Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Элементы фольклорной традиции в творчестве Мо Яня






МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра китайской филологии











Курсовая работа

ЭЛЕМЕНТЫ ФОЛЬКЛОРНОЙ ТРАДИЦИИ В ТВОРЧЕСТВЕ МО ЯНЯ




Короленко Алины Геннадьевны

студентки 2 курса специальности «Китайская филология»









Минск, 2015

Введение


Когда все вокруг называют что-то хорошим, никто не осмелится сказать, что ничего хорошего в этом нет. В предпочтениях масс скрывается высочайшее могущество и власть.

Мо Янь- «Страна Вина»


Получение 109-ой Нобелевской премии «за галлюцинаторный реализм, с которым он смешивает сказку, историю и современность" [1] в 2012 году одним из самых влиятельных современных писателей Китая , стало грандиозным событием в мире литературы, ознаменовавшим выход китайской литературы на мировой уровень. До этого мало кто знал о современной китайской литературе, так как вкусы читателей в основном были ориентированы на запад. Стоит отметить, что и до 2012 года на получение премии выдвигались кандидатуры китайских писателей, и одному даже удалось ее получить - Гао Синцзяну, однако, он был эмигрантом и на момент получении премии был гражданином Франции. И вот к гордости китайской интеллигенции, шведская комиссия решает отдать премию Мо Яню, уже широко известному у себя на родине писателю, которого критики уже успели наречь китайским Кафкой и Маркесом [2].

Очевидно, что Мо Янь (? ?; настоящее имя Гуань Мое ??? ) автор, самобытный и оригинальный, но при этом, продолжающий традиции классической китайской литературы. Его имя уже звучит громко не только в региональных рамках, но и на международном уровне.

Почти все события, описанные в книгах Мо Яня, происходят во время сложной политической ситуации. При этом они не являются справочниками или энциклопедиями, все происходящее преобразуется в сказку или легенду. Зачастую сложно определить, где правда, а где вымысел, настолько он тонко сплетает паутину сюжета, показывая неразделимость между былью и сказкой. За что его часто критикуют авторы подлинно исторических книг. Неотъемлемой частью его произведений является фольклор, который, так или иначе пронизывает каждую книгу писателя.

Русскоязычному читателю Мо Янь был представлен рассказом «Тетушкин чудо-нож» из антологии китайской прозы [3]. А через 5 лет, почти одновременно с получением этим писателем Нобелевской премии, был опубликован роман «Страна вина»(«??») благодаря стараниям переводчика Игоря Егорова. На данный момент, отечественный читатель имеет уже больше возможностей познакомиться с его книгами, граничащими между реальностью и сказкой, но все же исследований и информации, относящихся к творчеству этого писателя, по-прежнему мало.

Актуальность нашей работы заключается в том, что творчество Мо Яня исследовано еще недостаточно, как и основные элементы его стиля. Исходя из этого, мы определились с тематикой нашей работы, целью которой является выделение основных фольклорных элементов в творчестве Мо Яня. Нашими задачами являются:

Выявление основных направлений творчества Мо Яня;

Раскрытие образцово-стилевой уникальности творчества Мо Яня на примере романов «Страна вина» и «Большая грудь, широкий зад»;

Выявление и анализ фольклорных мотивов в романе «Устал рождаться и умирать.

Объект исследования - произведения Мо Яня. Предметом исследования являются фольклорные мотивы в книгах Мо Яня.

В процессе работы мы опирались на биографический и историческо-литературный методы.

Заданные выше цель и задачи определили структуру работы, которая состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Теоретической базой исследования являются работы Безносова Д.Н., Егорова И.А., Костырко С.П. и других.

Глава 1. Жизнь и творчество Мо Яня в контексте современного литературного процесса


.1Основные направления творчества Мо Яня


Мо Янь - выразительный псевдоним почетного доктора филологии открытого университета в Гонконге Гуань Мое.

Родился 5 марта 1955 года в уезде Гаоми провинции Шаньдун. Это часто фигурирует в его произведениях. Писатель часто переносит события в «крохотный участок земли размером в почтовую марку» [4], руководствуясь принципом «писать о том, что лучше всего знаешь» [4]. Это он позаимствовал у Фолкнера с описанием его вымышленного Йокнапатофа. Самого Уильяма, Мо Янь называет своим главным «учителем» .

Судьба «мояневских» героев никогда не бывает простой, это обусловлено тем, что сама жизнь писателя никогда не была легкой. Уже с самого детства он становится изгоем при новом политическом строе: корни Мо Яня уходят в семью зажиточных крестьян, поэтому в период «культурной революции» он становится элементом классово чуждым. Политическая обстановка того времени позже одной из главных тем писателя.

Из-за сложившейся ситуации, Мо Яню пришлось покинуть школу, и пойти работать, а литературный псевдоним, который он взял уже будучи писателем, помня о наставлениях родителей, переводится дословно с китайского «молчать, не говорить» является одновременно и заповедью для ребенка с «нечистыми» корнями: «В те времена люди в Китае жили ненормальной жизнью. Поэтому папа с мамой велели мне не болтать за порогом дома. Если откроешь рот и будешь говорить, что думаешь, попадёшь в беду. Я их послушался и не болтал. А когда только начинал писать, подумал, что у каждого писателя должен быть псевдоним. Я вспомнил, как папа с мамой велели мне молчать. И взял себе псевдоним Мо Янь» [5].

Уже с одиннадцати лет он узнает все горести жизни. Детство- самый худший период жизни писателя, которое выпало на годы «культурной революции». Мо Янь хорошо знает, что такое холод, голод и детский труд. «Мои худшие воспоминания, - рассказывает Мо Янь о своём раннем детстве, - это боль в животе от голода и рыдания соседей, когда кто-то умирал от истощения»[5]. Из-за того, что будущий писатель не мог посещать школу, литературу ему пришлось осваивать самому, по учебникам брата и по устному народному творчеству, которые с детства и по сей день сопровождают его. Фольклор станет одним из важнейших элементов в его творчестве. В будущем он станет продолжать и развивать традиции устного народного творчества и классических китайских романов[5].

Несмотря на то, что родные места оказали большое влияние на Мо Яня, он стремился покинуть их. И чтобы вырваться из деревни, после нескольких отказов, наконец-то, поступает на службу в НОАК в 1976 году, где даже имеет неплохую карьерную лестницу: был и командиром отделения, и библиотекарем, и учителем, и политработником. Параллельно учится на факультете литературы Института НОАК, который заканчивает в 1986 году и позже, в 1991 году, завершает свое обучение в аспирантуре Литературного института имени Лу Синя Пекинского педагогического университета, получив степень магистра в области литературы и искусства. Свои первые произведения, опубликованные в 1981 году Мо Янь пишет в традиционной тогда реалистической манере («социальный реализм») с повествованием от третьего лица. Это книги «Народная музыка» («????»), «Дождь весенней ночью» («?????»), «Сухая река»(« ??»), «Осенние воды» («??»).

Но уже с середины 80-ых годов заметно усложнение стиля повествования. В 1985 году к вниманию читателей вышла повесть «Редька красная снаружи, прозрачная внутри» («?????».) В произведении голос рассказчика смешивается с внутренним голосом главного действующего лица - деревенского мальчика, сироты, доходяги, обладающего совершенной чуткостью восприятия природы. В повести также нарушена линейная последовательность в построение эпизодов [6]. Благодаря этому произведению Мо Янь приобрел всекитайскую известность. «Красный гаолян» удостоен национальной премии КНР «За лучшую повесть года». В 1987 году по этому произведению снял фильм популярный режиссер Чжан Имоу с одноименным названием. Фильм был даже показан на клубных экранах в СССР. В 2000 г. Произведение вошло в список 100 лучших китайских романов XX века по версии еженедельника Asiaweek (англоязычный еженедельный журнал о Азии, относящийся к Time Inc.), а фильм получил премию «Золотой медведь» на Берлинском международном фестивале.

В 1987 году публикуется цикл повестей «Красный гаолян: Семейная сага», объединенный одним героем. Сам Мо Янь это произведение называет романом. Творчество Мо Яня, как и еще ряда его современников, продуктивно пишущих во второй половине 1980-х годов, обычно относят к четвертому из пяти поколений современной китайской литературы [5].

В 1986 году Мо Яня принимают в Союз китайских писателей, но он не оставляет службу в армии вплоть до 1997 года, после отставки Мо Янь получает работу редактора в газете «Цзяньча жибао» («Прокурорские вести»), параллельно пишет сценарии для телевидения и не покидает писательскую деятельность [7]. В 1996 году выходит один из известнейших романов «Большая грудь, широкий зад», действия которого происходят в момент «культурной революции».

На его счету 9 киносценариев. Сняты такие фильмы, как, «Красный гаолян»; «Счастье на час», комедия, вышедшая на экраны в 2001 году; и мелодрама «Девушка Нуань», которая стала фильмом-победителем Токийского международного кинофестиваля в 2003 году [7].

В 2005 году становится почетным доктором литературы Открытого университета Гонконга, а 24 ноября 2011 года Восьмой Национальный комитет Ассоциации писателей Китая на первом пленарном заседании избирает Мо Яня заместителем председателя Ассоциации писателей Китая. В этом же месяце становится приглашенным профессором в Университете науки и технологий в г. Циндао [7]. На сегодняшний момент опубликовано 11 романов, 20 повестей и более 80 коротких рассказов. Мо Янь входит в список «Самых богатых писателей Китая», впервые опубликованный 15 декабря 2006 года с 3,45 млн. юаней гонораров от издания книг [2]. В родном городе Мо Яня, местная администрация расширила Литературный музей его имени, туроператоры ввели новые экскурсии по местам, которые относятся к жизни и творчеству автора. Началась реставрация старого дома писателя- из него тоже сделают музей [2].

Мо Янь пользуется огромной популярностью в Китае и за его пределами, но путь к писательской славе был тяжелым. Неблагоприятная политическая обстановка отняла возможность получения школьного образования и заставила будущего писателя совмещать тяжелые деревенские будни с самообразованием. Первыми литературными учебниками для него стали произведения китайской классической литературы, традиции которой он чтит в своих романах и часто отсылается на них. Политическая ситуация в стране заставила Мо Яня подавать реализм под прикрытием гротеска, создавать новые образы в мифической форме, придавая правде магический оттенок. Деревенский быт способствовал проникновению традиций устного народного творчества в произведения Мо Яня.

Творчество Мо Яня разнопланово в стилевом и образном отношении. Большую часть его творчества составляет проза крупных и средних форм: роман, повесть. Но писатель также обращается и к малым формам: эссе, рассказ. Создает сценарии к кинофильмам и пишет пьесы.


.2Уникальность творчества Мо Яня


«Мо Янь настолько китайский писатель, настолько воплощает в себе традиции классического китайского романа и настолько умело и органично сочетает это с современными тенденциями мировой литературы - маркесовскими, фолкнеровскими, что в конце концов получается очень оригинальное явление».

Игорь Егоров в интервью РИА «Новости»[8]


Эксперты Нобелевского комитета сравнили стиль произведений Мо Яня со стилем Фолкнера и Маркеса, чьи произведения относят к «магическому реализму», другие критики нарекли его «китайским Кафкой», а американский профессор Ховард Голдблатт, который первым перевел произведения Мо Яня на английский язык, отметил влияние Рабле. Многие критики, разбирая тексты китайского писателя, превращали свои рецензии в перечисление основных литературных приемов, которые сейчас наиболее часты в употреблении западных писателей: цитаты, намеки на литературную, историческую и краеведческую классику, „роман в романе, переписка, научные трактаты, туристические описания - все те черты, что присущи литературе постмодернизма[2]. У русских критиков тоже появились собственные вариации на эту тему. Влияние советских писателей на Мо Яня, как и на других китайских писателей эпохи «культурной революции», неоспоримо. В частности, в каких-то сюжетах «Красного гаоляня» и других ранних произведениях, можно узнать историю Мелеховых из «Тихого Дона» Шолохова.[4] Русская литература сыграла большую роль в формировании будущего писателя. Мо Янь вспоминает, что в детстве читал в учебнике старшего брата «Сказку о рыбаке и рыбке» Пушкина, потом прочёл «Детство» Горького. Конечно, как и вся китайская молодёжь того времени, читал «Как закалялась сталь».А его любимый писатель - Шолохов. Эти русские писатели оказали большое влияние на будущего нобелевского лауреата. Сам Мо Янь также не отрицает, что на него оказал большое влияние и Фолкнер со своим базовым принципом создания романа «писать о крохотном участке земли размером в почтовую марку»[4], о котором мы упоминали ранее. Относительно западных авторов, с которыми сегодня критики его часто сравнивают, то их произведения попали в руки писателя гораздо позже: «Когда я только начал писать, в 1981 году, я не читал ни Маркеса, ни Фолкнера. Только в 1984 году мне повезло открыть их работы… В 1987 году я написал статью об отношениях китайских писателей с Уильямом Фолкнером и Габриэлем Гарсиа Маркесом. Оба эти художника очень существенно на меня повлияли. От них я узнал, что книги можно писать так. Они как два извергающихся вулкана. Нельзя слишком приближаться, иначе расплавишься. Мне пришлось старательно уходить от их влияния, чтобы не потерять себя»[5] . Мо Янь не копирует произведения западных писателей, он опирается на собственные мировоззренческие и эстетические традиции.

Несмотря на то, что стиль Мо Яня часто сравнивают со стилем латиноамериканских писателей, «мояневский» реализм отличается от магического реализма латиноамериканских писателей. Реальность его книг придумана, и многие авторы настоящих исторических книг в Китае осуждают и критикуют Мо Яня за «фальсификацию истории». Но естественно нужно отличать литературный художественный вымысел от истории. Так он придумывает «легенду» уезда Гаоми провинции Шаньдун , но все же это остается выдуманным пространством, в котором живут его герои.

Автор создает в своих книгах уникальный мир. Его яркое и свободное повествование преобразует знакомое в незнакомое, создает мир таинственных объектов с явной «авангардной» окраской [13].

По словам Ин Лихуа, эпические саги Мо Яня - это смешение непристойного языка, побед сексуального насилия, неумолимой мести и дикарского поведения. Его язык стремится как поток, соединяясь с фантастическими взлетами и падениями [1].

У языка романов Мо Яня неповторимый стиль, он часто использует несколько антонимов подряд для построения повествования с сильным напряжением [13]. Мо Янь также использует повествование с различных точек зрения.

Сюрреалистический роман «Страна вина» вышел в1992году. Этот текст МоЯня многопланов ихудожественно противоречив, собственно, эта художественная противоречивость иесть, пожалуй, основной прием МоЯня вэтом романе. «Страна вина» - это притча, историческая выдумка. В то же время - это одна из самых ярких и острых сатир в современной китайской литературе. В произведении осмеивается главный китайский «порок» - одержимость пищей. И присутствует мотив каннибализма, который не является новым в народном творчестве [13].

В основу произведения взято китайское сказание о поедании младенцев. Согласно легенде , суп и другие блюда из младенцов могли сохранить молодость и продлить жизнь.

Следователь поособо важным делам Дин Гоуэр приезжает наугольную шахту Лошань расследовать дело опоедании младенцев. Появилась информация, что высокопоставленные чиновники вЦзюго (Страна вина) употребляют в качестве пищи младенцев. Дин Гоуэр едет нарасследование. Однако найдя директора шахты и заместителя начальника отдела пропаганды, эти двое начинают его отвлекать от расследования, всяческими способами предлагая выпить. К спиртному прилагается хорошая еда. Под конце ужина вносят жареного ребенка. Дин Гоуэр неверит своим глазам иготов арестовать чиновников. «Мальчик сидел, поджав ноги, на большом позолоченном подносе. С золотисто-желтого тела стекало ароматное масло, на лице застыла глуповатая улыбка, наивная до смешного. Вокруг тела красовалась гирлянда из изумрудной зелени и ярко-красных цветков редиски.

Ни жив ни мертв, следователь уставился на мальчика и сглотнул подступивший к горлу желудочный сок. Мальчик ответил ему живым взглядом, из ноздрей у него шел пар, а губы шевелились, будто он вот-вот заговорит. Эта улыбка, её наивность вызвали целый сонм мыслей, лицо мальчика показалось следователю очень знакомым, будто он недавно его видел» [11]. Но чиновникиснова отвлекают Дина Гоуэра иобъясняют, что это неребенок, асложное блюдо изкорня лотоса,дыни и колбасы. Ничего не понимая, следователь вынужден попробовать иэто блюдо. Ондоконца так инеузнает, действительноли онелребенка. Фантасмагорический мир Цзюго вовлекает его всвою тайну [13]. Тоследователь ищет близости сженой чиновника изотдела пропаганды, тоонвынужден спасаться отнее бегством. Тоонищет способа наказать бюрократов, топытается просто спасти себя. Ивсе эти приключения только для того, чтобы, так ничего инеразгадав, закончить ввыгребной яме. Такова одна половина романа.

Другая половина это переписка МоЯня сего вымышленным учеником ЛиИдоу, начинающим писателем, который посылает рукописи рассказов своему наставнику внадежде напубликацию. Это высокий образец эпистолярного жанра. МоЯнь, судя поего письмам ученику, пишет роман про страну вина, иему крайне необходим материал. АЛиИдоу нетолько присылает рассказы, где хорошо описываются нравы Цзюго, ноидобавляет отсебя массу ценной информации. Так, например, изего писем можно разузнать одухах вин иотом, как делается вино или блюда изласточкиных гнезд. Оказывается, что необъятная жизнь Цзюго проходит втехже местах, где появляется Дин Гоуэр изромана МоЯня, что является своеобразным метароманом онаписании романа [13].

«Страна вина» напоминает путеводитель по Китаю и энциклопедию китайской жизни. Тут и описание быта, причём очень подробное, и краткий экскурс в китайскую литературу, как современную, так и классическую, который даётся в переписке автора с винным экспертом, и кулинарные традиции, так как в книге кроме гипотетических или реальных младенцев едят ещё и самые изысканные блюда различных региональных кухонь. Мо Янь чередует в своём произведении стиль и манеру изложения, легко переходя от ироничного детектива к эпистолярному роману [13].

«Большая грудь, широкий зад»(«???? <https://zh.wikipedia.org/wiki/%E4%B8%B0%E4%B9%B3%E8%82%A5%E8%87%80>», 1996)-является одним из известнейших произведений Мо Яня. Роман-эпопея в семи книгах, представляющий историю китайской деревенской семьи на протяжение ХХ столетия (действие романа начинается в конце тридцатых годов, но есть главы, отсылающие читателя в самое начало XX века); повествование со множеством персонажей и сюжетных линий, насыщенное действием настолько, что автор вынужден дать в начале романа список основных действующих лиц с кратким изложением их историй. Историй, как правило, исключительно жестоких, как и весь китайский ХХ век [14].

Роман можно было бы причислить к историческому, но опять же, он исторически по «мояневским» меркам. В книге нет «галлюцинаторного реализма» с его гиперболизмом и сюрреалистическими образами, но здесь автору они и не нужны. Эти образы подбрасывает историческая реальность.

Историю деревни, и как следствие, семьи Шангуань составляет история набегов то германских солдат, то японских, то бойцов антияпонского сопротивления, ну а потом и отрядов армии «народного Китая». Все это сопровождалась насилием, грабежами и убийствами. Не изменилось многое и в «мирные десятилетия» Китая, в которых героям романа приходилось противостоять последствиям политических и экономических кампаний («большой скачок», «культурная революция» и других, за которые страна заплатила миллионами жизней - только в годы «Большого скачка» (1959-1961), по официальным сведениям, от голода умерло 18 миллионов человек)[14].

В романе используется сложная форма несобственно-прямой речи. Часть повествование идет от первого лица, а часть от лица Цзиньтуна, в отдельных же главах Цзиньтун становится просто одним из персонажей, и повествование ведется от третьего лица, но при этом присутствие повествователя оказывается постоянным[14].

У главного героя есть болезненная привычка - присрастие к женской груди. До подросткового возраста Цзиньтун не может принимать в пищу ничего, кроме материнского молока. В романе это приобретает различные оттенки: бытовой, физиологический и одновременно поэтический. Женская грудь воспринимается как некое жизненное начало, как эротическое, связанного с созерцанием женской груди в подростковом возрасте. И ирония по поводу современного гламурно-коммерческого бытования этого образа в тех эпизодах романа, где Цзиньтун, вернувшиcm из лагеря, на короткое время становится преуспевающим бизнесменом, торгующим женскими бюстгальтерами.

Стиль Мо Яня действительно уникальный- простыми словами автор вырисовывает непростую картину. Его сложно отнести к одному определенному жанру, настолько произведения его разнообразны и не похожи на остальные. Он одновременно похож на многое то, что уже писалось, и одновременно Мо Янь являет собой нечто удивительное и неповторимое. Противоречия между словами порождают мистическую картину. Вот что такое «галлюцинаторный реализм», за который Мо Янь получил премию.


Глава 2. Выявление фольклорных мотивов в творчестве Мо Яня


Фольклор ( от англ. folk-lore «народная мудрость») -художественное творчество широких народных масс, преимущественно устно-поэтическое творчество.Словесное искусство зародилось одновременно с человеческой речью и отражало почти все сферы деятельности человека: религия, мифы, исторические представления, оно тесно связано было и с другими видами первобытного искусства. Фольклор был словесным искусством, органически присущим народному быту. Различное назначение произведений породило жанры, с их разнообразными темами, образами, стилем. В древнейший период у большинства народов бытовали различные предания, трудовые и обрядовые песни, мифологические рассказы, заговоры.

Как и литература любой другой страны, китайская литература всегда опиралась на народно-поэтическое искусство и фольклор. Конечно, в разные эпохи развития китайской литературы мера влияния устного народного творчества на литературный процесс была не одинакова, но несмотря ни на что, феномен фольклора не исчезал навсегда, а только приобретал еще больше поводов для возвращения к себе.

Современная китайская литература отличается разноплановостью и стабильным развитием. Она вобрала в себя новые западные тенденции и течения, но при этом, не перестает осмысливать культурно-исторические события своей страны [12].

Как мы отмечали ранее, произведения западных авторов, в частности латино-американских, таких как Маркес, Фолкнер оказали большое влияние на творчество современных китайских писателей. В сочетании с особенностями китайской политической обстановки, это влияние, привело к тому, что появилось новое направление в китайской литературе, которое получило название «литература поиска корней», что подразумевает под собой особенное внимание к культурному и историческому прошлому страны, национальный психологизм, возвращение к природе и обеспокоенность за судьбу Родину и народа.[12] Многие из этих тем наблюдались и в литературе предшествующих периодов, но современные авторы обогатили ее новыми темами и жанрами, внесли свои новые элементы: мистику, поиск творческого «я», синтез мифа и реальности .

На ряду с проникновением западных тенденций в литературу , возрождается интерес к собственной древней культуре, авторы вновь стали обращаться к мифам и легендам, которые как нельзя лучше отображают особенность и своеобразие собственного народа.

Критики называют творчество Мо Яня неоднозначным, часть из них причисляют его произведения к авангардистам, часть - к «литературе поиска корней» [9]. Очевидным представляется синтез в его творчестве модернистских и реалистичных начал . А также то, что фольклор играет в его произведениях огромную роль. С целью рассмотрения фольклорных элементов в творчестве Мо Яня мы обратимся к роману «Устал рождаться и умирать» .

Основу романа «Устал рождаться умирать» (???? <https://zh.wikipedia.org/wiki/%E7%94%9F%E6%AD%BB%E7%96%B2%E5%8A%B3>, 2006) (другой вариант перевода «Колесо мучительных перерождений» ) складывает универсальная мифологема , за которой следуют остальные события [9]. Действия разворачиваются на фоне «культурной революции» : «История моя начинается с первого дня первого месяца тысяча девятьсот пятидесятого года» [10]. Богатого землевладельца Симэнь Нао, во время проведения земельной реформы , расстреливают как человека «классово лишнего», после чего главный герой попадает в ад. В китайской мифологии царство мертвых называют «Диюй» (??), представления о котором основывается на китайских буддийских традиционных верований.

Согласно буддийским концепциям и идеям китайской традиционной религии, Диюй представляет собой чистилище, в котором происходит наказание и реинкарнация. Обновление духа в другом земном теле - в лучшем или худшем - зависит от деяний предыдущих воплощений. В традициях буддизма, всего происходит 6 перерождений, каждое из которых дает возможность индивиду с образцовым моральным поведением прогрессировать из жизни в жизнь, испытывая при каждом перерождения значительные улучшение уровня жизни [15]. Так, Симэнь Нао принимает сначала образ осла, затем вола, свиньи, обезьяны, собаки и как итог высшего перерождения - человека, но человека не идеального: Симэнь Нао перерождается большеголовым младенцем. Эти перерождения не являются прямым отображение традиционных канонов, так как писателю не так важна подлинность истории, как художественный вымысел.

Идея перерождения Мо Яню пришла в одном из пекинских храмов, где была настенная фреска, изображающая круг сансары. Также на протяжении всего романа неоднократно приводятся сведения, связанные с Диюй, описываются некоторые характерные черты: владыка Ада - Ло-ване или иначе владыко Яньло-ван, виды пыток, описанных в китайской мифологии : пытка, связанная с огнем: грешник поджаривается или варится в чане с кипящим маслом ??- «Юго») и пытка с участием животных[15].

В романе, Симэнь, уже будучи ослом, проклинает свою бывшую наложницу Инчунь за то, что та после его смерти вышла замуж за его названного сына Лань Ляня, и сулит ей пытку: «В преисподней же тебя ждёт особое наказание для распутниц: швырнут в яму с ядовитыми змеями, и закусают они тебя!» [10].Наряду с пытками, говорится и о чистилищах: чистилище «тетушки Мэн», которая дает напиток забвения, предшествующий реинкарнации и возвращению к земной жизни. Именно этот напиток Симэнь Нао насильно заставляют выпить на Вантасяй, но он не действует на героя, который в итоге не теряет память. Тут снова не соответствие с каноном, так Вантасяй относится к пятому чистилищу.

Буддийские традиции неоднократно проявляются в романе в житейских ситуациях. Например, в одной из сцен романа говорится о белых венках, которые несли на могилы павших бойцов. Белый цвет в буддизме олицетворяет траур, как и в китайской традиционной культуре в целом.

Присутствие фольклора в романе обусловлено также и тем, что действия разворачивается в обыкновенной китайской деревушке, которая сама по себе из эпохи в эпоху является одним из главных «храмов» устного народного творчества. Реплики действующих лиц наполнены различными фольклорными единицами: пословицами, поговорками, народными приметами.

В романе есть несколько примет, которые представляют собой предзнаменования бед, случившихся с Симэнь Нао.

Прежде чем Симэнь Нао подвергся казни, у него родились первенцы от первой наложницы Инчунь: мальчик Цзиньлун и девочка Баофэн. У главного героя, как у настоящего трудолюбивого человека, была особенность - если происходит что-то хорошее, у него появляется непреодолимая тяга к работе: «Есть у меня одна особенность: при счастливом событии руки так и чешутся поработать, и чем тяжелей работа, тем лучше. И вот под гром хлопушек я засучил рукава, сжал кулаки, словно к драке готовился, пошёл на скотный двор и выгреб чуть ли не десять телег навоза, что накопился за зиму.» [10]

Во время того, как он занимается домашней работой, приходит Ма Чжибо, деревенский мастер фэн-шуй, который рассказывает Симэню народную примету : «когда в доме роженица, нельзя ни строить, ни тем более навоз в поле вывозить и колодцы чистить: вызовешь неудовльствие Тай Суя, навлечешь несчастье на младенцов» [10]. После этих слов Симэнь Нао находит странную вещь: «Не успел Ма Чжибо произнести свои подлые речи, как я наткнулся в навозе на какую-то странную штуковину вроде тыквочки. Студень какой-то - прозрачный, упругий»[10], которую разрубает на пополам, не поверив в то, что это божество.

В китайской мифологии Тайсуй(??) или как иначе его называют Князь Года, Великий Герцог бог времени и покровитель Юпитера - планеты времени, которая играет важную роль в судьбах людей (Суй-син). Считалось, что противодействие божеству и проведение каких-либо работ в местоположении Тайсуя, как и поиск его покровительства, приводят к плохим последствиям. По фэн-шую участок дома, соответствующий положению Тайсуя текущего года, нельзя беспокоить, иначе в доме случится беда: «А как Тайсуя потревожишь, через сто дней жди беды- прольется кровь»[10]. Тем самым автор дает понять, что впереди случится какая-то беда.

У иероглифов?? есть второе значение - «гриб долголетия» , оно также находит отражение в книге. Автор вставляет в роман рассказ «паршивца Мо Яня» «Тайсуй», там он уже приобретает значение непосредственно гриба.

Упоминается примета , которая говорит о том, что выделения при родах вестник беды. Лань Ляню приходится выбросить измазанную куртку, которая послужила постилкой для беременной женщины.

Но есть, конечно приметы, не несущие в себе никакого отрицательного оттенка, например: «После первого семяизвержения мальчики уже не растут»[10].

В романе можно встретить целые россыпи идиоматических выражений, таких как сехоуюй (???). Сехоуюй - выражение, состоящие из двух частей, в котором первая это иносказание, а вторая-раскрытие иносказания. Главной частью является иносказание, выполняющие эмоциональную коммуникативную функцию, а вторая часть, речение, как правило, существует в языке и без недоговорки. «Краб переправляется через реку - уносит течением» [10] , эта фраза является как раз сехоуюй, так как не сразу понятно о чем идет речь, вторая часть имеет значение «поступать как все». Другой пример: «Булыжник в соленых овощах: солью не пропитывается» [10].Эта недоговорка-иносказание, основана на созвучии словосочетаний «солью не пропитывается» и «ни слова не воспринимает».

Примеры поговорок: «Прежде чем бить осла, нужно тоже смотреть, кто его хозяин» [10]- переиначенная поговорка: «Прежде чем бить собаку, посмотри, кто ее хозяин». Писатель интерпретирует известную поговорку под реальность книги (в главе, где она упоминается, Симэнь Нао перерожден ослом).

Или :«Застрелишь осла-сам скотиной и станешь» [10]. Другое: «Развеять выпущенные мной, ослом, газы» [10]- «подхалимничать» или «угождать» по-китайски дословно «???»,что переводится как «развеивать газы коня»[]. Или такой пример также с упоминанием лошади: «Лечить дохлую лошадь, будто она живая» [10].

А вот как говорит Лань Лянь по поводу коммуны и собственного положения: «Есть вода колодезная, а есть речная»[10]. Сын Симэнь Нао Цзиньлун о решении вступить в коммуну: «корни не красные и побеги неправильные» и «Идти против течения-все равно что швырять куриные яйца в каменную стену!» [10]- китайский варианты русских поговорок «яблоко от яблони не далеко падает» и «что биться о стену». Одной из сюжетно-образующих линий является история Цзиньлуна и его отчима-единоличника Лань Ляня. Цзиньлунь, чтобы не быть изгоем в деревне вступает в коммуну, а его отчим до самой смерти остается верен своим принципам.

На скотном рынке, где купили Симэнь Нао, уже перерожденного из осла в вола, Лань Лянь, выбирая новое животное для двора, произносит следующую поговорку: «Белая морда у осла - не жди потомства. От него, как от изменника-сановника в пекинской опере, просто исходило коварство, кому такой нужен?» [10]. В пекинской опере белое лицо говорило о коварстве и лицемерии персонажа. И позже добавляет: «На небесах мясо дракона, на земле- мясо осла» [10]. Имея ввиду то, что такого осла лучше отвести на убой.

Существует еще один вариант этой поговорки: «Драконье мясо внебе, собачье - на земле» (?????????), она отражает уже почти полностью изжитую китайскую традицию употребление мяса собак. Но знание о «вкусном» собачьем мясе укоренилось в китайском языке и в китайской культуре. Мо Янь упоминает в «Устал рождаться и умирать» историю про одного деревенского парня, который прослыл большим живодером: он убивал собак и продавал их мясо.

Поговорка про сложные взаимоотношения семей главных героев : «смесь куриных перьев и перышек лука»[10]. Лань Лянь случайно попал в семью Симэнь Нао, тот пожалел сироту и поселил у себя, сделав батраком. После казни хозяина, Лань Лянь берет в жены первую наложницу Симэня Инчунь и становится отчимом его детей.

В текст включены и пословицы: «Собаке ног не покалечишь, волу глаз не повредишь»; «Стоящий прямо не боится, что тень кривая, сухое дерьмо к стенке не липнет»; «Кошку не отучишь ловить мышей, собаку не отвадишь бросаться на дерьмо» [10]

Мо Янь не обходит стороной и традиционные праздники Китая, которые является неотъемлемой частью народной культуры и очень ярко показывают фольклор Китая. Например, праздник Весны, Цинмин. Цинмин один из важнейших праздников Китая, день поминовения усопших и имеет множество обрядов и традиций. В день праздника Цинмин люди не разводили огонь и ели только холодную пищу, а также соблюдали традицию посещения могил.

В романе есть отсылки на древние китайские легенды и предания. Например, эпизод, где переродившегося Симэнь Нао в образе вола укрощает его же кровный сын: «Чжоувэнь-ван, которому скормили мясо его собственного сына, несколько кусочков выплюнул, они обратились в кроликов и разбежались. Если Цзиньлун проглотил твое ухо, считай сын съел мясо отца, но выплюнуть его он уже не сможет, оно выйдет из него уже только дерьмом. И во что оно может превратиться после этого?» [10]По китайской легенде, Чжоувэнь-ван, правитель Чжоу в эпоху позднего Шан, съел с супом одного из своих десятерых сыновей.

Зачастую герои употребляют в своей речи поговорки, связанные с различными преданиями. Вот примеры таких поговорок: «Не надо бы тебе помогать злодею творить преступления, как говорится, «пособничать Чжоу в его жестоких деяниях» [10]. Чжоу Синь - последний правителем династии Шан, который по преданию, был тираном, погрязшим в разврате. В поговорке: «Как говорится, послужил тигру призраком, помог Чжоу в его жестоких деяниях» [10] речь идет о предании о призраке, съеденного тигром человека, при виде которого якобы каменеет от страха очередная жертва.

В описании соратников Цзиньлуня Мо Янь пишет: «мой брат Цзиньлун повел за собой четверку братьев Сунь, «четверых стражей»,- толпу молодых бездельников, горе-вояк («солдаты- креветки, раки - генералы») [10]. Под «четырьмя стражами» подразумеваются четверо стражей с палицами, охраняющие Будду, а «солдаты- креветки, раки -генералы») - это традиционное описание в народном фольклоре войска Дракона - повелителя Восточного моря.

Мо Янь не обходит стороной музыкальное народное творчество: Цзиньлун организовывает представления современной музыкальной драммы цзинцзюй (??),пекинской оперы, в которых одни из главный ролей играли Цзиньлун и Хучжу, которых автор сравнивает с популярными героями народных сказаний Цзиньтун и Юйнюй или иначе Золотой Отрок и Яшмовая Дева. Герои были спутниками даосских святых, исполнители воли Нефритового Императора.

В своем произведении Мо Янь переосмысливает буддийские идеи перерождения, которые говорят о том, что сознание блуждает по шести мирам сансары: адских существ, голодных духов, животных, людей, асуров <https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D1%81%D1%83%D1%80%D1%8B>, богов <https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%91%D0%BE%D0%B3%D0%B8_(%D0%B1%D1%83%D0%B4%D0%B4%D0%B8%D0%B7%D0%BC)>. Но у Мо Яня перерождения происходят на одном уровне, только последнее поднимается выше. Писатель вносит в эти перерождения другой смысл: каждый образ символизирует определенный период в китайской истории ХХ века.

Образ осла распространен с глубокой древности и обладает множеством противоречивых значений. В некоторых культурах осел является священным животным, божеством. Во многих странах, в том числе и в Китае, это животное является символом глупости и упрямства. Также осел воплощает терпение, смирение, умеренность и твердость. В романе это животное наделено самой типичной для него чертой- упрямством, так с 1950-ые годы являются периодом ослиного упрямства.

Второе перерождение - вол. Вол трудолюбивое животное, его сопрягают в орало и в повозку, он носит всякий груз. Отсюда и популярное и по сей день сравнение «работает как вол». В романе это животное приобретает ту же коннотацию, что и в фольклоре, вол олицетворяет терпение, особенно это проявляется в эпизоде со смертью перерожденного Симэнь Нао.1960-ые - воловье терпение.

Третьим перерождением стала свинья. Как и у осла, у этого животного широкий круг значений в устном народном творчестве. Мо Янь наделяет этот образ китайскими значениями. В Китае свинья символизирует мужскую силу (сексуальность), плодородие и изобилие. Из этих представлений как раз таки берет начало обычай делать копилки в виде свиньи. Перерожденного в свинью Симэнь Нао считают самым племенным самцом, поселяют в отдельный загон и кормят лучшим кормом. Но здесь проявляются изначально худшие черты свиньи: свинья животное жадное и грязное. В 1970-е начинается поистине «свиная» жизнь внутри бойни (в 1976 умирает Мао Цзэдун), а затем - собачьи 1980-е, обезьяньи 1990-е и относительно человеческое сейчас [10].

Фольклор в произведении «Устал рождаться и умирать» используется в разных интерпретациях:

. Прямое использование устного народного творчества, в виде пословиц, поговорок, примет, преданий и других жанров.

. В обработанном виде: изменение поговорок, пословиц и других фольклорных элементов в контексте произведения.

. Вводит в роман авторский собственно выдуманный фольклор , в виде частушек, мифов, песен.


Заключение


Китайская проза всегда была многогранной, возвышенной, эмоциональной и одновременно приземленной. Она несет в себе символизм и мифопоэтичность, могущественную силу тысячелетнего наследия Китая. Литература Поднебесной переживала и взлеты, и падения. Она подарила миру уникальные классические романы, великих поэтов и философов.

Мо Яня автор уникальный и самобытный, чтущий традиции. Его книги втягивают и поражают своей особенностью. Он показывает Восток, как он есть: загадочный и абсолютно другой. Китайский колорит, необычный сюжет, философия, пословицы, поговорки, самоирония, тонкий юмор. Через книги проходит история жизни поколения с 50-х до 2000гг (коллективизация, хувэйбины, единоличники, коммунистическая партия, новый капитализм и так далее).На фоне жизни разных семей Мо Янь ткет огромное полотно китайской истории ХХ века.

Итак, мы изучили биографию Мо Яня, рассмотрели образно- стилевые особенности его творчества на примерах романов «Страна вина» и «Большая грудь, широкий зад», проанализировали фольклорные элементы в романе «Устал рождаться и умирать» и пришли к следующим выводам.

Творчество Мо Яня разнопланово в стилевом и образном отношении. Большую часть его творчества составляет проза крупных и средних форм: роман, повесть. Но писатель также обращается и к малым формам: эссе, рассказ. Создает сценарии к кинофильмам и пишет пьесы.

Из-за политической обстановки и невозможности посещать школу, Мо Янь сам изучает литературу и первыми его учебниками стали произведения китайской классической литературы, что отразилось на его творчестве. «Культурная революция» повлияла на формирование его писательского стиля: в те годы, нельзя было писать литературу, открыто критикующую власть и действующие порядки, поэтому Мо Яню, как и другим китайским писателям приходилось скрывать реализм под вуалью гротеска и иронии, создавая «галлюциногенный реализм».

Все свое детство и юношество писатель провел в родной деревне, где устное народное творчество передается и хранится веками, что не могло не повлиять на проникновение фольклора в произведения нобелевского лауреата.

На основе анализа романа «Устал рождаться и умирать» мы выявили несколько разных интерпретаций использования фольклора. Первая: писатель не изменяет фольклорные единицы и использует их в своим подлинном виде. Вторая: Мо Янь берет за основу какой-то фольклорный элемент, будь то пословица или поговорка, и изменяет его в условиях контекста произведения. Третье: автор вводит в роман выдуманный им же фольклор, который в романе выполняет роль истинного фольклорного элемента.

Итак, мы доказали, что основа творчества Мо Яня - народные, фольклорно-мифологические представления, культурные традиции, складывающиеся веками и бережно хранившиеся человечеством.

янь роман фольклорный творчество


Список использованной литературы


1.Мо Янь. Нобелевская премия по литературе // Lenta.ru - 2012.

2.С. Костырко. Физиология жизни. Новая китайская проза / С. Костырко. // Новая жизнь - 2013. - №11

3.Мо Янь. Тетушкин чудо-нож. / Перевод Д. Маяцкого. // Современная китайская проза. Багровое облако: антология составлена Союзом китайских писателей. - М.: АСТ; СПб.: Астрель-СПб. - 2007. - 543 с.

.Скромно ведет себя с партией. Что в Китае говорят о своем первом нобелевском лауреате по литературе // Lenta.ru - 2012.

.Who is товарищ Мо Янь? / С. Селиванова. // Литературная газета - 2012. - №51

6.Духовная культура Китая: энциклопедия: в 5 т. / Гл. ред. М.Л. Титаренко; Ин-т Дальнего Востока. - М.: Вост. лит., 2006 - . Т. 3. Литература. Язык и письменность / ред. М.Л. Титаренко и др. - 2008. - 855 с. С. 360.

7.Биография Мо Яня. / Мoyan.ru

.Китайский Кафка получил литературного Нобеля. / HAVINY.BY. - 2012.

.Усталость от истории. / Д. Безносов // Новая жизнь - 2015. - №2.

10.Мо Янь. Устал рождаться и умирать. / Онлайн библиотека loveread.ws.

11.Мо Янь. Страна вина. // Онлайн библиотека loveread.ws.

12.Букатая Анастасия. Фольклорные элементы в современной китайской прозе: на материале рассказов Ши Тешэна, Хань Шаогуна, Чжан Чэнчжи, Мо Яня. / А.Букатая. // - Электронная библиотека БГУ. - 2011.

13.Сергей Сиротин. Добродушие в поедании младенцев. / С. Сиротин. // - «Урал». - 2013. - №5.

14.Сергей Сиротин. Китайский эпос. / С. Сиротин. // - «Урал». - 2013. - №10.

15.Диюй - «подземное судилище». / Мифы и легенды народов мира.