Тема: Благотворительность в России в эпоху Екатерины II

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    33,29 Кб
Благотворительность в России в эпоху Екатерины II
Благотворительность в России в эпоху Екатерины II
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Министерство образования и науки Российской Федерации

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Ульяновский государственный педагогический университет

имени И.Н. Ульянова»

(ФГБОУ ВПО «УлГПУ им. И.Н. Ульянова»)

Исторический факультет

Кафедра истории



Курсовая работа

Благотворительность в России в эпоху Екатерины II


Выполнил:

Студент 3 курса

Тюгаев Павел

Вячеславович

Проверила: к.и.н.,

Старший преподаватель

кафедры истории

Соловьева Екатерина Александровна


Ульяновск - 2015

Содержание

Введение

Глава 1. Становление и развитие российской благотворительности в эпоху Екатерины II

.1 Благотворительность: анализ понятийного аппарата

.2 Социальная политика государства при Екатерине II

.3 Масштабы и значение реформ Екатерины II в области благотворительности

Глава 2. Основные источники благотворительной деятельности в России во второй половине XVIII века

.1 Роль церкви в благотворительности

.2 Вклад в благотворительность российских филантропов и меценатов в период абсолютизма

Заключение

Библиографический список

Введение

Из всех женщин, царствовавших в России в ХVIII веке, только Екатерина II правила самостоятельно, вникая во все дела внутренней и внешней политики. Свои главные задачи она видела в укреплении самодержавия, реорганизации государственного аппарата с целью его усиления, в упрочении международного положения России. В значительной степени ей это удалось, и время её правления - одна из блестящих страниц русской истории.

Правление Екатерины II продолжалось более трех с половиной десятилетий (1762-1796). Оно наполнено многими событиями во внутренних и внешних делах, осуществлением замыслов, продолжавших то, что делалось при Петре Великом. «Петру Первому - Екатерина Вторая» - такие слова выбиты на постаменте знаменитого памятника первому императору России работы Э. Фальконе. Екатерина II, деятельная и неординарная правительница, имела право на подобное сопоставление. Достижения и победы времени ее царствования носят во многом отпечаток ее личного участия, направляющего внимания. Натура талантливая, образованная, литературно одаренная, она умела многое - и управлять огромной империей, к чему страстно стремилась со времени прибытия в Россию, и ладить с людьми, и, что очень важно, приближать к себе людей талантливых, одаренных, поручать им важные дела в соответствии с их способностями.

В период своего правления Екатерина II уделяла особое внимание развитию системы благотворительности в России.

Именно в этот период в истории России появляются совершенно новые подходы к общественному призрению, создаются органы управления этой сферой социальной политики, сосредотачивается внимание преимущественно на благотворящих учреждениях закрытого типа, открываются пути к рождению общественных организаций, существенно расширяется сеть заведений и категорий призреваемых. Рассмотрим этот период нашей истории более внимательно.

Актуальность исследования состоит в том, что в настоящее время пред нашим обществом особенно остро стоят проблемы социальной помощи. В результате происходящих социально-экономических и политических перемен, в нашей жизни появились такие явления, как безработица, профессиональная и жизненная неустроенность многих слоев населения. Страна сейчас находится в полной растерянности, нерешительности, и подчас, в бездействии.

Цель исследования: рассмотреть теоретические основы благотворительной деятельности в России в XVIII веке.

Объектом исследования является социальная политика государства в области благотворительности в XVIII веке.

Предметом исследования является благотворительная деятельность в России в XVIII веке.

Задачи исследования:

Рассмотреть становление и развитие российской государственной благотворительности в эпоху Екатерины II

Рассмотреть основные источники благотворительной деятельности в России во второй половине XVIII века

Методы исследования: анализ научной литературы; сравнительно-сопоставительный анализ.

Структура курсовой работы: работа состоит из введения, двух параграфов, заключения, библиографического списка.

Глава 1. Становление и развитие российской благотворительности в эпоху Екатерины II

1.1 Благотворительность: анализ понятийного аппарата

За последнее десятилетие в нашу жизнь стало входить множество новых и старых понятий связанных с благотворительностью. Мы не редко слышим о спонсорах и фондах, технической помощи, грандах и пожертвованиях. Пишут о донорах, филантропах и меценатах. Итак, приступая к рассмотрению благотворительности на современном этапе, вначале следует определиться с рядом основных понятий.

Фирсов М.В. дает различную трактовку понятия благотворительность (charity) в зависимости от исторической эпохи до ХХ века «под благотворительностью понимали проявление сострадания к ближнему, негосударственная форма помощи нуждающимся; в ХХ веке до 90-х годов данное понятие интерпретируется как форма классового манипулирования общественным сознанием в капиталистическом обществе; сегодня под благотворительностью понимается некоммерческая деятельность, направленная на оказание помощи нуждающимся».

С одной стороны, благотворительность - это помощь нуждающимся, проявление сострадания к ближнему. В этом смысле благотворительность тесно связана с милосердием (mercy) которое есть «сострадательная любовь, сердечное участие в жизни немощных и нуждающихся (больных, раненых, престарелых)» .Такая благотворительность осуществляется чаще всего через пожертвования или подаяния, а получателем помощи являться страждущие люди, можно сказать, что это чистая благотворительность или благотворительность в узком смысле слова. От милосердия произошел ряд таких понятий как милостыня (подаяние, плата), милость (благосклонность), миление (сострадание).

К благотворительности тесно примыкает и понятие филантропии. Хотя оно и более широкое, например В.И. Даль трактует филантропию как «человеколюбие, заботу об улучшении участи человечества», очень часто можно встретить определение филантропии как синонима благотворительности.

Благотворительные средства могут быть направлены на повышение благосостояния частного лица или организации, что способствует активизации его деятельности. Можно дать деньги или оборудование больнице или школе, театру или музею, не требуя взамен ничего, даже благодарности. Если у благотворителя выявились свои пристрастия, и ему понравилось регулярно поддерживать нечто общественно полезное, а особенно культуру, его могут называть меценатом.

В толковом словаре русского языка, «меценат - это богатый покровитель наук и искусств; вообще тот, кто покровительствует, какому либо делу или начинанию».Произошло это понятие от древнеримского вельможи Мецената (I век до н.э.), покровительствовавшего когда-то поэтам и художникам.

Еще есть спонсора и о них мы слышим чаще всего. Спонсоры обычно поддерживают, какое либо важное мероприятие, строительство или создание чего-нибудь, помогают полезной, на их взгляд, организации. Поддержка оказывается как деньгами, так и услугами или продукцией спонсора. Так же существует понятие информационного спонсора акции или события.

Среди основных форм благотворительной поддержки различают пожертвование, грант и техническую помощь.

«Техническая помощь это вид безвозмездной помощи (содействия), предоставляемой в целях оказания поддержки в осуществлении экономической, социальной реформ». Техническая помощь предоставляется иностранным организациям и правительствам, часто в рамках межправительственных соглашений, и направлена на содействие реформ в стране.

Пожертвование можно определить как взнос или дар в пользу другого лица. Пожертвования могут делаться гражданским, лечебным, воспитательным учреждениям, учреждениям социальной защиты, благотворительным, научным и учебным учреждениям, музеям, фондам и т.д.

Наиболее сложным и в тоже время достаточно новым для России является понятие гранта (grant). Перевод этого английского слова на русский язык имеет много значений, среди которых: «а) дар, подарок; б) субсидия, дотация; в) пособие единовременная денежная выплата; г) стипендия». Таким образом, можно сделать вывод о том, что гранд это единовременная субсидия, присуждаемая научному учреждению, творческому коллективу или отдельному исполнителю труда. Из всего, что известно о грандах в российской и международной практике, можно остановиться на следующих важнейших его характеристиках: а) безвозмездности; б) целевом характере; в) общественной полезности.

Еще одно понятие, получившее значение немалое распространение в последнее время, - фонд. «Различают два типа фондов: один тип учреждается для оказания материальной помощи каким - либо социальным слоям или группам населения; другой тип - общественная организация, ведающая сбором и распределением средств на определенные общественные нужды». Среди фондов есть такие, которые созданы с целью финансирования различных благотворительных программ за счет средств фирм, банков, организаций и отдельных граждан.

Эти фонды называются благотворительными, их задача эффективное распределение средств.

Так же интерес представляет еще одно новое понятие - донор, чаще всегда под этим словом понимается человек, отдающий свою кровь, но это очень узкая интерпретация понятия, донор это тоже своего рода благотворитель. Донорами называют и богатые регионы, которые отдают часть своих доходов и бюджет более отсталым субъектам, донорами называют и иностранные государства, или их международные учреждения. Можно сказать, что донор это тот, кто безвозмездно нечто отдает.

В итоге следует сказать о том, что наиболее используемыми понятиями являются благотворительность, милосердие, пожертвование. Так же существует ряд новых для России понятий таких как донор, спонсор, гранд, которые, несмотря на свою новизну все же входят понятийный аппарат благотворительности как теории. Появление новых понятий можно объяснить развитием общества и государства, а так же увеличением объемов помощи стороны иностранных государств, и как следствие внедрением иностранных понятий.

.2 Социальная политика государства при Екатерине II

С восхождением на престол Екатерины II начинается вторая попытка на протяжении XVIII века изменить социально-экономическую структуру страны. Движимая идеями французских просветителей, "коронованный философ" в первые годы правления предприняла ряд конкретных мероприятий по организации благотворительных учреждений нового типа. По ее поручению над этим работал один из самых образованных людей тогдашней России Иван Иванович Бецкой (1704-1795). Побочный сын генерал-фельдмаршала И. Ю. Трубецкого, он получил "преизрядное учение" в Копенгагене, Париже, посещал "светские салоны, свел знакомство с энциклопедистами и путем бесед и чтений усвоил себе модные идеи". В России Бецкой серьезно занялся проблемой воспитания. Указом 3 марта 1763 года его назначили директором Академии художеств, при которой он устроил воспитательное училище, а в сентябре по его предложению и плану решено было открыть в Москве Воспитательный дом "для младенцев, лишенных родительской ласки", подкидышей. В 1770 году такой же дом был открыт в Петербурге. Основные идеи И. И. Бецкого нашли отражение в его докладе "Генеральное учреждение о воспитании юношества обоего пола" (1764), уставах воспитательных домов и шляхетского корпуса. Его педагогическая система базировалась на воззрении Локка, Руссо, Гельвеция, была достаточно эклектична и утопична. Вместе с императрицей Бецкой замыслил "создать новую породу людей" .

Сначала, по его замыслу, нужно сформировать первое поколение "новых отцов и матерей", способное воспитывать себе подобных, "следуя из рода в род, в будущие века". "Но воспитание не может достигнуть своей цели, если первые воспитываемые поколения не будут совершенно изолированы от смежных с ними старших, погрязших в невежестве, рутине и пороках", - утверждал поддерживаемый Екатериной II И.И. Бецкой. Он говорил о необходимости создания между старым и новым поколениями искусственной преграды, чтобы первое, "зверообразное и неистовое в словах и поступках", не могло влиять на второе. Такую "преграду" он видел в закрытых учебных заведениях (интернатах), где под руководством русских (а не иностранных) наставников "дети и юноши выдерживались бы до тех пор, пока не окрепнет их сердце и не созреет ум, т.е. до 18-20 лет".

Вот одним из таких закрытых учреждений и должен был стать Воспитательный дом, в который принимались подкидыши, дети, рожденные вне брака, "законные дети, оставляемые родителями по бедности". Вскармливание и воспитание младенцев должно было осуществляться в стенах Воспитательного дома, "дабы путем надлежащего воздействия образовать из безродных и бесприютных детей полезных государству "третьего чина" и нового рода людей. Питомцы дома получали значительные привилегии: они и их дети и внуки оставались вольными и не подлежали закабалению; имели право покупать дома, лавки, устраивать фабрики и заводы, вступать в купечество, заниматься промыслами и распоряжаться своим имуществом.

Любопытно решался вопрос о финансировании воспитательных домов. Государство средств не выдавало, дома должны были существовать на "доброхотные подаяния" благотворителей, получавших за это разные привилегии. В их пользу шли налоги на импортные игральные карты, 25 % доходов от театров, общественных балов и всяких азартных игр на деньги. Позже при Воспитательных домах было открыты ссудные и сохранные казны, которые приносили значительный доход. Дома были автономными учреждениями, имели свою юрисдикцию, освобождались от пошлин, могли покупать и продавать землю, дома, деревни, без бюрократической волокиты "заводить" заводы, фабрики, мастерские, устраивать лотереи.

При воспитательных домах функционировали госпитали для бедных рожениц с анонимным отделением, где у женщин не требовали документов и даже позволяли рожать в масках. Для работы с ними были учреждены должности повивальных бабок, а позже при Петербургском родильном госпитале открылось училище для подготовки акушерок .

По идее И.И. Бецкого в Петербурге было основано Воспитательное общество благородных девиц (1764 г.), а через год в стенах Новодевичьего монастыря в столице открылось первое в России училище для девушек благородного происхождения и мещанского звания, которые обучались на разных отделениях. Это закрытое учреждение тоже готовило "новую породу людей": девочки-дворянки изучали широкий по тем временам круг общеобразовательных предметов - археологию и геральдику, этикет и рисование, музыку и танцы, шитье, вязание и домоводство; мещанки имели менее интеллектуальную программу, главное внимание обращалось на рукоделие, стряпню, уборку (им предстояло в будущем стать матерями, хозяйками дома, экономками). Открытием Смольного института Екатерина положила начало женскому образованию в стране. На казенные деньги в институте получали воспитание девочки из бедных семей, сироты, прошедшие баллотировку (отбор) на местах. И. И. Бецкой был главным попечителем и руководителем училища.

В 1765 году Бецкой стал шефом шляхетского кадетского корпуса, для которого составил устав в соответствии со своей педагогической программой. А в 1773 году по его плану на средства Прокопия Демидова в Москве было учреждено воспитательное Коммерческое училище для купеческих детей. В конце концов Екатерина II отдала Бецкому руководство всеми учебными и воспитательными учреждениями, богато одарив. Большую часть состояния он отдал на нужды своего детища - закрытых воспитательных заведений. В 1778 году Сенат вручил И. И. Бецкому - выбитую в его честь большую золотую медаль надписью "За любовь к Отечеству". К концу жизни Екатерина стала ревниво относиться к популярности своего верноподданного (Бецкой присвояет себе к славе государской), отдалив его от себя. Но его идеи еще долго тревожили умы соотечественников.

В конце XVIII века государство продолжало заботиться о "пристройстве безумных", об открытии новых богаделен. Екатерина обратила внимание и на такое серьезное социальное явление, как проституция. Продолжая начатое еще в XVII преследование "непотребства" и наказывая "за содержание домов разврата", она в то же время попыталась поставить проституцию под надзор полиции: в Петербурге специальные районы отводились "для вольных (публичных) домов".

Все перечисленные мероприятия екатерининской эпохи были как бы подготовкой к созданию государственной системы благотворительности со своим управленческим аппаратом, финансами, формами и методами работы. Проведенная в 1775 году административная реформа впрямую коснулась социальной сферы, как и последовавшая за ней в 1782 году городская реформа. В 1785 году "жалованные грамоты" дворянству и городам, закрепившие и завершившие сословное деление населения России, значительно расширили распорядительные и исполнительные функции местного дворянского и городского самоуправления. "Учреждением о губерниях" среди прочих были созданы административно-полицейские органы: губернское правление с губернатором во главе и совершенно новое для России и по названию, и по назначению учреждение - приказ общественного призрения.

Утвержденное Комитетом министров положение 1828 г. гласит: «Находя <...> существование по губерниям Воспитательных домов бесполезным и крайне неудобным [Комитет] положил: учреждение оных под ведением Приказов общественного призрения вновь не дозволять. <...> С 1812 г., замечая худое состояние по губерниям заведений сих, со стороны Министерства делаемы были предписания о принятии мер и отвращению великой смертности в них детей и приведению самих заведений в благоустройство; но по недостатку способов Приказов и по разным неудобствам в содержании заведений сих, настояния о том не могли быть успешными. Между тем принос детей время от времени увеличивается и до того, что на содержание одних сих заведений в некоторых местах истрачивалось почти столько же, сколько вообще на все прочие заведения и расходы в иных Приказах превышали доходы».

По замыслу реформаторов, созданные в каждой губернии приказы возглавлялись губернатором, в них входили заседатели от губернских сословных судов. Управляли они местными школами, медицинскими и благотворительными учреждениями (богадельнями, сиротскими и воспитательными домами, больницами, госпиталями). Их попечению подлежали "подкинутые младенцы", "лица, неспособные к продолжению военной службы", их семьи и семьи военнослужащих, сироты, раненые, дряхлые и увечные, заслуженные гражданские чиновники и другие . Приказы общественного призрения заведовали и учреждениями тюремного типа - "работными" и "смирительными домами". Работные дома предназначались для тех, кто праздно шатается или занимается нищенским промыслом. В смирительные дома отправляли крепостных, провинившихся перед хозяином, дозволялось принимать туда детей за "неповиновение" перед родителями. В этих заведениях царил тяжкий полутюремный режим с жестокими телесными наказаниями для "ленивцев обоего пола".

Новыми для того времени были принципы, на которых строилась работа приказов: относительная самостоятельность местных благотворительных учреждений, привлечение к управлению ими местного населения, финансирование за счет государственных средств и из местных источников. Доходы приказов складывались на основе неприкосновенного фонда (начало ему положила сумма в 15 тысяч рублей, полученная каждым приказом от правительства при открытии) из процентов на недвижимость, пособий от города и казны, пенных и штрафных денег, хозяйственных (от работных домов, фабрик и др.) и случайных поступлений (частные пожертвования и др.). За 50 лет существования приказы общественного призрения, участвуя в кредитных и других финансовых операциях, превратились в богатые своеобразные банки - их капитал вырос до 25 миллионов рублей.

Одновременно с приказами в 1775 году при каждом городовом магистрате были созданы сохранившиеся до 1917 года сиротские суды - сословные органы, ведавшие опекунскими делами "купеческих и мещанских вдов и малолетних сирот" (с 1818 г. - личных дворян, если они не имели земельной собственности). Суды следили за состоянием опеки, разбирали жалобы на опекунов. Существовала также дворянская опека.

Кроме приказов общественного призрения, о нуждающихся заботились полицейские органы и чины. Они препровождали в работные и смирительные дома "праздношатающихся", вместе с другими ведомствами открывали Тollhaus (дома для умалишенных) - в 1779 году в Петербурге "ввиду скопления душевнобольных в столице", в 1785 году - в Москве, в 1786 году - в Новгороде. В 1852 году приказы общественного призрения содержали 50 домов и больниц для умалишенных на 2554 койки. .

1.3 Масштабы и значение реформ Екатерины II в области благотворительности

Екатерининский период в истории России обогатил страну новыми подходами к общественному призрению, вызвал к жизни органы управления этой сферой социальной политики, сосредоточил внимание преимущественно на благотворящих учреждениях закрытого типа, открыл путь к рождению общественных организаций, существенно расширил сеть заведений и категорий призреваемых. Но, к сожалению, плоды этих нововведений оказались горькими. Приказы общественного призрения, просуществовавшие до земской реформы 1864 года (в неземских губерниях - до 1917 г.), постоянно подвергались критике общественности за бюрократизм, лихоимство, формализм, за то, что не удовлетворяли и малой доли нуждающихся", что "казенных средств на призрение оказалось недостаточно". Вся система общественного призрения страдала от недостатка служащих, особенно, практических работников, которых никто профессионально не готовил.

Утопичность замысла Бецкого проявилась уже в первые годы существования созданных им воспитательных заведений. Призванные готовить "новую породу людей третьего чина", воспитательные дома с момента их открытия стали популярными, в них поступали младенцы в количествах, превышавших возможности имевшихся помещений. Специалисты отмечали: "Скопление большего числа детей в палатах, отсутствие достаточного количества кормилиц, неопытность врачей и воспитателей, прием детей часто больных и даже умирающих - все это повлекло за собой ужасающую смертность питомцев". В Московском доме из 523 детей, принятых на воспитание в 1764 году, умерли 424 (81,1 %), в 1765 году из 793 - 597 (75,3 %), в 1766 году из 742 - 494 (66,6 %), в 1767 году из 1,089 - 1073 (98,5 %).

Такая картина не могла не вызвать тревоги и соответствующих действий правительства. Лучшим выходом признали передачу детей на вскармливание и воспитание в крестьянские семьи, которым за это платили. Смертность в Московском воспитательном доме сразу снизилась в 2-3 раза и уже никогда не достигала уровня первых лет его существования (в 1768 г. - 61,7 %, в 1769 - 39,1 %, в 1770 - 24,6 %), зато увеличивалась смертность детей в деревне: умирали и питомцы воспитательных домов и младенцы кормилиц (от заносимых болезней и уменьшения питания). Проблема спасения новорожденных подкидышей оставалась актуальной до конца XIX века, когда смертность среди них достигла 50 %.

Не оправдали надежд устроителей и учебные заведения для девочек дворянского и, мещанского звания. Малышек с пятилетнего возраста отрывали от семей на 15 лет обучения, взяв с родителей или родственников подписку о том, что те не заберут детей до окончания училища. В закрытом для посетителей училище царили полувоенная казарменная дисциплина, телесные наказания, предоставлялся не слишком сытный стол, в классах и спальнях было холодно, пансионерки часто простужались, нередко страдали нервными заболеваниями. Классные дамы и воспитательницы не всегда соответствовали своему назначению и остались в воспоминаниях бывших смолянок воплощением зла и ненависти к детям. Не лучше жилось мальчикам в Коммерческом училище - те же условия приема, те же муштра и скученность в классных в спальных помещениях, то же отсутствие детства и присущих ему радостей.

При Екатерине II было положено начало организации, "открытого общественного призрения", т.е. "вне закрытых благотворительных заведений". Указ 1781 - года обязал столичный городской магистрат назначить "городового маклера", который должен был раз в неделю вскрывать кружки приказа общественного призрения с доброхотными подаяниями и раздавать деньги "бедным, не могущим приобретать работою свое пропитание". Как и Петр I, в законодательных актах 1797 года об уделах, императрица возлагала на сельские и городские общины и приходы обязанность "прокармливать своих бедных, не допуская их до нищеты". Наблюдение за выполнением закона и призрение "вне заведений" осуществляли полицейские чины: земские капитаны (1775 г.), городничие (1781 г.), частные приставы (1782 г.). Ответственность общин за призрение бедных подтвердили законы 1801 и 1809 годов. Последний предусматривал содержание повторно задержанных за нищенство на средства приказов общественного призрения, а издержки относил на счет виновных в "не смотрении и не призрении". В 1838 году, при Николае I, были организованы Петербургский и Московский комитеты "по разбору и призрению просящих милостыню". В развитие предшествовавших мер и методов борьбы с нищенским промыслом, "Положение" о комитетах предусматривало определение злостных попрошаек в работные дома, а "нуждающимся, добровольно явившимся за помощью", оказание содействия в их нуждах. Для этого комитеты, состоявшие из 10 членов, штата сотрудников и агентов, должны были "входить в тщательное рассмотрение случаев необходимой помощи и предотвращения нищеты". Но в тот период, как отмечали современники и практические работники социальной сферы конца XIX века, система открытого призрения равно и закрытого, "дала очень незначительные результаты". Тем не менее, идеи, рожденные в екатерининскую эпоху, поддержанные в первой четверти Александром I, пережившие мрачную пору николаевской реакции, заложили серьезную основу для развития государственной и общественной система российского призрения, дорогу которому открыли реформы 60-70-х годов прошлого столетия.

Более самостоятельным характером отличается крупнейшая организационная мера Екатерины II, заключающаяся в создании ею целой сети специальных учреждений под названием «Приказов общественного призрения», открытых в сорока губерниях на основании «учреждения о губерниях» 1775 года. По этому закону, «приказу общественного призрения поручается попечение и надзирание о установлении и прочном основании: 1) народных школ; 2) установление и надзирание сиротских домов для призрения и воспитания сирот мужского и женского пола, оставшихся после смерти родителей без пропитания; 3) установление и надзирание госпиталей, или больниц для излечения больных;4) установление и надзирание богаделен для мужского и женского пола, убогих, увечных и престарелых; 5) установление и надзирание особого дома для неизлечимо больных; 6)установление и надзирание дома для сумасшедших; 7) установление и надзирание работных домов для обоего пола; 8) установление и надзирание смирительных домов для обоего же пола людей.

Таким образом, законодательным актом от 7 ноября 1775 года, получившим название «Учреждения для управления губерний Всероссийской Империи», была заложена государственная система общественного призрения, процветавшая долго и сохранившаяся в общих чертах до наших дней. Законодательство Екатерины II решительным образом поворачивало дело призрения от земского общественного принципа, где помощь бедным оказывали земские люди на общественные средства, в сторону централизации на государственной бюрократической основе, где призрением сирых и убогих занимались чиновники полиции и приказов.

Екатерина II положила начало созданию в России благотворительных обществ, которые впоследствии стали институционной основой современного некоммерческого сектора. Филантропическая и просветительская деятельность, развитая Екатериной II, продолжилась и после ее смерти.

В екатерининскую эпоху приказы общественного призрения - органы, не зависящие от губернских инстанций и подчинявшиеся непосредственно верховной власти и Сенату, - были созданы в 40 из 55 губерний. Для учреждений, подконтрольных приказам, была разработана своя система источников финансирования: они получали как государственные средства, так и деньги от благотворителей.

Продолжая борьбу с профессиональным нищенством и бродяжничеством, Екатерина II законодательными актами несколько уменьшила суровость репрессивных мер, применявшихся в петровское время. К нищим стали относиться более гуманно и дифференцированно, на них начинают смотреть не только как на злостных ленивцев, но и как на несчастных жертв неблагоприятных условий существования. Поэтому Екатерина II вместо телесных наказаний, практиковавшихся при Петре I, вводит систему принудительного труда и трудового призрения нищих. В 1775 году появились первые работные дома, находящиеся в ведении полиции, для праздношатающихся или занимающихся нищенским промыслом.

Для исцеления же порочных людей Екатерина повелевает открыть смирительные дома с тяжким полутюремным режимом. Помещаемые в них "буйные ленивцы" и лица "непотребного и невоздержанного жития" были постоянно заняты работой, кроме времени на сон и еду. Ленивых предписывалось принуждать, а непослушных наказывать розгами (не более трех ударов за один проступок) или сажать на хлеб и воду на три дня либо в тюрьму на неделю.

При Екатерине II возникает сеть воспитательных домов для детей-сирот и незаконнорожденных ("зазорных") младенцев. В России это стало благотворительной новацией. Первый такой воспитательный дом с госпиталем для бедных рожениц был открыт в 1764 году в Москве как государственное учреждение. Строили этот дом на частные пожертвования (сама Екатерина II выделила из своих средств 100 тысяч рублей и обязалась ежегодно жертвовать еще по 50, а цесаревич Павел - по 20 тысяч). Через шесть лет такой же дом открыли и в Петербурге.

В воспитательные дома принимали подкидышей, детей, рожденных вне брака, а также "законных детей, оставляемых родителями по бедности". Здесь дети росли и получали элементарное общее образование, а с 14-15 лет воспитанников отдавали в обучение ремеслам в мастерские, организованные при самом доме, или же городским ремесленникам. На содержание воспитательных домов шли миллионные суммы.

Появились в екатерининскую эпоху и так называемые сиротские дома, то есть учебные заведения для детей неимущих родителей - купцов, чиновников, канцелярских служащих, мещан и цеховых, - которые "по бедности своей не имели средств устроить детей в какие-либо училища". В сиротские дома принимали мальчиков и девочек в возрасте от 7 до 11 лет. По окончании училища детей распределяли на службу в государственные учреждения, на фабрики, заводы или к разного рода предпринимателям для обучения ремеслам, торговле и прочим полезным занятиям.

При Екатерине II в Москве появились первые всесословные больницы для бедных: Павловская (1764) и Екатерининская с богадельней при ней (1776). В учреждениях, подчиненных приказам общественного призрения, нуждающихся лечили, как правило, бесплатно. В 1779 году в Петербурге, в 1785-м - в Москве, а в 1786-м - в Новгороде открылись дома для душевнобольных. Стремясь предупредить появление новых нищих среди бедного населения, Екатерина распорядилась открывать кредиты и ссудные кассы для испытывающих нужду, а также ремесленные и другие школы, где выходцы из разорившихся семей могли бы получить достойную профессию, чтобы потом самостоятельно зарабатывать на жизнь.

При Екатерине II было положено начало организации "открытого общественного призрения", занимавшегося пенсиями, пособиями, кормовыми деньгами, обеспечением профессией и пр. Оно действовало "вне закрытых благотворительных заведений", то есть госпиталей, богаделен, инвалидных домов и т.д. Так, например, указ 1781 года обязывал столичный городской магистрат назначить "городского маклера", который должен был раз в неделю вскрывать кружки приказа общественного призрения с доброхотными подаяниями и раздавать деньги "бедным, не могущим приобретать работою свое пропитание". Императрица также возлагала на сельские и городские общины и приходы обязанность "прокармливать своих бедных, не допуская их до нищеты".

Лишь во времена правления Екатерины II фактически начались и регулярные взносы жертвователей на строительство благотворительных учреждений, на организацию общественных и частных мест для помощи нуждающимся.

От "нищелюбия" страна постепенно перешла к сравнительно действенным формам и методам складывающейся уже тогда государственной политики социальной помощи сиротам, незаконнорожденным, престарелым, нетрудоспособным, инвалидам и больным.

Глава 2. Основные источники благотворительной деятельности в России во второй половине XVIII века

.1 Роль церкви в благотворительности

Христианство на Руси сыграло положительную роль, в развитии благотворительности. Лучше других о сущности древнерусского благотворения сказал историк В.О. Ключевский: "Человеколюбие у наших предков было то же, что нищелюбие, и любить ближнего значило, прежде всего, - накормить голодного, напоить жаждущего, посетить заключенного в темнице. Благотворительность считалась нужной не столько для благотворимых, сколько для благотворящих - для их нравственного здоровья, для поднятия уровня их нравственного совершенствования и как средство для обеспечения хорошего будущего в загробной жизни".

Вводя православное христианство на Руси, князь Владимир глубоко воспринимал его положения, обращенные к душе человека, призывающие людей заботиться о ближнем, быть милосердными, такие как: "Блаженны дающие милостыню, и помилованы они будут", "Просящему у тебя дай, и оттого, кто хочет взять у тебя в долг - не отворачивайся", "Продавайте ваши имения и давайте милостыню", "Радуйтесь с радующимися и плачьте с плачущими" и др.

Стремясь закрепить и развить благотворительную деятельность, придать ей более или менее организованный характер, князь Владимир издает Устав, в котором общественная помощь нуждающимся поручалась духовенству в лице патриарха и подчиненных ему церковных структур.

Помимо этого, князь Владимир осуществляет ряд весьма прогрессивных для своего времени мероприятий по приобщению россиян к просвещению и культуре. Учреждает народные празднества, преимущественно заботясь при этом о "прокормлении" убогих, странников, сирот и вдовиц, раздавая им великую милостыню.

Людская молва широко славила благотворительные деяния князя Владимира по всей Руси. О нем слагались легенды, его доброта и бескорыстие воспевались в былинах еще долгие годы, свидетельствуя об отзывчивости россиян на заботу и внимание. Князь Владимир за милосердие и нищелюбие, помимо других заслуг перед Церковью, одним из первых русских был причислен к лику святых.

Русская православная церковь, окончательно оформившаяся при Ярославе Мудром, создала и свой центр благотворительности в Киево-Печерском монастыре. Этот монастырь был известен своим милосердием по отношению к нуждающимся - при нем была бесплатная гостиница для богомольцев, лечебница, бесплатная трапезная для бедных странников. На первых порах церковь была основным субъектом благотворительной деятельности. Церковное имущество провозглашалось достоянием бедных, а священнослужители - лишь распорядителями этого имущества в интересах обездоленных. Пожертвования в церковь притекали также под влиянием

взгляда на благотворительность как на «защиту от грехов». Это обеспечило церкви на долгое время ведущую роль в благотворительной деятельности.

Особой заботой о бедных и убогих отличился правнук князя Владимира - Владимир Мономах: "Странствующих и нищих накорми и напои как мать дитя свое". Большое воспитательное значение для многих поколений на Руси имела составленная им "Духовная" детям своим, в которой были выражены его заботы об их нравственном состоянии, о необходимости быть внимательными к нуждам народа.

Князья и другие состоятельные люди в завещаниях, дарственных и других грамотах оговаривали, как правило, что часть их средств должна быть использована для поддержания "вдовицы, хромца и слепца". В известном "Поучении Владимира Мономаха" сыновьям среди трех добрых дел, коими побеждается дьявол, упоминалась милостыня (вместе с покаянием и слезами).

Однако обычаи тех времен способствовали развитию нищенского промысла, бродяжничеству и тунеядству. "Церковные и богадельные люди" были, по существу, профессиональными нищими, которые образовывали вокруг церквей и монастырей целые поселения. Соборы и церкви имели своих "штатных" нищих - по 10-12 человек, которые получали милостыню деньгами.

При нашествии татаро-монголов, в условиях краха единой государственной системы и иностранного владычества, на первый план, с точки зрения сохранения и объединения духовных сил народа, объективно выдвигается Русская Православная Церковь, ставшая одновременно и единственным прибежищем для нуждающихся в помощи людей убогих, престарелых и нищих.

В период татаро-монгольского нашествия Русская православная церковь, имевшая к концу XIII века 100 монастырей, стала одновременно единым прибежищем для нуждающихся в помощи людей - убогих, престарелых и нищих, фактически полностью взяла на себя благотворительные функции. Этому способствовало то обстоятельство, что татарские ханы, особенно в первый период господства над Россией уважительно относились к духовенству, давали митрополитам грамоты, освобождали церкви и монастыри от поборов, давая тем самым церкви большую возможность для занятия делами милосердия и благотворительности, помощи нуждающимся.

Церковь со своей довольно распространенной к тому времени сетью монастырей, фактически полностью взяла на себя благотворительные функции, пользуясь тем, что татарские ханы, особенно в первый период господства над Россией, уважительно относились к духовенству, неоднократно давали российским митрополитам грамоты (ярлыки), освобождали церкви и монастыри от даней и поборов, оставляли за духовенством заботу о призрении нуждающихся.

Кроме "штатных" нищих монастыри и церкви кормили странников, богомольцев, всех, кто стекался к ним во время стихийных бедствий, войн, голода. Чудов монастырь в Кремле в XIV веке "открыл гостеприимный кров для приходивших в Москву иноземных православных святителей и старцев, в особенности для южных славян и греков, которые находили к нем приют, подолгу в нем проживали и, умирая, бывали погребаемы на его же кладбище".

В тяжелый период междоусобиц и национального угнетения деятельность Русской Православной Церкви имела исключительно важное значение для сохранения в народе присущей ему духовности, веры в добро и справедливость, не давала ожесточаться сердцам и стать безучастным к людскому горю, к их страданиям и лишениям. Она вдохновляла народ на борьбу за национальное возрождение.

Восстановление централизованной российской государственности и окончательное избавление от татаро-монгольского ига во второй половине XV столетия открывало широкий простор для развития отечественного народного хозяйства и культуры, роста общественного сознания, уровень которых в значительной мере и предопределяет способность общества и государства решать сложившие социальные проблемы.

Возрожденная Россия медленно набрала силы. Однако даже в этих условиях заложенные еще со времен Киевской Руси традиции благотворительной деятельности не были забыты. Постепенно, по мере укрепления государства, в развитии общественного призрения стали более четко определяться два взаимно дополняющих друг друга направления. Первое - продолжение традиций Владимира и других князей Киевской Руси, показывающих пример личного благодеяния и покровительства убогим, престарелым, сиротам и другим страждущим. Второе - усиление организующего начала, совершенствование форм и масштабов государственного общественного призрения при сохранении и поощрении благотворительной деятельности Церкви.

Навечно вошел, например, в историю России под прозвищем Калита (мешок с деньгами) Великий князь Московский и "Всея Руси" Иван Данилович (1328-1341 гг.), который, будучи весьма набожным и милостивым, имел обыкновение постоянно носить с собой кошелек и раздавать из него милостыню убогим и нищим. Нельзя не вспомнить также Бориса Годунова, который при венчании его на царство (1598 г.) обещал, что в государстве никто не будет терпеть нужды и бедности, заявляя при этом, что "рубаху свою последнюю отдаст, если нужда народная будет".

Эта традиция, всемерно поддерживаемая и Церковью и общественным мнением, укрепляла и развивалась в России, постепенно приобретая более широкий размах и многочисленных приверженцев среди людей разных сословий, чье материальное благополучие позволяло им личными средствами способствовать облегчению участи бедствующих, прежде всего убогих, больных и сирот, а также не имеющих приюта и возможности обеспечить себе пропитание. Однако, по мере усложнения социальных проблем, в общественном сознании ощущается необходимость поиска новых подходов к проблемам борьбы с нищенством, другими недугами, поражающими общество, представляется более достаточным ограничиваться частной благотворительностью и сложившимися уже формами церковного и монастырского призрения.

Исследователи отмечают, что в писцовых книгах упоминается о существовании при всех приходских церквах богаделен, «скудельниц», «божьих домов» и т.д. Социальная поддержка приходов выражалась в самых разнообразных формах. Жители прихода были осведомлены о материальных нуждах каждой семьи, поэтому приходская благотворительность гораздо лучше соответствовала действительным нуждам бедных, чем милостыня. Можно было предполагать, что земско-приходская деятельность получит дальнейшее развитие. В действительности этого не произошло. Парадигма помощи и поддержки уже в ХУ1 - первой половине ХУ11 вв. сильно изменяется. Власть набирает организационную и законодательную силу, ограничивает роль Церкви в благотворении, берет под свой законодательный контроль нуждающихся. В XVII в. окончательно сложилась система крепостного права. На территории приходов свободного населения практически совсем не осталось, поэтому и значение их как земских самоуправляющихся единиц значительно ослабло. Кроме того, со времен Ивана Грозного высшее духовенство начинает предъявлять права на церковную кассу приходов и постепенно добивается этого. К концу XVIII в. право прихода избирать священника заменяется назначением свыше. Интерес населения к приходу постепенно уменьшается и его деятельность все больше начинает ограничиваться рамками церковного устройства. Вместе с падением значения прихода падает и приходская благотворительность.

Роль и значение церкви в социально-каритативной деятельности возрастает после Стоглавого Собора 1551 года, когда государство стало стремиться регулировать благотворительность церквей и монастырей. Им предписывалось отделить действительно нуждающихся, прокаженных и состарившихся, переписать их по всем городам и устроить для них мужские и женские богадельни под руководством священников и целовальников, а также содержать эти учреждения за счет пожертвований. Полное подчинение православной церкви самодержавию произошло при Петре I. Церковная реформа Петра 1 по существу поставила церковь на службу государству, что

отразилось и на характере социально-каритативной деятельности Русской церкви, подчиненной правительственным коллегиям - финансовой и судебной. Однако план преобразования милосердно-благотворительного института православной церкви, задуманный Петром I, был осуществлен только в правление Екатерины II.

Во время правления Екатерины II Православная Церковь становиться практически неисчерпаемым денежным источником для реформ, направленных на реорганизацию системы благотворительности.

В 1764 году был издан манифест, согласно которому прежняя система церковного землевладения упразднялась. Отныне все земельные наделы, которые накопились у Церкви за несколько сот лет, подлежали передаче в Коллегию Экономии, а населявшие их крестьяне отныне стали называться «экономическими». В результате около 1000000 крестьян перешло в руки государства. С экономических крестьян в год собиралось 1,366 миллиона рублей налогов. Из этой суммы в пользу Церкви шло поначалу, приблизительно 30%, но позже, с увеличением размера собираемого налога, ее уменьшили до 13%. Фактически это был узаконенная форма грабежа, однако в условиях отсутствия института патриаршества разрозненные протесты духовенства были легко подавлены. Несогласные с реформой были сосланы в дальние монастыри.

Православной Церкви был нанесен сильнейший удар, от которого она так и не сумела оправиться. На экономической самостоятельности Церкви был поставлен крест, однако полученные в ходе секуляризации церковных земель средства позволили осуществить реформу всей системы благотворительности, которая в последующее время доказала жизнеспособность многих своих идей.

.2 Вклад в благотворительность российских филантропов и меценатов в период абсолютизма

Восемнадцатый - начало девятнадцатого века, отмечены благотворительными делами крупных представителей просвещенной дворянской филантропии. Яркими образцами благотворительных учреждений этого времени являются Голицинская больница, первая градская больница, Шереметевский дом, Мариинская больница и другие. Екатерина и ее преемники не препятствовали, а большей частью поощряли развитие благотворительности и меценатства. "Хорошим тоном" стало считаться пожертвование крупных сумм на нужды призрения, открытие благотворительных заведений, передача библиотек и коллекций музеям, Академии наук, университетам, училищам и т.д. Так, первый президент Российской Академии наук графиня Екатерина Романовна Дашкова пожертвовала Московскому университету "богатый, собранный ею в течение 30 лет кабинет естественной истории... ценившийся в 50 тысяч рублей"

Русский богач Дмитрий Михайлович Голицын в конце ХVШ века "устроил в Москве и обеспечил за счет своих средств обширную больницу, известную под названием голицынской". Орловский помещик Лутовиков основал в 1806 году в Мценске и уезде больницу, аптеку и лабораторию. Коллежский советник Злобин внес в 1808 году 40 тысяч рублей на учреждение в разных местах больниц для бурлаков. Купец Синцов открыл в Орлове богадельню на 50 человек. Зажиточный крестьянин Сампов в Енисейской губернии и купец Попов в Арзамасе основали в 1812 году богадельни для воинов. Но среди многочисленных частных благотворителей и меценатов XVIII-начала XIX века были свои "звезды первой величины". Канцлер Николай Петрович Румянцев большую часть своих немалых богатств оставил на "благое просвещение". При жизни он тратил огромные суммы на издание исторических памятников, собирание и изучение летописей, снаряжал на свои средства ученые экспедиции, корабли для кругосветных путешествий. Граф обессмертил свое имя учреждением библиотеки, доступной для всех, и "завещал множество коллекций и разных редкостей для учреждения музея, который, оцененный со зданием в 2 миллиона рублей, носит его имя" (сейчас - Российская государственная публичная библиотека, бывшая им. В.И. Ленина).

"Блестящим типом русского вельможи екатерининского века" считался один из первых представителей знаменитой династии Строгановых граф Александр Сергеевич, который по торжественным дням устраивал открытые обеды для всех желающих, не разрешал притеснять своих крепостных. Граф основал в Петербурге сад, открытый для публики, - любимое место загородного гуляния тогдашних жителей столицы. Там устраивались на деньги Строганова музыкальные концерты, песенные вечера, иллюминация и фейерверки. В саду работала публичная библиотека, которая была доступна каждому, желавшему читать в ней. Его собственная библиотека по огромному количеству редких изданий считалась одной из первых в Европе. Он слыл покровителем наук, литературы и художеств, собрал богатейшие коллекции ценных картин, эстампов, медалей и камней. С его щедрой помощью была переведена и впервые издана в России "Илиада".

Много сделали для русского благотворения известные во всем мире Шереметевы, В частности, по завещанию жены Николая Петровича Прасковьи Ивановны Жемчуговой (умерла в 1803 г.), ежегодно выдавали крупные суммы "беспомощным бедным сиротам - девицам", бедным семействам, "убогим ремесленникам", часть средств употреблялась на выкупы из долговой ямы. Н. П. Шереметев основал в Москве Странноприимный дом на Сухаревской площади (сейчас больница имени Склифосовского). Дом призревал 100 человек, а больница при нем - 50. Граф вложил в строительство этих учреждений 2,5 миллиона рублей, а "для вечного содержания" приписал к ним "значительные имения".

Особую страницу в историю Отечества вписали декабристы, которые в сибирской каторге и ссылке смогли не только выжить, но и умело приспособиться к новым условиям, сочетать физический труд с духовной жизнью, оставить глубокий след в благодарной памяти потомков. Известно, как много сделали они для хозяйственного и особенно культурного развития Сибири: еще в каторжных острогах И. И. Пущин организовал артель, распределявшую денежную и иную помощь среди нуждающихся узников, овощи с декабристского общественного огорода попадали на стол и окружавших каземат поселенцев; под видом обучения 30 крестьянских мальчиков церковному пению прямо в остроге открылось училище для их начального образования. На поселении Пущин, Якушкин, Трубецкие, Волконские, Лунин, Бестужевы и другие много средств и времени отдавали открытым ими школам, музыкальным и художественным училищам, музеям, библиотекам, больницам и медицинским приемным пунктам, учили крестьян агрономии, грамоте, оказывали местному населению материальную помощь.

Благотворительной деятельностью занимались и многие скромные российские обыватели - учителя и торговцы, ремесленники и медики. Один из них - Федор Петрович Гааз (1780-1853), "святой доктор", Альберт Швейцер XIX века . Получив диплом Венского университета, немец Гааз приехал в Москву в 1802 году и остался здесь на всю жизнь. Милосердная и сострадающая душа звала его в богадельни, больницы для бедных, приюты. Все свои средства (поначалу значительные) он тратил на помощь беднякам и заключенным, с 1819 года начал работу в тюрьмах, жуткие порядки которых приводили его в ужас. Он вступил в Общество попечения о тюрьмах, в 47 лет стал членом и секретарем Московского комитета Общества. Отказываясь от богатых клиентов, тратя все средства на неимущих, доктор Гааз пользовался в городе славой чудака, "утрированного филантропа", выжившего из ума. А он был из тех людей, кто, по словам А. Ф. Кони, проходят бесшумно по тернистой дороге своей жизни, сея направо и налево добро и не ожидая, среди общего равнодушия и всевозможных препятствий не только сочувствия своему труду, но даже и справедливого отношения".

Целью доктора Гааза с 30-х годов прошлого столетия было улучшение условий содержания и исправление заключенных. Заслугой Доктора является переустройство московской тюрьмы, которая из рассадника инфекции, венерических болезней, голодной и холодной казармы превратилась в нормальное заведение для заключенных с мастерской, где арестанты занимались переплетными, столярными, портняжными делами и плетением лаптей. Там же появилась построенная на собранные комитетом средства школа для детей заключенных.

"Друг человечества" Федор Петрович Гааз помогал обитателям тюремных замков купленными на свои и собранные у населения деньги продуктами, одеждой и обувью, написал для них "Азбуку христианского благонравия", навещал в камерах ждавших его как бога преступников".

Одно из человеколюбивых деяний доктора - изобретение и внедрение облегченных, обшитых кожей ручных и ножных кандалов взамен тяжелых и неудобных приспособлений, в которые несчастных каторжан заковывали на время перехода в Сибирь. Подвижник, имя которого студенты-медики еще при жизни требовали внести в список святых, умер в нищете и был похоронен на средства полиции. Имя "тюремного доктора" Федора Гааза служит синонимом любви к людям, милосердия и самопожертвования во имя человека, а его жизнь - образец для Профессиональных социальных работников.

К середине ХIХ века российское государственное, общественное и частное призрение пришло в состояние, мало удовлетворявшее требованиям времени. Приказы общественного призрения в силу слишком большого и пестрого круга благотворительных учреждений, которыми они должны были руководить, смешения разнородных задач - школьное образование, медицинское обслуживание, воспитание детей, трудовая помощь, открытое призрение, - не могли справиться одинаково хорошо со всем. Сказывался недостаток финансирования, отсутствие квалифицированных кадров сводило на нет иногда огромные усилия энтузиастов благотворения. Тем не менее, почти столетний опыт работы этих уникальных органов местного управления нельзя недооценивать, поскольку из него родилось самоуправление конца XIX-начала ХХ века".

При Екатерине II зародились и относительно успешно развивались благотворительные и другие общественные организации, тоже занимавшиеся филантропией; возникли кассы взаимопомощи, частные благотворительные заведения. В пору николаевской реакции правительство весьма настороженно относилось к благотворительному общественному движению, устраивало бюрократические рогатки при учреждении обществ и заведений, требовало справки о нравственных качествах жертвователей. Это замедляло развитие общественной и частной благотворительности. Несмотря на большие усилия учредителей и сотрудников, многие благотворительные учреждения находились в бедственном положении, не могли вместить всех нуждавшихся в призрении. В пору бурного наступления капиталистического молоха нужны были иные, новые формы и методы социальной политики и практики, общество не устраивали жесткие бюрократические ограничения самодеятельности и новаторства в социальной сфере, как и в других областях российской жизни.

Заключение

Подводя черту под деятельностью в области благотворительности в правление Екатерины II, мы можем сказать следующее. Будучи немкой по происхождению, она всячески старалась облегчить жизнь своих новых подданных, благополучие которых для нее стояло превыше всего. О том, насколько нелицемерной была ее любовь к русскому народу, лучше всего говорит тот факт, что когда в 1775 году ей пожелали воздвигнуть памятник, на что было собрано свыше 50000 рублей, Екатерина II отвечала: «Для меня важнее возвести памятник в сердцах своих подданных, чем в мраморе». С этими словами она повелела отправить собранные деньги на организацию сиротских приютов.

Общеизвестно, что Екатерина II в немалой степени сама подавала пример своим подданным. Так, в 1767 г. российское дворянство и купечество собрало более 52 тыс. рублей на сооружение памятника императрице, однако Екатерина II, прибавив от себя еще 150 тыс. руб, предназначила эти деньги на строительство училищ, сиротских домов, больниц и богаделен.

Многие вельможи последовали ее примеру, так что общая сумма пожертвований составила около полумиллиона рублей.

Екатерина II стремилась заинтересовать в этой деятельности все население страны так как казна не могла сама справится со всеми проблемами. Повышению общественной активности граждан по отношению к неимущим способствовало принятое в 1785 году «Городовое положение». В соответствии с этим законодательным актом учреждались, такие сословия как духовенство, купечество, мещанство и крестьянство, которые должны проявлять заботу о своих нетрудоспособных представителях. Так, купечество, располагая крупными финансовыми средствами, курировало деятельность ряда домов для душевнобольных, богаделен, детских приютов, училищ, в которых оказывалась помощь всем страждущим независимо от социального положения.

Однако довольно скоро стало очевидным существование ряда негативных факторов, препятствующим успешному внедрению всего этого. Наиболее остро стояла проблема финансового обеспечения богоугодных заведений. Средств, выделяемых Приказом общественного призрения из государственного бюджета на реализацию программ по оказанию помощи

Православной Церкви был нанесен сильнейший удар, от которого она так и не сумела оправиться. На экономической самостоятельности Церкви был поставлен крест, однако полученные в ходе секуляризации церковных земель средства позволили осуществить реформу всей системы благотворительности, которая в последующее время доказала жизнеспособность многих своих идей.

К середине ХIХ века российское государственное, общественное и частное призрение пришло в состояние, мало удовлетворявшее требованиям времени. Приказы общественного призрения в силу слишком большого и пестрого круга благотворительных учреждений, которыми они должны были руководить, смешения разнородных задач - школьное образование, медицинское обслуживание, воспитание детей, трудовая помощь, открытое призрение, - не могли справиться одинаково хорошо со всем. Сказывался недостаток финансирования, отсутствие квалифицированных кадров сводило на нет иногда огромные усилия энтузиастов благотворения. Тем не менее, почти столетний опыт работы этих уникальных органов местного управления нельзя недооценивать, поскольку из него родилось самоуправление конца XIX-начала ХХ века".

Но тем не менее, несмотря на многочисленные проблемы системы общественного призрения к концу правления Екатерины II в России уже существовала и отличалась многообразием форм и правлений. При Екатерине II система помощи была реорганизована и адаптирована к условиям жизни. Богатые, благородные, образованные люди считали за честь

вкладывать свои средства в богоугодные заведения, богадельни, приюты, воспитательные дома.

Меценатство всячески поощрялось различными знаками отличия, медалями, а сами филантропы пользовались большим авторитетом в обществе.

Во время правления Екатерины II были проведены коренные преобразования в вопросе милосердия. В виде Приказов общественного призрения фактически было создано «министерство благотворительности», в рамках которого были объединены все ее виды: организация богаделен, устройство приютов, больниц, школ и училищ. Более того, идеи создания приютов для подкидышей и госпиталей для неизлечимо больных (хосписов) явно опередили свое время. И сейчас, 250 лет спустя, они вновь реализуются в Российской Федерации".

Библиографический список

Бердяев Н.А. Судьба России. М., 2010.

Браницкая С.Все что отдам - твое//Деловые люди. - 2011. - № 126, - С.112.

Вчера и завтра российской благотворительности//Новый акрополь. - 2010. - №6. - С.66.

Егошина В.Н, Ефимова Н.В. Из истории призрения и социального обеспечения детей в России. М., 2009.

Клемантович И., Скоч А. Благотворительность в России: уроки истории//Воспитание школьников. - 2009. -№4 - С. 43.

Кочетов А. Благотворительность и социальная защита: историческая преемственность//Власть. - 2009. - №1. - С.73

Полушин А. Сто лет доброделания//Русский дом. - 2011. - № 12. - С. 34.

Шулькова А. Бренд милосердия//Карьера. - 2012. - №10. - С. 60-65.

Благотворительность в России. - СПб., 2011.

Власов П.В. Благотворительность и милосердие в России. - М., 2011.

Заичкин И.А., Почкаев И.Н. Русская история: IX-середина XVIII в. - М., 2012.

Мельников В.П., Холостова Е.И. История социальной работы в России. - М., 2011.

Россия под скипетром Романовых. 1613-1913. - М., 2010.

Сочинения Екатерины II / Сост. О.Н. Михайлов. - М., 2010.

Фирсов М.В. История социальной работы. - М., 2012.

Архангельский В. М. Филантропические начинания русского правительства XVIII века. Смоленск, 2010.

Бадя Л. В., Демина Л. И., Егошина В. Н. и др. Исторический опыт социальной работы в России. М., 2009.

Воскресенский Н.А. Законодательные акты Петра I. Т. 1. М., - Л.,. 2005.

Егошина В. Н., Елфимова Н. В. Из истории призрения и социального обеспечения детей в России. М., 2004.

Зубанова С. Г. Православная церковь в России в XIX веке: социальный и духовно-культурный аспекты. М., 2005.

Максимов Е. Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. СПб., 2009.

Максимов Е. Историко-статистический очерк благотворительности и общественного призрения в России. СПб., 2012.

Павлов-Сильванский Н. Проекты реформ в записках современников Петра Великого. СПб., 2007.

Пестель П. И. «Русская Правда»// Восстание декабристов. Т. VII. М., - Л, 2008.

Посошков И. Т. Книга о скудности и богатстве и другие сочинения. М., 2011.

Фирсов М.В. История социальной работы в России. -М.: Гумм. Издат. центр ВЛАДОС, 2001. - стр.221

Бахмин В.И. О фондах в России. - М: Логос, 2004 - стр. - 10

Даль В.И. Толковый словарь живого великорусского языка. В 4 томах. Т4 М. - Рипол Классик, 2005. - стр. 154

Ожегов С.И., Шведова Н.Ю. Толковом словарь русского языка - М.: ИТИ Технологии, 2005, - стр. 429

Бахмин В.И. О фондах в России. - М: Логос, 2004 - стр. - 12

Брайен М.А. Англо-Русский словарь. - М.: Астрель: АСТ, 2006. - 703 стр. 489

Бахмин В.И. О фондах в России. - М: Логос, 2004 - стр. - 14

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!