Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Ожидаемые последствия Транстихоокеанского партнёрства для стран за рамками Партнёрства



















Реферат

Ожидаемые последствия ТТП для стран за рамками Партнёрства



Содержание


1. Привлекательность ТТП для стран АТР

. Перспективы отношения Китая и ТТП

. Возможные форматы взаимодействия России и ТТП

Литература



1. Привлекательность ТТП для стран АТР


Процесс формирования Транстихоокеанского партнёрства порождает множество вопросов. Выше были рассмотрены такие важные темы как коллизия норм ТТП и ВТО, влияние ТТП на многостороннюю систему регулирования торговли. Данная глава посвящена последнему основному вопросу - какое влияние Партнёрство окажет на страны за рамками блока. В этом параграфе будет рассмотрено насколько ТТП привлекательна для остальных стран, за исключением России и Китая - им посвящены отдельные параграфы, а также Европейского союза, поскольку последний вовлечён в формирование Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства.

Прежде всего стоит сказать, что ТТП требует от своих членов готовности брать на себя и исполнять обязательства, закреплённые в Соглашении. Эти обязательства в свою очередь требуют от участников проведение определённых реформ на законодательном уровне в различных сферах, начиная от деятельности государственных предприятий и заканчивая трудовым законодательством. Государства, присоединившиеся к ТТП на этапе переговоров, могли продвигать свои интересы (разумеется в обмен на ответные уступки). Теперь же любая страна, изъявившая желание присоединиться к Партнёрству, будет вынуждена проводить те или иные реформы до вступления, или же стараться «выбить» себе переходный период.

Для понимания того, насколько ТТП привлекательно для стран за рамками блока, можно пойти от обратного - проанализировать что потеряют страны-нечлены, если не присоединяться к Партнёрству. Прежде всего речь пойдёт о глобальных цепочках добавленной стоимости (GVC). Либерализация тарифов, преференциальные правила происхождения товаров, уменьшение количества различных регулирующих процедур, которые должны проходить компании, а также формирование однородной институциональной среды в рамках ТТП - всё это будет активно способствовать развитию и укреплению GVC между членами Партнёрства. В таких условиях для стран за рамками блока будет иметь место эффект под названием «изменение направления торговли» (trade diversion). Очевидно их конкурентоспособность на рынках 12-и стран-членов ТТП существенно снизится. Такие страны Юго-Восточной Азии как Непал, Камбоджа, Бангладеш, Лаос имеют сравнительное преимущество в производстве одежды и обуви, однако на рынке ТТП их конкурентоспособность значительно снизится ввиду сильного конкурентного преимущества Вьетнама как члена ТТП. С такими же трудностями в области текстильной продукции столкнуться страны Центральной Америки - Доминиканская Республика и Гаити.

Негативный эффект распространится и на азиатские государства. К примеру, по оценкам Всемирного банка, убытки Республики Корея и Таиланда составят примерно 0,4 и 0,9 процента ВВП соответственно, а экспорт упадёт примерно на 1 и 1,5 процента.

ТТП также повлияет на такой региональный формат как МЕРКОСУР, куда входят Бразилия, Аргентина, Парагвай, Уругвай, Боливия и Венесуэла. Ни одна из этих шести стран не является членом Партнёрства. Бразильский экспорт столкнётся с серьёзной конкуренцией на азиатском рынке, ввиду возрастающего экспорта США, Канады и Новой Зеландии. Помимо этого существенная часть экспорта Бразилии и Аргентины приходится на Японию, Чили и США. После вступления в силу Соглашения о ТТП, члены МЕРКОСУР могут быть вытеснены с этих рынков, в связи с необходимостью быстрой адаптации к конкретным санитарным и фитосанитарным мерам, и необходимостью соответствовать новым высококачественным стандартам.

Таким образом, из вышесказанного следует, что либерализация торговли и унификация норм в рамках ТТП приведут к концентрированию торговли между 12 странами-участницами Партнёрства и понизят конкурентоспособность нечленов.

Однако, рассуждая о негативных эффектах, необходимо принимать во внимание тот факт, что либерализация в рамках ТТП будет проходить поэтапно и займёт много времени. Другими словами, негативные эффекты проявятся далеко не сразу. В таком случае, уже нельзя сказать, что наличие негативных эффектов является основной причиной вступление в Транстихоокеанское партнёрство. Тогда возникает вопрос: каким образом ТТП может быть привлекательна для стран за рамками блока?

Во-первых, участие в ТТП - это участие процессе развития глобальной торговой системы. Привлекательность Партнёрства будет заключатся в его значительном влиянии на архитектуру мировой торговли. Помимо рассмотренного выше влияния, ТТП закрывает «недостающие звенья» в мировой системе соглашений о ЗСТ. К примеру, в рамках партнёрства «объединились» две ключевые развитые страны - Япония и Соединённые Штаты. ТТП предоставляет возможность закрыть «пробелы» в системе ЗСТ между ведущими развивающимися странами и развитыми (Бразилией и США, Бразилией и Японией) и между развивающимися странами, которые не имеют двусторонних соглашений. Сам факт преодоления этих «пробелов» крайне важен для глобальной системы торговли, потому что это позволяет установить более эффективные и справедливые торговые условия путём внесения торгово-инвестиционных отношений в рамки определённой нормативно-правовой системы. Более того, это подтолкнёт различные страны к установлению партнёрских отношений посредством преодоления различных препятствий в переговорах, которые, возможно, имели место в прошлом.

Во-вторых, Транстихоокеанское партнёрство является своего рода связующем звеном между различными регионами. В течение последних нескольких лет в Азии произошёл ряд экономических и демографических изменений, которые привели к росту среднего класса с высокой покупательской способностью. Для стран Латинской Америке ТТП - это возможность выйти на быстрорастущий азиатский рынок. Благодаря ТТП, Чили и Перу смогут повысить и укрепить своё присутствие на рынках Японии, Вьетнама и Малайзии, а Мексика сможет углубить доступ на рынок Японии. Перечисленные три страны являются примером того, как Латиноамериканские страны могут выиграть от участия в Транстихоокеанском партнёрстве. Особо привлекательным ТТП выглядит для Коста-Рике, Колумбии и Панамы. Коста-Рика и Панама за последние годы провели ряд реформ в торговой и инвестиционной сферах, что упрощает путь вступления в ТТП. Колумбия также является многообещающим потенциальным членом Партнёрства. Помимо того, что она является участником Тихоокеанского Альянса, чьи остальные члены - Мексика, Чили и Перу - являются членами ТТП, Колумбия успешно провела торгово-инвестиционные реформы и внесла вклад в разработку правил ВТО-плюс в области финансовых услуг, инвестиционных правил и т.д.

Таким образом, Транстихоокеансское партнёрство имеет определённую привлекательность для стран за рамками блока. Оно позволит потенциальным участникам создать новые торговые связи и укрепить старые, а также повысить конкурентоспособность посредством проведения реформ по уже намеченному пути. Помимо этого, принятие на себя обязательств и стандартов ТТП принесёт выгоду как бизнесу в виде доступа на новые рынки, так и населению, которое получит доступ к качественным товарам и услугам.


2. Перспективы отношения Китая и ТТП


В данной работе отдельное внимание уделяется взаимоотношению ТТП и Китая по нескольким причинам. Во-первых, КНР занимает лидирующую позицию в АТР, а, во-вторых, отсутствие Китая в «торговом соглашении XXI века» вызвало резонанс в мировом сообществе.

На сегодняшний день многие эксперты считают Транстихоокеанское партнёрство инструментом США для сдерживания Китайской Народной Республики в Азиатско-Тихоокеанском регионе, а также для укреплением своей позиции. Во многом такому мнению поспособствовало заявление Барака Обамы, сделанное в прошлом году: «Когда 95% наших потенциальных покупателей живут за границей (вне США), мы должны быть уверены, что это мы пишем правила для глобальной экономики, а не страны вроде Китая». На данное провокационное заявление власти КНР отреагировали сдержано. Более того, в начале 2016 года министр коммерции Китая Гао Хучэн заявил: «Мы не считаем, что соглашение ТТП направлено против Китая. Мы также не считаем, что ТТП и соглашение ВРЭП противостоят друг другу». Однако необходимо понимать, что данное заявление лишь отражает выжидательную позицию Китая. Реальность такова, что и КНР, и США движутся примерно в одном и том же направлении - формирование МРТС. Помимо этого, существует точка зрения, что Транстихоокеанское партнёрство призвано изолировать Китай. По мнению автора, такая точка зрения не отражает действительности по одной причине - экономики Соединённых Штатов и КНР взаимозависимы. Как минимум, Китай финансирует долг США, а это означает, что изоляция одной экономики непременно повлечёт проблемы для другой. Таким образом, среди всех оценок ТТП самым разумным представляется мнение Н.В. Стапран: «ТТП - это гонка на опережение, а не игра на уничтожение». Если же Соглашение о ТТП успешно пройдёт ратификацию, то США одержат победу в этой гонке.

транстихоокеанский партнёрство азиатский китай

Учреждение Транстихоокеанского партнёрства будет чревато потерями для Китая. Прежде всего правила происхождения товаров в рамках ТТП, соблюдение которых обеспечивает беспошлинный доступ на рынок стран-участниц, приведут к переносу производства из Китая на территорию стран Партнёрства, что в свою очередь приведёт к потере рабочих мест. Например, Интел уже объявил о переносе большей части производства во Вьетнам. О переносе производства мобильных телефонов во Вьетнам заявила и компания Майкрософт. Помимо этого, Вьетнам будет сокращать импорт из Китая необходимых компонентов для производства текстильной продукции, ввиду всё тех же правил происхождения товаров. Другая проблема заключается в том, что Китая столкнётся со снижением объёма экспорта в страны-участницы Партнёрства. В связи масштабной либерализацией торговых барьеров в рамках ТТП китайские товары будут проигрывать в конкурентоспособности товарам из стран Партнёрства. Стоит также отметить, что китайская продукция в большинстве своём вряд ли будет соответствовать высоким стандартам Партнёрства. В итоге, получается, что в «гонке инициатив» на данный момент Китай проигрывает, а учреждение ТТП вызывает определённые негативные последствия для Поднебесной. Следовательно, Китаю необходимо искать пути взаимодействия с Партнёрством, а также способы нивелировать отрицательные эффекты.

На сегодняшний день у Китайской Народной Республики имеется два варианта: присоединиться к Партнёрству или же остаться в стороне, воздержавшись от участия. Если власти КНР пойдут по первому пути, то у них будет возможность убедить зарубежных инвесторов и предпринимателей повременить с переносом производства из Китая в страны-участницы ТТП, тем самым сводя к минимуму возможные негативные эффекты. Данный путь также подразумевает попытку замедлить ратификацию Соглашения, поскольку необходимо будет обсудить условия вступления Китая. С политической точки зрения, это будет способом выиграть время, что крайне важно для Пекина по одной простой причине. Сегодня существует амбициозный проект Председателя КНР Си Цзиньпина под названием Новый Шёлковый путь, который представляет собой торговый, транспортный и энергетический путь между Китаем и Европейским союзом. Успешное же заключение Соглашения о ТТП послужит триггером для дальнейшего формирования Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства, которое представляет угрозу для Нового Шёлкового пути ввиду того, что Соединённые Штаты и Китай экспортируют в ЕС примерно идентичные товары. В таком случае Новый Шёлковый путь утратит свою изначальную привлекательность для европейского рынка. Таким образом, затягивая ратификацию Соглашения о ТТП, Китай будет иметь больше времени для приведения в жизнь своего амбициозного проекта. Между тем, вступление в ТТП может открыть перед Китаем новые возможности. Членство в Партнёрстве поспособствует улучшению трудового законодательства и прав интеллектуальной собственности, а также введению качественно иных норм по защите окружающей среды в КНР. ТТП также подтолкнёт Китай к проведению непростых реформ, направленных на модернизацию китайской экономики - отход от экспортоориентированной модели роста с большим влиянием государственных монополий и зависимостью от иностранных инвестиций. Однако вступление Китая к ТТП всё же остаётся маловероятным, поскольку это будет означать необходимость подстраиваться под стандарты, определяемые Соединёнными Штатами и косвенное признание лидирующей позиции Штатов в АТР.

Второй путь - оставаться в стороне от ТТП - представляется более реалистичным. В таком случае Китай будет продолжать развивать инициативы ВРЭП и Новый Шёлковый путь. Затем, через ВРЭП Китай сможет взаимодействовать с Транстихоокеанским партнёрством, что является наиболее прагматичным подходом. Будучи инициатором ВРЭП, Китай сможет сохранить свою позицию в АТР, а также расширить пути взаимодействия с ТТП. Помимо этого, оставаясь в стороне от Партнёрства, КНР сможет сосредоточится на минимизации негативных эффектов от ТТП. Уже сейчас известно, что в планах Пекина скупать акции предприятий стран-участниц ТТП в отраслях, которые в наибольшей степени выиграют от вступления в силу Соглашения. Также в теории Китай сможет воздействовать на прокитайские структуры в политических кругах стран-участниц ТТП, тем самым замедляя процесс ратификации Соглашения.

Безусловно, в случае успешной ратификации Соглашения о ТТП, второй путь не отменяет возможности присоединения Китая к ТТП в будущем. Транстихоокеанское партнёрство может показать себя настолько эффективным, что вступление Китая будет являться всего лишь вопросом времени. Однако в данный момент у Пекина в приоритете развитие ВРЭП и Нового Шёлкового пути.


3. Возможные форматы взаимодействия России и ТТП


Изначальное отношение России к Транстихоокеанскому партнёрству было негативным и скептическим, однако в последнее время позиция Москвы по этому вопросу меняется. Сама тема взаимодействия России с Транстихоокеанским партнёрством является довольно интересной, поскольку ТТП представляет собой масштабное интеграционное объединение Азиатско-Тихоокеанского региона, а Росси является относительно молодым участником интеграционных процессов в АТР.

На первых этапах формирования ТТП Россия теоретически могла присоединиться к переговорам - можно было бы согласовывать нормы Соглашения с учётом интересов России. Однако момент был упущен, сегодня Россия не готова присоединиться к Партнёрству. Высококачественные нормы, стандарты и обязательства Соглашения (например, недискриминационные отношение к государственным закупкам, регулирование деятельности государственных предприятий) не принесут выгод России ввиду особой структуры российской экономики, а также политики, нацеленной на выращивание «национальных чемпионов». Помимо этого, в первом пункте статьи 30.4 «Присоединение» говорится, что, если страна желает вступить в ТТП, то она должна быть готовой принять обязательства, изложенные в Соглашении, а также принять условия, согласуемые со странами-участницами. Именно в «условиях, согласуемых со странами-участницами» могут крыться подводные камни - скорее всего России необходимо будет пройти через отдельные переговоры с Вашингтоном и неизвестно какие требования могут предъявить Соединённые Штаты.

Тем не менее учреждение ТТП не создаст критических негативных эффектов для российской экономики. По словам заместителя главы Министерства экономического развития Станислава Воскресенского, ТТП повлияет на экономику России в пределах 0,01 процента, поскольку на долю стран-участниц Партнёрства приходится около 10% российской торговли. Также директор Центра международной торговли Владислав Саламатов утверждает, что среди товаров, экспортируемых на рынки ТТП, уязвимых позиций не так много. Например, создание ТТП может негативно сказаться на экспорте таких товаров как водка и хвойные лесоматериалы. Российская водка занимает 6 процентов этого рынка в Австралии, а главным конкурентом является Канада, и для обоих стран действует одинаковая импортная пошлина. Её обнуление в рамках ТТП негативно скажется на российском экспорте. Тождественная ситуация складывается с экспортом хвойных лесоматериалов в Японию - доля России на этом рынке составляет 13 процентов, а главные конкуренты представлены Канадой, Новой Зеландией и Чили. Для всех четырёх стран сейчас действует одинаковая импортная пошлина.

С другой стороны, существует политическая проблема - отсутствие России в ТТП и прочих мегарегиональных торговых соглашениях ослабляет её позицию в Азиатско-Тихоокеанском регионе. В такой ситуации необходимо искать пути укрепления российской позиции, а также изучать форматы взаимодействия с ТТП.

Наилучшим решением для России, вероятно, будет участие в интеграционных процессах, а также заключение новых преференциальных торговых соглашений. На сегодняшний день в России есть политическая инициатива интеграционного сближения Евразийского экономического союза (ЕАЭС), Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и отдельных стран АСЕАН. В рамках ЕАЭС Россия способна заключать различные соглашения о зоне свободной торговли. К примеру, уже сейчас посредством ЕАЭС Россия заключила соглашение с Вьетнамом, который является членом ТТП. Кроме этого, на сегодняшний день в российскую повестку дня входит взаимодействие ЕАЭС с Новым Шёлковым путём, что представляет собой прекрасную возможность развития российского экспортного потенциала, а также включение в интеграционные процессы. Развитие подобных инициатив, участие в интеграционных объединениях необходимо, поскольку сегодня в мире активно протекают интеграционные процессе. В таких условиях держаться в стороне всё равно что игнорировать естественный процесс развития глобальной торговой системы. Вместе с тем стоит брать пример с Китая - придерживаться прагматичного подхода. Не смотря на «антикитайские» заявления властей США, КНР осознаёт необходимость взаимодействовать с ТТП, например, через ВРЭП. Для России прагматический подход будет заключаться, к примеру, во взаимодействии с Партнёрством через ЕАЭС: заключать новые соглашения о ЗСТ остальными членами ТТП.

Помимо всего вышеуказанного, необходимо отметить, что Транстихоокеанское партнёрство несёт косвенные положительные эффекты для России. Благодаря высоким стандартам Соглашения инвестиционный климат в развивающихся странах-членах ТТП (Чили, Перу, Малайзия) будет постепенно улучшаться, что благоприятно скажется на условиях работы российских компаний на рынках этих стран.

Таким образом, главный формат взаимодействия России с ТТП сводится к активному участию в интеграционных процессах. В таком случае Россия сможет укреплять свои позиции в АТР, а также получать максимальный выигрыш от возникновения «партнёрства XXI века».

Региональная интеграция развивается уже более 150 лет, а в определённые моменты она играла крайне значимую роль. На сегодняшний день глобализация привела к возникновению качественно нового уровня интеграции - формированию мегарегиональных торговых соглашений (МРТС). Одним из примеров МРТС может послужить Транстихоокеанское партнёрство, состоящее на начало 2016 г. из 12 стран: США, Канада, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Бруней, Вьетнам, Сингапур, Мексика, Чили, Малайзия, Перу. Соглашение о создании партнёрства было достигнуто в начале октября 2015 года, что само по себе стало сенсацией, поскольку ТТП является крупнейшей региональной интеграционной группировкой, подобной которой до настоящего момента не существовало.

Соглашения о Транстихоокеанском Партнёрстве затрагивает практически все аспекты мировой торговли, начиная с положений, которые касаются обмена информацией, и заканчивая жёсткими правилами конкуренции на международном уровне. Соглашение отменяет таможенные пошлины на 18.000 товаров, существенно понижает барьеры в мировой торговле, жёстко контролируя при этом права интеллектуальной собственности. ТТП имеет амбициозную цель перестроить архитектуру мировой торговли, вывести её на качественно новый уровень. Вместе с тем, сегодня возникает множество вопросов о взаимодействии ТТП и ВТО. Нет сомнений, что при таком широкомасштабном Соглашении Партнёрство сможет задавать свои правила и нормы в мировой торговле, а учитывая тот факт, что в рамках ТТП будет осуществлять примерно треть мировой торговли, имеется вероятность коллизии норм ВТО и ТТП.



Список используемой литературы:


1)Буторина О.В. Понятие региональной интеграции: новые подходы [Электронный ресурс] / ПОЛИТ.РУ. 10.04.2006. URL: http://polit.ru/article/2006/04/10/butorina/ (дата обращения 10.05.2016).

)Бреммер Я. 5 факторов, тормозящих соглашение о Транс-Тихоокеанском партнёрстве [Электронный ресурс] / Центр экспертизы по вопросам ВТО. 07.08.2015. - Режим доступа: http://www.wto.ru/2015/08/25/5-факторов-тормозящих-соглашение-о-тра/ (дата обращения: 10.05.2016).

)Замглавы МЭР: создание ТТП не окажет сильного влияния на экономику РФ [Электронный ресурс] / ИТАР ТАСС. 04.02.2016. URL: http://tass.ru/ekonomika/2638233 (дата обращения 10.05.2016).

)Китай не видит в ТТП угрозы для себя [Электронный ресурс] / Вести экономика. 23.02.2016. URL: http://www.vestifinance.ru/articles/67792 (дата обращения 10.05.2016).

)Михеев В.В., Швыдко В.Г. АТЭС и Транстихоокеанское партнерство. - Режим доступа: http://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=2030&ret=640

6)Насколько серьёзным может стать «барьер преференций» для российского экспорта [Электронный ресурс] / Издание Торгово-Промышленной палаты РФ «Ведомости». 25.11.2015. URL: http://old.tpp-inform.ru/global/6381.html (дата обращения 10.05.2016).

7)Обама: законы мировой экономики должны писать США, а не Китай [Электронный ресурс] / РИА Новости. 17.04.2015. URL: http://ria.ru/economy/20150417/1059079183.html (дата обращения 10.05.2016).

8)Портанский А.П. ТТП - вызов для России, который необходимо принять [Электронный ресурс] / Институт мировой экономики и международных отношений им. Е.М. Примакова. 12.10.2015. URL: http://www.imemo.ru/index.php?page_id=502&id=1893 (дата обращения 10.05.2016).

)Ремчукова В.К. Транстихоокеанское партнёрство: анализ текста Соглашения [Электронный ресурс] / Независимая газета. 21.01.2016. URL: http://www.ng.ru/ideas/2016-01-25/9_analitycs.html (дата обращения: 10.05.2016).

)Стапран Н.В. ТТП - Игра на опережение [Электронный ресурс] / МГИМО(У) МИД РФ. 26.02.2016. URL: http://mgimo.ru/about/news/experts/ttp-igra-na-operezhenie/ (дата обращения 10.05.2016).

)Тимофеев А. Транс-Тихоокеанское партнёрство: вызов или угроза? [Электронный ресурс] / Информационное агентство REX. 24.02.2016. URL: http://www.iarex.ru/articles/52313.html (дата обращения 10.05.2016).

)Транстихоокеанское партнерство: барьеры и перспективы развития. Рабочая группа МНО ЦКЕМИ НИУ ВШЭ. - Режим доступа: http://globalaffairs.ru/global-processes/Transtikhookeanskoe-partnerstvo-barery-i-perspektivy-razvitiya-17733

)Холодков В.М. Основные проблемы переговоров Дохийского раунда многосторонних торговых переговоров в рамках ВТО и интересы России. - Режим доступа: https://riss.ru/images/pdf/journal/2014/1/12_.pdf

)Холодков В.М. Транстихоокеанское партнерство: с кем, против кого и для чего? - Режим доступа: http://riss.ru/analitycs/21485/

15)DISPUTE SETTLEMENT: DISPUTE DS412. Canada - Certain Measures Affecting the Renewable Energy Generation Sector [Electronic resource] / World Trade Organization. URL: https://www.wto.org/english/tratop_e/dispu_e/cases_e/ds412_e.htm (дата обращения: 10.05.2016).

16)Letter by US Trade Representative Ambassador Ron Kirk to The Honorable Nancy Pelosi [Electronic resource] / Office of the United States Trade Representative. 05.10.2010. URL: https://ustr.gov/sites/default/files/uploads/agreements/morocco/pdfs/100510%20Pelosi%20Malaysia%20Notification%20Letter.pdf (дата обращения: 10.05.2016).