Тема: Прогноз неравномерности вращения Земли для спутниковых навигационных систем

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Авиация и космонавтика
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    641,03 Кб
Прогноз неравномерности вращения Земли для спутниковых навигационных систем
Прогноз неравномерности вращения Земли для спутниковых навигационных систем
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«КУБАНСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ»

(ФГБОУ ВПО «КубГУ»)

Кафедра новой, новейшей истории и международных отношений



ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА БАКАЛАВРА

Информационное противоборство в годы Первой мировой войны (на примере Великобритании, Российской империи, Германии)


Работу выполнил К.З Идаева

Научный руководитель,

доц., канд. ист. наук Е.Н. Кумпан

Нормоконтролер,

Преподаватель Р.А. Николаенко





Краснодар 2015

СОДЕРЖАНИЕ

Введение

. Институт пропаганды в Великобритании в годы Первой Мировой войны

. Формирование и деятельность системы пропаганды в Российской империи (1914-1917гг

. Немецкая информационная политика и агитация в годы Великой войны

Заключение

Список использованных источников и литературы

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность исследования. Первая Мировая война явилась поворотным моментом в истории всего человечества. За годы Великой войны появились новые технические изобретения в промышленности, в военном вооружении, новые методы и способы ведения войны. Именно в Первую Мировую войну наряду с политической и экономической борьбой на первый план вышла и информационная борьба. Великая война явилась поворотным моментом в истории формирования пропаганды как вспомогательного средства ведения войны. Данная тема актуальна, так как в 1914-1918гг. были сформированы понятие пропаганда, ее функции, методы и способы ведения. На протяжении всего ХХ века моральный фактор играл решающую роль в политике развитых стран. Пропаганда стала незаменимым помощником при установлении фашистских и тоталитарных режимов, развязывании военных конфликтов. Активно использовалась пропаганда в период холодной войны. Информационные войны являются важным компонентом современной мировой политики.

Объект исследования - история Первой Мировой войны.

Предмет исследования - информационное противоборство Великобритании, Германии, Российской империи в годы Первой Мировой войны.

Степень научной изученности. Истории Первой Мировой войны посвящено много научных исследований. Выдающимся исследователем истории Великой войны является А. И. Уткин. Автор анализирует предпосылки причины войны 1914-1918 гг., ход военных событий. Детальное описание соотношения сил воюющих сторон, планы войны, военные операции проанализированы в исследовании известного военного историка А. М. Зайончковского. Коллективные монографии в трех томах под редакцией О. В. Перовской и П. В. Мультатули рассматривают разные аспекты проблем истории Первой Мировой войны. Исследования раскрывают национальное восприятие народов, входивших в состав Российской империи, Первой Мировой войны, анализируются новые подходы к изучению Великой войны, современные взгляды на данную войны зарубежных исследователей, выявляются причины возникновения устойчивых национальных мифов о Первой Мировой войне.

Пропаганда всегда определяется политикой государства, ее успешное развитие также зависит от социально-экономического положения страны. Для того, чтобы воссоздать историческую обстановку Германии, Великобритании, Российской империи в годы войны были использованы работы, посвященные истории данных государств в новейшее время. Социально-экономическое и политическое развитие Германии прослеживается в исследовании А. И. Патрушева, коллективной монографии Б. Бонвеча, Ю. В. Галактионова, в работе У. Дирльмайера и А. Гестриха. Исследования Н. А. Ерофеева и коллективная монография Г. С. Остапенко, А. Ю. Прокопова, работа К. О. Моргана дают целостную картину социально-экономического и политического развития Великобритании перед войной и в годы военного конфликта, прослеживают изменения в политическом, экономическом и социальном развитии в годы войны. Социально-экономическому, политическому развитию Российской империи посвящено много исследований. При написании исследования были использованы сборники, содержащие обширные публикации, посвященные разным аспектам участия Российской империи в Первой Мировой войне, и ее влиянии на внутреннее положение страны.

Для того, чтобы проанализировать информационное противоборство в нейтральных странах, необходимо разобраться в международной обстановке перед войной и во время нее, рассмотреть внешнюю политику воюющих государств. Монография Ф. И. Нотовича основана на русских, английских, немецких, австрийских, французских и итальянских архивных документах. Автор подробно рассматривает июльский кризис 1914 г., его развитие и отношению к нему европейских держав. Краткие фактические сведения развития международных отношений и их анализ излагает в своем исследовании В. П. Потемкин. Проследить формирование военно-политических блоков в Европе, события в преддверии Первой Мировой войны и в ходе ее позволяет работа под редакцией В. А. Емец. В данном труде также можно рассмотреть дипломатию Временного правительства России. Основные события и проблемы истории международных отношений накануне Первой Мировой войны рассматривает в своей работе А. В. Ревякин.

Данный блок работ имеет лишь косвенное отношение к рассматриваемой проблеме. Непосредственно раскрыть суть информационной войны, способы и методы ее ведения позволяет следующий блок работ. Одним из первых исследований, посвященных информационной войне 1914-1918 гг., является работа Ф. Л. Блументаля. В своем исследовании, рассматривая организацию пропаганды в годы Первой Мировой войны, автор отталкивается от уровня капиталистического развития страны. Автор пишет, что Великобритания, США, Франция - страны «зрелой» буржуазии, где печать быстро и единообразно перестраивается на военный лад. Российская империя - страна с феодальными пережитками не сумела создать государственный орган регулирования печати. Германия же занимает промежуточное положение. Одним из крупных исследований по данной проблематике является работа Г. Ласвеля. Автор вырабатывает принципы ведения пропаганды, которые обосновывает на примерах пропагандистской деятельности Великобритании, Германии, России, США, Франции, Италии в годы Великой войны. П. Лайнбарджер в своем исследовании раскрывает смысл определения психологическая война, ее функции, факторы, ограничивающие ведение психологической войны. Автор рассматривает ведение информационной войны в годы Первой Мировой войны Великобританией, Германией, США, Францией. П. Лайнбарджер, анализируя организацию пропагандистской деятельности в данных государствах, делает вывод причин победы Англии и США в информационном противоборстве, и причин проигрыша Германии. Н. Л. Волковский в своем исследовании рассматривает информационные войны в крупнейших войнах и кризисных ситуациях. Автор раскрывает механизмы воздействия на общественное мнение в Первую Мировую войну, организацию пропагандистской деятельности в Российской империи, Великобритании, Германии, США. Н. Л. Волковский уделяет внимание роли цензуры в годы войны. Работа основана на архивных материалах, что делает ее весьма ценным источником. Г. Ибраева в своем исследовании рассматривает проблему влияния СМИ на военные конфликты. Автор раскрывает эволюцию пропагандистской деятельности каждой стран-участниц конфликта, анализирует методы, которыми пользовалась та или иная страна в ведении психологической войны. И. Н. Панарин в своей работе систематизировал сведения об эволюции информационного противоборства и пропаганды, их взаимосвязи с мировой политикой. Автор рассмотрел этапы развития глобального информационного общества, теорию массовой коммуникации на примерах Первой и Второй Мировых войн. Р. Зульцман в своей работе, рассматривая ведение пропаганды в годы Второй Мировой войны и развитие пропаганды на современном этапе, обращается к информационному противоборству Первой Мировой войны. Р. Зульцман, как многие исследователи, убежден, что именно с Первой Мировой войны пропаганда стала применяться как систематическое оружие борьбы. Проанализировав пропагандистскую деятельность Великобритании, Германии, автор приходит к выводу, что пропаганда Первой Мировой войны была пропагандой ужасов, пропаганда навязывает определенное клеймо, избавиться от которого весьма сложно. Необходимо также назвать работу Г. Г. Почепцова, в которой детально разбираются вопросы информационных войн. Автор рассматривает инструментарий воздействия и методы защиты от психологического воздействия.

В отдельный тематический блок необходимо выделить работы, посвященные отдельным аспектам ведения информационного противоборства. На современном этапе развития исторической науки все больше исследований посвящается раскрытию структурирования таких феноменов, как образ «врага», образ национального героя, образ союзника. Феномен образа «врага» изучает известный специалист по военно-исторической антропологии Е. С. Сенявская. Автор рассматривает, с точки зрения исторической психологии, изменения настроений различных слоев общества в годы Первой Мировой войны. Е. С. Сенявская раскрывает средства идеологического воздействия, которыми пользовалась власть, пытаясь повлиять на настроения общественности. Складывание образа врага в карикатурах прослеживает в своих исследованиях Д. Е. Цыкалов, развитие карикатур и их влияние на локальном уровне рассматривает исследователь М. Братолюбова. Д. Е. Цыкалов раскрывает механизмы формирования образа врага. Автор уверяет, что именно в Первую мировую войну карикатурный жанр стал интенсивно развиваться и широко распространяться. Карикатуристы для создания образов использовали определенные гендерные и расовые характеристики в сочетании с традиционными атрибутами одежды и поведения. Д. Е. Цыкалов, А. де Лазари, О. В. Рябов, М. Жаковска в своих работах раскрывают влияние образа медведя в отечественной и западноевропейской пропаганде в годы Великой войны. Увеличивается интерес к проблеме формирование образа союзника и национального героя, степень влияния данных образов на общественность. К. Пахалюк в своем исследовании подробно разбирает структуру образа героев в России, восприятие национальных героев общественностью. А. В. Голубев и О. С. Поршнева в своей работе прослеживают трансформацию образа Франции, как врага Российской империи, который сложился после Отечественной войны 1812 г. и Крымской войны, до образа «союзника», который стал формироваться перед и во время Первой Мировой войны.

При написании исследования также использовались работы, в которых осмысливалось влияние войны и пропаганды на общество. Ю. Ю. Хмелевская в своей работе анализирует восприятие английским обществом войны. Автор прослеживает эволюцию восприятия от «джентльменской забавы» до тотальной войны. В монографии И. Б. Беловой рассматривается отношение российской провинции к правительству и войне. Отношение высшего чиновничества к начавшейся войне позволяет проследить работа И. В. Авдеева. С. В. Леонов в своем исследовании анализирует влияние Первой Мировой войны на Россию и Германию. Автор рассматривает экономическое положение населения, политическое развитие во время войны, что позволяет раскрыть степень и характер воздействия войны на Россию и Германию. Н. В. Журбина в своей работе раскрывает влияние прессы на общественность в Германии накануне войны. Автор приходит к выводу, что пресса способствовала росту шовинистических настроений, представляла страны Антанты весьма агрессивными, таким образом, создавалось впечатление, что Германия «загнана в угол». Некоторые результаты формирования и агитации образа «врага» прослеживаются в работе Г. Н. Алишиной. Автор рассматривает последствия роста ксенофобии в российском обществе, который привел к обострению национальных противоречий. Национальному вопросу посвящена работа О. В. Терехиной. Автор анализирует на основе периодической печати Первой Мировой войны отношение российской общественности к чехам: каким рисовался образ чехов - «союзники» или «враги». О. В.Терехина осмысливает, как российская общественная мысль представляла судьбу чехов после окончания войны. Б. И. Колоницкий в своей монографии осмысливает отношение русского народа к императорской семье. Автор подробно анализирует отражение в прессе отношения общественности к начавшейся войне, к правительству, к императорской семье. Отношение мусульман Российской империи к Первой Мировой войне рассматривает Л. Р. Гатауллина. Также данному автору принадлежит работа, основанная на архивных материалах Министерства иностранных дел Германии, в которой раскрывает организацию пропаганды Германии и Турции среди российских мусульман-пленных. Работа Т. А. Филипповой анализирует влияние образа врага в лице Османской империи в Российской империи, изменение отношения к Первой Мировой войне с открытием Кавказского фронта, а также изменение самого образа «врага-турка», представляемого в журнале «Новый Сатирикон», который был лидером русской дореволюционной журнальной сатиры.

В отдельную группу, можно выделить исследования, посвященные анализу формирования института пропаганды в годы Первой Мировой войны. При написании выпускной квалификационной работы была использована монография А. Б. Асташова. Автор рассматривает формирование институтов пропаганды в Российской империи в годы войны, направления и способы информационной войны России. К. К. Звонарев раскрывает организацию пропаганды в России и Германии, методы пропагандистской деятельности данных стран и ее результаты. Д. Г. Гужва прослеживает влияние цензуры на военную периодическую печать, влияние прессы на армию и раскрывает структуру военной периодической печати. Автор уверен, что российская пропаганда была неэффективной, в первую очередь, потому что не хватало инициативных деятелей. Работы Д. В. Суржика, посвящены информационному противоборству Германии и Англии в США. Автор раскрывает организацию пропаганды в США Германии и Великобритании.

Влияние Февральской революции 1917 г. на организацию пропаганды рассматривает в своей работе В. Н. Богатырев. На примере публикаций газеты «Правда» Г. Зиновьев, в своем исследовании раскрывает отношение общественности к войне и революции.

Хронологические рамки работы. Нижняя дата - август 1914 г. - начала Первой Мировой войны. Верхняя дата - ноябрь 1918 г. - окончание Первой Мировой войны, отметим, что относительно информационной политики Российской империи, нижняя дата ограничена хронологическим рубежом октября 1917 г.

Географические рамки работы. Вследствие масштабов пропагандистской деятельности проводимой изучаемыми странами, географические рамки исследования охватывают территорию большинства стран Европы и США.

Цель работы - проанализировать информационное противоборство в годы Первой Мировой войны.

Задачи исследования:

проследить складывание института пропаганды в Великобритании, Германии, Российской империи.

проанализировать ведение информационного противостояния и особенности ведения пропаганды в Великобритании, Германии, Российской империи. пропаганда противоборство информационный война

выявить факторы, обусловившие неудачный исход информационной войны, на примере Германии, Российской империи.

определить факторы, способствующие успеху в ведении информационной борьбы, на примере пропаганды Великобритании.

Методологическая база работы - В основу методологии исследования положены принципы историзма, объективности, системности. Принцип историзма позволил рассмотреть складывание института пропаганды в Германии, Великобритании, Российской империи как целостного и непрерывного события в истории этих стран в начале ХХ века. Исследование основывается на исторических источниках, автор при их анализе придерживается беспристрастной позиции, что определяется принципом объективности. В работе использованы такие методы, как историко-генетический, историко-сравнительный, проблемно-хронологический. Историко-генетический метод позволяет раскрыть особенности складывания института пропаганды в Великобритании, Российской империи, Германии, проследить деятельность пропагандистских организаций этих держав. Историко-сравнительный метод способствует выявлению особенностей ведения информационной войны Англией, Россией, Германией, раскрывает причины, которые тормозили развертывание пропаганды в Германии и России, а также причины, способствовавшие успешному ведению пропаганды. Рассмотреть складывание института пропаганды, развитие информационной войны поэтапно позволяет проблемно-хронологический метод.

Источниковая база исследования. При написании работы были использованы законодательные акты, источники личного происхождения, а также визуальные источники. Законодательные акты, определяющие деятельность российской военной периодической печати в области военной цензуры и работу военных корреспондентов в годы Первой Мировой войны, представлены в Полном Собрании Законов Российской империи. Также при написании исследования были использованы публикации периодических изданий, таких как «Петроградский листок», «Ранее утро», в которых размещался непосредственно пропагандистский материал. Были проанализированы визуальные источники периода Первой Мировой войны: плакаты, карикатуры, открытки.

Складывание института пропаганды в Великобритании позволяет проследить работа К. Стюарта, который был заместителем лорда А. Нортклиффа, руководителя Дома Крю. Автор в своем труде излагает организацию, политические принципы, методы и техники проведения пропагандистской деятельности. В воспоминаниях немецкого шпиона И. Зильбера можно найти некоторые сведения об организации пропаганды в Англии с началом войны. Автор раскрывает способы ведения информационной войны Англией в США. Благодаря воспоминаниям И. Зильбера можно проследить влияние английской пропаганды на общественность страны. Внутреннее положение британского общества можно проследить и в статьях А. К. Дойла. Его публикации помогают раскрыть отношение английского общества к Германии в годы войны, успехи в формировании образа врага в лице немцев.

При написании работы также были использованы мемуары М. К. Лемке, который с сентября 1915 г. по июль 1916 г. служил в Ставке Верховного Главнокомандующего. Будучи историком, М. К. Лемке понимал важность оставляемых воспоминаний о войне, поэтому автор фиксировал все события. В мемуарах М. К. Лемке можно проследить настроения народа, изменение отношения общественности к войне, к Германии, к правительству по мере затягивания войны. Также в его воспоминаниях рассматриваются складывание отношений между верховным главнокомандованием и императорским домом. В мемуарах А. И. Деникина также имеются данные о переменах в русской печати после Февральской революции 1917 г., автор фиксирует реакцию некоторых крупных изданий таких, как «Известия», «Новое время», «Правда», на свершившуюся революцию, обвиняет нарождавшуюся социалистическую прессу в противоречивости, нерешительности, которая проявляется между партийными группировками. Также А. И. Деникин в своих воспоминаниях говорит о постановке немецкой пропаганды, введении информационной борьбы Германией в Российской империи. Л. Троцкий написал много статей, относящихся войне 1914-1918 гг.. В его работах можно проследить влияние прессы тех или иных стран на общественность, изменение направления деятельности печати в зависимости от происходивших событий. Патриотизмом и призывом к единению пронизаны публикации известного славянофила и философа Е. Н. Трубецкого. Философ уверен, что только под покровительство Российской империи славянские народы обретут счастье. При написании выпускной квалификационной работы также были использованы мемуары немецкого генерала Э. Людендорфа. Генерал оставил сведения, по которым можно проследить влияние на немецкую армию и народ пропаганды стран Антанты. Также Э. Людендорф раскрывает постановку пропагандистской деятельности в Германии, требуя ее реорганизации. Генерал уверен, что пропаганда стран Антанты была настолько успешной, что сумела сломить моральный дух немецкого народа, вследствие чего началась революция. Много внимания состоянию немецкой пропаганды уделил В. Николаи, немецкий разведчик начальник Разведуправления Верховного главнокомандования во время Первой Мировой войны. В. Николаи также приводит данные ведения пропагандистской деятельности Антанты, ее влияния на фронте. В. Николаи руководил цензурой прессы. Благодаря мемуарам английского шпиона Б. Ньюмена, который работал под предводительством В. Николаи, можно рассмотреть работу цензуры изнутри. Мемуары полковника австрийского генерального штаба М. Ронге позволяют проследить влияние пропаганды стран Антанты на состояние австрийских войск. М. Ронге раскрывает методы, которые использовались в пропагандистских целях странами Антанты, цензурные меры, которые предпринимались Венским правительством, а также о влиянии пропаганды Германии. Воспоминания немецкого министра финансов М. Эрцбергера позволяют проследить состояние пропаганды Германии перед и во время войны. Автор уверяет, что в Германии не было понимания необходимости просветительной работы внутри страны и за границей. М. Эрцбергер в своих воспоминаниях пишет, что с началом войны Германия сама себя изолировала: вместо того, что бы начать активную просветительскую работу зарубежом и внутри страны, немецкая власть ужесточила цензуру, запретив рассылку немецких газет за границу.

Структура исследования. Выпускная квалификационная работа состоит из введения, трех глав, заключения и списка использованных источников и литературы.

1. Институт пропаганды в Великобритании в годы Первой Мировой войны

С началом войны 1914 г. воюющие державы были уверены, что она будет быстрой молниеносной и завершиться к концу года. Однако в конце 1914 г. стало ясно, что война приобретает затяжной характер. Вследствии этого перед правительствами противоборствующими странами вставало ряд сложных проблем: перевод экономику страны на военные рельсы, избежание политических кризисов. Кроме того, правительство понимало, что нужна поддержка народа, необходимо сплотить население страны, вселить веру в победу, нужно поддерживать авторитет правительства внутри страны, всего государства на международной арене. Решить данную задачу способствовала пропаганда, ведению которой воюющие государства стали уделять все больше внимания в годы войны. Американский политолог Г. Ласвель в своем исследовании выделяет три способа организации пропаганды:

Создание единого исполнительного комитета пропаганды

Создание структуры, в которую будут входить отделы, которые несут ответственность за пропаганду в определенном направлении. Например, один отдел будет отвечать за пропаганду в нейтральных странах, другой - за пропаганду среди неприятеля, третий - за пропаганду среди войск и т.д.

Установление общего информирования прессы представителями соответствующих отраслей государственного управления. Остальные функции будут выполняться заинтересованными в пропаганде органами, например министерством иностранных дел, военным министерством и т.д.

В ходе Первой Мировой войны в Великобритании была организована пропаганда по второй модели. Но к такой организации Англия пришла не сразу. Первые два года войны уделялось больше внимания пропаганде внутри страны. В 1914 г. была создана тайная организация пропаганды, которая разместилась в Велингтон хауз. Данная организация должна была направлять печать в «нужное русло». Велингтон хауз готовил статьи, плакаты, листовки, которые распространялись через газеты и журналы. Таким образом, пропаганда незаметно оказывала влияние на общественность. Задачами тайной организации были поднятие патриотического духа, формирование благоприятного отношения к Британии в нейтральных странах и создание образа врага.

В начале войны внутренняя пропаганда Великобритании должна была способствовать решению на первый взгляд банальных проблем. Во-первых, необходимо было создать образ врага в лице Германии и ее союзниц. Отношение к Германии было миролюбивым в народных массах. Пропаганда должна была убедить население, что именно Германия развязала войну против миролюбивых наций, а долг Великобритании, как великой державы, защищать интересы Бельгии, Франции, славянских народов от немецкой агрессии. Исследователь Ю. Ю. Хмелевская считает, что войну представляли как конфликт двух противоположных принципов организаций общественной жизни - «демократического социализированного английского общества и военизированного агрессивного сообщества немцев». Для того чтобы возбудить у населения ненависть к немцам, пропаганда стала распространять плакаты, описывающие зверства немцев, например плакаты « Немцы используют женщин и детей в качестве живого щита во время атаки» (см. рисунок 1.1), «Санитарный фургон - лучшая маскировка для пулеметного расчета». Газеты стали публиковать статьи, описывающие варварства немецкой армии на захваченных Германией территориях. А. К. Дойл в своей статье обвинял правительство и прессу в том, что недостаточно освещаются зверства немцев. Писатель пишет, что «ненависть может быть полезна в войне…она отключает разум, оставляя только слепую решительность…».

Была создана специальная комиссия из лиц, пользующихся «международной репутацией правдивости», так называемая «Комиссия Брайса». Комиссия должна была собирать доказательства и опубликовывать собранные сведения. Книга «Представленные комитету доказательства и документы о подтвержденных германских зверствах» была одной из таких публикаций.

Рисунок 1.1 - «Немцы прикрываются женщинами и детьми …»

Созданию образа врага способствовали и карикатуры. В Великобритании был весьма популярен образ гунна (так называл немецких солдат кайзер Вильгельм II). Англичане в карикатурах смеялись над пристрастием немцев к сосискам и колбасе, над их техникой. Немцев считали воинственными, практичными и педантичными. Главным виновником войны

представляли кайзера Вильгельма II. Его изображали тираном, сатаной, деспотом. Карикатуры способствовали сплочению нации.

По мере затягивания войны перед пропагандой встала другая проблема - поддержание национального единства и веры в победу. При помощи агитации боролись с пацифистскими настроениями в тылу и в армии, сдерживали выступления рабочих. В целом пресса Британии сумела поддерживать боевой народный дух. Распространяли плакаты и листовки, целью которых было вызвать жалость к Бельгии и Франции и возбудить ненависть к Германии. Для этого использовали выдуманный персонаж «Джон Булль», которого наделяли определенными качествами, олицетворяющими Англию: упрямство, твердость, сила, его рисовали с бакенбардами, в красном сюртуке, белых брюках или лосинах и коротком цилиндре, обязательно присутствовало изображение флага Великобритании. Посредством «Джона Булля» Великобританию показывали как высококультурную, демократичную, цивилизованную державу, которая должна была положить конец прусскому милитаризму и дать «миру мир».

Третье задачей пропаганды была вербовка рекрутов. До принятия закона об обязательной воинской повинности велась активная пропаганда, призывающая служить в армии, отправится на фронт, чтобы выполнить свой долг. В основном эта пропаганда развернулась с конца 1914 г., когда стало очевидно, что сухопутная армия Великобритании мала, а сил Франции на Западном фронте не хватает. По мере затягивания войны, агитация усиливалась. Офицеры-отпускники устраивали выступления, на которых призывали идти в армию. Распространялись плакаты, которые подчеркивали, что страна нуждается в каждом англичанине, например плакаты «Ты нужен своей стране», «Кого не хватает? Не тебя ли? (см.рисунок 1.2).

В Великобритании не было такой строгой цензуры, как в Германии и Российской империи. Ф. Л. Блументаль отмечает, что в странах с развитой буржуазной демократией «место правительственного контроля заняла добровольная цензура». Во время войны союз печати и буржуазии (или государственной власти) в Англии окреп. Поэтому редакторы газет «с полуслова понимают желания, требования, директивы» правительства.

Рисунок 1.2 - Кого не хватает? Не тебя ли?


В Великую войну впервые стали использовать радиотелеграф и кинофильмы в целях пропаганды. В параллель с созданием пропагандистской организации в Велингтон хауз, был учрежден и Комитет кинофильма и радиотелеграфа, создано Бюро печати, которое позднее перешло в ведение Министерства внутренних дел.

Первоначально Велингтон хауз занимался и пропагандой в нейтральных странах. Правительство Великобритании было крайне заинтересовано в том, чтобы США поддерживали страны Антанты. Поддержка американского населения имела огромное значение, поэтому английская пропаганда пыталась повернуть общественное мнение против стран Тройственного союза.

И.Зильбер - агент немецкой разведки, проникший в аппарат английской военной цензуры - в своих мемуарах пишет: «более 300 американских газет получали каждую неделю даровой номер бюллетеня пропаганды, содержащий большой выбор статей и газетных материалов…». Материалы, как правило, содержали интервью государственных деятелей стран Антанты, фотографии и другие информационные данные, заявление известных общественных деятелей и т.п. За пропаганду в США был ответственен Ж. Паркер - известный писатель канадского происхождения. Ж. Паркер ежедневно «рассылал около трехсот бюллетеней с материалами британской пропаганды американским газетам…», организовывал поездки и встречи с общественностью английских политических деятелей. Кроме того, Ж. Паркер должен был осведомлять британское правительство «об эволюции мнений и чувств американской публики…Министерство иностранных дел имело возможность следить за мельчайшими пульсациями и скачками американских настроений».

Касательно пропаганды во вражеских странах стоит отметить, что лишь к началу 1918 г. страны Антанты с полной ответственностью и серьезностью подошли к этому вопросу. В феврале 1918 г. лорд У. Бивербрук, который на тот момент был владельцем таких газет, как «Evening Standard», «Daily Exprtess», «Sundy Express», был назначен министром пропаганды. Д. Ллойд-Джордж предложил лорду А.Х. Нортклиффу, владельцу газет «Daily mail» и «Evening news», создать и возглавить новый отдел пропаганды в неприятельских странах. Созданный отдел разместился в доме лорда Крю, поэтому он стал называться Отдел Крю (Дом Крю). Эта центральная организация объединила все агентства пропаганды, привела их в систему и дала им общее направление.

Г. Ласвель в своем исследовании пишет, что «для дела пропаганды более всего пригодны публицисты». Лорду А. Нортклиффу удалось собрать всех «светил» журналистики современности: Р. Дональд (издатель«Daily Chronicle»), Р. Джонс (директор-распорядитель телеграфного агентства «Рейтер»), Г. Викгем Стид (иностранный корреспондент, а позднее редактор «Times»), Р. В. Сетон-Уотсон (корреспондент «Times»). В комитет пропаганды А. Нортклиффа также входили полковник граф фон Денбич (кавалер ордена Виктории), Ч. Никольсон (баронет, член парламента), Д. О 'Греди (член парламента).

Управление пропагандой в неприятельских странах разделялось на два отдела: один должен был изготовлять пропагандистский материал, а другой - распространять его. Первый отдел подразделялся на подотделы: германский, австро-венгерский, болгарский. Каждые 14 дней происходили заседания Управления, на которых каждое отделение докладывало о своих успехах и предлагало планы будущей деятельности. Ежедневно проходили заседания руководителей отдельных подотделов, офицеров связи между Домом Крю и другими учреждениями и начальниками оперативных отделений Дома Крю. На этих заседания обсуждали детали методов работы и операции всех подотделов. Каждый подотдел знал, что делается в другом, поэтому в методах и способах работы было единообразие. Формально лорд А. Нортклифф был подотчетен лорду У. Бивербруку. Фактически У. Бивербрук никак не стеснял действия Дома Крю, всецело доверяя действиям А. Нортклиффа. Лорд А. Нортклифф был прозван «Наполеоном журнализма», он оказался мастером в искусстве направлять и создавать общественное мнение. П. Лайнбарджер считает, что немаловажным фактором, «от которого зависит проведение любой операции психологической войны - это наличие подготовленных кадров…». Лорд А. Нортклифф собрал себе «штат сотрудников, в этом смысле, весьма замечательный».

Руководителями австро-венгерского подотдела были Г. Стид и Р. Сетон-Уатсон. Г. Стид был корреспондентом «Times» в Вене с 1902 г. по 1913 г., обладал обширными знаниями жизни и быта народностей Австро-Венгрии. Р. Сетон - Уатсон был знатоком австро-венгерской и балканской истории и политики, изучение которых посвятил многие годы. В 1916 г. он был одним из основателей Школы славянских и восточно-европейских исследований при Лондонском университете. Руководители немецкого подотдела сменялись. Сначала подотдел возглавил Д. Уэльс, который начал собирать необходимую для пропаганды информацию. Собранные сведения использовал преемник Д. Уэльса Гамильтон-Файф, который и начал интенсивную пропаганду против Германии на завершающем этапе войны.

Среди Центральных держав наиболее восприимчивой к пропаганде в Великую войну была Австро-Венгрия. Так как Р. Стид и Р. Сетон-Уатсон были хорошо осведомлены о положении народов двуединой монархии, они решили использовать антигабсбургские и антигерманские настроения угнетенных народностей в пропагандистских целях. Лорд А. Нортклифф и его сотрудники составили план действий, который был изложен в памятной записки лорда А. Нортклиффа, переданной на утверждение министру иностранных дел. Он уверяет, что народы Австро-Венгрии не знают истинных результатов войны, а именно двуединая монархия «не осознает, что Австрия от этой войны никаких выгод не будет иметь». А. Нортклифф уверяет, что нужно больше распространять точные данные о вступлении США в войну, о ее военной мощи и всеми способами доносить эти сведения до неприятеля.

А. Нортклифф предлагает два способа введения пропаганды в Австро-Венгрии:

. Необходимо сделать ставку на заключение сепаратного мирного договора. Для этого нужно нацеливать пропаганду на императорский двор, дворянство, министров.

. Попытаться сломить мощь монархии Габсбургов, «расколов ее изнутри». Тогда необходимо поддерживать и поощрять всех антигермански настроенных народов и их стремления.

Сам Лорд отдавал предпочтение второму варианту развития событий. Эта политика «находится в согласии с уже провозглашенными целями союзников». По мнению А. Нортклиффа в Австро-Венгрии большинство населения настроены против Германии, поэтому политика союзников (т.е. стран Антанты и США) должна быть направлена на то, чтобы помочь враждебным к немцам элементам.

Для того, чтобы привлечь на сторону Антанты угнетенные народы двуединой монархии «союзные правительства должны настаивать на своем решении гарантировать различным народностям Австро-Венгрии демократическую свободу…Таких выражений, как «самоуправление» или «автономное развитие» следует избегать».

Для того, чтобы планируемая Домом Крю пропагандистская деятельность прошла успешно необходимо было скоординировать действия всех союзников. Лорд А. Нортклифф прекрасно осознавал, что «без хорошей, правильной политики не может быть и успешной пропаганды». Именно поэтому он предпринял энергичные меры, чтобы ускорить решение итало-югославских противоречий. В частности, Г. Стид и Р. Сетон-Уатсон были отправлены в Италию, где они представляли Комитет пропаганды на съезде народов угнетенных Габсбургами. Съезд проходил в апреле 1918 г., на нем итальянцы и представители славянских народов провозгласили право на национальное объединение для совместных действий против Центральных держав и подтвердили уже достигнутые между итальянцами и южными славянами соглашения. Также было созвано в Лондоне заседание, где приняли участие представители Италии, Франции, США. Было решено, на итальянском фронте создать комитет для совместных операций Франции и Италии против австро-венгерской армии. В созданной постоянной комиссии по пропаганде в Италии состояли по два представителя от Англии, Франции, Италии, а также по настоянию Г. Стида, по одному представителю угнетенных народностей. Г. Стид, совершенно справедливо настаивал на том, что «только представители этих народностей могут говорить со своими соотечественниками о жизненных вопросах, составляющих предмет их пропагандистской деятельности».

Комиссия начала свою работу в апреле 1918 г. Специально для нее была приобретена типография, начали издавать еженедельную газету. В ней печатались сообщения на чешском, румынском, польском и югославском языках. Представители славянских народов, которые были членами комиссии, не только точно переводили сообщения, но и составляли воззвания. Все изготовляемые листовки, плакаты отправлялись на фронт и распространялись при помощи аэропланов. Также англичане впервые стали использовать граммофоны в пропагандистских целях: аппараты ставили на «ничьей земле», с их помощью передавали чехословацкие и югославские песни, чтобы возбудить национальные чувства народностей, находившихся в войсках австрийской армии.

Австро-венгерское отделение Дома Крю поддерживало тесные связи с Комиссией в Италии, с чехословацкими, польскими, румынскими, югославскими организациями в союзных и нейтральных странах, а также с отделением пропаганды в нейтральных странах. Результаты пропаганды не заставили себя долго ждать. В австро-венгерской армии участились случаи дезертирства представителей славянских народностей. «Всех их побудила к дезертирству перспектива освобождения, которое им обещала пропаганда». Власти Австро-Венгрии были весьма встревожены. Стали издавать армейские приказы и указания, запрещающие подбирать и читать пропагандистскую прессу.

Несмотря на то, что А. Нортклифф больше внимания уделял пропаганде в Австро-Венгрии, не забывал он и про Германию. Руководителями немецкого подотдела Дома Крю был Д. Уэльс и У. Гедлам-Морлей. Они считали, что для начала надо установить определенную политику. Естественно эта политика должна была быть согласована с общей политикой союзников. Д. Уэльс составил памятную записку о положении Германии и представил ее Комитету по неприятельской пропаганде и министерству иностранных дел. На основании этой памятки А. Нортклифф направил письмо министру иностранных дел, в котором излагал план действий.

Согласно этому письму, нужно было донести до немецкого народа, что союзники намерены продолжать войну до победного конца, но если Германия изъявит желание заключить мир, то союзные страны примут его. Нужно было четко сформулировать цели войны, донести до немцев идею создания « Союза свободных наций», который бы гарантировал мир после окончания войны. А. Нортклифф подчеркивал, что нужно дать понять немецкому народу, что в случае заключения мирного договора, Германия сможет со временем занять место в «Союзе свободных наций». Однако если же война будет продолжена до полной капитуляции Германии, то немцы должны быть готовы к экономической изоляции. Изложенный план был одобрен правительством и министерством иностранных дел.

Д. Уэльс сотрудничал с различными организациями, которые стремились создать Союз Наций. Цели и идеи Союза Наций пытались донести до немцев, указывая им на возможность их изоляции. Также пропаганда распространяла данные научных исследований экономического положения Германии до войны и после. Такого рода кампании предпринимались, чтобы вызвать упадок духа, а также убедить немцев в том, что «чем дольше они будут продолжать войну, тем значительнее будут их потери и страдания».

Чтобы сделать пропаганду более интенсивной и широкой А. Нортклифф приложил все усилия, чтобы перевести отделы пропаганды при военном осведомительном бюро в Дом Крю. Подразумевалось, что всю пропагандистскую литературу будут изготовлять в Доме Крю, а распространять будут по военным путям. Это слияние имело огромную практическую ценность: обмен опытом, знаниями способствовал выработке новых методов ведения пропаганды. В частности, для устранения промедления между изготовлением и распространением листовок, было решено поделить листовки на две категории: привилегированные и запасные. Привилегированные листовки были с новостями, а запасные имели менее важное содержание. Были установлены точные сроки изготовления и доставки листовок. Пропагандистская литература попадала к немцам приблизительно через 48 часов после ее изготовления, по три раза в неделю она доставлялась во Францию, откуда переправлялась к немцам.

По мере развития событий количество листовок возрастало. В них излагались сообщения о ходе событий на всех театрах военных действий, о количестве войск, прибывавших на фронт из США. Делали особый акцент на германские потери, особенно после немецких поражений летом 1918 г.

Пропаганда Дома Крю велась и через нейтральные страны. Там издавали интервью с британскими общественными деятелями по важным вопросам, речи государственных деятелей, статьи, посвященные развитию английской промышленности и экономики в целом. Через нейтральные страны в Германию доставляли листовки, каталоги, изъясняющие достижения науки. Было налажено издательство газет, замаскированных под немецкие. В них излагался материал, раскрывающий скрытые факты истинного положения населения Германии.

Целью английской пропаганды против Германии было донести до населения, что единственный способ избежать еще большего разорения - это «порвать с системой, которая навлекла войну на Европу», т.е. главным виновником начинания войны объявлялся не немецкий народ, а правительство Гогенцоллернов, а именно Вильгельм II. Тем самым солдатам указывали, что не имеет смысла приносить себя в жертвы ради строя, который начал эту войну. Немецкой общественности давали понять, что если порвать со старым строем, то Германия впоследствии сможет занять место в Союзе Наций и избежит экономической войны.

Таким образом, за годы войны в Великобритании был сформирован институт пропаганды. Пропаганда внутри страны была поручена Велингтон хауз. В ее задачи входило поднятие патриотического духа общественности, формирование образа врага в лице Германии и ее союзниц, вербовка рекрутов. С поставленными задачи внутренняя пропаганда справилась. Единство нации не было сломлено, не смотря на активную агитацию пацифистских организаций, таких как «Братство против всеобщей воинской повинности», «Союз Демократического контроля». Пропаганда способствовала сглаживанию социальных и политических противоречий, поэтому удалось избежать острых социально-политических кризисов. За годы войны значительно снизилось количество забастовок: с января по июль 1914 г. было зафиксировано 936 забастовок, а с начала войны и до конца 1914 г. - 137 забастовок. В 1915 г. было заключено «Казначейское соглашение», по которому рабочие отказывались организовывать забастовки. Хотя забастовки полностью не прекратились, их количество заметно снизилось в годы войны.

Активно шло формирование образа врага. Главным виновником войны пресса Англии выставляла немецкого кайзера Вильгельма II, а также прусский милитаризм, воинственность немцев. В противовес Германии Англия и ее союзницы представлялись как высококультурные, цивилизованные государства, которые положат конец немецкому милитаризму и принесут мир человечеству.

Активная информационная борьба велась Англией с самого начала в США. США были самой крупной и стратегически важной из всех нейтральных стран. Пропаганда в Америке, благодаря находчивости и сообразительности Ж. Паркера велась весьма успешно. Американская общественность с началом войны заняла проантантовскую позицию, чему в немалой степени способствовала и пропаганда. Великобритании было важно поднять авторитет государства в нейтральных странах, дабы склонить их к разрыву сотрудничества с Германией. В нейтральных странах активно издавались разного рода публикации, в которых говорилось о жестокостях и зверствах немцев по отношению к населению на оккупированных территориях. Германию обвиняли в нарушении международных договоров, для этого использовали данные о подводной войне, которую вели немцы.

Пропаганда во вражеских странах активизировалась с назначением руководителем пропаганды А. Нортклиффа в начале 1918 г. Он собрал прекрасный штат сотрудников, понимающих суть пропаганды. Заниматься пропагандой в неприятельских странах стал Дом Крю. За короткий период времени он разработал планы ведения пропаганды во всех вражеских странах. Относительно каждой страны был применен особый метод: в Австро-Венгрии британская пропаганда была нацелена на моральное разложение армии, для чего использовались антигабсбургские настроения угнетенных народностей двуединой империи. В Германии Великобритания при помощи пропаганды собиралась расколоть немецкое общество, перенаправить гнев немецкого народа, уставшего от долгой войны, на правительство Германии, на правящий режим. Для достижения намеченных целей Дом Крю сумел скоординировать политику держав Антанты. Сегодня для исследователей данной проблематики не секрет, что английская пропаганда была весьма успешной и прекрасно организованной. Немцы и в 1918г. и после окончания войны посылали проклятия по адресу английского министерства пропаганды. Генерал П. Гинденбург и Э. Людендорф первыми оценили опасное воздействие английской агитации.

. Формирование и деятельность системы пропаганды в Российской империи (1914-1917гг.)

Германия объявила Российской империи войну 1 августа 1914 г. С этого дня начинается долгая четырехлетняя война, в ходе которой с карты мира навсегда исчезнет страна под названием Российская империя. К. Пахалюк в своем исследовании отмечает, что в Великой войне от «царской власти…требовались особые усилия как по обеспечению собственной легитимности и закреплению определенной картины мира, так и всеобщей мобилизации». Повышалась роль пропаганды, которая должна была раскрыть для каждого солдата цель войны и значимость его участия в ней.

Стали появляться первые интерпретации начавшегося конфликта. В России войну представляли, как «Вторую Отечественную». Пропагандировали, что война ведется «во имя защиты страны от германской агрессии и достижения окончательной победы, которая принесет богатые плоды и установит вечный мир». Стали быстро распространятся средства массовой информации, начали издавать новые газеты, журналы, провокационные плакаты, карикатуры. По мере развития событий начал формироваться образ врага, образ национального героя, образ союзника.

Исследователь Д. Г. Гужва считает, что Российская империя вступила в войну «обеспеченной в законодательном плане в вопросах печати». Много внимания уделяли цензуре. Так еще в 1912 г. был принят закон, расширявший представление о государственной измене и шпионаже. Было принято «Положение о военных корреспондентах в военное время». Приведенные указы ужесточали контроль над данными, которые могли поступать в печать. Командование русской армии пристально следило за тем, чтобы на фронт «не попадали издания различных пацифистских и революционных организаций, а также, чтобы в самой фронтовой и армейской печати не публиковались материалы, затрагивающее морально-психологическое состояние армии».

В конце 1915 г. было создано Бюро печати при Ставке Верховного главнокомандования. Офицером Бюро назначили М. Лемке - опытного журналиста. М. Лемке и офицеры, входившие в Бюро печати, были подотчетны отделу генерал-квартирмейстерства штаба Верховного главнокомандующего. Они должны были информировать печать о ходе военных действий и боевых эпизодах в России и зарубежом. Офицеры печати проводили беседы с журналистами, готовили военные обозрения. Они составляли и редактировали неофициальные брошюры для распространения в нейтральных государствах с целью создания там благоприятного для России общественного мнения, а также для опровержения сообщений враждебной печати. Бюро печати также готовило статьи, которые под видом неофициальных распространялись в прессе. Кроме того, газеты и журналы имелись при различных армейских структурах: центральным органом военного министерства были военно-научный журнал «Военный сборник» и газета «Русский инвалид», свои издания имели штабы военных округов и казачьих войск, например, «Виленский военный листок» (штаб Виленского военного округа), «Кубанские войсковые ведомости» и т.д.

Политическая пропаганда же была сосредоточена в Министерстве иностранных дел в Отделе печати и осведомления. Отдел должен был составлять обзоры печати, влиять на нейтральные страны, создавать в этих странах благоприятное мнение, о внешней и о внутренней политике России.

По мере зарождения Тройственного союза и Антанты, т.е. с конца XIX века, началось формирование образа союзника в лице Франции, позже и Англии. Как отмечают А. В. Голубев и О. С. Поршнева происходило «преодоление инерции негативных стереотипов в отношении Франции и французов, сформировавшихся в русском общественном сознании под влияние борьбы с Наполеоном и Крымской войны».

Началось переосмысление опыта борьбы двух народов в период Отечественной войны 1812 г. и Крымской войны. Так во время торжественного приема французской эскадры в 1891 г., один из генералов заявил, что «хотя французы сожгли Москву, а русские взяли Париж, те и другие оставались противниками, но никогда не были врагами». Обращаясь к Крымской войне, пресса возвеличивала образ «противника - француза», подчеркивая его храбрость, духовные качества и т.п. Российская печать восхваляла образ жизни французов, их культуру.

Сближение Франции и России было направлено против усиливающейся Германии. Эта тенденция также нашла отражение в прессе. Русских и французов изображали как тонко чувствующих и обладающих духовностью, а немцев - черствыми и бездушными, таким образом началось формирование образа врага.

Для создания образа врага использовали клише силы-слабости, гендерные и расовые характеристики в сочетании традиционными атрибутами одежды, пищи и поведения. Восприятию образа врага способствовали карикатуры. Д. Е. Цыкалов считает, что в условиях тотальной войны 1914-1918 гг., карикатура пережила настоящий подъем во всех воюющих странах.

Российские карикатуристы, изображая немцев, использовали шутливые прозвища немцев: «немец-шмерец», «копченый», «колбасник» и т.п. Немцев наделяли такими чертами, как воинственность, высокомерие, злостный педантизм. Основной мишенью для насмешек стал Вильгельм II. Его изображали в облике черта, антихриста, его изображали жалким, смешным, сумасшедшим, мечтающим покорить мир. В России было популярно изображать образ Вильгельма-Наполеона.(см.рисунок 2.1)

Рисунок 2.1- Вильгельм-Наполеон.


Изображая союзников Германии, карикатуристы старались показать их зависимое положение от немцев. Императора Австро-Венгрии показывали как выжившего из ума старца с большой белой бородой, иногда тяжелораненого, с тростью, на костылях или в кресле-каталке. Османскую империю изображали в лице пожилого и дряхлого султана, которым управляет кайзер. Зачастую Турцию рисовали, как турчанку, которая танцует под аккомпанемент немецких генералов. Выставляя союзников немощными, карикатуристы направляли всю ненависть общественности против Германии. Благодаря этому население не воспринимало в серьез угрозу со стороны Турции или Австрии.

Многие русские карикатуры высмеивали глупость и трусость врагов. Врага изображали как «цивилизованного варвара», «просвещенного дикаря».

В годы войны стал также формироваться и образ национального героя. Печать стала освещать героизм и самопожертвование отдельных лиц. Пресса возвеличивала правящую династию и ее вклад в победу. Уже в первые месяцы войны были опубликованы статьи, в которых говорилось, что те или иные члены императорской семьи доблестно сражались на фронте. Героинями стали и женщины дома Романовых, которые работали в лазарете. Изображая их, пресса подчеркивала скромность и готовность к самопожертвованию.

Народным кумиром и одним из величайших полководцев считали Верховного Главнокомандующего вл. кн. Николая Николаевича. К. Пахалюк отмечает, что конструирование образа героя - Николая Николаевича «подверглось общим правилам формирования образа полководца: стратегический талант, забота о войсках…».

К 1915 г. существовали уже образы героев-офицеров, героев-полководцев, героев-женщин, героев-православных священников, героев-детей. Они обладали общими чертами, определяющими понятие героизм. Герою непременно вручали медаль и георгиевские награды, при чем в Первой Мировой войне высокие награды вручали и женщинам-героям. Наиболее известной женщиной героиней стала сестра милосердия Римма Ивановна, которая повела солдат в бой и получила за это посмертно орден Св. Георгия 4-й ст.

В печати писали про заносчивость, варварство, эгоизм врага, про зверства немецких войск. В противовес образу врага, пропагандировали высокие моральные качества героя, его готовность к самопожертвованию. Техническому оснащению противопоставляли русскую духовность, рациональности - глубокую православную веру, заносчивости и эгоизму - высокие нравственные качества.

Примером как показывали образы героя и врага могут служить газетные и журнальные статьи в годы войны. Так, например, в газете «Петроградский листок» от января 1915 г. была опубликована рубрика «Казак отбивает похищенную немцем сестру милосердия», в которой говорилось, что «опоенные коньяком с эфиром немцы разрушают храмы и избивают маленьких детей…один немецкий солдат..схватив молодую девушку…помчался к немецким расположениям…За немцем погнались трое казаков… Третий настиг похитителя…Русский казак остался победителем, вонзив пику в грудь немца.».

Пропаганда Российской империи стала активно использовать идеологию неославянизма. В газете «Раннее утро» от августа 1914 г. в статье «Митинг на Красной площади» приводится речь протоиерея Восторгова, в которой он призывает народ к «самопожертвованию за освобождение сербов, … принявших жестокий ударь врага. Правому русскому делу грозят миллионы ощетинившихся германских штыков. Сейчас перед нами вопрос, быть или не быть нам великой державой, остаться оплотом для всего славянства…». Неославянизм широко распространился в общественном мнении и был в целом принят руководством России. Суть его сводилась к тому, что Россия должна была достигнуть политического преобладания на Балканском полуострове и утвердиться в проливах.

Правительство предполагало, что достаточно дополнить боевые действия русской армии против Австро-Венгрии активным идеологическим натиском и население начнет восстания, а солдаты славянских народов империи начнут массами переходить на сторону русских. Однако ожидания не оправдались. И как отмечает исследователь А. Б. Асташов, проблема состояла в двойственности самой идеологии. Царская власть не внесла в нее никаких либеральных изменений, на которых настаивали национал-либералы. Кроме того, возникали и трудности организации политической пропаганды: недоставало средств, отсутствовали энергичные деятели.

Отдел печати и осведомления МИД собирали сведения о населении славян, о влиянии на него пропаганды. Он создал несколько информационных агентств в разных районах мира, оказывал покровительство славянам других стран.

С началом войны появились и первые манифесты Верховного главнокомандующего русской армией великого князя Николая Николаевича полякам Австро-Венгрии. Затем последовали и листовки, которые призывали помогать русским солдатам, сложить оружие и бороться против Австро-Венгрии. Россия призывала объединиться славянским народам, и после войны они непременно получат «свободу, справедливость и возрождение», но под «скипетром царя свободы». Е. Н. Трубецкой в своей статье «Россия, Польша и славянство» пишет, что воззвание Верховного главнокомандующего к полякам «…само по себе - великая победа России». Е. Н. Трубецкой убежден, что Австрия не может дать своим подданным славянам «…больше, чем может дать Россия…», поэтому появление манифеста для Австрии может «оказаться равнозначным тяжкому поражению». В том, что данные идеи поддержат славянские народы, не было сомнения.

Пропаганда использовала идеи враждебности славянству немецкой культуры. Агитировали, что нужно «остановить швабские прусские аппетиты, которые в единомыслии с немцами и австрийскими жидами беспрерывно стараются пленить всех славян». Но в Польше не удалось создать устойчивых пророссийских настроений. Пропаганда не была готова к длительной войне, ее единовременные акции не могли дать прочной поддержки среди населения.

Только полякам из всех славянских народов были даны определенные обещания их послевоенного устройства. Остальные же должны были просто вновь соединиться с матерью-родиной Русью и быть готовы ввести в новых областях российские порядки. Так, народам Буковины, Галиции, Закарпатской Руси Россия несла «освобождение из неволи», «мир, свободу и правду», соединение с великой Россией, с великой Православной церковью, русским правительством и т.д. Данным упущением воспользуется объединенная пропаганда стран Антанты во главе с А. Нортклифом в начале 1918 г. Пропаганда Антанты не только широко агитировала славянские народы восстать против Габсбургов, она также обещала свободу и независимость угнетенным народностям. Такого рода обещания не могли оставить равнодушными балканские народы, тем более пропаганда издавала статьи и брошюры от официальных правительственных лиц.

Но в некоторых воззваниях от фронтового командования давались обещания, превышающие полномочия, которые разрешались МИД военному командованию. Например, в листовках адресованных чехам обещалось восстановить их государственность. В такого рода листовках делали акцент на то, что только совместно с Россией будет возможно достичь полной независимости для чехов.

Также пропаганду вели и общественные организации националистического толка Прикарпатья, России. Листовки и воззвания были националистического, право-монархического, мистико-православного и антисемитского содержания. Пропаганда уверяла, что с объединением с Россией наступит золотой век для всех славянских народов. Отсутствие полного идейного содержания, российская пропаганда пыталась подкрепить солидными тиражами издаваемых воззваний. Уже в начале войны из Киева было выслано 48 тыс. воззваний Карпато-русского освободительного комитета к населению Прикарпатья, 60 тыс. воззваний на польском языке, 15 тыс. - на чешском, 15 тыс. - на румынском. Далее количество воззваний увеличивалось, но качество оставляло желать лучшего.

Распространение воззваний и листовок было возложено на военных. Пропаганда среди местного населения на оккупированных территориях Австро-Венгрии велась при помощи печатных периодических изданий и листовок. Распространением вне занятых территорий занимались военные, которые использовали гражданские институты власти: воззвания печатались в официальных и частных органах, расклеивали на улицах, обнародовали на митингах, сходах, сбрасывали с аэропланов, затем стали использовать особых агентов для распространения листовок заграницей.

Организацией пропаганды в Австро-Венгрии занималось особое делопроизводство Огенквара (отдел генерал-квартимейстера) во главе с генералом Н. М. Потаповым. Он привлек свою агентуру среди деятелей местных националистических движений. Например, в распространении воззваний среди чехов участвовал член Совета русских чехов в Москве С. О. Коничек. Предполагалось, что русские военные агенты в Англии - Н. С. Ермолов, и во Франции - Н. К. Раша, будут снабжать С. О. Коничека экземплярами воззваний через Швейцарию, а он, используя налаженные связи, должен будет дальше переправлять воззвания среди славян.

Пропагандой среди болгар занимался поручик Г. И. Капчев. Целью пропаганды в Болгарии было не допущение вступлении Балканского государства в войну на стороне Центральных держав. Г. И. Капчев составил воззвание к болгарскому народу, в котором содержался призыв к борьбе против Австро-Венгрии и присоединению к России. К болгарской пропаганде старались не привлекать союзников. После вступления Болгарии в войну на стороне Германии, Г. И. Капчев спланировал, используя поддержку болгар России, организовать восстание в Болгарии против правящей династии. Но поражение Румынии в ноябре 1916 г. заставило отказаться от реализации этой идеи.

Выпуском воззваний болгарам занималась Ставка Верховного Главнокомандования. Инициатива принадлежала председателю Государственной думы М. В. Родзянко, который предлагал распространить воззвание некого Арди при помощи французских летчиков. Также, воззвание было составлено в 1915 г. советом «Петроградского славянского благотворительного общества». Воззвания распространяли как при помощи аэропланов, так и гидропланов, при помощи французов и румын.

Для России было важна поддержка некоторых нейтральных стран, особенно Швейцарии и государств Скандинавии. Эти страны являлись поставщиками или посредниками транзитной торговли продовольствия, оружия для противника, поставку которого нужно было прекратить. Через нейтральные страны происходило идеологическое воздействие на вражеское население и армию, а значит, нужно было суметь контролировать общественное мнение данной страны.

Но для организации пропаганды в данном направлении необходимо было скоординировать работу в ведении внешнеполитической информационной деятельности нескольких ведомств: иностранных дел, военным в лице Главного управления Генерального Штаба (ГУГШ), морским, а также министерствами финансов, торговли и промышленности, внутренних дел. Каждое из перечисленных ведомств имело своих агентов за границей, собственные средства массовой информации в России и за рубежом. Таким органом должен был стать МИД или же соответствующая структура при нем. С 1914 г. Отдел печати стал давать систематические обзоры печати. Он действовал непосредственно при МИД. Отдел должен был осведомлять министра иностранных дел и начальников отделов Военного и Морского министерств, а также членов Совета министров обо всем, что появляется «интересного в России и иностранной печати». Таким образом, Отдел печати играл более чем скромную жизнь в общей жизни ведомства.

Необходимо было создать более эффективный орган, который скоординировал бы работу различных ведомств в деле пропаганды. Инициатором его создания стал генерал Н. Н. Янушкевич совместно с ГУГШ. В августе 1914 г. было образовано при МИД «Межведомственное совещание по выработке мер для борьбы негласным путем против распространения заграницей вредных для наших государственных интересов ложных сведений о России и русской армии» (далее Совещание). В него вошли представители Санкт-Петербургского телеграфного агентства (СПТА, ПТА), Главного управления по делам печати при МВД, Военного и Морского министерств, Министерства финансов.

Военное министерство должно было доводить через ГУГШ все сведения военных агентов до дипломатических представителей. В Совещании поднимался вопрос об использовании заграничной печати в пропагандистской деятельности России. Для этого решили создать за границей дружественную прессу, привлекая сотрудников и корреспондентов за денежное вознаграждение. Основные усилия предполагалось сосредоточить в Стокгольме, Христиании, Копенгагене, Бухаресте, Риме, Вашингтоне и Гааге. Но никаких новых идей на Совещании выдвинуто не было. Задачи пропаганды в нейтральных странах не были конкретизированы, идеологически обоснованы. Такая постановка пропаганды была схожа с пропагандой Германии, где вся организация также оказалась всецело в руках бюрократии, не понимающей суть пропаганды.

Неактивная и неспешная пропагандистская деятельность МИД и ПТА не устраивала в первую очередь военных. В январе 1915 г. помощник военного министра А. П. Вернандер направил министру иностранных дел С. Д. Сазонову письмо с предложением «обратить серьезное внимание» на пропаганду. В письме излагалась программа перестройки дела пропаганды в нейтральных странах. А. П. Вернандер считал, что нужно распространять такие сообщения, которые смогут возбудить живой интерес и увеличить симпатии к России невоюющих стран, например, освещать совместные экономические мероприятия. Автор письма подчеркивал, что сотрудничество ГУГШ и МИД должно быть более тесным в области пропаганды. Не смотря на то, что С. Д. Сазонов согласился с А. П. Вернандером, необходимой координации действий так и не удалось достичь. Как считает исследователь А. Б. Асташов, эта неудача явилась проявлением кризиса управления во время мировой войны, в частности между военным ведомством и МИД.

МИД продолжало вести свою информационную деятельность, как считало нужным. Было два канала, через которые МИД распространял информацию: Балканское Телеграфное Агентство (БТА) и Санкт-Петербургское Телеграфное Агентство (ПТА). ПТА способствовало распространению заготовленных МИД телеграмм, материал для которых давали дипломатические представители России. ПТА должно было посылать официальные и официозные сообщения в посольства, консульства, дипломатические агентства и императорские миссии европейских стран. БТА базировался в Румынии, им руководил В. Ф. Богацкий. Абонентами БТА были вся парижская и провинциальная печать Франции (около 80газет).

Военное ведомство сосредоточило пропаганду в нейтральных странах при IV части ГУГШ особого отдела Генерал-квартимейстера, который возглавлял полковник А. М. Мочульский, а с января 1916 г. - полковник П. Л. Ассанович. Основную деятельность Ставка и ГУГШ сосредоточили на передаче сообщений через агентства: «Вестник Генерального штаба», ПТА, а также открытое в августе 1915 г. при Ставке тайное телеграфное агентство «Норд-Зюд». Материал для бюллетеней брали из газет и из Огенквара, если же брали не из газет, то он проходил цензуру.

В начале 1916 г. был подготовлен доклад в Военный совет исполняющего дела начальника ГУГШ генерала Г. И. Беляева, исполняющего дела генерал-квартимейстера ГУГШ генерала М. Н. Леонтьева и полковника А. М. Мочульского. В докладе подчеркивалось, что при возросшей пропагандистской деятельности противника, ответная информационная деятельность России не эффективна. В докладе была приведена широкая программа пропагандистских мероприятий. Таких как:

издание специальных сборников с фотографиями и текстами о войне и общественной жизни в России и у союзников.

обсуждение политических и экономических вопросов в печати.

изготовление и распространение кинофильмов.

использование радиопередач.

По мнению докладчиков, такую работу нужно было проводить не только в нейтральных странах, но и во вражеских. Военные пропагандисты предполагали создать совещание при ГУГШ с правом решающего голоса у начальника Генерального штаба. В январе 1916 г. при Военном министерстве под председательством генерала Леонтьева из представителей ГУГШ и МИД было образовано Особое совещание для организации воздействия на нейтральные страны, для этого было выделено 100 тыс. рублей.

При подготовке к программе условий и требований, с которыми Россия выступит на мирной конференции после победы над Германией, началась широкая реорганизация Отдела печати МИД в апреле 1916 г.Полагалось, что в Отделе будут составлять все заметки, статьи, опровержения. Отдел печати выделялся как авторитарный орган МИД по всем вопросам печати.

С марта 1916 г. Отдел печати возглавил А. И. Лысаковский, его помощником стал В. П. Муравьев, который занялся преобразованием Отдела печати совместно с общественностью для ведения пропаганды на нейтральные страны. В. П. Муравьев считал, что нужно сначала завоевать общественное мнение боевым путем. Подразумевалось завоевание доверия масс проверенной информацией, использованием кинематографа, фотографий, распространением заграницей благоприятных статей в сотрудничестве с местными фирмами. В. П. Муравьев выступал за создание независимого от государства издательства, которое будет руководить делом пропаганды. Возглавить его должен был сам В. П. Муравьев, редакторами стать П. Б. Струве и А. А. Башмаков. Желание принять участие в издательстве выразили общественные деятели такие как П. П. Мигулин (экономист), В. Д. Кузьмин-Караваев (юрист, либеральный деятель), А. А. Пыленко (профессор международного права в Петербургском университете) и др. Проект предусматривал создание в издательстве особых отделов по сферам, например отдел внешней политики, финансово-экономический и т.д. В. П. Муравьев подчеркивал, что ему необходима полная свобода действий от бюрократии, иначе эффективность от деятельности печати будет небольшой.

Но этот грандиозный план был воплощен в жизнь частично. Оказалось невозможно организовать работу издательства из-за партийных разногласий. В результате работа по активизации пропаганды была сосредоточена в ГУГШ. Главный штаб занимался обработкой общественного мнения при помощи статей, брошюр, и т. д. по разным вопросам. Отдел печати же занимался распространением желательных для России политических и экономических телеграфных сведений.

ГУГШ в плане пропаганды работал довольно разнообразно и более эффективно. ГУГШ попытался использовать кино и фотоснимки в пропагандистских целях. Предполагалось организовать съемку материалов самими военными, а распространять через их частные фирмы. Но МИД выступал за то, чтобы съемками занимался исключительно Скобелевский комитет о раненых. К сентябрю 1916 г. было изготовлено несколько фильмов: «Эрзерум», « Трапезунд». Но на дальнейшие съемки у комитета не хватало пленки. В декабре 1916 г. генерал М. В. Алексеев сумел уговорить императора разрешить производство кино и фотоснимков частным фирмам.

Пассивной была деятельность военных в постановках радиопропаганды. Собственные радиосообщения имели только некоторые русские фронтовые радиостанции, что носило единичный характер. Активно действовало агентство «Норд-Зюд», которое с июня 1916 г. перешло в ведение ГУГШ. «Норд-Зюд» действовала на нейтральные страны. В своей работе агентство выстраивало единое информационное поле в борьбе с враждебной пропагандой и насаждала выгодные для России представления. «Норд-Зюд» распространяло телеграммы в Англии, Швеции, Дании, Румынии, Франции, Швейцарии, при помощи местных журналистов. Однако деятельность «Норд-Зюд» стала ограничиваться вначале 1917 г. запретами нейтральных и союзных стран, которые опасались материалов о революционных событиях России. Пропаганда Российской империи в нейтральных и союзных странах была практически сведена «на нет» после Февральской революции 1917 г. Страны Антанты пытались бороться с негативными последствиями свершившейся русской революции. Временное правительство должно было противодействовать антиправительственной пропаганде, бороться против анархических и пацифистских настроений, укреплять воинскую дисциплину и правопорядок, воспитывать у общественности осознание необходимости продолжение войны. Огромное значение приобретал моральный фактор, особенно в армии: сказывалась усталость от затянувшейся войны, революционность тыла и неудачи на фронте способствовали упадку боевого духа военных.

Временное правительство в пропагандистских целях привлекало и православную церковь, политические партии, поддерживающие власть. Был образован институт военных комиссаров, который фактически занимался политическими делами, вопросами воинского воспитания, поднятием боевого духа. Для координации деятельности воинских комиссаров было в мае 1917 г. создано новое управление - Кабинет военного министерства. В составе кабинета особое место занимали два отдела: политический и осведомительный. Позже они были выделены в политический отдел, а затем в самостоятельное управление министерства. Деятельность этих структур была незначительной. Во-первых, слишком короткий период существования не может дать ощутимых результатов. Во-вторых, было сильное идеологическое противодействие противников Временного правительства.

Так как все пропагандистские силы России были направлены на решение внутренних проблем, некоторые организационные усилия во внешней пропаганде остались неэффективными. Фактически пропагандистская работа организаций при ГУГШ была парализована. Октябрьская революция прервала попытки постановки дела пропаганды в России.

Таким образом была организована пропаганда в Российской империи в годы Первой Мировой войны. Агитационной деятельностью в России занималось Бюро печати при Ставке Верховного главнокомандования и Отдел печати и осведомления при МИД. Бюро печати следило за тем, чтобы в армейские структуры не проникала нежелательная пресса, информировало печать о ходе военных действий. Бюро печати контролировала деятельность газет и журналов, которые имелись при различных армейских структурах. Посредством данных газет и журналов, а также при помощи кино и фотоснимков Бюро проводило пропаганду среди армии. Отдел печати и осведомления МИД занимался пропагандой в нейтральных странах.

С началом войны началось развитие средств массовой информации: стали открываться новые журналы, газеты, началось производство кино и фотоснимков частными фирмами, в агитационных целях стали использовать радио. За годы Великой войны были приобретены навыки ведения информационной борьбы. Накоплен бесценный опыт методов информационной борьбы, способов ее постановки и средства реализации. Некими механизмами ведения пропаганды внутри страны являются феномены образа врага, союзника, национального героя. В Первую Мировую войну Российская империя расширила накопленный опыт формирования образа врага, образа союзника, образа национального героя. Пропаганда внутри страны велась упорно, но не смогла способствовать длительному сплочению народа, не сумела сохранить в сознании общественности веру в победу. Дореволюционная Россия имела небольшой опыт сотрудничества власти и народных масс. Принятая идеология «народного самодержавия» не отвечала ожиданиям народа, так как в ней подразумевалось оставление неприкосновенности многих традиционных институтов. Правительство не понимала чаяний общества. Министр внутренних дел Н. А. Маклаков, подписывая указ о мобилизации, отмечал, что война «в народных глубинах не может быть популярна, и идеи революции народу понятнее, нежели победа над немцами…».

Широкую и упорную пропагандистскую деятельность Россия развернула среди славянских народов. Правительство понимало, что необходима поддержка братских народов, и что именно пропаганда должна способствовать в данном направлении. Принятый за идеологическую основу неославянизм с самого начала обрек пропаганду на провал. Государственные деятели России не понимали, что национальное самосознание балканских народов находиться на ином уровне: большинство представителей славянских народов желало образования суверенных национальных государств. Обещания воссоединения всех славянских народов с «матерью славянских земель Россией» не могло их удовлетворить.

Для Российской империи была важна поддержка нейтральных стран. Но уже в 1915 г. военное командование выказывало недовольство нерешительностью и пассивностью пропаганды в нейтральных странах, звучали требования усиления пропаганды в нейтральных странах и среди вражеского населения. Генерал Н. Н. Янушкевич выступил инициатором реорганизации института пропаганды. Образованное при МИД «Межведомственное совещание по выработке мер для борьбы негласным путем против распространения заграницей вредных для наших государственных интересов ложных сведений о России и русской армии» объединило пропагандистскую деятельность ПТА, Военного и Морского министерства, министерства Финансов. Но Совещание не выработало никаких новых идей, конкретных задач пропаганды в нейтральных странах. Попытки усовершенствовать работу пропаганды продолжались. При участии генерала Г. И. Беляева, генерала М. Н. Леонтьева, полковника А. М. Мочульского при Военном министерстве было образовано Особое совещание для организации воздействия на нейтральные страны. Реорганизации подвергся Отдел печати МИД под руководством А. И. Лысаковского и В. П. Муравьева, который разработали грандиозный проект переустройства пропагандистской деятельности страны. Но реализовать данный проект удалось лишь частично.

Не смотря на все упорство и неоднократные попытки улучшить дело пропаганды, агитационная деятельность не приносила ожидаемых результатов. Огромным недостатком было то, что не хватало подготовленных кадров: инициативных деятелей, понимающих суть ведения информационной войны, ее значимость. В. И. Муравьев уверял А. И. Лысаковского, что «нужны идейность дела, а не журналисты, которые напишут все, что им скажут». Исследователь Д. Г. Гужва справедливо отмечал, что составлением сводок и публикациями газет и журналов занимались люди, не подготовленные к такой работе. Поэтому их стиль изложения был скучен и «веял канцелярией императора». В результате русская пропаганда значительно уступала в организационном и содержательном аспектах пропаганде Англии. П. Лайнбарджер считает, что контрпропаганда не должна ориентироваться на то, что говорит противник: «если противник в контрпропаганде ссылается на ваш материал, это ничего большего не означает, как профессиональный обмен любезностями…». Российская пропаганда очень часто грешила этим.

Пропаганда в нейтральных странах Россией была сведена на нет после Февральской революции 1917 г. Временное правительство уделяло больше внимания организации пропагандистской деятельности. При помощи пропаганды необходимо было решить ряд сложных проблем: укрепить власть Временного правительства, донести до общественности необходимость продолжения войны, навести правопорядок в армии, поднять боевой дух солдат. Но так как власть Временного правительства была не долгой, никаких результатов их информационная деятельность не дала.

. Немецкая информационная политика и агитация в годы Великой войны

Первая Мировая война потребовала от Германии огромных жертв. Не смотря на трудности и лишения, немецкий народ должен был «сохранять бодрость духа и не терять веры в благополучный исход войны». Именно агитация должна была способствовать сохранению единства нации и боевого настроя.

Перед немецкой пропагандой в начале войны стояли все те же задачи, как и перед английской и российской: поднятие патриотизма, укрепление национального единства, формирование образа врага. Правительство Германии надеялось на быструю молниеносную войну по плану А. Шлиффена. Печать должна была подготовить народ к той мысли, что война неизбежна. Исследователь Н. Е. Журбина в своей работе, проанализировав военные темы и содержания военных газет с января по июль 1914 г., приходит к выводу, что население Германии, благодаря стараниям прессы, «знало своих союзников и противников, преимущества и недостатки их вооруженных сил…». Печать создавала агрессивный образ стран Антанты, которые готовятся в удобный момент напасть на Германию и ее союзниц. После объявления войны, во всех официальных правительственных документах был зафиксирован факт «вынужденной обороны собственного государства». К этому времени население было уже настроено на оборону страны. Таким образом, охватившая общественность массовая эйфория была результатом агитационной деятельности.

августа 1914 г. генерал фон Х. Мольтке объявил о необходимости тесной связи между Верховным командованием и печатью, заявив, что печать является неизбежным средством войны. Но, не смотря на это, четкая организация единого института пропаганды не была сформирована. Отделы печати и пропаганды имелись в министерстве иностранных дел, в прусском министерстве, в морском министерстве и в министерстве внутренних дел. Все они работали независимо друг от друга. С началом войны управление печатью перешло в Генеральный штаб. В основном он осуществлял цензуру: следил, чтобы население было достаточно осведомлено о ходе военных действий, а также, чтобы в прессу не проникала секретная информация.

Когда стало ясно, что план А. Шлиффена потерпел крах и война приобретает затяжной характер, военное командование потребовало от правительства соответствующего влияния на печать. При министерстве иностранных дел было создано Бюро печати, которое занялось иностранной прессой. Г. Ласвель справедливо отмечает, что у немцев не было «согласованности в ведении пропаганды». Каждый отдел работал самостоятельно, не было объединяющей политической концепции. Единственной формой сотрудничества были совещания с представителями печати, которые проходили 2-3 раза в неделю. Генерал Э. Людендорф понимал, что без единой идеи пропаганда не может быть эффективной. Он делал не однократные попытки упорядочить дело руководства печатью. В декабре 1916 г. Э. Людендорф обратился к канцлеру с просьбой создать при имперской канцелярии орган, который объединил бы прессу всего государства. Данный орган должен был бы контролировать и направлять работу всей печати. Однако, его предложения игнорировались правительством. Таким образом, пропагандой в Германии занимались Управление печатью при Генеральном штабе и Бюро печати при МИД.

Управление печати, как центральный орган пропаганды, был окончательно сформирован к концу 1915 г. В результате Управление перешло полностью в подчинение к Верховному командованию. Управление печати должно было облегчать работу Верховного командования с органами печати страны, предоставлять необходимую информацию властям и прессе, а также следить за применением цензуры. Для того, чтобы облегчить выполнение этих задач, в Управлении печати были образованы три отдела: внутренней печати, иностранной печати, цензуры. Руководителем Управления был назначен полковник В. Николаи - начальник разведывательного отдела главной квартиры. Он должен был руководить военной цензурой, наблюдать за настроениями внутри страны и армии, обрабатывать эти данные, руководить прессой и ориентировать ее в военных вопросах. Также в задачи В. Николаи входило управление пропагандистской деятельностью немецких военных атташе в нейтральных и союзных Германии странах. Также при Управлении постоянно должны были присутствовать представители всех министерств: внутреннего, иностранного, морского и т.д.

Каждый отдел Управления печати выполнял определенные функции. Так, отдел внутренней печати каждый день передавал по телеграфу краткую сводку содержания немецкой прессы, которая дополнялась более подробными обзорами печати. Отдел иностранной печати рассылал результаты наблюдений за заграничной прессой в Верховное командование, имперским властям, органам печати и отдельным общественным представителям. Однако, как отмечает исследователь В. Н. Волковский, публикации, «содержащие ценный материал для борьбы с неприятельской пропагандой, очень мало использовались немецкими газетами». Отделу цензуры было сложнее всего справится с поставленной задачей, так как было очень трудно отделить вопросы политического характера от вопросов военного в условиях военного времени. Управление печати имело свои отделы и на местах. Работа местных органов печати контролировалась начальниками гарнизонов и штабов.

В. Н. Волковский утверждает, что данная структура Управления печати является скорее «схемой, чем организационным костяком, - тем не менее, в ней можно усмотреть все признаки аппарата, в полной мере предназначенного управлять печатью». Управление печати устраивало собеседования с представителями печати, на которых давались комментарии происходивших на фронте событий. Оно сообщало о ходе военных действий, официальные сведения передавались при помощи Центрального Телеграфного агентства. Протяжность фронта не позволяла немцам делать частые сообщения, только раз в день. Это было явно невыгодно для немецкой пропаганды, так как государства Антанты специально посылали по радио свои сообщения уже после объявления германских сводок не менее 2-3 раз в день. В результате сводки стран Антанты имели больший пропагандистский успех. Германия же обвинялась в «замалчивании неудач». Также Управление печати следило за снабжением фронта прессой, наблюдало за тем, что пишут о Германии иностранные газеты, руководило военной прессой.

В течение 1914-1915 г. военные круги не осознавали, что нужно информировать страны о внутреннем положении Германии в тылу и на фронте. Военное командование долго противилось допуску на фронт журналистов и корреспондентов, как немецких газет, так и иностранной печати. Военным везде мерещились шпионы. К. К. Звонарев считает, что «шпиономания пустила такие глубокие корни в германских военных кругах, что они боялись даже допустить в сентябре 1914 г. посещение своей главной квартиры американским президентом Рузвельтом». Позже Управление печати стало позволять посещать войсковые части представителям крупных и влиятельных газет Германии и других стран, публикации которых могли бы помочь в борьбе с неприятельской пропагандой.

Бюро печати МИД (Центральное бюро) было создано для агитации за границей. Во главе его стал дипломат барон фон А. Мумм. Центральное бюро издавало пропагандистские брошюры, книги, иллюстрированные журналы. Много внимания Бюро уделяло религиозной пропаганде. Были привлечены выдающиеся католические и лютеранские духовные лица. Они давали интервью, читали лекции, проповеди, составляли доклады, в которых говорилось о том, что Германия была вынуждена ответить на агрессию держав Антанты, подчеркивалось, что немцы не желают кровопролития, но империалистические страны вынуждают Германию прибегать к оружию. В сентябре 1914 г. немецкие католики составили «меморандум о мировой войне», написанный в соответствующем духе. В мае 1915 г. Центральное Бюро образовало «деловой комитет немецких католиков», куда входили не только священнослужители, но и профессора, общественные деятели. Деловой комитет занимался выпуском книг, журналов, сборников в пропагандистских целях. В феврале 1917 г. он созвал в Швейцарии «католико-политико-социальный всемирный конгресс», деятельность которого использовалась Бюро печати в агитационных целях. Немецкая пропаганда с их помощью пыталась донести до мировой общественности, что Германия была вынуждена ответить силой оружия агрессивно настроенным странам Антанты.

Центральное бюро в 1917 г. перешло под контроль Военного командования, но продолжало финансироваться МИД. Деятельность Управления печати и Бюро печати была объединена под руководством Военного командования. Слиянию способствовал Э. Людендорф, который не прекращал требовать упорядочения организации пропаганды. МИД также создало отделы экономической и политической пропаганды, подобно военной. Но, как считает Э. Людендорф, они воздействовали на прессу путем опровержения и объяснения политических событий и использования неприятельских промахов, что было малоэффективно.

Созданный отдел пропаганды возглавил полковник фон Гефтен. Он сумел создать громадную пропагандистскую организацию, отделы которой были раскинуты по всем нейтральным, дружественным и вражеским Германии странам. Средствами агитации были брошюры, доклады, телеграммы, радиопередачи, корреспонденции, эффективными были иллюстрации и кинофильмы. Немецкая пропаганда вначале не обратила внимания на кинематографию, как на средство пропаганды. Но после того как был выявлен результат, который произвели кинофильмы стран Антанты на нейтральные страны, немцы начали развивать и эту отрасль идеологической борьбы. Был образован специальный орган при МИД, ведавший кинематографией. После этого Верховное командование начало формировать на фронте специальные фотографические и кинематографические части.

Пропаганда в нейтральных странах шла при помощи созданных «военных заграничных бюро», которые обрабатывали и распространяли «полученные из центра материалы в духе, соответствовавшем особенностям каждой данной страны». За агитацией в нейтральных странах следили немецкие послы. В нейтральных странах пропаганда велась главным образом при помощи подкупа газет, журналов, субсидировали книгоиздательства и писателей. Так в Швеции покупалась вся газета, в Дании использовалась система субсидирования. Были попытки создавать собственные печатные органы в нейтральных странах.

Д. В. Суржик в своей работе приводит цитату атташе немецкого посольства в США Ф. фон Папена, который требует всеми способами уберечь США от вступления в войну на стороне Антанты, активизировать пропагандистскую деятельность. Исследователь отмечает, что немецкая пропаганда находилась изначально в «существенно худших условиях, чем английская». К началу войны американо-германские отношения имели противоположные векторы развития, так как немецкое имперское правительство стремилось к лидирующим позициям по отношению к США в империалистической борьбе за колонии и международное влияние. Эта тенденция только усилилась во время войны, что вредило немецкой пропаганде.

За пронемецкую агитацию в США взялся Б. Дернбург- банкир, министр финансов и вице-канцлер Германии. «Б. Дернбург обладал умением ясно доводить до широких масс такие сложные вопросы, как причины начала мировой войны или потопление «Лузитании»». Б. Дернбург вместе с фон Ф. Папеном образовали полуофициальный «Центральный офис заграничной службы», который действовал под именем «Немецкой информационной службы» (НИС). НИС разрабатывал планы борьбы с Антантой на американском информационном поле от имени Германии. Штат сотрудников составлял 31 человек, в том числе М. Б. Клауссен (заграничный корреспондент информагенства «Гамбург-Америка»), А. Фюр (бывший переводчик немецкого генерального консульства в Йокогаме), У. Б.Гейл (американский публицист), а также Г. Альберт и М. Герхард. Данная организация издавала ежедневные бюллетени с переводами статей некоторых немецких газет, комментировала события и интервью политических деятелей и туристов, вернувшихся из Европы.

Но пропаганда Англии была успешнее. Она способствовала тому, что американская общественность заняла проанглийскую позицию. Германия не понимала национальную психологию, которая должна была отражаться в пропагандистских материалах. Не было достаточного финансирования. После того как Англия перерезала немецкий телеграфный кабель на дне Атлантического океана, Берлин отказался создавать новую телеграфную линию для передачи в Вашингтон немецких новостей, объясняя это дороговизной. Немецкая агитация не сумела использовать нарушения международных прав со стороны стран Антанты. Так, например, нарушение Великобританией Лондонской декларации о неприменении каких-либо военных действий по отношению к мирному населению воюющих стран было слабо использовано немецкой пропагандой. Немецкая пресса не выставляла жесткие обвинения Великобритании в установлении голодной блокады Германии, как это делала Великобритания. Таким образом, пропаганда Германии в Америке была обречена на провал.

Пропаганда, нацеленная на вражеские страны, велась через линию фронта, а на оккупированных территориях организовывалось издательство газет. Наиболее подверженным влиянию агитации считалась Российская империя, Румыния, Италия. Пропаганда была нацелена на моральное разложение неприятельских армий. Учитывались самые мелкие факты, события, которые обрабатывались тем или иным способом и преподносились армиям противников. К. К. Звонарев убежден, что немцы считали, что можно и нужно пускать за границу всякую ложь.

В немецких газетах, брошюрах, листовках, плакатах обсуждались «самые животрепещущие и злободневные вопросы, волновавшие умы неприятельских армий». Например, в плакатах и листовках, предназначенных для русской армии, подчеркивалось, что императорская семья предала интересы России, втянув ее в войну. Российского императора выставляли марионеткой в руках императрицы Марии Федоровны и ее любовника Г. Распутина.(см. рисунок 3.1)

Такого рода листовки производили большое впечатление на русских солдат. Немецкая агитация открыто говорила «о насилиях жандармов и полицейских над семьей солдата, об изменах офицеров, о розгах, о взяточнистве, подкупе и воровстве интендантов, о ничтожестве русского царя и его двора и т.п.». Г. Ласвель в своем исследовании справедливо отмечает, что нужно попытаться отвлечь вражду противника не только на союзника, но и на правительство и господствующий класс. «Если сделать достаточно ненавистным правящее лицо или класс, то наступает революция,- а при революции остается очень немного места для активной ненависти к внешнему врагу». Этот метод был использован Германией по отношению к России, результат не заставил себя долго ждать.

Рисунок 3.1 - «Куколка наша»


Также немцами был изобретен еще один способ ведения агитации среди вражеских войск, который заключался в подготовке специальных «братальщиков». На специальных курсах готовили солдат и офицеров, знавших язык противника. Их отправляли работать среди солдат противника. В 1916-1917 гг. попытки к «братанию» приняли колоссальные размеры. Германские братальщики были разделены по категориям. Одни должны были во время братания заниматься шпионажем в широком смысле этого слова; другие - агитировать за окончание войны; третьи - пропагандировать миролюбие и непобедимость Германии; четвертые - демонстрировать великолепие экономического положения Германии посредством раздачи шоколада, сигар и т. п.; пятые - рассказывать о «темных делишках властей» и т.д. К концу 1917 г. между русскими и немецкими окопами стали открывать лавочки, продавая русским солдатам «всякую ерунду и в то же время, пропагандируя бесцельность войны со стороны русских», немецкие «братальщики» имели несомненный успех.

Немецкая пропаганда пыталась внести разлад в отношения между Российской империей и Румынией. В листовках, прокламациях обращенных к румынской армии подчеркивалось, что Россия не собирается способствовать образованию Великой Румынии, а всего лишь использует румынскую армию в собственных целях. Румынам указывали на то, что их кровопролитие бессмысленно. Такого рода агитация имела быстрый результат, к 1917 г. русские генералы сообщали, что среди румынской армии и населения растут германофильские настроения.

Используя данные разведки, немецкая пропаганда разглашала информацию, скрываемую правительством от солдат. Так, было разглашено Туринское восстание в Италии сентября 1917 г., где было убито много гражданских лиц. В немецких прокламациях было подробно описаны все эти события, количество убитых и их имена. Такого рода данные производили неизгладимое впечатление на армию, практически весь IV Туринский корпус сдался в плен немцам. Когда немецкое командование узнало о Февральской революции в Российской империи, было решено составить плакаты, прокламации, которые сообщат об этом со всеми подробностями.

Германская пропаганда была нацелена на то, чтобы вновь вызвать давнюю вражду между англичанами и французами. Вообще Германия главным виновником войны выставляла Англию. Агитировали, что зависть и тщеславие англичан явились истинными причинами разжигания войны. Немецкая пропаганда выставляла англичан хитрыми, жестокими, алчными, так как развязали они войну только по экономическим соображениям. Среди французской армии и на оккупированных территориях распространяли прокламации, в которых говорилось, что цель Великобритании - «заставить Францию проливать за них кровь». Французам предлагали объединиться с Германией и начать войну против Англии, чтобы сокрушить ее владычество, и начать совместно господствовать над Европой, а значит и над всем миром.

Пользуясь данными разведки, немецкая пропаганда огласила секретные договоры, заключенные странами Антанты. Разоблачение этих договоров внесли определенные трения в союз держав, так как выяснилось, что союзниками были даны «противоречивые обещания некоторым из более слабых держав». Стали распространять плакаты и листовки, в которых английские политики изображались как хитрые, алчные деятели, для которых война «всего лишь бизнес»(см. рисунок 3.2).

Рисунок 3.2 - Птицелов


Стараясь внести разлад между армией и военным командованием и правительством, немецкая агитация разбрасывала над окопами плакаты и листовки, содержание которых указывало на то, что правительство и верховное командование живут в роскоши и ни в чем себе не отказывают, пока солдаты терпят все трудности окопной жизни. Немцы изображали английских офицеров, политиков как взяточников, спекулянтов. Распространяли листовки и плакаты, в которых говорилось, что для «оставшихся дома жен оказалось непосильным сохранение супружеской верности» (см.рисунок 3.3). Таким образом, немецкая пропаганда всеми способами пыталась расколоть национальное единство и внести разлад в отношения союзников.

Рисунок 3.3 - Леди Смит и Джон Булль.


Что касается общесоюзнической пропаганды, то в первые годы войны МИД Германии не поддерживало достаточного контакта с представителями печати союзных стран. Союзные правительства также не делали попыток «направить работу своей печати на общие интересы ведения войны». Увидев тот эффект, который произвела союзническая пропаганда стран Антанты, Управление Печати Германии предложило всем союзническим журналам и газетам, находившимся в Германии, объединиться и создать при Управлении «Штаб-квартиру союзнической прессы». Союзнической прессе предоставили доступ ко всем интересующим их сведениям, разрешили поездки на фронт и оккупированные немцами территории. Но твердых организационных форм союзническая пропаганда не приобрела. Ни в Турецкой империи, ни в Болгарии, ни в Австро-Венгрии не было отдельно института пропаганды, ни обособленного отдела пропаганды, будь он в ведении МИД или Верховного командования. В Австро-Венгрии печать находилась в ведении государственной прокуратуры. В Болгарии военное и политическое руководство прессой было в руках одного человека, но так как болгарская пресса ставила на первый план политику, придти к общему согласию с Управлением печати германского Верховного командования она не могла. В Турции руководство печатью было вверено разным лицам, которые подчинялись политическому руководству. Такая организация была удобна и практична, но османская политика не велась в полном согласии с немецкой, что обрекало на провал информационную союзническую борьбу. Германия пыталась использовать в агитационных целях идеи общеисламского единства и призывы к джихаду османского султана. Посредством идеи джихада немецкое правительство пыталось «революционизировать мусульманских подданных стран Антанты». Германия рассчитывала, что после объявления «Священной войны» османским султаном-халифом, мусульманское население на захваченных территориях начнет восставать против английских, русских, французских угнетателей. Отказавшись воевать против единоверцев-турок, мусульмане вражеских стран должны были перейти на сторону Центральных держав.

Немецкий дипломат, востоковед М. фон Оппенхайм стал инициатором создания при МИД Германии «Службы информирования по Востоку». Данная организация должна была координировать совместные действия Германии и Турции по пропаганде джихада среди населения стран-противниц, на фронте, в лагерях для военнопленных. Было установлено тесное сотрудничество с политиками и священнослужителями из Османской империи. Их приглашали в лагеря для военнопленных, чтобы они читали проповеди, призывали переходить на сторону Турецкой империи. Однако вся эта информационная деятельность не оправдала немецкие ожидания: мусульманское население не стало массово переходить на сторону Центральных держав, восставать против угнетателей. Попытки мусульман Кавказа и Туркестана производить денежные сборы на военные нужды Турции, образовывать тайные комитеты, агитировавшие восстать против России, были единичными случаями и не привели к существенным результатам. Османской империи не хватало авторитета, чтобы повести мусульман к Священной войне. Тем более, пропаганда стран Антанты всячески подчеркивала зависимое от Германии положение Турции.

Таким образом, в Германии институт пропаганды претерпевал значительные изменения на протяжении всей войны. П. Лайнбарджер в своей работе справедливо отмечает, что «на кайзеровской пропаганде с самого начала лежала печать двух бедствий - дилетанства и бюрократизма, каждое из которых калечило пропаганду, вместе же они несли ей гибель». Полковник В. Николаи, генерал Э. Людендорф и ряд других немецких деятелей в своих мемуарах пишут, что в Германии не было никакой «просветительской работы», «армия не имела помощника в лице печати… попытки организовать пропаганду…не вышли за пределы первичных начинаний…». С данными высказываниями можно согласиться, но их можно и опровергнуть.

В годы войны в Германии был сформирован институт пропаганды. Изначально пропагандой занимались Управление печати при Генштабе и Бюро печати при МИД. Позже их деятельность была объединена. Перед немецкой пропагандой стояли трудные задачи. Полагаясь на молниеносную войну, правительство Германии не обращало внимания на пропаганду. Когда же война затянулась, немецкая пропаганда должна была способствовать сплочению нации, поддержанию боевого духа и веры в победы. Выявилось то, что население страны не готово морально к долгой войне, общественность не была подготовлена к возможным трудностям, через которые пришлось пройти немецкому народу в годы войны. В народные умы не было заложено никакой прочной благородной идеологии, ради которой стоило терпеть все лишения. Пропаганда внутри страны не смогла восполнить этот пробел в годы войны. Вредило внутренней пропаганде и цензура, которая слишком сильно довлела над прессой. Замалчивание печатью военных неудач на фронте было огромной ошибкой. Так как страны Антанты находили способ донести до немецкого народа правду, что подрывало доверие немецкой общественности правительству и прессе.

Немецкая пропаганда не смогла опровергнуть обвинения стран Антанты в развязывании войны, в нарушении международных договоров, в жестоком обращении с населением на оккупированных территориях. На все нападки прессы Антанты, пропаганда Германии отвечала слабым опровержением, обвиняя страны Антанты в клевете и лжи. Немецкая пропаганда не приводила никаких доказательств своей правоты. В развязывании войны Германия обвиняла Англию, выставляя главным виновником английского короля, который завидует успеху немецкого кайзера. Английское правительство и военное командование изображали алчными, надменными, равнодушными к страданиям других. Но во всех этих обвинениях отсутствовала четкая аргументация. Цензура играла против Германии и в нейтральных странах. Преувеличивание силы и мощи Германии, сокрытие трудного экономического положения внутри страны, не способствовало поднятию авторитета страны. Так как истинное положение все равно доходило до мировой общественности, что подрывало доверие к немецкой прессе.

Активную пропаганду Германия развернула и на вражеской территории. Немецкая агитация пыталась внести раздор между союзниками Антанты: французским солдатам постоянно напоминали, что извечным врагом Франции была Англия, плакаты, листовки, прокламации призывали не воевать против Германии, а направить оружие против Англии. Немецкая пропаганда говорила французам, что «кровь проливает Франция, а все награды получит Англия». Относительно Англии пропаганда пыталась расколоть английское общество, настроить народ против правительства. Тот же метод был использован и против Российской империи и Румынии. Румынам немецкая агитация говорила, что Российская империя не надежный союзник. Русскую армию немецкая пресса пыталась настроить против военного командования, императорского дома. К. К. Звонарев уверяет, что «Германия прилагала все усилия к тому, чтобы использовать в целях победы все средства, в том числе и пропаганду... И нужно признать, что, несмотря на все недостатки, германская пропаганда свои результаты, и результаты положительные, немцам дала…».

Немецкое правительство имело небольшой опыт сотрудничества с прессой. В Первую Мировую войну Германия впервые столкнулась с пропагандой, как средством ведения войны. Успешному развертыванию ведения информационной борьбы Германии мешали несколько факторов. Во-первых, Германия не имела достаточное количество людей, понимающих суть ведения пропаганды. Во-вторых, цензура и обширный бюрократический аппарат тормозили развертывание пропаганды. В-третьих, немецкое правительство слишком поздно разглядело в пропаганде одно из средств ведения борьбы. В-четвертых, огромным упущением было то, что Центральным державам не удалось наладить общесоюзническую пропаганду, выработать единое направление политики.

Заключение

В годы Первой Мировой войны была широко использована пропаганда для воздействия на противника. Во время военного конфликта были выработаны методы психологической войны, средства ее ведения. В данном исследовании было проанализировано информационное противоборство в годы Первой Мировой войны Великобритании, Российской империи и Германии. В Великобритании институт пропаганды формировался поэтапно. В начале войны больше внимания уделяли пропаганде внутри страны, которой занимался Велингтон хауз. Велингтон хауз должен был способствовать укреплению единства нации, поднятию патриотизма, создать образ врага в лице Германии, вербовать рекрутов. Пресса Британии в целом справилась с поставленными задачами. За годы войны заметно снизилось рабочее движение, удалось избежать политических кризисов. Великобритания главным виновником войны изображала немецкого кайзера Вильгельма II, а также прусский милитаризм и воинственность немцев. Пропаганда способствовала разжиганию ненависти к немцам. Активная пропаганда велась в нейтральных странах, особенно в США. Английской пропагандой в США руководил Ж. Паркер, который развернул бурную пропагандистскую деятельность. Немалая заслуга в том, что США заняла проантантовскую позицию, принадлежала пропаганде. Дабы разжечь ненависть к Германии, английская пропаганда издавала плакаты, листовки, статьи, в которых описывались зверства немцев. С назначением руководителем пропаганды А. Нортклиффа в начале 1918 г. активизировалась агитация во вражеских странах. Комитет пропаганды А. Нортклиффа расположился в Доме Крю. А. Нортклифф сумел собрать прекрасный штат сотрудников, который хорошо осознавал принципы ведения пропаганды. За короткий период были разработаны планы ведения пропаганды во всех вражеских странах. Относительно каждой страны был применен особый метод. Наиболее восприимчивой оказалась Австро-Венгрия, где пропаганда была нацелена на моральное разложение армии. В Германии Дом Крю собирался расколоть немецкое общество, перенаправив ненависть немцев на правящий режим. Для достижения этих целей Дом Крю скоординировал политику держав Антанты в едином направлении. Информационная война Великобритании имела ошеломляющий успех.

По иному пути стало формироваться организация пропаганды в Российской империи. В Великобритании пропаганда заняла видное место еще до войны, правительство имело громадный опыт сотрудничества с прессой, страна обладала лучшей системой информации в мире. Российская империя всего этого не имела. В годы войны активной пропагандой занималось Бюро печати при Ставке Верховного главнокомандования и Отдел печати при МИД. Бюро печати контролировала деятельность прессы в армейских структурах, выполняла функции цензуры. Отдел печати и осведомления занимался пропагандой в нейтральных странах. Российская империя вела пропаганду упорно, использовала все имеющиеся средства. За годы войны появились новые журналы, газеты, началось производство кино и фотоснимков, радиопередач. В агитационных целях стали создавать образы «врага», «союзника», «национального героя». Враг наделялся сатанинскими чертами, немецкого кайзера часто изображали сумасшедшим. При изображении союзников Германии, старались показать их зависимое положение от немцев, турок и австрийцев представляли немощными, слабыми и трусливыми. В противовес врагам, пропаганда изображала национальных героев Российской империи храбрыми, мужественными, великодушными. Союзники России представлялись как цивилизованные, гуманные, воспитанные, смелые, благородными.

Развертывание пропаганды в Российской империи тормозило отсутствие подготовленных кадров: инициативных деятелей, понимающих суть пропаганды и принципы ее ведения. Правительство имело небольшой опыт сотрудничества с прессой, поэтому в некоторой степени оно также тормозило развитие пропаганды, снижало ее эффективность. Так, например, принятая идеология «народного самодержавия» была проигрышной, она не отвечала ожиданиям народа. Без единой идеологии, которую поддержит общественность, пропаганда не сможет способствовать длительному сохранению единства нации. Идеи неославянизма, которые легли в основу пропаганды среди неприятельского населения и армии, также явились промахом российской пропаганды. Неославянизм не соответствовал надеждам славянских народов. За годы войны Российская империя впервые столкнулась с пропагандой как оружием ведения войны. Страна не была к этому готова, поэтому результаты ее пропаганды скромны. Но за время конфликта Россия приобрела бесценный опыт ведения информационной борьбы: были выработаны методы, способы ведения информационной войны.

В Германии мы не наблюдаем такого симбиоза печати и правительства как в Великобритании, но пропагандистская деятельность велась более успешно чем, в Российской империи. Активной пропагандой в Германии занимались Управление печати при Генштабе и Бюро печати при МИД, деятельность которых была объединена. Германия вела упорную информационную войну в неприятельских странах. Немецкая пропаганда пыталась внести раздор между странами Антанты, расколоть общество данных государств изнутри, поднять население против своих правительств. Английское общество сумело выстоять перед немецкой агитацией, но касательно России, немецкая пропаганда способствовала расколу общества, началу революций. Однако пропаганда внутри Германии не сумела противостоять информационной войне стран Антанты. Население Германии было сломлено усилиями вражеской агитации. Правительство Германии не сумело сформировать национальную идею, идеал, ради которого стоило терпеть все военные лишения. Германия имела небольшой опыт сотрудничества правительства с прессой. Немцы были убеждены, что успех в войне зависит от военного оружия, техники, дисциплины в армии, а политике и печати не стоит лезть в дела военных. Это убеждение, в условиях Великой войны было проигрышным. Военное командование, первым ощутив силу печати, делало неоднократные попытки реорганизации института пропаганды в Германии. Но правительство слишком долго не отзывалось на просьбы военных. Развертывание информационной войны Германией тормозилось несколькими факторами. Во-первых, слишком долго и сильно над прессой довлела цензура. Во-вторых, Германия не имела достаточное количество подготовленных кадров, понимающих суть пропаганды. В-третьих, правительство Германии долго игнорировало печать, как средство ведения войны.

Таким образом, в исследовании поставленные в начале задачи были решены полностью. Было рассмотрено складывание института пропаганды в Великобритании, Российской империи, Германии. Выявлены и проанализированы выработанные методы и способы ведения информационной войны. Раскрыты особенности ведения пропаганды Великобританией, Россией, Германией. Проанализированы причины успешного развертывания пропаганды в годы Первой Мировой войны и причины, которые ее тормозили. Великая война стала поворотным пунктом в развитии теории и практики пропаганды. Выработанные за годы войны методы, способы и принципы ведения информационной войны активно используются странами до сих пор.

Список использованных источников и литературы

Источники

а) официальные документы

Полное Собрание Законов Российской империи. Собр. 3. Т. 32. URL: #"justify">б) мемуары

Вурдхолл Э. Разведчики мировой войны М. 1938. URL: <http://militera.lib.ru> (дата обращения: 02.06.15).

Деникин А.И. Очерки русской смуты: URL: http://militera.lib.ru/memo/russian/denikin_ai2/1_24.html (дата обращения: 02.06.15).

Дойл А. К. Англия и остальной мир: взгляд с Бейкер-стрит. М., 2014.

Зильбер И. Тайные средства борьбы. М., 1948.

Лемке М. 250 дней в царской ставке: URL: http://militera.lib.ru/db/lemke_mk/index.html (дата обращения: 02.06.15).

Людендорф Э. Мои воспоминания о войне. Первая мировая война в записках германского полководца. 1914-1918. URL: http://www.rulit.me/books/moi-vospominaniya-o-vojne-pervaya-mirovaya-vojna-v-zapiskah-germanskogo-polkovodca-1914-1918-read-335929-1.html. (дата обращения: 02.06.15).

Николаи В. Тайные силы: Интернациональный шпионаж и борьба с ним во время мировой войны и в настоящее время. URL: http://militera.lib.ru/h/nicolai_w/index.html. (дата обращения: 02.06.15).

Ньюмен Б. Шпион. Киев, 2008. http://militera.lib.ru/memo/english/newman_b/index.html (дата обращения: 02.06.15).

Ронге М. Разведка и контрразведка. URL: http://royallib.com/book/ronge_maks/razvedka_i_kontrrazvedka.html (дата обращения: 02.06.15).

Стюарт К. Тайны Дома Крю. Английская пропаганда в Мировую войну.URL: http://royallib.com/book/styuart_kempbell/tayni_doma_kryu_angliyskaya_propaganda_v_mirovuyu_voynu_1914_1918_gg.html (дата обращения: 02.06.15).

Троцкий Л. Европа в войне(1914-1918 г.г.): URL: http://royallib.com/book/trotskiy_lev/evropa_v_voyne_1914__1918_gg.html (дата обращения: 02.06.15).

Трубецкой Е. Смысл войны. М., 1914.

Эрцбергер М. «Германия и Антанта». Воспоминания бывшего германского министра финансов. Госиздат, 1923. http://www.prlib.ru/Lib/pages/item.aspx?itemid=115585 (дата обращения: 02.06.15).

Ревякин А.В. История Международных отношений в Новое время. М., 2004.

Россия в Первой Мировой войне: новые направления исследований. М., 2013.

Свечин А.А., Верховский А.И. Россия в Первой мировой войне. Великая забытая война. М., 2014.

Свилас С. Российская историография Первой мировой войны. URL: <http://www.evolutio.info/content/view/724/55/> (дата обращения: 02.06.15).

Сенявская Е.С. Психология войны в ХХ веке - исторический опыт России. М., 1999.

Сенявская Е. С. Противники России в войнах ХХ века. Эволюция «образа врага» в сознании армии и общества. М., 2006.

Сенявская Е. С. Человек на войне. Историко-психолгические очерки. М., 1997.

Суржик Д. В. Англо-германская информационная война в США в годы Первой мировой войны // Пространство и время. 2013. №1 (11). С. 90-96.

Шевырин В.М. Власть и общественные организации в России (1914-1917): Аналитический обзор. М., 2003.

Шеффилд Г. Истоки Первой мировой войны. URL: http://www.firstwar.info. (дата обращения: 02.06.15)

ХХ век и Россия: общество, реформы, революции. Самара, 2014.

(дата обращения: 02.06.15)

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!