализ на уровне государств и анализ на уровне системы, будет экспликативен как для изменений, так и для воспроизводящихся тенденций мировой политики. Государства являются основными элементами системы, которую изучает неореализм; выбор действий для элементов системы ограничивается динамикой этой системы. Характер внешних сил, ограничивающих государства, дает возможность предсказать их шаги, а также последствия их шагов. Одновременно, неореалисты сознательно абстрагируются от личностного уровня анализа (влияние личности, политических лидеров на международные процессы). Формально признавая значение этого уровня анализа, неореализм ограничивает ряд факторов, которые изучает. В одной из своих программных работ, статье «The Origins of War in Neorealist Theory» Уолц пишет, что, хотя в реальной жизни все факторы взаимосвязаны, любой теоретический подход изолирует одну область от других, чтобы стало возможным её интеллектуальное осмысление [9, с. 22].

Структурные реалисты также игнорируют культурные различия между государствами, различия между режимами, поскольку международная система создает одни и те же стимулы и ограничения для всех великих держав; режим мало влияет в представлении структурных реалистов на поведение государства по отношению к другим государствам. Также в рамках этого направления анализа становится неважным, кто осуществляет внешнюю политику государства. Государство рассматривается как черный ящик, который характеризуется только количеством мощи [7, с. 78].

Классики реализма полагали, что политическая сфера не может рассматриваться отдельно от других сфер общественной жизни. Так, Арон полагал, что на международную жизнь влияет бесчисленное количество факторов, и нельзя провести различия даже между внутренними и внешними из них [10, с. 210].

Неореализм за счет выделения политики в автономную область смог создать то, чему стремился реализм - рабочую теорию, позволяющую анализировать международную систему в целом. Только в рамках неореализма реалистское направление мысли доросло до формирования системного подхода.

Таким образом, в основе изучения международных отношений для неореалистов лежит структура. Концепция структуры основана на предполагаемом факте, что одни и те же элементы государства, состоящие в разных союзах, «скомбинированные в различных сочетаниях» [9, с. 29] взаимодействуют по-разному, и это взаимодействие приводит к различным результатам. Любая международная структура характеризуется анархией в качестве управляющего принципа и распределением сил и возможностей между ее элементами (государствами). В качестве одной из главных характеристик распределения сил в системе Уолц предлагает взять количество великих держав. Великие державы отличаются от остальных элементов системы значительно большим количеством мощи, которым они располагают [9, с. 30].

Неореализм, как теория, только в очень общем виде объясняет поведение государства в условиях дилеммы безопасности. По мнению многих, для описания и объяснения поведения государства, которое преследует свои интересы, необходимы дополнительные допущения [8, с. 446]. В свою очередь Уолц в своих последующих статьях не раз высказывался против расширения факторов, которые берет в расчет неореализм, аргументируя это тем,что чрезмерное расширение сферы приложения теории разрушает эту теорию, её целостность, делает анализ с её помощью невозможным. По причине такой статичности неореализма Стивен Брукс предложил выделить накопившуюся «надстройку» неореализма в отдельный теоретический подход - постклассический реализм. В своей программной статье Брукс выделил основные отличия постклассического реализма от неореализма, сформулировал его основные принципы.

Постклассический реализм использует в качестве «фундамента» защитный реализм Уолца. Так он подразумевает, что государство реагирует не на возможность, а на вероятность конфликта в ситуации дилеммы безопасности. Оба подхода разделяют системность, государствоцентричность и принцип эгоизма государств, принцип неотъемлемой конкуренции в международной среде, опору в анализе на материальные, а не идеологические или институциональные факторы и т.д. [8, с. 446] Постклассический реализм идет на шаг дальше, чем реализм, в расшифровке категории мощи. А именно - добавляет экономический фактор как равноправную составляющую мощи, наравне с военной составляющей мощи. [6, с. 224].

Дилемма безопасности остается ключевой концепцией и в постклассическом реализме; однако в условиях дилеммы безопасности допускаются другие предположения о возможном поведении государств, нежели в реализме и неореализме [6, с. 225].

Исходя из нового понимания мощи классический реализм может значительно детализировать поведение государства в ситуациях, когда необходимо определить, принесет ли наращивание военной силы пользу или вред; расставить приоритеты между краткосрочными и долгосрочными планами. Первое следствие из эволюции категории мощи в постклассическом реализме - расширенное понимание балансирующего поведения акторов международных отношений. Из того, что постклассический реализм рассматривает экономические возможности государства не как фактор создания мощи, но как ее составляющую часть, логически вытекает, что экономический рычаг, точно так же, как применение и угроза военной силы, используется государством для обеспечения своих целей [8, с. 455]. В таком случае справедлива и обратная связь - при определении соотношения сил (балансировании сил) между государствами учитываются не только военные возможности, но и экономические. В таком случае вероятность конфликтов между государствами может значительно колебаться в зависимости от экономических показателей, даже если распределение между ними военных возможностей меняется мало [6, с. 228].

В конечном итоге учет экономической составляющей при балансировании приводит к тому, дилемма безопасности зачастую воспринимается менее интенсивной, чем это предполагает неореализм [8, с. 458]. Как уже отмечалось выше, когда риски для военной безопасности велики, рациональный актор в значительной мере пожертвует своими будущим ради обеспечения собственного выживания прямо сейчас. Однако с появлением в анализе экономической составляющей мощи, можно предположить, что в случаях, когда военная угроза не очень высока - экономика также идет в расчет. Соответственно, в картине мира постклассического реализма все чаще долгосрочные цели государства (как правило, таковые тесно связаны с экономическими перспективами) не подчинены требованиям немедленного обеспечения военной готовности (безопасности) [8, с. 458].

Таким образом, следует отметить, что трансформация основных категорий реализма идет в двух направлениях - в сторону повышения общей системности, и в сторону детализации факторов, на которых опирается анализ.

Так, эволюция категорий классического реализма в неореализме позволила учесть в реалистском анализе многие факторы, которые изначально учитывал либерализм, например, экономическую составляющую. С другой стороны, увеличение числа факторов, влияющее на поведение государства в постклассическом реализме, несколько противоречит принципу системности, изложенным у Уолца. Таким образом, текущая дискуссия в рамках реализма в обозримые сроки может породить новые, нереалистские подходы.


.2 Неолиберализм


После распада биполярной системы международных отношений произошло возрождение актуальности либерально-идеалистической парадигмы, испытавший спад в ходе холодной войны. В ходе кардинальных изменений исходной парадигмы на фоне перемен на международной арене (усиление внешнеполитических интеграционных процессов; возникновение новых государственных образований на карте мира, современных угроз безопасности; глобализация) сформировались идеи неолиберализма [14]. Известнейшими исследователями неолиберализма стали Джозеф Най и Роберт Кохэн.

В качестве отличительных черт парадигмы неолиберализма выступают следующие положения:

Неолиберализм предполагает, что страна не является универсальным участником международной политики, как и в либерально-идеалистической парадигме. Повышается роль следующих современных акторов: ТНК, международных организаций, террористических и криминальных кругов, индивидов и так далее.

Увеличение количества субъектов внешнеполитических отношений имеет негативные последствия: повышается число источников и увеличивается разнородность опасностей для человечества. Концепция глобальной безопасности будет наилучшим решением в данной ситуации. Поэтому, акцент в неолиберализме делается на проблемы коллективной безопасности.

Основной целью субъектов международных отношений, неолиберализма определяет международную безопасность, иначе считают основоположники либерально-идеалистической идей, они указывают на толерантность целей с опорой на универсальные идеалы и человеческие ценности.

В качестве основного фактора поддержания международной устойчивости, социального прогресса и мирового порядка выступает расширение международного сотрудничества, способствующее подъёму экономического благополучия.

Главные средства международных отношений - распространение идеалов либеральной демократии и рынка, а у либералов - создание международных организаций, развитие международного права и сотрудничества.

Акцент переносится с международного права и международных организаций на международную мораль. Либеральная демократия и права человека при этом становятся основными условиями моральности, что позволит в будущем создать новую структуру мирового порядка.

Теоретическая структура рассматриваемой парадигмы похожа на структуру неореализма, однако структура либерализма находится с ним в противоречии [15].

Сходства между неореализмом и неолиберализмом:

Рационализм. Сходство обеих парадигм в том, что носителем идей является политик с рациональным подходом. Неолибералы определяют этот подход благосостоянием и безопасностью, неореалисты - властью.

И неореалисты, и неолибералы, полагают, что в сущности внешнеполитических отношений заложен государственный интерес.

Обе парадигмы исследуют, кто из субъектов международной политики имеет более выгодное положение [15].

Различия между неолиберализмом и неореализмом:

Неолибералы считают, что, свобода международных отношений (отсутствие единой власти) преодолима, на ряды с этим реалисты утверждают, что нет.

Исходя из идей неолибералистов, международное сотрудничество всегда приносят выгоду всем участникам международных отношений. Неореалисты полагают, что, выгода относительна, так как ни одна страна не пойдет на получение меньшей выгоды, чем любая другая.

Для неолибералов внешнеполитическое сотрудничество определяется максимальным экономическим процветанием, для неореалистов - военной безопасностью.

Поведение страны является системными принуждениями и ограничениями и их реальными возможностями и способностями, так считают неореалисты. Мотивы и цели государств неопределённы, следовательно, их неправильно использовать как инструмент анализа. Точка зрения неолибералов следующая: они не отрицают значения фактических возможностей стран, но полагают, что национальные намерения важны, исходя из чего, их стоит учитывать.


.3 Неомарксизм


«Неомарксизм, как и другие теории критикует основные положения реалистической парадигмы. Представители неомарксизма рассматривают мир как глобальную системы разнородных экономик, стран, обществ, идеологий и культур. Рассматриваемая парадигма вводит в международные отношения такие понятия, как: „мир-система и „мир-экономика. Обширнейшую систему интеракции внешнеполитических акторов, главная роль в которой принадлежит экономически сильным государствам, отражает понятие „мир-экономика. Главными характеристиками мира-экономики являются: мировая организация производства, усиливающаяся координация производственных комплексов, интернационализация капиталов и снижение возможностей национального вмешательства в финансовую сферу. По мнению неомарксистов, страны, которые раньше защищали себя от внешних угроз, в настоящее время трансформируются в агентов, передающих национальным экономикам требования мировой экономики для адаптации к факторам конкуренции на глобальном рынке. Указанные процессы, вкупе с соответствующими структурами, оказываются результатом деятельности людей, продуктом исторического развития. Также существуют процессы, противоположные глобализации: диверсификация общественных, социокультурных, экономических, политических и иных организаций и структур, поиски сценариев развития. Неомарксисты повествуют о том, что радикально-либеральная парадигма стремится завуалировать вышеперечисленные процессы, внушая людям то, что подобию глобализации нет, что в сущности наблюдающихся в мировой политике жесткой конкуренции, дерегламентации интеракций и эгоизма находится экономическая логика.




Заключение


В ходе проведённой научно-исследовательской работы поставленные во введении цели достигнуты, задачи выполнены. достигнуть цели: Рассмотрев основные парадигмы международных отношений, их основные положения и отличительные черты сформирована сущность основных теорий и парадигм международной политики и выявлены сходства и различия между ними.

Исходя из этого, можно сделать следующий вывод. Несмотря на различие в представлениях о международных отношениях, между ними также есть схожие, и даже тождественные черты. Именно по этому причине удаётся находить верное решение в различных спорах, конфликтах и просто ситуациях, которые удовлетворяют потребности и одних, и других представителей. Традиционные концепции международных отношений в настоящее время трансформируются в свои модификации, однако о завершении их формирования говорить рано, в связи с возникновением ряда острых конфликтов в современном мире из-за отсутствия точек соприкосновения между его участниками. Именно поэтому очень важно искать эти точки, а это возможно только благодаря дипломатии и толерантности.




Список используемой литературы


1. Стапран Н.В. Роль Японии и Австралии в реализации американской стратегии безопасности в АТР: 1945-2004 гг.: дис. на соискание уч. степени канд. ист. наук: спец. 07.00.03 «Всеобщая история (новая и новейшая)» / Стапран Наталья Валерьевна; М. гос. ин-т международных отношений (Ун-т) МИД РФ. - М., 2004. - 170 c.

. Ильин М.В. Критерий современности в политике // Полис. 1995. №1. С. 81, 82.

. Morgenthau H. Politics Among Nations. The Struggle for Power. N.Y., 1973; Основы политологии / под ред. В.П. Пугачева. М., 1992.

4. Поздняков Э.А. Философия политики. М., 1994. Т. 2. С. 54, 62.

. Национальный интерес // Полис. 1995. №1. С. 101.

. Волобуев О.В., Шелохаев В.В. Очевидно ли «очевидное»? // Отечественная история. 1996. №6. С. 110.

. Назаретян А.П. Человеческий интеллект в развивающейся вселенной: истоки, становление, перспективы. М., 1990. С. 211-212.

. Национальный интерес (круглый стол) // Полис. 1995. №1.

. Прохоренко И.Л. Национальный интерес во внешней политике государства. Опыт современной Испании. М., 1995. С. 18.

. Цит. по: История дипломатии. М., 1959. Т. 1. С. 271.

. Morgenthau H. Politics Among Nations: The Struggle for Power and Peace / H. Morgenthau. - N.Y: Alfred A. Knopf, 1978. - 550 p.

. Pham J. P. What is the National Interest? Hans Morgenthaus Realist Vision and American Foreign Policy / J.P. Pham // American Foreign Policy Interests. - 2008. - №30. - P. 256-265.

. Crabb C.V.Jr. Hans J. Morgenthaus version of realpolitik// Cecil V. Jr. Crabb, June Savoy// The political Science Reviewer. - 1975. - Vol. 5. - №1. - P. 189-228.

14. Waltz Kenneth. The Origins of War in Neorealist Theory // Kenneth Waltz // Journal of Interdisciplinary History. - 1988. - Vol. 18. - №4. - ons) / Stephen G. Brooks // International Organisation. - 1997. - Vol. 51, No. 3. - P. 445-477.

. Waltz K. Realist Thought and Neorealist Theory / Kenneth Waltz // Journal of International Affairs. - 1990. - Vol. 44. - №1 - P. 21-37.

. Aron Raymond. What is a Theory of International Relations? / Raymond Aron // What is a Theory of International Relations? - 1967. - Vol. 21. - №2. - P. 185-206.