Тема: Новые религии Японии

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Культурология
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    506,58 Кб
Новые религии Японии
Новые религии Японии
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО КубГУ)

Кафедра зарубежного регионоведения и дипломатии





ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

Новые религии Японии


Работу выполнила

Л.А. Лазаренко

Научный руководитель:

д.и.н., профессор Ю. Г. Смертин






Краснодар 2015

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

. Понятие «Новые религии Японии» и их общие черты

. Происхождение, идейные истоки и типы новых религий Японии

.1 Происхождение и этапы развития новых религий

.2 Характеристика влияния «старых» религий на «новые

. Типы новых религий и их особенности

.1 Тэнрикё

.2 Сока Гаккай

Заключение

Список использованных источников и литературы

Приложение А: Таблица численности приверженцев новых японских религий в Бразилии

Приложение Б: Церковная штаб-квартира Тэнрикё

ВВЕДЕНИЕ

По поводу новых религий Японии давно ведутся споры, высказываются разные точки зрения. Так, например, некоторые скептики считают эти религии мошенническими. Другие считают, что это совершенно новое явление играет значительную положительную роль в современном японском обществе, так как вместе с приходом кризисов в «организованных» религиях, новые религии подменили их, став надеждой для общества о лучшей жизни во время тяжелых социальных и экономических условий. Конечно, традиционные религии в Японии занимают центральное положение по праву, однако это не умаляет важности новых религий, которые, пускай, и не имеют статуса основных, однако их успехи достигают больших высот, а некоторые из них даже распространили свое влияние по всему миру.

Пройдя долгий путь, длиной в пару веков, сейчас они обладают сложным организационным аппаратом, бюрократическими структурами, одна из новых религий даже выступает на политической арене страны в форме собственной политической партии. Многие из них проповедуют практику безвозмездного труда на благо всего общества, они активно занимаются благотворительностью, следят за качеством обслуживания и условиями в школах, больницах, приютах, детских садах, следят за чистотой общественных мест, и так далее. Словом, это мощная общественная сила, имеющая громадный потенциал влияния на современную японскую нацию. Большой успех и привлекательность новых религий среди молодежи также демонстрирует их важность и силу.

Их главной характеристикой является то, что основой для их создания послужила традиционная японская культура. Вся совокупность порой противоречивых элементов многих японских религий вместилась в эти уникальные религиозные организации. Тем самым, такая сложная и запутанная тема взаимовлияний и заимствований представляет громадный интерес для исследователей нашего времени.

Глубокое понимание всех социальных процессов, происходящих в японском обществе, позволяет приобрести бесценный опыт для дальнейшего поиска механизмов улучшения жизни, ведь именно идея панацеи от всех бед лежит в основе новых религий. Почему и как новые религии Японии смогли приспособиться к быстро изменяющимся условиям мира и войны, экономических спадов и подъемов, а также то, почему они так органично вписываются в неантагонистическую картину японского религиозного плюрализма? Ответы на все эти вопросы, безусловно, интересны человеку нашего времени, который постоянно находится в поисках ключа к вечному миру, и именно такие ключи предлагают новые религии.

Актуальность данной работы и необходимость исследования темы новых религий вызвана тем, что исследование социальных процессов, происходящих в Японии, а также причин, которые помогли Стране восходящего солнца прийти к своему настоящему состоянию, даст понимание, как устроен внутренний мир людей со столь уникальным менталитетом.

Объектом исследования являются религиозные процессы, происходящие в Японии.

Предметом исследования являются новые религиозные течения в Японии.

Хронологические рамки работы охватывают период ХIХ - начала XXI в. Нижняя хронологическая граница обусловлена временем возникновения основных новых религиозных движений.

Степень научной разработанности темы. Следует отметить малую изученность новых религиозных движений Японии, слабую разработанность теоретико-методологической базы для эмпирического исследования новых религиозных организаций.

В отечественной историографии есть работы, в той или иной степени касающиеся данной темы.

Среди них стоит выделить этнографическое обозрение Г.Е. Светлова «Новые религии в Японии», который освещает проблему классификации и типологии новых религий Японии, а также характеризует основные периоды их возникновения. Также автор подробно рассказывает об истории и содержании таких новых религиозных организаций, как Конкокё, Тэнрикё, Куродзумикё. В его, хотя и небольшой, работе присутствует содержание аналитического характера, что также чрезвычайно полезным оказалось для данного исследования.

В книге В.А Пронникова и И.Д. Ладанова «Японцы» приводится достаточно богатая характеристика влияния традиционных религий на новые, описывается общее содержание синтоизма, народных верований, буддизма и конфуцианства, а также некоторые их обрядовые особенности, характеризуется влияние христианства на религиозную жизнь японцев. Для новых же религий приводится общая классификация и короткое описание некоторых отдельных организаций. Также в данной книге, представляющей безусловный интерес для любого, кто заинтересован в изучении культуры японской нации, осуществляется подробнейшее рассмотрение всех ментальных характеристик современного японца, будь то религиозная составляющая, анализ бытовых традиций или характер поведения японцев в бизнес сфере.

Для автора данного исследования очень полезными оказались труды А.Н. Мещерякова «Древняя Япония: буддизм и синтоизм», где две основные религии Японии рассматриваются в сфере народных верований, а также оценивается их вклад в формирование японской культуры, и труд Н.М. Селиверстрова «Религии в истории Японии», где описано развитие японских религий и рассмотрено их влияние на формирование японской ментальности.

И.К. Дежавин в своей монографии исследует религиозную и политическую деятельность движения Сока-гаккай - Комэйто. Привлекая широкий круг источников и специальной литературы, он показывает, как в современной Японии тесно переплетаются религиозные, социальные и политические практики новых общественных организаций.

Японскому необуддизму посвящена статья Ю.Г. Смертина. В ней исследуются идейные корни, становление и эволюция социально-религиозного движения Сока-гаккай, возникшее в Японии в 1930 г. Значительный интерес представляет анализ деятельности и взглядов третьего президента этой организации Икэды Дайсаку, благодаря которому она приобрела международную известность.

А.В. Филиппов анализирует современные религиозные идеологии в Японии, ищет в них объединяющие их общие моменты и размышляет над их будущем в меняющемся мире.

Для автора полезной оказалась работа «Введение в сектоведение», написанная Р.М. Конь. В своем труде он подробно рассматривает понятие секты и различные классификации, а также затрагивает тему новых религий в контексте мировой истории. Различное определение сектантства, его дефиниции, систематизацию и критерии. В данном труде проводится подробный аналитический обзор сектантства в мировом масштабе, подобный анализ проводит также А. Зволинский в своем труде «Анатомия секты» и А.В. Матецкая вместе с С.И. Самыгиным в работе «Новые религизные движения. Современные религии и эзотерические учения». На тему новых религиозных движений во всем мире рассуждает А. Баркер в своей книге «Новые религиозные движения». Он подробно разбирает характеристики новых религиозных течений во всем мире.

М.В. Бабкова перевела и проанализировала книгу «Религии в Японии», написанную в оригинале Уильямом К. Бансом. Здесь присутствует описание японских традиционных религий, роль правительства в религиозной жизни японцев, а также краткий обзор некоторых японских новых секст.

Зарубежная историография. Западные ученые имеют большой опыт в изучении новых японских религий. Это явление представляет интерес не только для понимания японской истории и религии, но и современной Японии в целом, а также для исследования модернизации и культурных изменений. Эта тема привлекла внимание антропологов, социологов, политологов, а также религиоведов самого широкого спектра. Впрочем, здесь тоже стоит упомянуть о том, что им, в основном, характерна общая информация без особых углублений.

Можно заметить, что большинство современных работ ориентируются только на два новых религиозных движения - это Сока Гаккай, которую причисляют к группе буддийских организаций, и Тэнрикё, которую часто характеризуют как секту синтоистского толка. Большинство материалов, относящихся к рассмотрению этих вероисповеданий, наглядно рассказывают о степени распространения, организационном развитии и динамике этих новых религий. Чаще всего, в этих работах не предоставляется принципиально новой информации, в большинстве случаев они являются лишь интерпретациями других трудов.

Одними из самых ценных работ по исследуемой нами теме являются книги замечательного религиоведа Х.Б. Эрхарта: «Религии Японии: единство и многообразие», «Религии Японии: множество традиций в одном Священном Пути , «Религии в японском опыте: ресурсы и интерпретации» и также «Новые религии Японии: библиографий западно-язычных материалов». Все они описывают религиозную культуру Японии, включая довольно обширное изучение новых религиозных движений.

Определенный вклад в изучение проблемы внесла книга «Религиозные традиции мира» , которая является объединением десяти самостоятельных монографий, содержащих богатейший материал, посвященный различным религиям. В том числе разбирается тема культовых практик Японии, современную религиозную ситуацию в Японии и многое другое.

Японские исследователи также интересуются новыми явлениями в религиозной жизни своей страны. Среди их трудов следует выделить статью «Некоторые особенности японского образа мышления» Накамуры Хадзимэ . Он анализирует сложившийся японский менталитет и его связь с современными религиозными движениями.

Полезным оказался труд Мураками Шигеёши «Японские религии в современном веке», где он анализирует развитие японских религий в связи с недавними событиями, а также то, чем являются религии в современном японском обществе.

Неоценимый вклад в историю религий Японии вносит «Японский журнал религиозных исследований», выпускаемый Нандзанским институтом религии и культуры, представленный на английском языке и содержащий множество статей самого разного религиозного спектра. В данном исследовании использовались такие статьи этого журнала, как «Влияние и последствия: отголосок Аус Синрикё в японском религиозном контексте», «Восприятие Нитирэн сосю Сока Гаккай», «Организация Аум, борьба с терроризмом и религия», «Распространение японских новых религий на иностранные культуры» и некоторые другие.

Общей теме самых разных японских религий, а также вопросу их влияния друг на друга посвящены такие зарубежные работы, как «Развитие религии в Японии» Джорджа Нокса и «Религии в Японии» Кеннита Банса.

Интересной и полезной была статья Ониси Кацуаки на тему японской новой религиозной организации Риссё косэй кай, являющейся на данный момент одной из многочисленных сект Японии. Также труд Янагита Кунио «История предков» посвящен теме культа предков, который часто упоминается в контексте новых религиях Японии, оказался полезен для данного исследования.

Целью данного исследования является анализ идейных аспектов новых религий Японии и оценка их влияние на современное японское общество.

Исходя из цели исследования, автор поставил следующие задачи:

) выявить условия возникновения и этапы развития японских новых религий;

) проанализировать и охарактеризовать их общие черты и особенности;

) изучить факты и причины отличия новых религий от традиционных, а также исследовать влияние последних на установки новых религий;

) выявить и проанализировать идейное содержание и социальную практику влиятельных религиозных организаций, принадлежащих к группе новых религий Японии; новый традиционный религия

) определить степень влияния новых религий на современное японское общество.

Методологическую основу исследования составили принципы историзма и объективности. Историзм позволил проследить процессы возникновения и эволюции религиозных движений в связи с внутренними и внешними факторами. Принцип объективности дает возможность непредвзято анализировать рассматривать деятельность религиозных организаций и их лидеров, исходить не из политических и идеологических пристрастий, а пытаться понять специфику японского менталитета.

Среди специальных исторических методов исследования нужно выделить историко-генетический метод, использовавшийся при выявлении предпосылок исследуемого явления и позволяющий проследить причинно-следственные связи в идеях и практике религиозных организаций. Проблемно-хронологический метод позволил провести анализ рассматриваемых процессов в хронологической последовательности, путем дробления исследуемой проблемы на ряд узких тем, исследующихся в хронологической последовательности. Историко-сравнительный метод был использован при определении общего и особенного в новых религиозных организациях на различных этапах их развития.

Источниковую базу исследования можно разделить на несколько групп. В первую входят древние собрания японских мифов и преданий; прежде всего, это «Кодзики» и «Нихонги». Из-за сильного влияния синтоизма на традиции новых религий, они необходимы для исследования. Некоторые новые религии используют эти памятники в качестве своих священных писаний, заимствуя оттуда мифы о происхождении мира, императора, наименования божеств и так далее. Во вторую группу входят статистические материалы, в частности, официальная статистика «Агентства по делам культуры» Японии. Она освещает численность приверженцев многих новых религий. Третью группу образуют труды духовных лидеров новых религиозных движений, в которых они излагают цели, задачи и методы деятельности своих организаций. В четвертую группу вошли документы религиозных организаций, определяющие характер их деятельности.

1. Понятие «новые религии» Японии и их общие черты

В качестве отправного пункта данного исследования следует рассмотреть само понятие «новые религии», с которым связывают религиозные течения, движения и группы, которые не имеют четкой границы времени создания, однако ориентировочно получившие наибольшее свое распространение после второй мировой войны в Японии. Основное их отличие от разного рода течений заключается в том, что возникли они за рамками национальной религиозной традиции, и даже, как выражается Г.Е. Светлов , «в противовес» синтоизму и буддизму.

Впервые это понятие было употреблено японскими журналистами в 1920-х годах в отношении некоторых организаций синтоистского сектантства, таких как Конкокё, Тэнрикё и другие . Следует также заметить, что «новые религии» не единственная дефиниция для таких новообразованных течений. Ряд исследователей выдвигают предположение, что термин «народные религии» более уместен, если учитывать, что большинство их берет начало в народных движениях, развивавшихся за рамками традиционных религиозных направлений . Также имеет место и другое предложение названия данного явления - «новые социально-религиозные движения», его ввел в научный обиход американский религиовед Б. Эрхарт в конце XX века. Далее в своей работе мы будем использовать вошедшее в научный оборот понятие «новые религии», понимая всю его относительность.

В отечественной литературе часто можно проследить уточнение данного понятия на японском языке, звучащее как «синко сюкё», однако в самой Японии термин, использующийся для новых религиозных движений звучит по-иному - «синсюкё», и если дословно его перевести, то получается «приобретающие влияние религии» или «развивающиеся религии», из чего можно сделать вывод, что он несет несколько уточняющий смысл об успешности и значительности новых течений.

Это объясняется тем, что «синко сюкё» имеет немного пренебрежительный оттенок, сами же новые религии предпочитают называть себя «синсюкё» без уничижительного смысла.

Важно обратить внимание на мнение некоторых исследователей, например, социолога религий Массимо Интровинье, о том, что термины «секта», и «культ» - сопутствующие значения исследуемого предмета - имеют ярко-негативную окраску и воспринимаются как уничижительные, поэтому большинство современных ученных воздерживаются от употребления их по отношению к новым религиозным движениям.

Также для более полного понимания необходимо изучить понятие «культ», которое также неразрывно связано с определением новых религий. Разница между культом и сектой Р. Старк и Б. Бейнбридж представляют так: во главе культа, как правило стоит харизматический лидер, а учение новой религии отличается от традиционной для данного общества верований; секта же определяет себя как учение, которое обновило и реформировало господствующую религию. Также у них нет необходимости в харизматическом лидере. Секта выделяется из традиционного учения, т.к. их конфессия перестала их удовлетворять, и они решили изменить традиционный договор под себя. После этого они считают, что создали очищенную и обновленную форму того же учения. Культ же отличается от секты тем, что имеет в своей основе нечто принципиально новое для данного общества. Также следует отметить, что в сектах преобладают выходцы низших классов, а в культе - люди среднего и высшего класса.

Дж. Нельсон предлагает четыре этапа институализации секты:

На первом этапе это обычная секта, зависимая от харизмы лидера и имеющая простейшую организацию.

На втором этапе развития это уже устоявшаяся секта, однако, без национальной организации и бюрократической структуры. На данном этапе секта способна выжить без харизматического руководителя.

На третьем этапе секта превращается в деноминацию. Это уже национальный уровень и наличие бюрократической структуры.

На последнем этапе Нельсон называет секту Церковью. У нее существует центральный национальный офис, а также она признается миром, как легальная форма религиозности.

Учитывая, что Р. Старк и Б. Бейнбридж говорят о тенденции образования культов в странах со слабой традиционной религией, то можно сказать, что в Японии они не свойственны, поскольку традиционная культура в ней очень развита и почитаема.

В западном религиоведении часто понятие «секты» и «культа», а также «новое религиозное движение» представляют, как синонимы .

Достаточно раскрытую и убедительную характеристику «новых религиозных движений» дает социолог А. Баркер: «большинство НРД современной волны именуются новыми, так как, по ее мнению, они в «своей теперешней форме проявились уже после Второй мировой войны; религиозными - поскольку они предлагают религиозное или философское мировоззрение или средства, с помощью которых может быть достигнута какая-либо высшая цель, например: трансцендентальное знание, духовное просветление, самореализация или «истинное» развитие. Таким образом, термин НРД охватывает группы, которые обеспечивают своих членов четкими и однозначными ответами на основные вопросы бытия (например, на вопрос о смысле жизни или месте индивидуума в мироздании)».Также он утверждает, что: этот термин «объединяет все те движения и организации, которые называют «альтернативными», «нетрадиционными» религиями, «культами» или «современными сектами», но не дает им оценки: хорошее это движение или нет, правильное или неправильное».

Несомненно, интересен факт, отмечаемый Интровинье, что различные авторы, употребляя слово «новые» в контексте религий, обращаются в одном случае к временному признаку, а в другом случае к доктринальному. Соответственно, доктринальный подразумевает существенное расхождение с традиционными религиями.

Как уже отмечалось выше, многие новые религиозные течения возникли после начала японской модернизации, или, как по-другому можно выразиться, вестернизации и интенсивно принимали в свою догматику и культ элементы и понятия из совершенно разных, распространенных во всем мире, религий.

По мнению антрополога В.И. Харитоновой, неотъемлемым элементом деятельности современных религиозных течений является культивирование самых разных психофизических упражнений, к которым применяется термин «практики», «духовные практики» и так далее, и именно тип духовной практики дает возможность определить состав приверженцев этой практики и религиозного движения.

Многие исследователи (например, такие как А.В. Матецкая, К.В. Кислюк) приходят к выводу, что новым религиозным движениям свойственны:

Авторитаризм лидера.

Эклектичность и синкретизм, включающий элементы учений иных религий.

Использование горизонтальных организационных структур вместо иерархических, аморфность структуры.

Миссионерская направленность, зачастую трансформирующая религиозное движение в международное.

Малая численность последователей.

Все перечисленные свойства, безусловно, характерны и для новых религий в Японии, однако, чтобы раскрыть их достаточно полно, следует рассмотреть их более подробно в контексте японского общества и японской традиционной религиозной культуры.

Итак, все эти исследования позволяют глубже понять явления, происходящие в японском обществе в религиозном аспекте. По вопросу объединяющих свойств новых религий, если временно опустить пестрое многообразие самых различных по своему содержанию организаций и течений, автор выделяет эти черты в пункты на основе исследования Г.Е Светлова и рассматривает каждый отдельно.

. В первую очередь стоит говорить о такой характеристике, которая определяет основное свойство новых религий, то есть об их эклектичности и синкретизме. Новые религии возникли на основе японской религиозной традиции, из которой они заимствовали самые разные элементы. Вся картина японского традиционного религиозного плюрализма и ее элементы в своей сущности синкретичны, и этот факт смешения в вероучении одного течения синтоистских, буддийских, христианских идей и заимствований из других религий унаследовали новые религии, в значительно более высокой степени. Часто можно встретить такое положение дел, что в одной группе объектами культа могут быть как божества синтоизма и бодхисатвы буддизма, так и Иисус, Конфуций, а также «свои» собственные божества. Важным для понимания основ новых религий следует считать наличие никак не систематизированного изобилия верований и действ, существовавших вне зоны синто, буддизма, даосизма или конфуцианства, и исходя их этого возможно говорить о «народных или фольклорных религиях», сложившихся на основе традиций народного творчества.

Если взять в пример и рассмотреть синкретический характер догматики Тэнрикё, то становится очевидным, как в одном течении гибко совмещаются несколько религиозных традиций: значительные элементы синтоизма, где в космогоническом мифе рассказывается о прародителях человека - Идзанаги и Идзанами, которые сочетаются с заимствованной буддийской идеей перерождения, и еще большую сложность картине придают сильные элементы христианства.

. Простота и доступность - второе определяющее свойство новых религий, применимое ко всем ним, лишь за редким исключением. Человек, вступающий в такого рода организацию, не обязан брать на себя какие-либо обязательства, не подвергается каким-либо сложным обрядам посвящения и лишь иногда символический вступительный взнос - плата за участие. Все это обуславливает доступность широкому кругу людей новых религий. Обрядность представляется в виде иллюстраций догм, а пантеон чаще всего упрощен и незамысловат и чаще всего состоит из единого верховного божества. Все эти факторы привлекают людей, которые и так обременены множеством забот в своей повседневной жизни. К тому же, понятие догмы в таких организациях довольно гибкое и непостоянное, она может подстраиваться под внешнюю среду и под запросы обращенных, и нельзя не заметить успех такой удобной системы подстройки.

Примером может послужить уже рассматриваемая организация Тэнрикё, первоначальным объектом культа которой был Тэнринёо - прославленный персонаж буддийской мифологии. В последующем времени его имя было изменено на Тэнри-о-но-микото, что довольно в синтоистском духе. Если учитывать, что на кануне революции 1867-1868 годов была обстановка роста популярности синтоизма, становится понятна причина таких изменений, ведь организации в первую очередь руководствуются привлекательностью веры для людей.

. Далее рассматриваем систему привлечения неофитов, которая строится на том, что новые религии во всех сферах деятельности в основном опираются на массы верующих, чего нельзя сказать о традиционных школах синто и буддизма, где профессиональное и обученное духовенство играет ведущую роль. Именно на многочисленных неофитов, а не на, как правило, малочисленных обученных священнослужителей возлагается миссия проповеди. Таким образом, члены организации и являются фактором роста и экспансии. Новообращенным сразу дают понять основной принцип и критерий приверженности: рвение в миссионерской деятельности и степень ее активности определяет то, получишь ли ты ожидающие от веры блага.

. Из предыдущего пункта естественно вытекает еще одно обобщающее новые религии достоинство - у верующих возникает чувство собственной значимости, ведь такая важная для организации миссия возвышает его в собственных глазах и дает понять, что в его руках судьба целой группы. Культивирование чувства значимости и важности отдельной личности сопровождает повседневную практику новых религий. Здесь важное место занимает такая практика, как групповое собеседование. Ее особенность заключается в возможности для личности выговаривать в обществе единомышленников свои истинные чувства и мысли, получать отклик на них или советы, которые адресованы лишь ему. И если учитывать условия японского общества, где на протяжении веков доминировала концепция беспрекословного подчинения нижестоящих вышестоящим, уничижая ценность человеческой личности, то система возвышения ценности личности и мораль, основанная на традиционной семейной системе в новых религиях - феномен, разбавивший накопившиеся тягостные чувства целого народа, даже не смотря на то, что сама эта практика носит довольно иллюзорный характер, ведь по сути человек остается лишь непосредственным исполнителем воли своего лидера. Отсюда вытекает мысль о естественности быстро возрастающей популярности среди японцев новых религиозных течений.

В любой религиозной группе доктринальная система приводит к мысли, что верующий сможет с помощью учения освободиться от страданий. Эту модель можно назвать нормой поведения группы для своего спасения. «Почему новые религии стали настолько популярными? Это потому, что они обладают чем-то тесно связанным с простыми людьми, нечто, что обращено именно к ним. И это нечто - и есть сила, выходящая за рамки простого формализма», - пишут авторы книги «Религиозные традиции мира».

. Если проследить основу японской религиозной традиции, то здесь общим с новыми религиями является и подход к вере как к способу обретения материальных благ, и гармонии в семье, и как к способу исцеления от любых болезней. Однако отличительный фактор заключается в разной степени интенсивности, где она преобладает в новых течениях, а также задача поиска истины и спасения в потустороннем мире отодвинута на задний план, выдвигая вперед задачу решения проблем быта и повседневной жизни. Сама жизнеспособность новых религий базируется на умелом приспосабливании и реагировании на изменения в характере проблем такого рода, и этот факт обуславливает большую привлекательность по сравнению с традиционными религиозными течениями.

. Широкое применение в своей религиозной практике элементов магии в качестве средства обретения благ - еще один объединяющий фактор, берущий свои корни в народных верованиях. Самые различные магические заговоры, заклинания, формулы или разнообразные амулеты и талисманы - это объекты культа, предоставляющие возможность избавиться от всех жизненных проблем, и такой подход к иллюзорному нахождению панацеи от всех бед, безусловно, находит благодатную почву в японском обществе.

. При изучении авторитарного характера всех новых религий, сразу заметным становится культ непогрешимого вождя-руководителя, который также прослеживается в простой крестьянской идеологии прошлых веков, когда таким же образом создавались различные движения, а в последующем и на базе городского населения.

Лежащее в основе религиозной практики представление о магии, подразумевает наличие лидера, имеющего «сверхспособности», такими, например, являются шаманы. Особенно такой подход к определению лидера был характерен для создававшихся в XIX - начале XX века новых религий. В наши же дни все немного по-другому - лидер не обращается к своим «чудодейственным» свойствам, а апеллирует к способности открывать путь к истине. Однако во всех случаях верующие видят в своем духовном вожде божество в облике человека.

Концепция представления лидера в качестве живого воплощения бога - так называемого икигами - прослеживается среди адептов новых религий во всей истории существования исследуемых течений. Также интересным будет заметить, что основателями новых религий в большинстве случаев являлись харизматичные миряне, как правило, женщины.

. Многие новые религии культивируют также дух взаимопомощи. При такой системе привлечения неофитов, человек сам тянется к возможности получить блага для себя взамен простого факта участия в организации. Существует в таких случаях и реальная материальная помощь от единоверцев в виде денежных сумм, поддержки в бизнесе, помощи с лечением и тому подобное. В таком случае религиозная группа предстает в виде сплоченной общины, где личная проблема может стать общей, и, соответственно, единоверцы создают твердую основу для дальнейшего развития организации.

. Сложившаяся в японском обществе капиталистическая конкуренция, которая склонна противоречить основному принципу человеческого общества - модели объединения для выживания, обостряет проблему отчуждения личности в японском обществе, особенно в больших городах. Новые религии используют этот фактор, и при помощи стремления людей к объединению, обращают к себе внимание через практики, упомянутые выше - групповые собеседования, суммируя к ним миссионерскую деятельность обращенных, участие в крупномасштабных мероприятиях и тому подобное. Такая политика осуществляется также через практику коллективного безвозмездного труда, которая приносит блага не только самой организации, но и всему обществу в целом, примером могут служить уборка общественных мест или сооружение культового центра.

Если говорить о сплоченности и коллективизме, то еще больше усиливают эти характеристики, например, периодические издания, фильмы или телепередачи собственного производства.

Стоить заметить, что склонность к объединению в особенности присуща молодежи, что определяет повышенное внимание к ним со стороны новых религий, и определяет молодежь как их движущую силу. Именно этой политики придерживаются наиболее влиятельные из организаций, где для молодежных групп и отделов разрабатываются специальные культурные программы. Можно также проследить соотношение между возрастным составом организаций традиционных школ и новых религий, где в организациях новых религий процент молодежи среди верующих несравненно выше.

. Подход к труду как к неотъемлемой части религиозной практики открывает путь к активной деятельности организаций в общественной жизни. Такая практика может выступать как в виде охраны окружающей среды, благотворительности, так и в виде просветительской деятельности. Формы такого участия многочисленны.

Стоить отметить, что не только в области церемоний и мероприятий, но и в экономической области также вклад верующих для новых религиозных течений часто значителен. Поэтому некоторые новые религиозные общины имеют внушительные экономические ресурсы, которые в итоге вытекают в эффектные храмы, в создание целых музеев или даже в учреждение учебных заведений. Здесь прослеживается характерная для многих новых религий мысль, что для доказательства своих духовных способностей следует проявить экономические успехи.

Приобщение деятельности организаций к изменению общественной действительности особенно ярко проявляется в политической сфере, где они стремятся участвовать в политической борьбе или крупных общественных движениях. Во влиятельных организациях много сил уделяется задаче поддержания контактов с политическими партиями и определение позиции религиозной группы во время выборов, которую осуществляют политические лиги. Ярким примером такой организации служит крупнейшая Сока Гаккай, которая создала свою собственную политическую партию Комэйто (Партия чистой политики).

Свои задачи, как в сфере общественной деятельности, так и в политической, организации новых религий осуществляют, прибегая также к интенсивному использованию современных средств массовой информации, что также является обобщающей их характеристикой. Средства массовой информации - не единственная форма деятельности для расширения своих рядов, ими стали и довольно громкая коммерческая реклама, и сотрудничество с ведущими телевизионными программами или телекомпаниями, включая создание собственных рекламных бюро и крупных издательств.

В качестве примера можно рассмотреть историю секты Сэйтё-но-иэ («дом роста»), которая родилась в 1930 году под руководством Масахару Танигути. Своих достижений в пропаганде секта достигла во многом благодаря тому, что публиковала массовыми тиражами периодические издания, журналы и книги, в которых раскрываются как религиозные, так и социально-политические позиции учения.

Несмотря на все вышеперечисленные общие характеристики, новые религии существенно отличаются друг от друга по многим признакам. Такими критериями может выступать и происхождение, где создание организации связывается с различными историческими и социальными обстоятельствами, и характер догм, и формы религиозной практики, и сама форма организации. Здесь стоит подчеркнуть вновь синкретизм в основе новых религий, который дает базу для самых разнообразных расхождений во всех аспектах. Адепты новых религий смогли умело приспособить свою догматику, культ и организацию к меняющейся действительности, активно участвуя в жизни общественности. Другими словами, можно сказать, что они стали образцами религиозного модернизма в Японии. И такой процесс религиозного обновленчества происходил не в пределах традиционных школ, а вытек в создание новых групп и организаций.

После рассмотрения различия данных понятий становится ясным, что японские новые религии в своей основе представляют собой секты, не создавшие принципиально новые учения, а лишь преобразовав и смешав элементы традиционной религиозной культуры. Можно даже сказать, что они являются не сколько «новыми», сколько альтернативными.

2. Происхождение, идейные истоки и типы новых религий Японии

.1 Происхождение и этапы развития новых религий

В современной Японии примерно из 380 религиозных организаций половина приходится на новые религии. За пределами числа относительно крупных организаций существует порядочное количество мелких религиозных групп, ограничивающиеся влиянием на небольшие районы. Четверть всех верующих Японии относят себя к числу адептов новых религий. По сравнению с последователями японской религиозной традиции, они более склонны к постоянному участию не только в пределах своих организаций, но и в целом в общественной жизни страны.

Каким образом в стране появлялись лидеры новых религий, кто становился участниками организаций, какие этапы проходили религиозные группы на пути к своей свободе и популярности - найти вопросы на эти ответы и есть одна из задач данной главы.

Другая важная задача связана с изучением идейных истоков японской религиозной традиции. Если проанализировать официальные опросы, проводимые в Японии некоторыми организациями, то вопреки их данным, которые представляют японцев как народ «религиозно индифферентный», можно сделать вывод о парадоксальности ситуации. Ведь еще и наши русские исследователи наблюдали это в прошлом столетии: «…если вы спросите у японца какая его вера, он вас не поймет. Все, что он сумеет вам ответить, это, что, согласно обычаю, ему при рождении дали имя в синтоистском храме и что, вероятно, при похоронах его будут провожать буддийские бонзы. Между этими двумя крайними точками жизни он легко может стать на время христианином», - писал Г. Бостонов.

Факт поликонфиссиональности в стране восходящего солнца очевиден, так как большинство японцев связывают свою жизнь одновременно с несколькими религиями из которых больше остальных выделяются буддизм и синтоизм. В связи с этим возникают различные трудности при подсчете числа последователей определенных религий. Поскольку при упомянутом феномене поликонфиссиональности человек может в разное время причислять себя к разным религиям, данные социологических опросов не способны отражать действительность.

Основывая свои собственные новые религии, их творцы прибегали к сильному заимствованию для своих учений самых различных элементов синтоизма, буддизма, христианства, использовали традиции и догмы народных верований. Для глубинного понимания новых религий необходимо проанализировать характер влияний, степень интенсивности, условия воздействия традиционной культуры на них.

Религиозные и социально-экономические обстоятельства в результате своего сложного синтеза породили новые религии. Сильнее всего на степень их популярности оказывали влияние внешние, часто негативные, обстоятельства обострения в обществе, будь то кризисы, изменения в отношениях, резкие противоречия, и прочее. Г.Е. Светлов выделяет как минимум пять основных периодов возникновения и распространения новых религий.

Первая стадия развития приходится на период Эдо и охватывает сразу несколько десятилетий начала и середины XIX века. Кризис, охвативший все стороны общественной жизни подходящего к своему завершению века феодального режима, в итоге породил новые религиозные движения, базировавшиеся в основном на догмах синтоизма и народных верований. Развитие новых идей протекало в виде паломнических организаций и ассоциаций. Эти движения стали выражением накипевшего разочарования больших масс народа. Власть строго регулировала религиозную жизнь общества, однако народ захотел своими усилиями попытаться преобразовать религиозную жизнь под свои нужды, со своими особенными принципами.

Самой первой заметной новой религией в виде секты на основе синтоизма стала Нёрайкё («религия Будды»), зародившаяся в 1802 году благодаря Кино Ицусон (1756-1826). Эта женщина, происходившая из крестьян, испытавшая на себе разные тяготы жизни, и побывавшая в городе в богатой семье, вдохновилась услышанными идеями различным вероучений. По возвращению в деревню, она заболела, но болезнь чудесным образом отступила, и Кино объяснила это высшими силами, которые впоследствии стали вещать через нее свое учение, как она утверждала. По ее словам, синтоистский бог счастья и удачи Компира, посланник самого Будды говорил о его истинах. Сама суть религии заключалась в заявлении о равенстве всех перед законами Будды. Больше всего эта идея стала привлекать людей, живущих в нищете. Таким образом, прослеживается ярко выраженная особенность всех новых религиозных учений, где сосуществуют как элементы синто, так и буддизма, а для привлекательности догмы подстраиваются под нужды большинства окружения.

На этом примере мы видим, как внутреннее недовольство людей своим социальным положением пытается высказаться через религию. Поиск поддержки и единомышленников сопровождается организационным оформлением. Таким образом, подкрепляя свои требования высказываниями о «сверхсилах», люди пытались добиться улучшения условий жизни.

Второй период - это конец XIX века и начало XX века. В этот период процветает и ускоренно развивается капитализм наряду с угнетением трудящихся крестьян и оставшимися пережитками полуфеодального строя. Из такого положения дел вытекала естественная тенденция к поиску успокоения в религии. Продолжили свое развитие религиозные группы, созданные еще в первом периоде, формируя уже организации на более серьезном уровне.

Стоит, однако, отметить, что новые религиозные группы, созданные в XX веке, делали гораздо большие успехи по сравнению со своими предшественницами из предыдущего века, возможно, благодаря развитию средств массовой информации, использующую для привлечения неофитов.

Во время третьего периода происходит буйный рост численности новых религиозных организаций - их стало почти в десять раз больше за десять лет, к 1935-му году. Кроме того, этот процесс происходил в условиях социальной беспорядочности, тяжелой экономической ситуации, а также при политике японского военного империализма. Таким образом, народ все более разуверялся в традиционной религиозной традиции. Гонения новых религий со стороны правительства начались еще накануне XX века, с тех пор, как синтоизм утвердился в качестве официальной политической системы, однако к 30-м годам XX века они достигли своего высшего предела. Большинство новых религий были расформированы, однако часть их смогла избежать этого процесса, и ради своего сохранения они исхитрились, согласившись на подстройку своих догм в соответствии с синтоизмом, ставшим в стране главенствующей религией.

Годы после Второй Мировой Войны знаменуют предпоследний период, характеризующийся исключительным ростом числа новых религиозных организаций. Объясняется это явление значительным упадком качества жизни народа и экономики в послевоенные годы, в итоге люди вновь начали нырять в поиски веры и успокоения в потустороннем мире. Традиционные религиозные школы более не привлекали так народ, ведь агрессивная политика, приведшая страну в упадок, ссылалась на синтоизм в свое оправдание, а буддизм проходил этап кризиса. Однако их место активно пытались занять новые религии, и итогом стал успех адептов в области государственного религиозного контроля. После того, как эта система исчезла, деятельность новых религий вновь стала пробуждаться, в том числе возродились вновь расформированные раннее организации.

Особенно среди новых религий этого периода можно выделить Риссё Косэйкай и Сока Гаккай, которые продемонстрировали особенно впечатляющее развитие. Сока Гаккай, также как пример разрушенной организации в следствии преследований со стороны властей, несмотря на кризис после гонений, с нуля восстановилась после войны и прошла в дальнейшем далекий путь вперед, завоевав уважение и популярность.

Также по окончанию войны, когда власти перестали преследовать новые религии, новые религиозные движения смогли организационно связываться по своему желанию в разных формах. Так, в 1951 году множество сект новых религий объединились в Союз новых религиозных организаций Японии (Син Ниппон Сюкё Дантай Рэнгокай) для упрочнения успехов в совместной работе над обеспечением свободы совести. В итоге синтоистские храмы, которые решили через свою организационную систему взаимодействовать на разных уровнях с другими религиями, через данную организацию смогли сотрудничать с некоторыми из новых религий.

Важный момент в истории новых религий наступил после середины XX века, вместе с экономическим подъемом страны. Это и есть пятый этап развития новых религий. Происходившая интенсивная урбанизация в Японии в тот период послужила причиной значительного уменьшения людского ресурса синтоизма и буддизма. Громадные массы людей, оказавшись в новой обстановке капитализма, обращались в веру новых религий. Почти все новые религиозные организации сориентировались на свое обновление в соответствии с новыми жизненными условиями, и, как уже говорилось выше, их движущей силой стало молодое поколение. Таким образом, новые религии завоевали внимание к себе, вырвались вперед и по праву считаются серьезным социальным фактором в японском обществе в наши дни.

В шестой период, началом которого были 70е годы, зародились эсхатологические новые религии. Причинами их появления были социальные сотрясения, связанные с экономическими проблемами. Развитием новых технологий, следствием которых стало загрязнение окружающей среды, а также страх разрушений, связанный с атомными взрывами в Хиросиме и Нагасаки. По всей Японии активизировано множество религиозных организаций и где-то половину из них можно причислить к новым религиям.

К 1970-ым годам новые религии из XIX века сравнялись структурно и институционально с доминантными религиями. В наше же время это приобрело постоянный характер, когда новая религия имеет сложный организационный аппарат. Также на современном этапе новые религиозные движения расширяются не только в пределах страны, но и за ее пределами.

Историю развития новых религий также рассматривает известный религиовед Байрон Эрхарт, разделяя ее на три основных периода:

. Период формирования, от предыстории до IX века нашей эры, когда все основные традиции вошли в контакт друг с другом.

. Период развития и совершенствования с IX по XVII век, когда все эти традиции стали неразрывно взаимосвязаны.

. Период оформления и возрождения, начиная с XVII века и по наше время, когда старые, «организованные» религии стали оформляться и начали появляться новые религии.

Новые религии возникали в то время, когда две основных «организованных» религии синтоизм и буддизм стали настолько строго формализованные, что начали терять свою жизнеспособность и энергию и отошли от потребности людей. Новые религии зародились из сложной взаимосвязи между этими основными религиями.

В современной Японии организации новых религий характеризуются религиоведами как «самая динамичная религиозная сила» и без должного внимания к ним невозможно судить о настоящем и будущем развитии японского общества.

Можно сделать обобщение, что новые религии Японии в настоящее время являются одной из самых мощных и влиятельных сил японской религиозной жизни. Они стали более влиятельными и усовершенствовали свою организацию, если сравнить с 60-ми годами. То положение, в котором находятся новые религии сегодня, являются результатом непрерывного процесса их роста: улучшилась их организационная система, они стали более опытными, а также развили бюрократические структуры. Конечно, степень развития и изменения в значительной степени зависит от возраста отдельно взятого религиозного движения. Например, Тэнрикё, зародившаяся в 1838 году, через систематизацию своего учения, создания административного штаба, деятельности за рубежом, даже основания частного университета, на данный момент имеет развитую организационную структуру и значительное влияние. Соответственно, за свою вековую историю эта секта претерпела множество изменений. С другой стороны, Сока Гаккай, основанная в 1937 году, начала интенсивно развиваться лишь с появлением в ней энергичных лидеров во время Второй мировой войны. Из-за того, что история Сока Гаккай относительно более короткая, она подверглась более драматическим изменениям за последние годы: они открыли университет, отношения между Сока Гаккай и ее политической партией Комэйто («Партия Чистого правительства») были подвергнуты серьезным изменениям, и даже отношения Сока Гаккай со своей головной официальной организацией - Нитирэн Сёсю - стали довольно затруднительными.

Новые религии прошли долгий и трудный путь. Конечно, в основном они зарождались в среде нищих и обездоленных мирян, здесь недовольство находило выход в поиске утешения, выливающееся в создание явления новых религий. Их динамика развития менялась с течением времени. Когда государство начинало соблюдать жесткий контроль за религиозной жизнью общества, новым организациям приходилось идти на большие уступки, другим - затаиваться, третьим - распадаться и исчезать. После обретения свободы вновь произошли процессы возникновения новых религий в больших количествах.

Можно сказать, что два века существования это и много, и мало. Много - потому что они пережили множество социальных, экономических, политических и других изменений, и можно сделать вывод, что многие из них прошли испытание временем, они приобрели опыт и двигаются дальше куда увереннее. Мало - потому что в сравнении со всеми религиями мира они все еще кажутся очень незначительными. Возможно, еще через пару веков они превратятся в нечто настолько мощное, что без их упоминания невозможно будет говорить о японской нации как таковой, а возможно, что они, в итоге, канут в небытие, оставив после себя лишь замысловатый отпечаток, и отголоски лишь сохраняться в умах японцев, как о важном, хоть и коротком, явлении.

2.2 Характеристика влияния «старых» религий на «новые»

Традиционная японская культура представляет собой динамичную сложную систему самых различных представлений и ценностей, развивающаяся как в рамках страны, так и способом усвоения разных континентальных религий. Однако стоит отметить, что наряду с буддизмом, конфуцианством, даосизмом, позднее - христианством, именно синтоизм придал базовые нормы и параметры для японской самоидентификации и стал источником формирования фундамента японской культурной традиции.

Превращение Японии в единое этнокультурное пространство прошло долгий путь заимствования религиозно-философских и культурных традиций дальневосточного региона. Происходила тщательная проверка чужеродных элементов, которые в дальнейшем трансформировались и функционировали в японском обществе в рамках синтоистской обрядности. Таким образом, синтоизм является не только древнейшим комплексом верований, но и определяющим фактором, под которым происходило влияние на воспитание специфического типа ментальности человека традиционной японской культуры.

К VI-VII векам японская народная культура впитала из Кореи и Китая элементы культуры этих стран. Объединение синтоизма в единую религию для всей страны уже на первых этапах проходило под сильным воздействием буддизма, занесенным корейскими и китайскими монахами. Буддизм, таким образом, пропитал все сферы общественной жизни, включая образование, литературу, искусство и также отложил свой отпечаток на психологию японца. Как только китайский язык стал языком высшего общества, конфуцианство с легкостью начало проникать в умы людей. В дальнейшем, после долго периода изоляции, Япония начала умело усваивать рациональные элементы западной культуры, добавляя в нее элементы своей собственной культуры. Таким образом, происходили сложные процессы взаимодействия японской культуры с иными культурами, обогащая страну последними новшествами, и в итоге та уникальная особенность японского образа мышления, которая сложилась к нашему времени, это результат громадного множества процессов преобразований мировой культуры и социально-культурных изменений внутри страны.

Национальная психология японцев отражается в различных поверьях, которые в прошлом опирались на обожествление природы и связях живых и мертвых, однако ныне сохранили лишь форму обряда. Выполнение таких обрядом в Японии стало традицией. Традиция, как известно, осуществляет регулятивные функции и служит стабилизатором укоренившихся в обществе отношений, передавая нормы в следующие поколения. Для японцев характерна исключительная традиционность, поэтому народные поверья пронизывают всю историю японского общества. Такие выполняющие нормативные функции поверья сочетались и с буддизмом, и конфуцианством, и с новыми религиями.

За рубежом распространено мнение, что японцы крайне веротерпимы. Однако эта мысль не столь однозначно правильна, ведь веротерпимость их однобока в том смысле, что лишь религии, не ломающие местных традиций, уживаются на японской почве. Недружелюбные религиозные доктрины в Японии всегда наталкивались на отпор, и это позволяет говорить о японской специфической форме религиозности, где регулятивная функция религии даже сильнее, чем на Западе. Так, неприязнь к христианским идеям пытались обосновать слишком сложной системой для японцев, когда буддизм, синтоизм и другие укоренившиеся мировоззренческие системы были куда проще, однако, в соответствии со сказанным выше, это неправда. Христианство влияло на японское общество и его поведение косвенно, без непосредственного воздействия, и это хорошо проявлено на примере новых религий.

Новые религии деформируют общую привычную картину японских традиционных религий. Ранние или «старые» религии Японии являются базой, послужившей опорой процесса возникновения новых религиозных движений. Существует по крайней мере 5 крупных традиций в японской религии: народные религии, синтоизм, буддизм, конфуцианство и даосизм. Шестым с недавнего времени стало христианство. С течением времени эти традиции в высокой степени взаимодействовали друг с другом и, в итоге, ни одна из них не избежала взаимного влияния. Из пяти основных традиционных религий, лишь синтоизм и буддизм развили сильные институциональные структуры, в то время как другие ограничены существенным, однако завуалированным влиянием. Таким образом, японская религия демонстрирует свою совокупность религиозных традиций без принадлежности к какому-то одному духовному учению. В самом деле, в японской религии неофициальные практики играют столь же важную роль, как и институционально организованная деятельность. Все это показывает японскую религию в качестве не столько совокупности этих отдельных традиций, сколько качестве взаимного вклада в общую систему религиозного мировоззрения, включающие в себя устойчивые элементы. Такими элементами являются, например, идея близости человека с богами - ками, и природой; религиозное значение семьи как живых, так и умерших, а также восприятие дома в качестве религиозного центра; важность проведения различных ритуалов и очищений; возвышение местных фестивалей и отдельных культов; тесные отношения между религиозной практикой и повседневной жизнью, а также природная связь между японской религией и японской нацией. Все эти моменты пронизывают почти все традиции на протяжении всей истории.

Как уже говорилось, уникальность новых религий заключается в естественном процессе заимствования из традиционной японской культуры, а именно: синтоизм, буддизм, конфуцианство, даосизм, народные верования, христианства, фольклорные действа, такие как шаманизм. Все они оказывали заметное влияние на новые религии. Самые разные элементы этих религий переплетаются с различными учениями новых религиозных групп.

В XVII-XIX века обычная японская семья почитала предков по правилам буддийского учения, из японского буддизма также заимствован во многие новые религии мемориальный ритуал в честь умерших. В тоже время такая семья просила о защите места своего проживания у божественных сил синто, прибегая к посещению различных святилищ и храмов.

В новых религиях часто встречается идея синтоизма о населенности мира божествами, с которыми люди стремятся устанавливать тесные контакты и взаимоотношения. Также этот элемент синтоизма часто являлся причиной откровений, которые снисходили на многих создателей новых религий. Популярными стали в некоторых новых религиозных движениях и идеи неоконфуцианства, например, множество идей морального свойства и идея ценности семейной стабильности и социальной ответственности как главная обязанность перед миром. В тоже время такие обычные семьи воспринимали многие атрибуты народных и фольклорных религий, применяя их в религиозной практике.

В период Эдо, вследствие сложных процессов претерпели сильные изменения все уровни социальной жизни. Привычный взгляд на мир, а также связи народа с буддийскими храмами и синтоистскими святилищами стали слабеть. В итоге люди, преобразовывая догмы традиционных учений под себя, создавали новые религиозные учения, которые можно назвать новыми лишь относительно, если говорить о новизне идей.

Также в XVI в XVII веках популярным стало паломничество. Паломнические и похожие на них ассоциации организовывали собрания для социальных и религиозных взаимодействий. Благодаря этому религиозная активность участников выходили за пределы семьи и поселков, расширяясь до общенационального участия, что можно проследить и на примере новых религий.

Самым ярким примером влияния организованных религий, которые также называются в японском языке «кисэй сюкё», на новые является учение о Сутре Лотоса и практика непрестанного повторения формулы о возвышении его, которое популяризовалось среди очень многих новообразованных религиозных организаций. Интенсивно эта нитирэновская идея пропагандировалась среди таких сект, как Рэйюкай (Духовно-дружественный союз), Риссё косэйкай («Общество по утверждению истинного закона и совершенствованию сообщества верующих») и Сока Гаккай («Общество созидания ценностей»).

В изучение вопроса влияния японского культа поклонения предкам внес большой вклад этнограф Янагита Кунио в своей работе «О наших предках» (Сэндзо но ханаси). Вот, что пишет Янагита: «Мы, японцы, верим в то, что предки защищают нас, и мы относимся к этому с почтением. Во время ритуального поклонения мы не считаем обязательным просить у них об освобождении от невзгод или конкретных проблем, мы просто выражаем их свою благодарность, и сердце заполняется радостью. Это доверие - результат мудрости истории, так как многолетний опыт научил нас, что предки имеют волю и силу, чтобы защищать нас и действительно способны давать нам эту защиту». К сожалению, не было никаких конкретных исследований того, каким образом концепция предков проникла в новые религиозные группы, многие из которых, тем не менее, делают сильный акцент на проведение обрядов поклонения предкам. Среди всех японских новых религий родовые обряды особенно важное место занимают в течении Рэйюкай, возникшее в конце XX века, и других групп, которые тесно связаны происхождением с Рэйюкай. В повседневной религиозной практике основой служат именно родовые обряды.

К явлению заимствования некоторых элементов и практик существует и критический подход. Некоторые исследователи утверждают, что отдельные основатели новых религий, например, Котани Кими, создавали свои религиозные группы на основе суровых аскез Буддизма. «Религии, которые не говорят ни о чем, кроме софистики и риторики, я называю «религия техников». Таких заимствованных техник целая коллекция. Они думают, что простое запоминание сутры достаточно. Однако сутру может выучить любой, кто постоянно ее повторяет. Религиозная же вера - это не технология».

В первые годы после революции 1860-х годов появились неосинтоистские религиозные группы, которые определили в рамки так называемого «сектантского синто», чтобы не смешивать их с государственно-провозглашенным синтоизмом. Среди них есть как организации, в основе которых лежит именно догмы синтоизма, и различие их состоит лишь расхождении заимствований из иных религий, так и организации со своими оригинальными учениями.

Некоторые новые религии, например, Идзумо Ооясирокё («Религия святилища Идзумо») и Синто тайкё («Великое учение синто»), иногда настолько вплетают в себя и берут за основу идеи синтоизма, что даже свои духовным центром зачастую делают синтоистские святилища, а объектами культа для них служат синтоистские божества, правда, не выделяя все же в качестве верховного божества богиню Аматэрасу. Синтоистские обряды очищения также вплелись в религиозную практику некоторых учений.

Конфуцианское влияние впитали такие японские секты, как Синто Сюсэйха («Исправленное синто») и Синто Тайсэй («Завершенное учение синто»). На базе коллективного паломничества выросли секты Дзикко кё («Учение, претворенное в жизнь»), Фу со кё («Религия страны восходящего солнца»), Онтакя кё («Религия горы Онтакэ»). Здесь идет речь о культе гор, религиозной практикой которого является паломничество к святым горам, в особенности на горы Фудзи и Онтакэ.

Во время участия в массовом паломничестве, основатель довольно знаменитой секты Конко кё («Религия золотого света») Каватэ Бундзиро под большим впечатлением заявил о своем «божественном озарении» после болезни, и якобы стал одержим популярным божеством народных верований Кодзин. Кроме того, в Конко кё ощущается воздействие христианства в форме религиозной практики «торицуги», так схожей с исповедью в христианстве. Также в этой религии существуют некоторые синтоистские обряды: обряд очищения, подношение пищи божеству, а одежда священнослужителей и внутреннее строение церквей сильно похожа на синтоистские. В случае образования этой секты прослеживаются традиционные влияния как практики озарения при паломничестве, так и использование объектов культа народных верований, к тому же приплетены элементы синтоизма и христианства. Стоит также отметить, что данную новую религию от подобных отличает то, что в культовой практике нет магии, заклинаний и заговоров.

Хотя при всем, казалось бы, понимании схожести сектантского синто с традиционным, следует не упускать из виду их важное различие: синтоизм представляет из себя общинный культ, и внимание его по больше части направлено на группы людей, будь то сельская община или коллектив современного капиталистического предприятия, а представители нового синто делают акцент на запросы отдельной личности. То ли угождать запросам верующего в формах традиционной обрядности, то ли удовлетворять запросы личные - вот, в чем состоит ключевое отличие в функциях двух синто - нового и традиционного.

Очень эклектичные в своей основе новые религии интенсивно заимствуют элементы христианских учений. При этом они заявляют, что заимствуют у них лучшее, воссоединяя христианские элементы с традиционными, организованными религиями, а также иногда элементы шаманизма и народных религий, и таким образом превосходят христианство, в результате чего порождается более совершенное учение.

Среди новых религий часто можно услышать имя Иисуса Христа. Его произносят во время проповедей, обращаются к нему крайне уважительно, однако считают, что Иисус не смог выполнить свою задачу до конца, и распятие было символом безуспешности завершения его миссии по принесению человечеству счастья и благодати. Эту идею проповедовали, например, Оомото кё и Сэйтё но иэ, у последних даже одной из священных книг считается Евангелие от Иоан-на. Многие новые религии, возникшие после начала японской вестернизации пропагандируют монотеистическую концепцию Бога: существует лишь один Бог - Творец, и все люди его дети. К тому же, у них популярностью пользуются имена ветхозаветных пророков. Концепции иудео-христианской культуры также можно проследить в искусстве, архитектуре, иконографии, проведения храмовых служб, модели устройства Вселенной.

Учитывая все выше сказанное, ощущается, что привлечение христианских идей нацелено на самоутверждение новой религиозной организации и ее предводителя в роли Мессии, который сможет уже удачно на этот раз завершить свою миссию. Как мы видим, новые религиозные учения черпают для себя наиболее полезные элементы для личного развития и расширения своего состава. Элементы же христианства, по их убеждению, привносит в движение большую значимость и универсальность.

Ежедневные ритуалы и молитвы, регулярные богослужения, как и в христианстве и буддизме, очень характерны для новых религий и служат неотъемлемой традицией. И все же отличает новые религии от других традиционных форм именно активное участие мирян.

Многие новые религии поддерживают приобщение своих членов к синтоистским святилищам и буддийским храмам. Все новые религии обещают наличие непосредственного контакта со священными силами, что позволит им решить свои личные и социальные проблемы, примером здесь могут служить сутры. Некоторые группы имеют специфические формы индивидуальных и групповых консультаций, в том числе в виде гибрида исповеди и рекомендаций. Эти практики похожи на одну из форм исцеления верой. Особенно эти группы процветали после 1945 года, когда новые религии получили свободу.

Особое значение нужно придать тому факту, что многие вероучения новых религий вынуждены были пойти на модификации в соответствии с догмами государственного синто под давлением властей. Здесь уже речь идет не о естественных воздействиях традиционной культуры, а о принуждении. Ради собственного сохранения сектам пришлось поддерживать власть в их политике и принять догмы синтоизма.

В истории существования новых религий то и дело встречается феномен, когда духовно одаренные личности, вдохновляясь, заимствуют опыт уже существующих религий, и создают свои собственные. Важность новых религий для развития страны с их обилием различных действ и верований не уменьшает их значение, сравнивая их с традиционными религиями современного японского общества.

3. Типы новых религий и их особенности

В наше время отечественное и зарубежное религиоведение не дает общепризнанного определения и классификации новых религиозных движений.

Как один из подходов, можно представить в качестве классификации подход к понимаю элемента «новизны» в контексте новых религиозных движений. Когда люди говорят о новых религиях, они подразумевают под словом «новые»: время зарождения, структурно-организационное устройство и создание собственной мировоззренческой системы.

Классификация новых религиозных организаций по хронологическому принципу сомнительна, т.к. во-первых, зарождение новых религий протекает непрерывно, и со временем они становятся старыми, а во-вторых, религии не всегда близки друг к другу, и объединять их в одну группу представляется проблематичным. Еще один подход к пониманию новизны религии заключается в видении абсолютно новых систем учении или создании альтернативной религии по отношению к традиционной. Таким образом, это качественно новое образование, которое также можно назвать «Надконфессиональной синкретической религиозной системой». Классификация новых религий по критерию новизны проблематична, т.к. непонятно, что именно является принципиально новым, отличающим учения от прежних религиозных систем. Так что не ответив на вопрос, что именно будет относиться к старой религиозной системе, мы не сможем говорить о новизне.

В итоге представляется возможным рассмотреть типологию религий на альтернативные и новые, где альтернативные религии представляют собой группы, противопоставляющие себя традиционным учениям. Термин же «новые религии» хотя и не определен до конца, но в целом указывает на новизну зарождения, а также специфическую способность адаптации к современной социально-политической системе.

Поскольку трудно найти универсальную классификацию, учитывающую все критерии, часто предлагают главной чертой новых религий считать стремление к синкретизму. Не все религиоведы разделяют идею принципиальной новизны доктрин новых религий. Многие из них справедливо считают, что в их учениях нет никакой новизны и все новое, что у них есть - это лишь забытое старое. Благодаря синкретическому свойству они смешали множество доктрин в одну и преподносят это как новое.

При определении понятия «новые» в контексте новых религий возникает ряд трудностей: «новые» вследствие своего сложного и синкретического характера; новизна, как внезапные изменения в политической и религиозной истории. Стоит рассмотреть некоторые альтернативные определения новых религий для дальнейшего исследования, упомянутые в книге Байрона Эрхарта:

. Новые религии, такие как Тэнрикё и Конкокё, которые образовались вокруг харизматического лидера примерно во время Реставрации Мэйдзи (1868г.) и пришли к образованию хорошо организованного большого религиозного движения.

. Взгляд на определение новой религии с точки зрения таких учений как Сэйтё но иэ, PL Кёдан, а также Сэкай Кёсэйкё, которые юридически считаются незаконными или «псевдорелигиями». Они возникли в 1910-1920, однако получили свое лишь после Второй мировой войны.

. Также можно рассматривать религии со стороны таких сект, как Сока Гаккай и Тэнсо Котай Дзингукё, которые выросли и распространились главным образом после Второй мировой войны.

Каждая из этих способов определения новых религий основано на важном аспекте их развития. Например, Тэнрикё и Конкокё важны, потому что они были одни из первых новых религиозных групп превратившиеся в большие религиозные организации, они стали прототипами для последующих появляющихся организаций. Некоторые ученые, однако считают статус Тэнрикё и Конкокё официально признанным уже вначале XX века, и это в самом деле делает их истинными новыми религиями. Получается, что Тэнрикё и Конкокё являются предшественниками или первопроходцами новых религий, которые возникали позже. Это одна из причин, почему японские ученые предпочитаю рассматривать Омото кё и другие довоенные группы в качестве объектов, характеризующих возникновение новых религий. Так как эти группы возникли и развивались за пределами официально признанных течений, они служили эталоном для новых социально-религиозных организаций. Третий пункт по определению новых религий разработанный в послевоенных условиях подчеркивает хронологическое огромное значение послевоенному росту новых религий и их успехи в деле привлечения массы верующих.

Другим средством аранжировки новых религий является обращение к их изначальным источникам. Японские религии по своей сути синкретичны, а новые религии синкретичны в еще большей степени и многие из них в большом долгу перед определенными течениями синтоизма и буддизма. Это две основные категории источника. Те новые религии, которые не имеют никакой явной конфессиональной точки опоры причисляются к типу «других» религий. В самом деле, некоторые ученые предпочитают только последние относить к числу новых религий на том основании, что они изобрели определенно новую религиозную смесь, которая не может причислиться ни к буддизму, ни к синтоизму.

В Японии под воздействием самых разных факторов, особенно когда прежние идеалы теряли свою актуальность, рождались новые религиозные учения. Новые религии представляют собой эклектическую смесь различных элементов традиционных японских учений. Условно их можно разбить на группы: религиозного согласия, неосинтоистские, неоконфуцианские, метабуддийские,

Сначала следует рассмотреть группы религиозного согласия, основу которых составляет монотеистические секты. Объектами их культа является только один бог - Творец. Сектанты этой группы считают, что, нарушая гармонию между внутренним «я» и реальностью, они навлекут на себя горести и болезни. И только всевышний, детьми которого являются все живые существа, заботится об их процветании и здоровье.

Главные догматы этих групп: вера в существование Творца; следование моральным принципам; теплое отношение к близким; следование законам Неба. В религиозной практике последователей групп религиозного согласия культ синтоизма сосуществует с буддийскими и христианскими элементами.

Среди новых религиозных организаций самым удачным примером для этой группы является секта Сайтё но иэ («Дом роста»). Сайтё но иэ является синкретической монотоистической новой религией, которая распространилась после второй мировой войны. Ее адепты подчеркивают необходимость выражать благодарность природе, семье и предкам. Объектом культа является один универсальный Бог и все религии, считается, исходят от него. Догматы этой секты состоят из смеси синтоистских, буддийских, христианских, исламских и индуистских доктрин. Автором доктрины является Масахару Танигучи. Это человек правых взглядов, который заявил, что он сын бога и наделен способностью полностью руководить своей судьбой и своим внутренним миром. Одна из религиозных практик этой секты - это поза созерцания во время молитвы. В церквях проповедники рассказывают об обучении, а все вероисповедующие, служащие в церкви, читают священные тексты в начале своей службы. Они подчеркивают тот факт, что универсальная истина выражается в различных формах с помощью разных религий. Также существует практика обмена историей о мистических излечениях. Интересен факт, что большинство сектантов - это женщины немолодого возраста. Число последователей составляет примерно полтора 1,5 миллиона человек. В состав секты входят организации под названием Сэкай кюсэй кё («Религия спасения мира»), численностью около 800 тыс. адептов, и PL Кёдан («Братство абсолютной свободы»), численностью около 1 млн. человек. В основе последней лежит культ дзен-буддизма и представление о жизни, как о вечном искусстве и самовыражении. Соответственно, особое значение они придают занятию искусством в любых формах, а также гаданию и магическому целительству. Делая упор на эстетическом удовольствии, они привлекли большие массы людей в свои религии.С аналитической точки зрения такая популярность объясняется эстетическими пристрастиями всей японской нации.

Среди сект религиозного согласия немаловажное место занимает новая религия Иттоэн, включающая в себя до двух миллионов человек и зародившаяся в 1904 году. Люди этой секты верят, что если жить в соответствии с природой, без необходимости быть привязанным к вещам и деньгам, то лишь тогда достигается счастье. Согласно их догматике, жизнь возможна благодаря Свету (Бог, Будда, Матерь природы). Их цель - служить людям, а не становится источником социальных конфликтов. Главное для них бескорыстно служить ближнему, а основной религиозной практикой является молитва в служении обществу: уборка улиц, слежение за чистотой общественных мест и т.д.

Рассматриваемые далее неосинтоистские религии обращаются к обновленным догматам синто. Выделяя несколько божеств, они всех их считают творцами мира и будущего. Жизнь и смерть представляется как единство материального и духовного, а счастье и процветание приходит, если соблюдать практику поклонения богам. Неосинтоистские религии предлагают людям следовать за богами и также проповедуют служить людям. В этой группе сект основное место занимают традиционные элементы синто, однако к ним чаще всего примешиваются также элементы буддизма и христианства.

Ярким примером данной группы служит секта Тэнрикё («Религия божественной мудрости»). Это одна из самых первых маргинальных синтоистских сект, основанная женщиной по имени Мики Накаяма. Создана в 1383 году. Сейчас эту религию исповедуют больше 2,5 миллиона человек. Согласно доктрине, при помощи обрядов, молитв и безвозмездного труда, люди очищаются от своих грехов. Так как эта религиозная секта заслуживает отдельного детального рассмотрения в данном исследовании, ей ниже посвящена отдельный подраздел.

Из неосинтоистских религий отдельно можно выделить мессианские секты, в основе которых лежит идея того, что боги реализуют свою волю на земле через посредников. Люди, выступающие посредниками, согласно этой идее, напоминают всем остальным о необходимости служить богине солнца, чтобы она не отвернулась от них. Эти люди верят в очищение греховного мира лишь в том случае, когда наступит Царство Богов. Таким образом, ожидая этого момента последователи этой идеи призывают быть скромными и не просить для себя многого, наслаждаясь тем, что есть.

Следующая - метабуддийская группа, - хотя и содержит в основном элементы буддизма, но толкует их нестандартно. Вследствие этого они встречают агрессивное отношение со стороны буддийских организаций. В числе метабуддийских сект есть те, которые происходят от таких традиционных школ буддизма, как Тэндай, Сингон, Дзёдо. Среди этих новых религий самыми успешные - это основанная в 1930 году секта Сока Гаккай («Общество создания ценностей) и созданная в 1938 году Риссё косэй кай. Базу первой секты составляет учение Нитирэна, а важнейшим объектом культа является Мандала созданная самим Нитирэном. Данная секта также входит в число самых многочисленных новых религий, которые ниже также детально рассмотрены в отдельном подразделе.

Секта Риссё косэй кай («Общество установления правильных взаимоотношений путем утверждения истинного Закона») охватывает около трёх миллионов верующих и также в своей основе обращается к догмам учения Нитирэна, однако из всего числа взяты лишь элементы учения, касающиеся закона перерождения. Суть учения этой секты заключается в раскаянии перед обществом и стремлением служить людям. Таким образом достигается разрушение бесконечной вереницы перерождений и приходит счастье. Одно из основных культовых деяний заключается в ежедневном групповом собеседовании в пределах храма или специально отведенных для этого мест. По способу таких практик много внимания уделяется индивидуальным проблемам личности, будь то достижение успехов в различных сферах, улучшение отношений с окружающими людьми или занятия конкретными искусствами и т.д. В деятельность секты также входит практика предсказаний гаданий. Кроме того, улучшение условий в детских садах, школах, больницах и других подобных общественных местах входит в их приоритеты, хотя, в отличии от ранее упомянутой секты, в политической сфере активности они не проявляют.

Последнюю группу сект называют неоконфуцианской. В них проповедуется идея единого Пути Неба, который заключается в вежливости, честности, проявлении своих хороших качеств по отношению к окружающим. Частые молитвы и уважительное отношение к предкам и основателям религии представляют собой основу, также пропитанную духом конфуцианства и даосизма.

В книге «Религии в Японии» Уильяма Банса приведена другая типология новых религий. В разделе «Школа чистого синто» описываются организации, имеющие в своей основе идею возвращения к изначальному чистому синто. Эти новые религиозные течения настаивают на вторичности буддийских ценностей по отношению к синтоистским и возносят именно синтоистские божества в главенствующей роли. В группу синтоистского возрождения входят секты Тай кё, Синри кё, Тайся кё. Пантеон и священные книги, а также миф о создании мира совпадают с традиционным синто. Согласно идеям возрождения синто, совершая благие поступки и игнорируя свои эгоистические желания, человек может достичь пробуждения в себе божественной природы. Император, родословная которого ведет к богине Аматэрасу, представляет достояние всего японского народа и является самой почитаемой личностью. Следующая группа описывает «Школы конфуцианского толка». В ней упоминаются школы Сюсэй ха («Общество совершенствующегося синто») и Тайсэй кё («Завершенное учение синто»). Первая из названных являлась патриотической группой, основанной на традиционном синто, однако включающим в себя проконфуцианскую ориентацию. В их культ включался контроль за собственным сознанием через медитации и другие спиритуальные практики. Вторая же, в отличие от первой, проповедовала идею практического национализма. На формирование идей этой секты значительно повлияли религиозные традиции запада и конфуцианство. Вместе с учением синто они говорят о традиционной японской этике: каждый должен нести ответственность за свое общество. Также в ритуальную практику включены такие действа, как очищение в водяных потоках, гармонизация души путем задерживания дыхания или застывания в определенной позе.

Также книга описывает «Школы на основе культа гор». Для описания этой группы в пример берутся секты Дзикко кё («Учение-практика»); Фусо кё («Учение чудесной страны Восхода»); Митакэ кё (Религия поклонения горе Онтаке). Во времена Мэйдзи в людях проснулась навязчивая идея национальной духовности и самоопределения. Так, признанная правительством 1882 году Фусо кё продвигало культ почитания древних гор. В ней также приплетены некоторые идеи шаманизма. Адепты данной секты верят, что здоровье всего народа, а также семьи и отдельно взятого человека напрямую связано с необходимостью почитания богов и предков. Основным объектом культа является бог горы Фудзи - Сэнгэн Дайсин. Основная религиозная практика секты Фусо кё - это восхождение на ритуальные горы, из которых выделяют гору Фудзи. Так как сама гора в их понимании является храмом, какие-либо храмовые сооружения в секции отсутствуют.

Такое религиозное учение как Дзикко кё, постаралось воссоздать просинтоистский культ гор в современном обществе. Идея божественной сущности на всех уровнях жизни определяет необходимость радостно выполнять любые повседневные дела. Местом обитания божеств они считают гору Фудзи - центр вселенной, а также место соприкосновения земли и неба.

Четвертая группа описывает Синсю кё («Учение постижения Бога») и Мисоги кё («Учение очищения») и называет их «Школой очищения». Основатель Синсю кё однажды пережив мистическое озарение, разработал свое новое учение. В него он включил в практику очищения, которая до этого была его фамильной традицией. Суть учения представляется как единство материального и сокрытого мира. Последователи Синсю кё практикуют также медитацию для достижения гармонии и верят, что оскверненные вещи имеют большую силу. Основатель секты Мисоги кё, пережив озарение заявлял, что божественная мудрость заключается в ритуале очищения «мисоги араи». При помощи жезла и священной бумаги изгоняется скверна. От общей синтоистской традиции секту отличают некоторые детали обряда, а также система контроля дыхания. Ритуальный характер они придают также уборке общественных мест при участии адептов секты.

Последняя, пятая группа именуется «Школы, зародившиеся в крестьянской среде». Здесь описываются три новые религиозные секты Куродзумикё, Конкокё («Религия золотого света») и Тэнрикё. В современной Японии влиятельными и весьма деятельными являются последние две. Куродзумикё, появившаяся в 1814 году, названа по имени своего основателя. Согласно частой тенденции новых религий, Куродзуми Мунэтада, потомственный синтоистский жрец, после смерти родителей и собственной болезни приходит к созданию своего учения. Он рассказывает об откровении божества, которое его посетило: о вечной жизни и единстве бога и человека. Религиозная практика данной секты состоит из: магических культов, гаданий, очищений и целительства. Учение имело успех, так как не противоречило официальному синтоизму, социальному строю. Главной отличительной чертой обрядности этой секты от традиционного синтоизма является так называемая практика «ритуал заглатывания солнца», которая заключается в глубоком вдохе во время молитвы, символизирующая «заглатывание солнца». В настоящий момент большинство вероисповедующих эту религию - простые жители среднего класса. По данным на 2012 год ее численность достигает около 300 тыс. последователей. Секта активно занимается благотворительностью для школ и детских организаций. Несмотря на то, что она не так уж и влиятельна, Куродзумикё - замечательный пример для изучения взаимодействия различных религиозных традиций на основе синтоизма.

Новая религия Конкокё - это секта на основе синто, создатель которой - Каватэ Бундзиро - произошел из крестьянской семьи. Однажды он во время своей болезни вступил в мистический контакт с горным духом, обитавшим в его родном городе. Божество Кондзин поведало ему основные положения учения и впоследствии из грозного божества превратилось в почитаемое светлое божество. В итоге учение стало популярным среди крестьян и мелких торговцев. В основу учения легли элементы традиционного шаманизма и идея единства человека и природы. Среди последователей бытует мнение, что народ способен общаться с божествами только через избранного медиума, а также проповедуется равенство всех людей. Трудолюбие считается главным критерием для получения благословения богов. Человека способный передавать учение божеств называют икигами («воплощающие божество»). Традиционная сельская обрядность и есть религиозная практика, состоящая из: несложных молитв, ритуалов очищения, а также простого людского труда. На данный момент по официальным данным на 2012 год численность секты составляет около 430 тыс. адептов.

Также признанной является типология новых религий на: монотоистические, генотоистические, политоистические на основе синтоизма, мессианские и находящиеся под влиянием китайских идей. В книге не уделяется внимание деталям и лишь приведены несколько критериев по которым можно определить принадлежность к этим группам. Еще одна приводимая классификация новых религий состоит из: неосинтоистских, необуддийских, смешанных и других религий. Так как неосинтоистские и необуддийские группы подробно рассмотрены в исследовании ранее, то о группе смешанных религий можно лишь сказать, что это новые религии, догматика которых основана на большом разнообразии, заимствованной из других религиозных учений.

Отдельно стоит сказать о религиозной организации АУМ Синрикё («Движение истинны Аум»), которая в своей деятельности прибегает к террористическим актам. Это опасный тоталитарный экстремистский культ с выраженной антисоциальной направленностью. Их целью стал захват власти агрессивными методами. В их распоряжении даже были заводы по производству оружия массового поражения. Ее основатель и лидер - Секо Асахара - создал свое учение Аум Синрикё со множеством отделений по всей Японии, организация почти сразу приобрела криминальный характер.

«Аум» - это одна из буддийских мантр, а само учение основано на базе тибетской религии, где проповедуется идея веры в сверхсилы. Учение довольно синкретично, ведь здесь примешаны и элементы северного будима (махаяны), и элементы тибетского эзотерического буддизма, присутствуют практики индийской йоги, тантаризма и других восточных религий. Сам лидер объявлял себя новым аватаром Христа, якобы он - новый мессия на Земле. Учение утверждает о том, что оно принадлежит к «буддийской общине», однако сам мир отвергает эту идею, утверждая, что они «на сто процентов не принадлежат к буддийской традиции», и что они «отклонились от истинного учения Будды».

Адепты этого культа готовились встречать «конец света». После инцидента в Токийском метро, когда Аум Синрикё учинили там взрыв, был обнаружен целый завод, принадлежащий культу, по производству массовых бактериологического оружия. Несмотря на то, что основные представители культа были арестованы, в настоящий момент все же сохраняется угроза, исходящая от этой организации. Так как из-за их деятельности пострадало большое число мирных жителей, 1989 году была образована даже «Ассоциация жертв Аум Синрикё».

Если вернуться к типологии, то в синтоизме, как правило, выделяют храмовое синто и сектантское. Сектантское, отделенное от государственного синто, делится на две подгруппы. Первая - новые религии, обращенные к традиционному синтоизму. Рождению этих религий свойственно христианская среда. В современном мире религиозные движения этой подгруппы настроены консервативно и не ориентированы на активность за пределами своего региона. Другая подгруппа представляет собой оригинальные вероучения с элементами иных традиций. Создавшиеся в конце XIX века за счет массового недовольства они быстро стали популярны. Для этих новых религий характерно явление под названием «камигакари», когда человек, одержимый неким божеством, формирует свою собственную религию.

Обобщая сказанное, можно сделать вывод о сложности вопроса классификации новых религий. В основном это связанно с тем, что множество этих новообразованных учений в высокой степени разнообразно и представлено в самых порой неожиданных формах.

Классификация по происхождению дает представление о том, какие новые религии зародились первыми, а какие уже опирались на опыт прошлых организаций, а также о том, какие учение пережили сильные изменения, связанные с государственной политикой, а какие избежали этого. Соответственно, от всех этих моментов зависит характеристика динамики отдельно взятых новых религий.

Классификация по критерию новизны также говорит о многом. Различные понимания и интерпретации понятия «новизны» представляет новые религии в разном свете. Если под «новым» понимают уникальные идеи, то здесь получается полное соответствие с термином «новые религии», если под «новым» же понимают время создания, то здесь происходит путаница, ведь с течением времени все новое становится старым.

Классификация по источникам идей представляется автору наиболее убедительной. Стоит отметить, что она довольно распространена, хотя название групп меняются от автора к автору, однако суть остается той же. Новые религии опираются в основном или на традиции японского синтоизма, или на распространенные традиции буддизма. Впрочем, то, что они на них опираются, еще не означает их полную схожесть в некоторых случаях. К основным традиционным учениям примешано большое множество элементов из других культур, поэтому утверждать о схожести с какой-либо одной конфессией можно лишь в случае некоторых новых религий. В остальных случаях - это довольно запутанная система, представляющая собой одновременно нечто новое, непохожее на все остальное и в тоже время, это вполне узнаваемые элементы старого.

Проблема классификаций новых религий также наталкивается на споры с самими религиями. Секта Тэнрикё не считает себя синтоистской религией, несмотря на то, что ее к ним причисляют во многих классификациях. Проблема в данном случае заключается в историческом факторе, когда государство навязчиво требовало соответствия догматов с государственным синто. Тэнрикё, пойдя на уступки, включило элементы ситно в свою догматику и исключило элементы, противоречащие государственной религии. Таким образом, их в тот момент внесли в список неосинтоистских организаций, что до сих пор вызывает споры.

.1 Тэнрикё

Японская новая религия Тенрикё, основанная Накаяма Мики (1798-1887гг.) в конце эры Токугава, является возможно самой крупной из группы 13 синтоистский сект, которые берут свои институционные источники к периоду Мэйдзи. при совместном руководстве Ибури Идзо и внука Мики Накаяма Синноске, Тенрикё выросла в громадную институциональную сеть церковных филиалов, благодаря агрессивной политике распространения вероучения первым поколением миссионеров. при переходе от небольшой сельской группы в общенациональное явление произошло три раскола на: Тэнрин о кёкай, Дайдокё и Хонмити. Последняя в настоящий момент довольно влиятельна и насчитывает около 350 тыс. человек. В конечном счете Тэнрикё превзошла другие организация сектантского синто в количестве последователей и степени своего влияния. Общепризнанный ученый и японский религиовед отметил что «Тэнрикё была первооткрывателем новых религий, ей удалось достичь больших масштабов и послужить примером для более поздних движений». Те три движения которые откололись от Тэнрикё являются организационными остатками бывших членов Тэнрикё, которые были изгнаны за распространение учения Накаяма Мики, которое посчиталось неприемлемым в рамках религиозного движения.

В 1875 году, после того, как Мики объявила местность Дзиба сакральным центром вселенной, где началось создание мира, там построили культовый центр.

Суть учения Тэнрикё заключается в том, что Тэнри-о-но-микото сотворил людей, для того, чтобы они были в гармонии и радовались жизни, однако этому постоянно мешает их эгоизм. Основная идея связана с понятием ёкигураси - достижение единства в мировых масштабах человека и бога прародителя через откровение, о которых говорила Накаяма Мики. Спасение человека, согласно их доктрине, достигается через искренность. Также считается, что по мере того, как человек совершает греховные поступки, на нем начинает накапливаться греховная пыль. Очищение от этой пыли происходит через практику «встряхивания». Движения похожие на «стряхивание» пыли с тела содержится в религиозных танцах секты, а в результате очищения человек способен созерцать мир таким, какой он есть и слышать истину бога прародителя. Для «спасения» применяются такие религиозные практики, как безвозмездный труд на благо всего общества. Также для «спасения» необходимо совершать паломничество в духовный центр Тэнрикё - Дзиба. В основе секты также лежит понятие «касимоно-каримоно», согласно которому все существующее в нашем мире принадлежит Тэнри-о-но-микото, в то время, как люди часто заблуждаются и считают, что все имеющееся принадлежит лишь им.

Общество, находящееся в духовном центре, городе Тэнри, считается идеальным, а сам город демонстрирует величие этой религии. Штаб-квартира Тэнрикё находится в самом городе Тэнри, который переименовали в честь секты (см. Приложение Б).

К концу XIX века деятельность секты охватила всю Японию, а чуть позже она распространилась в США, Китае, Корее, Тайване и других странах.

Движущая сила развития Тэнрикё это интенсивная пропаганда среди населения. Каждого верующего они привлекают к миссионерской работе, это считается долгом всех последователей. Для этого даже проводятся специальные трёхмесячные курсы, где готовят профессионалов по пропаганде учения. Секта имеет в своем распоряжении лучшую в Японии библиотеку, больницы, школы и приюты, университет, научно-исследовательский институт азиатской культуры и т.п. Для пропаганды веры также интенсивно используются телевидение, радиовещание, кино и публикации. в рядах организации состоит более двух с половиной миллионов верующих, а также имеется около 17 тысяч церквей.

У Тэнрикё существуют свои мифы о создании мира которые очень близки к «Кодзики» («Записки древности», 712 год) и «Нихонсёки» (Анналы Японии, 720 год). Лидеры Тэнрикё не признают своего происхождения от синтоизма и даже в официальной статистике Тэнрикё относят к категории «других» религий, а не к неосинтоистским.

Стоит также упомянуть о том, что после того, как секте пришлось подстроиться под новую политику государства, власти требовали убрать из своих учений все положения, противоречащие государственному синто, однако нашлись последователи Накаяма Мики, которые были не согласны с изменениями в Тэнрикё и откололись от организации, создав свою собственную группу под названием Хонмиши («Основной путь»). Однако из-за того, что адепты этой секты проповедовали идею отказа от любого вида насилия, военная политика властей подвергла их гонениям. В результате организация превратилась в небольшую замкнутую секту. Тэнрикё же, прибегая к компромиссам и изменениям своих догматов, смогла сохраниться и развиваться дальше.

Тэнрикё также в настоящее время является народной религией, включающей в себя простые для понимания догмы, практики исцеления верой и физический труд. Несмотря на то, что ее экспансия уже не так впечатляет и темпы снижаются, Тэнрикё все также считается одной из самых популярных и влиятельных религиозных сект послевоенного времени.

.2 Сока Гаккай

Одной из самых успешных и многочисленных новых религий является буддийская секта Сока Гаккай. Также она считается самой противоречивой и заявляет о себе как легитимной школе Нитирэн.

Согласно истории, у Нитирэна было шесть учеников и один из них вернулся в Японию и около горы Минобу основал центр деятельности Нитирэна, однако другой ученик Нитирэна по имени Никко заявил о себе как о подлинном духовном приемнике и основал собственный священный храм неподалеку от горы Фудзи. Последователи Никко отказывались связываться с другими сектами Нитирэна.

Знаменательным моментом в возникновении секты стала интерпретация текста Махаяны «Сутра лотоса Благого закона». В нем говорится о «вечной природе Будды», которая, в случае реализации, приведет к просветлению. Последователи секты убеждены, что весь мир, и особенно японская нация, может быть спасен благодаря «Трем великим тайнам» (в их число входят «истинная молитва» даймоку; медитация, во время которой человек сосредотачивается на сакральной формуле; а также идея о том, что Япония - спасительная точка для всего буддийского мира). Также адепты секты считают себя единственной настоящей буддийской школой. В их ежедневную практику входит чтение стихов Сутры Лотоса.

Это учение получило название "Нитирэн сёсю" и было систематизировано. В отличие от других подобных учений они считают спасителем не Будду Шакьямуни, а самого Нитирэна, которому поклоняются. До конца Второй мировой войны движение оставалось малочисленным и нераспространённым. На тот момент вербовка новых членов проводилась способом, который назывался «от запугивания к подчинению» («шарубаку»).

Секта неожиданно обрела новую силу после 30-ых годов. Сейчас она уже считается организацией с четкой структурой. Если сравнивать их с другими традиционными буддийскими группами, то можно заметить, что их учение больше пропитано прагматизмом, а не идеей «духовной правды».

Как и многие необуддийские секты, Сока Гаккай совмещает в себе элементы и синтоизма, и конфуцианства.

Сектанты Сока Гаккай считают Японию «центром мира, где царит Рай на земле», местом, куда Небо пошлет энергию избавления от всех бед, которое так ждут все последователи этого течения. Их идея «Третьей цивилизации», под которой они подразумевают свою страну, говорит о том, как Япония преодолеет несовместимость идеализма и материализма, а также капитализма и социализма. Также они выступают в защиту окружающей среды, выступает против любых форм дискриминации и т.д.

Сока Гаккай - сильная и влиятельная религиозная организация. В нее входит крупная издательская корпорация, которая выпускает публикации как на религиозную тему, так и светскую литературу, включая литературно-художественные, научные и общественно-политические журналы. Также секта владеет университетами, общеобразовательными школами, различными культурными учреждениями. В 1964 году секта организовала свою собственную политическую партию Комэйто («Партия чистой политики»). И хотя в 1970 году партия и секта были разделены, основной социальной базой партии остаются последователи секты.

Еще в 1967 г. известный японский религиовед С. Мураками обращал особое внимание на внутреннее противоречие этого религиозно-политического движения: неразрывная связь Комэйто с Сока Гаккай обеспечивала партии стабильную массовую базу, но, в то же время, являлась препятствием на пути распространения влияния партии на широкие слои населения Японии. «Комэйто, - писал тогда С. Мураками, - уже поставлена перед необходимостью разрушения противоречия, которым чреват курс на единство религии и политики». Именно эта необходимость заставила лидеров Сока Гаккай - Комэйто в 1970 г. провозгласить разделение между политической партией и религиозной организацией.

По данным, которые предоставил японский журналист, больше 90% депутатов парламента, избранных от Комэйто, являются членами Сока Гаккай. Несмотря на то, что изначально партия вынашивала идею однопартийного правительства, сейчас они склонны коалиции с правящей Либерально-демократической партией, и вопреки изначальным убеждениям начали не опровергать, а поддерживать идею американских баз на японской территории.

В дальнейшем лидера Сока Гаккай критиковали за то, что он поддался давлению и ушел от истинного учения Нитирэна, а также за то, что для него успешное выступление Комэйто важнее реализации идеи создания общенационального алтаря.

На данный момент Сока Гаккай обладает зарубежными филиалами в 115 странах мира, в том числе в США, Юго-Восточной Азии и Латинской Америке, Бразилии. Если рассмотреть отдельно таблицу, в которой приводится численность приверженцев новых религий в Бразилии, то отчетливо видно, что самой влиятельной и многочисленной из них является Сока Гаккай (см. Приложение А). По разным оценкам численность организации оценивают от 4 до 18 млн. человек.

Понятные и простые лозунги, четкая стратегия, а также обращенность к потребностям простых людей позволили Сока Гаккай стать влиятельной организацией в пределах страны и даже затронула остальной мир своим духовным влиянием.

Заключение

Застой «организованных» религий открыл дверь посторонним нововведениям: социально-экономические условия тяжелых испытаний стимулировало создание новых групп и конечно эти условия повлияли на характер их организации; благодаря вдохновленным и инициативным основателям движений, возникли новые религиозные направления, вокруг которых последователи начали организовывать корпоративную жизнь.

Новые религии можно представить в качестве продолжения «организационных» религий, только в несколько иной форме. Они воскресили задремавшее религиозное наследие, восстанавливая их жизненно важные элементы, облачая их в божественное вдохновение и творческое реструктурирование.

Новые религии отличает не их новизна религиозного содержания, а их существование в качестве новых социально-религиозных организаций. Как правило «организованные» религии больше озабочены сохранением наследия прошлого, в то время как новые религии непосредственно занимаются жизненными проблемами населения. Жизнеспособность новых религий обуславливается их деятельном характере и динамикой.

Эти новые религиозные движения, как правило, были результатом инициативы основателей и еще чаще основательниц, которые получали особенное воодушевление или откровение что приводило к формированию новой социально-религиозной группы. Учредитель считался полубожеством, а точнее даже «живым» богом. Обычно воссоединение харизмы лидера и совокупности измененных или же придуманных религиозных концепций приводили к формированию постоянной группы. Существование «живых богов», харизматических лидеров и мощных религиозных ресурсов - все эти вещи привели к созданию новых социально-религиозных образований.

С увеличением последователей началось структурное развитие в единую религиозную организацию. Например, если ранее существующие священные писания более не почитались, основатель часто диктовал положение разных священных писаний. Также к аспектам организации относят появление офисов для духовных лиц, доктрин и ритуальной жизни и т.п. Иногда они сами разрабатывали свадебные и поминальные обряды, а также готовы были делиться своими религиозными практиками с другими подобными организациями.

Они получили в современном мире более интенсивное развитие, чем «организованные» религии, благодаря использованию средств массовой информации, расширению возможностей для публикаций, постройке сложных современных зданий, а также собственных школ и других сооружений, ориентированных на участие мирян в жизни организации.

В первые послевоенные годы, когда был ликвидирован жесткий контроль над религиями, стало появляться большое число новых религиозных организаций. К слову сказать, в настоящее время долгоживущие и влиятельные новые религии настолько эффективно организованные и стабильны, что иногда их также называют «организованными» религиями. Об этом свидетельствуют некоторые религиозные союзы и объединения, которые они создали.

С наступлением века индустриализации, форсированной урбанизации и других социальных процессов, религия перестала носить общинный или семейный характер. Теперь перед каждым человеком стоит индивидуальный выбор. Япония - страна с богатейшим культурным и религиозным наследием. На ее территории происходили самые необычные процессы взаимообменов, взаимопроникновении различных традиций. А теперь, с появлением новых религиозных организаций, ее религиозное устройство стало еще сложней. Это позволяет людям выбирать себе веру из большого количества различных учений самого разного характера. Учитывая, что сейчас в расцвете век глобализации, можно проследить как все эти религиозные богатства в виде новых религиозных учений выходят и за пределы страны, оставляя в разных странах мира свои отпечатки. Таким образом, они обращают внимание не только на потребности людей своей нации, но и потребности всего мира.

В настоящее время новые религии можно сравнить с бизнесом. Организаторы японских социально-религиозных движений заботятся о привлекательности своих учений, модернизируют их в соответствии со спросом у людей, организуют сервисные услуги, пользуются современными технологиями для рекламы. В некоторым смысле сейчас их даже можно сравнить с обычными неправительственными организациями, занимающихся социальными проблемами. Отличает их лишь религиозное содержание, в которое включено и различные практики, и обряды, и многое другое, свойственное религиям.

Можно сказать, что появление новых религий означает процесс интеграции и в духовной сфере. Смелые идеи, совмещающие в себе разные традиционные религии, привлекают еще и тем, что они взяли без предрассудков от всех религий понемногу, создав нечто более совершенное. Именно так и считают сами последователи новых религий. Они увидели, что традиционные религии слишком окаменели, стараясь сохранить свое духовное наследие. Таким образом, новые религии взяли их лучшие идеи и стали их модернизировать. Новые религии упростили сложные ритуальные практики, упростили доктрины, обряды. Они говорят о реальности, о насущных проблемах, которые встречаются в быту, в отличие от проповедования идей вечного эфемерного счастья в неопределенном будущем, которыми занимаются традиционные религии. И они достигли безусловного успеха. Подтверждает это тот факт, что у новых религий огромное количество последователей, и особенно среди них много молодежи, которая является основой будущего нашего мира.

Список использованных источников и литературы

Источники

Кодзики - собрание мифов и легенды древней Японии. М., 2005.

Нихонсёки - собрание мифов и хронологические записи о древнейших императорах. М., 1997.

Официальная статистика новых религий по данным «Агентства по делам культуры». Япония, 2012.

Устав Сока Гаккай Интернэшнл. 16 октября 1995 года. Б.м., б.г.

Икэда Дайсаку. К ренессансу надежды и веры в сосуществование: к двадцатилетию первого визита в Россию. Сборник лекций и обращений Сока Гаккай Интернешнлю. Б.м., 1994.Daisaku. The Human Revolution. N.Y., 2008.

Литература

а) на русском языке

Баркер А. Новые религиозные движения. СПб., 1997.

Григулевич И. Р. Пророки новой истины. М., 1983.

Державин И.К. Сока-гаккай - Комэйто: религиозно-политическое движение в современной Японии. М., 1972.

Зволинский А. Анатомия секты. Краков, 1996.

Конь Р. М. Введение в сектоведение <#"justify">Приложение А

Рисунок 1: Таблица численности приверженцев новых японских религий в Бразилии

Источник: Okubo Masayuki. The Acceptance of Nichiren Shoshu Soka Gakkai // Japanese Journal of Religious Studies. 1991. № 18/2-3.

Приложение Б: Церковная штаб-квартира Тэнрикё

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!