Тема: Основы конституционного права Исламской Республики Афганистан

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    49,93 Кб
Основы конституционного права Исламской Республики Афганистан
Основы конституционного права Исламской Республики Афганистан
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

ВВЕДЕНИЕ

афганистан конституционный религиозный правовой

Актуальность данной темы заключается в том, что развитие конституционного законодательства Исламской Республики Афганистан имеет большое политическое, научное и практическое значение, так как является одной из главных проблем в юридической науке афганского государства, ее изучение представляется особенно актуальным в связи с политическими событиями, происходящими в Афганистане и в мире. Изучение государственно-правовых институтов Афганистана в их историческом развитии обусловлено тем, что в этой стране происходят данамичные процессы, которые во многом сходны по своему содержанию с реформами, осуществляемыми нашей страной.

В Афганистане столкнулись интересы многих государств и транснациональных корпораций в борьбе за доминирование в Центральной и Южной Азии. Афганистан перестает быть буферной зоной и превращается в самостоятельного игрока на Среднем Востоке. Афганистан - страна особая. Начиная с XVII в. от набегов афганцев трепетала вся Центральная Азия. Афганская гвардия обеспечивала военную мощь Кокандского ханства. Афганистан выдержал все колониальные войны европейских государств и остался неприступной твердыней. Даже Британская империя, завоевав полмира, потерпела в Афганистане позорное поражение. Провалом закончился и ввод советских войск в Демократическую Республику Афганистан.

Образование и становление национальной государственности Афганистана показывает все особенности и противоречия, которые проявились в социально-экономической и политической истории афганского государства. Объективный взгляд, как на реальность, так и на исторические традиции Афганистана, особенности его государственно-правового развития, еще раз подтверждает мысль о том, что развивающиеся страны являются особым феноменом, который демонстрирует многовариантный путь развития.

В советской юридической науке длительное время опыт развивающихся стран либо игнорировался, либо к правовой действительности подходили с политико-идеологических позиций. Пришло время изучить собственно государство и право развивающихся стран, в том числе и Афганистана, при этом помня об особенностях этой страны, ее культурной среде, в которой развивается право. Актуальное значение изучение традиций и современности в государственно-правовой действительности Афганистана, влияние этих вопросов на политическую стабильность государства имеет не только для развивающихся стран, но и для сегодняшнего правового развития нашей страны.

При размышлении о судьбе афганского государства стимулируется взгляд на внутренние и внешние политические проблемы нашей страны в контексте меняющихся отношений между государствами, фундаментальных сдвигов, которые происходят в целом в мире. Происхождение и развитие конституционного законодательства Афганистана дает возможность проследить общее и особенное в конституционном праве Афганистана, основные тенденции, которые характеризуют его политико-правовое развитие.

Исследование этих проблем представляется актуальным сегодня, когда перед Афганистаном встают сложные задачи создания модели государственности, способствующей национально-территориальной интеграции, отражающей реальный баланс политических сил в стране и, в конечном итоге, содействующей стабильному социальному развитию страны. Опыт конституционного развития в Афганистане дает нам возможность проследить путь развития афганской государственности в XX веке, выявить его альтернативы, а также прогнозы вероятных процессов на современном этапе.

Конституция является системой правовых норм, которые имеют высшую юридическую силу и регулируют отношения, с одной стороны, между человеком и обществом, с другой стороны, человеком и государством, а также основы организации государства. Любое государственно-правовое явление, в том числе и становление конституционного законодательства афганского государства, можно познать только изучая этапы его развития, анализируя положительные и отрицательные стороны прошлого, определяя пути дальнейшего совершенствования конституционного строя страны. Исходя из этого, прежде всего, следует выявить предпосылки конституционных реформ, обстоятельства, которые влияют на подготовку, принятие, а также порядок изменения Конституции Исламской Республики Афганистан.

В основных законах отражаются сложные и многообразные процессы, которые протекают в обществе, взаимодействие различных социальных факторов - политических, экономических, идеологических; формы и методы управления государственными и общественными делами. Со времени провозглашения в 1919 г. независимости Афганистана было принято пять постоянных и одна временная Конституция страны. Считается, что Конституция должна быть стабильной, рассчитанной на исторически определенный период, продолжительность которого зависит от того, насколько интенсивно протекает социально-экономическое и политическое развитие государства и общества.

Срок действия и стабильность Конституции афганского государства также определяются достаточно быстрой сменой этапов общественно-политического развития. Можно заметить, что Конституцию афганского государства разрабатывали и принимали не в виде абстрактной правовой Конституции, которая оторвана от реальных социальных проблем, а учитывая их прямое воздействие, для их решения.

У Исламской Республики Афганистан своя история и современные взаимоотношения с внешним миром. Афганистан неразрывно связан с мусульманским миром, в котором активно проходят процессы осмысления перспектив исламской цивилизации и её проявлений. В истории народов афганского государства широкое развитие получил шариат - свод законов мусульман.

В связи с этим одной из актуальных задач представляется глубокое изучение и освоение национально-культурных и правовых ценностей прошлого. Большой вклад в развитие исламской правовой школы фикха и шариата внесли афганские исламские богословы и знатоки мусульманского права (факихи). Благодаря их усилиям исламские правовые традиции, основные правовые воззрения ислама являются неотъемлемой частью духовного наследия народа Афганистана.

Широко распространенное в Афганистане мусульманское право - фикх - можно назвать наиболее ценным приобретением народов Востока и правовой культуры ислама. В мусульманском праве широко регламентируются как религиозно-правовые проблемы, так и образ жизни каждого мусульманина.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в связи с реализацией конституционного законодательства Республики Афганистан.

Предметом исследования являются нормы конституционного права, регламентирующие государственный строй Исламской Республики Афганистан.

Целью данной работы является рассмотрение особенностей конституционного права Исламской Республики Афганистан.

Для выполнения этой цели были поставлены следующие взаимосвязанные задачи.

1.Изучить эволюцию конституционного законодательства республики Афганистан.

2.Охарактеризовать Конституцию Афганистана в Республиканский период.

.Исследовать структуру органов государственной власти в Исламской Республике Афганистан.

.Дать конституционно-правовую характеристику политической и правовой системы Афганистана.

.Рассмотреть влияние религиозных источников права на правовую систему Исламской Республики Афганистан.

Работа имеет традиционную структуру и включает в себя введение, основную часть, состоящую из двух глав, объединяющих пять параграфов, заключение, список использованной литературы. Во введении обоснована актуальность исследования, определены цель, объект, предмет, сформулированы задачи. В первой главе рассматривается история развития конституционного законодательства Исламской Республики Афганистан. Во второй главе работы исследуется вопрос государственного строя Исламской Республики Афганистан. В заключении подводятся общие итоги.

I. КОНСТИТУЦИОННОЕ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВО ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ АФГАНИСТАН

1.1 Эволюция развития конституционного законодательства Республики Афганистан

За период немногим меньше одного века Афганистан переживает достаточно сложную и временами трагическую историю. Здесь и борьба за королевский трон, и перевороты, которые приводили к смене государственного строя, желание быстро вывести страну на уровень развитых социально-экономических отношений и попытка превращения страны «в центр радикально-клерикального исламского фундаментализма».

Так или иначе, все это отражается в документах, которые регламентируют на протяжении истории отношения в обществе, в том числе и в Конституции. Известно, что понятие Конституции оформилось в процессе буржуазных резолюций, а сам термин применяли еще во времена феодализма, однако у него было другое содержание. Государствоведы определяли Конституцию ХVIII века как «моральную основу хорошо организованного порядка», «торжественную манифестацию социального согласия», «идеальное соглашение социальных сил».

Конституцию XIX столетия определяли как «меру мирного компромисса и политических сдвигов». Юристы считали, что основное назначение Конституций в том, что они «могли быть использованы либо для кодификации разумного, прогрессивного и политического порядка, либо для того, чтобы отрубить охоту злоупотреблять политической властью». В XX столетии многими государствоведами основное назначение Конституций виделось в том, что они «регулируют деятельность государственных органов».

Из мировой практики государственно-правового строительства можно видеть, какое большое значение на разных этапах развития имеет научная теория конституций, которая является составной частью науки конституционного (государственного) права. Под влиянием принципов конституционализма формируются и развиваются нормы конституций, устанавливаются основы общественного и государственного строя, определяется система прав и обязанностей граждан и их взаимоотношения с обществом и государством, вырабатываются формы осуществления суверенитета, создаются и совершенствуются системы государственных органов.

Наука конституционного (государственного) права афганского государства возникает с образованием независимого государства Афганистан и появлением первых государственно-правовых актов. Конституция афганского государства, как и все конституции мира, является объектом изучения не только науки конституционного права, но и большей части юридических дисциплин. Однако только для государственного права Конституция является предметом специального исследования.

В качестве основных предпосылок возникновения Конституции афганского государства можно назвать:

возникновение института Джирги как основного института обычного права, которое оказало влияние на формирование государственности Афганистана;

возникновение в Афганистане в начале XX в. движения реформаторства, боровшегося за ликвидацию абсолютистской формы правления и принятие Конституции, а также за провозглашение независимости страны;

влияние первой русской революции 1905-1907 гг., Октябрьской революции 1917 г., появление первой Конституции РСФСР 1918 г. и Конституций в Турции 1921 г. и Иране 1911 г.;

приход к власти в 1919 г. Амануллы-хана, который являлся сторонником и активным участником реформаторского движения, а также провозглашение независимости Афганистана в 1919 г.

После того, как в 1919 г. была завоевана политическая независимость, изменяются цели и формы борьбы прогрессивных сил Афганистана, главная задача данного периода заключается в преодолении социально-экономической, политической и культурной отсталости и укреплении политической независимости.

В реформаторской деятельности правительства Афганистана важным звеном стала разработка и принятие первой Конституции независимого афганского государства. Основной закон об управлении Афганистана, который был принят в 1921 г., является, по сути, первым конституционным актом в истории афганского государства. В нем закрепляется структура и функции центральных и местных органов власти и управления Афганистана. На его основе создается первый в истории афганского государства полупредставительный орган - Государственный совет, который наделен законодательными функциями.

Основной закон об управлении Афганистана имеет важное историческое значение, так как впервые оформляет зачатки конституционных форм правления - появляются первые органы власти - Совет Министров и Государственный совет. Событием исторического значения в жизни афганского государства становится разработка и принятие первой Конституции в 1923 году, или, как провозглашалось официально, «Основного Закона высокого государства Афганистана».

При анализе структуры и содержания Конституции 1923 г. можно прийти к выводу, что у этой Конституции есть как положительные, так и отрицательные стороны. К положительным чертам можно отнести то, что впервые юридически оформлялась государственность Афганистана; отменялось рабство в стране, запрещались пытки и наказания, провозглашались основные права и свободы граждан: свобода слова, свобода выбора религии, неприкосновенность жилища и переписки; равноправие всех граждан перед законом и право всех без исключения граждан на труд; обязательность начального образования и т.д. Первая Конституция закрепляет основы судебной власти, провозглашает независимость судей и обязательность проведения открытых судебных заседаний. В Конституции содержатся положения по ее защите.

К отрицательным сторонам практики реализации афганской Конституции 1923 года можно отнести:

быстрый отход на практике от принципов конституционного движения в Афганистане, которые провозглашались;

практически эмир наделялся такими широкими полномочиями, способствующими его превращению в абсолютного диктатора;

отсутствие четкого определения полномочий основных государственных органов (Государственного совета, Совета Министров и суда) отрицательно влияло на осуществление государственной власти. Кроме того, в Конституции не устранялось безграничное влияние феодалов на государственные структуры, в результате чего последние не были заинтересованы в том, чтобы проводились прогрессивные реформы в Афганистане;

закрепление положений в Конституции, которые касались имущественного и подоходного налога, равенства всех племен и наций; создания условий для участия всех граждан в управлении государством и других оказались чисто формальными и не были реализованы на практике.

Несмотря на то, что большинство статей Конституции Афганистана 1923 г. имели декларативный характер, она впервые «наиболее полно выразила и юридически оформила в основном прогрессивные идеи и установки младоафганского движения». Исходя из этого, можно заметить, что многие положения этого документа сохранили свою актуальность и жизненную силу до сегодняшнего дня.

Несмотря на то, что политика младоафганцев имела прогрессивный характер, ухудшилось экономическое положение крестьян, что привело к антиправительственным выступлениям. В конце 20-х годов постоянная борьба с оппозицией привела к тому, что младоафганское правительство было свергнуто, в стране установился открыто теократический реакционный режим во главе с Бачаи Сакао (Хабибулла). Все реформы младоафганского правительства были отменены, реставрировались многие феодальные институты, которые отбросили афганское государство на несколько десятилетий назад.

Поэтому не вызывает удивления тот факт, что вскоре режим Бачаи Сакао был свергнут, к власти пришел основатель новой королевской династии Мохаммед Надир-хан. «В ноябре 1929 г. Надир-хан предложил новую правительственную программу, выражавшую прежде всего интересы реакционной части духовенства. При этом устанавливалось, что ни одно мероприятие правительства не должно противоречить предписаниям священной религии ислама и само правительство обязывалось управлять делами государства на основе ислама».

В программе были определены задачи правительства, особенно Министерства юстиции, по наблюдению за тем, чтобы постоянно и неукоснительно применялись нормы шариата в решении всех государственных дел. Другим правовым актом правительства Надир-хана явилось Положение о Совете улемов, в котором предусматривалось создание религиозного органа - Совета улемов, обеспечивающего возрождение священного учения Ислама и прогресс религии мусульман в Афганистане. «Совет улемов наделялся широкими государственно-правовыми полномочиями, он регулировал работу всего государственного аппарата страны, одобрял кандидатуры чиновников государственного аппарата, под его контролем находились наука, культура, образование и печать, толкование законов».

В 1931 г. принимается вторая по счету Конституция афганского государства, которая содержала 110 статей, при этом почти в половине статей практически воспроизводились положения Конституции 1923 г., которые дополнялись ссылками на нормы ислама и шариата. В определенном смысле, думается, Конституцию 1931 г. можно считать вторым, ухудшенным вариантом Конституция 1923 г. В Конституция 1931 г. впервые закреплялось создание двухпалатного парламента. Однако Национальный совет не играл заметной роли в осуществлении государственной власти, так как в соответствии с ее положениями «вся власть практически была сконцентрирована в руках главы государства - шаха».

Анализируя структуру, содержание и принципы Конституции 1931 г, можно прийти к выводу, что основное достоинство Конституции 1931 г. заключается в создании первого двухпалатного представительного органа - Национального совета страны. Шестидесятые годы в Афганистане можно охарактеризовать активными политическими выступлениями народных масс, возникновением политических и общественных движений, выдвигающих требования о том, что необходимо провести конституционные реформы, в том числе - принять новую, более демократическую Конституцию.

Результатом этих выступлений явилась третья по счету Конституция Афганистана 1964 г., которая включала преамбулу, одиннадцать глав и 128 статей. В положениях этой Конституции практически подтверждается конституционно-монархический строй Афганистана, предоставление шаху верховных полномочий в области исполнительной, законодательной и судебной власти. Прогрессивным явлением было «предоставление гражданам Афганистана права на создание политических партий и общественных организаций». Кроме того, впервые за всю историю конституционного развития Афганистана институт Лоя Джирги получил свое конституционное закрепление в пятой главе Конституции. Представляется особенно важным положение об отделении династии Надир-шаха от государственного управления.

В Конституции 1964 года одновременно с положениями о государственной религии, правах немусульманских народов и равноправии всех народов, появились новые положения относительно афганской нации. В частности, в статье 1 указывалось на то, что Афганистан является конституционно-монархическим, независимым, единым и неделимым государством. Национальный суверенитет Афганистана принадлежит нации. Нация Афганистана состоит из всех лиц, имеющих в соответствии с предписаниями Закона подданство афганского государства. Каждый из данных лиц является «афганцем».

Другое важное нововведение касалось официальных языков Афганистана. В статье 3 указывалось, что из всех языков, которые распространены в Афганистане, официальными языками считаются пушту и дари. Известным фактом является, что в 1936 году государственным языком Афганистана провозглашался пушту. Правящие круги Афганистана рассчитывали, что, если повысить статус языка пушту, это активизирует общественную и культурную жизнь афганцев, ликвидирует неграмотность и будет способствовать развитию просвещения. С другой стороны, политика внедрения повсеместно языка пушту должна была решить задачу создания «единой афганской нации».

На рубеже 30-х - 60-х гг. вопрос о судьбе языков, которые были распространены в Афганистане, был наиболее обсуждаемым на страницах газет и журналов, в дальнейшем он стал предметом острой полемики между учеными, политиками, деятелями культуры и депутатами парламента. При этом главными вдохновителями идей «афганства» были шовинистические круги, в которых одновременно отрицался многонациональный характер населения и культурное наследие страны. В этом отношении признание в качестве официального языка дари явилось большим успехом неафганских народов.

После реформы 1963-1965 гг. новыми конституционными нормами предусматривалось расширение полномочий парламента и гражданских прав населения, разрешалось создавать политические партии и общественные движения. Конституцией декларировалась свобода мысли и слова, а также право на создание политических партий, деятельность которых не противоречила положениям основного закона. В данной Конституции более широко были представлены гражданские права и обязанности. Сравнивая Конституцию 1964 года с ранее принятыми конституциями страны, можно отметить, что она была наиболее передовой и демократической конституцией.

В Конституции 1964 года провозглашалось, что все граждане страны равны, независимо от того, какая у них национальная, религиозная и политическая принадлежность. В то же время, несмотря на то, что основные свободы и права граждан были провозглашены во всех конституциях, приятых со времен Амануллы-хана, положение многих народов неафганского происхождения неизменно оставалось тяжелым в долгий исторический период. Главная причина состояла в том, что не были признаны права этнических групп, отсюда подобные декларации являлись пустой фразой, так как индивидуальные права не могут быть осуществлены без признания групповых прав.

При анализе политической активизации этнических групп после того, как была принята Конституция Афганистан 1964 года, можно отметить, что она способствовала выдвижению некоторых проблем, которые относились к национальному вопросу. Социальной основой этих движений являлся переход к капиталистическим отношениям, продолжавшийся во второй половине ХХ столетия.

Концепция национальной политики, которая законодательно закреплена Конституцией 1964 года и осуществлена в Афганистане в 60-е годы, безусловно, отвечала интересам правящих кругов страны. Суть данной политики была заключена в необходимости достичь национального единства, пропагандируя общность исторических судеб всех этносов страны, формальное равенство их перед законом, общность наследи культуры, ответственность всех народов за то, чтобы сохранить единую и неделимую территорию Афганистана.

На этот процесс большое воздействие оказывал фактор единства религиозной общности, объединяющей разнородное в идеологическом плане население. Это в свою очередь сдерживало в определенной степени рост национального самосознания народов. Многими исследователями в Афганистане признается, что, с точки зрения уровня поступательного развития страны, самим безрезультатным был период правления М. Дауда.

Смена монархического строя на республиканский многими рассматривается как переход к диктатуре. В политической жизни общества остановился процесс движения в сторону демократизации и участия разных слоев общества в управлении государством, которое осуществлялось не в рамках закона, а административно-командными методами. Данное положение было не только после переворота 1973 года, но и после того, как была принята Конституции 1977 года.

1.2 Характеристика Конституции Афганистана в Республиканский период

В июле 1973 г. в афганском государстве происходит антимонархический переворот, в результате монархия ликвидируется, а Афганистан объявляется Республикой. При подготовке и осуществлении антимонархического переворота активное участие принимают сторонники НДПА. Задачи вновь образованного высшего органа государственной власти - Центрального Комитета Республики Афганистан - являются:

издание законов и декретов;

утверждение государственных планов экономического и социального развития Республики Афганистан;

утверждение основных направлений внутренней и внешней политики Республики Афганистан;

утверждение государственного бюджета Республики Афганистан и т.д.

В первые месяцы после ликвидации монархии республиканское правительство осуществляет мероприятия в социально-экономической сфере: принимает меры по борьбе со взяточничеством, коррупцией, контрабандой; объявляет планы по разработке нового трудового законодательства; осуществляет некоторые меры по улучшению положения рабочих и мелких служащих. «В 1975 г. принимается Закон о земельной реформе, делаются попытки реформировать систему образования, создается Национальное управление по ликвидации неграмотности, все частные школы ставятся под контроль государства».

По мере политической стабилизации режима усиливаются личные позиции М. Дауда и его сторонников в период с июля 1973 по апрель 1978 гг., которые заняли основные посты в государственном аппарате: главы государства, премьер-министра, министра иностранных дел и министра обороны. Это позволило М. Дауду получить поддержку в различных слоях общества. Первая Республиканская Конституция Афганистана была принята в январе 1977 г. на заседании Лоя Джирги. Конституция 1977 г. состояла из предисловия, 13 глав, 136 статей и закрепила следующие основные положения:

республиканскую форму правления;

закрепила однопартийную систему и запрещала создание иных общественных организаций и политических партий;

изменила систему, структуру и компетенцию высших органов государственной власти.

Известный афганский государственный деятель и исследователь М.М.С. Фарханг по поводу принятия новой конституции отмечал: «Этот Основной закон, как и сам режим, принявший его, по сущности своей был сложным и противоречивым». Большая часть положений конституции, особенно положения касающиеся прав и свобод граждан, были заимствованы из Конституции 1964 года. Конституция 1977 года, формально признавая демократический принцип, в действительности решительно отвергала создание независимых законодательных и судебных органов. Важнейшие функции в государстве были сосредоточены в руках Президента страны, полномочия которого были шире, чем у бывшего короля Афганистана. Это сводило на нет все преимущества новой конституции.

Несмотря на это, в данный период была проделана большая работа по разработке и принятию новой Конституции страны, которая была утверждена в феврале 1977 года. Были внесены изменения в определение конституционного строя страны. В конституции были закреплены изменения, которые происходили в политической жизни Афганистана после прихода к власти М. Дауда в 1973 году. В ст. 20 главы «Государство» утверждалось, что Афганистан - это республиканское, демократическое, независимое, единое и неделимое государство.

Статья 21 Конституции, в которой говорилось о национальной власти, также была изменена: в ней утверждалось, что государственная власть в Афганистане принадлежит народу. Были оставлены без изменения положения об «афганской нации» (ст. 21), о государственной религии и правах последователей других религий (ст. 22) и об официальных языках (ст. 23), которые были закреплены в принятых раньше конституциях страны.

К объективным причинам совершения Апрельской революции 1976 г. можно отнести:

. Установление в соответствии с Конституцией 1977 г. авторитарного режима.

. Запрещение деятельности политических партий и общественных организаций и создание однопартийной системы в Республике, что вызвало недовольство со стороны большинству оппозиционных партий.

. Действия оппозиции, в конечном счете, привели к убийству одного из руководителей НДПА и аресту 26 апреля 1978 г. большинства ее руководителей.

апреля 1978 г. Вооруженные силы страны выступили против правительства М. Дауда и совершили Апрельскую революцию. В результате падения правительства к власти пришла Народно-демократическая партия Афганистана. После победы Апрельской революции провозглашается создание Демократической Республики Афганистан, формируется Революционный совет ДРА, а 29 апреля 1978 г. Декретом Революционного совета приостанавливается действие Конституции 1977 года.

В мае 1978 г. Революционный совет ДРА принял новый конституционно-правовой акт под названием «Основные направления революционных задач ДРА». Этот документ состоял из краткого предисловия, двух частей. 30 пунктов и устанавливал основные функции Революционного совета и Правительства ДРА. В предисловии определялись основные цели и задачи Апрельской революции, роль НДПА как авангарда рабочего класса и всех трудящихся страны, указывалось, что «до принятия новой Конституции следует опираться на положения «Основных направлений революционных задач ДРА».

В первой части документа намечались основные мероприятия по осуществлению внутренней политики правительства, во второй части - внешней политики. Конституционное значение имели и другие декреты Революционного совета ДРА: Декрет об отмене ростовщической задолженности крестьян; Декрет о земельной реформе.

Можно отметить, что данные конституционно-правовые акты не могли заменить Конституцию. 1 октября 1979 г. создается специальная комиссия для разработки нового проекта Конституции ДРА, однако работа над проектом затруднялась из-за нестабильности политической обстановки, разногласий партийных лидеров в НДПА, вооруженных переворотов в течение сентября-декабря 1979 г. и смены руководителей страны (Тараки, Амин, Кармаль).

апреля 1980 г. руководство Б. Кармаля приняло конституционно-правовой акт «Основные принципы ДРА», который затем был утвержден Революционным советом. «Основные принципы ДРА» состояли из предисловия, 10 глав, 68 статей. Этот конституционно-правовой документ отличался по объему, содержанию и структуре от «Основных направлений революционных задач ДРА» 1978 г. Однако этот документ также носил временный характер.

Анализируя «Основные принципы ДРА» можно сделать вывод, что «Основные принципы ДРА»:

во-первых, практически узаконивают тоталитарный режим в стране;

во-вторых, закрепляют монополию одной правящей политической партии;

в-третьих, существование однопартийности, в конечном итоге, приводит к преобразованию НДПА в правящую партию;

в-четвертых, проведенные преобразования в государственном аппарате не создали ни в центре, ни на местах эффективного механизма государственной власти.

В середине 80-х годов в мире происходят изменения, создающие благоприятные условия для решения некоторых международных споров. Под влиянием политики перестройки, которая была провозглашена в СССР, появились принципиально новые перспективы решения афганских проблем. После отстранения от власти Бабрака Кармаля был провозглашен и стал реализовываться курс НДПА и Правительства ДРА на национальное примирение. «Приход Наджибуллы к власти связан с возобновлением Женевских переговоров, которые были начаты в 1982 г. между Демократической Республикой Афганистан и Исламской Республикой Пакистан под наблюдением генерального секретаря Организации Объединенных Наций».

Во внутриполитической жизни Афганистана следовало решить множество проблем, большинство из которых требовало конституционно-правового регулирования. Поэтому функция законотворчества выдвигалась на первый план. 3 февраля 1986 г. на заседании Президиума Революционного совета ДРА был утвержден состав комиссии Революционного совета по разработке проекта Конституции Демократической Республики Афганистан. К ноябрю 1987 г. был разработан последний вариант. Для принятия Конституции созвана Лоя Джирга, и 30 ноября 1987 г. Конституция была принята.

В преамбуле Конституции 1987 г. провозглашались принципы свободы, демократии, укрепления независимости, национального суверенитета и защиты территориальной целостности страны, достижения национального примирения и укрепления национального единства, обеспечения социальной справедливости и равенства, развития национальной экономики и повышения жизненного уровня народа, повышения роли и авторитета Афганистана на международной арене.

Положения Конституции 1987 г. открывали путь к национальному примирению; она отменила монополию правящей Народно-демократической партии Афганистана на осуществление государственной власти; провозгласила создание различных политических партий и создала благоприятные условия для нормального функционирования государственных органов власти. В статье 1 Афганистан провозглашался независимым, единым, неделимым, исламским государством. «Государственная власть в Республике Афганистан принадлежит народу. В Конституции говорилось, что народ осуществляет национальную власть посредством Лойя Джирги и Национального Совета».

С того времени, как была установлена независимость страны, до создания переходного правительства в Афганистане принимались многочисленные конституции. В ранее принятых конституциях вопросы межнациональных отношений либо не были отражены, либо истолковывались ограниченно. Факт многонационального характера государства впервые в истории Афганистана признали в Конституции, которая была принята в 1987 году, во время правления Наджибуллы.

Конституция в качестве главного закона в любом государстве имеет основополагающее значение, регулируя экономические, социальные, политические и культурные отношения, среди которых и межнациональные отношения в обществе. В конституции определяются нормы и положения, которые регулируют права и обязанности граждан, функционирование и взаимодействие законодательных и исполнительных органов, в рамках которых граждане и государственные органы вступают между собой в правовые отношения.

Вместе с этим в многонациональных государствах конституцией должно обеспечиваться национальное единство всех народов, которые проживают в стране, их равноправие перед законом. В этом отношении Афганистаном пройден долгий путь совершенствования системы законодательства: от признания основных прав и свобод личности до самого факта признания того, что государство имеет многонациональный характер.

При доработке текста Конституции в 1990 г. были внесены существенные изменения и дополнения во многие положения Конституции. Изменения в основном касались расширения политических прав и свобод граждан, организации нормального функционирования государственных органов. Из преамбулы исключалось положение о Народно-демократической партии Афганистана в качестве инициатора и организатора политики национального примирения. Основой политической системы Афганистана провозглашался политический плюрализм, были исключены или изменены статьи, которые касались роли Национального фронта, профсоюзов, молодежных и женских общественных организаций.

Также исключалась статья, по которой государство регулировало внутреннюю и внешнюю торговлю и оказывало поддержку собственной продукции в конкурентной борьбе с иностранным капиталом и монополиями. Изменялся состав Лоя Джирги. Новая редакция конституции давала президенту дополнительные полномочия: утверждать государственный гимн, отменять законы, которые противоречат конституции, формировать аппарат президента.

В конечном итоге изменения должны были способствовать нормализации обстановки в Афганистане. Однако внесенные поправки не изменили ситуацию. Попытки проведения конституционных реформ оказались напрасными, так как в апреле 1992 г. в стране в очередной раз произошла насильственная смена политической власти. Кризис режима Наджибулы пришелся на 1992 г. В Кабул вошли вооруженные отряды моджахедов, было провозглашено Исламское государство Афганистан. Наджибулла укрылся в миссии ООН в Кабуле, где пробыл до 1996 г. Начинается новый этап борьбы за влияние и власть в Афганистане. На этот раз борьба принимает характер вооруженной борьбы между разными партиями, которые некогда составляли широкую оппозицию официальной власти. Были разрушены целые районы афганской столицы, погибли тысячи людей. На этом фоне набирала силу новое военно-политическое образование - движение Талибан, за достаточно короткий промежуток времени овладевшее всеми южными районами Афганистана, а в 1996 г. захватившее Кабул. Наджибулла, скрывавшийся в миссии ООН, был казнен.

А.М. Балбеко указывает на то, что «рост влияния талибов обусловлен переплетением местных условий с внешней поддержкой. Афганистан всегда был одной из беднейших стран Азии. Участие в многолетней войне отбросило его экономическое развитие на много лет назад». Что же собой представляет само исламское движение «Талибан» (ИДТ)? Каковы истоки его формирования? «Несмотря на то, что в печати много писалось о том, как из выпускников медресе формировалось мощное движение «Талибан», многое остается до сих пор неясным. Например, как из школ по изучению Корана вышли тысячи хорошо обученных бойцов? Откуда у этих бедняков-беженцев появилось в изобилии современное оружие?».

Скорее всего, мифология движения «Талибан» послужила прикрытием прямого финансирования и военной подготовки армии вторжения со стороны Корпуса пограничной стражи и элитных подразделений десантных войск Пакистана под непосредственным руководством генерала Насруллы Бабара, бывшего министра внутренних дел в правительстве Беназир Бхутто.

Пакистан и США совместными усилиями открыли в приграничных районах Афганистана и Пакистана многочисленные медресе - религиозные школы. Цель организации этих школ - создание своеобразного религиозно-идеологического пояса вдоль афгано-пакистанской границы для поддержания боевого духа моджахедов. Руководило этой акцией МВД Пакистана во главе с Насруллой Бабаром. Афганские беженцы, оставшиеся без средств к существованию, шли на учебу в эти медресе. Они-то и стали первыми талибами. Основным направлением обучения в этих учебных заведениях была военная подготовка (хотя присутствовала религиозная и общеобразовательная подготовка).

Исламское движение «Талибан» (букв. «ищущие» или «студенты») первоначально возникло в среде учащихся и выпускников ряда мусульманских учебных заведений из числа афганских беженцев-пуштунов в Пакистане. Его можно назвать жесткой, контролируемой на всех уровнях военно-религиозной организацией. Во время существования просоветского режима в Кабуле в Афганистане сложился большой слой конформистского духовенства, придававшего «новой власти» исламский имидж и способствовавшего консолидации ее социальной базы. Ответом на такую политику ряда духовных лидеров и стала идеология талибов, ориентированная на «возвращение к чистым истокам ислама».

Религиозные воззрения талибов настолько радикальны, что их главные противники, моджахеды Северного альянса, ранее сражавшиеся против советских войск, сегодня даже приобретают образ борцов за религиозную терпимость. Агрессивный, фанатичный характер движения «Талибан» обнаружился с момента появления талибов на афганской политической сцене.

Во главе движения стояла «шура» (букв. «консультативный совет») - так называемая кандагарская шестерка высших мулл. Руководитель исламского движения «Талибан» - мулла Мухаммад Умар (Омар) - выпускник теологического центра в Пакистане. Требования «Талибана» суровы: единоначалие, приказы и распоряжения руководства не обсуждаются. И все же лидерам движения «Талибан» за пять лет упорных боев не удалось объединить всю страну, подавить сопротивление Северного альянса, создать «великий Афганистан».

В Афганистане имела место попытка создания искусственного режима при полном игнорировании этнической, социальной и политической природы этой страны. Полным ходом шла насильственная пуштунизация страны. В Афганистане вместе проживают пуштуны, узбеки, таджики, туркмены, хазарейцы, индусы и представители других этносов. Насаждавшийся талибами «новый порядок» был не просто вызовом военно-политического характера, а серьезным моральным испытанием как для народов, непосредственно вовлеченных в конфликт, так и для всего мирового сообщества. Жестокость и бесчеловечность целей и способов насаждения нового талибановского порядка не уступали деяниям Пол Пота в Кампучии.

Свое движение лидеры талибов называют «радикальным исламским Движением». Однако «для лидеров «Талибана» «зеленое знамя ислама» является лишь средством для фанатизации талибов, а суровая форма шариата - лишь дубинка для того, чтобы держать народ в страхе и подчинении. Ислам для талибских главарей только ширма, за которой они скрывают свои истинные цели».

Ключом к урегулированию внутренней афганской ситуации являлось создание сильной центральной власти. Однако на пути к этой цели было немало препятствий. После свержения талибов видные представители афганского общества собрались под эгидой ООН в пригороде Бонна с целью разработать план управления страной. В результате начатого там и продолжившегося уже в Афганистане многолетнего процесса государство получило новую конституцию, двухпалатный парламент и первого в истории избранного президента - Хамида Карзая. Причем на каждом этапе государственного строительства широко использовались выборы, выборность и другие демократические институты, такие, например, как всенародное обсуждение Основного закона.

Новая конституция провозгласила Афганистан Исламской республикой. Однако, постулируя непротиворечивость национальных законов исламу, Основной закон, в то же время, не содержит никаких ссылок на шариат (мусульманское право) как источник законодательства. Тексты самой Конституции и ее преамбулы предваряются традиционной мусульманской формулой «Во имя Бога, милостивого, милосердного». Одновременно в них содержатся ссылки на демократию, права человека, приоритет международных соглашений, подписанных Афганистаном, Устава ООН, Всеобщей декларации прав человека.

Провозглашаются равные права и обязанности всех граждан Афганистана без различия пола. Конституция постулирует персональный характер ответственности за преступление. Эти положения весьма важны для Афганистана, где до сих пор распространены и неравноправие полов, и кровная месть. Согласно Конституции, главой Исламской республики Афганистан выступает президент. Он является главой одновременно государства и правительства.

Парламент состоит из двух палат: Народной палаты, избираемой прямым голосованием, и Палаты старейшин, частично избираемой, частично назначаемой президентом. Половину назначаемых депутатов Палаты старейшин должны составлять женщины. Все эти элементы демократии западного типа пока получили лишь ограниченное распространение.

ГЛАВА 2. ГОСУДАРСТВЕННЫЙ СТРОЙ ИСЛАМСКОЙ РЕСПУБЛИКИ АФГАНИСТАН

2.1 Структура органов государственной власти

В научной литературе (преимущественно политологической) в последние десятилетия все чаще используется термин «система правления», отражающий взаимоотношения высших органов государства в процессе осуществления государственной власти. Традиционно также используется термин «форма правления», в рамках которого акцент делается в большей степени на порядок формирования высших государственных органов, нежели на их взаимоотношения. В последние десятилетия возрос интерес к вопросу о преимуществах и недостатках разных форм правления, связанным с третьей «волной» демократизации.

После крушения авторитарных режимов во всех молодых демократиях встал вопрос о выборе формы правления. Становление демократической системы правления связано и с изменением принципов политико-территориальной организации государства, т.е. с законодательным закреплением за локальными сообществами большей свободы в решении региональных проблем. Особое значение этот вопрос приобретает «в обществах с ярко выраженными субкультурами этнического и регионального характера».

Как известно, разрешение конфликтов в условиях политической диктатуры основано на жестком централизме государственной власти и насильственном подавлении любого проявления независимости. Крушение диктаторского режима, нередко сопровождающееся нарастанием «негативной свободы», приводит к зарождению и усилению центробежных тенденций. В этих условиях важной задачей становится создание такой формы государственного устройства, которая сочетала бы автономию локальных сообществ с их участием в выработке общенациональной политики. Поэтому демократический переход может приводить к становлению федеративного либо децентрализованного унитарного государства. Однако следует помнить, что выбор той или иной формы политико-территориальной организации государства зависит от степени остроты политических противоречий, которыми всегда отмечен этап демократизации.

Можно заметить, что, несмотря на стремление отдельных стран модифицировать и приспособить к своим условиям модель «классической» президентской республики, последняя во многом остается американским феноменом, для успешного функционирования которого необходим целый ряд условий (например, достаточно высокий уровень политической культуры, национального консенсуса относительно базовых демократических ценностей). Указанная модель обладает рядом достоинств и недостатков, причем последние зачастую превалируют при ее трансплантации на иную, неамериканскую почву.

Президентская модель создает условия для достаточно стабильного функционирования политической системы, и в этом, как это ни парадоксально, ее и сила, и слабость. Главу президентской республики нельзя отправить в отставку по политическим мотивам, да и судьба правительства здесь напрямую не зависит от изменений в соотношении сил между различными партиями в парламенте.

Данная модель весьма проста и рациональна, поскольку для нее характерно единство исполнительной власти, концентрирующейся в руках президента. Кроме того, президентская республика формально создает возможности для достаточно эффективного контроля парламента за исполнительной властью вследствие неспособности главы государства распустить парламент.

Разделение власти на государственном уровне сопровождалось эпохой организации отношений между различными ее ветвями, которая началась с острых конфликтов и даже войн между монархической абсолютистской властью и парламентами. Это и «Славная революция» в Англии, переросшая в войну короля и парламента, а затем в смену династий, и Великая Французская революция, сопровождавшаяся почти столетней эпохой упразднения монархического устройства, смены «империй», периодического устранения парламентских структур, переписывания конституций и длительной борьбой народа за избирательные права, т.е. фактически за свое право участия в правлении».

Как представляется, идея разделения властей находит свое выражение в той или иной модели организации и функционирования системы органов публичной власти конкретного государства, в связи с чем она приобретает определенные особенности и характерные черты, обусловленные спецификой этой системы. Следовательно, можно говорить о различных моделях принципа разделения властей, сложившихся в той или иной стране.

Конечно, не следует отождествлять число моделей принципа разделения властей с количеством существующих государств. Ведь подобные модели можно будет условно, хотя и затруднительно, классифицировать на какие-либо виды и их разновидности. Современное государство как политическая организация общества находится в постоянном развитии, а, следовательно, не может оставаться неизменным и принцип разделения властей, который эволюционирует вместе с государством и его институтами.

Теория разделения властей предполагает, что все ветви власти взаимосвязаны, взаимодействуют и образуют единый государственный организм. Теория разделения властей исходит из принципа равенства всех трех ветвей власти. Вместе с тем еще ее основатели подчеркивали особую роль, которая отведена власти законодательной и органу, который призван его осуществлять - парламенту. Именно парламент - это «орган, выражающий волю носителя суверенитета - народа». Исходя из этого, идея парламентаризма тесно связана с разделением властей.

Как представляется, среди общих трудностей перехода к демократии можно увидеть:

. Отсутствие развитого гражданского общества и его инфраструктуры (форм, институтов), способного, с одной стороны, формировать конкурентно способную рыночную экономическую среду, а также социальную основу и опору (средний класс) государства, демократии; с другой - выразить и защитить перед лицом государства консолидированную волю и интересы социальных слоев и групп интересов населения страны. В этом качестве гражданское общество способно создать условия для исполнения государством своего главного назначения - приводить общество к согласию, равновесию, прогрессу через использование многоплановых правовых средств.

. Неразвитость либо отсутствие политической системности. Даже если складывается многопартийность в политической системе переходного общества, то действующие политические партии возникают при отсутствии соответствующей социальной основы и действуют без видимых попыток представить реальную структуру потребностей и социальных интересов. Всякое стремление сформировать двухпартийную систему западного образца наталкивается на неготовность политического спектра приходить к согласию, компромиссам, придать социально-демократическую направленность программам политических партий, преодолеть корпоративно-бюрократической контекст в деятельности партии власти. Почти отсутствует в этих условиях ориентация на принципы парламентаризма и конституционности и, наоборот, возобладает личностно-ориентированный подход.

. Бюрократическая система власти при преобладании в системе разделения властей исполнительных ее структур. Тенденция бюрократизации берет начало от перераспределения собственности и власти. Остается, тем не менее, актуальным вопрос о связи государственной деятельности и бизнеса, связи бюрократических и криминальных структур, коррумпированности государственного аппарата. Все это создает препятствия на пути демократизации, с преодолением которых связаны сегодня успехи или неудачи в освоении демократических ценностей. В большей или меньшей степени это относится ко всем странам, ставшим на путь демократизации, но есть и специфические трудности и препятствия.

Государственное устройство Афганистана характеризуется государственным строем, идеологической ориентацией, политической структурой, формой управления территориями. Афганистан - унитарное государство. Форма правления - президентская республика. «Главой государства является президент, избираемый на 5 лет путем прямых выборов (с правом одного переизбрания). При президенте - два вице-президента. Президентом может быть только мусульманин по вероисповеданию, родившийся от родителей-афганцев. Президент является главнокомандующим вооруженными силами. В его полномочия входит проведение национальной политики по одобрению её Национальным собранием; назначение министров, директора Центрального банка, судей Верховного суда, генерального прокурора и др.».

Законодательная власть принадлежит Национальному собранию, состоящему из двух палат: нижней - Народной палаты (Валези Жюрга) и верхней - Палаты старейшин (Мещрано Жюрга). Народная палата (250 депутатов) избирается путем прямого голосования по пропорциональной системе на 5 лет. По меньшей мере, 64 депутата (по 2 от каждой провинции) должны быть женщинами.

Палата старейшин включает неопределенное число членов (назначаемых должностными лицами на местах, провинциальными и окружными советами, президентом). Палата старейшин рассматривает законы, бюджет страны и международные договоры после того, как их одобрит Народная палата. Исполнительную власть осуществляет правительство - кабинет министров (27 членов, назначаемых президентом с одобрения Национального собрания). Среди основных политических партий и движений (2005) - Исламское общество Афганистана, Партия исламского единства Афганистана, Движение национальной солидарности Афганистана.

Афганский парламент является «одним из самых молодых в мире и страдает пороками, которые присущи похожим структурам данной «зрелости». Высший законодательный орган не обладает достаточным уровнем парламентской культуры, а личные интересы депутатов часто заменяют национальные. Для парламентариев свойственно слабое понимание принципов демократии, отсутствует, как таковая, работа фракций. Связь депутатов со своими избирателями можно оценить как неустойчивую и неэффективную, при этом депутаты часто становятся мишенью для боевиков.

Как представляется, крайне важно, чтобы в Афганистане действовал принцип разделения властей, взаимодействующих друг с другом, а не вступающих в непреодолимый конфликт. Стране необходим парламент национального единства, который способен сотрудничать с президентом, решая проблемы военно-политической стабилизации, социально-экономического восстановления и динамичного развития страны.

2.2 Конституционно-правовая характеристика политической и правовой системы Исламской Республики Афганистан

Политическая система общества представляет собой сложный социальный феномен, который сформировался в результате длительного исторического развития. По мере зарождения и обособления политических интересов и отношений происходило и становление политических институтов. В течение длительного времени единственным таким институтом выступало государство.

С возникновением гражданского общества стали развиваться соответствующие объединения граждан, имеющие в большей или меньшей степени черты политических организаций и оказывающие возрастающее влияние на осуществление государством своих властных функций. «Развитие демократии, введение всеобщего избирательного права в большинстве стран Запада в конце XIX - начале XX в. включили самые широкие слои населения в число активных участников политического процесса».

Это, в свою очередь, резко повысило заинтересованность государства и других политических институтов в усилении своего воздействия на все общество и тем самым значительно активизировало политическую жизнь, повысило статус политических отношений. Такое развитие политической сферы, усложнение ее состава и структуры представляет собой «онтологическую основу исследований, образовавших в совокупности теорию политической системы».

Параллельно с формированием политической сферы жизнедеятельности общества шло научное осмысление происходящих в ней процессов - в философии, истории, других общественных, а затем и в специальных политических науках. Объектами научного осмысления последовательно становились государство, партии, политические отношения и т.д. И лишь в результате увеличения числа субъектов политики и усложнения политических связей возникла потребность в комплексном осмыслении этой сферы во всем ее многообразии.

Применение методологии системного подхода к исследованию данного, реально сложившегося системного социального объекта началось в американской социологической и политологической литературе с 50-х гг. XX в. и стало «гносеологической основой появления научной категории «политическая система» и разработки теории политических систем».

Ключевое свойство внутренней организации политической системы состоит в исключительно гибкой способности реагировать на условия своего функционирования, на поступающие извне сигналы о требованиях и поддержке. Используя разнообразные механизмы, она может корректировать свое поведение, трансформировать внутреннюю структуру и даже изменять фундаментальные цели.

Адаптивный характер политической системы проявляется не только в приспособлении к меняющейся ситуации. Он позволяет осуществлять разнообразные действия, с помощью которых производятся модификация, фундаментальные изменения и контроль внешней среды со стороны самой системы. Этот вариант поведения политической системы представляет собой сложный комплекс процессов, при помощи которых требования и поддержка на «входе» преобразуются в политический «выход», имеющий форму решений и действий властей.

При нынешнем политическом режиме в Афганистане губернаторы и их администраторы устанавливают тесную связь с местным самоуправлением и религиозными деятелями, взаимодействует с гражданскими институтами и СМИ, встречаются с населением и осуществляют прием граждан; работа управленческого аппарата компьютеризируется, растет участие женщин ив структурах власти и т.п. Кроме того, в последнее время изменился статус заместителей губернаторов, внедрены прозрачные процедуры подбора и расстановки кадров, действует Комиссия по гражданской службе и т.д.

Достигнуты заметные успехи в законотворческой и парламентской деятельности. Разработана стратегия деятельности законодательной власти, налажено членство в межпарламентских организациях. В законотворчестве участвуют люди, ранее находившиеся «по разные стороны баррикад», их деятельность удалось до известной степени систематизировать.

Вновь избранный афганский парламент - Национальная ассамблея, а точнее, его нижняя палата Волеси Джирга, сумела приблизиться к такому феномену, как политическое противостояние парламентских фракций, ей в той или иной степени удалось добиться подотчетности правительства и организовать общественные слушания. Как и в развитых странах, население Афганистана имеет возможность слышать прямую трансляцию живых дискуссий в парламенте.

За короткое время в Афганистане была создана относительно стройная нормативно-правовая база выборов всех уровней. «16 августа 1910 года принят Избирательный закон, разработаны положения о подсчете голосов, финансировании выборов, регистрации кандидатов и избирателей, аккредитации наблюдателей, журналистов, представителей политических партий и независимых лиц, проведении опросов и т.п., а также, что особенно примечательно, о предоставлении мест в нижней палате парламента женщинам».

Приняты Кодексы поведения для представителей СМИ, наблюдателей, политических партий и кандидатов. По признанию крупнейших международных структур, «парламентские выборы 18 сентября 2010 года стали важным шагом в демократическом развитии страны. Продолжает функционировать Независимая избирательная комиссия. Местные избирательные структуры хорошо зарекомендовали себя в самых сложных обстоятельствах и проявили «реальное мужество под давлением со всех сторон».

В противовес полевым командирам кандидатами в депутаты были впервые выдвинуты представители бизнеса и гражданского общества; благодаря деятельности умеренных представителей оппозиции появились перспективы формирования в новом парламенте конструктивной оппозиции. В Афганистане была организована деятельность достаточно специфичной структуры - Специального суда по рассмотрению связанных с выборами вопросов, в чьи функции входит пересчет избирательных бюллетеней. Этот созданный Х. Карзаем и финансируемый международными организациями орган боролся с подтасовками.

На эволюцию политической системы Афганистана напрямую влияет и проводимая в стране судебно-правовая реформа, предусматривающая, в частности, легитимизацию управления, защиту прав человека и др. Считается, что «реформа началась с возрождения судебной системы (1964 г.), инвентаризации законов, совершенствования нормативно-правовых актов, повышения качества и оперативности правосудия, подготовки судей новой формации, создания системы повышения квалификации и т.п.».

Сегодня в стране действуют Независимая комиссия по правам человека, функционирующая на основании особого закона, и Комиссия по судебной реформе; однако опыт работы этой последней комиссии оказался неудачным. Кроме того, к процессу повышения правовой грамотности и культуры подключены международные организации. По удачному выражению одного из экспертов, правовое государство в Афганистане «по-прежнему является смешением официальных инициатив, основанных на общине».

Если учесть, что около 80% населения Афганистана живет в сельских районах, ясно, насколько велико значение общинного начала в эволюции политической системы страны. Афганское руководство изначально было заинтересовано в создании органов самоуправления - общественных советов. Хотя в стране существует президентская форма правления, до сих пор имеются многочисленные и влиятельные сторонники парламентской системы и федеративного устройства страны, что объясняется целым рядом причин.

В частности, президентская система Афганистана устроена таким образом, что глава государства и каждый из вице-президентов представляют то или иное крупное племя или этническую группу. Такой избирательный порядок не позволяет лицам, принадлежащим к национальным меньшинствам, занять посты президента и вице-президента. По мнению многих, «в подобной системе изначально заложено непримиримое противоречие с национальной политикой».

Далее, проблемной может стать процедура прямого назначения президентом губернаторов. Неоднозначно воспринимаются и конституционные полномочия президента ИРА, которые позволяют ему оказывать значительное воздействие на контроль и пересмотр практики Верховного суда. По удачному выражению З. Халилзада, «высокая концентрация власти в руках президента ИРА означает, что те, кто проигрывает президентские выборы, могут чувствовать себя изолированными от власти».

Определенного рода противоречия есть также между центральными и местными органами государственного управления. Например, в местных органах недовольны тем, что лица, которые ответственны за реализацию программ национального примирения и реинтеграцию, стремятся «выходить» не на авторитетные общины, а на бывших боевиков, подобные «мосты» подрывают авторитет как губернаторов, так и общин. С другой стороны, «структуры исполнительной власти по многолетней инерции абсолютно бездушно относятся к нуждам и запросам населения и часто берут на себя не предусмотренные для них полицейские, прокурорские, судейские и другие функции. При этом во многих областях страны масштабы коррупции не только не уменьшаются, но и подрывают даже основы конституционного строя».

Важными и неотъемлемыми элементами политических процессов, которые происходят сегодня в Афганистане, продолжают оставаться национальное примирение и реинтеграция бывших боевиков в мирную жизнь. С точки зрения экспертов, «в ближайшей перспективе первоочередные меры должны сконцентрироваться на достижении определенных целей. Это расширение действия программы национального примирения и реинтеграции по всей стране, улучшение положения беженцев, укрепление взаимодействия между чиновниками и силами безопасности, обеспечение устойчивого финансирования программ и дальнейшее подключение к работе религиозных деятелей». На сегодняшний день основной задачей афганских властей в сфере управления является «предоставление основных услуг, а также обеспечение прозрачности и подотчетности», то есть «создание правительства для народа».

Афганистан уже в ближайшем будущем столкнется с проблемой дальнейшей демократизации органов государственного управления, для решения данной проблемы представляется необходимым проведение открытых, прямых и прозрачных выборов губернаторов, участие в этом процессе политических партий, органов самоуправления граждан и т.п.

В формировании органов исполнительной власти будут более активно участвовать гражданские институты; повысятся престиж государственной службы (особенно в провинциях) и роль представительных органов власти (причем последние станут привлекаться к составлению и реализации бюджета), укрепит свои позиции верхняя палата парламента и т.п. Работа аппарата губернаторов станет более легитимной, отлаженной и конструктивной. В число важнейших направлений своей работы по совершенствованию государственного управления афганское руководство включает «четкие и последовательные реформы государственной службы и осуществление инвестиций в высшее образование».

Что касается развития парламентаризма в Афганистане, то, как справедливо отмечает один из исследователей, международное сообщество должно уделить еще большее внимание «развитию крепкой, неплеменной, нерелигиозной и всеафганской оппозиции». Предстоит сломать стереотипы, которые устоялись относительно политических партий и ассоциируются сегодня с «ополченцами и насилием», пробуждая «горькие воспоминания о советской коммунистической партии и воюющих моджахедах».

В связи с этим можно отметить, что «возможность и необходимость в условиях многонациональности и многоконфессиональности создавать всенародные, общенациональные или даже построенные на этнической основе политические партии подтверждается опытом Индии». Кроме того, необходимо развертывать политическую конкуренцию, как известно, без этого невозможен нормальный законотворческий процесс.

Афганские граждане имеют полное право и должны выражать свои политические симпатии. Не исчерпали своих возможностей и некоторые действующие в стране законы: достаточно либеральный Закон «О политических партиях» и относительно свободный Закон «О собраниях, забастовках и демонстрациях» от 9 января 2003 года; этот последний требует уважать «священную религию ислам», а также религиозные, национальные, исторические и культурные обычаи и традиции страны. Сегодня как никогда важна выработка особой «избирательной дорожной карты».

Следует продолжить избирательные реформы; они будут осуществляться в соответствии с обязательствами, принятыми Афганистаном на конференции в Кабуле. На этой конференции страна была призвана разработать долгосрочную стратегию избирательной реформы, которая предусматривает «устойчивость избирательных процессов, проведение прозрачных и заслуживающих доверия выборов, а также обеспечение участия в этих процессах женщин».

Несколько слов следует сказать о «политической пропаганде». Это действительно является важной частью работы по демократическому просвещению, гражданскому образованию, развитию политической системы. Действенность политической пропаганды особенно наглядно можно увидеть в контексте процесса национального примирения и реинтеграции.

В канун парламентских выборов были организованы семинары для провинциальных старейшин, местных лидеров и влиятельных женщин страны; этот опыт, несомненно, надо развивать. Одним из основных компонентов избирательной кампании стала установка по всей стране рекламных конструкций и щитов; кроме того, были опубликованы плакаты, брошюры, листовки, флипчарты, информационные бюллетени и т.п.

Руководство Афганистана справедливо считает, что одним из направлений противодействия коррупции является усиление контроля правительства за регулированием импорта топлива, продуктов питания, строительных материалов, фармацевтических препаратов и других товаров первой необходимости. Это поможет в ликвидации коррупционных схем, которые связывают коммерческие структуры с зарубежными подрядчиками. Правительство намерено реализовать программы управления земельными ресурсами, ввести в действие государственно-частные и общественные партнерства в сфере жилищного строительства и т.д.

Развитие органов самоуправления граждан в Афганистане - это двуединый процесс. Именно поэтому важно продолжать создание цивилизованного правового поля для деятельности общин, внедрять современные демократические механизмы, а также разрабатывать и проводить в жизнь специальные государственные программы.

С другой стороны, необходимо предоставлять общинам больше полномочий, укреплять их взаимодействие с местными органами государственного управления и привлекать к решению конкретных социально-экономических вопросов. В среднесрочной перспективе можно предоставить органам самоуправления право производить регистрацию актов гражданского состояния (составление документов регистрации рождения, заключения и расторжения брака, смерти), совершать определенные нотариальные действия и т.п.

По практически единодушному мнению западных экспертов, «неотъемлемой частью законодательства и практики во всех аспектах развития судебной системы Афганистана должны стать международные нормы». Конечно, в течение достаточно длительного периода, который понадобится Афганистану для создания полностью функционирующей судебной системы, необходимо будет поддерживать и упоминавшуюся выше неформальную систему. Следует воспользоваться преимуществами неформальных структур и в то же время поощрять дальнейшее продвижение судебно-правовой реформы.

При разработке законопроектов следует полнее учитывать интересы женщин. Для этого можно использовать, например, предоставление им 25%-й квоты мест в законодательных и представительных органах власти. Хотя институт квотирования не вполне соответствует современным избирательным стандартам, в современном Афганистане подобные законодательные оговорки пока необходимы, тем более что мужчины в стране пользуются «преимуществом с точки зрения знакомства с системой выборов, доступа к финансированию политических кампаний и даже мобильности». Актуальным остается и вопрос подготовки женщин-журналистов, пишущих на темы, близкие их соотечественницам.

2.3 Влияние религиозных источников права на правовую систему

Афганистан стал одним из важных центров движения исламских фундаменталистов в последней четверти XX в. Афганистан. Во время гражданской войны, которая началась после апрельской революции 1979 г., противники прокоммунистических властей выступили под исламскими знаменами. Они объявили священную войну (джихад) правящему режиму и вступившим на территорию Афганистана для его поддержки советским войскам.

Среди участников священной войны - муджахидов (борцов за веру) - не было и нет единства. Соперничество их группировок отразило противоречия между пуштунами, таджиками и узбеками Афганистана. Это соперничество продолжается и после того, как просоветский режим в Афганистане прекратил свое существование, а войска СССР были выведены из страны. Муджахиды поддерживают тесную связь с Джаамат-и-ислами Пакистана и братьями-мусульманами арабских стран, оказывающими им постоянную материальную помощь.

Социальные потрясения начала XX столетия не обошли стороной исламский мир. Первая мировая война, приведшая к распаду Османской империи, революционные события близ границ регионов традиционного распространения ислама (в России и Китае), массовые движения, революции и политические перевороты в самих мусульманских странах - все это повлияло на процессы модернизации религиозной жизни, привело к возникновению новых идей, течений и концепций.

Ускорившийся в новое время на Востоке процесс формирования наций, усложнившиеся межэтнические и межконфессиональные отношения способствовали появлению различных теорий в духе мусульманского национализма. Распространение социалистических идей в странах Востока привело к оформлению первых представлений о мусульманском социализме.

Серьезный удар по исламскому консерватизму нанесли ликвидация института халифата в Турции и проводимая в этой стране после кемалистской революции политика секуляризации. Победа Афганистана в борьбе за независимость и образование Турецкой республики оказали серьезное влияние на умы мусульман других стран Востока. Несмотря на сопротивление консервативно настроенных богословов, реформаторская тенденция получала все более широкое признание. Ислам должен был мириться с современностью. Проповеди (хутбы) и религиозные решения (фетвы) стали транслироваться по радио на языке слушателей.

Рост национального самосознания отдельных народов Востока приходил в противоречие с принципом единства всех мусульман и с концепцией панисламизма, покоящейся на этом принципе. Однако параллельно развивались и поиски компромисса между национальной идеей и панисламизмом. Сочетание, сплетение, противостояние этих и иных тенденций во многом определило характер эволюции ислама в XX столетии.

Абсолютное большинство жителей Афганистана - мусульмане, из них около 85% - сунниты, около 15% - шииты. Проживающие в Кабуле и Кандагаре панджабцы и синдхи исповедуют сикхизм и индуизм. Христиане, в том числе католики и представители Армянской апостольской церкви, иудеи, гебры (парсы) и бахаиты малочисленны. Афганцы все еще предпочитают использовать неформальную систему поиска справедливости, так как формальная государственная система считается сильно коррумпированной. «В джирге или шуре люди видят больше стабильности, предсказуемости и консенсуса, чем в основанных на конкурентном индивидуализме демократических структурах, что, естественно, не может не настораживать. В некоторых общинах, которые обычно состоят из местных старейшин, землевладельцев и религиозных лидеров, есть собственные традиции разрешения конфликтных ситуаций и действуют собственные «правовые кодексы», к которым, например, можно отнести пуштунвали».

Арабо-мусульманская культура-цивилизация характеризуется, думается, традиционностью, носящей как внутренний, так и внешний характер, и эффектом отсутствия современности, с фактом чего арабо-мусульманские общества примиряются через ислам, являющийся, вне всякого сомнения, чем-то много большим, нежели «просто» религией.

Афганистан - исламская республика, поэтому роль ислама в этой стране очень велика. Высоким авторитетом пользуется в республике духовенство. Население Афганистана, исповедующее ислам, относится к двум основным направлениям этой религии - суннизму и шиизму. Афганистан в рамках классификации государств по их отношению к религии является клерикальным, поскольку религия ислам в нем «официально имеет статус государственной и занимает привилегированное положение по сравнению с другими конфессиями».

Клерикальным характером государства определяется и вся национальная правовая система Исламской Республики Афганистан. Действующая Конституция Афганистана в ст. 3 провозглашает: «В Афганистане не может быть принят ни один закон, противоречащий священной религии Ислам и ценностям, установленным данной Конституцией».

Нужно отметить, что требования ислама в тексте процитированной нормы поставлены раньше, а значит, и выше по своему значению, чем даже ценности, установленные самой Конституцией. Наибольшую остроту приобрела также проблема роли и места ислама в новой конституции и, соответственно, в новой политической системе. Основной закон провел достаточно четкую грань между либералами и консерваторами, поборниками усиления роли ислама в общественно-политической жизни. При этом ни те, ни другие не ставили под сомнение духовную значимость ислама для населения, учитывая его мусульманский характер.

Почему мусульманские общества, находившиеся на протяжении всей своей истории в частых и разнообразных контактах с европейским миром и вступавшие было на путь модернизации ещё в XIX в., не продемонстрировали особых успехов. Почему институты современности, включая структуры гражданского общества, либо не прижились вообще на почве арабо-мусульманской цивилизационной модели, либо существуют в своеобразном превращенном виде? Наконец, почему мусульманская культурно-цивилизационная традиция не просто отвергает институты современности, но активно восстает против них, используя, в том числе, и разрушительные средства, включая действия «на территории противника»? Ответы на эти вопросы коренятся в сути мусульманского вероисповедания.

«Шариат (шариа) - это тщательно разработанный кодекс поведения, или канон, содержащий в себе обрядовые нормы богопочитания, нравственные законы семейной и общественной жизни, различные разрешения, предписания и запреты, призванные урегулировать отношение мусульманина к Богу, к обществу в целом и к человеку в частности». Шариат, одним словом, есть «мусульманское законоведение, иначе говоря, мусульманское право, основными источниками которого являются Коран, сунна, иджма, кияс, тафсир и урф ва адат». Мусульманское право, в отличие от других правовых систем, «не есть самостоятельная отрасль науки. Оно вплоть до мельчайших деталей - неотъемлемая часть религии ислама».

Шариат един для всех мусульманских стран. Различия в шариатских постановлениях возникли вследствие расхождения взглядов основателей и законоведов каждой отдельной религиозной школы на разные предметы догматической и практической части вероучения, а не из-за различия государственного устройства этих стран, а также не из-за разнообразия общественного положения мусульман и принадлежности к разным нациям. Ввиду этого «мусульмане не признают и не могут признать существование особого права: турецкого, персидского, египетского. Для них существует шариат - по учению той религиозной школы, к которой они принадлежат».

Мусульманскому правоведению не присуща отраслевая классификация. В силу этого сложно согласиться с авторами, которые без достаточных на то оснований выделяют внутри мусульманского права «различные отрасли, опираясь на сложившуюся сегодня отраслевую классификацию внутри других национальных правовых систем. В основу подобной классификации мусульманского права, как представляется, положена работа видного исламоведа Л.В.С. Фан ден Берга».

В своей работе анализ мусульманского права Фан ден Берг построил по отраслевому принципу, деля мусульманское право «на религиозное право, личное и семейное право, уголовное право, государственное право и т.д.». На самом же деле мусульманское право не содержит такую классификацию. Шариат един и неделим. Вместе с тем вполне допустима классификация права конкретного исламского государства.

Однако при этом, прежде всего, необходимо выделить светскую ее часть, в пределах которой и можно говорить об отраслевой классификации. Другая, главная ее часть, связанная с шариатом, остается за пределами отраслевой классификации. «В исламском государстве именно шариат обладает высшей юридической силой и является единственным источником всего права. Ему непреклонно должны соответствовать любые светские нормативно-правовые акты независимо от источника их издания».

Шариат нельзя отождествлять исключительно с мусульманским правом. В действительности шариат охватывает жизнь и деятельность мусульманина от колыбели до могилы. В шариате освещаются как светские, так и религиозные проблемы. Шариат призван регулировать как поведение верующих и порядок жизни мусульманской семьи, так и защищать, отстаивать основные ценности ислама. В силу этого шариат по своему предназначению в сущности нечто большее, чем право. Исламу как одной из трех величайших религий присущи определенные ценности. Именно на их отстаивание, обеспечение нормального функционирования направлены нормы шариата.

В исламе выделяются и подлежат защите следующие основные ценности: религия; жизнь; разум; продолжение рода; собственность. Указанные ценности выступают в качестве основных объектов охраны шариата. Первая, наиважнейшая ценность в исламе - религия. Религия, как известно, есть «одна из форм общественного сознания - совокупность духовных представлений, основывающихся на вере в сверхъестественные силы и существа (богов, духов), которые являются предметом поклонения». Религия в европейском понимании обозначается на арабском языке словом «дин».

В Коране термин «дин» употребляется «свыше 100 раз, причем в разных значениях. Он может обозначать «суд», «воздаяние», «религию», «веру» отдельного человека и религию как систему ритуальной практики, являющуюся основой жизни религиозной общины. Наиболее широкое распространение получило определение, согласно которому «дин» есть совокупность веры (ал-иман), исполнения религиозных предписаний (ал-ислам) и совершенствования в искренности веры (ал-ихсан)».

В системе иерархии ценностей ислама религия занимает первое место. И это не случайно. Ведь религия составляет основу основ ислама. Именно религия, пять ее столпов - основные правила ислама закладывают и в последующем определяют и развивают отношение человека к другим важнейшим ценностям - жизни, разуму, продолжению потомства и собственности.

Второй ценностью ислама, подлежащей охране шариатом, является жизнь. В исламе жизнь воспринимается как Божий дар, как самая ценная из всего того, чем наделил Бог всякое живое существо. Дарование жизни и отнятие ее - исключительная привилегия Бога. Мусульманин никогда не должен забывать о том, что жизнь - Божий дар, и для мусульманина считается священной обязанностью жить насыщенной жизнью и всегда быть готовым вернуть ее назад с легкой совестью по первому требованию Бога. Однако жизнь может быть прекращена и насильственным путем - убийством и самоубийством.

Шариат предусматривает три категории людей, чьи действия остаются безнаказанными: спящий человек, пока он не проснется; человек, страдающий умопомешательством, пока у него не восстановится разум; дитя, не достигшее зрелости. Если какой-либо человек, подпадающий под одну из названных трех категорий, совершит преступление, то наказывать его за это не следует, и при подписании таковым человеком какого-либо контракта надо считать такой контракт недействительным и ни к чему не обязывающим. В силу этого если человек, находясь в состоянии умопомешательства, совершит самоубийство, то с него снимается всякая ответственность за содеянное. Вместе с тем преднамеренное и тщательно рассчитанное самоубийство рассматривается как абсолютная утрата веры в Бога и считается ужасным прегрешением.

Ислам наряду с самоубийством также отвергает и эвтаназию, рассматривая ее как «милосердное убийство». Чрезвычайно сурово в исламе карается преднамеренное убийство. За совершение умышленного убийства Коран предусматривает смертную казнь в виде кровной мести. Устанавливая право кровной мести, вместе с тем Коран призывает мстящего к прощению виновного: «... Кто простит и примирится, тому награда от Бога».

Шариат запрещает самолично вершить суд. Право кровной мести может быть реализовано лишь после вынесения официальным судебным органом обвинительного приговора, подтверждающего преднамеренный характер совершенного убийства. Кровная месть являет собой не только право потерпевшей стороны, но и ее власть, выражающуюся в том, что только эта сторона может решать окончательно судьбу преступника. Месть носит исключительно адресный характер, т.е. распространяется только в отношении преступника лично.

Шариат запрещает судьям рассудить двух противников, находясь в состоянии гнева. Преодоление гнева считается одним из лучших качеств. Силен и могуществен не тот, кто сбивает человека с ног (своим ударом). Действительно сильным является тот, кто способен сдержать себя в порыве гнева. Среди факторов, пагубно воздействующих на разум, особо выделяются одурманивающие вещества, потребление которых в исламе запрещено. «Всякое одурманивающее вещество и средство, запрещенное исламом, называется хамр (запретное). К хамру в исламе отнесены наркотики и алкоголь».

Наиболее известным систематизатором и организатором судебной системы на территории современного Афганистана стал Абдулхасан ибн Мозиний, представитель мазхаба Абу Ханифа. Было много сделано в деле реформирования судебной системы, практически все дела и юридических споры рассматривалось на предмет соответствия нормам шариата. Даже в отношении тех лиц, которые попали в опалу к правителям, и были лишены основных прав собственности, шариата осуществляли защиту элементарных гражданских прав. Судебная система строилась по двухуровневой модели. Казий и муфтии назначались обычно из наиболее известных и добродетельных людей, и пользовались в государстве большим уважением и имели значительные привилегии.

Четвертой ценностью ислама, охраняемой шариатом, является собственность. Собственность в исламе считается священной и неприкосновенной. Данное положение зафиксировано в настоящее время и в конституции Исламской Республики Афганистан. В ст. 40 говорится: «частная собственность защищена от посягательства. Ни одному человеку не запрещено приобретать или использовать собственность в рамках закона».

Ислам не отрицает и не отвергает экономическую деятельность. Его экономические принципы служат построению справедливого общества, в котором честные и ответственные люди смогли бы найти себе достойное место и заниматься праведным трудом, не основанном на коррупции, обмане, мошенничестве. Труд в исламе имеет очень важное значение. Именно результатом честного, добросовестного труда является собственность. Порицается пребывание в безделье; человек не должен быть обузой для остальных. Бесчестным поведением считается паразитирование в обществе.

В исламе право собственности охраняется и гарантируется шариатом. В современных исламских государствах собственность подразделяется на две формы: частную и государственную (общественную). Посягательство на собственность карается достаточно сурово. «Наказание в шариате классифицируется на: худуд, касас, дийат и тазир. По шариату, преступления, посягающие на собственность, влекут применение наказания категории худуд (предельные) и тазир (исправительные)».

Сегодня речь ведется о том, что пророк был в законах шариата «не всегда верно понят» потомками, о необходимости построения на основе Корана «новой исламской эпистемологии», о попытках дифференциации «ислама как факта» и «Корана как факта», в том числе с использованием методов социальных наук и семиотики, разграничения понятий «большого» и «малого джихада», и т.д. В общем усилия мусульманских интеллектуалов, которых относят к «модернистскому» направлению, ориентированы не на проблемы социально-экономического характера, с которыми сталкиваются сегодняшние мусульманские общества, и не на исследование вопросов институционализации в них структур гражданского общества.

Мусульманские мыслители пытаются примирить традиционное сознание с вызовами современности через обращение к «единственно верному учению» - исламу. В таком положении дел было бы неправильно винить исключительно самих мыслителей, особо прогрессивные из которых находятся сегодня в гораздо более незавидном положении, нежели в прошлые эпохи. Благодаря своим попыткам наладить отношения между мирами и культурами, эти потенциальные посредники между современной западной мыслью и исламским дискурсом зачастую преследуются своими менее раскрепощенными мусульманскими собратьями.

Существует некий «исламский» способ решения тех или иных проблем, разработанный мусульманами, которые являются главными действующими лицами в политической жизни какой-либо страны. В исламе, в отличие от христианства, нет четкого деления на духовное и светское. Политизированность ислама существует на протяжении всей истории мусульманского мира.

Ислам - не только религия. Это «образ жизни и мыслей, ядро целой цивилизации - чуждой и непонятной, отторгающей чужака-европейца». В Афганистане это особенно заметно, потому что обычаи, характерные для исламского мира в целом, накладывались на тысячелетние традиции народа, который всегда выходил победителем в борьбе с внешним врагом: любые попытки вторжения на его территорию заканчивались для завоевателей плачевно.

В любом кишлаке, у каждого племени, рода и клана существует свое ополчение, так называемая лашкара. Численность таких отрядов может составлять от десятка до нескольких тысяч человек (в межплеменных формированиях). А так как место погибшего воина по освященному веками обычаю обычно должен занять сын, брат, любой другой родственник или соплеменник, то «война с лашкарой для любой регулярной армии бесперспективна, если речь не идет о победе любой ценой».

В полном объеме содержание Конституции Афганистана может быть раскрыто в ходе историко-правового анализа государственно-правовых институтов, рассмотрения вопросов о ее юридической природе, принципах, которые выделяют Конституцию из законодательства страны и позволяют ей играть роль в правовой и политической системах Афганистана.

Возникновение и развитие Конституции Афганистана напрямую связано с постоянным влиянием на ее содержание норм обычного и мусульманского права. До принятия первой Конституции Афганистана традиционное право регулировало общественные отношения на основе сложившихся обычаев, традиций, принципов, одним из которых является Джирга (Собрание).

Джирга - это общее собрание мужской половины племени, или собрание старейшин. Она появляется как демократический институт самоуправления, где рассматриваются вопросы, относящиеся к жизни и деятельности племени. Здесь же принимаются соответствующие решения. Этот правовой институт - Джирга племени - сыграл большую роль в создании афганской государственности.

Наряду с Джиргой в традиционном праве Афганистана действовал принцип «марака». Различие между названными принципами состоит в том, что марака в основном рассматривала вопросы уголовно-правового характера и установления мира внутри племени, а Джирга, как правило, решала вопросы политических, административных и финансовых взаимоотношений между различными племенами.

Мусульманское право проникло в Афганистане в VII - VIII вв. и распространилось в основном на города, которые находились под опекой государства. Позднее система мусульманского права «шариат» регулировала общественные отношения в области гражданского, уголовного и административного права в городах Афганистана.

В юридический науке мусульманских стран, в том числе и Афганистана, важное место занимают проблемы шариата. В решении сложных проблем развития Афганистана, выхода страны из кризиса важная роль принадлежит праву. Система источников права Афганистана характеризуется сочетанием современных, характерных для права континентальных стран, источников (нормативно-правовые акты, нормативные договоры, прецеденты) с религиозными догмами, правовыми обычаями, основанными на традициях, ритуалах и мифах, а также преобладанием не фундаментальных исламских догм, а принципов шариата (возможность изменения норм с изменением времени, места и условий; норма в своем существовании и исчезновении следует судьбе своего основания).

Иерархия источников мусульманского права как источника-права Афганистана выражается «в доминирующей роли Корана и сунны, соответствии им иджмы и кияса». При этом национальное законодательство не может противоречить нормам шариата. В случаях коллизии, а также при пробелах в законодательстве действует нормы шариата халифатского толка.

Регулятивная роль традиционного (мусульманского и обычного) права заключается в регламентации поведения, деятельности членов общества в тех случаях, когда соответствующие отношения не предусмотрены действующим законодательством и нормами шариата. Однако во многих провинциях Афганистана, даже если там действуют государственное органы (суды, полиция и др.), споры решаются «на основе норм шариата и обычного права с помощью таких институтов как джирга, марака, маракачи, даиргамap, нарх, нархи и др.».

Место и роль нормативно-правовых актов в системе источников права Афганистана определяется тем, что они регламентирует широкий круг общественных отношений, не урегулированных нормами шариата. В то же время государственные суды руководствуются законами и в тех случаях, когда соответствующие вопросы регулируются нормами шариата, поскольку законы не противоречат этим нормам, а их использование более удобно в связи с их формальной определенностью. Во всех случаях законы имеют формальный приоритет по отношению к нормам традиционного права.

В настоящее время в Афганистане обычное право существует наряду с государственным. Светское право применяется в основном в городах, где сильны позиции государственной власти, в то время как в деревнях и небольших селениях население живет главным образом по шариату, который в значительной мере включил в себя адаты (нормы обычного права). Одной из особенностей афганского конституционного права является наличие института делегированного законодательства, которое выражается в наличии у высших органов исполнительной власти права издания законодательных указов.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Методы регулирования и состояние межнациональных отношений в Афганистане можно определить тремя факторами, которые взаимосвязаны между собой: уровень социально-экономического развития, уровень развития культуры и характер политической системы, в которую входит ее функциональная сторона - политический режим. Исходя из всего хода развития страны в ХХ веке, можно заметить влияние всех этих факторов на состояние межнациональных отношений в стране.

В современном конституционном праве Афганистана найден определенный компромисс между западными концепциями организации государства (прежде всего речь идет об имплементации в правовую систему страны демократических выборных институтов - в Афганистане впервые в его истории были проведены всеобщие выборы) и историческими особенностями государства и права страны.

Несмотря на то, что в целом действующая Конституция Афганистана 2004 г. отражает исторически сложившиеся особенности, присущие конституционному праву страны, в закрепленном ею конституционном строе страны прослеживаются результаты иностранного влияния, прежде всего Соединенных Штатов Америки. Целью установления такого конституционного строя со стороны США является формирование вертикальной централизованной системы, которая полностью бы контролировалась сформированными при непосредственном участии США высшими органами государственной власти (прежде всего Президентом и Правительством).

Весной 2014 года в Афганистане, сменилась власть. Споры и скандалы о результатах не утихают и по сей день. Активное участие во внутриполитической жизни страны в разных формах пытаются принять США, Китай, монархии Персидского залива. Однако по-прежнему нет гражданского мира, наблюдаются признаки создания параллельной структуры власти с постоянным «перетягиванием каната».

Афганистан переживает очередные потрясения и перипетии в своей и без того непростой и много повидавшей истории. Апрельские президентские выборы-2014 в Афганистане и формирование нового кабинета верховной власти и соответствующих структур не раз оканчивались серией политических скандалов на фоне непрекращающегося противостояния и поиска перемирия с талибами в разных частях страны и за рубежом.

В интеллектуальном и политическом плане Ашраф Гани Ахмадзай, вступивший на пост президента 29 сентября 2014 года, более близок Соединенным Штатам, чем его главный соперник Абдулла Абдулла. Соглашение между соперниками (Гани и Абдуллой) от 21 сентября 2014 года предусматривало, что президент является главой государства и правительства (так как впервые за всю конституционную историю Афганистана не предусмотрен пост премьер-министра).

Президент (по соглашению) также возглавляет кабинет министров, который состоит из президента, вице-президентов, ГИВ, его заместителей, главного советника и министров. В то же время, такие наиболее важные институты власти, как разведка, Центральный Банк включены в список кабинета в качестве подотчётных парламенту, но, кажется, не включены в кабинет министров и, таким образом, оказываются в непосредственном подчинении президенту. С другой стороны, глава исполнительной власти получил гарантии на включение его в процесс принятия решений, поскольку он и его заместители не только входят в состав кабинета, но и в состав Национального Совета безопасности.

Ещё одна трудность заключается в определении функций Лойя Джирги. По Конституции представители, избранные провинциальными советами, должны быть делегатами любой джирги. Но это не было осуществлено ни в 2010, ни в 2011, ни в 2013 годах.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативные правовые акты

1.Конституция Исламской Республики Афганистан // #"justify">Научная и учебная литература

1.Алебастрова, И.А. Конституционное право зарубежных стран. - М.: Юрайт-М, 2012. - 640 с.

.Александров И., Ахримович Р. Государственный строй Афганистана. - М.: Госюриздат, 1956. - 66 с.

.Воскресенский А.Д. Сравнительный анализ восточных систем: итоги компаративного анализа. - М., 2011. - 611 с.

.История государства и права зарубежных стран. В 2-х томах. Т. 2. Современная эпоха/Отв. ред. Н.А. Крашенинникова. - М.: Норма, 2011. - 816 с.

.Кашинская Л.Ф. Становление национальной государственности Афганистана (историко-правовое исследование) Авторев. дисс. на сонск. уч. степ. канд. юрид. наук. - Ташкент, 1993. - 57 с.

.Керимов Г.М. Шариат и его социальная сущность. - М: Мысль, 1978. - 215 с.

.Конституционное (государственное) право зарубежных стран. Общая часть / Отв. ред. проф. Б.А. Страшун. - М.: Норма, 2013. - 896 с.

.Конституционное право зарубежных стран / Под ред. М.В. Баглая, Ю.И. Лейбо, Л.М. Энтина. - М.: Норма, 2011. - 832 с.

.Малышева Д.Б. Религиозный фактор в вооруженных конфликтах современности. - М., 1991. - 280 с.

.Саидов А.Х. Основы мусульманского права. - Ташкент, 1995. - 256 с.

.Сюкияйнен Л.Р. Мусульманское право. Вопросы теории и практики. - М: Наука, 1986. - 192 с.

.Чиркин В.Е. Конституционное право зарубежных стран. - М.: Юрист, 2013. - 622 с.

Статьи из периодической печати

1.Балбеко А.М. Афганистан как мировая геополитическая проблема // Социально-гуманитарные знания. - 2001. - №6. - С. 220-231.

.Боронбеков С. Основные ценности ислама - объекты охраны шариата // Государство и право. - 2003. - №2. - С. 92-100.

.Гафуров 3.Ш. Социально-правовое государство: причины возникновения, объективные основы, противоречивая сущность//Государство и право. - 2009. - № 4. - С. 5-14.

.Гребениченко С.Ф., Давыдов В.П. Разделение власти - фундамент парламентской деятельности // Социально-гуманитарные знания. - 2003. - № 5. - С. 172-186.

.Дегтев Г.В. Некоторые теоретические закономерности становления института президентства на современном этапе // Государство и право. - 2005. - №2. - С. 5-12.

.Зазнаев О.И. Преимущества и недостатки президентской, парламентской и полупрезидентской систем // Социально-гуманитарные знания. - 2006. - № 5. - С. 133-144.

.Капинос Р. Экономические идеи Корана и практика современного ислама // Мировая экономика и международные отношения. - 2009. - №3. - С. 99-105.

.Коломийцев В.Ф. Демократический режим // Социально-гуманитарные знания. - 2000. - №5. - С. 88-99.

9.Краснов Б.И. Политическая система // Социально-гуманитарные знания. - 1995. - №5. - С. 120-133.

.Маликова А.Х. Эволюция теории и практики правового и социального государств и их соотношение в историческом развитии // Государство и право. - 2009. - С. 36-41.

.Малышева Д. Афганский эндшпиль и региональная безопасность // Мировая экономика и международные отношения. - 2012. - №11. - С. 83-93.

.Мартышин О.В. Государство и религия (Из мирового опыта) // Государство и право. - 2012. - №11. - С. 36-46.

.Марченко М.Н. Демократия как атрибут правового государства и ее изъяны // Государство и право. - 2014. - №5. - С. 14-24.

.Махина С.Н. Сущность и системные характеристики политико-правовой категории "децентрализация" в современном демократическом государстве // Государство и право. - 2006. - №7. - С. 21-30.

.Муслимов С.Ш., Антипова А.С. О ценностных противоречиях гражданского общества // Социально-гуманитарные знания. - 2008. - №3. - С. 80-95.

.Панферова В.В., Сельцовский П.А. Культура демократии как условие диалога власти и общества // Социально-гуманитарные знания. - 2012. - №4. - С. 17-28.

.Поленина С.В. Проблема национально-культурной идентичности в свете взаимодействия правовых систем современности // Государство и право. - 2008. - №1. - С. 37-43.

.Примак Т.К., Старостина С.А. Договор в мусульманской политико-правовой доктрине // Государство и право. - 2008. - №9. - С. 73-76.

.Романчук И.С. Религия как идеологическая основа государственной власти // Государство и право. - 2010. - №12. - С. 82-85.

.Рыбаков А.В., Татаров А.М. Политические институты: теоретико-методологический аспект анализа // Социально-гуманитарные знания. - 2002. - №1. - С. 139-150.

.Сикоев Р. Афганистан в преддверии президентских выборов (из истории создания политических партий) // Азия и Африка сегодня. - 2004. - № 8. - С. 12-16.

.Умнов А. Афганский кризис // Мировая экономика и международные отношения. - 2009. - №3. - С. 49-57.

.Фетисов А.С. Разделение властей - критерий демократического государства // Социально-гуманитарные знания. - 1995. - №6. - С. 157-174.

.Франчук, В.И. Политическая система как средство выживания общества и основы ее реформирования // Социально-гуманитарные знания. - 2005. - №1. - С. 120-133.

.Цыганков П.А. Мировой политический процесс: содержание и особенности // Социально-гуманитарные знания. - 2004. - №4. - С. 109-118.

.Чепель С.Л. Демократические переходы: закономерности и этапы // Социально-гуманитарные знания. - 2004. - №2. - С. 157-174.

.Черкасов А.И. Президенциализм и парламентаризм в странах современного мира // Государство и право. 2012. №9. С. 35-43.

.Абдуллоев Р.С. Национальный вопрос и государственная власть в Афганистане. Часть первая // http://www.easttime.ru/analitic/2/13/870.html

.Кашинская Л.Ф. Становление национальной государственности Афганистана (историко-правовое исследование) Авторев. дисс. на сонск. уч. степ. канд. юрид. наук. - Ташкент, 1993.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!