Тема: Феномен релятивизма: этический аспект

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Философия
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    30,53 Кб
Феномен релятивизма: этический аспект
Феномен релятивизма: этический аспект
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

БЕЛОРУССКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

ФАКУЛЬТЕТ ФИЛОСОФИИ И СОЦИАЛЬНЫХ НАУК

КАФЕДРА ФИЛОСОФИИ КУЛЬТУРЫ








Курсовая работа на тему:

Феномен релятивизма: этический аспект


Курсовая работа студентки

курса отделения философии

Заочной формы обучения

Марченко Светланы Николаевны.






МИНСК 2011

Оглавление

Введение

1. Понятие и основные направления релятивизма

1.1 Понятие релятивизма

1.2 Основные направления релятивизма

Выводы по 1 главе

2. Этические аспекты релятивизма

2.1 Теоретико-гносеологические корни и сущность этического релятивизма

2.2 Аргумент несогласия - одна из ключевых позиций этического релятивизма

Выводы по 2 главе

Заключение

Список использованных источников

Введение

Вопрос объективности нравственных ценностей не раз поднимался в рамках философских учений. История философии знакомит нас с позициями великих мыслителей прошлого, опиравшихся на очень весомые аргументы в пользу своего подхода к нравственности. Сократ и Платон, Аристотель и стоики, Августин, Фома Аквинский, Лейбниц, Кант, Гуссерль, Шелер, Д. Гильдебранд и многие другие поддерживали в основном точку зрения нравственного объективизма. В свою очередь, софисты Спиноза, Гоббс, Юм, Ницше, Конт, представители критического рационализма, структурализма были в общем сторонниками релятивизма.

В наше время преобладает релятивистский подход к нравственности, его влияние на повседневный образ мысли обычных людей сказывается на их нравственных убеждениях и нормативной этике, которая непосредственно направляет их поведение. В этом смысле данная тема в настоящее время особенно актуальна: именно сегодня наиболее ярко проявляются отрицательные следствия релятивистских концепций, об этом уже давно говорят многие общественные деятели - социологи, педагоги, политики, философы. Поэтому так важно вновь вернуться к этому вопросу и проанализировать его.

Характеристики релятивизма и нравственного субъективизма можно найти в трудах Сократа и Платона, а также Т. Гоббса и Д. Юма, которые фактически являются основоположниками их в Новое время, в работах экзистенциалистов. Большое значение при изучении данного вопроса играют труды американского философа Х. Патнема.

Некоторые испанские авторы продолжают развивать эти философские теории и в наше время (Л. Родригес Дупла, X. Гарсия Норро и X. Паласиос). В современной Испании очень популярна так называемая "гражданская этика", которая предлагается как метод нравственного воспитания в ситуации общественного плюрализма, а, следовательно, социального релятивизма [7, с.409].

Объект исследования курсовой работы - феномен релятивизма в целом, а ее предмет - этический аспект его исследования.

Цель курсовой работы: рассмотреть сущность этического релятивизма в рамках исторически сложившихся европейских философских традиций.

Задачи курсовой работы:

выяснить сущность феномена релятивизма;

рассмотреть и выявить главные особенности различных направлений релятивизма;

рассмотреть теоретико-гносеологические корни и выявить сущность этического релятивизма;

изучить аргумент несогласия как ключевую позицию этического релятивизма.

Изучение сущности проблемы релятивизма и весомости его аргументов определило методологию работы. Полагаем необходимым использовать феноменологический подход в изучении релятивизма, а также включить аналитические методы исследования. Теоретическую базу работы составили труды таких ученых и мыслителей, как Т.В. Адорно, Р. Арон, О.Ф. Больнов, Ю.Г. Волков, Д. Гильдебранд, А.Ф. Зотов, Ю. Мельвиль, Г.Г. Кириленко, Е.В. Шевцов, Г.Д. Левин, В.И. Ленин, Е.А. Мамчур, С.Н. Мареев, Б.В. Марков, А.А. Грицанов, В.С. Пазенок, Д. Пассмор, Х. Пантем, В.Н. Порус, А. Сокал, В. атаркевич, В. Ивин, И.Т. Фролов и др.

Основу понятийно-категориального аппарата работы составляют следующие понятия.

Релятивизм - методологический принцип, состоящий в метафизической абсолютизации относительности и условности содержания познания.

Скептицизм - учение, впервые обоснованное Пирроном из Элиды в конце 4 в. до н.э. Пиррон впервые придал систематически законченную форму издавна распространенным в Древней Греции сомнениям в познавательной ценности чувственности. К скепсису подобного рода Пиррон добавил моральный и логический скептицизм, заявляя, что никогда не может быть рационального основания для того, чтобы предпочесть один порядок действия другому. Скептицизм отрицал возможность достоверного знания и не верил в возможность рационального обоснования нравственных норм [14, с. 620].

Рационализм - направление в гносеологии и праксеологии, признающее приоритет разума человека как в познании, так и в деятельности по отношению к чувственным формам познания (ощущениям, восприятиям, представлениям) [14, с. 565].

Структурализм - обозначение в целом неоднородной сферы гуманитарных исследований, избирающих своим предметом совокупность инвариантных отношений (структур) в динамике различных систем. Доминантой структуралистского мышления выступает рассмотрение всего разнообразия культурных феноменов сквозь призму языка как формообразующего принципа и ориентация на семиотику, изучающую внутреннее строение знака и механизмы означения в противоположность англо-саксонской семиологии, занимающейся преимущественно проблемами референции и классификации знаков [14, с.686].

Плюрализм - философско-мировоззренческая позиция, утверждающая множество интересов, видов бытия, идей, взглядов, социальных институтов, не сводимых к чему-то единому и независимых друг от друга. Суть плюрализма в признании им противоречий как источника социального прогресса, стимулировании многообразия общественной жизни с вытекающими отсюда оппозицией, конфликтами и конкуренцией. Разрешение этих противоречий предполагается демократически, в рамках закона [14, с.525].

Догматизм - это разновидность некритического способа мышления, оперирующего догмами, то есть неизменными положениями, принимаемыми на веру без доказательств, без учета конкретных обстоятельств места и времени, на основе слепого подчинения авторитету [14, с.224].

Субъективизм - убеждение в полной субъективности не только оценок, но и описаний; отказ от требования стремиться к максимальной объективности в каких-то отдельных или даже во всех областях (в науке, морали, искусстве и т.д.) [23, с.734].

Экзистенциализм - или философия существования, - одно из крупнейших направлений философии 20 в. Принимая кьеркегоровское понятие экзистенции и связанное с ним противопоставление явлений жизненного ряда (вера, надежда, боль, страдание, нужда, заботы и тревоги, любовь, страсть, болезнь и т.п.) и явлений познавательного ряда, они развивают идею онтологической самостоятельности, устойчивости и конститутивности явлений жизни и их нередуцируемости к познанию. Экзистенция, центральное понятие экзистенциализма, определяется как специфически человеческий способ существовать в мире: в отличие от простого (самотождественного) бытия вещи, человек есть несовпадение с самим собой, присутствие с собой и с миром; он - не некая "устойчивая субстанция", а "беспрерывная неустойчивость", "отрыв всем телом от себя", постоянное выступание вовне, в мир. Человек должен постоянно делать себя человеком, его бытие есть постоянная постановка себя под вопрос, и он "должен быть тем, что он есть", а не "просто быть" [14, с.833].

Персонализм - концепция человека в современной христианской философии, фундированная характерной для теизма персонификацией Бога, инспирирующей остро значимую акцентировку неповторимости и максимальной ценности личности как таковой. Развивается мыслителями как католической, так и отчасти протестантской ориентации, в единичных случаях оформляются на базе православия или как внеконфессиональная [14, с.513].

Этноцентризм - свойство индивида, социальных групп и общностей (как носителей этнического самосознания) воспринимать и оценивать жизненные явления сквозь призму традиций и ценностей собственной этнической общности, выступающей в качестве некоего всеобщего эталона или оптимума. Этноцентризм отражает и одновременно воспроизводит единство этнической группы перед лицом внешнего мира [14, с.856].

Диалектический материализм - самообозначение диалектической философии объективистского типа. Квинтэссенцией диалектического материализма правомерно считать следующие интеллектуальные допущения и гипотезы:

) Придание перманентным изменениям в обществе и природе статуса атрибутивных для реальности как таковой; "вечных" истин, как и абсолютных ценностей, согласно диалектическому материализму, не существует: моральные нормы, содержание любых понятий исторически изменчивы.

) Природной реальности имманентно присущ внутренний механизм, потенциально содержащий как перспективу эволюции неорганического мира до состояния мира разумных людей, так и интенцию его последующей трансформации в коммунистическое общество, формирование которого означает завершение этапа "предистории" людей.

) Суть изменений в обществе и природе может быть описана с помощью умопостигаемых абстрактных законов диалектики - закона взаимоперехода количественных изменений в качественные, закона единства и борьбы противоположностей, закона отрицания отрицания [14, с.214].

Эмпиризм - (греч. empeiria - опыт) - направление в теории познания, признающее чувственный опыт источником знаний и утверждающее, что все знание основывается на опыте. При этом, другая познавательная способность человека - разум - рассматривается в эмпиризме только как сочетание и перекомпоновка того материала, который дан нам в опыте, а также как способность, в принципе ничего не добавляющая к содержанию нашего знания. В методологическом плане эмпиризм - это принцип, согласно которому жизненная практика, мораль и наука должны базироваться исключительно на соответствующем опыте [14, с.845].

Идеализм - термин, введенный в 18 в. для интегрального обозначения философских концепций, ориентированных в интерпретации мироустройства и миропознания на семантическое и аксиологическое доминирование духовного [14, с.253].

релятивизм этический нравственный субъективизм

1. Понятие и основные направления релятивизма

1.1 Понятие релятивизма

Релятивизм (от лат. relativus - относительный) представляет собой методологический принцип, состоящий в метафизической абсолютизации относительности и условности содержания познания. Релятивизм проистекает из одностороннего подчеркивания постоянной изменчивости действительности и отрицания относительной устойчивости вещей и явлений. Гносеологические корни релятивизма - отказ от признания преемственности в развитии знания, преувеличение зависимости процесса познания от его условий (например, от биологических потребностей субъекта, его психического состояния или наличных логических форм и теоретических средств). Факт развития познания, в ходе которого преодолевается любой достигнутый уровень знания, релятивисты рассматривают как доказательство его неистинности, субъективности, что приводит к отрицанию объективности познания вообще, к агностицизму.

Релятивизм как методологическая установка восходит к учению древнегреческих софистов: из тезиса Протагора "человек есть мера всех вещей." следует признание основой познания только текучей чувственности, не отражающей каких-либо объективных и устойчивых явлений. Элементы релятивизма характерны для античного скептицизма: обнаруживая неполноту и условность знаний, зависимость их от исторических условий процесса познания, скептицизм преувеличивает значение этих моментов, истолковывает их как свидетельство недостоверности всякого знания вообще [1, с.147].

Аргументы релятивизма философы 16-18 вв. (Э. Роттердамский, М. Монтень, П. Бейль) использовали для критики догматов религии и основоположений метафизики. Иную роль релятивизм играет в идеалистическом эмпиризм (Дж. Беркли, Д. Юм; махизм, прагматизм, неопозитивизм). Абсолютизация относительности, условности и субъективности познания, вытекающая из сведения процесса познания к эмпирическому описанию содержания ощущений, служит здесь обоснованием субъективизма.

Определенное влияние релятивизм приобрёл на рубеже 19-20 вв. в связи с философским осмыслением революции в физике. Опираясь на метафизическую теорию познания, игнорируя принцип историзма при анализе изменения научного знания, некоторые учёные и философы говорили об абсолютной относительности знаний (Э. Мах, И. Петцольдт), о полной их условности (Ж.А. Пуанкаре) и т.п. [23, с.564].

Релятивизм как принцип понимания истории характерен для субъективно-идеалистических течений в так называемой буржуазной философии истории. Отрицая объективность исторических знаний, некоторые теоретики считают, что оценки и суждения историков крайне относительны и отражают их субъективные переживания, зависимость от определенных политических установок, что всякое воспроизведение исторического процесса является результатом произвола историка [1, с.147, 268].

В разных исторических условиях принципы релятивизма имеют различное социальное значение. В некоторых случаях релятивизм объективно способствовал расшатыванию отживших социальных порядков, догматического мышления и косности. Чаще всего релятивизм является следствием и выражением кризиса общества, попыткой оправдания утраты исторической перспективы в его развитии. Именно поэтому релятивизм присущ ряду направлений так называемой буржуазной философии (экзистенциализм, персонализм) [23, с. 644].

Распространение принципов релятивизма на область нравственных отношений привело к возникновению этического релятивизма, выражающегося в том, что моральным нормам придается крайне относительный, полностью условный и изменчивый характер.

Фактически этический релятивизм ведет к отрицанию возможности создания научной этики. Его сторонники не видят зависимости нравственности от социальных условий и тем более не могут понять существа определяющих ее объективных исторических законов. Этический релятивизм имеет своим следствием оправдание аморализма [24, с. 224].

Релятивизм выступает против догматизма. Но они враждуют лишь на первый взгляд. Релятивизм заложен в социальной и гносеологической позициях скептицизма. Выдвигая сомнение в возможности признания объективной истины, скептицизм тем самым подвергает сомнению и абсолютную истину. Порождаясь скептицизмом, релятивизм также представляет определенный вид догматизма. Если догматизм, поклоняясь абсолютной истине, отрывается от объективного, которое изменяется, то релятивизм, предавшись безудержной мании относительности, тоже упускает объективное содержание.". Положить релятивизм в основу теории познания, значит неизбежно осудить себя либо на абсолютный скептицизм, агностицизм и софистику, либо на субъективизм" [10, с. 139].

Релятивизм всегда связывается с определенной метафизикой. В учении Трёльча становление есть прогрессивное раскрытие сквозь время недоступного Бога. Согласно Шелеру, релятивность, к тому же преодоленная вечно действительной иерархией ценностей, выражает необходимое сотрудничество индивидуальных или сверхиндивидуальных личностей; мир сущностей фрагментарно показывается каждой личности, откуда - необходимость временного рассеивания образов жизни и мысли, чтобы исчерпать интеллигибельный мир. Манхейм представляет себе как некий абсолют историческую тотальность, одновременно являющуюся реальной и многозначительной, как чистый рок, не имеющий ни провиденциального, ни демократического характера. Для французских социологов общества представляют собой принцип и первопричину изменений, а также моральные императивы, поскольку они путаются с социальными императивами, остаются действительными вопреки или из-за своего разнообразия [2, с.348].

Синхронический релятивизм имеет отношение главным образом к вопросу об объективности научного знания, которое можно назвать когнитивным. Вторую разновидность релятивизма уместно охарактеризовать как культурный релятивизм. Хотя культурный релятивизм и связан главным образом с таким стандартом классической рациональности, как относительная автономия науки, он имеет непосредственное отношение и к объективности научного знания: по сути дела автономия это и есть объективность, рассмотренная в историческом плане, в плане функционирования и развития знания в системе исторически сменяющих друг друга систем человеческой культуры как относительно независимого от этих культур [11].

Социальные науки изучают проблему коммуникативного понимания с точки зрения "социальных ролей", посредством так называемой субъективной и объективной интерпретации значения действия (Макс Вебер). С другой стороны, все типизации обыденного мышления сами являются неотъемлемыми элементами конкретно-исторического социокультурного жизненного мира, в котором они приняты как сами собой разумеющиеся и социально одобренные. Их структура определяет, среди прочего, социальное распределение знания, его относительность и релевантность конкретному социальному окружению тех или иных социальных групп в конкретной исторической ситуации. Это узаконенные проблемы релятивизма, историцизма и так называемой социологии знания [26, с.456].

Фактически, релятивизмом можно назвать любую философию, которая утверждает, что значимость текста зависит от индивида и/или социальной группы. В зависимости от природы подразумеваемых высказываний различают разные типы релятивизма: когнитивный или познавательный релятивизм, относящийся к фактуальным суждениям (о том, что есть или предполагается, что есть); этический или моральный релятивизм, относящийся к ценностным суждениям (о том, что хорошо или плохо, желательно или недопустимо); эстетический релятивизм, относящийся к суждениям о художественной ценности (о том, что красиво или безобразно, приятно или неприятно) [19, с.53].

В тезисе "все годится" можно усмотреть и еще один смысл. Действуя на основе произвольно выбранной теории, человек может достичь положительных результатов на практике. Это можно истолковать следующим образом: теории вообще не имеют отношения к практике, поэтому не имеет значения и выбор между ними. В этом варианте релятивизм выступает как воинствующий эмпиризм, как попытка объявить не имеющим практического значения высшее достижение человеческой мысли - теоретическое знание.

Релятивизм важно отличать не только от скептицизма, но и от реляционизма - концепции, согласно которой все определенности бытия (признаки, свойства, качества, количества, формы, структуры и т.д.) можно представить как отношения. Это очень интересная точка зрения, но к релятивизму она отношения не имеет, хотя ее иногда с ним и путают [9].


В различных отраслях человеческих знаний термин релятивизм приобретает своё осмысление (этический релятивизм, лингвистический релятивизм, физический релятивизм и т.п.).

Принцип физического релятивизма в рамках специальной и общей теории относительности и квантовой механики имеет весьма опосредованное отношение к философии релятивизма. Будучи элементом физической теории, данный принцип состоит в переосмыслении понятий классической механики (времени, пространства, массы и пр.). При этом в рамках некоторых интерпретаций современной физики имеет место неправомерное отождествление понятия "наблюдателя" (введено А. Эйнштейном) с введением "субъективного элемента" в сферу физических взаимодействий, а принципа неопределенности В. Гейзенберга - с субъективно-идеалистическим представлением о зависимости реальности от познающего субъекта.

Социально-культурный релятивизм есть акцентирование моментов своеобразия и исторической изменчивости социальных систем (общественных, культурных, языковых), их ситуативной обусловленности, замкнутости и несоизмеримости друг с другом. Данный тип релятивизма обычно восходит к отрицанию линейного развития культуры, к представлению о существовании несоизмеримых форм жизни и мировоззрений, структурирующих мышление людей определенных эпох и культур (Н.Я. Данилевский, О. Шпенглер).

К данному типу релятивизма примыкает гносеологический релятивизм, отвергающий абсолютный характер философских категорий, научных законов, чувственных представлений, кумулятивное развитие знания. Его сторонники подчеркивают нагруженность эмпирических данных теоретическими интерпретациями, зависимость теоретических терминов от включенности в теоретические схемы, обусловленность теорий мировоззренческими системами и социальными конвенциями, функциональную и содержательную зависимость знания и сознания от деятельности и общения, прерывность и неравномерность познавательного процесса.

Моральный релятивизм отрицает абсолютный характер, то есть всеобщность и принудительность морали, подчеркивая условность и ситуативность моральных норм. При этом утрачивается специфика морали как движения от сущего к должному, и мораль подчиняется, как правило, субъективным пристрастиям или общественной целесообразности (крайние варианты гедонизма и утилитаризма, граничащие с аморализмом).

Понятие философского релятивизма есть прямой результат философского спора: оно возникло как форма критической оценки сторонников вышеуказанных типов релятивизма со стороны их оппонентов. Релятивизм разделяет основные принципы историзма, социологизма и функционализма, противоположные позициям субстанциализма и фундаментализма [23, с.567].

Релятивизм метафизический (онтологический) по сути является утверждением, что вещи и их свойства существуют только в отношениях к другому (обычно под ним понимается дух, воспринимающий субъект). Крайним выражением такой точки зрения является, например, позиция Беркли: "То, что говорится о безусловном существовании немыслящих вещей без какого-либо отношения к их воспринимаемости, для меня совершенно непонятно… невозможно, чтобы они имели какое-либо существование вне духов или воспринимающих их мыслящих вещей".

Релятивизм гносеологический представляет собой концепции, объединяемые принципом: все наши знания относительны, они обладают значимостью лишь для определенной точки зрения, а поэтому необъективны. Такой принцип обосновывается по-разному. В философии эмпиризма релятивизм с логической неизбежностью вытекает из признания индивидуального опыта единственным источником знания: если различные индивиды устроены по-разному, обладают различным опытом, то и их знания об одном и том же различны. Первым представителем этой точки зрения в истории философии был, по-видимому, Протагор, утверждавший, что человек есть мера всех вещей. Другой предпосылкой для принятия принципа релятивизма в гносеологии является апелляция к тому, что познаваемая нами действительность находится в постоянном изменении, поэтому наши знания всегда относительны в том смысле, что истинны только в данный момент. В такой точке зрения, во-первых, не учитывается относительная устойчивость вещей и явлений, которая и делает возможным их познание, а во-вторых, вопрос о соответствии наших представлений объекту подменяется вопросом о неизменности этих представлений. Иногда обоснованием релятивизма служит ссылка на то бесспорное обстоятельство, что объект не может быть познан сразу весь и целиком, что поэтому знания о нем со временем изменяются и иногда довольно радикально. Здесь смешивается вопрос об объективности наших знаний с вопросом об их полноте, то есть объективным считается лишь окончательное, абсолютное знание, но поскольку таковое невозможно, факт изменения знаний рассматривается как доказательство их неистинности [23, с.569].

Этноцентризм препятствует научному исследованию культуры. Нельзя понять поведение других народов, если интерпретировать его в контексте собственных ценностей, убеждений и мотивов. Вместо этого необходимо рассматривать их поведение в свете присущих им ценностей, убеждений и мотивов. При таком подходе, который носит название "культурный релятивизм", поведение народа рассматривается с точки зрения его собственной культуры. В противовес этноцентризму культурный релятивизм разделяет свободный от оценочных суждений или нейтральный подход, предложенный М. Вебером [5, с.343]

Средневековье породило еще и эстетический релятивизм. Его можно обнаружить у одного из тех мыслителей XIII века, которые зависели от арабов, в частности у Вителона. В своих эстетических выводах он шел за Альгазеном. Оба интересовались прекрасным главным образом с психологической точки зрения: как человек реагирует на прекрасное? Однако прекрасное они трактовали как свойство вещи не менее объективное, чем форма и величина. Все, что нам известно, известно из опыта, а опыт нам демонстрирует вещи прекрасные и отвратительные. Альгазен не спрашивал, безошибочен ли здесь человеческий опыт. Зато Вителон, обойдя своего учителя, поставил этот вопрос. И вынужден был на него ответить отрицательно. Одни цвета - писал он - нравятся маврам, а другие - скандинавам. Особенно это зависит от привычек, которые формируют предрасположенность человека, а "кто какой обладает предрасположенностью (proprius mos), такой и оценкой прекрасного" [20, с.148].

Вителон пришел к релятивизму, а не к субъективизму; различные люди по разному рассуждают о прекрасном, но различия происходят не только от субъективности прекрасного, но также от того, что одни рассуждают правильно, а другие ошибочно.

В эстетике имеют место и другие, подобные споры, в частности такой: если вещь прекрасна для одного, то является ли она таковой для всех, или же может быть прекрасна для одних, и отвратительна для других? Здесь предметом спора является уже не субъективизм, но эстетический релятивизм. Когда Платон утверждает, что вещи прекрасны "сами по себе", то он отрицает эстетический субъективизм, а когда утверждает, что они прекрасны "всегда", то отрицает релятивизм. А когда Юм к процитированному суждению добавляет, что "что каждый ум наблюдает различное прекрасное", то соединяет с субъективизмом релятивизм. Однако соединение этих двух взглядов не является необходимым: история эстетики знает субъективизм без релятивизма и релятивизм без субъективизма [20, с.149].

Релятивизм в эстетике может быть связан с отрицанием общечеловеческого содержания в истинных произведениях искусства, отрицанием преемственности между различными направлениями искусства. В СССР такой релятивизм был характерен для Пролеткульта, Лефа и т.д. [23, с.748].

Как философская концепция релятивизм стал особенно модным на рубеже 19 и 20 вв., когда физики и философы, придерживающиеся старых, наивно-материалистических представлений о веществе (которое отождествлялось с материей), о массе и т.д., столкнулись с новыми физическими теориями; их правильное философское осмысление требовало иных, диалектико-материалистических представлений, с точки зрения которых наши знания относительны не в смысле отрицания объективной истины, а в смысле исторической условности приближения их к этой истине. Неумение же или нежелание стать на эту точку зрения приводило к утверждениям об абсолютной относительности знаний, о полной их условности [23, с.749].

В настоящее время "система" является определенного рода представлением объекта, когда оно только "проекция", "модель" и т.д., совпадающее с оригиналом только в "определенном отношении", то иногда считается, что все зависит от того, в какой системе объект рассматривать, какую выбрать "систему отсчета". Иначе говоря, иметь объективную картину действительности, оказывается, вообще нельзя. А если можно, то только как результат некоторой интеграции, суммирования возможно большего числа "проекций" и "моделей". Привилегированной системы нет, как нет привилегированной системы отсчета, - вот конечный вывод подобного рода рассуждений. А это и есть "системный" релятивизм. Он основан на том, что мы не можем, как иногда утверждают, и в определенных пределах правильно утверждают, сравнивать непосредственно некоторую систему и саму реальность, для этого мы должны встать в некоторую "третью" позицию. А для этого мы должны построить более широкую систему теоретических представлений, в которой оказались бы сравнимыми первая система и сама реальность. Но для того чтобы эта третья система могла нам служить надежным критерием для сравнения первой системы с реальностью, она сама должна быть сопоставлена с этой реальностью, а для этого должна быть построена четвертая система и так далее до бесконечности [12].

В качестве следствия жизнефилософского начинания экзистенциализма возник всеобщий релятивизм, грозивший полностью упразднить окончательную безусловность в философии. Недаром философия жизни с особой предрасположенностью соединялась с историческим сознанием, исходившим из разнообразия любых жизненных проявлений у разных народов в разные времена. Жизнь, этот "Сфинкс", в ходе истории постоянно изменяется, и вместе с ней изменяются любые человеческие воззрения и оценки. Нигде тут не должно полагаться чего-то устойчивого.

Здесь нет надобности прослеживать, насколько этот релятивизм укоренен в существе философии жизни, насколько он может быть преодолен посредством более глубокого осмысления ее основ. В любом случае, он имел место как фактическая разработка и определил то положение, исходя из которого понимают выступление экзистенциальной философии. Последняя, в отличие от возникшего таким образом релятивистского растворения и распада, вновь попыталась добыть прочную опору, нечто абсолютное и безусловное, что находилось бы по ту сторону любой возможной изменчивости.

Подобная задача неизбежно возникала внутри философского развития уже из разработок философии жизни и исторического сознания. Однако в том духовном положение что господствовало в Германии по окончании Первой мировой войны, она должна была ощущаться тем более настоятельной и привлекать к себе также и широкие круги общественного сознания. В то время, когда всем прочным порядкам угрожал распад и все обычно считающиеся нерушимыми ценности оказывались сомнительными, то есть тогда, когда релятивизм отныне перестал быть уделом одинокого мышления и начал разлагать объективные жизненные порядки, неминуемо должна была пробудиться потребность в окончательной, безусловной опоре, которая была бы неподвластна стихии этого всеобщего распада. Поскольку же человек разочаровался в любой объективной вере и для него всё стало сомнительным, поскольку все содержательные смыслы жизни были поставлены изменчивостью под вопрос, остался лишь возврат к собственному внутреннему, чтобы здесь, в окончательное предшествующей всем содержательным установкам глуби, добыть ту опору, которая более не принадлежала бы объективному миропорядку. Это предельное, глубинное ядро человека обозначают заимствованным у Кьеркегора понятием существования [3, с.153].

Наличие устойчивых культурных особенностей, "информационного кода", определяющего образ мыслей, чувствования и поведения людей, легло в основу другой концепции философии истории - исторического релятивизма. Не существует общих, одинаковых для всех народов закономерностей. Каждая человеческая общность уникальна. Единая ткань исторического процесса решительно разрывается немецким философом, сторонником "философии жизни" О. Шпенглером (1880-1936). Каждая социальная целостность, "культура" в его терминологии, является уникальным организмом, который расцветает, подобно полевому цветку, на строго ограниченной местности, к которой он остается привязанным навеки. Каждая культура имеет свою душу - некое первоначало, из которого развертывается все богатство конкретных социальных явлений. Душа уникальна, следовательно, скудная линейная схема истории, считал Шпенглер, должна быть заменена на другую историческую реальность, где разнообразие превалирует над единством [8, с.496].

Гносеологические установки Шпенглера, на которых он строит свою историософскую концепцию - это, прежде всего, крайний субъективизм и релятивизм, воинствующий антиинтеллектуализм. Как и для всей философии жизни, исходным понятием для Шпенглера выступает "жизнь". В отличие от Дильтея она отнюдь не сводится к духовной жизни, но включает, как и у Бергсона, сильнейшую биологическую, точнее виталистическую, тенденцию. Шпенглер принимает, правда без подробных объяснений, некое творческое жизненное начало, сходное с жизненным порывом Бергсона, но без присущего тому религиозного оттенка. В этом начале он видит наиболее глубокую основу и исток всей культурной жизни человечества [7, с.419].

Теория познания Шпенглера представляет собой крайнюю форму релятивизма и скептицизма. Для него принципиально не существует знания об объективном мире, а следовательно, и объективной истины. Согласно Шпенглеру, поэтому для подлинного мыслителя нет абсолютно правильных или абсолютно неправильных точек зрения. Все относительно, все изменчиво, все преходяще [7, с.423].

Концепция немецкого философа-экзистенциалиста К. Ясперса (1883-1969) представляет собой еще одну своеобразную попытку разрешения противоречий между идеями исторического прогресса и исторической самобытности - прогрессизма и релятивизма. С его точки зрения, история человечества начинается с доисторической, единой для всех стадии, на которой отсутствует историческое самосознание. На следующей стадии, стадии древних культур, таких, как Египет и Вавилон, происходит разобщение человеческих сообществ, исторический процесс приобретает локальный характер. Наконец, в I тысячелетии до нашей эры, примерно между 800-200 годами до н.э. возникает так называемая осевая эпоха, когда одновременно в Китае, Индии, Персии, Палестине, Древней Греции возникает движение, которое формирует современный тип человека. В осевую эпоху возникают мировые религии, философия, возникает рационально-рефлексивное отношение человека к миру, формируются способности к предельно широким обобщениям. Локальность человеческих сообществ разрушается перед лицом "последних" вопросов бытия. В этот период возникает "философская вера", предполагающая необходимость в нашей жизни прорыва к трансцендентному (запредельному). Философская вера - это своего рода "ученое незнание", осознание ограниченности рациональных методов познания при решении "предельных" вопросов и осознание необходимости постановки этих вопросов. "Ось" связи земного мира с миром Абсолюта, вечности, возникнув однажды, не исчезает. Человек постоянно в той или иной форме соизмеряет себя с Вечностью, а тем самым осуществляет стремление к единству разрозненных исторических событий. На четвертой стадии, в "век науки и техники", это стремление к интеграции человеческих усилий в движении к Абсолюту подкрепляется научными достижениями. Однако процесс этот противоречив и не завершен, история "открыта" [8, с.499].

Фактически, тезис субъективизма неоднократно соединялся с тезисами релятивизма, плюрализма, иррационализма или скептицизма, которые являются результатом схожей минималистской позиции разума, хотя логически они субъективизм не имплицируют, и сами из него не следуют. Отсюда возникла разнородность позиций: субъективизм с релятивизмом и без релятивизма, релятивизм без субъективизма, субъективизм соединенный с плюрализмом или без него и т.д. Схожим образом и объективизм по мере разворачивания истории соединялся с другими теориями, выросшими на фоне максималистской позиции разума [20, с.286].

В философии естественных наук релятивизм нашел свою гносеологическую опору в ныне широко известной концепции несоизмеримости. Авторы этой концепции - Н.Р. Хансон (это он первый ввел в оборот термин "переключение гештальта" и сформулировал представление о сменах теоретических взглядов на мир как о переключениях гештальта), Т. Кун и П. Фейерабенд [11].

Выводы по 1 главе

1.Релятивизм представляет собой методологический принцип, состоящий в метафизической абсолютизации относительности и условности содержания познания. Релятивизм проистекает из одностороннего подчеркивания постоянной изменчивости действительности и отрицания относительной устойчивости вещей и явлений. Гносеологические корни релятивизма - отказ от признания преемственности в развитии знания, преувеличение зависимости процесса познания от его условий (например, от биологических потребностей субъекта, его психического состояния или наличных логических форм и теоретических средств). Факт развития познания, в ходе которого преодолевается любой достигнутый уровень знания, релятивисты рассматривают как доказательство его неистинности, субъективности, что приводит к отрицанию объективности познания вообще, к агностицизму.

2.Релятивизм как методологическая установка восходит к учению древнегреческих софистов, а как принцип понимания истории характерен для субъективно-идеалистических течений в так называемой буржуазной философии истории. Отрицая объективность исторических знаний, некоторые теоретики считают, что оценки и суждения историков крайне относительны и отражают их субъективные переживания, зависимость от определенных политических установок, что всякое воспроизведение исторического процесса является результатом произвола историка.

.В разных исторических условиях принципы релятивизма имеют различное социальное значение. В некоторых случаях релятивизм объективно способствовал расшатыванию отживших социальных порядков, догматического мышления и косности. Чаще всего релятивизм является следствием и выражением кризиса общества, попыткой оправдания утраты исторической перспективы в его развитии. Распространение принципов релятивизма на область нравственных отношений привело к возникновению этического релятивизма, выражающегося в том, что моральным нормам придается крайне относительный, полностью условный и изменчивый характер. Фактически этический релятивизм ведет к отрицанию возможности создания научной этики. Его сторонники не видят зависимости нравственности от социальных условий и тем более не могут понять существа определяющих ее объективных исторических законов. Этический релятивизм имеет своим следствием оправдание аморализма.

.В различных отраслях человеческих знаний термин релятивизм приобретает свое осмысление. Так, можно выделить физический релятивизм, социально-культурный релятивизм, гносеологический релятивизм, моральный релятивизм, философский релятивизм, релятивизм метафизический (онтологический), релятивизм гносеологический, культурный релятивизм, эстетический релятивизм. Также выделяют "системный" релятивизм, всеобщий релятивизм и исторический релятивизм.

2. Этические аспекты релятивизма

2.1 Теоретико-гносеологические корни и сущность этического релятивизма

В.С. Пазенок отмечает [17, с.56], что этический релятивизм не является новым явлением. Он был свойственен и классической социально-философской проблематике, актуализирующейся в особые периоды и фазы общественного развития. Идея относительности моральных взглядов и оценок, стандартов и норм морали уходит своими корнями в глубокую древность. Уже древнекитайские и древнеиндийские философы ставили вопрос о соотношении объективного и субъективного, абсолютного и относительного в морали. Нередко они формулировали ответ на него в духе откровенного релятивизма.

Классическая постановка проблемы этического релятивизма впервые встречается в античной философии, особенно в школах софистов и скептиков. Этический релятивизм как теоретическая система впервые возник именно в школе древнегреческих софистов. Взгляды античных философов - один из теоретических источников этического релятивизма. Этическая проблематика занимала центральное место в учении античных софистов, которые проявляли повышенный интерес к проблемам справедливости, добра, зла. Релятивистский вывод об отсутствии общеобязательных нравственных законов, понятий и воззрений стал своеобразным итогом этических рассуждений софистов и наиболее характерной чертой их учения [17, с.56-57].А.И. Титаренко отмечал, что "древнегреческие мыслители высказали принцип этического релятивизма в таком четкой и совершенной форме, которой могут позавидовать многие "…" приверженцы современного исторического релятивизма" [22, с.73-74].

Отрицание софистами существования общеобязательных законов и правил нравственности, абсолютизация положения о субъективности и произвольности моральных суждений и понятий, условном и договорном характере морали в целом дают, таким образом, основание их считать основоположниками морального релятивизма.

Важным теоретическим источником этического релятивизма явились учения древних скептиков, у которых идеи этического релятивизма были развернуты в целую систему. Релятивизм выступил в качестве методологического принципа всего натурфилософского учения скептиков. Скептики до того абсолютизировали идею относительности морального знания, что пришли к выводу о невозможности применять какие бы то ни было этические оценки [17, с.59; 21, с.95].

Анализируя историю этического релятивизма, В.С. Пазенок делает вывод о том, что зафиксированная античными мыслителями изменчивость и подвижность морали, относительность этических категорий, получившие выразительное оформление в учении софистов и скептиков, составили ядро этического релятивизма. Эта концепция, претерпевшая различные видоизменения в истории общественной мысли, оставалась неизменной в своей сущности, в своих основных посылках [17, с.60].

Большое внимание в своих трудах обоснованию построения моральных систем уделяли такие мыслители Нового времени, как Т. Гобсс, Д. Локк, Д. Юм. Также следует отметить Ф. Бэкона, который особо выделял роль эмоций (аффектов), чувств, симпатий и антипатий в характеристике моральных суждений и понятий.

Некоторые сторонники этического релятивизма обосновывают свои позиции исходя из социологических подходов, являясь представителями культурного этического релятивизма (Э. Дюркгейм, К. Маннгейм).

Одним из этико-философских направлений, в котором наиболее отчетливо выражаются релятивистские идеи, является эмотивизм (Б. Рассел, А. Айер, Ч. Стивенсон, К. Карнап, Г. Райхенбах, Э. Мур). Согласно эмотивизму, все моральные понятия есть ничто иное, как выражение чувств (эмоций) высказывающего их субъекта. Уже поэтому они не имеют объективной значимости, практически не проверяемы, к ним неприложимо понятие истинности. Эмотивисты приходят к выводу, что этические категории носят сугубо условный характер, что все моральные суждения в равной мере произвольны, их нельзя ни доказать, ни опровергнуть. Эмотивизм является типичным образцом релятивистской этики, в нем наиболее выразительно выступают такие черты агностицизм, скептицизм, граничащий с откровенным нигилизмом.

Одной из школ буржуазной релятивистской этики выступает лингвистический анализ морали (С. Тулмин, Р. Хеар, П.Г. Ноуэлл-Смит, Т. Айкен), который в своих основных посылках и принципиальных выводах схожа с эмотивизмом. Главное отличие лингвистического анализа от эмотивизма является критика сторонниками лингвистического анализа наиболее нигилистических выводов и суждений эмотивистов. Для лингвистического анализа характерно стремление смягчить этический релятивизм за счет привлечения логических аргументов, доказывающих относительность моральных норм, принципов и категорий.

Гносеологическими корнями релятивистских концепций морали является абсолютизация момента относительности в содержании моральных представлений, понятий, норм и принципов. Эта особенность определяет общую методологическую платформу этического релятивизма, хотя проявляется она у разных приверженцев данного направления в теории морали по-разному. В одном случае идея относительности моральных представлений очень часто связывается с индивидуальными особенностями познающего субъекта, его психикой (субъективно-индивидуальный, психологический этический релятивизм - софисты, скептики). В другом случае абсолютизируется относительность социальных интересов людей и обусловленных ими этических оценок (социологический, групповой этический релятивизм). Отказ от идеи преемственности, повторяемости в социально-нравственном развитии человечества, абсолютизация, подчеркивание уникальности и относительности моральной культуры данного народа лежат в основе социально-культурного этического релятивизма (У. Самнер, М. Герсковиц).

Проблема истины в области морали, с точки зрения релятивистов, принципиально неразрешима. Положение о плюрализме моральных ценностей в сочетании с утверждением о невозможности рационально обосновать предпочтение одних систем этих ценностей другим в силу их "одинаковой истинности" или "равной неистинности" обусловливает и отношение к проблеме критерия морали. Этот критерий объявляется релятивистами условной и произвольной конструкцией человеческого сознания. Плюрализм критериев морали неизбежно порождает, согласно релятивизму, принцип терпимости, который в свою очередь приобретает различные оттенки - от античной атараксии (полного безразличия) до теоретического оправдания любого типа поведения, что граничит с апологией цинизма, а нередко перерастает в оправдание морального нигилизма и аморализма [17, с.64].

Изучение дефиниции "этический релятивизм" показывает, что все, кто исследуют данную проблему, признают генетическую связь релятивизма в моральной теории с более общим его видом - релятивизмом в обществоведении. В силу этого на этический релятивизм распространяются общие характеристики социального релятивизма.

Этический релятивизм есть методологический принцип познания и истолкования природы морали, в основе которого лежит утверждение о том, что нравственные представления и понятия имеют крайне относительный, условный характер. Общепризнано, что этики-релятивисты отрицают наличие общего и закономерного, объективного в развитие морали, что они абсолютизируют многообразие и изменчивость, наблюдаемые в правах и обычаях различных народов.

Функционально и логически из этического релятивизма следует: субъектно-идеалистическое толкование нравственных понятий, отрицание применимости критерия истинности и ложности к моральным суждениям, утверждение о невозможности создать научную этику.

Таким образом, приходим к выводу, что этический релятивизм как теоретическая система впервые возник в школе древнегреческих софистов. Взгляды античных философов - один из теоретических источников этического релятивизма. Гносеологическими корнями релятивистских концепций морали является абсолютизация момента относительности в содержании моральных представлений, понятий, норм и принципов. Эта особенность определяет общую методологическую платформу этического релятивизма, хотя проявляется она у разных приверженцев данного направления в теории морали по-разному. Этический релятивизм есть методологический принцип познания и истолкования природы морали, в основе которого лежит утверждение о том, что нравственные представления и понятия имеют крайне относительный, условный характер. Функционально и логически из этического релятивизма следует: субъектно-идеалистическое толкование нравственных понятий, отрицание применимости критерия истинности и ложности к моральным суждениям, утверждение о невозможности создать научную этику.

2.2 Аргумент несогласия - одна из ключевых позиций этического релятивизма

Д. Гильдебранд отмечал, что этический релятивизм широко распространен и является господствующей философией морали. Слово "ценность" употребляется в чисто субъективном смысле. Когда говорят о ценностях, то обычно считают само собой разумеющимся, что для каждого очевиден их относительных и субъективный характер [6, с.132].

Большинство моральных релятивистов одновременно исповедуют и ценностный релятивизм, поскольку с теоретической точки зрения они отвергают любую независимую значимость. Но их аргументы часто связаны исключительно с нравственным добром и злом, с этическими нормами, с ценностями, накладывающими на нас моральные обязательства. Некоторые другие ценности, такие как эстетические, они считают столь относительными и субъективными, лишенными всякой объективной значимости, что вообще не видят необходимости доказывать их субъективность; за другими ценностями - это касается, например, жизни, здоровья, демократии - они молчаливо признают объективность, но с теоретической точки зрения они отрицали бы ее. Поэтому главный акцент делается ими на отрицании объективного добра и зла в этическом смысле или по крайней мере в смысле нравственного долга [6, с.134].

Х.М. Вегас полагает, что релятивизм обычно исходит из факта многообразия кодексов поведения, зависящих от эпохи, культуры и т.д., т.е. из несогласия, имеющего место в нравственных вопросах, поэтому он реже встречается в философской среде и чаще в сфере общественных наук. Как правило, такие взгляды распространяются тогда, когда люди сопоставляют свои нравственные убеждения с нравственными убеждениями других народов и культур и тем самым ставят под вопрос свои моральные принципы.

В этом смысле релятивизм внешне может принимать некую действительность нравственных ценностей и норм, но при условии, что они не будут претендовать на абсолютную универсальность, т.е. на их действительность самих по себе, или, говоря иначе, в силу своего содержания. Нормы и ценности действительны лишь в определенных культурных и социальных контекстах. Поэтому нет смысла говорить о действительности одной нормы или ценности вообще, пока не будет определено, в каком контексте ее рассматривают, подобно тому, как в области спорта нельзя ответить на вопрос, законно ли прикасаться к мячу руками, пока мы не уточним, о каком виде спорта идёт речь [5, с.35-36].

Один из аргументов этического релятивизма основан на различии моральных оценок, которые встречаются у разных народов, культурных общностей, в разные исторические эпохи. Согласно этому взгляду, то, что считается хорошим или дурным с нравственной точки зрения, меняется в зависимости от культур и исторических эпох. Для магометанина полигамия нравственно оправдана. Он совершенно не понимает, как можно по этому поводу испытывать угрызения совести. Христианину это кажется безнравственным и развратным [6, с.134].

Антрополог Элман Сервис в свою очередь заявил, что с точки зрения культурного релятивизма неважно, является определенный обычай нравственным или нет, значение имеет та роль, которую он играет в жизни народа. Например, у некоторых инуитских народностей немощных стариков оставляют умирать на холоде. Социологи не оценивают эту практику с точки зрения своего общества, а исследуют ее в контексте инуитской культуры, где такое поведение считается гуманной мерой. Инуиты верят, что в загробном мире у людей будет такое же тело, как и в земной жизни. Поэтому инуиты считают, что поступая таким образом, они сводят к минимуму страдания, которые будут испытывать их близкие в загробном мире. Кроме того, социологи отмечают, что такая практика применяется у народа, жизнь которого полна риска и опасностей, отличается дефицитом ресурсов и поэтому необходимо ограничение численности иждивенцев [4, с.362].

Как справедливо отметил Д. Гильдебранд, можно привести бесчисленное множество примеров подобных разноречивых суждений о том, что является хорошим и дурным в нравственном отношении. Кроме того, можно обнаружить подобные различия в моральных оценках не только при сравнении разных народов и эпох, но и в рамках одной эпохи и даже у одного и того же человека в различные периоды его жизни [6, с.134].

Для каждой культуры, для каждой из ее эпох и для каждого человеческого типа в пределах этой эпохи существует некоторое, вместе с ним данное и для него необходимое миросозерцание, которое для данного времени имеет в себе нечто абсолютное. Оно только не является таковым для других времен. Для нас, людей сегодняшнего дня, существует необходимое миросозерцание, но оно, разумеется, не то, какое было, например, во времена Гете. Понятия истинного и ложного в данном случае неприменимы. Здесь имеют силу лишь понятия глубокого и плоского. Кто мыслит иначе, тот во всяком случае не может мыслить исторически. Всякое живое воззрение, в том числе и изложенное мною, принадлежит определенному времени. Оно выросло из другого воззрения и со временем снова перейдет в другое. На протяжении всей истории точно так же не существует вечно истинных или вечно ложных учений, как в развитии растения нет истинных и ложных ступеней. Все они необходимы, и о той или другой можно только сказать, что она удалась или не удалась по сравнению с тем, что именно в данном случае требовалось. Но совершенно то же самое можно сказать о любом мировоззрении. Это чувствует даже самый строгий систематик. Он характеризует чужие учения, как своевременные или слишком ранние или устарелые, и тем самым допускает, что понятия истинного и ложного имеют силу только, так сказать, для переднего плана науки, но не для ее живой сущности [26, с.143].

Этноцентризм - естественная установка любой народности, проявляющаяся в утверждении собственных случайных исторически сложившихся институтов в качестве общечеловеческих. Не случайно самоназвания многих примитивных народов и означают "человек". С позиций этноцентризма другие народности расцениваются как "детские", варварские или животные. Теория истины выступает одной из форм легитимации собственных притязаний, которая нередко находит практическое воплощение военно-политическими способами. Выход из тупика этноцентризма, завершающегося колониализмом, ищут признающие равноправие любых норм, институтов и притязаний на истину сторонники релятивизма, который в качестве своеобразного противовеса всегда был присущ европейской культуре. Такая толерантность кажется отказом от истины и это исключает возможность оправдания самого релятивизма. Однако на деле релятивист утверждает некую высшую истину, с точки зрения которой все остальные утверждения оказываются относительными, и это четко проявляется, когда дело доходит до собственных убеждений и жизненных интересов релятивиста [13, с.281].

Таким образом, релятивизм обычно исходит из факта многообразия кодексов поведения, зависящих от эпохи, культуры и т.д., т.е. из несогласия, имеющего место в нравственных вопросах. В этом смысле релятивизм внешне может принимать некую действительность нравственных ценностей и норм, но при условии, что они не будут претендовать на абсолютную универсальность, т.е. на их действительность самих по себе, или, говоря иначе, в силу своего содержания. Нормы и ценности действительны лишь в определенных культурных и социальных контекстах. Один из главных аргументов этического релятивизма основан на различии моральных оценок, которые встречаются у разных народов, культурных общностей, в разные исторические эпохи. Согласно этому взгляду, то, что считается хорошим или дурным с нравственной точки зрения, меняется в зависимости от культур и исторических эпох.

Выводы по 2 главе

1.Этический релятивизм как теоретическая система впервые возник в школе древнегреческих софистов. Взгляды античных философов - один из теоретических источников этического релятивизма.

2.Гносеологическими корнями релятивистских концепций морали является абсолютизация момента относительности в содержании моральных представлений, понятий, норм и принципов. Эта особенность определяет общую методологическую платформу этического релятивизма, хотя проявляется она у разных приверженцев данного направления в теории морали по-разному. Этический релятивизм есть методологический принцип познания и истолкования природы морали, в основе которого лежит утверждение о том, что нравственные представления и понятия имеют крайне относительный, условный характер. Функционально и логически из этического релятивизма следует: субъектно-идеалистическое толкование нравственных понятий, отрицание применимости критерия истинности и ложности к моральным суждениям, утверждение о невозможности создать научную этику.

.Релятивизм обычно исходит из факта многообразия кодексов поведения, зависящих от эпохи, культуры и т.д., т.е. из несогласия, имеющего место в нравственных вопросах. В этом смысле релятивизм внешне может принимать некую действительность нравственных ценностей и норм, но при условии, что они не будут претендовать на абсолютную универсальность, т.е. на их действительность самих по себе, или, говоря иначе, в силу своего содержания. Нормы и ценности действительны лишь в определенных культурных и социальных контекстах. Один из главных аргументов этического релятивизма основан на различии моральных оценок, которые встречаются у разных народов, культурных общностей, в разные исторические эпохи. Согласно этому взгляду, то, что считается хорошим или дурным с нравственной точки зрения, меняется в зависимости от культур и исторических эпох.

Заключение

1.Релятивизм представляет собой методологический принцип, состоящий в метафизической абсолютизации относительности и условности содержания познания. Релятивизм проистекает из одностороннего подчеркивания постоянной изменчивости действительности и отрицания относительной устойчивости вещей и явлений. Гносеологические корни релятивизма - отказ от признания преемственности в развитии знания, преувеличение зависимости процесса познания от его условий (например, от биологических потребностей субъекта, его психического состояния или наличных логических форм и теоретических средств). Факт развития познания, в ходе которого преодолевается любой достигнутый уровень знания, релятивисты рассматривают как доказательство его неистинности, субъективности, что приводит к отрицанию объективности познания вообще, к агностицизму.

2.Релятивизм как методологическая установка восходит к учению древнегреческих софистов, а как принцип понимания истории характерен для субъективно-идеалистических течений в так называемой буржуазной философии истории. Отрицая объективность исторических знаний, некоторые теоретики считают, что оценки и суждения историков крайне относительны и отражают их субъективные переживания, зависимость от определенных политических установок, что всякое воспроизведение исторического процесса является результатом произвола историка. Этический релятивизм как теоретическая система впервые возник в школе древнегреческих софистов. Взгляды античных философов - один из теоретических источников этического релятивизма.

.В разных исторических условиях принципы релятивизма имеют различное социальное значение. В некоторых случаях релятивизм объективно способствовал расшатыванию отживших социальных порядков, догматического мышления и косности. Чаще всего релятивизм является следствием и выражением кризиса общества, попыткой оправдания утраты исторической перспективы в его развитии. Распространение принципов релятивизма на область нравственных отношений привело к возникновению этического релятивизма, выражающегося в том, что моральным нормам придается крайне относительный, полностью условный и изменчивый характер. Фактически этический релятивизм ведет к отрицанию возможности создания научной этики. Его сторонники не видят зависимости нравственности от социальных условий и тем более не могут понять существа определяющих ее объективных исторических законов. Этический релятивизм имеет своим следствием оправдание аморализма.

.В различных отраслях человеческих знаний термин релятивизм приобретает свое осмысление. Так, можно выделить физический релятивизм, социально-культурный релятивизм, гносеологический релятивизм, моральный релятивизм, философский релятивизм, релятивизм метафизический (онтологический), релятивизм гносеологический, культурный релятивизм, эстетический релятивизм. Также выделяют "системный" релятивизм, всеобщий релятивизм и исторический релятивизм.

5.Гносеологическими корнями релятивистских концепций морали является абсолютизация момента относительности в содержании моральных представлений, понятий, норм и принципов. Эта особенность определяет общую методологическую платформу этического релятивизма, хотя проявляется она у разных приверженцев данного направления в теории морали по-разному. Этический релятивизм есть методологический принцип познания и истолкования природы морали, в основе которого лежит утверждение о том, что нравственные представления и понятия имеют крайне относительный, условный характер. Функционально и логически из этического релятивизма следует: субъектно-идеалистическое толкование нравственных понятий, отрицание применимости критерия истинности и ложности к моральным суждениям, утверждение о невозможности создать научную этику.

6.Этический релятивизм обычно исходит из факта многообразия кодексов поведения, зависящих от эпохи, культуры и т.д., т.е. из несогласия, имеющего место в нравственных вопросах. В этом смысле релятивизм внешне может принимать некую действительность нравственных ценностей и норм, но при условии, что они не будут претендовать на абсолютную универсальность, т.е. на их действительность самих по себе, или, говоря иначе, в силу своего содержания. Нормы и ценности действительны лишь в определенных культурных и социальных контекстах. Один из главных аргументов этического релятивизма основан на различии моральных оценок, которые встречаются у разных народов, культурных общностей, в разные исторические эпохи. Согласно этому взгляду, то, что считается хорошим или дурным с нравственной точки зрения, меняется в зависимости от культур и исторических эпох.

Список использованных источников

1.Адорно, Т.В. Негативная диалектика / Т.В. Адорно. - М.: Научный мир, 2003. - 298 с.

.Больнов, О.Ф. Философия экзистенциализма: Философия существования / О.Ф. Больнов. - СПб.: Лань, 1999. - 222 с.

.Вегас, Х.М. Ценности и воспитание. Критика нравственного релятивизма / Х.М. Вегас. - СПб.: изд-во С. - Перерб. ун-та; изд-во Рус. христ. гуманит. академии, 2007. - 225 с.

.Волков, Ю.Г. Социология / Ю.Г. Волков [и др.]. - М.: Гардарики, 2003. - 512 с.

.Гильдебран, Д. Этика / Д. Гильдебран. - СПб.: Алетейя, 2001. - 539 с.

.Зотов, А.Ф. Буржуазная философия середины XIX - начала XX века / А.Ф. Зотов, Ю. Мельвиль. - М.: Высш. шк., 1988. - 520 с.

.Кириленко, Г.Г. Философия. Высшее образование / Г. Г Кириленко, Е.В. Шевцов - М.: Филол. о-во "СЛОВО": ООО "Изд-во "ЭКСМО"", 2003. - 672 с.

.Левин, Г.Д. Современный релятивизм / Г.Д. Левин // Вопросы философии. - 2008. - № 8. - С.73-82.

.Ленин В.И. / В.И. Ленин // Полное собрание сочинений: в 55 т. - М., 1963. - т.18.

.Мамчур, Е.А. Релятивизм в трактовке научного знания и критерии научной рациональности / Е.А. Мамчур / Философия науки. Вып.5: Философия науки в поисках новых путей. - М.: ИФ РАН, 1999. - С.10-29.

.Мареев, С.Н. Принцип системности и диалектика // В кн. Принципы материалистической диалектики как теории познания. - М.: 1984. - С.89-131.

.Марков, Б.В. Философская антропология / Б.В. Марков. - СПб.: Питер, 2008. - 352 с.

.Новейший философский словарь / сост.А. А. Грицанов. - Минск: изд.В.М. Скакун, 1998. - 896 с.

.Пассмор, Д. Современные философы / Д. Пассмор. - М. Идея-Пресс, 2002. - 176 с.

.Патнем, Х. Философы и человеческое понимание / Х. Пантем // Современная философия науки. Хрестоматия. - М., 1994. - С.146-163.

.Пазенок, В.С. Апология аморализма: критический очерк буржуазного этического релятивизма / В.С. Пазенок. - М.: Мысль, 1982. - 231 с.

.Порус, В.Н. Рациональность. Наука. Культура / В.Р. Порус. - М., 2002. - 246 с.

.Сокал, А. Интеллектуальные уловки. Критика философии постмодерна / А. Сокал., Ж. Брикмон. - М.: Дом интеллектуальной книги, 2002. - 248 с.

.Татаркевич, В. История шести понятий / В. Татаркевич. - М.: Дом интеллектуальной книги, 2002. - 376 с.

.Титаренко, А.И. Критерий нравственного прогресса: Критич. очерки. - М.: Мысль, 1967. - 190 с.

.Титаренко, А.И. Нравственный прогресс: (Основные ист. черты нравств. прогресса в докоммунист. обществ. экон. формациях). - [М.: Изд. Моск. ун-та], 1969. - 176 с.

.Философский словарь / под ред. И.Т. Фролова. - М.: Политиздат, 1981. - 445 с.

.Философский энциклопедический словарь / гл. редакция: Л.Ф. Ильичёв, П.Н. Федосеев, С.М. Ковалёв, В.Г. Панов. - М.: Сов. Энциклопедия, 1983. - 840 с.

.Шпенглер, О. Пессимизм ли это? Годы решения / О. Шпенглер. - М.: Директ-Медиа, 2007 - 366 с.

26.Шюц, А. Методология социальных наук / А. Шюц // Избранное: Мир, светящийся смыслом. - М.: РОССПЭН, 2004. - 1056 с.

Похожие работы

 
  • Релятивизм и рационализм
    ...встали бы под знамена " релятивизма " - одной из самых типичных эманаций XIX в. Говоря о преодолении этой эпохи, мы тем...
    ...к многообразию исторических феноменов . Но какой ценой это достигается? Прежде всего, если истина не существует, то нельзя...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Основные направления этнопсихологических исследований
    С примерами культурного релятивизма – концепцией конфигурации культур Р. Бенедикт, гипотезой лингвистической относительности...
    Релятивисты предполагают, что любые психологические феномены можно объяснить исходя в основном из культурных переменных...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • История этнологической мысли
    ...человека как целостного феномена социокультурного развития. Некоторые из них в разное время выдвигались на первый план...
    ...диффузионизм, структурализм, американскую школу исторической этнологии, функционализм, культурный релятивизм и др.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Авторитарно-тоталитарная модель политической культуры
    ...случаем, т. к. там хотя бы один феномен заведомо объявляется тоталитарным. Некоторый релятивизм в трактовке тоталитаризма компенсируется оценкой приближения или отдаления от идеального типа как отдельных политических систем, так и их состояний.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Э.Гуссерль. Философия как строгая наука
    По Э. Гуссерлю, феноменология - это 'строго научная философия' о феноменах сознания как о чистых 'сущностях, образующих мир...
    Он выступал с резкой критикой скептицизма и релятивизма , обвиняя их в психологизме, когда всякий познавательный акт...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Мода и стиль жизни
    Изучение моды не должно ограничиваться её сведением только к эстетическому феномену , что приводит к выпадению из поля зрения многих особенностей её природы и функционирования. Природе моды свойственны: 1. Релятивизм — быстрая смена модных форм.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Теоретические аспекты понимания культуры
    Культура - это все то, что «создается человеком и при этом само создает человека, производит сам феномен человечности», - подчеркивает М.Н. Эпштейн.
    ... релятивизм . В культурологической проблематике важнейшее место занимает вопрос о единстве и...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!