Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
















Реферат

на тему:

Фундаментальные взаимодействия в природе




Содержание


Введение

1. Фундаментальные свойства природы

. Обзор этапов изучения проблемы взаимодействия в природе

. Концепт тотальности в изучении фундаментальных взаимодействий

Заключение

Список использованной литературы




Введение


Наука в современном обществе - одна из мощных движущих сил развития общества. Человек способен изменять мир в планетарных масштабах. Трансформируются представления об окружающем мире, появляются новые возможности в связи с развитием науки. Эти процессы влияют на формирование новых ценностей. Усложняющиеся технические достижения человечества и разрабатываемые новые теории в постнеклассической науке требуют всестороннего осмысления.

Несмотря на то, что философский аспект экологической проблемы освещен достаточно широко в научной и научно-популярной литературе, многие методологические вопросы исследования отношений человека с природой остаются нерешенными. В частности, не существует четких, общепринятых дефиниций экологического сознания, экологической культуры и экологического образования, что тормозит процесс формирования нового, принципиально иного отношения человека к природе, отличного от современного, потребительского. В свою очередь, это обстоятельство не приближает человечество к преодолению экологического кризиса на планете. Данная проблема может быть решена только в том случае, если каждый человек как отдельная часть общества и само общество в целом отдадут главную роль экологической составляющей общественного и индивидуального сознания и признают приоритет интересов природы над потребностями человечества как элемента природы. Следует отметить важное значение экологической культуры, направленной на гармонизацию взаимодействий «человек - природа», «общество - природа», находящихся на одном фундаментальном уровне наряду с взаимодействием «человек - общество».



1.Фундаментальные свойства природы


Огромное ветвистое древо естествознания выросло не сразу - оно медленно произрастало из натурфилософии - философии природы, представляющей собой умозрительное истолкование природы, рассматриваемой в ее целостности. Ранняя древнегреческая натурфилософия досократовского периода активно развивалась, в ионийской школе и явилась по существу первой исторической формой философии вообще. Ионийская школа древнегреческой философии, отличающаяся стихийно-материалистическими взглядами, возникла в VI-V вв. до н.э. в ионийских колониях Греции. Ее представители - крупные мыслители древности: Фалес, Анаксимандр, Анаксимен (Милетская школа), Гераклит Эфесский, Диоген Аполлонийский - руководствовались основной идеей о единстве сущего, происхождении всех вещей из некоторого первоначала (воды, воздуха, огня), а также о всеобщей одушевленности материи.

Интерес к природе как объекту, познания вызвал новый расцвет натурфилософии в эпоху Возрождения. Этот расцвет связан с Дж. Бруно, Б. Телезио, Т. Кампанеллой и другими известными мыслителями. Особое развитие натурфилософия получила в немецкой классической философии Фридриха Шеллинга (1775-1854), взгляды которого основывались на принципах объективно-идеалистической диалектики природы как живого организма.

Хотя со словом «природа» соединяются весьма разнообразные смысловые контексты и значения, но все же когда говорится о природе вообще, без всякого ближайшего определения, то, по словам, выдающегося философа В.С. Соловьева, интуитивно всегда подразумевается некоторое существенное и в себе единое Начало, производящее из себя все вещи [6, 14]. С этим согласуется и этимологическое значение слова «природа», что указывает в ней на начало произведения или порождения вещей. Так как природа все из себя производит, то мы находим в ней основания всех вещей: она есть их единая общая основа. Поскольку природа организована она, следовательно, объединяет нечто в структуру. Структура - первое и самое простое онтологическое выражение организации природы и всего, что из природы выходит. Таким образом, все фундаментальные свойства природы, о которых речь ниже, суть те же фундаментальные качества любого природного явления, в нашем случае - это хозяйство как характеристика так называемой «второй природы» - общества.

Организация природы - процесс материальный. Материальны не только части природы, участвующие в организации, но и само действие по организации. Материален весь механизм организации. Разделение-объединение материи, реализуясь бесконечно разнообразно, восходит к основному - изначально элементарному проявлению материи в мире. Элементарная организация - та самая простейшая, всеобщая исходная организация, из которой выходят, на которой базируются, посредством которой реализуются всевозможные в природе организации. Все, таким образом, состоит из элементарных частиц, тех или иных их комбинаций.

Второе выдающееся свойство материи, связанные с ее элементарным строением - энергетичность. Частицы материи суть частицы энергии, а энергия - это всегда способность. К движению, которая непременно реализуется, обретая на своем высшем уровне метаморфозу деятельности (человек - существо действующее). Обмен материи и энергии как всеобщее свойство организации природы означает тотальное взаимодействие как условие проявленности природы в мире. Взаимодействуя, частицы материи влияют друг на друга. Между ними осуществляется то, что следует определить как третье выдающееся свойство материи - материя существует в отношении информации (информация, то есть действие ПО образованию). Таким образом, природа как материя организована и энерго-информационна, причем, будучи causa sui (причиной самой себя), цель своего существования природа имеет в поддержании своей организации, иначе говоря, цель природы - в самоорганизации, т.е. внешней наперед заданной цели организация природы не имеет. Будучи causa sui, природа есть и сама-в-себе цель [10, 202-204].

Принцип самоорганизации природы означает ее системное бытие как непрерывное становление: одни элементы и отношения появляются, другие исчезают. Так понимаемый принцип самоорганизации природы есть ни что иное, как эволюция.

Поскольку эволюция природы - также материальный процесс, и уже поэтому природа имеет количественные и качественные параметры. Природа количественно разнообразна и качественно изменчива. Превращение одного в другое реализуется импульсивно, через накопление организационных и энерго-информационных характеристик системы. Природная организация эволюционирует импульсивно, а значит прерывно (дискретно), скачками, неравновесно. Дискретность, равно как и неравновесность, - важные фундаментальные свойства организации природы. Именно этим характеристикам природа обязана своей жизнеспособностью как самоорганизации. Именно благодаря им природа самореализуется как четырехмерный процесс, соединяющий в себе сразу пространство и время (прерывность - это уже время, а время позволяет находить себя в пространстве и осваивать его во всех направлениях). Прерывность и неравновесность как колебания системы в условиях эволюции природы задают особые ритмы развития природы. Ритмичность природы проявляется всюду - от колебаний отдельных параметров до смены состояния системы и выявляется по-разному - от простейшего движения в одну и другую стороны до сложнейших качественных преобразований. Природные ритмы, сопряженные со сменой повторяющихся состояний, то есть с их движением как бы по кругу, означают цикличность природы. Природа, таким образом, отличается цикличностью, то есть качественной динамикой.

В процессе эволюции природа претерпела ряд фундаментальных скачков, одним из которых стало появление: а) социальности (появление общества) и б) появление сознания как атрибута, ставшего присущим такому виду природной системы, как человек (homo).

С возникновением сознания человек выделяется из природной самоорганизации как ее составной элемент. Его реакция на прерывность и неравновесность как естественные и закономерные характеристики эволюции природы изменяется. Человек как самостоятельная живая система природы начинает занимать особое положение в природе, борясь с помощью психики и сознания со смертью себя как момента эволюции. Эти действия прекратили «слепое» подчинение природе. Возникшее сознание означало разрыв homo с природой через природные, инстинктивные связи. Человек создавал свои, особые циклы эволюции, опираясь уже не на природные циклы, а на циклы, искусственно им созданные, реализация которых не совпадала с природными закономерностями. Огонь и пища доставались уже не как дар природы, а как результат избирательного и целенаправленного поведения человека. Закрепленная в индивидуальном, а потом и в коллективном сознании и опыте практика положительного выбора, обеспечивавшая лучший вариант удовлетворения потребностей, закреплялась в виде символов деятельности, а также словесных символов. Так возникали цели и ценности человека, становившегося homo sapiens [1, 24-25].

Усложнение разрыва деятельности человека от реализации закономерностей природы означало ни что иное, как культуротворчество, исходным началом которого и было хозяйствование как деятельность вопреки природным началам эволюции. Именно с этого момента мы и можем говорить о начале хозяйствования в подлинного смысле слова. Природа начинает рассматриваться как «среда», в которой сосуществует социальное и разумное существо - человек. Причем среда - уже непросто то, что вокруг человека, с чем человек взаимодействует, это то, что человеком осознается. И то, в каких интеллектуальных параметрах осознания отражается природа, зависит и форма, и содержание хозяйствования как отношение «природа-человек». Хозяйствование становится элементом культуры, а культура - ни чем иным, как результатом хозяйственной деятельности человека разумного, живущего в сообществе людей и в среде, понимаемой как противостоящая обществу природа - источник благ для удовлетворения потребностей индивида и коллектива.

Общество являет собой некое единое целое, состоящее из людей, связанных различной степенью общности (например: кровнородственная связь), что позволяет назвать их совместностью, а это возможно лишь на достаточно высоком уровне развития людей - сознательного, а не просто инстинктивного, отражения мира.

философский экологический человек общество природа

2.Обзор этапов изучения проблемы взаимодействия в природе


Проблема взаимодействия человека и природы отнюдь не нова, она неоднократно поднималась мыслителями в различные эпохи, но каждый из них предлагал свое видение этой проблемы и, соответственно, свое решение. В истории развития человечества было много гениальных ученых, обогативших науки о природе и человеке. Аристотель, Леонардо да Винчи, Ф. Бэкон, Г. Галилей, Ж.-Ж. Руссо, Ж.Л. Бюфон, А. Гумбольдт, Ч. Дарвин, В.И. Вернадский, А.Л. Чижевский и многие другие находили в мире природы определенные этические и эстетические нормы, которые было бы желательно применить человеку в организации своего социального бытия.

Следует сказать, что испокон веков для человека было чем-то само собой разумеющимся представление всего многообразия, всех различий мира в форме парных категорий, резко, до диаметральности противопоставленных друг другу. Это касается и взаимодействий «человек - природа», «общество - природа». Если обратиться к философии постмодернизма, эти взаимодействия следует называть бинарными оппозициями. Согласно постмодернистской ретроспективе, «в классических философских оппозициях мы не имеем дело с мирным сосуществованием vis-a-vis, а скорее, с насильственной иерархией. Один из двух терминов ведет другой (аксиологически, логически и т.д.) или имеет превосходство» [4, 81]. Можно смело утверждать, что осознание человеком своего превосходства над природой привело к безудержной эксплуатации природных ресурсов, которая отнюдь не была изначальной установкой человеческой деятельности (хотя потребление богатств Природы было присуще человеку на всех без исключения этапах истории - без этого он просто не смог бы существовать).

На сегодняшний день существуют различные точки зрения на то, когда именно жизненно необходимая потребность превратилась в неразумный хищнический инстинкт, приведший в результате к современному экологическому кризису, и то, является ли этот кризис предвестником гибели земной цивилизации, или он есть лишь продукт кризисного сознания современного общества?

Пытаясь ответить на эти вопросы, Д.В. Афиногенов, в частности, отмечает, что «человечество прошло путь от поклонения природе до ее эксплуатации» [2, 152] и выделяет три этапа отношения общества к природе:

) античность: снятие мистической ценности природы;

) средние века: господство над природой;

) Новое время: эксплуатация природы. Выясняя причину современного экологического кризиса, он указывает, что «вообще экологические кризисы - явление не уникальное. Историки древности достаточно обоснованно писали о неоднократных экологических кризисах, сопровождавших человечество и часто приводивших в упадок многие древние цивилизации. И, все же, несмотря на то, что экологический кризис, который переживает современное человечество, находится в ряду других, он обладает особыми чертами, выделяющими его на фоне остальных» [2, 149].

Как утверждает автор, «существенное заключается в том, что прежние кризисы никогда с полной ясностью не осознавались, не ставились как проблема, тем более как проблема политическая, ведущая к взаимодействию государств, приводящая в движение большие социальные массы. Субъективность, ставшая причиной такого экологического кризиса, должна обладать высоким политическим зарядом» [2, 150]. Далее он заключает, что «именно политическая субъективность (свобода), сформировавшаяся в рамках западной цивилизации, привела к нынешнему экологическому кризису, ставшему угрозой для всего человечества» [2, 150].

В связи с этим, изменение отношения общества к природе происходило следующим образом. Прежде всего, он выделяет «две важные характеристики, влияющие на отношение человека к природе, - субъективность в форме свободы, а также науку и ее предпосылки. Эти элементы плюс природа образуют для человека систему, в которой свобода выступает лишь как цель, природа - как средство ее достижения, а наука - как метод преобразования средства в удобное для достижения цели» [2, 152]. При этом, он отмечает, что в таком виде эта система начинает действовать только в Новое время, «когда эксплуатация природы, обеспеченная достижениями науки, становится гарантом свободы человека. В античности средством служили другие люди, а методом - система рабства. В Средние века, когда свобода понималась лишь как духовная свобода, а человек был разделен на душу и тело, на уровне индивида эксплуатировалось собственное тело. Фактически же существовало господство церкви над мирянами. В обоих случаях методом выступали Священные тексты, догматы, церковные обряды и законы» [2, 153].

Что касается собственно отношения к природе, то «в догреческом обществе и в первый период античности миф служил основой всех представлений человека, и природа, согласно ему, являлась одухотворенной, живой, наделенной смыслом и самоценностью» [2, 153]. В поздний период античности, по словам Гегеля, «...наступило отчасти презрение к природе, представление, согласно которому она сама по себе не имеет никакого значения, только если ее силы служат человеку, который является магом, могущим заставлять ее слушаться его, служить ему, подчиняться его желаниям» [5, 87]. И далее: «состояние, которое называют жизнью человека в единстве с природой, и в котором человек видит бога в природе... теперь прекратилось» [5, 95].

В средние века происходит дальнейшее изменение отношения человека к природе. С появлением христианства, когда рабство становится невозможным, «поскольку противно Богу» [2, 156], происходит перенос отношений «господин - раб» на природу. И, наконец, «в Новое время статус природы определяется отношением к ней как к бесправной и безупречной исполнительнице человеческих желаний. Эксплуатация природы становится нормальной каждодневной деятельностью» [2, 158]. В заключении Д.В. Афиногенов подчеркивает, что «экологический кризис - это не только противоречие между масштабами потребления и возможностями природы. Это, в первую очередь, противоречие между либеральным пониманием свободы как физической автономности и неограниченного удовлетворения потребностей, с одной стороны, и ограничениями в обеспечении этой свободы, которые заданы окружающей средой, - с другой» [2, 158].

Другой автор - А.Н. Павленко - в статье «Экологический кризис как псевдопроблема» представляет свою схему изменения отношения Человека к Природе и собственное толкование экологического кризиса. По его мнению, «антропоцентрический подход в понимании статуса человека в мире привел к экологическим проблемам. Экологический кризис есть, прежде всего, кризис всей системы отношений человека к природе, которая сознательно выстраивалась и формировалась, начиная с эпохи Возрождения, Рене Декарта и других представителей «Нового Метода» обращения с природой, а идеологически приготавливалась еще в эпоху средневековья» [9, 71]. Автор утверждает, что древние культуры, в том числе античность «вообще не сталкивались с экологической проблемой в ее современном понимании, т.е. были экологически чистыми» [9, 72]. Отношение человека к природе в средние века было характерно тем, что «христианство освободило природу от пандемонизма..., подготовило возможность овладения природой и подчинения ее человеку. Экологические проблемы в эпоху господства христианства не возникали, так как христианское отношение к природе было еще только переходным этапом от ее античного обожествления к господству над ней» [9, 72-73]. Далее, «в эпоху, пришедшую на смену средневековью, в период формирования капиталистических отношений и появления буржуазной морали, «обладание» и «господство» становятся ведущими типами отношения человека к природе» [9, 74] и остаются таковыми и по сей день.

Проф. М.И. Хилько полагает, что «глобальный экологический кризис является следствием действия различных факторов» [10, 279]. Он считает, что для его преодоления «человечество должно пересмотреть свои моральные парадигмы, которые привели к деградации экологического сознания, и снова почувствовать себя неотъемлемой частью природы. Только глубокий переворот в сознании людей, т.е. глубокая «конверсия» экологического сознания, а также возврат к традиционным ценностям, выработанным в течение тысячелетий, могут спасти цивилизацию от дальнейшего разрушения» [10, 280]. Однако при этом М. Хилько отмечает, что «не стоит абсолютизировать гармоничность взаимоотношений человека и природы даже в давние времена» [10, 280] и анализирует эволюцию различных типов взаимоотношений человека с природой исходя из того, что «каждой исторической эпохе соответствует свой архетип восприятия природы»:

Первобытный человек воспринимал природу синкретично, «растворял» себя в природе. Данный архетип восприятия природы обеспечивал высокий уровень лояльности в отношении к миру, позволял человеку органично вписываться в обменные процессы, существенно не нарушая их равновесия;

В античные времена сформировался такой архетип восприятия природы, в соответствии с которым она рассматривалась рационалистично и схематично. Благодаря абстрактному подходу природа представала перед человеком как внешняя реальность, как объект, имеющий самостоятельную ценность;

Для средневековья был характерен совершенно иной архетип восприятия природы. В эпоху христианства шла борьба двух начал человеческой природы - земного и божественного, что обусловливало и двойственное отношение человека к природе. Оно выражалось в том, что одни религиозные мыслители прославляли природу как творение Бога, другие же считали, что человек как высшее творение Бога - «венец природы» - может распоряжаться ею по своему усмотрению;

В эпоху Возрождения обосновывается господство человеческого разума над природой;

В философии Нового времени кроме противопоставления человека природе существовало направление, представители которого отстаивали единство человека и природы в виде абсолютного подчинения человека законам последней как части целому (Б. Спиноза и др.). Тем не менее, в эту эпоху сформировался такой архетип восприятия природы, что она рассматривалась с позиций строгой утилитарной предназначенности как неисчерпаемый источник богатств. Данный архетип утвердился на многие годы и является доминирующим и по сей день» [10, 281-284].

Исходя из анализа перечисленных архетипов, М. Хилько делает вывод о необходимости утверждения нового архетипа восприятия природы - «рассмотрения ее как важнейшей ценности, которая нужна человеку не только как материал» [10, 285], но и в качестве «чего-то ни человеком и никем не созданного, испоконвечного, нерукотворного» [9, 114].

Проф. Ф.В. Лазарев, в свою очередь, говорит о деформации ценностного сознания, заключающейся в трансформации человека как «вещи природы» в человека как «машину желаний» [6, 8]. «Если взглянуть на перипетии истории западной цивилизации за последние четыреста лет, то можно заметить довольно любопытную диалектику. Каждый век имел свое антропологическое лицо, свой способ актуализации и культивирования человеческого в человеке, естественным образом выражая «дух эпохи» с ее надеждами и иллюзиями, стилем мышления и презумпциями. Из всего многообразия сущностных сил и способностей человека как многомерного феномена эпоха высвечивала какую-то одну, казавшуюся главной:

XVII век, по мнению многих, можно назвать веком просвещенности;

XVIII век - век Разума, который рассматривается как универсальная, всеобщая и главная константа человека;

XIX век - век Воли, соединенный с реальным знанием, стал временем надежд и исторического оптимизма;

XX век стал веком Желаний. В рамках западной цивилизации человек превратился в безудержного потребителя невероятно разросшейся сферы товаров и услуг. Однако система ценностей потребительского общества стала губительной как для внешней природы, так и для внутреннего мира человека. И вместо перспективы «всеобщего благоденствия» жителей планеты со всех сторон стали теснить «глобальные проблемы» собственного выживания» [6, 9-13].

Угроза экологической катастрофы заставила прогрессивное человечество задуматься об отношении общества к природе. В качестве альтернативы традиционному антропоцентрическому сознанию сформировались такие направления как космо-, био-, эко- и антиантропоцентризм. Предполагалось, что ориентированность сознания на иной «центр» - космос, жизнь, среду - а не на человека позволит восстановить утраченную гармонию во взаимодействиях «человек - природа» и «общество - природа». Чтобы ответить на вопрос, почему этого не произошло, необходимо вернуться к тезису о том, что указанные взаимодействия представляют собой бинарные категориальные оппозиции.

Примеры из естественных наук доказывают, что «недостаточность бинарной структуры очевидна. Более того, в социокультурном плане бинаризм в силу своей одномерности несёт в себе опасность взрыва, так как диктует схему «или - или». Ситуация выбора решается обычно путём редукции бинарной оппозиции, или диады к монаде» [3]. Применительно к нашей проблеме нужно выбирать не только между существованием рода Homo sapiens и функционированием биосферы. «Искусственный, типичный для западного типа рациональности разрыв объективного мира и мира субъекта оценивается как пагубный, в первую очередь, для человека, чье бытие оказывается бытием в тотально дегуманизированном мире. Как пишет Ж. Моно, известный представитель современного естествознания, о союзе субъекта и объекта, «древний союз разрушен. Человек... осознает свое одиночество в равнодушной бескрайности Вселенной» [4, 82].

Таким образом, можно прийти к выводу, что для решения проблемы бинарных противоречий необходим третий элемент как мера их компромисса, как условие существования.


3.Концепт тотальности в изучении фундаментальных взаимодействий


Постмодернистские интенции в западной философии заставляют обратить внимание на концепт «тотальности», который мог бы сыграть в нашем случае определенную эвристическую функцию. Действительно, в связке «Человек - Природа - Общество», распадающейся на пары «Человек - Природа», «Человек - Общество», «Общество - Природа», анализ каждого из названных противоречий по отдельности, как видно из вышесказанного, до сих пор не привел философов к желаемым рецептам оптимизации этих отношений. Взаимодействия «Человек - Природа», «Общество - Природа» с момента появления человека как биологического вида Homo sapiens, определяли его способность к выживанию, развитию и формированию отношения социума к природе. Взаимодействие «Человек-Общество» предполагает, что человек и общество являются субъектами хозяйственной деятельности, а значит, процессов природопользования и природопреобразования. В то же время их можно назвать объектами влияния стихийных сил природы, а также антропогенно измененной природы.

Заметим, что в триаде «Человек - Природа - Общество» более всего подвержен воздействию именно человек благодаря наличию у него сознания. По отношению к нему обезличенный социум, и тем более "страдающая" природа выступают более инертными и "консервативными". Авторегенерационный потенциал (самовосстановление, самоочищение) природы сегодня существенно подорван и явно не успевает за темпами усиливающегося влияния со стороны общества. На первый взгляд, кажется, что образовался своего рода "порочный круг", что в данной тотальности земная цивилизация подошла к тупику своего развития. И лишь благодаря наличию у человека активно корректирующего его поведение сознания, существует надежда на то, что путем изменения этого сознание постепенно можно изменить и общество, и природу.

Совершив логико-методологическую процедуру анализа, исследователи экологичексих проблем почему-то не торопятся провести не менее необходимую обратную процедуру синтеза, собрать все умозрительно разложенные компоненты в единое целое.

С большим трудом в современном общественном сознании зреет осмысление того, что выход из экологического тупика носит не частичный, а системный, целостный характер. Среди экологов, похоже, постепенно приходит осознание идеи, согласно которой оптимизационные воздействия следует внедрять не на партикулярном, а на фундаментальном уровне эко-антропо-социальных взаимодействий. Для подчеркивания принципиального единства всех трех названных составляющих целесообразно будет задействовать концепт "эко-антропо-социальной тотальности". Данный концепт позволяет преодолеть неразрешенность указанных фундаментальных взаимодействий, так как смысловое содержание любой пары субконцептов снимается смыслом третьего.

«Между каждым из этих элементов (природа, человек, социум) существует прямая и обратная связь, характер которой складывается во многом благодаря человеку - человеку разумному, человеку чувствующему, человеку многомерному. Не случайно в современной глобалистике утвердилось философско-антропологическое направление, для которого человек - главная проблема и одновременно - главное средство решения глобальных проблем современной цивилизации (В.Ф. Шаповалов). Наличие разума у Homo sapiens как родового признака делает его "центрирующей" компонентой данной системы» [3, 25].

Добавим, что началом, соединяющим все входящие в состав эко-антропо-социальной тотальности элементы, выступает культура, в основе которой находится некое «ценностное ядро». Именно благодаря формирующим общественные идеалы ценностям как корелянтам человеческого сознания и поведения сегодня жива надежда на то, что, изменяя сознание, постепенно можно «вытянуть» из кризиса и природу, и социум.

Но для того, что бы человек смог выработать у себя эко-сообразные ценности и идеалы, необходимо задействовать все прочие компоненты тотальности: с одной стороны необходима концентрация на природе - как собственно человеческой, так и окружающей, а с другой - поддержка внутренних усилий личности со стороны социума. Механизмы такой поддержки те же, что и при формировании любых иных ценностей - социализация путем образования, воспитания, приобретения личностно значимого опыта и убеждений.

Еще один смысловой сюжет, связанный с концептом эко-антропо-социальной тотальности, заключается в необходимости выработки тотального - то есть всеобщего, глобального, планетарного, общечеловеческого - экологического сознания. К сожалению, следует констатировать, что даже перед лицом смертельной опасности, человечество не демонстрирует способности вырабатывать универсальные экологические ценности, приемлемые для всего планетарного сообщества. Культивируемые различными национальными культурами и цивилизациями этические идеалы слабо согласуются, а иногда - и прямо противоречат друг другу. Поэтому выработка тотального, общего для всех народов и стран экологического сознания является важнейшей и необходимой предпосылкой минимизации последствий экологического кризиса. «Глобальное экологическое сознание есть, прежде всего, осознание того, что планета Земля (наш общий дом, наша колыбель и обитель) находится в опасности и нуждается в нашей защите. Забота о сохранении общего «Дома бытия» сближает людей, ставит их в зависимость друг от друга и, хочется верить, объединит общей глобальной ответственностью разнородное и разноликое человечество» [8, 26].

Таким образом, философско-методологической основой для изучения феномена экологического сознания может стать концепт экоантропосоциальной тотальности, позволяющей рассматривать отношения «Человек - Природа», «Общество - Природа», «Человек - Общество» в их целостности и взаимосвязи. В пределах этой тотальности функционируют прямая и обратная связи между указанными субконцептами. Осмысление экоантропосоциальной тотальности позволит избежать перекосов односторонне антропоцентристского отношения человека к природе и, по нашему мнению, будет способствовать выработке такого экологического сознания, в котором каждый из субконцептов найдет равноправие и самоценность.




Заключение


Вся дальнейшая судьба человека зависит от того способа хозяйствования и жизнедеятельности, посредством которого он подчинит себе последствия технического развития и их влияние на его жизнь, в им числе и общение с природой, с ее разрушающими человеком силами.

Со времени появления общества на нашей планете происходит три рода процессов: собственно природные, специфически социальные и коэволюционные (природно-социальные). И диалектика взаимодействия природы и общества такова, что по мере развития общества его непосредственная зависимость от природы уменьшается, а опосредованная - усиливается. Природа впускает человека в его тайны, но требует взаимности: у нее нужно не только брать, но и давать.




Список использованной литературы


1.Алексеева Л., Додонов Р., Муза Д. Региональные аспекты формирования экологического сознания // Энергия инноваций. Научно-практический инновационный журнал Украины. - №4, 2005. - С.24-28.

2.Афиногенов Д.В. Свобода, наука, природа // Общественные науки и современность. - 2001. - №4. - С.149-159.

.Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования / Д. Белл; [пер. с англ.]. - М.: Academia, 1999. - 786 с.

.Бердяев Н. С точки зрения вечности: Опыты философские, социальные и литературные / Н. Бердяев. - М.: Канон; Реабилитация, 2002 . - 655 с.

.Вебер М. Избранные произведения. - М.: Прогресс, 1990. - 850 с.

.Лазарев Ф.В. Антропологический манифест. Проект. - Симферополь: Международный центр мониторинга качества жизни, 2005. - 22 с.

.Мамфорд Л. Техника и природа человека // Новая технократическая волна на Западе. Сб. текстов под ред. П.С. Гуревича. - М.: Прогресс, 1986. - С. 225-239.

.Осипов Ю.М. Философия хозяйства. В двух книгах - М.: Юристъ, 2001. - 624 с.

.Павленко А.Н. «Экологический кризис» как псевдопроблема // Вопросы философии. - 2002. - №7. - С.66-79.

.Риккерт Г. Границы естественнонаучного образования понятий: Логическое введение в исторические науки: Пер. с нем. - СПб.: Наука, СПбО, 1997 - 532 с.

.Спиркин А.Г. Философия: Учебник для технических вузов. - М.: Гардарики, 2000. - 368 с.