Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Особенности применения судом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание






ОГЛАВЛЕНИЕ


ВВЕДЕНИЕ

ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И ПОНЯТИЕ СМЯГЧАЮЩИХ И ОТЯГЧАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ

1.1 Сущность и понятие смягчающих обстоятельств

1.2 Сущность и понятие отягчающих обстоятельств

1.3 Этапы регламентации обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание в уголовном праве России

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ СМЯГЧАЮЩИХ И ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ

2.1 Детализация принципов назначения наказания в системе смягчающих и отягчающих обстоятельств

2.2 Смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства и их роль при назначении наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

ВВЕДЕНИЕ


Актуальность темы исследования обусловлена значимостью общественных отношений, связанных с назначением наказания. Наказание является наиболее действенной и в то же время жесткой формой воздействия на субъект уголовно-правовых отношений. В настоящее время есть различные взгляды на уголовную политику государства, одни придерживаются мнения о необходимости ужесточения наказаний за уголовные преступления как основного сдерживающего фактора, другие - о смягчении наказаний и либерализации уголовной политики государства, несомненно одно - от того, насколько справедливым, т.е. соответствующим общественной опасности совершенного преступления, поведения и личности виновного будет наказание, зависит достижение целей наказания и эффективность уголовной политики государства.

Необходимым составляющим назначения справедливого наказания является его индивидуализация, а основными инструментами индивидуализации наказания в уголовном праве России - обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание. В то же время необходимо учитывать, что смягчающие обстоятельства, в силу своей поощрительности, выступают не только средством индивидуализации наказания, но и инструментом уголовной политики, способным в значительной мере повлиять на поведение субъекта преступления. В связи с этим законодатель закрепил в УК обстоятельства с установленным минимальным смягчением наказания. Данные обстоятельства указаны в статье 62 УК РФ, которая называется «Назначение наказания при наличии смягчающих обстоятельств», а по сути, является нормой, стимулирующей положительное постпреступное поведение.

В связи с этим можно говорить о том, что актуальность теоретического исследования индивидуализации уголовной ответственности при наличии обстоятельств, смягчающих либо отягчающих наказание в значительной мере предопределена потребностью судебной системы и следственной деятельности.

Объект и предмет исследования. Объектом исследования выступили теоретические и практические проблемы правового регулирования назначения наказания с учетом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, связанных с содействием правоохранительным органам.

Предметом исследования выступили обстоятельства, отягчающие ли смягчающие наказное.

Цель и задачи исследования. Основной целью исследования стало изучение особенностей применения судом обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Цель исследования обусловила постановку определенного круга задач:

сформулировать сущность и понятие смягчающих обстоятельств;

определить сущность и понятие отягчающих обстоятельств;

рассмотреть этапы регламентации обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание в уголовном праве России;

изучить детализацию принципов назначения наказания в системе смягчающих и отягчающих обстоятельств;

рассмотреть смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства и их роль при назначении наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении.

Методологическую основу исследования составили: философские (всеобщие) методы (метафизический и диалектический); общенаучные методы (наблюдение, сравнение, описание, дедукция, индукция, анализ, синтез, абстрагирование, обобщение, идеализация, аналогия, моделирование, системный подход, структурно-функциональный, аксиоматический и другие методы); частнонаучные методы (статистический, исторический, конкретно-социологический и др.); частноправовые (сугубо юридические) методы (формально-юридический и сравнительно-правовой).

Теоретической основой исследования послужили труды известных ученых в области уголовного права: Х.Д. Аликперова, Р.А. Базарова, С.В. Бородина, Я.М. Брайнина, P.P. Галиакбарова, И.М. Гальперина, П.С. Да-геля, Н.Д. Дурманова, B.C. Егорова, Н.Э. Звечаровского, А.Н. Игнатова, И.И. Карпеца, Г.А. Кригера, Л.Л. Кругликова, Л.Л. Крутикова, М.И. Ковале-ва, В.П. Коняхина, Г.Д. Коробкова, Н.Ф. Кузнецовой, Б.А. Куринова, Т.А. Лесниевски-Костаревой, Ю.Б. Мельниковой, О.А. Мясникова, А.В. Наумова, К.А. Панько, С.Н. Сабанина, Р.А. Сабитова, А.В. Савкина, А.И. Санталова, М.Н. Становского, Н.С. Таганцева, И.С. Тишкевича, И.Я. Фойницкого, Г.И. Чечеля, А.П. Чугаева и др.

Нормативную базу исследования составили: Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Уголовно-процессуальный кодекс РФ, законы и иные нормативные правовые акты Российской Федерации.

Эмпирическую основу работы составили статистические и иные официальные данные МВД России о состоянии преступности в Российской Федерации, в том числе опубликованные Российской криминологической ассоциацией, судебная практика и обобщение судебной практики.

Основные положения, выносимые на защиту:

. Предлагается новая редакция наименования статьи 62 УК РФ, а также новая редакция части 1 статьи 62 УК РФ:

«Статья 62. Назначение наказания при наличии особо смягчающих обстоятельств

. При наличии хотя бы одного обстоятельства, предусмотренного пунктами «и» или «к» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, равно как и при совершении преступления по мотиву сострадания, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины наиболее строгого наказания, которое предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса и может быть назначено лицу. Половина наказания определяется путем деления на два суммы значений минимального и максимального размеров данного наказания».

. Представляется, что справедливым противовесом положениям ч. 1 ст. 62 УК РФ должна стать статья 632, включенная в Уголовный кодекс:

«Статья 632. Назначение наказания при наличии особо отягчающих обстоятельств.

При наличии хотя бы одного обстоятельства, предусмотренного пунктами «б» или «и» части первой статьи 63 настоящего Кодекса, и отсутствии смягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут быть ниже половины наиболее строгого наказания, которое предусмотрено сооветствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса и может быть назначено лицу. Половина наказания определяется путем деления на два суммы значений минимального и максимального размеров данного наказания».

. Предложена скорректированная редакция ч.1 ст. 64 УК РФ: «1. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления и личности виновного, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного».

ГЛАВА 1. ПРАВОВАЯ ПРИРОДА И ПОНЯТИЕ СМЯГЧАЮЩИХ И ОТЯГЧАЮЩИХ НАКАЗАНИЕ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ


.1 Сущность и понятие смягчающих обстоятельств


Центральное место во всей проблематике смягчающих обстоятельств в уголовном праве занимают те из них, которые регламентируются в системе общих начал назначения наказания. Именно анализу последних в литературе уделяется основное внимание.

Хотя они всегда регламентировались в связи с правилами назначения наказания, тем не менее, законодатель им придавал неоднозначную целевую направленность. Если, например, в УК РСФСР 1960 г. они именовались как обстоятельства, смягчающие ответственность, то в действующем УК РФ он обозначил их в качестве обстоятельств, смягчающих наказание. Эта непоследовательность, а также известная сложность в определении природы, места и целевого предназначения смягчающих (как в общем-то и отягчающих) обстоятельств вызвали активную дискуссию среди ученых.

Наиболее распространенным в советской литературе были три объяснения природы смягчающих обстоятельств. Одни авторы утверждали, что смягчающие обстоятельства оказывают влияние на степень вины. Н.Ф. Кузнецова и Б.А. Куринов усматривали сущность этих обстоятельств в том, что они смягчают или отягчают определяемое судом наказание. И.И. Карпец отмечал, что о смягчающих и отягчающих обстоятельствах правильнее говорить как об обстоятельствах, отягчающих или смягчающих общественную опасность деяния.

Г.Л. Кригер, анализируя УК РСФСР 1960г., отмечала, что действующее законодательство рассматриваемые обстоятельства называет смягчающими и отягчающими ответственность. Это определение представляется наиболее удачным. Все остальные сужают действительный смысл этих обстоятельств, значение которых не ограничивается влиянием на степень вины, меру наказания или на степень общественной опасности совершенного деяния. Важная роль этих обстоятельств состоит еще и в том, что выявление ряда смягчающих обстоятельств может послужить основанием освобождения виновного от уголовной ответственности.

В свою очередь, М.Н. Становский солидаризируется с уже измененной трактовкой смягчающих и отягчающих обстоятельств в УК РФ. Он, в частности, отмечает: «Действующий УК РФ 1996 г. рассматриваемые обстоятельства называет смягчающими и отягчающими наказание. Данное определение представляется наиболее удачным, поскольку ориентирует суды на необходимость их учета именно при назначении наказания».

В. Ткаченко также рассматривал их значение для избрания меры наказания в пределах санкций норм Особенной части. Он отмечал, что смягчающие обстоятельства принимаются в расчет при избрании в пределах санкции более мягкого наказания, а отягчающие - влияют на назначение в пределах санкции более сурового наказания.

Рассматривая проблемы отягчающих обстоятельств, Г.К. Буранов пишет, что в качестве объекта отягчения при действии этих обстоятельств выступает наказание, то есть в уголовном праве правомерно говорить об обстоятельствах, отягчающих наказание. Указанный автор в обоснование своей позиции подчеркивает, что утверждение об учете рассматриваемых обстоятельств при решении вопроса об освобождении виновного от уголовной ответственности - основной и по существу единственный аргумент, приводимый учеными в защиту своей позиции.

Среди доводов против увязки рассматриваемых обстоятельств с уголовной ответственностью в литературе указывается, во-первых, то, что предусматривающая их статья целиком посвящена исключительно вопросам наказания, во- вторых, то, что уголовная ответственность не может быть большей или меньшей: она либо существует, либо отсутствует.

В противовес этому мнению, Л.Л. Кругликов утверждает, что обстоятельства дела, смягчающие и отягчающие ответственность, являются средством индивидуализации ответственности - понятия более широкого, нежели «индивидуализация наказания». Имея в виду прежнее уголовное законодательство, он отмечал, что изменение в Основах и УК наименования отягчающих и смягчающих обстоятельств носит не просто терминологический характер, а отражает расширение сферы их применения. В этом свете становится очевидной узость для них рамок ст. 32 Основ (ст. 37 УК), необходимость выведения их за пределы главы о назначении наказания.

Нам представляется более обоснованной данная позиция. Понятию смягчающих (как и отягчающих) обстоятельств следует придавать более широкий смысл, чем тот, который вложен в них ст. 61 и 63 УК РФ. И более правильной является регламентация их как обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность, в УК РСФСР 1960 г.

Действительно, данные обстоятельства в настоящее время предусмотрены в главе 10 УК РФ, регламентирующей назначение наказания. Вполне естественно поэтому они должны учитываться при назначении наказания. Это, как говорится, бесспорный факт. Однако хотелось бы обратить внимание оппонентов этого подхода на то, что в этой главе УК РФ урегулировано и условное осуждение, которое отнюдь не является наказанием, а выступает иной мерой уголовно-правового характера и самостоятельной формой реализации уголовной ответственности. Конечно, в данном случае также могут последовать возражения, что смягчающие и отягчающие обстоятельства принимаются во внимание судом при определении вида и срока наказания, назначенного условно. Однако эти возражения противоречили бы смыслу ч. 2 ст. 73 УК РФ, согласно которой «при назначении условного осуждения суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность виновного, в том числе смягчающие и отягчающие обстоятельства».

Тем самым определением места условного осуждения в системе норм УК РФ, имеющего иную правовую природу по сравнению с наказанием, законодатель вольно или невольно расширил уголовно-правовое содержание смягчающих и отягчающих обстоятельств, сориентировав их уже на определение тех или иных форм реализации уголовной ответственности, то есть ее пределов. Даже с учетом только этого довода аргумент оппонентов данной позиции, что раз законодатель предусмотрел рассматриваемые обстоятельства в главе о назначении наказания, то, следовательно, они относятся только к наказанию, не может быть признан исчерпывающим.

Более принципиальное значение, для выявления природы и целевой направленности смягчающих обстоятельств, отраженных в ч. 1 ст. 61 УК РФ, на наш взгляд, имеет положение ч. 1 ст. 6 в УК РФ, раскрывающей содержание справедливости как принципа уголовной ответственности.

Приведем его: «Наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного».

Как нам думается, обстоятельства совершения преступления, степень его общественной опасности и личность виновного презюмируют, что наказание и иные меры уголовно-правового характера должны применяться судом и с учетом смягчающих и отягчающих обстоятельств, предусмотренных в соответствующих статьях УК РФ, причем не только в ст. 61 и 63.

Судебная практика более чем убедительно свидетельствует, что суды при применении условного осуждения, отсрочки отбывания наказания беременным женщинам и женщинам, имеющим малолетних детей, принудительных мер воспитательного воздействия всегда ссылаются на смягчающие обстоятельства.

Так, при назначении условного осуждения Фахрутдинову, признанному виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 264 УК РФ, Приволжский районный суд г. Казани в своем приговоре от 13 июня 2011 г. сослался на то, что он ранее не судим, положительно характеризуется, свою вину признал.

В приговоре того же суда от 7 мая 2011 г. в отношении Блюмгардта, осужденного по ч. 2 ст. 264 УК РФ, указано, что, принимая во внимание совокупность смягчающих наказание обстоятельств, первую судимость, положительную характеристику по месту работы, суд считает возможным его исправление без реального лишения свободы по правилам ст. 73 УК РФ.

Такая практика была и в период действия УК РСФСР 1960 г. В постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 4 марта 1961 г. «О судебной практике по применению условного осуждения» указывалось, что при решении вопроса о применении условного осуждения суды во всех случаях обязаны всесторонне и объективно оценивать всю совокупность обстоятельств, смягчающих и отягчающих ответственность (п. 1).

Условное осуждение при совершении тяжких преступлений может применяться к отдельным участникам таких преступлений лишь в тех случаях, когда установлена второстепенная роль этих лиц, а также если данные, характеризующие личность виновного, и обстоятельства, при которых совершено преступление, дают основание считать нецелесообразной изоляцию осужденного от общества.

Тем самым, несмотря на непоследовательность регламентации природы смягчающих и отягчающих обстоятельств в законодательстве и дискуссионность этой проблемы в теории, суды неизменно учитывают их при определении тех или иных форм реализации уголовной ответственности, то есть последовательно рассматривают их в качестве критериев индивидуализации не только наказания, но и уголовной ответственности в целом.

Что касается ссылок на то, что уголовная ответственность не может быть большей или меньшей: она либо существует, либо отсутствует, то они также не могут опровергнуть нашу позицию, поскольку суд не просто назначает наказание лицу, признанному виновным в совершении преступления, а прежде всего, определяет пределы и формы реализации уголовной ответственности. Чтобы убедиться в этом, достаточно, на наш взгляд, обратиться к ст. 308 УПК РФ, регламентирующей вопросы, подлежащие разрешению при постановлении судом обвинительного приговора. Среди них указывается и решение вопросов о длительности испытательного срока при условном осуждении и об обязанностях, которые возлагаются при этом на осужденного (п. 7).

При назначении наказания или применении иной меры уголовно-правового характера суды по общему правилу учитывают смягчающие обстоятельства, характеризующие преступление и личность виновного. Их наличие как раз и позволяет суду, например, применить условное осуждение, то есть прийти к выводу о возможности исправления осужденного без реального отбывания наказания. И, наоборот, их отсутствие и установление отягчающих обстоятельств не могут обусловить такой вывод.

Тем самым, функции смягчающих обстоятельств не могут сводиться только к индивидуализации наказания, поскольку своим предназначением они имеют и индивидуализацию уголовной ответственности в целом.

Более того, наличие некоторых смягчающих обстоятельств может обусловить и освобождение от уголовной ответственности. Имеются в виду смягчающие обстоятельства, предусмотренные п. «и», «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Законодатель, как известно, впервые предусмотрел в УК РФ общую норму об освобождении от уголовной ответственности в связи с деятельным раскаянием (ст. 75), а также расширил возможности освобождения от нее в соответствии с нормами Особенной части УК. Кроме того, необходимой предпосылкой освобождения от уголовной ответственности, в связи с примирением с потерпевшим, является такое смягчающее обстоятельство, как заглаживание причиненного потерпевшему вреда.

В УК РФ из круга смягчающих обстоятельств, изложенных в ч. 1 ст. 61, фактически выделены особо смягчающие обстоятельства, которые рассматриваются в качестве основания освобождения от уголовной ответственности в соответствии ст. 75 и 76 УК РФ.

В широком смысле (а не только в плане ст. 61 УК РФ) смягчающие обстоятельства в российском уголовном праве можно определить как данные, относящиеся к преступлению и (или) к личности виновного, существенно смягчающие уголовно-правовое обременение лица, совершившего преступление, в форме сужения пределов уголовной ответственности либо освобождения от нее или индивидуализации наказания в сторону смягчения, как при назначении, так и его исполнении, либо же освобождение от его отбывания.


1.2 Сущность и понятие отягчающих обстоятельств


Обстоятельства, отягчающие наказание, представляют собой различного рода факторы, указывающие на повышенную социальную опасность конкретного преступления и лица, его совершившего. Исчерпывающий перечень обстоятельств, отягчающих наказание, закрепляется в ст. 63 УК РФ. В указанный перечень исходя из общих начал назначения наказания должны последовательно включаться обстоятельства, характеризующие преступление, личность виновного лица, и названные обстоятельства в их совокупности. Однако данный подход при конструировании уголовно-правовых норм, размещенных в ч. 1 ст. 63 УК РФ, оказался нарушенным, что обусловливает необходимость упорядочения нормативно-правового материала.

Перечень отягчающих обстоятельств, характеризующих личность виновного лица, открывает рецидив преступлений (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Указанное обстоятельство является отягчающим наказание в силу устойчивой асоциальной линии поведения виновного лица, наделенного статусом судимости в момент совершения умышленного преступления. Под рецидивом понимается реализация умышленного преступления лицом, имеющим судимость за ранее совершенное умышленное преступление. Рецидив по степени общественной опасности делится на три разновидности: простой, опасный и особо опасный. В основу данной классификации положены категории реализованных преступлений и число зафиксированных фактов осуждения за их совершение к наказанию в виде лишения свободы.

Наличие рецидива преступлений в действиях виновного закон связывает с непогашенной судимостью на момент совершения преступления. Вследствие этого Пленум Верховного Суда РФ в постановлении «О практике назначения судами уголовного наказания» от 11 июня 1999 г. № 40 вынес соответствующие рекомендации. Судам предлагается по каждому делу, согласно ст. 86 УК РФ, исследовать материалы, свидетельствующие о наличии непогашенных или неснятых судимостей, на основании которых должен быть решен вопрос о наличии или отсутствии рецидива преступлений.

Погашение или снятие судимости в установленном законом порядке завершает процесс реализации уголовного правоотношения, вызванного фактом совершения преступления. С этого момента лицо прекращает претерпевать негативные уголовно-правовые последствия, связанные с судимостью. Соответственно, при назначении наказания за новое умышленное преступление рецидив не может учитываться в качестве отягчающего обстоятельства.

Особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ) указывает на повышенную общественную опасность лица среди иных соучастников реализованного деяния. Критерием выделения особой роли данного лица является повышенная активность при осуществлении им криминальной деятельности на стадии оконченного либо неоконченного преступления.

Особо активная роль виновного лица на стадии приготовления может проявиться в стремлении к формированию преступной группы, подбору и обучению ее участников, приобретению оружия, созданию плана совершения преступления, определению объектов посягательства. Указанная роль при покушении на совершение противоправных действий может выразиться в использовании различных способов, орудий и средств одним из соисполнителей преступления, когда по не зависящим от них причинам преступный результат так и не наступил.

Особо активная роль субъекта оконченного преступления подтверждается реализацией им одновременно двух взаимосвязанных функций - организатора и исполнителя спланированного общественно опасного деяния.

Проявляется особо активная роль, как правило, в организаторской или подстрекательской деятельности виновного лица, в создании организованной группы либо преступного сообщества. Осуществление руководства созданной преступной группой оценивается как отягчающее наказание обстоятельство, разумеется при условии, что названный признак не имеет квалифицирующего значения и не отражен в диспозиции конкретной уголовно-правовой нормы статьи Особенной части (ст. 208-210 УК РФ).

Совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ), повышает социальную опасность субъекта данного преступления. Оказанное лицу доверие связывается с его служебным положением или заключенным между сторонами договором. Указанное лицо может заниматься государственной службой, службой в органах местного самоуправления, в коммерческих и иных организациях.

Совершение преступления сопровождается использованием виновным лицом своего служебного положения вопреки интересам службы. Наличие служебного положения создает благоприятные предпосылки для заключения необходимого субъекту договора, содержание которого противоречит интересам другой стороны. В ходе реализации указанных действий виновный осознает противоправный их характер и стремится к достижению поставленной цели, используя свое служебное положение и дискредитируя представляемый им орган или организацию.

Исследуемые преступления, как правило, посягают на интересы экономической деятельности, службы в коммерческих и иных организациях, государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Это может быть мошенничество, регистрация незаконных сделок с землей, уклонение от уплаты налогов и сборов с организации, уклонение от уплаты таможенных платежей, злоупотребление полномочиями и т.д.

Совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти (п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ) завершает перечень обстоятельств, отягчающих наказание, которые характеризуют личность виновного лица. Его социальная опасность неизмеримо повышается при использовании для совершения преступления форменной одежды или документов представителя власти. Наличие указанных атрибутов существенно облегчает процесс реализации преступления. Кроме того, их существование создает возможность для совершения иных преступлений, которые в принципе представляются невозможными без использования форменной одежды или удостоверения представителя власти.

Анализ правоприменительной деятельности показывает, что в силу сложившегося в обществе представления о форменной одежде и удостоверении представителя власти эффективность оказываемого ими воздействия на потерпевших превосходит все ожидания. Используя указанные атрибуты, виновные лица получают возможность доступа к интересующим их документам и материальным ценностям. Проникая в дома, учреждения, организации, под видом проводимого обыска они изымают документы, деньги, ценные бумаги, драгоценности. Использование формы и удостоверения сотрудника милиции создает благоприятные условия для совершения противоправных действий в отношении собственников транспортных средств. Указанные действия вводят в заблуждение потерпевших, облегчают процесс совершения преступлений, дискредитируют органы власти и управления.

Группу отягчающих обстоятельств, характеризующих преступление и личность виновного лица, открывает совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ). Объединение усилий нескольких соучастников создает предпосылки для совершения преступления, отличающегося повышенной общественной опасностью вследствие облегчения возможности достижения единой криминальной цели и существенного осложнения процесса обеспечения безопасности объекта уголовно-правовой охраны.

Преступление признается совершенным группой лиц, если в реализации общественно опасного деяния принимало совместное участие не менее двух исполнителей, действующих без предварительной договоренности. Реализация преступления группой лиц по предварительному сговору предполагает участие лиц, заранее договорившихся о совместном совершении общественно опасного посягательства. Организованная группа, принимающая участие в осуществлении криминального посягательства, представляет собой устойчивую группу лиц, заранее объединившихся для совершения одного или нескольких преступлений.

Совершению преступления преступным сообществом (преступной организацией) предшествует образование сплоченной организованной группы (организации) либо их объединения, которые создаются в целях реализации тяжких или особо тяжких преступлений. Указанное отягчающее обстоятельство учитывается судом при назначении наказания только в том случае, если оно не фигурирует в качестве квалифицирующего признака состава преступления.

Привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжкими психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ), относится к отягчающему наказание обстоятельству. В этом случае субъект рассчитывает на их неосведомленность в вопросах социальной опасности осуществляемого деяния. К совершению преступления, как правило, привлекаются такие лица, которые в силу присущих им психических особенностей или малолетнего возраста не могут быть подвергнуты уголовной ответственности за реализованное общественно опасное деяние.

Привлечение к совершению преступления лица, находящегося в состоянии опьянения, усиливает меру назначенного судом наказания. Использование лица, находящегося в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, создает благоприятные предпосылки для достижения криминального результата. Дело в том, что у данного лица, как правило, нарушена деятельность центральной нервной системы и коры головного мозга, утрачены функции самоконтроля и ориентации в объективной действительности.

Совершение преступления по мотиву национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды, из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ) включает в свое содержание, по существу, три вида отягчающих обстоятельств, объединенных данной уголовно-правовой нормой. Реализация посягательства на почве национальной, расовой, религиозной ненависти или вражды повышает общественную опасность деяния и субъекта, его осуществившего. Национализм, расизм, религиозная ненависть или вражда представляют реальную угрозу конкретным социальным группам и могут повлечь наступление определенных трагических последствий.

Совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц свидетельствует о повышенной общественной опасности реализуемого деяния и личности виновного лица. Субъект в этом случае мстит потерпевшему за осуществление действий, которые не противоречат закону или иному нормативно-правовому акту. Правомерные действия потерпевшего могут выражаться в следующих формах: пресечение совершения преступления, выступление в качестве свидетеля на суде.

Совершение преступления с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение оценивается как отягчающее наказание обстоятельство вследствие повышенной общественной опасности деяния и лица, реализующего свое криминальное намерение. Цель скрыть другое преступление констатируется в том случае, если до момента реализации данного деяния субъект осуществил общественно опасное посягательство, о котором неизвестно правоохранительным органам. Цель облегчить совершение преступления имеет место при условии, что осуществление данного социально опасного деяния предшествует процессу реализации планируемого посягательства на объект уголовно-правовой охраны или совпадает с ним по времени.

Совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ) раскрывает повышенную социальную опасность реализованного преступления и личности виновного лица. В качестве потерпевшего от данного преступления выступает лицо, выполняющее определенные функции в рамках системы государственной службы либо органов местного самоуправления, а также работающее на основании договора (контракта) в различных учреждениях и организациях. Вследствие этого в качестве потерпевших могут выступать секретари, помощники, референты, частные охранники.

Под выполнением общественного долга подразумевается реализация лицом как представителем общественной организации специально возложенной на него обязанности и осуществление социально полезных действий в интересах общества или отдельных лиц. К числу лиц, выполняющих общественный долг, относятся общественный контролер, депутат, член общественной комиссии, старший по подъезду, лицо, сообщившее органам власти о совершенном или готовящемся преступлении и дающее свидетельские показания на суде.

Закон указывает, что помимо лица, осуществляющего служебную деятельность или выполняющего общественный долг, преступление может быть совершено и в отношении близких ему лиц. Близкими признаются не только родственники, но и иные лица, благополучие которых дорого потерпевшему (ст. 5 УПК РФ). Соответственно, данный перечень не может ограничиться исключительно супругами, родителями, детьми, внуками, родными братьями и сестрами, дедушками и бабушками, усыновителями и усыновленными. Наряду с указанными лицами его образуют сожитель, приемные родители, падчерицы и пасынки, лица, состоящие в свойстве с потерпевшим.

Высокая степень социальной опасности содеянного предопределяется стремлением виновного лица воспрепятствовать осуществлению потерпевшим правомерной деятельности, связанной с выполнением служебного или общественного долга. Кроме того, субъект может руководствоваться мотивом мести, обусловленным осуществлением потерпевшим служебной деятельности или выполнением общественного долга. В этой связи государство прилагает определенные усилия по обеспечению гарантий беспрепятственного осуществления служебной деятельности и выполнения общественного долга, устанавливая уголовно-правовой запрет на подобного рода деяния и включая указанный признак в перечень отягчающих наказание обстоятельств.

Совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ), свидетельствует о высокой степени общественной опасности деяния и лица, его реализовавшего. Совершая посягательство на интересы перечисленных лиц, виновный осознает их ограниченные возможности. Осуществляя посягательство на интересы женщины, виновный достоверно знает о беременности потерпевшей. Указанная информация может поступить непосредственно от нее либо из другого достоверного источника. Субъект осознает беззащитность малолетнего, который в силу объективных обстоятельств не может обеспечить безопасность собственных интересов, на что рассчитывает виновный в момент совершения преступления. Реализуя общественно опасное деяние в отношении беззащитного или беспомощного, лицо использует их бессознательное состояние, тяжелую болезнь, преклонный возраст, физические или психические недостатки, способствующие, по существу, беспрепятственному совершению преступления. Лицо не сомневается в достижении криминального результата, реализуя посягательство на интересы потерпевших, находящихся от него в определенной зависимости. Это может быть физическая, материальная или служебная зависимость лица, в известном смысле ограничивающая возможности потерпевшего в момент совершения преступления.

Совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего (п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ) указывает на повышенную общественную опасность реализованного деяния и лица, нарушившего установленный законом уголовно-правовой запрет. Формулу особой жестокости образуют способ совершения преступления и иные обстоятельства, свидетельствующие о проявлении у виновного указанного качества. Особая жестокость отрицательно характеризует личность виновного лица, отличающегося исключительной беспощадностью, безжалостностью. Особая жестокость имеет место в тех случаях, когда в ходе реализации криминального намерения к потерпевшему применялись пытки или истязания, а также осуществлялось глумление над жертвой.

Признак особой жестокости проявляется и в том случае, когда преступление совершено способом, связанным с заведомым причинением потерпевшему особых страданий, осознаваемых виновным лицом в момент реализации общественно опасного деяния. Это может быть сопряжено с нанесением значительного числа телесных повреждений, использованием мучительно действующего яда, длительным периодом лишения пищи и воды. Особая жестокость может выражаться в совершении преступления в присутствии близких потерпевшему лиц, когда виновный сознавал, что своими действиями причиняет ему особые страдания.

Садизм, выступая в качестве одного из проявлений особой жестокости, понимается в двух смысловых значениях. Во-первых, как половое извращение, при котором половое чувство удовлетворяется причинением физической боли другому лицу. Во-вторых, как «извращенная и изощренная жестокость». Сопоставляя указанные понятия, следует заключить, что под садизмом понимается особая приверженность лица к жестокости, связанная с получением наслаждения от страданий, испытываемых другими людьми. Садистский мотив, как правило, реализуется в преступлениях против половой неприкосновенности и половой свободы личности.

Так, совершение изнасилования или насильственных действий сексуального характера сопровождается обязательным причинением потерпевшей (потерпевшему) физической боли. Указанные преступления при садизме дополняются определенными извращениями, которые причиняют партнеру физические и моральные страдания.

Издевательство над потерпевшим предполагает осуществление общественно опасного деяния в грубой, циничной форме. Его реализация направлена на унижение чести и достоинства другого лица, причинение физических или моральных страданий потерпевшему. Мучение понимается как страдание. Соответственно, совершение преступления, сопряженного с мучениями для потерпевшего, предполагает, что он испытывает определенные страдания физического или нравственного содержания.

Принимая во внимание данное отягчающее обстоятельство при назначении наказания, суд должен установить, что в процессе совершения преступления виновное лицо осознавало особые мучения и страдания, испытываемые потерпевшим или близкими ему лицами в момент реализации общественно опасного посягательства. Это может быть истязание матери в присутствии детей, убийство ребенка на глазах у родителей, установление преград для оказания помощи истекающему кровью пострадавшему. Во всех без исключения случаях субъект осознает, что совершаемое им преступление сопровождается особой жестокостью, садизмом, издевательством или мучениями для потерпевшего.

Совершение преступления с использованием оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения (п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ) облегчает процесс достижения криминального результата. При этом угроза распространяется не только на непосредственный объект посягательства, но и на иные социально значимые интересы, охраняемые уголовным законом.

Оружие представляет собой устройства и предметы отечественного и иностранного производства, конструктивно предназначенные для поражения живой или иной цели. Преступления преимущественно совершаются при помощи огнестрельного, холодного, метательного или газового оружия.

Под огнестрельным понимается оружие, предназначенное для механического поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение за счет энергии порохового или иного заряда. Холодным признается оружие, предназначенное для поражения цели при помощи мускульной силы человека при непосредственном контакте с объектом поражения. Метательным является оружие, предназначенное для поражения цели на расстоянии снарядом, получающим направленное движение при помощи мускульной силы человека или механического устройства. Газовым считается оружие, предназначенное для временного поражения живой цели путем применения слезоточивых или раздражающих веществ.

Боеприпасами признаются предметы вооружения и метаемое снаряжение отечественного либо иностранного производства, предназначенные для поражения цели и содержащие разрывной, метательный или вышибной заряды либо их сочетание. Это могут быть артиллерийские снаряды и мины, боевые ракеты, противотанковые гранаты, авиабомбы. Под взрывчатыми веществами понимаются химические соединения или механические смеси веществ, способные к быстрому самораспространяющемуся химическому превращению, взрыву без доступа кислорода, воздуха (тротил, порох, твердое ракетное топливо). К взрывным устройствам относятся промышленные или самодельные изделия, функционально объединяющие взрывчатое вещество и приспособление для инициирования взрыва (запал, взрыватель, детонатор).

Ядовитыми являются вещества, оказывающие токсическое (отравляющее) воздействие на организм человека и способные причинять смерть или вред здоровью (ацекпидин, цинхонин, змеиный яд). Радиоактивными признаются вещества, испускающие ионизирующее излучение, не относящиеся к ядерным материалам (радий-226, цезий-137).

Физическое принуждение предполагает воздействие как на органы, тело, ткани человека, так и на его свободу, сопровождающее совершение конкретного преступления. Это могут быть побои, пытки, использование наркотических средств или ядовитых веществ, лишение сна, свободы, содержание в запираемом холодном помещении. Физическое принуждение может носить как преодолимый, так и непреодолимый характер. В зависимости от этого меняются роль лица, осуществляющего физическое принуждение, оценка реализуемой им противоправной деятельности.

Психическое принуждение предполагает наличие определенной угрозы в адрес потерпевшего лица. Воздействие психического характера, как правило, связывается с угрозой убийством, причинением вреда здоровью, лишением свободы, изнасилованием, уничтожением или повреждением имущества. Подобная угроза может распространяться на потерпевшего и на близких ему лиц.

Совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках (п. «л» ч. 1 ст. 63 УК РФ) признается отягчающим обстоятельством вследствие высокой степени социальной опасности субъекта и реализованного им деяния. Перечисленные в законе условия создают предпосылки для образования напряженности в обществе, паники, неуверенности населения в своем будущем. Реализация преступления в подобных условиях указывает на повышенную общественную опасность личности виновного, стремящегося использовать данную ситуацию для достижения поставленной криминальной цели. Осуществление посягательства в таких условиях соответствующим образом характеризует и совершенное преступление, представляющее повышенную опасность для общества.

Чрезвычайным является особое правовое положение в стране или регионе, вводимое на определенный период в силу исключительных обстоятельств и допускающее возможность применения исключительных мер для поддержания порядка. Стихийное бедствие вызывается действием сил природы, не подчиняющихся влиянию человека. Условия стихийного бедствия связываются с пожарами, наводнениями, ураганами, землетрясениями и иными явлениями природы, которые оцениваются как ничем не сдерживаемая сила.

Общественное бедствие предполагает негативные явления, происходящие в социальной среде под воздействием определенных обстоятельств. Возникновению общественного бедствия могут способствовать проводимые военные действия, эвакуация населения, эпидемии, катастрофы.

Массовые беспорядки сопровождаются выступлением значительной группы людей, выражающей протест по поводу конкретных действий или решений органов государственной власти или местного самоуправления. Способами выражения протеста могут стать акции бесчинства и вандализма. Массовые беспорядки связываются с насилием, погромами, поджогами. Насилие сопровождается применением физического или психического воздействия на граждан либо представителей органов государственной власти и местного самоуправления. Погромы характеризуются массовым разрушением или повреждением транспортных средств, магазинов, коммуникаций, сооружений и объектов. Поджоги связываются с вызовом огня как неконтролируемого процесса горения жилых домов, транспортных средств, объектов жизнеобеспечения.

Дифференциация отягчающих обстоятельств в указанном порядке соответствует общим началам назначения наказания, согласно которым при выборе меры государственного принуждения особое внимание следует уделять прежде всего характеру и степени общественной опасности совершенного преступления. Следующим этапом является оценка личности подсудимого лица. В завершение суд принимает во внимание совокупность указанных обстоятельств. Такой подход соответствует общим правилам назначения наказания и должен содействовать повышению эффективности деятельности правоприменительных органов, обеспечивающих вынесение законного, обоснованного и справедливого обвинительного приговора.


1.3 Этапы регламентации обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание в уголовном праве России


Формирование обстоятельств, влияющих на меру ответственности, начинается в период становления древнерусского государства. Во время оформления системы уголовно-правового регулирования общественных отношений обстоятельства, определявшие меру ответственности, выражались в форме квалифицирующих признаков отдельных преступлений. Псковская судная грамота 1467 г. выделяет квалифицирующие признаки «татьбы» (кражи). Квалифицированным видом основного состава кражи признается, в частности, неоднократность, подразумевающая совершение трех и более тождественных деяний. Совершение кражи в первый или во второй раз влекло назначение наказания в виде уголовного штрафа в пользу князя. Совершение кражи в третий раз каралось смертной казнью (ст. 8).

Согласно Судебнику 1497 г. в период централизации русского государства судьей учитывались как смягчающие, так и отягчающие ответственность обстоятельства. Присвоенные монархом титулы, звания и классные чины оценивались как смягчающие ответственность обстоятельства. В свою очередь, повторное совершение преступления было отнесено законодателем к числу отягчающих ответственность обстоятельств.

Законодательство периода сословно- представительной монархии (XVI-XVII вв.) осуществляет дальнейшую детализацию институтов уголовного права. По Соборному уложению 1649 г. обстоятельством, смягчающим меру ответственности, являлось совершение преступления в состоянии опьянения (ст. 69 гл. XXI); обстоятельством, отягчающим ответственность, признавался рецидив. Так, за первую кражу с «поличным» назначалось телесное наказание батогами. Повторная кража каралась кнутом. Что же касается кражи, совершенной в третий раз, за нее виновному лицу следовало «отрезать ухо».

Становление в России абсолютистских начал (XVII-XVIII вв.) сопровождалось внесением радикальных изменений в уголовное законодательство. К числу смягчающих обстоятельств относили пребывание лица в момент совершения преступления «в сердцах» или «чиновничьей ревности». Согласно артикулу 139 «все вызовы, драки и поединки карались смертной казнью через повешение». Вместе с тем ситуация определенным образом меняется в том случае, если обвиняемый в поединке «подымет пистолет или шпагу в сердцах», т.е. в состоянии внезапно возникшего сильного душевного волнения, наказанием служило «отсечение руки» (артикул 144). В соответствии с Воинским Артикулом за оскорбление чести и достоинства применялось наказание в виде тюремного заключения, сослания на каторгу и т.п. Однако, если обвиняемый «не одумавшись с сердца или опаметовась бранными словами выбранит», предусматривалась возможность примирения сторон в суде посредством «испрошения виноватым у обиженного христианского прощения».

Обстоятельством, отягчающим ответственность, признавали повторность совершения преступления. При этом не разграничивались между собой неоднократность и рецидив. За совершение «воровства» в первый раз вора надлежало 6 раз «прогнать сквозь полк шпицрутен». При совершении кражи во второй раз усиливалась карательная сущность наказания и вора следовало «прогнать сквозь полк шпицрутен» 12 раз. Осуществление кражи в третий раз наказывалось «отрезанием носа и ушей и ссылкой на каторгу» с полной конфискацией имущества. Реализация кражи имущества в четвертый раз каралась смертной казнью через повешение (артикул 191).

Свод законов 1832 г. специально регламентировал смягчающие вину обстоятельства, наличие которых оказывало влияние на выбор меры государственного принуждения лицу, нарушившему установленный законом уголовно-правовой запрет (ст. 126-131). Малолетний возраст виновного лица, не достигшего 17 лет, принимался во внимание судом при определении меры его ответственности за совершенное преступление. При этом законодатель делит малолетний возраст на три периода: от рождения до 10 лет; от 10 до 14 лет; от 14 до 17 лет. Представители первой возрастной категории не могли быть преданы суду и подвергнуты наказанию независимо от тяжести совершенного преступления. Малолетние иных возрастных категорий привлекались к уголовной ответственности, но с применением менее суровых видов наказаний, нежели для взрослых. Предварительно суд решал вопрос о том, действовало ли данное лицо «с разумением». И только при положительном ответе на поставленный вопрос малолетнему могло быть назначено наказание.

Закон признавал в качестве смягчающего вину обстоятельства преклонный возраст виновного лица. Так, лицу старше 70 лет не могли быть назначены телесные наказания. Чистосердечное раскаяние, явка с повинной и признание вины также являлись обстоятельствами, снижающими меру ответственности лица за совершенное преступление. Перечень указанных обстоятельств продолжает совершение преступления «не по злобе, а по простоте или легкомыслию, по нужде или бедности», при превышении «дозволенных пределов» необходимой обороны. Завершается этот перечень «длительным пребыванием под судом за нетяжкое преступление» и «долголетней беспорочной службой, наличием заслуг и наград».

Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. дифференцирует обстоятельства, увеличивающие вину и наказание, и обстоятельства, уменьшающие вину и наказание.

В соответствии с содержанием ст. 135 выделяется десять обстоятельств, увеличивающих вину и наказание лица, нарушившего уголовно-правовой запрет. «Вина учинившего какое-либо преступление и наказание» повышаются по мере увеличения: «умысла обдуманности в действиях преступника»; «его состояния, звания и степени образования»; «противозаконности и безнравственности его побуждений» в процессе совершения преступления; числа лиц, привлеченных к совершению данного преступления; «усилий для устранения препятствий»; степени нарушения «особых» личных обязанностей по отношению к месту совершения преступления и потерпевшим лицам; «жестокости, гнусности или безнравственности» реализуемых действий в ходе приготовления или совершения преступления; опасности, угрожающей интересам личности, общества или государства; причиненного преступлением «зла или вреда»; «неискренности и упорства виновного при следствии и в суде, особенно если он старался оклеветать невинных».

Согласно ст. 140 обстоятельствами, уменьшающими вину и строгость назначенного наказания, признавались: явка с повинной и «чистосердечное раскаяние»; «полное признание» вины на первом допросе в результате «убеждений или увещаний»; «откровенное указание» на соучастников преступления; совершение преступления «по легкомыслию, слабоумию, глупости или крайнему невежеству»; реализация преступления в состоянии «сильного раздражения», вызванного «обидами либо оскорблениями» потерпевшего лица; совершение преступления вследствие «убеждений, приказаний или дурного примера людей, имевших над лицом высшую власть»; совершение преступления в силу крайней нужды; «раскаяние или сожаление лица к жертве, препятствующее осуществлению всего задуманного зла, либо удержание сообщников от совершения преступления»; предотвращение некоторых вредных последствий и возмещение причиненного ущерба. Этим не ограничивается перечень смягчающих ответственность обстоятельств.

В соответствии со ст. 142 уменьшающим вину и строгость наказания обстоятельством признаются малолетство и несовершеннолетие подсудимого. Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. закрепляет систему разграничения трех возрастных периодов: период безусловной невменяемости (от 7 до 10 лет); условной вменяемости (от 10 до 14 лет); безусловной вменяемости (от 14 лет до 21 года).

Согласно ст. 157 наказание, определенное в законе за преступление или проступок, может не только быть уменьшено в мере, но и смягчено в степени и в самом его роде. Основанием для вынесения такого решения может служить одно из следующих обстоятельств, перечисленных в указанном нормативно-правовом акте: полное чистосердечное раскаяние, указание всех сообщников, предоставление достоверной информации, предупреждающей общественно опасное посягательство, угрожающее социально значимым интересам; добровольное и полное признание в преступлении и наличие заслуг перед Отечеством; принятие «иноверцем» православной веры; совершение преступления, не влекущего лишения всех прав состояния при условии продолжительного периода нахождения виновного под стражей и судом.

Уголовное уложение 1903 г. лишь фрагментарно указывает обстоятельства, усиливающие наказание. Закон выделяет конкретные виды повторности преступлений, которые влияют на меру назначенного судом наказания. В этой связи дифференцируются ситуации совершения двух и более преступлений до провозглашения приговора суда, после его вынесения, осуществление криминальной деятельности в виде промысла и преступного деяния после отбывания наказания.

Смягчающие вину обстоятельства в Уголовном уложении не претерпели существенных изменений в сравнении с прежним законодательством. Вместе с тем в указанной сфере наметился определенный прогресс, связанный с выделением оснований смягчения наказания при наличии обстоятельств, заслуживающих снисхождения. Так, согласно ст. 53 суду предоставляется право назначить другой, более гуманный вид наказания, например вместо каторги на определенный срок заключение в исправительном доме при наличии соответствующих смягчающих вину обстоятельств.

В Руководящих началах по уголовному праву РСФСР 1919 г. обстоятельства, влияющие на меру ответственности, носят примерный характер (ст. 12). С некоторыми редакционными изменениями указанные обстоятельства включаются в УК РСФСР 1922 г. Не разграничивая между собой смягчающие и отягчающие обстоятельства, законодатель предлагает их учитывать при назначении наказания.

Соответственно, условно к числу обстоятельств, смягчающих наказание, можно отнести совершение преступления:

в состоянии голода или нужды; при отсутствии корыстных или иных низменных побуждений;

по невежеству или несознательности; впервые;

в состоянии «запальчивости»;

по легкомыслию либо под воздействием угроз и принуждения со стороны другого лица.

Обстоятельствами, отягчающими наказание, выступали совершение преступления:

в интересах власти буржуазии;

против государства;

из корыстных или иных низменных побуждений;

группой, бандой или рецидивистом;

с особой жестокостью, насилием или хитростью (ст. 25).

Основные начала уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г. разграничивают перечень отягчающих и смягчающих обстоятельств (ст. 31, 32), отчасти дополняя его содержание.

Так, принадлежность виновного лица к эксплуататорскому классу влекла назначение ему более строгой меры социальной защиты. В свою очередь, установление смягчающего обстоятельства в виде совершения преступления при превышении пределов необходимой обороны, рабочим или крестьянином, несовершеннолетним либо беременной женщиной, под воздействием сильного душевного волнения предполагало применение более мягкой меры социальной защиты.

Уголовный кодекс РСФСР 1926 г. не внес каких-либо коррективов в содержание обстоятельств, влияющих на меру ответственности. Указанные обстоятельства в известном смысле дублировали обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание или меру социальной защиты, изложенные в УК РСФСР 1922 г. и Основных началах уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 г.

Уголовный кодекс РСФСР 1960 г. специально регламентировал смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства. Ответственность смягчалась за преступление, повлекшее предотвращение вредных последствий или добровольное возмещение нанесенного ущерба, а также совершенное вследствие стечения тяжелых личных или семейных обстоятельств; под влиянием угрозы или принуждения либо в силу определенной зависимости; впервые небольшой общественной опасности вследствие случайного стечения обстоятельств; под влиянием сильного душевного волнения, вызванного неправомерными действиями потерпевшего; при превышении пределов необходимой обороны; несовершеннолетним; женщиной в состоянии беременности; при условии чистосердечного раскаяния или явки с повинной, а также активного содействия раскрытию преступления (ст. 38).

Перечень отягчающих ответственность обстоятельств раскрывается в ст. 39 УК РСФСР. К числу указанных обстоятельств относятся совершение преступления: лицом, ранее совершавшим какое-либо преступление; организованной группой; из корыстных или иных низменных побуждений; повлекшего причинение тяжких последствий; в отношении малолетнего, престарелого или лица, находящегося в беспомощном состоянии, а также в отношении потерпевшего, находящегося в материальной, служебной или иной зависимости; связанного с вовлечением несовершеннолетнего в процесс осуществления криминальной деятельности; с особой жестокостью или издевательством над потерпевшим; с использованием условий общественного бедствия; общеопасным способом; лицом, находящимся в состоянии опьянения; связанного с оговором заведомо невиновного лица; лицом, взятым на поруки и совершившим новое преступление в период поручительства или в течение одного года после окончания этого срока.

Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. вносят конкретные коррективы в перечни обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Новеллой, в частности, является положение, согласно которому закрепление смягчающего (отягчающего) обстоятельства в качестве признака преступления уголовным законом исключает возможность его повторного учета при назначении наказания (ст. 42).

Кроме того, заслуживает внимания предложение о нецелесообразности признания отягчающими обстоятельств, не указанных в законе. Таким образом, законодатель декларирует закрытый перечень отягчающих обстоятельств, который в последующем находит отражение в Уголовном кодексе РФ.

ГЛАВА 2. ПРОБЛЕМНЫЕ ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ СМЯГЧАЮЩИХ И ОТЯГЧАЮЩИХ ОБСТОЯТЕЛЬСТВ ПРИ НАЗНАЧЕНИИ НАКАЗАНИЯ


.1 Детализация принципов назначения наказания в системе смягчающих и отягчающих обстоятельств

смягчающий отягощающий обстоятельство наказание

Современное уголовное законодательство России не дает определения обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Вместе с тем тот факт, что они закреплены в числе критериев назначения наказания (ч. 3 ст. 60 УК РФ), говорит об их исключительной важности в процессе определения вида и размера наказания.

Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, определяются также как самостоятельные критерии назначения наказания, учитываемые судом наравне с личностью виновного и общественной опасностью деяния; как единственные обстоятельства, подлежащие учету при назначении наказания, либо как лишнее звено в цепи критериев, подлежащих учету при индивидуализации наказания.

Не обращаясь к детальному анализу существующих подходов, отметим некоторые методологические неточности в высказываниях:

)определение смягчающих и отягчающих ответственность обстоятельств как самостоятельных критериев назначения наказания позволяет неоднократно производить учет одних и тех же факторов, связанных с общественной опасностью деяния и личностью виновного, что, несомненно, приводит к злоупотреблениям и субъективизму в назначении наказания и сводит на нет требования справедливости, законности и гуманизма;

)рассмотрение анализируемых обстоятельств как единственного способа учета общественной опасности преступления и личности преступника приводит к излишней схематизации критериев назначения наказания, в результате чего существенно ограничивается деятельность суда по выбору вида и размера наказания. Как справедливо замечает В.С. Минская, «в действительности как бы мы ни пытались продлить имеющийся в законе перечень смягчающих обстоятельств, он никогда не может стать исчерпывающим, т. к. сочетания определенных признаков конкретного преступления, личности виновного и других обстоятельств настолько индивидуальны, специфичны и вместе с тем многообразны, что их невозможно вписать в определенную схему»;

)соглашаясь с недопустимостью отождествления общественной опасности деяния и личности виновного с обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание, полагаем, что вряд ли можно поддержать мнение Э.Л. Сидоренко о необходимости их исключения из ст. 60 УК РФ. Как бы ни проявляло себя то или иное обстоятельство в оценке общественной опасности преступления и преступника, оно тем не менее остается фактором, смягчающим или отягчающим наказание. Следовательно, закрепленные в ч. 3 ст. 60 УК РФ обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, выполняют в законе важные функции: они конкретизируют вектор оценки обстоятельств содеянного и свойств личности; определяют исчерпывающий перечень факторов, отягчающих наказание, закрепляют минимально необходимый набор смягчающих обстоятельств.

Более приемлемым видится использование «остаточного» критерия при толковании смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Данный подход позволяет суду оценивать общественную опасность совершенного посягательства и личность преступника в соответствии с их действительным, реальным смыслом, вне зависимости от того, включен ли этот признак в перечень обстоятельств, смягчающих наказание. Исключение, пожалуй, составляет учет обстоятельств, отягчающих наказание, поскольку их перечень в уголовном законодательстве является закрытым.

Важно подчеркнуть, что разделяемый нами подход не умаляет уголовно- правовой значимости обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание. Обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, интересуют правоприменителя не в связи с решением вопроса о том, какие факторы, признаки и свойства должны быть приняты во внимание при назначении наказания, а в связи с определением, в каком качестве (направлении) отдельно взятое из них должно учитываться судом. Иными словами, закрепленные в ст. 61 и 63 УК РФ перечни являются не чем иным, как правовым основанием смягчения или ужесточения наказания.

Отстаивая такой вывод, позволим себе сформулировать основные тезисы, положенные в основу дальнейшего исследования:

с точки зрения своего содержания обстоятельства, смягчающие и отягчающие наказание, ничем не отличаются от признаков, характеризующих общественную опасность посягательства и личность преступника. Констатация данного факта позволяет учитывать смягчающие обстоятельства вне зависимости от их включения в перечень ч. 1 ст. 60 УК РФ и тем самым избежать тупиковой ситуации повторного учета одних и тех же явлений или признаков при назначении наказания;

что касается перечня обстоятельств, отягчающих наказание, то его исчерпывающий характер служит дополнительной гарантией реализации принципа гуманизма при назначении наказания и свидетельствует о том, что учет указанных в нем обстоятельств является не правом, а обязанностью правоприменителя.

Определяя закрепленные в статьях 61 и 63 УК РФ обстоятельства как характеризующие общественную опасность деяния и личность виновного правовые основания для смягчения либо ужесточения наказания, считаем необходимым проведение их системного анализа.

Такой анализ предполагает поиск ответов на следующие вопросы:

)что выступает критерием систематизации смягчающих и отягчающих обстоятельств;

)в чем выражается их социально-правовое содержание;

)насколько соответствуют принципам наказания законодательная регламентация и практическая реализация обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Рассмотрение настоящих обстоятельств в качестве системы признаков предполагает их классификацию. В качестве критерия классификации в науке уголовного права называются элементы состава преступления; степень отражения в них иных критериев назначения наказания (общественной опасности деяния и личности преступника); место закрепления в УК РФ; функциональная роль смягчающих и отягчающих обстоятельств; степень влияния на общественную опасность деяния и виновного; характер реализации в них гуманистической стороны справедливости и др.

Считая излишним детальный анализ изложенных выше классификаций, отметим их основные методологические недостатки:

)отсутствие четкого определения места смягчающих и отягчающих обстоятельств в системе принципов и институтов назначения наказания (А.Ю. Буланов);

)недостаточность либо противоречивость критериев, положенных в основу назначения наказания (О.А. Мясников, Л.Л. Кругликов);

)недостаточная практическая значимость (И.И. Карпец);

)узкое понимание объема социальных требований, предъявляемых к обстоятельствам, смягчающим и отягчающим наказание (В.В. Мальцев).

Несмотря на высказанное замечание, классификация, предложенная В.В. Мальцевым, видится наиболее обоснованной и значимой. Ее основное достоинство заключается не в выборе критерия (он видится нам чрезмерно узким), а в избранном автором структурно-функциональном подходе к построению классификации обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание.

Вопрос состоит в том, какие принципы лежат в основе системы смягчающих и отягчающих обстоятельств и насколько адекватно и полно они отражаются в статьях 61 и 63 УК РФ. В теории уголовного права эта проблема находится в начальной стадии разработки. С.А. Велиев подходит к решению данного вопроса более широко и отмечает: «Законодательный учет смягчающих и отягчающих обстоятельств свидетельствует о дальнейшем развитии и углублении одного из фундаментальных принципов уголовного права - принципа гуманизма».

По мнению Л.Л. Кругликова, «назначение наказания не сводится лишь к индивидуализации, выражающейся в максимальном приспособлении уголовно- правовых мер к целям исправления и перевоспитания, частной превенции: оно, как и справедливость наказания, охватывает единство двух сторон - равенства и индивидуализации».

Нельзя отрицать того, что в институте смягчающих и отягчающих обстоятельств находят отражение принципы законности, равенства, вины и индивидуализации наказания. Требования законности выражены в исчерпывающем перечне отягчающих обстоятельств (ст. 63 УК РФ); равенство проявляет себя в установлении равных для всех критериев оценки явлений и признаков, смягчающих или отягчающих наказание; принцип вины предполагает установление субъективного отношения лица к совершенному деянию.

Индивидуализация как принцип лежит в основе системы смягчающих и отягчающих обстоятельств, наполняя конкретным содержанием законодательные модели, объединяя их в единое целое и, в конечном счете, выступая главным критерием в определении степени влияния этих обстоятельств на определение меры наказания как по отдельности, так и в сочетании друг с другом.

Анализ смягчающих и отягчающих обстоятельств предполагает исследование принципов, которые не только интегрируют их в единую систему, но и дифференцируют в рамках этой системы. Полагаем, что критерием дифференциации смягчающих обстоятельств является степень реализации принципов справедливости и гуманизма при назначении наказания.

На основании этого критерия предлагаем классифицировать смягчающие обстоятельства на две основные группы:

)обстоятельства, определяемые принципом справедливости. По своему содержанию они выражают степень общественной опасности деяния, признаки субъекта и субъективной стороны преступления, а их оценка позволяет назначить наказание, адекватное нанесенному обществу ущербу.

К числу этих обстоятельств предлагаем относить: совершение преступления в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств либо по мотиву сострадания (п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ), совершение преступления в результате физического или психического принуждения либо в силу материальной, служебной или иной зависимости (п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ), совершение преступления при нарушении условий правомерности необходимой обороны, задержания лица, совершившего преступление, крайней необходимости, обоснованного риска, исполнения приказа или распоряжения (п. «ж» ч. 1 ст. 61 УК РФ), противоправность или аморальность поведения потерпевшего, явившегося поводом для преступления (п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ);

)обстоятельства, значимые с точки зрения принципа гуманизма.. Настоящий принцип реализует себя в двух основных направлениях:

а)гуманное отношение к преступнику (иначе, принцип экономии мер уголовной репрессии);

б)обеспечение безопасности человека и восстановление нарушенных преступлением прав и свобод потерпевшего. В соответствии с обозначенными направлениями обстоятельства, отражающие принцип гуманизма, разделяются на следующие подгруппы:

выражающие гуманное отношение к преступнику: совершение впервые преступления небольшой тяжести (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ); несовершеннолетие виновного (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ); беременность (п. «в» ч. 1 ст. 61); наличие малолетних детей у виновного ( п. «г» ч. 1 ст. 61);

связанные с восстановлением нарушенных преступлением прав потерпевшего: явка с повинной, активное способствование раскрытию преступления, изобличению других соучастников преступления и розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и» ч.1 ст. 61); оказание медицинской и иной помощи потерпевшему после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Несмотря на некоторую условность представленной классификации, она позволяет выявить социально-политическое содержание смягчающих обстоятельств и определить их место в системе принципов и институтов назначения наказания.

Обстоятельства первой группы свидетельствуют, как правило, о снижении индивидуальной степени общественной опасности преступления и характеризуют обстановку его совершения. Предпосылками их отнесения к числу смягчающих обстоятельств выступают следующие факторы:

Особое место в числе обстоятельств первой группы занимает совершение преступления по мотиву сострадания. Его законодательное закрепление в п. «д» ч. 1 ст. 61 УК РФ обусловлено отсутствием у виновного лица устойчивой антисоциальной установки.

Отметим, что незначительная степень вины и отсутствие у виновного лица антиобщественной установки вовсе не снижают индивидуальную степень общественной опасности деяния (объективный показатель вредоносности деяния), однако отражаются на реализации принципа справедливости, требующего выявления и учета тех признаков и свойств виновного, которые проявили себя в преступном поведении.

Анализ данных обстоятельств сквозь призму заложенных в них требований справедливости позволил выявить ряд проблем в их законодательной регламентации:

) неубедительным видится рассмотрение в качестве смягчающего обстоятельства совершение преступления в силу физического или психического принуждения, поскольку УК РФ использует аналогичную формулировку в ст. 40 при определении обстоятельств, исключающих преступность деяния.

Разрешение данной коллизии видится в двух направлениях: исключение из ч. 1 ст. 61 УК РФ анализируемого смягчающего обстоятельства либо изменение его законодательной формулировки. Полагаем, что второй вариант является наиболее приемлемым. В этой связи предлагаем внести в п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ следующую поправку: заменить слова «в результате» словами «в силу». При таком подходе будут, во-первых, приведены к единообразию формулировки смягчающих обстоятельств (в силу стечения тяжелых жизненных обстоятельств (п. «а» ч. 1 ст. 61); в силу материальной, служебной или иной зависимости; в силу физического или психического принуждения (п. «е» ч. 1 ст. 61 УК РФ), а во-вторых, отпадет необходимость в использовании одного и того же критерия при оценке правомерного и преступного поведения;

) социально-политическое содержание обстоятельства, закрепленного в п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ, существенно сужается за счет определения противоправности и аморальности поведения потерпевшего как повода для преступления. Употребление в законе термина «повод» видится неприемлемым по ряду соображений: во-первых, теория уголовного права не выработала его четкого определения, а во-вторых, с точки зрения психологии, повод сам по себе не несет детерминационной нагрузки в механизме преступного поведения, а представляет собой лишь «субъективное отражение ситуации, обстоятельство, которое независимо от поведения жертвы используется виновным в целях своего оправдания».

Если рассматривать противоправность и аморальность поведения потерпевшего исключительно как субъективное оправдание совершенного преступления, ожидаемое и желаемое виновным обстоятельство, необходимо будет признать, что п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ не отвечает выраженному в нем принципу справедливости. Выход видится в детализации влияния отрицательного поведения потерпевшего на степень общественной опасности деяния посредством закрепления в УК РФ следующей редакции п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ: «противоправность и аморальность поведения потерпевшего, вызвавшего совершение преступления».

Отметим, что подобная формулировка позволяет обозначить детерминационную значимость виктимологического негатива, сохранив простор для судебного усмотрения, и одновременно с этим не противоречит юридической технике построения УК РФ.

В числе обстоятельств, выражающих гуманное отношение к преступнику, предлагается выделять:

) совершение впервые преступления небольшой тяжести вследствие случайного стечения обстоятельств (п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ);

) несовершеннолетие виновного (п. «б» ч. 1 ст. 61 УК РФ);

) беременность (п. «в» ч. 1 ст. 61); 4) наличие малолетних детей у виновного (п. «г» ч. 1 ст. 61).

О существенной смягчающей роли первого из названных обстоятельств свидетельствует хотя бы тот факт, что небольшая степень общественной опасности деяния является одним из оснований освобождения от уголовной ответственности. Социально-политическая сущность предписания п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ заключается в том, что государство, рассматривая виновного как члена общества, в случае совершения им преступления впервые «перекладывает часть ответственности» на те социальные условия, в которых формировалась его личность и которые воздействовали на него в преступной ситуации.

«И с позиций нравственных, и с позиций юридических человек, совершивший впервые в своей жизни преступление, да еще не представляющее большой общественной опасности, заслуживает снисхождения... Однако не все плохое, что совершил человек впервые, заслуживает снисхождения. Это нравственное установление в уголовном праве выражено в том, что подчеркивается обязательный признак: преступление не должно представлять повышенной общественной опасности», - справедливо отмечает И. И. Карпец.

Возражение вызывает позиция законодателя, который необоснованно сузил применение п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ, указав на случайное стечение обстоятельств как на непременное условие смягчения наказания.

Избранный законодателем подход имеет, по меньшей мере, два недостатка:

) указание на случайность стечения обстоятельств в то время как случай в уголовном праве идентичен понятию «казус» (или невиновное причинение вреда);

) закрепленное условие входит в противоречие со статьями 75 и 76 УК РФ, предусматривающими менее «жесткие» условия для освобождения лица от уголовной ответственности.

«Даже для освобождения от ответственности не требуется, чтобы такое деяние или деяние средней тяжести было следствием случайного стечения обстоятельств. Это условие, резко снижающее гуманистический потенциал смягчающего обстоятельства, превращает его в очень редко применяемое, по сути, недействующее в своей полной редакции». На основе изложенного оправданным видится изменение редакции п. «а» ч. 1 ст. 61 УК РФ посредством исключения из нее слов «вследствие случайного стечения обстоятельств».

Проблема назначения наказания несовершеннолетним достаточно подробно освещена в юридической литературе.

Не останавливаясь подробно на характеристике несовершеннолетия виновного как обстоятельства, смягчающего наказание, отметим, что его закрепление в п. «б» ч. 2 ст. 61 УК РФ обусловлено тем, что, с точки зрения этики и психологии, наказание в полной мере осознается и воспринимается только зрелым человеком и потому к несовершеннолетним уголовно-правовое воздействие должно применяться в ограниченных объемах. Гуманное отношение к несовершеннолетним преступникам объясняется также их психофизиологическими особенностями.

Как замечает Д. В. Ривман, «психофизические особенности подросткового возраста - любопытство, жажда приключений, доверчивость, внушаемость, неумение приспосабливаться к условиям, в которых возникает необходимость находиться, - обусловливают повышенную криминальную активность этой возрастной группы», особенно в современных условиях, когда «совокупность генетических, демографических и индивидуальных качеств личности современных подростков при серьезных изменениях привычных для них среды жизни и воспитания формирует у них признаки преступной личности».

В числе оснований закрепления беременности виновной в перечне ч. 1 ст. 61 УК РФ можно выделить:

) заботу государства о жизни и здоровье еще неродившегося ребенка;

) состояние беременности как особое психофизиологическое состояние, что не позволяет назначать наказание в полном объеме, не причиняя при этом страданий и мучений женщине.

Многие авторы в оправдание позиции законодателя дополняют этот перечень еще одним критерием - снижение сознательно-волевой активности беременной женщины в момент совершения преступления. При этом подчеркивается, что состояние беременности является своего рода болезнью, которая повышает эмоциональность, раздражительность, вспыльчивость и мнительность женщины в преступной ситуации.

С данной позицией сложно согласиться ввиду того, что, с одной стороны, законодатель не ограничивает рассмотрение беременности в качестве смягчающего обстоятельства только временем совершения преступления (это означает, что женщина может забеременеть позднее), а с другой, характер влияния беременности на сознательно-волевую деятельность женщины до настоящего времени в полной мере не исследован.

Спорной видится формулировка п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Положив в основу выделения этого смягчающего обстоятельства заботу о нормальном нравственно- психологическом развитии детей внутри семьи и об их экономическом благополучии, законодатель, во-первых, признал его значимым только при наличии у виновного двух и более детей (чем неоправданно сузил границы реализации принципов гуманизма и равенства), а во-вторых, не обозначил роль родителей в воспитании малолетних лиц. Как показало проведенное исследование, в 47% случаев оценки судом анализируемого обстоятельства не было установлено действительное участие виновного в воспитании и содержании своих детей (ребенка). В целях устранения противоречий в оценке обстоятельства, закрепленного в п. «г» ч. 1 ст. 61 УК РФ, предлагаем предусмотреть его в следующей редакции: «наличие на воспитании виновного малолетнего ребенка».

Особое внимание следует обратить на группу смягчающих обстоятельств, выражающих заботу о безопасности личности и связанных с восстановлением нарушенных преступлением прав потерпевшего. В их числе закреплены явка с повинной, активное способствование раскрытию и расследованию преступления, изобличению других участников преступления, розыску имущества, добытого в результате преступления (п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ), а также оказание медицинской и иной помощи потерпевшему непосредственно после совершения преступления, добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему (п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ).

Гуманистический потенциал обстоятельств, закрепленных в п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, выражается в том, что:

) положительное постпреступное поведение виновного свидетельствует о его сравнительно невысокой общественной опасности;

) достижение целей частной превенции можно достигнуть без ужесточения мер репрессии;

) посткриминальные действия виновного способствуют раскрытию преступлений и восстановлению правосудия, а это, как известно, является одним из непременных условий обеспечения безопасности личности.

Несколько иное социально-политическое содержание имеют обстоятельства, закрепленные в п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ. Являясь одним из наиболее значимых направлений в реализации идей восстановительного правосудия в России, они позволяют посредством смягчения наказания стимулировать виновного на восстановление прав потерпевшего или, по крайней мере, на минимизацию преступных последствий.

Несмотря на уголовно-правовое значение рассматриваемых обстоятельств, их практическая реализация затруднена рядом обстоятельств:

)излишней детализацией реститутивных действий виновного. В п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ законодатель одновременно указывает на добровольное возмещение имущественного ущерба и морального вреда, причиненных в результате преступления, а также на иные действия, направленные на заглаживание вреда, причиненного потерпевшему, в то время как в цивилистике заглаживание вреда предполагает любые формы компенсации. Более обоснованным видится указание в п. «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ на более общее понятие, отражающее все многообразие постпреступных действий виновного: «добровольное заглаживание причиненного потерпевшему вреда»;

)недостаточной четкостью законодательной формулировки ст. 62 УК РФ. В соответствии с данной нормой при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных п.п.«и» и «к» ч. 1 ст. 61 настоящего Кодекса, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать двух третей максимального срока или размера наиболее строгого вида наказания, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса. Значимый для теории и практики уголовного права вопрос заключается в том, насколько оправдано наличие соединительного союза «и» между указанными выше пунктами. Считая, видимо, этот союз «оплошностью» законодателя, Пленум Верховного Суда в постановлении от 11 января 2007 г. №2 «О практике назначения судами уголовного наказания» указал следующее: «По смыслу закона правила, изложенные в статье 62 УК РФ, могут применяться судами при наличии хотя бы одного из перечисленных в пунктах «и» и «к» ст. 61 УК РФ обстоятельств, если отсутствуют отягчающие обстоятельства».

С такой оценкой не соглашается В. В. Мальцев. По его мнению, «смысл закона в том и заключается, что он-то как раз имеет в виду хотя бы по одному обстоятельству из каждого названного пункта ст. 62 УК... Почему лишь на том основании, что все обстоятельства, указанные в п.п. «и» и «к» ст. 61 УК, действительно при совершении одного преступления могут сочетаться в очень редких случаях, делается вывод о каком-то ином, нежели соединительном (не говоря уже о том, что законодателя в этом случае упрекают в безграмотности), значении союза «и», использованного в ст. 62 УК? Не справедливее ли отдать должное законодателю и предположить, что он имеет в виду неполное, но обязательное сочетание хотя бы двух из обстоятельств, перечисленных в п.п. «и» и «к» ч. 1 ст. 61 УК РФ?».

Поставленный В. В. Мальцевым вопрос переводится в разряд риторических при обращении к анализу ст. 64 УК РФ, предусматривающей возможность суду назначить более мягкое наказание, чем предусмотрено за данное преступление, при наличии исключительных обстоятельств вне зависимости от наличия обстоятельств, отягчающих наказание. В целях устранения противоречий в оценке смягчающих обстоятельств и последовательной реализации принципов законности, равенства, гуманизма и справедливости предлагаем исключить из ст. 62 УК РФ указание на отсутствие отягчающих обстоятельств. Реализация настоящего предложения позволит привести к единообразию критерии и порядок учета смягчающих обстоятельств, а также соблюсти требования справедливости, гуманизма и равенства при назначении наказания.

Система отягчающих обстоятельств, построенная на основе определенного выше критерия выраженности принципов справедливости и гуманизма, может быть представлена следующим образом:

обстоятельства, построенные на основе принципа справедливости, отражают индивидуальную степень общественной опасности преступления и личности виновного. Их уголовно-правовое значение заключается в том, чтобы создать правовые основания для назначения наказания, адекватного содеянному.

Дальнейшая классификация этих обстоятельств позволяет разделить их на следующие подгруппы:

а)характеризующие объективные признаки совершенного преступления как показатели степени его общественной опасности: наступление тяжких последствий в результате совершения преступления (п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ); особо активная роль в совершении преступления (п. «г» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения (п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках (п. «л» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления с использованием форменной одежды и документов представителя власти (п. «н» ч. 1 ст. 63 УК РФ);

б)характеризующие субъект и субъективные признаки преступления как критерии определения личности виновного: совершение преступления по мотиву политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы (п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение (п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления с особой жестокостью, садизмом, издевательством, а также мучениями для потерпевшего (п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ);

обстоятельства, выражающие гуманизм по отношению к потерпевшему и направленные на обеспечение прав личности. В отличие от предыдущей группы, они раскрывают те признаки и свойства, которые опосредованно связаны с совершенным преступлением. Их служебная роль заключается в том, чтобы создать максимально возможные гарантии обеспечения прав личности, особенно наименее защищенной группы граждан.

В числе таких обстоятельств предлагаем выделять: рецидив преступлений (п. «а» ч. 1 ст. 63 УК РФ); привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга (п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ); совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного (п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Первая группа отягчающих обстоятельств, несмотря на условность ее выделения, позволяет в целостном виде отразить уравнивающий аспект справедливости и вместе с тем выявить проблемы, связанные с практической реализацией этого принципа при назначении наказания. В числе противоречий и недостатков законодательной конструкции ч. 1 ст. 63 УК РФ можно выделить следующие:

)совершение преступления в составе группы лиц, группы лиц по предварительному сговору, организованной группы или преступного сообщества (преступной организации) (п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ) находится в очевидном противоречии с п. «и» ч. 1 ст. 62 УК РФ и ст. 62 УК РФ. В соответствии со ст. 62 УК РФ наличие смягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «и» ч. 1 ст. 61 УК РФ, могут существенно влиять на размер наказания при отсутствии отягчающих обстоятельств. В этой связи возникает вопрос: «Как следует оценивать ситуацию изобличения других соучастников преступления, если это смягчающее обстоятельство непосредственно связано с отягчающим обстоятельством п. «в» ч. 1 ст. 63 УК РФ?». Очевидно, что современное законодательство не может дать на него ответа. А потому предложение по совершенствованию нормы ст. 62 УК РФ получило лишнее подтверждение своей обоснованности;

)повышенная степень общественной опасности преступления, совершенного с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ), объясняется высоким доверием потерпевшего к статусу преступника. Однако справедливо ли ограничивать этот статус только служебным положением или договором и оставлять за рамками судебной оценки совершение деяния с использованием доверия родственников и субъективно близких лиц? Полагаем, что нет. Отсюда в целях соблюдения принципов справедливости и равенства предлагаем расширить действие анализируемой нормы и закрепить в УК РФ следующую редакцию п. «м» ч. 1 ст. 63: «совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному»;

) лишено, на наш взгляд, типового характера указание в п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК РФ на совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц, поскольку, во-первых, ст. 63 УК РФ содержит более конкретное по характеру обстоятельство - совершение преступления в отношении лица или его близких в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, а во-вторых, чрезмерно широкий объем понятия «правомерные действия» не позволяет говорить о качественно более высокой степени общественной опасности преступлений, совершенных из мести за такие действия. Иначе говоря, по п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК РФ можно оценивать все ситуации совершения преступлений из мести, если они не были вызваны противоправными действиями потерпевшего. По сути, закон ставит правоприменителя перед выбором: или п. «з» ч. 1 ст. 61 или п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК РФ. Подобную ситуация нельзя признать удовлетворительной, и потому нами предлагается исключить из п. «е1» ч. 1 ст. 63 УК РФ указание на совершение преступления из мести за правомерные действия других лиц.

Вызывает возражение также законодательная регламентация ряда отягчающих обстоятельств, выражающих гуманное отношение государства к потерпевшему:

)в основе выделения п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ (привлечение к совершению преступления лиц, которые страдают тяжелыми психическими расстройствами либо находятся в состоянии опьянения, а также лиц, не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность (п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ)) заложено гуманное отношение государства к психически больным лицам, малолетним и несовершеннолетним до достижения последними возраста уголовной ответственности. Используя таких лиц как орудие совершения преступления, виновный не только проявляет свою антисоциальную направленность, но и ущемляет права наиболее уязвимой категории лиц. В этой связи по меньшей мере странным видится указание в ст. 63 УК РФ на состояние опьянения как особый гуманитарно-социальный статус лица, привлеченного к совершению преступления.

Думается, следует согласиться с мнением Э.Л. Сидоренко в том, что «состояние физиологического опьянения само по себе в плане его самостоятельного влияния на наказание - фактор нейтральный, но не безразличный, поскольку в каждом конкретном случае подлежат выяснению характер и степень опьянения, а также то, является ли виновный алкоголиком, наркоманом или токсикоманом». Очевидно одно - состояние опьянения (если, конечно, оно не носит характер патологического) не может быть приравнено к тяжелой психической болезни или малолетнему возрасту, следовательно, закрепленные в п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ обстоятельства выражают различную степень общественной опасности посягательства и указание на привлечение к совершению преступления лиц, находящихся в состоянии опьянения, должно быть из настоящего пункта исключено;

)нельзя признать оправданным употребление в п. «д» ч. 1 ст. 63 УК РФ множественного числа при характеристике вовлеченных лиц, поскольку о повышенной степени общественной опасности виновного свидетельствует привлечение к совершению преступления хотя бы одного тяжело больного или малолетнего лица. На основе перечисленного считаем необходимым изложить настоящий пункт ч. 1 ст. 63 УК РФ в следующей редакции: «привлечение к совершению преступления лица, которое страдает тяжелым психическим расстройством или не достигшего возраста уголовной ответственности»;

)закрепив в числе отягчающих наказание обстоятельств совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, законодатель лишний раз подтвердил, что эта категория лиц находится под особой защитой государства. Приходится, к сожалению, признать, что осуществлено это было недостаточно последовательно: обозначив особый правовой статус беременной женщины, законодатель ограничил возможности ее защиты посредством указания на заведомое знание виновного о беременности жертвы. Противоречивость ситуации проявляется в том, что относительно иных категорий потерпевших, закрепленных в п. «з» ч. 1 ст. 63 (малолетних, беспомощных, беззащитных, зависимых лиц), такого ограничения не предусмотрено.

Поскольку социально-политическое содержание анализируемой нормы обусловлено «обеспечением в любом цивилизованном обществе отношений, связанных с более внимательным, заботливым, гуманным, более защищенным в социально-правовом аспекте подходом к беспомощным лицам», обоснованным видится исключение из п. «з» ч. 1 ст. 61 УК РФ указания на заведомый характер беременности потерпевшей и изложение нормы в следующей редакции: «совершение преступления в отношении беременной женщины, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного или беспомощного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного».


2.2 Смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства и их роль при назначении наказания при вердикте присяжных заседателей о снисхождении


Одну из основных ролей в определении степени общественной опасности играют смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Смягчающие и отягчающие обстоятельства, проявившиеся в преступлении, характеризуют одновременно и преступление, и личность, а обстоятельства, касающиеся прошлой и настоящей жизнедеятельности виновного, выполняемых им социальных ролей или отражающие его поведение после совершения преступления, характеризуют только личность.

Надо полагать, что каждое из обстоятельств, которое помогает суду правильно оценить общественную опасность совершенного преступления: степень выраженности признаков преступления в данном событии, активность преступного поведения и роль подсудимого в преступном деянии, степень осуществления преступного намерения и т.п., - должно быть учтено судом при вынесении обвинительного приговора независимо от того, с какой, положительной или отрицательной, стороны оно эту опасность отражает.

Предусмотренные законом перечни смягчающих и отягчающих обстоятельств охватывают, с одной стороны, обстоятельства, наиболее широко распространенные в реальной жизни и, таким образом, наиболее типичные для разнообразных случаев совершения преступлений. С другой стороны, законодатель заключает в них те обстоятельства, которые оказывают существенное влияние на степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного.

Анализируя терминологию, используемую для обозначения смягчающих и отягчающих обстоятельств в уголовном законодательстве зарубежных государств, можно отметить, что она также не единообразна. В уголовных кодексах Республики Беларусь и КНР их именуют обстоятельствами, смягчающими и отягчающими ответственность; в УК РФ Республики Казахстан - обстоятельствами, смягчающими и отягчающими уголовную ответственность и наказание. В Своде законов США они называются смягчающими и отягчающими факторами; в уголовных кодексах ФРГ и Швеции - смягчающими и отягчающими обстоятельствами; в уголовных кодексах Франции и Швейцарии - обстоятельствами, смягчающими и отягчающими наказание; в УК Испании - обстоятельствами, смягчающими и отягчающими ответственность, наказание и вину.

А. О. Мясников считает спорным мнение о том, что исследуемые обстоятельства оказывают влияние на вину или степень вины. Вина является обязательным признаком субъективной стороны преступления и выражается в двух формах: умысле или неосторожности. Обстоятельства, регламентированные в ст. 61, 63 УК РФ, характеризуют не только субъективные свойства деяния, но и объективные, а также личность виновного. Кроме того, рассматривать эти обстоятельства как «смягчающие и отягчающие вину» - значит допускать концепцию «широкой вины», которая была отвергнута доктриной уголовного права.

Использование понятия «обстоятельства, смягчающие и отягчающие вину» связано с историей уголовного права: в дореволюционных и первых уголовных законах советского времени данные обстоятельства определялись как смягчающие и отягчающие вину.

Анализ изученных приговоров, вынесенных районными судами г. Казани, Верховным судом РТ и Чувашской республики, привел к выводу о том, что судьи рассматривают смягчающие и отягчающие обстоятельства только как обстоятельства, которые необходимые указать в приговоре, недооценивая всю важность и значение данных обстоятельств. На наш взгляд, именно смягчающие и отягчающие обстоятельства являются критерием оценки степени общественной опасности того или иного преступления и, следовательно, назначения за него наказания.

По приговору суда Д. был осужден по "ч. 2 ст. 159" УК РФ к 2 годам 6 месяцам лишения свободы.

В судебном заседании Д. вину признал полностью, и дело по его ходатайству рассмотрено в порядке особого судопроизводства.

В качестве смягчающего наказание обстоятельства судом признана явка с повинной, в качестве отягчающего - рецидив преступлений.

Суд указал, что при назначении наказания он учитывает смягчающие и отягчающие обстоятельства, а также требования "статей 62" и "68" УК РФ, "ч. 7 ст. 316" УПК РФ.

При этом судом оставлено без внимания, что положения "ст. 62" УК РФ могут быть применены только при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных "пунктами "и"" и (или) ""к" части 1 ст. 61" УК РФ, и отсутствии отягчающих обстоятельств.

В данном же случае, при наличии рецидива преступлений, положения "ст. 62" УК РФ при назначении наказания не подлежали применению.

Кроме того, сославшись на учет при назначении наказания требований "ч. 7 ст. 316" УПК РФ и "ст. 62" УК РФ, судом фактически данные пределы назначения наказания соблюдены не были.

"Часть 2 ст. 159" УК РФ предусматривает наказание до пяти лет лишения свободы. Следовательно, с учетом положений "ч. 7 ст. 316" УПК РФ и "ч. 1 ст. 62" УК РФ максимально возможный размер наказания в данном случае составляет 2 года 2 месяца 20 дней, а судом было назначено 2 года 6 месяцев.

Указанные ошибки повлекли изменение приговора судом кассационной инстанции.

Приговором Кировградского городского суда Т., ранее не судимый, осужден по ч. 1 ст. 105 Уголовного кодекса Российской Федерации к 9 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Приговором суда Т. признан виновным в том, что 19 октября 2008 года в г. Верхнем Тагиле при обстоятельствах, описанных в приговоре, на почве личных неприязненных отношений совершил убийство Ю., выстрелив ему в голову из гладкоствольного ружья.

В судебном заседании Т. вину в преступлении признал полностью.

В кассационном представлении прокурор г. Кировграда Стуков А.И. просил отменить приговор и направить уголовное дело на новое судебное разбирательство в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью вынесенного приговора. В обоснование своей просьбы прокурор указывал, что суд необоснованно не признал отягчающим обстоятельством совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов. По мнению прокурора, ссылка суда на то, что для совершения преступления использованы гладкоствольное ружье и боеприпас к нему, не являющиеся предметами преступления, предусмотренного ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, не основана на законе. Автор кассационного представления полагал, что суду следовало руководствоваться не ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, а Федеральным законом от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии», в соответствии с которым гладкоствольное ружье является оружием. Не признав совершение преступления с использованием оружия и боеприпасов отягчающим обстоятельством, суд, по мнению прокурора, неправильно применил правила, предусмотренные ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации, подлежащие применению только при отсутствии отягчающих обстоятельств. Прокурор обращал внимание на то, что осужденным совершено особо тяжкое преступление, и высказывал мнение о несправедливости приговора.

Потерпевшая С. в кассационной жалобе просила отменить приговор суда в связи с чрезмерной мягкостью назначенного наказания. Потерпевшая не согласна с выводом суда об отсутствии отягчающих наказание обстоятельств.

Адвокат Тимошенко И.А. в кассационной жалобе в интересах осужденного просил изменить приговор и указывал, что суд необоснованно не признал обстоятельством, смягчающим наказание, противоправность поведения потерпевшего Ю., явившегося поводом для совершения преступления, ссылаясь на показания осужденного, которые, по мнению автора жалобы, не опровергнуты в ходе предварительного следствия и судебного разбирательства. Адвокат утверждал, что Т. совершил преступление в связи с тем, что Ю. пытался незаконно завладеть его машиной.

Осужденный в своей кассационной жалобе просил изменить приговор суда ввиду чрезмерной суровости назначенного наказания.

Изучив материалы уголовного дела, обсудив доводы, изложенные в кассационном представлении, кассационных жалобах и возражениях на них, судебная коллегия нашла приговор суда подлежащим отмене в связи с неправильным применением уголовного закона и несправедливостью приговора.

Как правильно указано в кассационном представлении, суд необоснованно не признал обстоятельством, отягчающим наказание, совершение преступления с использованием оружия и боевых припасов. Данное отягчающее наказание обстоятельство предусмотрено п. «к» ч. 1 ст. 63 Уголовного кодекса Российской Федерации и должно было учитываться при назначении наказания Т.

Изложенные в приговоре суда мотивы, по которым суд не усмотрел отягчающего обстоятельства, на законе не основаны. Статьей 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, аналогию с которой усмотрел суд, предусмотрена уголовная ответственность за незаконный оборот оружия и боеприпасов, кроме гражданского гладкоствольного оружия. При этом данное исключение указано непосредственно в диспозиции указанной статьи.

Из буквального толкования статьи уголовного закона следует, что лицо не подлежит привлечению к уголовной ответственности только за незаконные приобретение, передачу, сбыт, перевозку, хранение и ношение гражданского гладкоствольного оружия. При этом в ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации и примечании к ней не содержится ни определения оружия, ни указания на то, что предусмотренное статьей исключение распространяется на другие статьи Уголовного кодекса Российской Федерации. Нет такого указания и в ст. ст. 223 - 225 Уголовного кодекса Российской Федерации, содержащихся в той же главе Уголовного кодекса Российской Федерации.

Следовательно, для определения того, является ли использованный при совершении преступления предмет оружием, необходимо руководствоваться Федеральным законом от 13 декабря 1996 года № 150-ФЗ «Об оружии». В ст. 1 указанного Закона содержится определение огнестрельного оружия, согласно п. 3 ст. 3 того же Закона, к гражданскому оружию относится охотничье оружие, в том числе огнестрельное гладкоствольное, то есть то, какое было использовано осужденным при совершении преступления.

Таким образом, из приведенных в приговоре доказательств следует, что Т. для убийства Ю. использовал оружие и боеприпас к нему. Следовательно, суд необоснованно не признал совершение преступления с использованием оружия и боеприпаса отягчающим обстоятельством. Дав расширительное толкование ст. 222 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд неправильно применил уголовный закон.

Неправильное применение уголовного закона привело к назначению осужденному несправедливого, чрезмерно мягкого наказания.

Суд признал смягчающим обстоятельством явку осужденного с повинной и применил при назначении наказания правила, предусмотренные ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации.

Вместе с тем, применив правила ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации, суд нарушил уголовный закон. В силу ч. 1 ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации правила, предусмотренные этой статьей, применяются при наличии смягчающих обстоятельств, предусмотренных пп. «и» (или) «к» ч. 1 ст. 61 Уголовного кодекса Российской Федерации, и при отсутствии отягчающих обстоятельств. Как указано выше, вывод суда об отсутствии отягчающих обстоятельств не соответствует закону, а потому применение правил, предусмотренных ст. 62 Уголовного кодекса Российской Федерации, также является необоснованным.

Поскольку суд необоснованно применил ограничение верхнего предела санкции статьи уголовного закона, предусматривающей ответственность за совершенное Т. преступление, не учел отягчающее наказание обстоятельство, назначенное осужденному наказание является чрезмерно мягким.

Приговор Кировградского городского суда в отношении Т. отменен, уголовное дело направлено на новое судебное разбирательство в тот же суд в ином составе суда.

В науке уголовного права выдвигались разные классификации обстоятельств, отягчающих наказание.

Например, И. В. Жидких считает, что система отягчающих обстоятельств, построенная на основе выраженности принципов справедливости и гуманизма, состоит из двух групп обстоятельств:

)обстоятельства, выделенные на основе принципа справедливости, отражают индивидуальную степень общественной опасности и личности виновного: а) характеризующие объективную сторону совершенного преступления как показатель его общественной опасности, б) характеризующие субъекта и субъективные признаки преступления как критерии определения личности виновного;

)обстоятельства, выражающие гуманизм по отношению к потерпевшему и направленные на обеспечение прав личности.

А. В. Савенков предлагает разделить отягчающие наказание обстоятельства на отягчающие и особо отягчающие. Такой же классификации отягчающих обстоятельств в своей диссертации на тему «Учет отягчающих обстоятельств при назначении наказания» придерживается и И. Н. Сундеева.

Так, привлечение к административной ответственности нельзя признать отягчающим обстоятельством.

Приговором Камско-Устьинского районного суда РТ от 24 августа 2011 года Р., ранее судимый, осужден по пункту «а» части 3 статьи 158 УК РФ к лишению свободы на 3 года в исправительной колонии строгого режима.

Определением судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РТ от 13 октября 2011 года в приговор суда внесены уточнения о судимости Р. от 13 июня 2008 года. В остальном приговор оставлен без изменения.

Постановлением Президиума Верховного Суда РТ приговор суда изменен, исключено из приговора указание суда о признании отягчающим обстоятельством привлечение Р. к административной ответственности.

Р. признан виновным в краже, то есть тайном хищении чужого имущества, совершённой с незаконным проникновением в жилище.

При назначении наказания суд признал отягчающим обстоятельством привлечение Р. к административной ответственности. Вместе с тем, такого отягчающего обстоятельства законом не предусмотрено. Перечень обстоятельств, отягчающих наказание, содержится в статье 63 УК РФ, и расширительному толкованию не подлежит.

Согласившись с Н. С. Таганцевым, который понятие уголовно-правового снисхождения к лицам, совершившим преступление, связывал с обстоятельствами, смягчающими наказание, условиями и основаниями освобождения от ответственности и наказания, необходимо смягчающие обстоятельства разделить на:

)обстоятельства, смягчающие наказание. К ним можно отнести п.п. «и» и «к» ст. 61 УК РФ;

)обстоятельства, уменьшающие вину и наказание.

Данная классификация является еще одним подтверждением необходимости выделять особое и простое снисхождение присяжных заседателей.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ


Одну из основных ролей в определении степени общественной опасности играют смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства. Смягчающие и отягчающие обстоятельства, проявившиеся в преступлении, характеризуют одновременно и преступление, и личность, а обстоятельства, касающиеся прошлой и настоящей жизнедеятельности виновного, выполняемых им социальных ролей или отражающие его поведение после совершения преступления, характеризуют только личность.

Надо полагать, что каждое из обстоятельств, которое помогает суду правильно оценить общественную опасность совершенного преступления: степень выраженности признаков преступления в данном событии, активность преступного поведения и роль подсудимого в преступном деянии, степень осуществления преступного намерения и т.п., должно быть учтено судом при вынесении обвинительного приговора независимо от того, с какой, положительной или отрицательной, стороны оно эту опасность отражает.

Предусмотренные законом перечни смягчающих и отягчающих обстоятельств охватывают, с одной стороны, обстоятельства, наиболее широко распространенные в реальной жизни и, таким образом, наиболее типичные для разнообразных случаев совершения преступлений.

С другой стороны, законодатель заключает в них те обстоятельства, которые оказывают существенное влияние на степень общественной опасности совершенного преступления и личность виновного.

В доктрине уголовного права нет единства мнений по вопросу правовой природы смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств. Дискуссионным является вопрос о том, какое наименование лучше всего отражает специфику этих обстоятельств. Так, ряд авторов именуют данные обстоятельства смягчающими и отягчающими вину. По мнению Т. Л. Сергеевой и М. И. Бажанова, отягчающие и смягчающие обстоятельства оказывают влияние на степень вины. И. И. Карпец говорит об обстоятельствах, смягчающих и отягчающих общественную опасность деяния. Большинство авторов использует понятие «смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства». Другие исследователи, например Б. А. Куринов и Н. Ф. Кузнецова, называют рассматриваемые обстоятельства смягчающими и отягчающими наказание.

Об обстоятельствах, смягчающих и отягчающих наказание, упоминается в УК РФ в главе, посвященной общим началам назначения наказания. Следовательно, законодатель придает им целевое назначение критерия индивидуализации наказания на стадии избрания меры наказания лицу, привлеченному к уголовной ответственности. Кроме того, как справедливо отмечает Г. П. Новоселов, «не восприняв позицию УК РСФСР 1960 г., законодатель, видимо, исходил также из положения, в соответствии с которым уголовная ответственность не может быть большей или меньшей: она либо существует, либо отсутствует».

Для того чтобы лучше уяснить сущность и правовую природу обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, необходимо выяснить характерные особенности, позволяющие рассматривать их в качестве самостоятельного обособленного института уголовного права.

Л. Л. Кругликов, например, в качестве обязательных признаков исследуемых обстоятельств выделяет нехарактерность обстоятельства для большинства преступных деяний и значительность влияния на наказание. Поэтому при формировании перечней необходимо располагать криминологической характеристикой преступных деяний, иметь четкое представление о круге обстоятельств, обычных для преступного поведения, например, совершается ли преступление, так сказать, первичными преступниками или лицами, совершавшими ранее преступления; одним преступником или группой лиц; взрослыми или несовершеннолетними. Именно их можно признавать смягчающими или отягчающими обстоятельствами при условии, если они обладают признаком значительности влияния. Этот признак характерен для обстоятельств, весьма существенно понижающих либо повышающих степень общественной опасности деяния и виновного.

Л. Л. Кругликов справедливо отмечает, что смягчающие и отягчающие обстоятельства как обстоятельства дела ведут свое происхождения от данных, характеризующих преступление и личность преступника. А те обстоятельства, которые не проявились в преступлении, характеризуют только личность, но не преступление.

Исходя из анализа перечисленных в законе смягчающих и отягчающих обстоятельств, можно сделать вывод, что далеко не все обстоятельства влияют на общественную опасность преступного деяния. Целый ряд смягчающих обстоятельств, например несовершеннолетие виновного, состояние беременности, относится к характеристике личности виновного, а не к общественной опасности деяния. Как видно, смягчающие и отягчающие обстоятельства характеризуют не только деяние, но и личность виновного, отсюда считать их обстоятельствами, смягчающими и отягчающими общественную опасность деяния, - значит трактовать их слишком узко, в противоречие закону.

Смягчающие и отягчающие обстоятельства являются критериями индивидуализации наказания, это тот инструментарий, которым пользуется суд при решении вопроса об ответственности конкретного лица. Учет обстоятельств, отягчающих уголовное наказание, является важной предпосылкой назначения справедливого индивидуального уголовного наказания. Указание законодателя на то, что отягчающие обстоятельства при назначении наказания, в случае вынесения вердикта о снисхождении, не учитываются, противоречит принципу индивидуализации уголовной ответственности. В связи с чем предлагается ввести в ст. 65 УК РФ следующую норму: «При назначении наказания лицу, признанному присяжными заседателями виновным в совершении преступления, но заслуживающим снисхождения или особого снисхождения, учитываются смягчающие и отягчающие обстоятельства, предусмотренные статьями 61 и 63 настоящего кодекса».

Для того чтобы деятельность суда по назначению наказания покоилась на твердой научной основе, одной констатации общего направления влияния смягчающих и отягчающих обстоятельств на наказание далеко не достаточно. Суду необходимо четко представить себе, влекут ли эти обстоятельства непременно изменения вида и размера наказания, а если влекут - то в какой мере.

В процессе работы выяснено следующее. В институте смягчающих и отягчающих наказание обстоятельств реализуются принципы уголовного права. Так, принцип законности находит свою реализацию в законодательном закреплении перечней исследуемых обстоятельств. Принцип вины проявляется в том, что вменить в вину отягчающее обстоятельство можно лишь при наличии субъективного отношения лица к этому обстоятельству. Содержание принципа справедливости раскрывается в ст. 6 УК, согласно которой наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Думается, что среди этих обстоятельств смягчающие и отягчающие наказание обстоятельства занимают видное место.

В действующем уголовном законе в разных разделах и главах содержатся нормы, предусматривающие основания смягчения и отягчения уголовной ответственности. Исходя из того, что данные нормы имеют единое назначение и базируются на общих положениях, можно с полной уверенностью утверждать о наличии самостоятельного института уголовного права, регламентирующего основания смягчения и отягчения ответственности. В связи с этим, предлагается объединить их в одном новом разделе УК «Основания смягчения и отягчения уголовной ответственности», в котором следует закрепить общие положения и исходные правила смягчения и усиления как ответственности в целом, так и наказания как частного случая ответственности. Это устранит конкуренцию норм и коллизии, упорядочит лексику закона и устранит случаи обозначения одного и того же понятия различными терминами, усовершенствует практику.

Анализируя содержание отягчающих обстоятельств, предусмотренных п. «к» ч. 1 ст. 63 УК, «совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ, взрывных или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химико-фармакологических препаратов, а также с применением физического или психического принуждения», автор делает вывод о необходимости изменения их формулировок. Приведенные обстоятельства являются наиболее распространенными формами общеопасного способа совершения преступления, который предусмотрен в качестве квалифицирующего признака ряда преступлений. Совершение преступления с применением насилия либо угрозой его применения выступает в качестве обязательного признака основного или квалифицированного состава преступления в статьях Особенной части УК. Слова «насилие» и «принуждение» являются синонимами, а угроза применения насилия является формой психического принуждения. В связи с тем, что в Общей и Особенной частях УК используются разные лексические средства для обозначения одного понятия, не исключены ошибки в правоприменительной практике. Исходя из того, что в законе необходимо использовать единый понятийный аппарат, п. «к» ч. 1 ст. 63 УК, предлагается изложить в следующей редакции: «совершение преступления общеопасным способом, а также с применением физического или психического насилия».

Предлагается новая редакция наименования статьи 62 УК РФ, а также новая редакция части 1 статьи 62 УК РФ:

«Статья 62. Назначение наказания при наличии особо смягчающих обстоятельств.

. При наличии хотя бы одного обстоятельства, предусмотренного пунктами «и» или «к» части первой статьи 61 настоящего Кодекса, равно как и при совершении преступления по мотиву сострадания, и отсутствии отягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут превышать половины наиболее строгого наказания, которое предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса и может быть назначено лицу. Половина наказания определяется путем деления на два суммы значений минимального и максимального размеров данного наказания».

Представляется, что справедливым противовесом положениям ч. 1 ст. 62 УК РФ должна стать статья 632, включенная в Уголовный кодекс:

«Статья 632. Назначение наказания при наличии особо отягчающих обстоятельств.

При наличии хотя бы одного обстоятельства, предусмотренного пунктами «б» или «и» части первой статьи 63 настоящего Кодекса, и отсутствии смягчающих обстоятельств срок или размер наказания не могут быть ниже половины наиболее строгого наказания, которое предусмотрено соо-ветствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса и может быть назначено лицу. Половина наказания определяется путем деления на два суммы значений минимального и максимального размеров данного наказания».

Предложена скорректированная редакция ч.1 ст. 64 УК РФ: «1. При наличии исключительных обстоятельств, связанных с целями и мотивами преступления, ролью виновного, его поведением во время или после совершения преступления, и других обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности преступления и личности виновного, а равно при активном содействии участника группового преступления раскрытию этого преступления наказание может быть назначено ниже низшего предела, предусмотренного соответствующей статьей Особенной части УК РФ, или суд может назначить более мягкий вид наказания, чем предусмотрен этой статьей, или не применить дополнительный вид наказания, предусмотренный в качестве обязательного».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ


1.Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. - М.: Спарк, 2012.

2.Уголовно-процессуальный Кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 года. № 174-ФЗ// Российская газета, N 249, 22.12.2001

.Архив Приволжского районного суда г. Казани за 2011 г. - Дело № 1-457/2011 г.

.Архив Приволжского районного суда г. Казани за 2011 г. - Дело № 1-221/2011 г.

.Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 13 января 2011 года № 22-81/2012

.Определение судебной коллегии по уголовным делам Свердловского областного суда от 10 марта 2012 года № 22-2321/2012

.Обзор судебной практики верховного суда республики Татарстан.

.Авдеев В.А. Отягчающие обстоятельства в системе общих начал назначения наказания//Известия ИГЭА. 2012. № 1 (51). - С. 80-86.

.Авдеева О.А. Этапы регламентации обстоятельств, смягчающих и отягчающих наказание, в уголовном праве России//Известия ИГЭА. 2010. № 2 (47). - С. 90-93.

.Бажанов М. И. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства при назначении наказания // Вопросы государства и права. М., 2012. С. 246-259.

.Буранов Г.К. Отягчающие наказание обстоятельства в уголовном праве России: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. - Ульяновск, 2012. - 27 с.

.Велиев С.А. Принципы назначения наказания. СПб., 2011. С. 240.

.Карпец И.И. Отягчающие и смягчающие обстоятельства в уголовном праве. - М.: Госюриздат, 2009. - 119 с.

.Карпец И.И. Уголовное право и этика. М., 2010. С. 216.

.Кругликов Л. Д. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в уголовном праве (Вопросы теории). Воронеж, 2012. С. 57.

.Кругликов Л.Л. Смягчающие и отягчающие ответственность обстоятельства в уголовном праве. - Воронеж: Изд-во Воронеж. ун-та, 2010. - 164 с.

.Кузнецова Н.Ф., Куриное Б.А. Отягчающие и смягчающие обстоятельства, учитываемые при определении меры наказания // Применение наказания по уголовному праву. - М.: Изд-во Моск. ун-та, 20011. - С. 92-150.

.Курс советского уголовного права: в 6 т. Часть общая. Т 3 / Под ред. А. А. Пионтковского, П. С. Ромашкина, В.М. Чхиквадзе. - М.: Наука, 2012. - 350 с.

.Лозанович Л. А. Незаконное производство аборта: уголовно-правовой и криминологический аспекты: дис. ... канд. юрид. наук. Ставрополь, 2012. С. 86.

.Малков В. П., Волков Б. С. Личность преступника и применение наказания. Изд-во КГУ, 2011. 150 с.

.Мальцев В. В. Принципы уголовного права и их реализация в правоприменительной деятельности. СПб., 2012. С. 522, 547-548, 533.

.Минская В. С. Роль смягчающих ответственность обстоятельств в индивидуализации уголовной ответственности // Проблемы совершенствования уголовного законодательства и практики его применения. М., 2011. С. 114.

.Ривман Д.В. Криминальная виктимология. СПб., 2012. С. 45.

.Сборник постановлений Пленума Верховного Суда СССР 1924-1986. - М.: Изд-во «Известия СНД СССР», 1987. - 1029 с.

.Сидоренко Э.Л. Некоторые проблемы уголовно-правовой оценки состояния опьянения виновного в теории и правоприменительной деятельности // Уголовное право. 2011. № 1. С. 67-73.

.Сидоренко Э.Л. Отрицательное поведение потерпевшего и уголовный закон. СПб., 2012. С. 45.

.Советское уголовное право. Общая часть / Отв. ред. В.М. Чхиквадзе. - М.: Госюриздат, 2012. - 511 с.

.Становский М.Н. Назначение наказания. - СПб.: Юрид. центр Пресс, 2009. - 480 с.

.Ткаченко В. Общие начала назначения наказания // Рос. юстиция. - 2012. - № 1. - С. 10-11.

.Уголовное право. Общая часть / Под ред. И.Я. Козаченко, З. А. Незнамовой. - М.: Норма - Инфра-М, 2011. - 516 с.