Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Язык города: общий сленг и сфера его использования






Содержание


Введение

.Язык города

.1Определение сущности понятия «общий сленг»

.2Критерии выделения единиц общего сленга по сфере его использования

.Пополнения словарного состава общего сленга

.1Образование единиц общего сленга

.2Роль источников пополнения общего сленга

Выводы

Заключение

Библиографический список



Введение


Изучение языка города важно во многих отношениях. Этот язык является престижной основой литературного языка - высшей формы национального языка на каждом этапе его развития. Не зная «языкового быта города», трудно понять возникновение и стилистическое распределение тех или иных особенностей литературного языка. Не зная речи города, трудно оценить конкретный вклад <#"justify">·Изучение литературы по данной теме;

·Составление картотеки с использованием источников (телевидение, публицистика, живая речь жителей города, словари общего сленга, социальные сети и сообщества);

Объект исследования - общий сленг. Предмет данного исследования - это пути формирования и способы функционирования общего сленга в словарном составе русского языка.

Практическая значимость данной курсовой заключается в последующем использовании накопленного материала в практических целях.

Теоретическая значимость курсовой работы заключается в классификации и более точном осмыслении лексики общего сленга, что дает теоретическую базу для дальнейшего, более глубокого изучения данной отрасли языка.



.Язык города


.1 Определение сущности понятия «общий сленг»


Основы изучения языка города заложил Б. А. Ларин. В одной из своих программных статей «О лингвистическом изучении города» (1928 г.), говоря об основных языковых сферах, исследуемых лингвистами, он наряду с известными - литературным языком и крестьянскими диалектами - обосновывает необходимость изучения городских арго как «третьего круга языковых явлений» [17;178] и сетует на то, что «предпочтительное внимание к литературным языкам задержало изучение языка города» [17;177]. А между тем городской фольклор, неканонизированные виды письменного языка, разговорная речь разных социальных групп городского населения оказывают непосредственное и огромное влияние на нормализуемый литературный язык, на «высокие» его сферы.

Отмеченное в 20-е годы ХХ столетия Б. А. Лариным общее и постоянное взаимодействие всех слоев городского коллектива, «обычное» использование «иной» речи социальных соседей и антиподов, непрестанный поиск новых экспрессивных средств в ближайших источниках (оно всегда успешно, когда обращаются к богатому «языковому дну» города) - все это особенно актуально для языковой ситуации наших дней, когда широкая демократизация постсоветского социума затронула и его языковую сферу, что в свою очередь заставило исследователей обратить внимание на то, что сегодня в языке, говоря словами И. А. Бодуэна де Куртенэ, «действительно есть и что в нем бьется интенсивной жизнью» [5;237]. Эти слова в полной мере относятся как к городскому просторечию, так и ко многочисленным социолектам (сленгам, жаргонам), обслуживающим различные группы горожан.

Традиционное представление просторечия как малограмотной речи необразованных людей, языковой основой которого выступают диалекты, не покрывает всего функционального разнообразия нелитературного языка, живых форм его существования, определяющих языковую жизнь современного города. Наблюдения устной городской речи в конкретных коммуникативных ситуациях (транспорт, рынок, парикмахерская, семья, государственное учреждение и др.) дают основания к более широкому толкованию просторечия, которое включает в себя все то, что не соответствует культурному языковому стандарту, эталонности, образцовости языка, а следовательно, и общелитературности.

В последние годы внимание исследователей привлекает так называемое «новое просторечие», которое представляет собой обширную группу нестандартных лексико-фразеологических единиц, постоянно пополняющихся за счет различных социолектов. Эти единицы, выходя за пределы своей исконной сферы бытования - профессионального и корпоративного (группового) сленга, приобретают статус общеизвестности и употребительности широкими кругами носителей общелитературного языка, не ограниченными определенными социальными рамками (возраст, профессия, уровень образования, общие интересы и др.), то есть, по сути, перестают принадлежать исключительно социолектам. Речь идет о таких номинативных единицах, как бабки, балдеть, достать (кого-либо), задолбать (кого-либо), крутой, мент, дать на лапу, на шару, облом, примочка, по барабану, прикол, прикольный, прикольно, разборки, тащиться, тугрики, тусовка, тусоваться, тусовочный, фигня и т.д.

Менту бы дал на лапу, вот и все.

(Татьяна Толстая, писатель. - НТВ, программа «Школа злословия», 17.10.05)

Полный атас.

(А. Н. Пахомов, академик НАН Украины. - Из устной речи, 18.10.03).

Некоторые исследователи определяют подобные образования как «жаргонизированные», «сленгово-просторечные, социализированные», «общий жаргон». Но многие предпочитают использовать для обозначения данного языкового явления термин «общий сленг», поскольку это, с одной стороны, позволяет отграничить рассматриваемые в рамках городского просторечия общенародные некодифицированные лексико-фразеологические единицы от корпоративного и профессионального сленга, которые справедливо определяются Л. П. Крысиным как языковые образования, основанные на социальном обособлении людей [6;139]. А с другой стороны, термин «сленг» предпочтителен тем, что не отягощен коннотацией (негативной оценочностью), которая присуща термину «жаргон» и его производным (о чём свидетельствует проведённый автором опрос филологов).

Общий сленг - явление в русском языке новое, формирующееся, не имеющее общепринятого терминологического обозначения и целостной, непротиворечивой теории. Исследования в этом направлении только начинаются. Но уже можно говорить о том, что общий сленг - это:

) относительно устойчивый для определённого периода, широкоупотребительный, стилистически маркированный (сниженный) пласт экспрессивно-эмотивной лексики, обозначающей бытовые явления, предметы, процессы и признаки;

) не детерминированный социальными параметрами компонент городского просторечия, источником которого являются самые разнообразные социолекты (в наибольшей мере - молодёжный сленг и уголовный жаргон);

) неоднородный по степени приближения к литературному стандарту;

) использующийся говорящими преимущественно для выражения своих чувств и оценок, связанных с предметом речи, а также в качестве элемента языковой игры.


.2Критерии выделения единиц общего сленга по сфере его использования

общий сленг русский язык

Важность и необходимость изучения общего сленга обусловлена тем, что это образование на сегодняшний день выступает пограничной зоной в плоскости «просторечие - литературный язык», и, по прогнозам лингвистов, часть слов общего сленга со временем может получить статус общелитературности. Следовательно, необходимо разработать чёткую систему критериев выделения единиц общего сленга из многообразия нелитературной лексики русского языка.

Следует признать, что всесторонне обоснованной системы критериев отнесения нестандартных языковых единиц к общему сленгу в русистике не существует. Исследователями лишь указываются отдельные признаки, по которым тот или иной сленгизм может быть причислен к общему сленгу. Например, авторы Толкового словаря русского общего жаргона «Слова, с которыми мы все встречались» О. П. Ермакова, Е. А. Земская и P. M. Розина считают доказательством принадлежности слов к «общему жаргону» «употребление этих слов в прессе, ориентированной на широкую аудиторию». По словам авторов, «обязательным условием включения слова в словарь было его употребление в языке таких газет, как «Известия», «Новые известия», «Литературная газета», «Сегодня», «Независимая газета» [4; 4]. Однако некоторые исследователи считают факт использования сленгизма в печатных СМИ недостаточным для соотнесения слова с понятием общего сленга. Анализ публикаций, размещённых в популярных информационных изданиях, таких как «День», «Аргументы и факты», «Сегодня», «Вечерние вести», «Комсомольская правда», «Факты и комментарии», «Московский комсомолец», «2000» (рассчитанных на просвещённую читательскую аудиторию), а также в элитарном «Зеркале недели» показал, что наряду со сленговой лексикой широкого употребления (балдёж, безнал, беспредел, выпендриваться, достать, заказать кого-либо, кидала, классный, козырный, крутой, лохотрон, мочить кого-либо, навороты, наезд, нал, прибамбасы, продвинутый, разборка, светиться, тащиться, тусовка, фишка, шара и т.п.) на страницах этих газет присутствуют и лексические единицы, как правило, ограниченные своей специфической функциональной сферой. Это могут быть названия реалий и понятий, особо актуальных для какого-нибудь закрытого социолекта (например, милицейского и уголовного - важняк, висяк, наружка, прослушка, ксива; музыкального - драйв, драйвовый, фест, саунд, джем, микшировать; наркоманского - ширяться, кумар, приход, драп, трам, ганджа, шмаль, джеф, кокс; армейского - салага, молодой, фазан, годок, черпак; молодёжного -голимый, плющить, колбасить, крейзовый, колдырить; компьютерного - апгрейдить, аська, винда, глюкавый, зазиповать, логи, комп и т.п.). Вот некоторые примеры:

Возможно, кого-то из «пехоты» и посадят: нераскрытый «висяк» - не лучший показатель в работе.

(газета «Известия», 2003.01.31);

Во времена моей молодости такого не было. А сейчас полно молодёжи, курящей «драп». Коноплю выращивают сами, а потом курят.

(газета «Вечерние вести», 3.03.05);

- Напряжение снято, музыканты начинают играть <#"justify">Довольно часто единицы общего сленга позволяют выразить отрицательные эмоции говорящего и некоторым образом снять эмоциональное напряжение - раздражение. Кроме отрицательных эмоций, сленговые единицы позволяют выразить и положительные эмоции говорящих:

.Брат (31 год, образование высшее):

Слушай, не доставай меня, что ты ко мне прилепилась! Не хочу там больше работать, меня все задрало.

Сестра (20 лет, студент-филолог):

У тебя клёвая работа. Ментам же много бабла платят. Это тебе не на стройке батрачить.

(ноябрь, 2015)

.Отец (56 лет, техническое образование):

Смотри, сколько бабок мне за этот месяц перечислили!

Дочь (20 лет, студент-филолог) смеясь:

Круто! Тогда гони мне бабло на шмотки!

(сентябрь, 2015 г.)

.Кайф от своего успеха и кайф от успеха учеников.

(артист О. Табаков - ОРТ, 15.02.95)

. Классно же!

Пипец какой-то!

(Кандидат педагогических наук, доцент кафедры иностранных языков ЧГПУ им. И.Я. Яковлева, октябрь, 2015 г.)

Особенностью общего сленга является широкое использование его составляющих в обиходной речи представителей разных социальных групп, в том числе - имеющих высшее образование, как техническое, так и гуманитарное:

Ольга (26 лет, стоматолог, ЧГУ им. Ульянова):

Вчера с подругами прошвырнулись по магазинам. Столько бабла потратили! Зато зацени, какое клёвое платье я себе купила.

Луиза (31 год, логопед, ЧГПУ им. Яковлева)

Офигеть! Мой жмот ни за что бы не разрешил.

(декабрь, 2015)

Использование элементов общего сленга перестало быть редкостью в публичной речи политиков, официальных лиц, авторитетных филологов, которых принято считать кодификаторами русского языка:

. Я таких заморочек не видела ни в одной стране мира!

(Л. Слиска, зампредседателя Госдумы РФ о нарушениях на президентских выборах в Украине - РТР, программа «Вести», 27.12.04);

. Мы платим и должны получать качественный товар. Вместо него вы (метеорологи) даете нам, извините за непарламентское выражение, туфту!

(Ю. Лужков, мэр г. Москвы. - РТР, программа «Вести недели», 27.02.05);

. Мы не подвели итоги ХХ века. Серьезных исследований нет, а лабуды достаточно.

(М. Чудакова, профессор ИМЛИ. - РТР, программа «Тем временем», 28.10.05)

. Я пятьдесят лет не могу забыть, как преподавательМГУ, чтоб меня завалить (экзамен по русскому языку я ответил: частицы в русском языке, которые пишутся с черточкой (кое, то, либо, нибудь, таки) чтоб меня завалить, спрашивает: «Какая из них может употребляться самостоятельно?» Вот вы все сидите здесь, обреченные властью, и не знаете этого. А почему я в восемнадцать лет должен знать? Потому что перекос. Зажать так молодежь. «Кое» в одном месте у Пушкина есть - «Кое вышел из лесу…»

(В.В. Жириновский, советский <https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A1%D0%A1%D0%A1%D0%A0> и российский <https://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A0%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D1%8F> политический деятель на Госсовете по культуре и искусству 24.12.2014)

Бойцы вспоминали минувшие дни и битвы, что вместе продули они.

( Путин В.В. российский государственный и политический деятель, Президент Российской Федерации.)

В приведенных примерах обращает на себя внимание тот факт, что только в одном из них (в речи Ю. Лужкова) употребление ненормативной сленговой единицы сопровождается метаязыковым комментированием, так называемым рефлексивом («извините за непарламентское выражение»), позволяющим отграничить употребление ненормативной единицы от нормативной речевой зоны. Во всех остальных случаях, особенно в неофициальной устной речи рефлексивы, а следовательно, и маркеры ненормативности отсутствуют. Здесь уместно привести рассуждения о нормативности / ненормативности И. Т. Вепревой (со ссылкой на исследование В. Н. Телии русской фразеологии). Если отступления от языковой нормы (ненормативность) создает факторы напряжения, то нормативность - напротив - «такое употребление языкового знака, при котором он может быть адекватно и единообразно понят коммуникативным партнером» [Вепрева, 2002: 105]. В этом контексте единицы общего сленга в неформальном межличностном общении могут наверное оцениваться в качестве вполне нормативных, поскольку наряду с общелитературными словами обеспечивают понимание при коммуникации независимо от принадлежности коммуникантов к той или иной социальной группе (см. приведенные выше примеры). Стилистическая нейтральность таких сленгизмов не создает коммуникативного напряжения, а всё высказывание с такими единицами не обладает особой, яркой экспрессивностью.

В троллейбусе. Мужчина (примерно 40-45 лет):

Слушай, а как это ему удалось от армии откосить? Недавно мне впаривал, что нет бабла вообще. И вот в итоге пронесло.

Мужчина (примерно 30-45 лет):

Та у них же там крыша есть, не зря ведь ездили в Москву недавно. Только зачем же так темнить, я же не пойду стучать - оно мне надо?

(сентябрь, 2015)

Остается открытым вопрос о нормативности описываемых единиц в публичной коммуникации, где признанные языковые стандарты позволяют ещё сдерживать в той или иной мере экспансию ненормативной просторечной лексики и фразеологии.

Однако нельзя забывать и о том, что сленговые слова и выражения являются потенциальными источниками обогащения общелитературного языка. И в этой связи нельзя не вспомнить слова ещё одного известного ленинградца, тонкого и глубокого знатока русского слова академика Л. В. Щербы о месте арготизмов в Большом академическом словаре, сказанные им на заседании Отдела литературы и языка АН СССР при обсуждении Проекта Словаря в связи с подготовкой первого тома: «Мы здесь читаем о том, что в Словарь не включаются окрашенные, сниженные синонимы литературных слов, также слова узкоинтимного употребления и арготизмы, например: слямзить, стремить, налимониться, шамать. Слово стремить - малоизвестное, но вот налимониться - очень широко распространено, оно очень часто встречается. И если речь идет о том, чтобы его вычеркнуть, то я боюсь, что придется очень много слов вычеркнуть. И у меня вызывает опасение, как бы наш Академический словарь не пошел по тому же самому пути, по которому пошел в своё время словарь Французской академии, который на несколько столетий задержал развитие французского языка. Мне просто страшно делается при такой мысли.

2. Пополнения словарного состава общего сленга


2.1Образование единиц общего сленга


В состав общего сленга на любом этапе его существования входят слова различного происхождения:

заимствования из различных языков: шмотки - одежда из польского, баксы, грины из английского, ср. bucks мн. ч., амер. сленг доллары, the green субст. прилаг., амер. сленг доллары, букв. зелень; фазенда - дача, дачный домик из испанского; кальки - подкласс заимствований: зеленые, зелень с англ. the greens, капуста -деньги c англ. cabbage;

заимствования из жаргонов различных субкультур, противостоящих нормам, принятым в данном обществе:

·из тюремно-лагерного и воровского жаргона: понт - кураж, спесь, беспредел - вопиющее нарушение норм, мочить - убивать;

·из жаргона различных криминальных группировок: разборка - выяснение отношений, стрелка - встреча;

·изржаргона наркоманов: кайф -удовольствие, дурь - наркотики, ширяться - колоться наркотиками.

Многие из этих слов в сленге получили семантическое развитие, благодаря которому стали менее специализированными. Так, слово кайф в жаргоне наркоманов имело значение состояние, достигнутое в результате приема наркотиков, беспредел в криминальном жаргоне - восстание на зоне, сопровождающееся кровопролитием, разборка -выяснение отношений между криминальными группировками; стрелка - встреча, часто сопровождающаяся перестрелкой и выяснением отношений.

-ткакт дериваты слов литературного языка: ужасник и ужастик - фильм ужасов и страшная история вообще от ужас; памятник - член общества «Память»; фальшак - фальшивые деньги и подделка вообще; чернуха - фильм, а затем любое произведение искусства, рисующее все в черном свете.

Примерно половина единиц общего сленга по своему происхождению

производные значения слов литературного языка: кинуть - обмануть, раскрутить - создать кому-нибудь рекламу и заставить выложиться, сдать кого-то - предать и т.д.


2.2Роль источников пополнения общего сленга


Рассмотрим, какова роль каждого из этих источников пополнения словарного состава общего сленга в течение последних трех лет.

В начале последнего периода развития общего сленга важную роль играли заимствования. Именно тогда в общем сленге (в некоторых случаях через посредство молодежного жаргона) появились такие слова, как баксы и грины, гирла - девушка от англ. girl , диск - пластинкаот англ. disc, мэн - мужчина, креза - сумасшествие, фэн и фанат - болельщик, хит - нечто, имеющее бешеный успех, хакер - взломщик файлов3. Непосредственно из итальянского языка пришло слово путана, а из испанского - фазенда. В это же время появились такие кальки, как крутой - самый лучший, соответствующий групповым стандартам (ср. cool, амер. сленг сохраняющий спокойствие в любой ситуации, соответствующий групповым стандартам), зеленые - доллары(ср. the greens, амер. сленг), капуста - деньги(ср. cabbage, амер. сленг банкноты, букв. капуста), ночные бабочки - проститутки (ср. night flies, амер. сленг проститутки, букв. ночные бабочки), травка - марихуана (ср. grass, амер. сленг марихуана, букв. трава). За последние три года не встретилось ни одного примера нового заимствования или кальки.

Прекратил пополнять общий сленг и такой источник, как жаргон наркоманов, давший также довольно много единиц в середине 80-х - начале 90-х гг., например, кайф, сесть / подсесть на иглу - пристраститься к наркотикам, дурь, ширяться и ширево, колеса - таблетки транквилизаторов, глюки - галлюцинации, машинка - шприц. Все эти слова продолжают активно употребляться, но новых заимствований из жаргона наркоманов в общем сленге не появляется.

Мощным источником пополнения сленга продолжает оставаться воровское и тюремное арго. Примеры: взросляк - тюрьма для взрослых; малолетка - колония для несовершеннолетних;дурка - психиатрическая больница, забить стрелку - устроить драку; закрыть (на тюрьму) - посадить в тюрьму; крот - вор, работающий в метро, маза - выгода; махла, махач - драка.

По-прежнему очень важную роль играет образование новых единиц сленга от единиц литературного языка. С одной стороны, продолжают появляться новые сленговые слова литературного языка, например, подвинуть - переместить на менее значимую должность или позицию ; командировка - поездка без определенной цели, слить (информацию) - намеренно сделать информацию известной. C другой стороны, появляются новые сленговые производные слова, образованные от основ литературного языка по различным словообразовательным моделям: крупняк - следователь по важным делам; журналер - журналист, мобила - мобильник, чрезвычайка - чрезвычайное происшествие, невезуха - невезение с популярным суффиксом -ух(а), эпохалка, ср. нетленка - от нетленный.

Гораздо более важную роль, чем раньше, в последние три года играет образование общего сленга от сленговых же единиц.

Возникают производные слова, образованные от сленговых основ, - например, прилагательные кинутый (прилаг. от кинуть); улетный (высокая оценка; ср. убойный и забойный); абстрактные существительные, обозначающие результат действия, которое описывает глагол: отрыв от оторваться -получить удовольствие, оттяг от оттянуться с тем же значением; развод отразвести - вынудить сделать что-либо.

Нужноротметитьрактивизациюрразработкиротдельныхрсловообразовательных гнезд. В частности, это ряд производных от глагола мочить - убивать- мочиловка, мочилово и мочильщик; ряд производныхоот крыша -защита, покровительство крышевать, крышевание, крышующий; производные от прессовать - оказывать давление - прессование, пресс-хата; от лох -лохотрон, лохотронщик; бомбила - шофер такси от бомбить - зарабатывать деньги.

Активизируются отдельные модели словообразования - образование названий лиц от сленговых основ с суффиксом щик: беспредельщик, понтярщик; образование существительных среднего рода со значением деятельности от глаголов НСВ с помощью суффикса -ов(о): кидалово - обман, косилово - уклонение от чего-либо, в частности от армии, под предлогом несуществующей болезни; махалово - драка, стебалово - разговоры ради самих разговоров. Этот суффикс заменил активный в предыдущие периоды развития сленга суффикс -овк(а), ср. махаловка - драка, обдираловка, тошниловка, рыгаловка - столовая.

Другой способ, который активизируется, - бессуффиксальное образование существительных, оформленных по женскому роду, от основ как литературных, так и сленговых глаголов:подстава - подвох, заява - заявление, предъява - действие по глаголу предъявить.

Уже существующие сленговые значения слов мотивируют новые сленговые значения, например, засвечивать, светить -проявлять, демонстрировать что-то; например: Везешь деньги - несвети их. Бумажник держи ближе к сердцу - щипач лицом к лицу редко работает от светить - обнаруживать кого-то; мочить -унитожать от рмочить -убивать; отмывание (машин) - представление чего-либо как полученного законным путем от отмывать деньги; отслюнить - взять деньги с кого-то, например: За кусок ламинированного картона с них отслюнили по 60 тогдашних тысяч рублей (Новые Известия, 30.07.99) - от отслюнить - дать (деньги).

Характерная особенность рассматриваемого периода - появление синонимов уже существующих единиц сленга, например, братан в том же значении бандит, что и браток; вести - то же, что пасти неустанно следовать за кем-то; делаться под кого-то подражать кому-то - синоним выражения косить под кого-то; накатить - синоним наехать высказать угрозы; в свою очередь, накат - синоним слова наезд; кроме того, возникает слово откат - отступное, которое платят, чтобы избежать наезда, или наката; пачковаться - собираться группами - синоним кучковаться; подслушка подслушивающее устройство - синонимпрослушки, конкретный - синоним слова четкий - обладающий ярко выраженными качествами; база - квартира, по аналогии с уже существующим словом хаза; втирать - внушать какую-то идею, близко к значению слова впаривать - вынуждать купить что-либо;улетный - синоним уже существующих в сленге прилагательных забойный и убойный.

В первые годы перестройки общий сленг вел себя очень агрессивно: он вторгался во все новые области жизни, черпая единицы для их обслуживания из самых разных источников. Яркость и новизна общего сленга делали его привлекательным для всех носителей русского языка, стремившихся сделать свою речь более экспрессивной или противопоставить себя кому-то. На вопрос, почему они так стремятся употреблять сленг в своей речи, хорошо образованные, владеющие литературным языком и вполне благополучные студенты 3-го курса университета ответили: «Потому что мы хотим отличаться от предыдущих поколений».

За последние три года области жизни, которые охватывает общий сленг, не изменились, они лишь стали более детально разрабатываться - появляются синонимы, антонимы уже существующих слов, производные с абстрактным значением. Круг источников общего сленга сузился. Новые слова возникают во многих случаях на основе уже существующих - иначе говоря, происходит разработка уже имеющегося словарного запаса. Наступает, по-видимому, период стабилизации общего сленга. Это внушает надежду на то, что в будущем наступит некоторый спад употребления сленга, а значит, преподавателям русского языка нужно запастись терпением и не форсировать этот процесс. Любая попытка подавить или запретить употребление сленга может вызвать обратную реакцию, которая приведет к его новому взрывному развитию.



Вывод


Тщательно изучив такое понятие, как «общий сленг», можно сделать следующие выводы:

.Общий сленг -

·это относительно устойчивый для определённого периода, широкоупотребительный, стилистически маркированный (сниженный) пласт экспрессивно-эмотивной лексики, обозначающей бытовые явления, предметы, процессы и признаки;

·это не детерминированный социальными параметрами компонент городского просторечия, источником которого являются самые разнообразные социолекты (в наибольшей мере - молодёжный сленг и уголовный жаргон);

·это неоднородный по степени приближения к литературному стандарту язык;

·это использующийся говорящими язык, преимущественно для выражения своих чувств и оценок, связанных с предметом речи, а также в качестве элемента языковой игры.

.Следует признать, что всесторонне обоснованной системы критериев отнесения нестандартных языковых единиц к общему сленгу в русистике не существует. Исследователями лишь указываются отдельные признаки, по которым тот или иной сленгизм может быть причислен к общему сленгу.

.В состав общего сленга на любом этапе его существования входят слова различного происхождения.

.Круг источников общего сленга сузился. Новые слова возникают во многих случаях на основе уже существующих - иначе говоря, происходит разработка уже имеющегося словарного запаса.

.Любая попытка запретить употребление сленга может вызвать обратную реакцию, которая приведет к его новому развитию.

Заключение


Внимание к проблеме общего сленга важно и актуально в связи с теми процессами, которые происходят сегодня в языке: современный русский язык характеризуется экспансией нелитературных единиц. Значительное место в этом процессе занимают сленгизмы, широко распространённые не только в сфере устного общения населения страны, но и в текстах современной художественной литературы и в СМИ. В результате такого использования сленговых единиц происходит снижение общепонятности текстов для людей. Необходимо целесообразное и дозированное использование подобных единиц в стилистических средствах. Всестороннее изучение сленга необходимо для разъяснений и рекомендаций по поводу использования сленгизмов как в публицистике и художественной литературе, так и в живой речи молодёжи.

Сленг очень интересен для лингвиста: это та лаборатория, в которой все свойственные живому языку процессы, не сдерживаемые давлением нормы, происходят во много раз быстрее и доступны непосредственному наблюдению. Надо заметить, что все социальные диалекты, к которым относится и сленг, в отличие от территориальных диалектов, никогда не бывают первым и единственным способом коммуникации для тех, кто ими пользуется.

В данном исследовании была предпринята попытка определить общий сленг как один из социальных вариантов русского языка, рассмотрев его как лингвистическую, так и мировоззренческую подсистему. В данной работе подробно рассмотрены способы номинации общего сленга в аспекте выявления продуктивных и непродуктивных способов пополнения словарного состава сленга. Появление большого количества синонимов и антонимов у уже существующих сленгизмов говорит о том, что современный сленг детально разрабатывает определённые области и сферы жизни молодых людей.

Изучение фактического материала показывает, что сегодня в речи населения активно функционирует большое количество сленговых единиц, источники которых весьма различны. Указанная генетически разнородная лексика имеет определённые сферы и условия функционирования (повседневное бытовое общение, однородная социально-возрастная среда или такая, которая допускает непринуждённость общения) и характеризуется выраженной оценочной и эмоционально-экспрессивной значимостью.

Эта лексика также обладает незначительными потенциальными возможностями для вхождения в литературный язык. В функциональном развитии лексических единиц можно наметить следующие тенденции:

) продвижение лексических единиц от периферии к центру литературного языка и слияние с экспрессивным просторечием;

) функционирование лексических единиц в ограниченной социально-возрастной среде в качестве своеобразных экспрессивных средств;

) выпадение из речевого употребления слов, утративших или не получивших способность быть средством экспрессивного наименования.

Но следует считаться с тем, что сленг - это объективная реальность. Он не может исчезнуть, раствориться в общем языке под влиянием отточенных норм литературного языка даже при большом желании.

Основные трудности изучения общего сленга заключаются в его смешанном характере, в нечёткости, размытости его границ и в его динамической природе. Данное исследование показывает, что общему сленгу, как социальному варианту языка, свойственна некоторая размытость границ. Вычленить его как замкнутую подсистему, как объект наблюдения можно только условно.


Библиографический список


1. Бодуэн де Куртенэ, 1963: Бодуэн де Куртенэ И. А. Предисловие к новому, исправленному и дополненному, изданию Словаря Даля // И. А. Бодуэн де Куртенэ. Избр. труды по общему языкознанию. - Т. II. - М., 1963.

. Бондалетов 1987: Бондалетов В. Д. Социальная лингвистика. М., 1987.

. Вепрева 2002: Вепрева И. Т. Языковая рефлексия в постсоветскую эпоху. - Екатеринбург, 2002.

. Ермакова /Земская /Розина 1999: Ермакова О. П., Земская Е. А., Розина Р. И. Слова, с которыми мы все встречались: Толковый словарь общего жаргона. - М., 1999.

. Капанадзе 1989: Капанадзе Л. А. Современное городское просторечие и литературный язык // Городское просторечие: проблемы изучения. М., 1984

. Крысин 1989: Крысин Л. П. Социолингвистические аспекты изучения современного русского языка. - М., 1989.

. Кудрявцева 2001 а: Кудрявцева Л. А. Русское городское просторечие: Киев - 2000 // Русистика. - Вып. 1. - Киев, 2001. - С. 4-9.

. Кудрявцева 2001 б: Кудрявцева Л. А. Роль газетной коммуникации в формированиии общего сленга в современном русском языке // Язык средств массовой информации как обьект междисциплинарного исследования. - М., 2001.

. Кудрявцева 2001 в: Кудрявцева Л. В. Русский язык на Украине: русское городское просторечие конца ХХ ст. // Русский язык: исторические судьбы и современность. - Москва, 2001.

. Кудрявцева 2002 а: Кудрявцева Л. А. Общий сленг в русском языке // Владимир Иванович Даль и современные филологические исследования. - Киев, 2002.

. Кудрявцева 2002 б: Кудрявцева Л. А. Формирование общего сленга в русском языке и отражение этого процесса в СМИ // В пространстве филологии. - Донецк, 2002.

. Кудрявцева 2004: Кудрявцева Л. А. Живая речь - язык СМИ - общелитературный язык: аспекты взаимодействия // Актуальные проблемы вербальной коммуникации: Язык и общество. Сб. научн. тр. / Под общей ред. Л. А. Кудрявцевой. - Киев, 2004. - С. 61-65.

. Кудрявцева 2005 а: Новое русское просторечие // Лексико-грамматические инновации в современных славянских языках. - Днепропетровск, 2005.

. Кудрявцева 2005 б: Кудрявцева Л. А. О новом русском просторечии и его месте в системе национального языка // Русский язык, литература, культура в школе и вузе. - № 1. - Киев, 2005.

15. Kudryavtseva 2005 в: Kudryavtseva Ludmila. The impact of Mass Media on the Formation of General Slang in Modern Russian Language // Amades. - № 2/05. -Mannheim, 2005.

16. Кудрявцева 2005 с: Кудрявцева Л. А. Киевская городская речь: просторечие и общий сленг // Русский язык и литература. Проблемы изучения и преподавания в школах и высших учебных заведениях Украины. - Киев, 2005.

. Ларин 1977: Ларин Б. А. О лингвистическом изучении города // Ларин Б. А. История русского языка и общее языкознание. - М., 1977.

. Мокиенко 1995: Мокиенко В. М. Словарь бранной лексики. Матизмы. Обсценизмы. Эвфемизмы. Berlin, 1995.

19. Национальный корпус русского языка <https://www.google.ru/url?sa=t&rct=j&q=&esrc=s&source=web&cd=1&cad=rja&uact=8&ved=0ahUKEwjsovaIluHJAhWHhywKHbW3B7sQFggbMAA&url=http%3A%2F%2Fwww.ruscorpora.ru%2F&usg=AFQjCNGs7FuiMhNPi6-P_1VTqNbUeq2iMw&bvm=bv.110151844,d.bGg>. Основной корпус. Поиск точных форм. URL: #"justify">20. Стенограмма заседания ОЛЯ АН СССР от 26.05.1939 г. // Современная русская лексикография. 1981. М., 1983. С. 156-157.

. Филин 1973: Филин Ф. П. О структуре современного русского литературного языка // Вопросы языкознания. 1973. № 2. С. 7.

. Химик 2000: Химик В. В. Поэтика низкого, или Просторечие как культурный феномен. - СПб., 2000.