Тема: Социальное и имущественное расслоение по Салической Правде

  • Вид работы:
    Доклад
  • Предмет:
    История
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    18,04 Кб
Социальное и имущественное расслоение по Салической Правде
Социальное и имущественное расслоение по Салической Правде
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Государственное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

Самарский государственный университет

Кафедра зарубежной истории











Доклад

Социальное и имущественное расслоение по Салической Правде




студента II курса, гр. 08201

исторического факультета

Я.В. Пимашина

Преподаватель:

Никулина Т.С.






Самара 2011

Введение


Тема настоящей работы - Социальное и имущественное расслоение по Салической правде. Несмотря на то, что вопросы, связанные с франкским государством изучены довольно хорошо, и подробно освещены (в основном в советской историографии), тема до сих пор не потеряла своей актуальности, так как имеет непосредственное отношение к проблематике генезиса феодализма, традиционно спорному вопросу, далекому еще от своего однозначного решения. Таким образом, вопросы генезиса феодализма должны быть предметом рассмотрения в сегодняшних научных исследованиях.

Целью работы является рассмотрение общественного строя франков в рамках его соответствия формирующемуся феодализму. То есть, иными словами, мы должны определить насколько социум был близок именно к феодальному строю, как далеко зашел процесс феодализации, определить основные тенденции развития различных общественных групп. Чтобы достичь поставленной цели, необходимо рассмотреть данные социальные группы, это и станет задачами нашего исследования.

По данной теме существует довольно обширная историография. Охарактеризуем основные труды историков, рассматривающих общественный строй франков, использованные в настоящей работе.

Наиболее рано изданная книга, использованная нами - сочинение Д.М, Петрушевского. Очень полезное, написанное хорошим языком сочинение представляет собой общий труд по истории средневекового общества и государства. Несмотря на многие годы, прошедшие от издания, книга сохраняет научную актуальность до сих пор.

При анализе источников, совершенно нельзя обойтись без замечательного труда Люблинской А.Д. по источниковедению.

Основополагающей для данной работы, как, в общем-то, и для всей советской науки, стала фундаментальная книга А.И. Неусыхина "Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Европе VI-VIII вв.". §1 первой главы и почти вся вторая глава целиком написаны в русле концепции Неусыхина.

Очень любопытен и необходим для исследования нашей темы общий труд Н.П. Грацианского, полезный как для общего понимания темы, так и для выяснения и уточнения деталей.

В работе также использованы два сочинения русского медиевиста А.Р. Корсунского. Первое из них - статья в периодическом издании "Средние века", рассматривающая колонов во франкском государстве. Автор рассматривает эту социальную группу, обращая, помимо всего прочего, внимание на сами понятия свободы и несвободы в позднеримском и в раннесредневековом обществах. Вторая работа написана в соавторстве с Р. Гюнтером и рассматривает варварские королевства, возникающие на развалинах империи, в том числе и их общественную структуру. Содержит свою оригинальную оценку колонату и рабству как явлениям социальной жизни.

Нельзя обойтись также без работы замечательного историка А.Я. Гуревича. В нашей работе использовались избранные труды историка. Сочинения Гуревича хороши тем, что помимо обращения к конкретным источникам и их трактовке, ученый параллельно много внимания уделяет человеческой ментальности, не считаясь с которой сложно правильно понять средневековое общество.

Чрезвычайно полезен для общего понимания и анализа социального расслоения общий труд по истории европейского крестьянства.

В работе использовано два источника, проливающих свет на общественный строй франков.

Первый и наиболее важный источник - Салическая правда. (Lex Salica). Салическая правда представляет собой свод законов салических франков. Представляет собой сложный текст, сохранившийся в нескольких редакциях. Сохранившиеся редакции носят компилятивный характер, первоначальный текст до нас не дошел. Наиболее вероятным временем создания правды является 507-511 гг. В последующее время в судебник Меровингами были внесены поправки, так называемые капитулярии, вводившие новые нормы, либо изменявшие старые. Салическая правда ценна тем, что в ней не просматривается такого сильного римского влияния, которое есть в других варварских правдах, поэтому она позволяет нам лучше изучить само германское общество. Салическая правда - наиважнейший источник, без которого судить об общественном строе франкского государства было бы невозможно.

Следующий источник - "История франков" Григория Турского. Заглавие труда точно не установлено. Автор труда - Турский епископ Григорий, выходец из знатной гало-римской семьи. Произведение состоит из 10 книг. При написании своей истории Григорий использовал различные источники: хроники, письма, жития святых, а также народные саги и легенды. Автор дал в основном довольно подробную сводку политической истории, но многие детали описанных событий позволяют делать заключения и об общественной жизни франков.


Глава I. Свободное население


.1 Свободные общинники


Свободные франки-общинники представляют собой абсолютное большинство населения. Они являются непосредственными производителями и не подвергаются эксплуатации каким-либо господствующим слоем. Именно такой простой свободный общинник домохозяин и является главным действующим лицом на страницах Салической правды. Его жизнь защищалась "вергельдом" в 200 солидов. Большинство статей Салической правды посвящены защите личности собственности общинника: его дома, скота, немногочисленных рабов.

Крестьяне проживали малыми семьями в собственных домах, но одновременно были объединены в общину. Однако, по выражению Гуревича "средоточием хозяйственной и социальной жизни являются усадьба и дом, они явно доминируют в сознании германца". И это действительно так. §2 (титул VII) рассматривает случай кражи ястреба с шеста и устанавливает штраф в 15 солидов. Следующий же §3 за ту же кражу, но совершенную со взломом замка, штраф уже составляет 45 солидов. Аналогичная ситуация и с кражами из дома (титул XI). В Судебнике специально выделен специальный титул (XXXIV), который защищает изгородь, огораживающую участок от различных на нее посягательств: поломки, поджога и т.п. Все это свидетельствует о высокой роли отдельного домохозяйства в общественной жизни франков, что одновременно показывает наличие у франков не родовой, а, вероятно, соседской общины. Отдельных свободных связывают между собой лишь соседские связи, в частности совместное пользование водоемами, лугами, дорогами. Прав Гуревич когда заключает: "Никаких намеков на родственные связи между жителями виллы Салическая правда не содержит. Из судебника ясно видно, что все конфликты и правоотношения, которые им предусматриваются, суть отношения между отдельными лицами, обособленными хозяевами". Несомненно, сохранялись еще и пережитки родового строя, как например коллективная уплата вергельда всеми родственниками, однако норма эта, видимо, была необходима, прежде всего, потому, что собрать, допустим, 200 солидов (штраф за убийство свободного) для отдельной семьи было попросту нереально. (Например раб стоил от 6 до 12 солидов, 6 телег оливкового масла - 100 солидов, маленький крестьянский двор - 20 солидов, лошадь - 6 солидов, корова - 1 солид). Таким образом, данная мера была скорее вынужденной, и со временем потеряла свою необходимость.

Рассматриваемый нами социальный слой обычных свободных естественно не был, да и не мог быть однородным в условиях кардинальных изменений, а именно формирования феодализма. Среди свободных общинников уже в начале VI века, по сведениям Салической правды выделяются более зажиточные и более бедные люди. Например, Капитулярий I, создание которого приписывают Хлодвигу, для обозначения разных групп населения применяет вполне конкретные, недвусмысленные наименования "лучшие" и "худшие". Наличие имущественного расслоения во франкской среде подтверждается также и существованием займов и долговых обязательств (титул LII и Капитулярий (пункт 9). Не менее красноречив и титул LX, который определяет порядок "выхода из родства". Человек, воспользовавшийся этим правом, не мог получить от родичей наследство, не участвовал в выплате виры, если кто-то из его родственников совершит преступление, словом полностью, окончательно порывал с родом. Едва ли этим правом бы воспользовался человек среднего достатка и уж тем более бедняк, выжить без взаимопомощи, оказываемой сородичами иногда (например, в неурожайные годы) было попросту невозможно. Данная норма была выгодна, прежде всего, зажиточным хозяевам, не желающим обременять себя связями с более бедными родственниками, богатые попросту не нуждались в помощи, а соответственно и в родственниках. Помимо этих свидетельств, о социальном расслоении среди свободных, по мнению Неусыхина, говорит еще наличие в Салической правде достаточно большого количества статей, описывающих казусы, связанные с воровством, совершаемым свободными людьми. Сам факт краж, производимых свободными неудивителен, но детали и условия краж иногда позволяют быть уверенным в экономической несостоятельности свободного вора. Таковы например казусы: кража, совершенная совместно рабом и свободным (X, §2, приб. 3.), и даже ограбление свободным тела убитого раба на ничтожную сумму - 40 денариев! (XXXV, §4, приб 2.).

Наконец сведения нарративных источников, а именно "Истории франков" Григория Турского, убеждают нас в расслоении среди свободных, там также неоднократно встречаются "лучшие" и "худшие" люди.

Принципиальный вопрос для характеристики свободных общинников - наличие или отсутствие у них рабов. И на данный вопрос можно дать положительный ответ. Да, обычные крестьяне среднего достатка вполне могли иметь в хозяйстве одного или пару рабов или рабынь, благо приток невольников был обеспечен вследствие постоянных войн. Но рабский труд абсолютно точно не был основным способом производства, непосредственным производителем продуктов являлся сам крестьянин. Эксплуатация рабского труда имела место быть, но носила весьма ограниченный характер, раб обычно трудился вместе со своим хозяином, его положение было сравнительно не тяжелым. Более подробно вопроса о рабстве во франкском государстве мы коснемся в следующей главе.

Таким образом, во франкском обществе, по данным источников, большую часть населения представляли юридически свободные франки, непосредственные производители, члены соседской общины, домохозяева. Но среди них уже выделялись более и менее состоятельные в имущественном отношении индивиды.


1.2 Знать


Ограниченный круг знатных людей включал в себя лиц, приближенных к королю. То были: его дружинники, графы, телохранители антрустионы, лица, выполняющие различные поручения короля. Причем важно, что единственным критерием знатности была близость к королевской особе, родовитую же знать, Салическая правда не упоминает вообще. Многие исследователи полагают, что таковая была уничтожена Хлодвигом, опасавшимся усиления ее политического и экономического влияния. За убийство человека, состоящего на королевской службе выплачивался вергельд в 600 солидов (ХLI, §3), то есть в 3 раза больше чем за простого свободного человека. Примечательной особенностью является то, что отсутствует иерархия знати, по крайней мере, в нормах Салической правды она не отражена. Это говорит о еще не до конца устоявшейся власти короля, о ее непрочности, и как следствие о примитивном еще характере знати, королевского окружения. Король, видимо, еще не успел обзавестись ни верными и преданными по-настоящему помощниками, статус которых он хотел бы повысить, ни потенциальными врагами, положение которых в интересах короля было понизить. Единственное свидетельство какой либо дифференциации среди знатных - норма, согласно которой за королевских служащих сацебарона и вице-графа, которые являются рабами короля взимается вергельд в 300 солидов (LIV, §2), за свободных людей, занимающих эти должности, напомним 600 солидов. Эта норма также позволяет понять, что королевские приближенные могли иметь совершенно разное, в том числе и несвободное положение. Как пишет Грацианский: "Служба королю возвышает даже несвободного человека - последний в таком случае имеет больший вергельд, чем простой свободный франк.

Нужно заметить, что появление высшего слоя у франков подтверждается и археологическими исследованиями. С конца V века появляются крупные семейные захоронения, где могилы располагаются вокруг одного, более богатого по инвентарю погребения. В них находят золотые монеты, дорогое оружие, различные украшения.

Знать была необходима королю, помимо всего прочего, для осуществления административных функций на местах. Таковы например сацебароны - рассылаемые королем комиссары для сбора полагающихся королю штрафов, графы - главы определенных округов, обладающие военной, полицейской властью и фискальными полномочиями.

Отдельно стоит выделить антрустионов - членов военной дружины короля. Упоминаются еще Тацитом в его повествовании о германцах. Эта группа людей состояла из молодых авантюристов, не желавших, а возможно и не имевших возможности вести жизнь земледельца, предпочитавших зарабатывать на жизнь с мечом в руках. Роль боевой дружины короля, составленной из профессиональных воинов, со временем все возрастало, в то время как роль народного ополчения из простых общинников падала. Данная ситуация имела под собой разные причины. Необученное ополчение уже не отвечало требованиям времени. Разложение общины и выделение мелких семей, ведших самостоятельное хозяйство, требовало постоянного труда крестьянина, который все более неохотно покидал пашню. Король нуждался в более боеспособном войске, связанным с ним, кроме прочего, узами личной привязанности, дружбы, присяги. Именно таких людей он нашел в лице антрустионов. Важность данной группы людей для короля подтверждается запретом на распри внутри нее (Капитулярий II, 8).

Необходимо отметить, что в ранних списках СП ещё нет никаких указаний на существование церковной знати. Лишь в более поздних рукописях появляются указания на повышенный вергельд за убийство священников и епископов. Вергельд за их убийство стал довольно высокий. 300 солидов за дьякона, 600 за пресвитера, 900 за епископа. Появление этого вергельда относится к IX веку. Это говорит об увеличении связи между королевской и церковной властями. Именно среди церковной знати зародилась иерархия.

Таким образом, Салическая правда знакомит нас с узким кругом знати, высокое положение которой в обществе объясняется лишь близостью к королю. Долгое время знать была представлена только светскими лицами, представители церкви появились там только при Каролингах.


.3 Женщины и их положение в обществе


Свободная женщина во франкском обществе занимала довольно высокое положение. Титул ХLI, §3 устанавливает за убийство женщины вергельд в сумму 600 солидов, то есть столько же, сколько взыскивается за лишение жизни королевского приближенного. И это совпадение не случайно, так как убийство королевского агента и свободной женщины рассматриваются в одном параграфе. Уважение и охрану интересов женщин отчетливо показывает выделение целого титула (XX) который называется "О том, кто схватит свободную женщину за кисть или палец". Целый ряд статей рассматривает случаи похищения женщин, защиты их чести: титул XIII, Капитулярий II, 7. Увод чужой жены вообще приравнивался к убийству, за него вводился штраф в 200 солидов.

Чем объяснить подобное отношение к женщинам? Некоторые исследователи видят в этом остатки матриархата. Отчасти такое трепетное отношение к слабому полу объясняется самой ролью женщины для семьи и всего общества как матери, производящей на свет новых франков. Данная мысль находит свое подтверждение в нормах Салической правды. В частности в титуле XXIV, 6 параграф которого, назначает за лишение жизни свободной женщины, которая уже начала иметь детей, вергельд в 600 солидов. Следующий параграф за убийство женщины, которая не может иметь детей, устанавливает штраф всего лишь в 200 солидов, как за обычного простого общинника. Но, рассуждая о причинах высокого положения женщины в обществе, высоком уровне защищенности ее личности нужно принять во внимание и определенную специфику франкского общества и права. Дело в том, что причиненный материальный или физический вред, как видно из правды, не всегда является определяющим для наказания преступника. В статьях Салической правды, несомненно, учитываются и нравственные аспекты совершенных злодеяний. За низкие, подлые, коварные преступления, устанавливается более высокое наказание, непосредственный причиненный вред отходит порой на второй план. Естественно, что преступление, направленное против слабой женщины, будь то нападение, посягательство на честь, похищение попадали в категорию как раз таких правонарушений, потому и карались особенно жестко. Так, например, лит или раб, похитивший свободную женщину, приговаривался к смерти, свободный, совершивший такой проступок к высокому штрафу. За удар, нанесенный свободной женщине, раб лишался руки (Кап. II, §3). По отношению к литкам и римлянкам законы устанавливали половинные штрафы. Рабыни естественно такой защитой не пользовались, считаясь собственностью своего хозяина, а не личностью.


.4 Свободные галло-римляне


На завоеванной франками территории Галлии, помимо самих франков продолжало жить галло-римское население. Причем в этой среде сохранялось и землевладение, как мелкое, крестьянское, так и крупное церковное или светское, основанное на эксплуатации рабского труда. Данное население также являлось неоднородным, Салическая правда совершенно четко делит все римское население на три категории: "королевских сотрапезников", землевладельцев (посессоров), тяглых людей (трибутариев). Само наименование первой из групп говорит, что ее представители - приближенные короля, они охраняются вергельдом в 300 солидов. По видимому, речь идет крупнейших, богатейших земельных и имущественных магнатах, сенаторах, которые, по сведениям Григория Турского, остались на завоеванной франками земле. Но стоит все же заметить, что их жизнь хоть и ценилась больше жизни обычных гало-римлян и франков, все же не достигала 600 солидов, которые взыскивались за убийство франка, приближенного к королю.

Вторая группа римлян - землевладельцы, или так называемые, "поссесоры". Скорее всего большинство галло-римлян принадлежало как раз к этому слою мелких независимых землевладельцев. Жизнь их, как установлено титулом ХLI (§6) цениться в 100 солидов, то есть в 2 раза меньше чем жизнь свободного франка. Это можно было бы связать с неой дискриминацией гало-римского населения, однако скорее можно предположить, что меньший размер вергельда вызван отсутствием объединяющей римлян общины, в которую вносилась часть вергельда.

В Салической правде также есть разделение римлян на платящих и не выплачивающих налоги. Вероятно податным населением являлись именно поссесоры.

Третья группа галло-римского населения - тяглые люди, большинством историков признаются колонами, о них речь пойдет в следующей главе.


Глава II. Несвободное население


.1 Литы


Такой категории населения как литы, в Салической правде посвящено не так много статей, что с одной стороны свидетельствует о небольшой доле представителей данного слоя в общей массе населения, с другой стороны осложняет и без того трудный процесс изучения данной социальной категории.

Салическая правда титулом XLII (§ 4) устанавливает за лита вергельд вдвое меньший чем за свободного франка, то есть 100 солидов. Это уже неоспоримое свидетельство социальной неполноценности данной категории населения. §4 XXVI титула гласит: "Если какой-нибудь свободный человек в присутствии короля через денарий отпустит на волю чужого лита, без согласия господина последнего, и будет уличен, присуждается к уплате 4000 ден., что составляет 100 сол. Вещи же лита должны быть возвращены его законному господину". Сам по себе отпуск на волю можно по определению применить только к лицу этой воли лишенному, следовательно, лит - несвободный. Кроме того, лит имеет какого-либо господина, то есть зависит от определенного лица. Также Неусыхин замечает что норма, согласно которой вещи незаконно проданного лита возвращаются хозяину этого лита свидетельствует о материальной зависимости последнего. Почти во всех титулах, где упоминаются литы, упоминаются одновременно и рабы. Причем важно, что одинаковые преступления, совершаемые литом и рабом заканчиваются одинаковым наказанием: титул XIII о похищении свободной девушки, титул XXXV об убийстве свободного литом и рабом. В обоих случаях следуют одинаковые санкции. Таким образом, сам свод законов по выражению Неусыхина "прямо приравнивает лита к рабу". Но само разграничение Салической правдой двух понятий лит и раб свидетельствует о разном положении этих двух категорий.

Если многие положения правды отождествляют раба и лита, то сам факт взыскания за убитого лита вергельда, характеризует, в данном случае лита как свободного, ведь за рабов вергельд не брался. То есть получается так, что лит - специфическая категория населения, соединяющая в себе как признаки свободного, так и элементы рабского состояния. Чтобы разобраться в сущности состояния лита нужно в первую очередь понять каких свойств у лита больше, свободных или несвободных.

В титуле XXVI, правда в более поздних списках Салической Правды, есть разночтения, согласно которым лит участвовал совместно с хозяином в военном походе. Право на данное действие же - есть привилегия свободных. Однако есть основания думать, что данная особенность лита - свойство, приобретенное им в последствии. Древнейший же список Салической правды одно, но довольно яркое положение, характеризующее лита как свободного человека. Речь идет о титуле L, исходя из которого мы можем заключить с полной уверенностью, что лит имел право заключать сделки, а кроме того и распоряжаться своим имуществом. А это уже, несомненно, право более ли мене свободного человека. Лит самостоятельно несет материальную ответственность за свои сделки, раб такой способностью не обладал. Более подробных сведений о литах, их состоянии, степени их зависимости Салическая правда, к сожалению, не предоставляет. Дальнейшие заключения по поводу данной категории населения можно делать только рассуждая и в чем то дополняя конкретное содержание свода законов. Так например наличие у лита имущества, доказанное нами выше, логично предполагает наличие у него также собственного хозяйства. Но почему лит находится в зависимости от хозяина? Вероятно потому, что не обладает собственным земельным участком. Неусыхин также правомерно понимает лита как "лицо, сидящее на чужом участке, но не на положении зависимого держателя феодальной эпохи, а скорее на положении того Тацитовского серва, который платил натуральные взносы и вел собственное хозяйство".

Хотелось бы заметить, что едва ли правильно пытаться привязать к литу ярлык свободного, либо же зависимого. Двойственность и противоречивость положения лита может быть вызвана отнюдь не малочисленностью источников, не дающих исчерпывающей информации, но и реальным положением вещей. В условиях специфического средневекового понимания свободы, когда рабство и несвобода не являлись синонимами гораздо важнее изучать реальное положение определенной категории населения, чем причислять ее к свободным или несвободным.


.2 Рабы


Раб Салической правды довольно отчетливо противопоставляется свободному общиннику. Это противопоставление проявляется в отсутствии вергельда за убийство раба. Если раба лишали жизни закон приписывал убийце возместить хозяину ущерб в размере 35 солидов (титул X). Раб рассматривался как безусловное имущество хозяина. В том же X титуле (§1) рассматривается казус о краже раба, коня или упряжного животного, Сам факт упоминания раба вместе со скотом красноречив для определения положения раба во франкском обществе.

Худшее положение раба по сравнению со свободными людьми проявляется также в подверженности рабов различным телесным наказаниям, изуродованиям. Такие нормы устанавливает титул XII (§2), подвергающий проворовавшегося раба кастрации, и Капитулярий I (11, §3), устанавливающий в качестве наказания за нападение раба на женщину лишения преступника руки. Однако эти же самые нормы одновременно предоставляют рабу альтернативу, а именно, в первос случае уплатить 6 солидов, во втором случае 3 солида. Причем несомненно то, что платит именно раб самостоятельно, так как в случаях, когда за правонарушения раба ответственность несет хозяин Салическая правда так и говорит "хозяин уплачивает за раба". Таким образом налицо элементы ответственности раба за свои поступки, а это, бесспорно, свойство свободного человека. Неусыхин, принимая эти и некоторые другие факты во внимание, справедливо говорит о "появлении юридической ответственности раба". Выплата рабом штрафов - яркое свидетельство существования у него имущества, о характере которого сложно судить, но думается, что имуществом этим раб владел с разрешения хозяина, и имел скорее не права собственности на имущество, а права распоряжения им, вероятно ограниченного.

Для понимания характера рабства у франков необходимо также учесть важные сведения, которые предоставляет нам титул XXXIX, одно из прибавлений к которому есть смысл привести здесь полностью: "Если чужой раб будет похищен и увезен за море, и там будет найден своим господином, он должен назвать в публичном собрании того, кто его украл, и там должен собрать свидетелей". Раб, как мы видим из этого положения, при определенных условиях имел право обращаться в публичное собрание, и фактически самостоятельно, на правах истца, вести судебное разбирательство против человека, укравшего его, собственноручно собирать свидетелей. Не может быть сомнений, данное право - есть право свободного человека, с небольшими оговорками предоставленное рабу. Это еще одно доказательство того, что раб "из бесправного человека, приравниваемого скоту, превращается в физическое лицо, отвечающее за свои поступки". Естественно, время Салической правды лишь начало этого длительного процесса, концом которого стала трансформация рабов в феодально-зависимых крестьян.

Не следует все же преувеличивать степень свободы рабов в меровингском обществе. "Рабы все еще были подлинными рабами а не средневековыми крепостными" Между свободными и рабами по-прежнему существовала четкая грань. Это проявилось прежде всего в запрещении браков между людьми, находящимися в рабской зависимости и свободными (титул XXV, §5, §6)

Рабский труд, как уже отмечалось выше, не играл определяющей роли в производстве. Рабы, как правило, трудились вместе со своими хозяевами на поле, в мастерской. Нет никаких упоминаний в источниках о массовой эксплуатации рабов. Наличие у свободных общинников рабов сыграло скорее роль ускорителя для распространения имущественного неравенства среди общинников. Помимо простых общинников рабовладельцами являлись королевские приближенные, дружинники. Особый слой королевских рабов, в отличие от остальной массы рабов охранялся вергельдом в 100 солидов (титул XLII, §4).

Характерной чертой франкского рабства времен Салической правды являлась социальная мобильность рабов. Быть рабом богатого хозяина, а особенно короля было куда легче и приятнее чем быть свободным общинником. Многие выходцы из рабов поднялись до высоких государственных должностей.


.3 Тяглые римляне


На территории Северной Галии, захваченной франками, остались проживать не только сенаторы, крупные земельные магнаты, но и мелкие, зависимые держатели земли - колоны, фигурирующие в Салической правде под названием трибутариев или тяглых людей. Само наименование "тяглых" подразумевает уплату ими каких-то налогов. Скорее всего, этим налогом была подушная подать. Салическая правда представляет крайне скудные сведения о данной категории населения. Титул XLI назначает вергельд за убийство колона - 63 солида. Это уже свидетельствует о различии в положении колона и раба, который лишен вергельда, но в то же время нельзя не заметить что вергельд меньше чем у лита. Однако это объясняется общей тенденцией Салической правды к установлению меньших вергельдов для галло-римского населения по сравнению с франками. Больше никаких сведений о правовом статусе и положении колонов источник нам не предоставляет. Опираясь на данные других варварских правд, Корсунский заключает, что положение колонов формально оставалось таким же как и в позднее риимское время. Колоны не могли распоряжаться своим имуществом, землей без ведома хозяина, не могли заключать имущественные сделки. Дети от браков между свободными и колонами объявлялись колонами. Зависимость от хозяина проявлялась в регулярном уплате оброком колоном. В случае бегства колона, устанавливался его 30 летний поиск, сбежавший обращался в раба. Но в то же время Корсунский замечает, что "Положение колонов на практике, видимо, несколько улучшилось хотя в праве какие-либо изменения в статусе колонов не получили отражения". Колон при всей своей зависимости обладал многими правами, которых раб был лишен: это и наличие вергельда, и возможность колона судится у государственных судей. Упоминаний о продаже колонов без земли не существует, в то время как рабы спокойно отчуждались и без земли. Это иллюстрирует сохранившееся еще традиционное понимание колона как "раба земли", но не раба какой-то личности.

Основным источником пополнения социальной категории колонов являлось, вероятно, естественное воспроизводство. Колонами являлось галло-римское население, никаких упоминаний о франках, обращавшихся в колонов у нас нет. "Если франкские крестьяне попадали в зависимость, то они теряли ряд прав, но не становились тем самым ни рабами, ни колонами".


Заключение


Мы рассмотрели основные категории населения франкского государства на основании свода законов - Салической правды. Теперь мы можем ответить на вопрос нашего исследования.

Итак, учитывая совокупность всех особенностей различных изученных нами социальных групп, мы можем заключить, что франкское общество меровингской эпохи находилась на стадии формирования феодального строя. Данный процесс находит свое отражение на всех социальных слоях.

Среди свободного населения, как мы выяснили, уже распались кровно-родственные связи, отголоски которых продолжают существовать и даже зафиксированы законодательством, однако их существование либо необходимостью, постепенно их роль принимает лишь условный характер. Родовая община уже ушла в прошлое, каждый франк привязан лишь к своему дому, где проживает со своей семьей. Крепкой крестьянской общины, влияющей на все аспекты жизни крестьянина, еще не сложилось, существующая соседская община представляет собой довольно рыхлое неустойчивое образование.

Прослойка знати, из которой впоследствии выделялись крупнейшие феодалы также, как мы доказали, переживает лишь начальную стадию своего существования. Это проявляется в отсутствии иерархии данной категории населения.

Не крепка еще и королевская власть. Крупные поместья королевских приближенных, дружинников еще не отвоевали своих позиций, представители королевской администрации далеко не всегда являются землевладельцами.

Однако поселение знати в различных населенных пунктах государства уже началось.

Институт рабства, как мы выяснили, эволюционирует, постепенно изживая свои самые ужасные свойства, раб медленно, но верно наделяется правоспособностью. Вообще удельный вес рабского труда с развитием общества падает, в дальнейшем рабство трансформируется в зависимое крестьянство.

франки феодализм раб общинник

Список источников и литературы


Опубликованные источники

. Салическая правда. М., 1950. (Перевод Н.П. Грацианского).

. Григорий Турский. История франков. М., 2009.

Использованная литература

. Грацианский Н.П. Из социально-экономической истории западноевропейского средневековья. М., 1960.

. Гуревич А.Я. Избранные труды. Спб., 2007.

. История крестьянства в Европе: эпоха феодализма. Т. 1. М., 1985.

. Корсунский А.Р. Гюнтер Г. Упадок и гибель Западной Римской империи и возникновение германских королевств. М., 1984.

. Корсунский А.Р. О статусе колонов // СВ, М. 1969 . Вып. 32.

. Люблинская А.Д. Источниковедение истории Средних веков. Л., 1955.

. Неусыхин А.И. Возникновение зависимого крестьянства как класса раннефеодального общества в Западной Европе VI-VIII вв. М., 1956.

. Петрушевский Д.М. Очерки из истории средневекового общества и государства. М., 1917.


Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!