Тема: Учение о морали И. Канта

  • Вид работы:
    Статья
  • Предмет:
    Философия
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    12,33 Кб
Учение о морали И. Канта
Учение о морали И. Канта
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!














Учение о морали И. Канта

ВВЕДЕНИЕ

В широком круге проблем, составляющим содержание кантовской философии, лидирующую роль играет проблема познания, однако конечная цель лежит не в гносеологической, а в моральной сфере и заключается в том, чтобы выяснить основания практической философии. В кантоведческой литературе практическая философия зачастую рассматривается исключительно в контексте критического периода творчества Канта, без всякой связи с ранним этапом его философского развития. Распространено мнение о том, что сочинения докритического периода отражают интерес философа к естественным наукам и ничем не связаны с поздним, критическим Кантом. Так, например, Т. Ойзерман во вступительной статье шеститомника кантовских сочинений пишет, что «различение докритического и критического этапов отражает наличие двух качественно различных периодов в развитии философских воззрений Канта». Объясняет он свою позицию тем, что в ранних работах Кант «стоит на позициях непоследовательного естественнонаучного материализма <…> тогда как зрелый Кант переходит на позиции агностицизма, доказывая невозможность знания вещей в себе». Аналогичную трактовку можно встретить и в зарубежных историко-философских исследованиях. При таком понимании ранних работ Канта, в центре внимания оказывается работа «Всеобщая естественная история и теория неба» (1755), тогда как работы, посвященные переосмыслению немецким классиком пределов формальной логики, как и корпус этических сочинений раннего периода, остаются «вне фокуса», «выпадают» из поля зрения историков.

На фоне этого, ставшего уже стереотипным в истории философии, мнения, выделяются работы таких современных исследователей как выдающийся немецкий кантовед Н. Хинске и российский историк философии Т. Длугач. Согласно их взглядам, к работам докритического периода следует отнестись не как к исчезающему моменту в развитии Канта, а как к определенной, дополнительной форме объяснения трех «Критик». Внимания этих исследователей сосредоточено на логических работах Канта, фактическим содержанием которых «являются логические трудности, с которыми столкнулся Кант, давая ответ на вопросы, что следует считать предметом метафизики, каков ее метод, соответствуют ли основания действительности основаниям познания и т. п.». В массиве кантовских сочинений докритического периода кроме натурфилософских и логических, безусловно, следует выделять и ряд этических работ, обращение к ним и определяет тематику нашей работы.

.ФОРМИРОВАНИЕ КАНТОВСКОЙ ФИЛОСОФИИ МОРАЛИ

Основные задачи философии морали в полной мере раскрыты Кантом в «Критике практического разума» и более поздних этических работах, однако, как отмечает Хинске, «проблемные нити этого круга задач можно проследить от самых первых начал его теоретической мысли». В докритических работах начинается становление практической философии Канта, намечаются те фундаментальные принципы, на которых строится кантовская этика.

С 60-х гг. внимание Канта все больше привлекает моральная тематика, что историки связывают с влиянием идей французских просветителей в сфере моральной философии. В этом отношении центральное место занимает фигура Ж.-Ж. Руссо, в моральном учении которого нашли отражение некоторые противоречия, обусловленные самой природой человека.

Знакомство с сочинениями этого мыслителя пробудило в Канте неугасающий интерес к проблеме человека, определило ее как центральную в кантовской философии. К. Фишер отмечает, что «мысль о первоначальности и независимости нравственности была до такой степени разъяснена Канту сочинениями Руссо, что он сохранил ее навсегда и более уже не сомневался в ней. Он только глубже продумал ее впоследствии и обосновал». Две оригинальные идеи этого мыслителя в значительной степени стали предтечей кантовской практической философии. Во-первых, это обоснование эмоциональной природы человека: именно способность чувствовать, способность переживать эмоции выделяют человека из мира животных. Во-вторых, Руссо был уверен, что именно чувства заставляют человека делать выбор в пользу общественного, в ущерб индивидуальному, иными словами, чувства имеют преимущество перед разумом. Такие идеи как понимание чувств как основы морального мира человека, всеобщность чувства справедливости, врожденность понятий о добре и зле, тоже, весьма вероятно, были восприняты Кантом из произведений Руссо, а затем переосмыслены в кантовской практической философии.

Среди ранних произведений Канта есть работа, обращение к которой дает ключ к пониманию основных принципов философствования немецкого мыслителя, - это «Исследование степени ясности принципов естественной теологии и морали», написанная в 1762 г., для участия в конкурсе, объявленном Берлинской академией наук, с целью выяснения могут ли философские основоположения морали быть столь же доказуемы, как основоположения геометрии. Опубликована эта работа была двумя годами позже. В рамках темы настоящей статьи, предложенной вниманию читателей, это сочинение интересно, прежде всего, тем, что именно с него начинается критика моральных суждений, исследование практической сферы человеческого бытия, выраженного в слове. Здесь Кантом намечаются те принципы критики моральных суждений, которые со временем станут традицией. Небольшая по объему, эта работа содержит в себе базовые идеи, которые много позже, уже в развернутом виде составят основу оригинальной философской системы Канта.

Название работы отсылает к сфере практической философии, указывает на моральную проблематику рассматриваемых в ней вопросов. Кант действительно проводит заявленное в названии сочинения исследование, опираясь на критику моральных и теологических суждений, но прежде, чем приступить к практическому аспекту исследования, он со всей основательностью, что так отличает его стиль философствования, изучает проблему, не утратившую своей актуальности и в наше время, проблему, от решения которой, по твердому убеждению немецкого классика, зависит дальнейшее развитие философии, - проблему метода. Университетская, профессиональная философия того времени представляет собой «непостоянство мнений» и множество «школьных сект», успехи метафизики, основной философской дисциплины, сомнительны, тогда как наука постоянно развивается, достигая достоверных результатов. Кант обеспокоен таким положением дел и уверен, что философия так же, как наука, может «достичь наивысшей достоверности», если только правильно разрешить вопрос о методе, которым философия должна руководствоваться на пути познания. Пока же достижения философии столь незначительны, положения ее столь шатки, что Кант решительно отказывается полагаться на них, выстраивая свои рассуждения полностью самостоятельно и опираясь в своем сочинении исключительно на «твердые истины, основанные на опыте; и непосредственно полученные из них выводы». Эта самостоятельность мышления, опирающегося на практику, прослеживается во всем творчестве немецкого классика.

философия мораль кант

2.ОСНОВНЫЕ ПОСТУЛАТЫ КАНТОВСКОГО УЧЕНИЯ О МОРАЛИ

Гораздо большее внимание в «Исследовании…» Кант уделяет изучению первых оснований морали, которым, по его оценке, «еще не доступна требуемая очевидность». Основные понятия практической философии не имеют еще надлежащей ясности и достоверности, считает Кант, и демонстрирует это на примере анализа одного из важнейших ее понятий - понятии обязанности, которое он разбирает через критику моральных суждений о долге. Практическое суждение «Должно делать то-то и то-то, а другого не делать - такова формула, выражающая всякую обязанность», которую дает нам опыт. И снова философ обращает внимание на проблему многозначности языковых выражений. Анализ этого суждения Кант начинает замечанием, что оно выражает необходимость действия и имеет двоякое значение. В первом значении данное суждение может быть истолковано утилитарно, как «необходимость средств (necessitas problematica)» для достижения некой цели. Однако такая необходимость не указывает на обязанность, а скорее носит характер практического предписания по достижению какой-то конкретной цели. Понятое в таком утилитарном смысле это суждение схоже с инструкцией, неким практическим руководством к действию, это уже «формула не обязанности, а умения решать проблемы». Если все основоположения морали рассматривать в таком ракурсе, то они станут не более, чем указаниями как надлежит действовать в том или ином конкретном случае, в то время как практическая философия должна предписывать поступки подчиненные не конкретной, а «некоторой самой по себе необходимой цели».

Такое непосредственное моральное правило обязанности является безусловно недоказуемым, т. к. «невозможно ни познать, ни сделать вывод о том, что должно». Таким образом, Кант приходит к убеждению, что первое формальное основоположение обязанности должно выражаться

утвердительным суждением «делай совершеннейшее из возможного для тебя» и/или отрицательным суждением «не делай того, что с твоей стороны было бы препятствием к возможно большему совершенству». Однако из этих «двух правил добра» обязанность как таковая

еще не следует. Необходимо соединить эти правила с недоказуемыми материальными принципами практического познания, источником которых является опыт, способность испытывать то или иное чувство. То, что свои основоположения практическая философия берет из повседневного опыта моральных суждений так же, как естествознание основывается на опыте наблюдений над природными явлениями, для Канта очевидно. Ранее, в брошюре «Ложное мудрствование в четырех фигурах силлогизма» (1762) Кант делает подробное замечание о том, что любое суждение может возникнуть только из опытных данных, посредством уникальной человеческой способности трансформировать чувственные представления в предмет мысли. Соответственно и первые недоказуемые положения, которые философ берет в рассуждении за основу, также суть осмысленные чувственные представления, которым разум предал форму суждений.

В повседневной жизни человек свои поступки и поступки других оценивает из тех чувств, которые этими поступками вызваны. На основании этих чувств формируются моральные суждения, которые недоказуемы формально-логическим путем, но от этого, согласно Канту, не менее достоверны и истины. Чувство добра неразложимо, а практическое суждение «это есть добро» - недоказуемо. Если поступок не несет в себе «никакого другого блага», то этот поступок суть добрый сам по себе, «совершенный», в кантовской терминологии. Необходимость такого поступка есть «недоказуемый материальный принцип обязанности», ему непосредственно подчинены все остальные материальные принципы морали. Так, например, положение «люби того, кто тебя любит», не может быть доказано ни практически, ни формально, оно «непосредственно подводится под общее правило добрых поступков». Несмотря на практическую и формально логическую недоказуемость материальных принципов морали, обойтись без них практическая философия не может, т. к. именно в них содержатся основания для остальных практических положений.

«Исследование степени ясности принципов естественной теологии и морали» Кант заканчивает определением трех первостепенных задач практической философии: прояснить вопрос о том, какая из способностей (способность познавать или способность чувствовать) является решающей при выведении первых правил морали; как можно точнее определить основные понятия практической философии; достичь наиболее высокой степени очевидности первых оснований нравственности. В этом сочинении Кантом были сформулированы основные принципы работы с моральными суждениями, основные принципы их исследования, а именно: соблюдение требований формальной логики; применение аналитического метода, строгое следование выведенным правилам этого метода; постоянное обращение к практическому опыту как материальному основанию для критики моральных суждений. Этими принципами Кант будет руководствоваться и в дальнейшем.

.НРАВСТВЕННАЯ ПРОБЛЕМА В УЧЕНИИ КАНТА

Что такое «нравственная проблема» и как она появляется? Она и начинается в области нравственной эстетики, то есть, с умения созерцать свои собственные «нравы» - indoles (Gemütsart - нем., state of soul - англ.), собственный характер.

Что видит созерцающий свои нравы? То, что ему нравится и не нравится.

«Естественный индивид» тоже это видит, но «зазора» между нравом и его практической реализацией (поступком) не различает, поэтому способен врать самому себе. Моральный субъект непременно связан с естественным индивидом («физическим существом») «внутренней целью (общением мыслей)», пишет Кант.

Такой субъект просто обязан «быть правдивым перед самим собой», ибо в силу этого «общения мыслей» связан с самим собой как физическим существом «условием соответствия объяснению (declaratio) морального существа».

Здесь должна начинаться ожидаемая самостоятельность в области моральных суждений, ведь моральный субъект обречен на «творчество», от него требуется искусство мыслить в области нравов, то есть там, где не властна наука. Не обремененный рефлексией естественный индивид склонен себя обманывать и добровольно отказываться от моральной самостоятельности. Главным средством такого отказа, продолжая мысль Канта, можно считать мышление в понятиях «причина - следствие»: отыскивая причину наших поступков мы, во-первых, отказываем себе в моральной автономии, а, во-вторых, - всегда обнаруживаем не причину, а виновника. И как причина не может быть одновременно своим собственным следствием, так и найденным мною виновником не могу быть я сам.

Кроме того, мы склонны быть довольными собой, обнаруживая всего лишь добрые намерения (желания), и можем, обманывая себя (из себялюбия, пишет Кант), принимать наши желания за действия. (Вот так, вероятно, и мостится дорога в ад?) Как же должен, так сказать, центрировать свои нравы моральный субъект? Какими должны быть его цели? В нашем естественном себялюбии кроется потребность быть любимым другими и даже получать от других помощь. Этой потребностью я делаю себя целью других, следовательно, я должен взаимообразно других сделать своей целью (хочешь быть любимым - люби!!). Таким образом, первой целью морального субъекта Кант называет счастье другого. Кроме того, в противовес естественному ходу мыслей, при котором удовлетворяется естественная же потребность найти причину и виновника, Кант предлагает нам видеть виновника в себе. Именно с этим, думается, связана его формулировка второй цели морального субъекта - мое совершенство. Счастье другого и мое совершенство - мыслить подобным образом цель добродетели совершенно не естественно, то есть, естественный индивид склонен стремиться к собственному счастью и видеть несовершенство в других. Но искусство делать добро как раз и имеет целью изменение «зрения» естественного индивида.

Если цель определена, то каковы средства её достижения? Здесь нет готового решения, нет рецепта. Не потому ли этика всегда была и будет авторской? Скорее всего, так и есть, но Канту удалось показать, что у каждого есть инстанция, которая поможет каждому объяснить себе, а, точнее, признаться себе в своих истинных мотивах, а также может взять на себя решение нравственной проблемы - совесть.

Эта инстанция - хронически здорова, именно потому, что она никогда не должна быть чистой и спокойной, она есть «сознание внутреннего судилища в человеке», которое «коренится в его сущности». Даже самый развращенный человек, по Канту, способный никогда не обращаться к её голосу, «не может не слышать его» (там же). Совесть - гарант самой возможности реализации моральной автономии, центр и ось морального мира как мира поступков, механизм понимания этого мира, источник его интерпретации. Так в этом мире обнаруживаются Другие - другие люди, другие живые существа, другие моральные субъекты, - а также нормы коммуникации с ними. Долг перед собой, как только животным существом - самосохранение - помогает понять характер долга в отношении других живых существ (по Канту, «нечеловеческие существа, стоящие ниже человека»). Это, прежде всего, животные, и наш долг способствовать их сохранению, не мучить, не уничтожать, испытывать, например, благодарность старой лошади за долголетнюю службу, старой собаке за длительное служение, воспринимать их как членов своей семьи. То же, впрочем, относится и к любому природному веществу - минералам, растениям, живому вообще, к телу природы, которое мы не должны разрушать. Долг перед собой, как только моральным существом - самоуважение - помогает понять, что есть наш долг в отношении «нечеловеческих существ, стоящих выше человека». Выше человека, конечно, идея святого («ангелы, бог», говорит Кант, и наш долг не подвергать его оскорблению, проще говоря, «иметь религию - долг человека перед самим собой».

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Можно утверждать, что становление взглядов Канта относительно логико-лингвистических проблем взаимодействия естественного языка и мышления и осмысление связанных с ними трудностей для философии начинается уже в докритических работах философа. Задолго до лингвистического поворота Кант предвосхищает вопросы, разработка которых станет задачей философии языка и аналитической философии.

Таким образом, учение о добродетели без казуистики, без необходимости «мысленного умения», без степеней и проблемных зон, добродетель понятная и «прозрачная», когда есть общезначимые и общеприемлемые критерии принятия решений, добродетель, ставшая понятием, наконец, наука о добродетели - все это, по Канту, было бы «божественным искусством». Под таким искусством следует понимать «умение произвола согласно законам свободы», которое делает возможным «систему свободы, подобную системе природы» (там же). Если при этом мы бы были в состоянии «при его помощи полностью выполнить то, что нам предписывает разум, и на деле осуществить его идею», то мы были бы уже не смертными. Именно в этом смысле добродетель есть искусство, и прежде всего, искусство здравого смысла, искусство компромисса.

«Помещенная» в жизнь, в человеческие взаимоотношения, идея добродетели может сильно померкнуть, однако, это вовсе не повод объявлять её фикцией. В кантовской «Антропологии…» есть грустный и, вместе с тем, полный неподдельного пафоса пассаж, посвященный этой «невозможной возможности» делать добро: «Всякая человеческая добродетель в общении есть разменная монета; ребенок - тот, кто принимает её за настоящее золото. - Но все же лучше иметь в обращении разменную монету, чем ничего; и в конце концов можно, хотя и с значительными потерями, обменять её на чистое золото. Выдавать её только за фишки, не имеющие никакой цены… - это высшая измена человеческому роду». Победа разума над страстями, умение любить людей и проявлять к ним уважение - идеал, а нормальный, средний человек есть процесс состязания разума и склонностей, и в этом состязании разум должен вести в счете или хотя бы обеспечивать мирную ничью. В этом смысле, процессом является и практическая философия как философия на практике, саморефлексия в практической, то есть, нравственной сфере, ибо, по словам Канта, «добродетель всегда находится в состоянии поступательного движения, и все же она всегда начинает сначала».

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.Виндельбанд В. Философия Канта / В. Виндельбанд; [пер. с нем. под ред. А. Введенского] // Виндельбанд В. История новой философии в ее связи с общей культурой и отдельными науками: [соч. в 2 т.]. - М.: Гиперборея, Кучково поле, 2007. - Т. 2. От канта до Ницше. - 357 с.

.Гулыга А. Революция духа (Жизнь и творчество Иммануила Канта) / А.Гулыга // Кант И. Соч. в восьми томах. Т.1. - М.: Мысль, 1963. - 276 с.

.Длугач Т. Б. И. Кант: от ранних произведений к «Критике чистого разума» / Т. Б. Длугач. - М.: Наука, 1990. - 133 с.

.Длугач Т. Б. От Канта к Фихте / Т. Б. Длугач. - М.: Канон +, 2010 - 368 с.

.Кант И. Единственно возможное основание для доказательства бытия Бога / И. Кант; [пер. с нем.] // Кант И. Соч. в шести томах. Т. 1. - М.: Мысль. 1963. - 530 с.

.Кант И. Исследование степени ясности принципов естественной теологии и морали / И. Кант; [пер. с нем.] // Кант И. Соч. в шести томах. Т. 2. - М.: Мысль, 1963. - 344 с.

.Кант И. Ложное мудрствование в четырех фигурах силлогизма / И. Кант; [пер. с нем.] // Кант И. Соч. в шести томах. Т. 2. - М.: Мысль, 1964. - 505 с.

.Кант И. Новое освещение первых принципов метафизического познания / И. Кант; [пер. с нем.] // Кант И. Соч. в шести томах. Т. 1. - М.: Мысль, 1963. - 498 с.

.Кант И. Сочинения в 6-ти томах. / И. Кант. - М. : Мысль, 1965. - Т. 6 : Антропология с прагматической точки зрения. - 1965. - с. 421

.Логос. - №5 (68) - 2008 - 245 с.

.Ойзерман Т. И. Вступительная статья / Т. И. Ойзерман // Кант И. Соч. в шести томах. Т. 1. - М.: Мысль, 1963. - 543 с.

.Рикер П. Я-сам как другой / Рикер П. - М. : Издательство гуманитарной литературы, 2008. - 416 с.

.Фишер К. История новой философии: [соч. в 10 т.] / К. Фишер; [пер. с нем.]. - СПб.: Изд. Д. Е. Жуковского, 1909. - Т. 6. - 269 с.

.Хинске Н. Между просвещением и критикой разума: этюды о корпусе логических работ Канта / Н. Хинске; [пер. с нем.] - М.: Культурная революция, 2007. - 296 с.

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Библиофонд и Rosdiplom.ru