Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: "Внутренний голос" как один из мотивов преступления в романах Теодора Драйзера



















"Внутренний голос" как один из мотивов преступления в романах Теодора Драйзера



Теодор Драйзер - один из самых известных писателей рубежа XIX-XX вв. в США. Тем не менее, практически каждое художественное произведение, вышедшее из-под пера мастера, сопровождалось целым рядом скандальных рецензий. Вероятно, не последнюю роль в этом сыграла тематика художественных текстов Т. Драйзера. Автор «Американской трагедии» оказался не только острозлободневным писателем, но и смело затрагивал «запрещенные» на тот момент темы. Одной их них, особенно любимой, на наш взгляд, автором, была тема преступления. Драйзер скрупулезно и хладнокровно препарировал мотивы и следствия преступных деяний, исследовал психологические и социальные детерминанты преступников.

Одним из мотивов, толкающих героев Драйзера на преступление, является некий «внутренний голос». Этот голос в различных произведениях мог играть то роль решающего фактора, то был одним из сопутствующих условий, а иногда и своего рода проводником авторских идей по поводу законов мироздания.

Так, своеобразная ирония автора проявляется уже в первом его романном произведении «Сестра Керри». Герствуд, некогда выступивший в роли искусителя молодой Керри, теперь сам оказывается в роли искушаемого, когда совершает кражу денег из сейфа. Таинственный голос одновременно и соблазнял его, и делал самого героя ответственным за совершаемое преступление.

Это был голос, своего рода «внутреннего искусителя», который заставляет человека поддаться искушению мимолетного счастья обладания. Драйзер с удивительной психологической точностью рисует внутренние противоречия Герствуда, описывает мучительный процесс принятия порочного решения. Неожиданно Герствуд, уже сложивший в саквояж деньги, отчетливо понимает безвыходность ситуации, его мысли путаются, его душой овладевают противоречия. Он мечется между увещеваниями внутреннего голоса, соблазняющего на преступление, и голосом разума. «…им вдруг овладело чувство отвращения… Нет, он этого не сделает!, А полиция, которая тотчас же бросится по его следам! Он вынужден будет бежать. Но куда? О, какой это ужас - бежать от правосудия». [Драйзер 1986: 292]

Герой испугался ответственности за свое деяние, при этом, как подчеркивает писатель, он совершенно не задумывается об этической стороне дела: «О бесчестности такого поступка он и не подумал. Это никогда, ни при каких обстоятельствах не пришло бы в голову Герствуду», вновь философско-иронически замечает автор. [Драйзер 1986: 292]

Теодор Драйзер, неизменно проявлявший особый интерес к сложным процессам внутренней жизни личности, несомненно, отражает результаты собственных наблюдений. В поисках материала для своих трудов Драйзер, по словам С. Батурина, «не боялся по ночам бродить среди пьяниц, наркоманов и проституток…». [Батурин 1979: 141]

Общеизвестно, что писатель не только в художественном контексте исследовал личность преступника и различные формы преступлений, но и посвящал данной теме целый ряд философских и публицистических произведений. Он считал мораль одной из основополагающих категорий человеческого бытия, о чем говорит специальная глава в философском трактате Теодора Драйзера «Записки о жизни». Исследуя вопросы морали в аспекте проблемы преступности, Драйзер приходил к проблеме безнравственности современного ему человека и общества. Как отмечал М. Мендельсон, писатель «посмел опуститься в глубины нравственного ада родной страны», сумев разглядеть в этом аду «отдельного американца». [Мендельсон 1971: 17]

Более глубокому исследованию. Драйзером особенностей деструктивных побуждений личности, вероятно, способствовали положения психоаналитической концепции З. Фрейда и его последователей, с некоторыми работами которых писатель был знаком. Вопрос о фрейдистских влияниях на творчество и мировоззрение Драйзера остается спорным как в американском, так и в отечественном литературоведении. Некоторые исследователи творчества писателя допускают возможности воздействия психоаналитических концепций на Драйзера. К таковым можно отнести, например, американского литературоведа Р. Лингемана, [Lingeman 1990] который пытается соотнести традиции психоанализа с творчеством Драйзера. Подобного рода взгляды актуальны и в последних российских исследованиях, посвященных данной теме, например, в работах Е.А. Морозкиной [Морозкина 1994], О.Ф. Гумеровой [Гумерова 2007] и т.д.

Вероятно, было бы верным исследовать вопрос «внутреннего голоса» как одного из мотивов преступного деяния с позиции влияния на мировоззрение Теодора Драйзера идей З. Фрейда.

Особенно ярко, на наш взгляд, подобный подход проявился в, вероятно, самом известном романе Теодора Драйзера «Американская трагедия» (1925), где кульминационным моментом повествования становится сцена убийства Клайдом Грифитсом своей возлюбленной Роберты.

Практически в каждой строчке описания этого преступного деяния читатель видит слова «само собой», «не хотел», «случайно». Уже данный набор лексем подталкивает нас к фрейдистской интерпретации текста. Хотя Клайд и собирался убить Роберту, но «он боялся действовать… он не хотел…». [Драйзер 1993: 75] Все произошло неожиданно и вне его воли. Это была «игра рока», то есть стечение обстоятельств, трагически судьбоносных для героев. Клайд способствовал этому случаю, потому что его «связывает и порабощает» сама жизнь, потому что он «хочет жить» как в прямом, физиологическом смысле, трусливо опасаясь судорожных движений утопающей Роберты: «Она не в силах спастись сама, а если ты приблизишься к ней теперь, она в своем безумном ужасе потопит и тебя. Но ведь ты хочешь жить!», так и в более широком, общественном смысле, стремясь к осуществлению собственной «американской мечты»: «А если она останется жива, твоя жизнь утратит всякий смысл». [Драйзер 1993: 75-76]

И вновь звучит внутренний диалог, где некий «внутренний голос» толкает Клайда на преступление. Преступление Клайда «неразумное», безотчетное, совершенное на уровне бессознательного. Убийство Роберты - непреднамеренное, произошедшее, скорее, по психологическим мотивам, что согласуется с идеями З. Фрейда. Не случайно в небольшом по объему абзацу, где описывается момент неожиданного падения Клайда и Роберты в воду из-за внезапно перевернувшейся лодки, по наблюдению Е.А. Морозкиной, автор дважды использует слово «бессознательно»: «бессознательно он все еще сжимал его [фотографический аппарат] в руках» и «страшен был этот удар, который Клайд нанес ей случайно, почти бессознательно…». [Морозкина 1994: 75]

В этой же работе Е.А Морозкина отмечает, что в роковой день преступления Клайд не убивал Роберту сознательно - «он боялся действовать», и в то же время метался между желанием действовать и сковывающим его страхом: в его подсознании, практически по Фрейду, формировалось «запретное желание» - желание убить Роберту. И он убивает ее как бы подсознательно: он ударил ее фотоаппаратом непреднамеренно, но этот удар отразил внутреннюю, подсознательную ненависть к девушке, которая мешала ему в достижении цели, навязывала свою волю, заставляя жениться. Именно поэтому так стремительно рванулся к ней Клайд, что «не только ударил Роберту по губам, носу и подбородку фотографическим аппаратом, … но и отбросил ее в сторону, на левый борт, так что лодка накренилась и едва не зачерпнула воды». И далее вновь сознание диктует герою понятное любому человеку стремление помочь, но подсознание, подкрепленное, вероятно, древним и сильным инстинктом выживания любой ценой, инстинктом самосохранения, заставляет Клайда делать слишком резкое движение и он «окончательно переворачивает лодку». [Драйзер 1993: 75]

Таким образом, можно сказать, что в творчестве одного из крупнейших американских писателей рубежа XIX-XX века отразились разнообразные общественные изменения, свойственные социуму Америки данного периода. Одним из таких изменения явился рост преступности в США. Драйзер, будучи не только художником слова, но и активным членом общества, не мог обойти вниманием эту тему. Именно ей посвящена, в той или иной степени, практически каждая работа мастера. Вслед за новейшими, на тот момент, исследованиями психологической науки Драйзер скрупулезно исследует мотивы деструктивного поведения, вероятно, во многом согласуясь с идеями З. Фрейда. Одной из причин, выявленных писателем, явился некий «внутренний голос», своего рода, голос подсознания, следуя которому, герои Драйзера неизменно становятся преступниками, поскольку не могут противостоять своим желаниям, инстинктам, забывая об общечеловеческих ценностях.



Список литературы

драйзер преступление произведение мотив

1.Батурин С.С. Портреты американских писателей: Л. Стеффенс, Дж. Лондон, Т. Драйзер. М.: Художественная литература, 1979. 422 с.

2.Гумерова О.Ф. Художественные модели личности в творчестве Т. Драйзера: Дис. кандидата филологических наук. БашГУ, 2007.

.Драйзер Т. Сестра Керри. М.: Правда, 1986. 544 с.

.Драйзер Т. Американская трагедия. В 2 ч., ч. 1. М.: «Эй-Ди-Лтд», 1993. 399 с.

.Мендельсон М. «Американская трагедия» Т. Драйзера». М.: Художественная литература, 1971. 104 с.

.Морозкина Е.А. Творчество Теодора Драйзера и литературное развитие США на рубеже XIX-XX веков. Уфа: Издательство Башкирского университета, 1994. 160 с.

7.Lingeman Richard. T. Dreiser. An American Journey 1908-1945. Vol.II, New York, 1990.