Тема: Разработка web-приложения

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Информационное обеспечение, программирование
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    71,59 Кб
Разработка web-приложения
Разработка web-приложения
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Оглавление

Введение

Глава 1. Теоретическая часть исследования

.1 Обоснование применение неолиберальной теории международных отношений при исследовании интеграции ОПК Европейского Союза

.2 Обоснование применения либерального межправительственного подхода к изучению интеграции ОПК Европейского Союза

Глава 2. Страны Европы и мировая торговля оружием

.1 Современное состояние мирового рынка торговли оружием

.2 Европейские компании на мировом рынке торговли оружием и проблемы конкурентоспособности

Глава 3. Оборонно-промышленный комплекс Европы и его интеграция

.1 Современное состояние и проблемы развития ОПК стран Европы

.2 Интеграция ОПК Европы - современное состояние и роль ЕС

Глава 4. Ситуационное исследование политики ЕС на примере интеграции бронетанковой промышленности

.1 Предпосылки и процесс слияния «Некстер Системз» и «Краусс-Маффай Вегманн»

.2 Перспективы развития объединенной компании и роли ЕС в интеграции ОПК Европы

Заключение

Список используемой литературы

Введение

Изучение военно-промышленных комплексов (ВПК) и военно-технического сотрудничества стран мира - важная часть исследований международных отношений и мировой политики. Несмотря на в значительной степени экономическую составляющую мировой торговли вооружениями, она напрямую влияет на одну из важнейших компонент силы государства во внешней политике - военную мощь. Так, поставки вооружения, военной и специальной техники (ВВСТ) в отдельные регионы значительно влияют на баланс сил, а также позволяют преследовать национальные интересы как странам-импортерам вооружений, так и экспортирующим странам. При этом сегодня отмечается растущая роль военной силы во внешней политике стран мира. Так, известный международник Сергей Караганов отмечает, что в современном мире наблюдается «восстановление роли ядерного оружия, возвращение военной силы в первый ряд инструментов политики государств». Именно это делает изучение ВПК и торговлю оружием стран мира актуальным для анализа процессов в современных международных отношениях.

Контекст данного исследования определяется следующими факторами:

·изменения на глобальном рынке торговли оружием;

·общая тенденция к снижению оборонных расходов в Европе;

·трансформация государственного суверенитета в ЕС;

·растущая роль кооперации и интеграции производств в условиях глобализации.

Объектом данного исследования является Европейский Союз. Экономический потенциал стран-членов ЕС, а также развитая научно-производственная база в области оборонной промышленности делают Евросоюз важным игроком на мировом рынке торговли оружием. Однако снижающиеся оборонные расходы, а также рост новых военно-промышленных стран ставят под угрозу лидирующие позиции ЕС на глобальном рынке вооружений. Это вынуждает страны-экспортеры ЕС искать новые способы сохранения своего военно-технологического и промышленного потенциалов.

В то же время важно подчеркнуть, что роль военно-промышленного комплекса - это не только доходы с экспорта вооружений, но также и вклад в обороноспособность страны. Наличие отвечающей требованиям времени военной техники - важная часть национальной безопасности. Именно поэтому Европа, объединенная в ЕС, прилагает значительные усилия для сохранения собственного ОПК. Однако, учитывая сокращающиеся ассигнования на оборону, альтернативным способом поддержания оборонной промышленности считается интеграция ОПК стран Европы, что и является предметом данного исследования. Исходя из этого, возникает исследовательская проблема: в условиях полувековой истории европейской̆ интеграции странам Европы до сих пор не удалось существенно продвинуться в области объединения военных производственных мощностей̆, несмотря на возможные экономические выгоды и потенциальный вклад в усиление национальной безопасности для стран-членов ЕС, а также инициативы наднациональных институтов Европейского Союза.

Данная проблема формирует гипотезу: страны Европейского Союза уже более шестидесяти лет неэффективно проводят политику интеграции ОПК в силу того, что оборонная промышленность близка к понятию суверенитета и напрямую связана с национальной безопасностью, что обуславливает нежелание государств делегировать связанные с ней полномочия на наднациональный уровень. Однако в условиях глобализации, снижения оборонных расходов и меняющегося мирового рынка торговли оружием (то есть ослабление позиций стран Европы и появление новых игроков), а также трансформации понятия суверенитета, появляются возможности преодолеть сопротивление государств и консолидировать весь оборонно-промышленный потенциал Евросоюза через интеграцию и при высокой роли наднациональных институтов ЕС.

Перечисленные выше обстоятельства формируют цель работы: выяснить, какова роль наднациональных институтов ЕС в процессе интеграции оборонной промышленности европейских стран и что можно сделать для изменения сложившейся ситуации. Данная цель обуславливает задачи, стоящие перед исследователем в рамках работы:

·изучение современного состояния глобального рынка вооружений и места стран Европы в нем;

·выявление основных преимуществ и слабых мест европейских оборонных компаний сегодня;

·исследование предпосылок, истории и современного состояния процессов интеграции оборонной промышленности стран ЕС;

·изучение роли как национальных государств Европы, так и наднациональных институтов, в интеграции ОПК;

·изучение отдельных примеров интеграции при помощи теории международных отношений;

·выявление проблем интеграции, а также эффективных механизмов, которые способны решить данные проблемы.

Касательно методологии данного исследования, применяется неолиберальная парадигма теории международных отношений. Для понимания природы Европейского Союза на современном этапе используется межправительственный подход к изучению ЕС. Также используется такой метод анализа международных отношений, как ситуационный анализ (англ. case study) отдельного примера интеграционных процессов в области ОПК стран ЕС - создание франко-немецкой объединенной компании с предварительным названием «Проект КАНТ».

Исследованием процессов кооперации занимался широкий круг зарубежных и отечественных экспертов. Среди западных ученых необходимо отметить публикации М. Лундмарка, В. Бриани и Т. Гуая. Среди российских специалистов интеграцию ОПК Европы изучали В.А. Карнозов, Е.А. Дегтерева и И.Д. Иванов. Научная новизна данного исследования заключается в анализе интеграции оборонной промышленности ЕС при помощи ситуационного исследования самого актуального проекта по объединению оборонной промышленности, основная фаза которого завершилась в декабре 2015 года.

По ходу работы был использован широкий ряд зарубежных и отечественных источников. Так, за статистикой автор обращается к Стокгольмскому институту исследованию проблем мира (СИПРИ), докладу исследовательской службы конгресса США «Поставки обычных вооружений развивающимся странам», а также работам отечественных организаций Центр анализа стратегий и технологий (ЦАСТ) и Центр анализа мировой торговли оружием (ЦАМТО). В частности, информация вышеперечисленных источников используется для анализа расстановки сил на мировом рынке вооружений, об основных европейских оборонных компаниях, а также оружейных эмбарго стран мира. Для понимания процессов, протекающих в европейской оборонной промышленности, использовались доклады Европейской комиссии, Европейского оборонного агентства (ЕОА), а также сообщения специализированных новостных агентств вроде «Ай Эйч Эс Джейнс 360», «Дифенз Ньюс» и других неспециализированных изданий.

Глава 1. Теоретическая часть исследования

.1 Обоснование применение неолиберальной теории международных отношений при исследовании интеграции ОПК Европейского Союза

При исследовании процессов мировой политики и экономики важно применять определенную парадигму теории международных отношений (ТМО). Именно теория предоставляет необходимый понятийно-категориальный аппарат для анализа международных процессов, а также становится инструментом, посредством которого исследователь-международник изучает мировую политику. Следует отметить, что в XX веке сформировалось несколько признанных на сегодняшний день теорий, в рамках каждой из которых выделяют отдельные виды. Так, существует две основных парадигмы ТМО: реалистическая и либеральная, которые впоследствии получили свое развитие и стали неореализмом и неолиберализмом. Также существуют так называемые критические теории, которые не так распространены и более узкоспециализированы, однако тоже получили свое признание среди ученых-международников. К ним относятся такие теории, как конструктивизм, неомарксизм и другие. Однако в силу их слишком узкой специализации автор работы считает, что критические теории необходимо исключить из выбора. Таким образом, в начале работы необходимо было сделать выбор между неореализмом и неолиберализмом. Автор данного исследования уверен, что для анализа интеграции ОПК стран Европы и политики ЕС в данной сфере наиболее лучшим вариантом будет использовать неолиберальную теорию международных отношений. В данном разделе рассматриваются причины, по которым применение именно неолиберализма при изучении кооперации и интеграции оборонной промышленности в Евросоюзе более оправданно, чем использование неореализма.

Неореализм и неолиберализм ведут свои корни с 1970-х годов, после начала «третьего большого спора» - когда ведущие интеллектуалы-теоретики начали вести дискуссии о роли государства и проблемах взаимозависимости. Наибольшее развитие данных школ, как и всей теории международных отношений в целом происходило в американском академическом сообществе. Известными представителями неореализма являются Кеннет Уолтц и Стивен Уолт. В свою очередь, основные труды в области неолиберализма были написаны Робертом Кеохейном, Джозефом Наем и Джеймсом Розенау.

При анализе определенной теории международных отношений необходимо в первую очередь оценить основные теоретические утверждения, которые лежат в основе теории. Именно через них сторонники той или иной теории описывают природу и сущность международных отношений. Неореалисты утверждают, что основной стимул для государств - это стремление преследовать национальные интересы и обеспечивать собственную безопасность. Неолибералы же утверждают, что для государств сегодня во главе угла стоит экономическое процветание, а также ценности и убеждения (распространение демократии, содействие развитию прав человека и так далее). Стоит отметить, что актуальность интеграции ОПК Евросоюза для его стран-членов состоит именно не в необходимости обеспечения собственной безопасности с военно-политической точки зрения. Сегодня, даже после обострения противоречий между странами Запада и Россией, угроза полномасштабного военного противостояния сведена к минимуму. Напротив, для стран Европейского союза кооперация в области оборонной промышленности - это способ сократить расходы на оборону и сохранить научно-технический потенциал оборонных компаний. Таким образом, для изучения интеграции ВПК стран Европы предпочтительнее выбор неолиберализма, который отличается более значительным вниманием к экономическим стимулам и аспектам взаимодействия государств.

Следующие различия между неолибералами и неореалистами лежат в понимании основных инструментов внешней политики государств. Неореалисты полагают, что главным в международных отношениях является проецирование силы - в первую очередь, военной и экономической. Неолибералы же убеждены, что в основе международных отношений должно лежать сотрудничество, взаимодействие в различных областях (международная торговля, защита окружающей среды и так далее) при помощи международных институтов. По мнению автора исследования, изучение процессов в рамках ЕС необходимо рассматривать именно в рамках неолиберализма: сама евроинтеграция была в значительной степени основана на принципах, также лежащих в основе неолиберальной теории международных отношений.

Также важнейшим вопросом в ТМО является так называемый вопрос акторов мировой политики. Дело в том, что неореалисты утверждают, что основными и главными акторами мировой политики являются национальные государства. Неолибералы же признают высокую роль негосударственных акторов, в число которых входят транснациональные корпорации, неправительственные и международные организации и так далее. При этом важна роль и внутренней политики, которая зачастую определяет и внешнюю. Автором и и сторонником двух данных постулатов является известный американский ученый-неолиберал Роберт Кеохейн. Автор исследования считает, что при исследовании процессов в рамках Европейского Союза в приоритете инструментарий неолибералов: в функционировании ЕС ключевую роль играют наднациональные институты, и их роль нельзя не учитывать. Также в данном исследовании важен неолиберальный постулат влияния внутренней политики на внешнюю: при анализе интеграции ОПК важно видеть и роль лоббизма и влиния оборонных компаний на проводимую правительством политику. Данные факторы подтверждают нецелесообразность применения неореализма в исследовании интеграции оборонной промышленности стран Европейского Союза.

Таким образом, при анализе интеграции оборонных компаний Европы и политики ЕС автор данного исследования будет использовать неолиберальную теорию международных отношений. Выбор в пользу данной теории объясняется ее подходом к вопросу акторов (неолибералы помимо государств считают важными транснациональные компании, международные организации и т.п.). Также важным является убеждение неолибералов в ключевой роли взаимовыгодного сотрудничества как основного инструмента взаимодействия государств. Помимо этого, сторонниками неолиберальной теории отмечается важная роль экономического развития стран как основного стимула для действий на международной арене. Все эти утверждения соотносятся с логикой развития оборонно-промышленной интеграции стран Европейского Союза, и именно поэтому в данной работе будет применяться неолиберальная теория международных отношений.

1.2 Обоснование применения либерального межправительственного подхода к изучению интеграции ОПК Европейского Союза

Автор данного исследования считает, что при изучении ЕС и протекающих в нем процессов необходимо использовать не только неолиберальную теорию международных отношений, но также важно придерживаться определенного понимания природы и сущности такого уникального политико-экономического образования, как Европейский Союз. На сегодняшний момент существуют различные подходы к анализу европейской интеграции и происходящих в рамках ЕС политических и экономических процессов. Выбрать один из них необходимо, потому что именно именно через призму подхода можно будет оценить процессы интеграции ОПК стран Европы, а также роль наднациональных институтов и национальных государств Европы в данном процессе.

Среди классических объяснений интеграционных процессов в Европе выделяют несколько подходов. Это федералитский подход, функционалитский, а также межправительственный подход. Межправительственный подход (который часто еще называют интерговернментализмом) был разработан в 1960-е годы, когда стала очевидна неспособность неофункционализма объяснить протекавшие тогда в Европе процессы. Автором новой концепции выступил американский ученый Стэнли Хоффман: он утверждал, что взаимоотношения национальных государств все же играли высокую роль, несмотря на протекающие процессы интеграции в области таможенного сотрудничества, единых товарных стандартов и пр. При этом дайльнейшая интеграция в близких к понятию суверенитета областях (социальное обеспечение, бюджетная политика, национальная безопасность) сталкивается с определенными трудностями, так как государства не желают делегировать полномочия в данных сферах на наднациональный уровень. Этот подход нашел отклик среди сторонников реалистической школы международных отношений. Однако и он получил свое развитие в рамках либеральной парадигмы. Известный представитель либеральной школы, американский профессор Эндрю Моравчик. Не отрицая роль национальных интересов государств-членов ЕС, Моравчик предложил при анализе на уровне единиц отказаться от рассмотрения национального государства в качестве «черного ящика». По его мнению, логика поступательного развития европейской интеграции заключается в следующем: она является результатом межправительственных споров и противоречий, которые государства стремятся разрешить в рамках создания институциональной структуры ЕС. Таким образом, система наднациональных институтов по Э. Моравчику - это результат растущей экономической взаимозависимости, и, как следствие, межправительственных сделок, которые закрепляют «правила игры» и снижают риски кооперации. Таким образом, применение межправительственного подхода (в либеральной версии Э. Моравчика) совместно с неолиберальной теорией международных отношений возможно и не противоречит его основным постулатам.

Что касается применения межправительственного подхода к изучению интеграции ОПК стран Европы, то важно понять, каким образом она соотносится с взглядами представителей межправительственного подхода в международных отношениях.

Оборонная промышленность - это понятие, которое напрямую связано с национальной безопасностью. В данном случае важно утверждение, заложенное при создании межправительственного подхода: национальные государства (члены ЕС) «боятся» делегировать полномочия касательно обороны и безопасности на наднациональный уровень. При этом какая-либо инициатива кооперации в данной сфере идет он правительств стран-членов Евросоюза. Однако для координации их деятельности создаются межправительственные организации и наднациональные институты, которые занимаются контролем проводимой интеграции оборонной промышленности. К таким институтам относятся Европейское оборонное агентство, Совместная организация по сотрудничеству в области вооружений и другие. Все это вписывается в логику либерального интерговернментализма Эндрю Моравчика.

Из описания межправительственного подхода следует, что институты Европейского Союза стоит воспринимать не как как «правила игры» и площадка для сотрудничества, в рамках которой государства-члены могут кооперировать и преследовать собственные интересы. Что касается сферы национальной безопасности, то на сегодняшний момент государства не хотят делегировать полномочия в этой сфере на наднациональный уровень, так как эта сфера одна из наиболее «близких» к понятию суверенитета. Учитывая, что оборонная промышленность очень сильно связана с национальной безопасностью, из этого следует вывод: в рамках межправительственного страны-члены ЕС будут стараться проводить интеграцию ОПК на уровне межгосударственного взаимодействия. Однако, согласно либеральному интерговернментализму Э. Моравчика, создаваемые институты ЕС помогают преодолеть проблемы интеграции и создают устойчивые связи не смотря на суверенитет национальных государств. Автор данного исследования рассматривает Евросоюз и кооперацию стран в оборонно-промышленной сфере именно в рамках вышеизложенного взгляда либерального межправительственного подхода.

Глава 2. Страны Европы и мировая торговля оружием

.1 Современное состояние мирового рынка торговли оружием

Для того, чтобы проанализировать интеграцию ОПК стран Европы, важно понять, в какой среде взаимодействуют страны ЕС и их оборонные компании. Такой средой выступает глобальный рынок торговли вооружениями, который играет большую роль в жизнедеятельности национальных ОПК стран ЕС.

В первую очередь, необходимо дать определение торговле вооружениями, так как различные исследователи по разному понимают данный вопрос. Так, профессор М.В. Братерский считает, что широкоупотребимый термин «торговля оружием» неуместен, так как он не включает в себя ремонт и обслуживание военной техники, а также предоставление лицензий и передачи военных технологий. По его мнению, только термин «военно-техническое сотрудничество» включает в себя данные аспекты. Однако в данной работе автор использует определение российского исследователя В.П. Лященко: «Военно-техническое сотрудничество - это особый вид военно-экономических и военно-технических связей между государствами, предусматривающий экспорт и импорт, реэкспорт и реимпорт, а также аренду/лизинг вооружений, военной и специальной техники». Таким образом, в рамках исследования понятия «торговля оружием» и ВТС будут являться синонимичными.

Также необходимо выяснить, какой статистической базой пользоваться, чтобы давать оценки глобальному рынку ВВСТ. Дело в том, что в мире существуют всего несколько заслуживающих доверия источников статистической информации по данной теме, но и их цифры значительно разнятся. Так, исследовательская служба конгресса США в своем докладе «Поставки вооружений развивающимся странам» оценивал глобальный рынок вооружений в 2014 году в 71,8 миллиарда долларов, в то время как отечественный Центр анализа мировой торговли оружием говорит о 74,5 млрд долларов, и т.д. Таким образом, у разных источников наблюдаются противоречия с разницой в несколько миллиардов долларов. Для решения данной статистической проблемы автор исследования прибегает к использованию статистики Стокгольмского института исследования проблем мира (СИПРИ). Особенность их методологии заключается в том, что все данные о поставках вооружений исчисляются не в долларах в номинальном эквиваленте, а в так называемом «индикаторе трендов» (англ. trend-indicator value, TIV). Данная единица измерения хоть и выражается в долларах, однако она отражает не финансовую стоимость определенной единицы вооружения, а ее стоимость как «военного ресурса». Например, по данной методологии поставка высокотехнологичного американского танка «Абрамс» в стоимостном выражении будет равна поставке относительно дешевого и не такого технологически продвинутого китайского танка VT-1A. Несмотря на эти особенности, методология СИПРИ может быть полезна: с ее помощью можно наблюдать магистральные тренды на рынке вооружений и позволяет понять объемы единиц вооружения и техники, поставляемые в различные страны мира. Таким образом, при анализе глобального рынка вооружений в данной работе применяется статистика стокгольмского исследовательского центра.

Мировой рынок торговли оружием представляет собой важную часть мировой экономики и политики. С одной стороны, поставки вооружений позволяют решать внешне- и внутриполитические задачи стран импортеров вооружений, напрямую влияя на баланс сил как в региональном, так и глобальном измерении. Реализуют свои национальные интересы и крупные страны-поставщики вооружений, снабжая своих союзников вооружением, военной и специальной техникой для достижения собственных внешнеполитических целей. При этом стоит отметить, что торговля оружием - это не только инструмент внешней политики, но и довольно крупный по своим масштабам бизнес. Несмотря на разнящиеся цифры различных источников, в целом в 2014 году глобальный рынок вооружений оценивался примерно на уровне 70 миллиардов долларов. Что же касается трендов развития, то СИПРИ отмечает, что продажи вооружений в мире за период 2011-2015 годов выросли на 14% по сравнению с предыдущим периодом (2006-2010 гг.), причем значительный рост наблюдается с начала 2000-х годов. Эта статистика демонстрирует возрастающую роль военно-технического сотрудничества в международных отношениях и мировой торговле.

Что касается других тенденций на рынке вооружения, то, несмотря на общий рост рынка, наблюдается снижение продаж ведущих 100 компаний-производителей ВВСТ. Так, в 2014 году СИПРИ наблюдал снижение уровня продаж оборонных компаний на 1,5%, то есть до 401 миллиарда долларов. Эти изменения СИПРИ связывает с проблемами ведущих западных компаний (которые и составляют значительную часть ТОП-100 компаний рынка), в особенности расположенных в Западной Европе. Это говорит о проблемных тенденциях на рынке вооружений для европейских компаний.

Примечательны и другие изменения на рынке военно-технического сотрудничества. Так, в 2011-2015 годах основными глобальными экспортерами являются следующие страны: США (33% мирового экспорта оружия), Россия (25%), Китай (5,9%), Франция (5,6%) и Германия (4,7%). Необходимо отметить, что совсем недавно Китай даже не входил в пятерку крупнейших экспортеров согласно СИПРИ, однако всего за несколько лет он смог обогнать такие страны Европы, как Великобританию, Германию и Францию и войти в тройку экспортеров по вышеупомянутому показателю TIV. Как уже было сказано, данная статистика не отражает объемы экспорта в финансовом положении, однако позволяет говорить о важной тенденции на рынке вооружений: растущей роли новых военно-промышленных стран в мировом экспорте, в значительной степени КНР.

Что касается главных стран-импортеров за аналогичный период, то в основном ими традиционно являются представители Азии и Ближнего Востока: Индия (14%), Саудовская Аравия (7%), Китай (4,7%), ОАЭ (4,6%) а также Австралия (3,6%). Эти страны не имеют собственных развитых ОПК, хотя и стараются развивать собственные оборонные производства, что может в долгосрочной перспективе сделать их уже не покупателями, а продавцами ВВСТ. При этом стоит отметить, что в в ближайшем будущем основные импортеры в общей сложности будут меньше покупать вооружения: согласно концепции французского ученого Жан-Поля Эбера, существует прямая зависимость рынка вооружений от стоимости нефти. То есть, в условиях современного снижения цен на нефть (и при условии его долговременности), страны вроде Саудовской Аравии и ОАЭ могут сократить оружейные закупочные программы. Из вышеперечисленных фактов следует, что в обозримой перспективе можно наблюдать как снижение спроса на мировом рынке торговли оружием, так и появление новых стран-экспортеров.

Таким образом, можно наблюдать серьезные перемены на мировом рынке вооружений уже сегодня и в ближайшей перспективе. Глобальный рынок торговли ВВСТ - это важный политический инструмент стран мира, но также и выгодный бизнес для крупных оборонных компаний. При этом структура экспортеров и импортеров претерпевает серьезные изменения: среди продавцов вооружения появляются новые игроки, а также возможно в будущем снижение спроса основных покупателей (нефтедобывающих стран) скажется на росте конкуренции среди продавцов. Эти два фактора очевидно являются негативными для традиционных стран-экспортеров. К числу таких относятся и страны Европы, речь о которых идет в следующем разделе.

2.2 Европейские компании на мировом рынке торговли оружием и проблемы конкурентоспособности

Страны Европейского Союза традиционно являются серьезными участниками рынка вооружений. Так, на данный момент в список «СИПРИ ТОП-100» (сто ведущих оборонных компаний мира) входят 27 национальных или трансевропейских компаний из ЕС. Многие из предприятий ведут долгую историю. Так, отдельные подразделения немецкого концерна «ТиссенКрупп» существуют уже более 200 лет. Совокупная доля компаний ЕС на мировом рынке сравнима с долей лидера - США. Однако сегодня европейские компании из списка СИПРИ претерпевают спад в продажах - для западноевропейских компаний он составлял 26% в 2014 году. По мнению экспертов из Стокгольмского института исследований проблем мира, эта тенденция исходит из экономических проблем в регионе в целом. По мнению автора, необходимо отметить и другие причины ухудшающихся позиций стран ЕС на мировом рынке вооружений.

Во-первых, после окончания холодной войны имело место серьезное урезание оборонных бюджетов стран Европы. Несмотря на то, что вследствие украинского кризиса некоторые страны Европы увеличили ассигнования на оборону (Германия, Франция, Великобритания и т.д.), в целом расходы в 2014-2015 годах снизились на 8,5% по сравнению с 2006 годом. А такие крупные производители вооружений, как «Краусс-Маффай Вегманн» и «ТиссенКрупп» значительно зависят от государственных оборонных заказов. Соответственно, урезание бюджетов негативно влияет на военно-промышленные компании ЕС.

Во-вторых, необходимо отметить появление и стремительный рост новых игроков на рынке. Как уже было упомянуто выше, Китай в короткий срок смог обойти Францию, Германию и Великобританию по показателю TIV. Также резкий рост демонстрируют такие страны, как Южная Корея, Турция, Сингапур, Бразилия. Такие страны не обладают сравнимым с Европой технологическим потенциалом, однако уже сегодня сумели занять определенные ниши, в которых они могут быть конкурентоспособными. Отдельно стоит отметить и рост продаж вооружений США и России, который наблюдается в последние годы. Таким образом, являясь сегодня одними из ведущих игроков на рынке, страны ЕС в будущем могут потерять свои позиции.

Чтобы определить сильные и слабые стороны европейских оборонных предприятий на глобальном рынке, необходимо оценить их конкурентоспособность. По мнению автора, конкурентоспособность отдельной страны на рынке вооружений складывается из трех основных факторов:

·качество и тактико-технические характеристики единиц вооружений и военной техники;

·политические отношения между продавцом и покупателем;

·цена продукции и гибкость ценовой политики.

Для оценки конкурентоспособности стран ЕС необходимо рассмотреть каждый из данных факторов по отдельности.

ТТХ считается важным для покупателей ВВСТ. Что касается вооружений производства стран ЕС, то они традиционно считаются технологически продвинутыми и высокого качества. Этому способствует высокоразвитая научно-техническая база (как военно-промышленная, так и гражданская) и относительно высокие расходы на НИОКР (научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы). Стоит отметить, что в последние десять лет наблюдается более чем двукратное снижение расходов на военные НИОКР в Европейском Союзе.

Третий фактор - это цена и гибкость ценовой политики. По мнению автора данной работы, именно этот фактор играет ключевую роль в конкурентоспособности европейской военной техники на мировом рынке. Дело в том, что цена - важный фактор для стран, чьи военные бюджеты сильно ограничены. Также, как упоминалось ранее, значительная часть основных покупателей вооружений (Саудовская Аравия, ОАЭ и т.д.) - это нефтедобывающие страны, которые в условиях низких цен на энергоресурсы также ограничат объемы ассигнований на оборону. Стоит отметить, что продукция военного назначения европейского производства отличается более высокой ценой по сравнению с продукцией конкурентов (например, Китая). Немаловажную роль для покупателя играет и такой фактор, как возможность заключения так называемой офсетной сделки. Офсетом называется компенсационное соглашение, согласно которому страна-продавец обязуется реинвестировать полученные от сделки купли-продажи средства обратно в экономику страны-покупателя (частично или даже полностью). От такой сделки сильно выигрывают импортеры, в то время как для экспортера это зачастую является обременяющим фактором. Известный пример офсетной сделки - обязательство российской стороны организовать полет первого малазийского космонавта на МКС согласно условиям офсетной программы на поставку самолетов Су-30МКМ в Малайзию. Таким образом, способность предложить офсет - это преимущество страны на оружейном тендере. Важность этого фактора для Европейского Союза демонстрирует тендер 2013 года на поставку в Турцию системы противовоздушной обороны. Тогда Оборонное агентство Турции заявило о победе в тендере китайского зенитного ракетного комплекса «HQ-9». В то же время в конкурсе участвовал трансевропейский консорциум «Евросам», чей ЗРК превосходил по качеству и ТТХ китайский аналог. Однако более низкая цена китайского предложения, передача технологий и выгодная офсетная программа позволили КНР на тот момент стать лидером тендера. Из этого следует вывод, что у европейских компаний одним из приоритетных направлений по развитию своей продукции должно стать решение проблем цены и ценовой политики.

Таким образом, оборонные компании Европейского Союза - это традиционно сильные игроки на мировом рынке вооружений. Однако в последнее время наблюдается падение продаж данных компаний. Это связывается со многими факторами, в том числе с размывающейся научно-технической базой в области военных исследований, а также с ростом старых и новых игроков на мировом рынке военно-технического сотрудничества. Хотя ТТХ и качество продукции военного назначения традиционно являются сильными сторонами стран ЕС, оборонным компаниям Евросоюза приходится сталкиваться с серьезными внешними (изменения на рынке) и внутренними вызовами (ценообразование продукции). Учитывая, что страны ЕС и его наднациональные институты могут влиять непосредственно только на внутренние вызовы, заставляет автора обратиться именно к ним. В данном случае они происходят от проблем самого оборонно-промышленного комплекса ЕС.

Глава 3. Оборонно-промышленный комплекс Европы и его интеграция

.1 Современное состояние и проблемы развития ОПК стран Европы

Автор данного исследования видит причины ослабевающих позиций европейских компаний на мировом рынке вооружений именно в системных проблемах оборонно-промышленного комплекса стран ЕС. Таким образом, необходимо охарактеризовать современное состояние ОПК Европейского Союза, чтобы понять процессы интеграции в данной области.

Военно-промышленный комплекс стран ЕС считается важной частью промышленного потенциала стран Европы. Компании и концерны данной отрасли являются работодателями более чем миллиона граждан Европейского Союза, а оборот ОПК составляет сто млрд евро. В оборонно-промышленный комплекс ЕС входят как предприятия чисто военного профиля (вроде немецкого концерна бронетанковой промышленности «Краусс-Маффай Вегманн»), так и компании по большей части гражданского профиля (к которым относится трансевропейский производитель самолетов «Эрбас»). Важно также отметить и высокую концентрацию большей части ВПК всего в шести странах Евросоюза - Франции, ФРГ, Италии, Испании, Швеции и Великобритании. Учитывая роль данных компаний в экономическом развитии всего Европейского Союза, им уделяется значительное внимание как со стороны правительств стран Европы, так и со стороны наднациональных органов ЕС - в частности, Еврокомиссии и Европейского оборонного агентства (ЕОА).

Однако на сегодняшний день оборонно-промышленный комплекс ЕС находится в затруднительном положении, что объясняется несколькими факторами. В первую очередь, европейские страны в последние двадцать лет значительно снижали ассигнования на оборону. Это приводит к тому, что снижаются государственные закупки в области вооружений, отчего страдают компании как чисто военного профиля, так и те, чьи гражданские производства составляют большую часть активов. Во-вторых, закономерно снизились инвестиции европейских стран в военные научные исследования, которые в 2010 году составляли меньше 10 млрд долл. в совокупности по всем странам (что в семь раз меньше, чем в одних только Соединенных Штатах). Это приводит к тому, что Европа в далекой перспективе может в технологическом плане от других стран, быстро развивающихся в военно-промышленной сфере.

Далее важно отметить, что перед оборонными компаниями ЕС стоят проблемы не только чисто экономического характера. Имеются также проблемы, относящиеся к структуре общеевропейского оборонно-промышленного комплекса. К таким проблемам относят, в первую очередь, дублирование НИОКР и производств ВВСТ. Подтверждающим примером может являться наличие сразу нескольких программ истребителей. В ЕС сразу в нескольких странах принят на вооружение истребитель «Тайфун» трансевропейского консорциума «Еврофайтер». Однако в то же время Франция независимо производит истребитель «Рафаль», а шведская авиастроительная компания «Сааб АБ» выпускает «Грипен». Существование дублирующих производств однозначно вредит экономическому потенциалу Европейского Союза: наличие единой общеевропейской истребительной программы могло бы способствовать объединению научно-технического и промышленного потенциала вышеупомянутых стран, что привело бы к оптимизации оборонных расходов и снижению цены самолета. Стоит отметить, что дублирование производств имело место и в СССР, когда на вооружение принимались истребители ОКБ Сухого и ОКБ МиГ, что вносило свой вклад в повышение ассигнований на оборону. Таким образом, создание трансевропейских производств для всех стран-членов ЕС могло бы значительно сэкономить финансовые ресурсы, а также наладить более эффективную систему научных разработок и производства.

Следующей проблемой военно-промышленного комплекса ЕС является отсутствие единого общеевропейского рынка ВВСТ: страны-члены Евросоюза всячески защищают своих «национальных чемпионов» ВПК посредством нетарифного торгового регулирования (различные протекционистские барьеры, бюрократически запутанные системы сертификации, стандарты и т.п.). Это приводит к значительному повышению трансакционных издержек для европейских компаний. Например, компания должна сертифицировать свою продукцию отдельно в каждой из стран ЕС, что ведет к дополнительным издержкам в размере 20% от итоговой себестоимости продукции. Из этого следует, что отсутствие единого рынка вооружений, военной и специальной техники в рамках Европейского Союза значительно увеличивает стоимость продукции военного назначения, что как ведет к дополнительным издержкам стран ЕС, так и значительно снижает конкурентоспособность Европы в рамках глобального военно-технического сотрудничества.

Таким, образом, оборонно-промышленный комплекс стран ЕС - это важная часть экономики и промышленности стран Европы. Однако сегодня в Евросоюзе наблюдаются кризисные явления в оборонно-промышленной сфере. Это как и снижение расходов на оборону за годы после окончания холодной войны, так и неэффективное перерасходование средств из-за дублирования производств и отсутствия общеевропейского внутреннего рынка вооружений, военной и специальной техники. Принимая во внимание эти внутренние факторы, так и внешние факторы глобальной конкуренции, актуальным становится потенциальная консолидация и объединение европейских военных НИОКР и производства продукции военного назначения. Как следствие, далее автор исследования рассматривает возможность интеграции военно-промышленного комплекса стран Евросоюза.

3.2 Интеграция ОПК Европы - современное состояние и роль ЕС

Согласно неолиберальной теории международных отношений, интеграция военной промышленности стран ЕС закономерна и логична: от консолидации производств и совместных закупочных программ выиграют все участники кооперации. Данную точку зрения поддерживают различные исследования. Так, отечественный эксперт В. А. Карнозов описывает преимущества перспективной интеграции военно-промышленного комплекса в Европе:

·более низкие производственные издержки;

·возможность совместными усилиями создавать продукт, который невозможно создать в одиночку;

·доступ к технологиям, наработанным в других государствах; 


·разделение рисков в сложных проектах для повышения стабильности работы промышленных предприятий;

·общий рынок позволяет увеличить объемы производства за счет унификации парка;

·стимулирование производителей на создание конкурентоспособной продукции.

Преимущества интеграции подтверждает и бывший вице-президент трансевропейской ЕАДС (сегодня «Эрбас Груп») Клаус-Дитер Бергнер. По его словам, в рамках интеграции «каждый вносит свой вклад и получает свой выигрыш от сотрудничества... и разделяет весь риск по реализации проекта». Из этого следует, что возможная интеграция ОПК Европы в будущем - это действительно инициатива, которая принесет выгоду всем странам-участникам европейской военно-промышленной кооперации. Однако говорить о полноценной интеграции пока не приходится, несмотря на все инициативы в данной области за последние 60 лет. Следует проследить историю инициатив военно-промышленной кооперации в Европе, чтобы понять степень сотрудничества в данной области на сегодняшний день.

По мнению автора, историю военно-промышленной интеграции в Европе следует разделить на три этапа, каждому из которых присущи свои уникальные особенности. Начало интеграции следует отчитывать от 1949 года, когда в рамках создаваемого блока НАТО был основан Совет по военному производству и поставкам. Данный орган напрямую подчинялся Оборонному финансовому и экономическому комитету НАТО, и его главными задачами, согласно финальному коммюнике встречи министров стран НАТО в от 17 сентября 1949 года, были следующими: «Содействие более эффективным методам производства продукции военного назначения, а также стандартизация комплектующих и готовой продукции военного назначения, хранению стратегически важных материалов, а также консультирование оборонных ведомств в области проблем производства нового вооружения или модернизации существующих систем». Таким образом, интеграция ОПК в Европе была инициирована в рамках Организации Североатлантического договора, то есть при непосредственном участии США как члена НАТО. Следующий этап можно охарактеризовать как «европеизация» сотрудничества и снижающаяся роль США в военно-промышленной кооперации Европы. Он берет начало с 1976 года, когда министры обороны европейских членов НАТО (кроме Исландии) учредили Независимую группу по европейским программам. Целями данной организации были следующие:

·синхронизация планирования стран Европы в области закупок ВВСТ;

·реализация совместных проектов;

·усиление европейского технологического и промышленного потенциала;

·исключение дублирующих производств.

Несмотря на то, что решить тогда заявленные задачи полностью не удалось, стоить отметить, что именно после создания данного органа были задуманы такие общеевропейские проекты, как военно-транспортный самолет А400М и истребитель «Тайфун». Третий этап начинается в 1990-е годы и продолжается по сей день. В 1996 году была создана Совместная организация по сотрудничеству в области вооружений (англ. OCCAR), созданная для управления рядом совместных производственных программ в области вооружений. Параллельно с этим ведущие европейские военно-промышленные компании начали объединяться в трансевропейские корпорации и консорциумы, в том числе и для реализации вышеупомянутых проектов. К числу таких объединений относятся «ЕАДС» (сегодня «Эрбас Груп»), «МБДА», «Еврокоптер Груп» (современная «Эрбас Хэликоптерс») и другие. Последним крупным объединением на данном этапе является продолжающееся в 2016 году слияние двух крупных европейских компаний бронетанковой промышленности: французской «Некстер Системз» и немецкой «Краусс-Маффай Вегманн». Следует отдельно отметить процессы объединения европейского ОПК на современном этапе.

На сегодняшний день результатами интеграционных процессов ОПК являются вышеупомянутые проекты по созданию общеевропейского истребителя «Тайфун», линейки вертолетов компании «Эрбас Хеликоптерс», а также военно-транспортный самолет «Эрбас А400М». Однако данные проекты нельзя назвать полноценно удачными. Их разработка и производство предварялось многолетними конфликтами между странами-участниками. Так, Франция отказалась от участия в пятистороннем проекте создания общеевропейского истребителя «Еврофайтер Тайфун» и, преследуя цель сохранить военно-промышленную независимость, начала создавать собственный истребитель «Рафаль». Также конфликты сопровождали все время существования программы «Эрбас А400М». Данные примеры говорят о довольно высокой конфликтности сотрудничества стран ЕС в области интеграции ОПК. Важно найти такие инструменты, которые могли бы решить данную проблему. Согласно неолиберальной теории, что инструментами продвижения сотрудничества могут являться институты. Именно институты устанавливают правила игры, помогают государствам взаимодействовать, тем самым значительно снижая трансакционные издержки сотрудничества. При этом, согласно неолиберальной парадигме, институты могут выступать в качестве независимых акторов, которые могут оказывать влияние на международные политические и экономические процессы.

В соответствии с данной логикой, в рамках Европейского Союза были созданы наднациональные институты, в полномочия которых входит курирование интеграции ОПК стран Европы. В основном вовлеченными в данную работу является созданное в 2004 году Европейское оборонное агентство (ЕОА); также с предложениями и консультациями в данной сфере выступает Европейская комиссия. Однако роль данных органов сегодня ограничена консультациями правительств стран Европы и курированием незначительных проектов, что мешает им полноценно влиять на интеграцию. Сегодня наднациональные институты ЕС выступают со следующими предложениями:

)Снять барьеры и сократить ограничения для создания общеевропейского внутреннего рынка ПВН. Таким образом будет создан конкурентный климат для европейских оборонных компаний, что закономерно приведет к повышению эффективности и производительности предприятий, а также сократит дублирование программ.

)Содействовать так называемого «эффекту спинофф». Его суть заключается в вовлечении гражданской науки и промышленности в оборонные программы, тем самым снижая затраты на военные исследования и разработки, а также способствуя развитию технологий двойного назначения.

)Продвигать использование общеевропейских программ оборонзаказа, тем самым также сокращая издержки.

Таким образом, предлагаемые инициативы способны действительно повысить эффективность европейского ОПК и консолидировать его потенциал. Однако из истории европейской интеграции следует, что в оборонной промышленности она происходила намного медленнее, чем в остальных сферах. Государства сопротивлялись процессам консолидации, и создание наднациональных институтов пока не дало желаемых результатов.

Этому можно найти несколько объяснений. Во-первых, в рамках межправительственного подхода к изучению Европейского Союза считается, что в тех областях государственной политики, которые очень «близки» к суверенным правам (к ним обычно причисляют такие области, как социальное обеспечение, национальную оборону и т.д.), правительства «боятся» делегировать полномочия на наднациональный уровень институтов ЕС. Это объясняет, почему вышеупомянутые инициативы в области разработки и производства вооружений инициировались в значительной степени правительствами стран Европы, а не органами Брюсселя. Также объяснение можно найти и с точки зрения экономики. Зачастую правительства оценивают либерализацию торговли и снятие протекционистских барьеров как возможный вред для национальной оборонной промышленности, и поэтому стараются оградить оборонные компании от конкуренции из за рубежа. Например, при различных инициативах институтов ЕС по либерализации торговли оборонной продукцией страны зачастую ссылаются на 346 статью Договора о функционировании Европейского Союза. Согласно данной статье, «государства-члены могут принимать любые меры относительно защиты интересов собственной безопасности, которые связаны с производством или торговлей вооружением…». Очевидно, что отмена или редакция данной статьи встретит сопротивление тех государств-членов Европейского Союза, которые являются основными производителями продукции военного назначения. В-третьих, необходимо понимать, что параллельно с внутриевропейской интеграцией ОПК имеет место и т.н. трансатлантическая интеграция оборонной промышленности - то есть, кооперация между США и странами Европы. Учитывая, насколько могут быть заинтересованы Соединенные Штаты использовать европейский рынок для реализации продукции военного назначения собственного производства или в интересах оборонных закупок НАТО, США могут своими действиями тормозить внутриевропейскую оборонно-промышленную интеграцию. Это уже происходит де-факто в том плане, что за последние годы США сумели инкорпорировать британскую оборонную промышленность и привязать к североамериканскому рынку: это означает определенные трудности по привлечению Великобритании к европейским оборонно-промышленным проектам. Из всего вышеперечисленного следует, что сегодня интеграция ОПК Европы, несмотря на все инициативы наднациональных институтов, действительно тормозится по большей части самими странами-членами ЕС, как и утверждают сторонники межправительственного подхода изучения ЕС.

Таким образом, государства Европы, приверженные основным принципам либерализации торговли в гражданской отрасли, на сегодняшний день не готовы пойти на полноценную интеграцию ОПК по причинами близости оборонной промышленности к суверенитету, а также стараясь защитить своих национальных производителей ВВСТ. При этом существующие инициативы идут от правительств стран ЕС, а роль наднациональных институтов пока ограничена консультационными мерами. Однако современные вызовы оборонно-промышленному комплексу стран Европы, как внешние (растущая конкуренция на глобальном рынке торговли оружием), а также внутренние (снижающиеся расходы Европы на оборону и пр.) вынуждают страны Европы сегодня проводить более активную кооперацию в оборонно-промышленной сфере. Автор исследования доказывает данный тезис в следующей части работы на примере ситуационного исследования (англ. case study) недавней сделки по слиянию двух компаний бронетанковой промышленности Франции и Германии - «Некстер Системз» и «Краусс-Маффай Вегманн».

Глава 4. Ситуационное исследование политики ЕС на примере интеграции бронетанковой промышленности

.1 Предпосылки и процесс слияния «Некстер Системз» и «Краусс-Маффай Вегманн»

Ситуационные исследования (англ. case studies) являются распространенной практикой в исследованиях международных отношений. Определение данному методу исследований дает американский ученый Джон Герринг: это «глубинное исследование единичной ситуации с целью понимания более широкого класса (схожих) случаев». Таким образом, анализ какой-то определенного события мировой экономики или международных отношений помогает более глубоко проанализировать весь комплекс проблем, связанный с областью исследования.

В данной работе автор считает необходимым рассмотреть слияние двух европейских лидеров бронетанковой промышленности - немецкой компании «Краусс-Маффай Вегманн» (КМВ) и французская «Некстер Системз» - в силу нескольких причин. Во-первых, на сегодняшний день данное событие является самым актуальным в европейской оборонно-промышленной интеграции: о начале данного слияния было заявлено летом 2014 года, а основная фаза была завершена в декабре 2015 года. Во-вторых, эта сделка о слиянии дает основное понимание ролей в продвижении кооперации ОПК стран Европы как стран-членов ЕС, так и негосударственных акторов: транснациональных компаний и наднациональных органов Европейского Союза. Данный аспект важен при исследовании международных отношений в рамках неолиберальной парадигмы. В-третьих, слияние двух компаний является показательным случаем, который обнажает многие проблемы интеграции, так как речь идет о слиянии двух прямых конкурентов из стран, чья продукция военного назначения часто конкурирует на международных тендерах. Из вышеперечисленного следует, что слияние данных двух компаний необходимо подробно проанализировать.

Обе компании - это признанные мировые лидеры в области производства бронетехники для нужд вооруженных сил армий мира. Французская «Некстер Системз С.А.» является французским производителем вооружения и военной техники и известна своим основным боевым танком «Леклерк». Она была основана в 1973 году, когда оборонное ведомство Франции передало государственные производственные мощности компании «Группа армейской промышленности» (фр. GIAT). В 1991 году правительство национализировало Группу, которая в 2006 году стала основой для новой государственной компании «Некстер Системз». Большую часть своей жизни компания была убыточной и выживала за счет усиленной господдержки. Также Национальным собранием Франции в 2002 году был опубликован отчет, в котором состояние компании оценивалось как критическое. И только во второй половине 2000-х за счет государственных заказов положение компании улучшилось. В то же время единственным зарубежным покупателем «Леклерков» являются Объединенные Арабские Эмираты. Из этого следует, что компания хоть и традиционно являлась лидером в области производства бронетехники, ее чрезмерная зависимость от государственной поддержки ставит под сомнение самостоятельное выживание в условиях гипотетического отсутствия гособоронзаказа Франции в будущем.

В свою очередь, Немецкая «Краусс-Маффай Вегманн ГмбХ унд Ко. КГ» является машиностроительной компанией, чей основной профиль - это разработка и производство колесной и гусеничной бронетехники. Известным продуктом компании является танк «Леопард 2», который с коммерческой точки зрения является успехом: он поставлялся во многие страны мира и был произведен в количестве более 3200 штук в различных модификациях. Современная организационная структура компании была сформирована в 1999 году в результате многошагового слияния немецких компаний, основанных еще в XIX веке.

Сравнение двух данных компаний по основным показателям демонстрирует, что они схожи не только по профилю, но и другим параметрам:

Таблица 1. Сравнение «Некстер Системз» и КМВКомпания«Некстер Системз С.А.»«Краусс-Маффай Вегманн ГмбХ унд Ко. КГ»Годовой оборот, млрд евро1,048~1Количество сотрудников, чел.29003200Присутствие в странахФранция, Италия, Бельгия Германия, Великобритания, Греция, Нидерланды, Турция, США, Бразилия, Мексика, Сингапур

Из всей вышеприведенной информации следует вывод, что французская и немецкая компании являются похожими друг на друга по профилю и размерам, а также по сути находятся в прямой конкуренции. Возникает необходимость подробно проанализировать предпосылки слияния двух компаний. По мнению автора исследования, можно выделить три основные причины сделки.

В первую очередь, важную роль сыграло сокращение государственных оборонных заказов Германии и Франции после завершения холодной войны. Закономерное сокращение ассигнований на оборону после распада Организации Варшавского договора привело к тому, что исчезла необходимость в больших объемах закупок бронетехники. В свою очередь, КМВ и «Некстер Системз» сильно пострадали от этого, что заставило их оптимизировать численность рабочих и начать продавать вооружение за рубеж, чтобы компенсировать падение гособоронзаказа. Объединение же способно создать крупную и жизнеспособную компанию.

Во-вторых, сыграло свою роль и последовавшее снижение господдержки в области покрытия расходов на военные научные исследования, как было упомянуто ранее в данном исследовании. Это привело к тому, что резко снизилось возможность обеих компаний по отдельности проводить эффективные научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы. В свою очередь, слияние двух компаний способно привести к обмену технологиями, а также объединению научных потенциалов «Некстер Системз» и КМВ.

В-третьих, сегодня в мире наблюдается рост конкуренции на рынке бронетанковой техники. Традиционные игроки («Дженерал Дайнэмикс», «БАе Системз», АО «НПК УВЗ») вместе с компаниями из новых военно-промышленных держав (Китай, Южная Корея, Турция) являются серьезными соперниками для двух компаний из Франции и Германии. В свою очередь, объединение «Некстер Системз» и КМВ рассчитано и на повышение конкурентоспособности на глобальном рынке вооружений.

Из вышеперечисленного следует, что за последние 20 лет сформировались предпосылки для интеграции двух компаний оборонно-промышленного комплекса ЕС. Итогом этого стало то, что руководством обеих компаний летом 2014 года было заявлено о проекте слияния. Через год представители компаний и оборонных ведомств двух стран подписали программу объединения. 15 декабря 2015 года слияние завершено. Согласно условиям соглашения, владение компанией было поделено на две равные части между французским правительством и немецкой семьей Боде, единоличными владельцами КМВ. И немецкие, и французские руководители представлены в совете директоров в равном количестве. Штаб-квартира расположена в Амстердаме. Предварительное название новой компании в июле 2015 года было заявлено как «КАНТ» (англ. KMW and Nexter Together), однако теперь решено провести открытый конкурс на новое название.

Данное слияние было завершено относительно недавно, однако уже сегодня можно предположить о перспективах развития как самой компании, так и всей интеграции ОПК Европы и роли ЕС в ней в частности. Об этом идет речь ниже.

4.2 Перспективы развития объединенной компании и роли ЕС в интеграции ОПК Европы

Согласно определению ситуационного исследования, анализ перспектив развития объединенной франко-немецкой компании позволит также и оценить перспективы общеевропейской интеграции ОПК: в частности, роли национальных государств, ТНК и наднациональных органов ЕС. Автор исследования начинает анализ с последствий слияния для самой компании в ближайшей перспективе.

Для начала стоит оценить позитивные последствия слияния. В первую очередь, руководители обеих компаний планируют появление дополнительных прибылей в размере 60-70 млн евро в год за счет оптимизации и централизации закупок материалов и комплектующих, совместной деятельности в области экспорта, а также после объединения ряда НИОКР. Это подтверждает тезис сторонников неолиберальной школы о выгоде всех участников процесса интеграции. Во-вторых, одним из основных последствий считается совместная перспективная разработка и производство нового танка ближе к 2025-2030 годам. Это говорит о появлении новых возможностей европейского ОПК, достичь которых можно было достичь только в результате синергии двух отдельных компаний. Также данное слияние вызвало «эффект домино»: компании «Ото Мелара» (Италия) и «Рено Трак Дифенс» (Франция) также выразили заинтересованность в проекте. Таким образом, если проект оправдает себя, его успех поспособствует дальнейшему углублении интеграции европейской оборонной промышленности.

Однако необходимо отметить и риски, которые могут сопровождать объединенную компанию в будущем.

Во-первых, двум компаниям будет необходимо решить вопрос обмена критическим технологиями. Каждая из компаний обладает уникальными компетенциями, а значительная часть разработок носят секретный характер. Однако при объединении компаниям придется обмениваться технологиями, если они по-настоящему собираются объединять усилия. Именно этот фактор критикуется политиками. В частности, уполномоченный фракции СДПГ в бундестаге по вопросам обороны Райнер Арнольд так критикует намерения Франции в проекте слияния: «Предыдущий опыт - например, в случае с «Эрбас» - показывает, что французские политики с большим напором продвигают свои интересы даже в международных совместных предприятиях». Это может говорить о высокой вероятности возникновения конфликтов между Францией и Германией, в частности касательно обмена технологиями.

Во-вторых, у объединенной компании могут появиться проблемы касательно продажи вооружения за рубеж. Экспортные политики касательно продукции военного назначения Франции и Германии существенно различаются. В то время как правительство Франции активно поощряет продажу отечественных вооружений за рубеж, в ФРГ экспорт вооружений серьезно регулируется национальными законами, а в обществе любая оружейная сделка с иностранным покупателем серьезно осуждается. При этом немецкая пресс-служба министра экономики Германии заявляет, что «строгие правила контроля в немецкой оборонной отрасли продолжат действовать с прежней силой» . Однако Франция и ФРГ все же должны неким образом привести в соответствие законодательство, иначе данная проблема будет угрожать экспортному потенциалу объединенной компании.

Далее необходимо отметить, что компании «Некстер Системз» и КМВ имеют схожие производственные линейки ПВН. До объединения обе компании являлись прямыми конкурентами и поставляли на мировой рынок одинаковую по назначению продукцию. Данный фактор очевидно приведет к разногласиям французской и немецкой сторон касательно вопроса, вооружение чьих предприятий объединенная компания будет продвигать на внешнем рынке.

Вышеупомянутые выгоды от сотрудничества компаний «Некстер Системз» и «Краусс-Маффай Вегманн» демонстрируют, что интеграция оборонных компаний ЕС по типу слияния может стать привлекательной инициативой для стран Европы и их ОПК. Однако упомянутые проблемы перспектив развития также наглядно демонстрируют, с чем предстоит столкнуться другим странам, если они решатся на слияния их оборонных компаний. Другим же важным фактором, который демонстрирует проект слияния французской и немецкой компаний, это роли акторов международных отношений в интеграции ОПК Европы.

Необходимо отметить, что в объединении оборонной промышленности ЕС важную роль играют три вида акторов. Это национальные государства (в лице правительств, принимающих решения), крупные компании оборонной промышленности, а также институты ЕС. Что касается объединения французской и немецкой бронетанковой промышленности, то данное ситуационное исследование демонстрирует высокую роль как государств, так и самих компаний ОПК. Так, роль правительств заключалась в том, что в переговорах участвовали оборонные ведомства, а сама сделка по слиянию должна была получить одобрение правительств обеих стран. Также французская «Некстер Системз» является чисто государственной компанией. Однако с немецкой стороны была представлена чисто частная компания, и сам процесс объединения был в интересах вышеупомянутой немецкой семьи промышленников Боде. Из этого следует, что движущей силой в этом проекте являлись и крупные транснациональные компании (которыми являются и «Некстер Системз», и и КМВ). При этом видно, что в данном случае роль наднациональных институтов ЕС, в отличие от других общеевропейских проектов интеграции ОПК, практически сведена к нулю. Автору исследования кажется необходимым выяснить, каким образом возможно повысить роль Евросоюза в подобных проектах в будущем. Действительно, согласно либеральному интерговернментализму Э. Моравчика, институты формируют площадку для взаимодействия и снижают трансакционные издержки стран-участников интеграции, чем способствуют дальнейшей интеграции. Также вовлечение ЕС в подобные проекты слияния и кооперации позволят включать в повестку дня не только интересы вовлеченных в кооперацию стран, но и интересы всех членов Европейского Союза. Именно поэтому важно понять, как повысить роль ЕС в интеграционных процессах в области sОПК. По мнению автора, Европейский Союз мог перенять опыт Совместной организации по сотрудничеству в области вооружений (англ. OCCAR). Данная организация не входит в институты Европейского Союза, но тесно сотрудничает с ними (включая Европейское оборонное агентство). Суть OCCAR заключается в в участии в контроле над общеевропейскими оборонными программами (в их число входит «Эрбас А400М») - данные полномочия были переданы организации после ратификации странами-участниками Конвенции в 2001 году. В случае со структурами ЕС и новой франко-немецкой компании, то подобное участие могло бы быть обеспечено вхождением представителей ЕС в совет директоров. В проекте по слиянию было заявлено, что директоров в совете будет семь: двое назначаются французским государством, двое представляют немецкую КМВ, а три оставшихся должны быть независимыми. Именно вхождение в совет директоров в подобных проектах даже на консультационных правах способно значительно повысить роль Европейского Союза в интеграционных процессах ОПК - это повысит транспарентность кооперации, а также позволит учитывать интересы не только стран-участниц кооперации, но и остальных членов ЕС. К тому же участие ЕС как независимого арбитра позволит закрепить «правила игры» в проекте слияния. Соответственно, согласно неолиберальной парадигме, это даст ускорение интеграционным процессам оборонной промышленности. В свою очередь, успех проектов, подобных слиянию КМВ и «Некстер Системз» будет способствовать трансформации суверенитета государств над оборонной промышленностью, и проблемы, о которых сегодня говорят сторонники межправительственного подхода к изучению ЕС, будут искоренены - в том числе, монополия государств на принятие решений сойдет на нет, а роль Европейского Союза в принятии решений в области интеграции ОПК стран Европы возрастет.

Заключение

Данная работа демонстрирует, что оборонно-промышленные комплексы стран мира и мировая торговля оружием - это важная часть изучения международных отношений. Оружейные поставки влияют на внешнюю политику и силовой потенциал как стран-импортеров вооружений, которые наращивают свою военную силу, так и экспортирующих стран. В глобальном военно-техническом сотрудничестве немаловажную роль играют страны Европейского Союза - исторически они являются одними из лидеров в области разработки и производства вооружений, и их продукция пользуется спросом на мировом рынке. Однако совокупность как внешних факторов (растущая конкуренция на рынке вооружений), так и внутренних (снижающиеся расходы на оборону в ЕС, низкие расходы на военные НИОКР, неэффективность закупочных программ и пр.) говорит о кризисном состоянии оборонно-промышленного комплекса стран Евросоюза. При этом отмечается, что проблемы ОПК Европы внутреннего характера можно решить при помощи интеграции оборонной промышленности стран ЕС. Меры по интеграции могут принести экономические выгоды странам-участникам в том, что касается экономии ассигнований на оборону и сохранении научно-технического потенциала. Также оптимизация производств, либерализация внутриевропейской торговли и консолидация усилий оборонных компаний разных стран Европы способны повысить их конкурентоспособность на мировом рынке торговли оружием. Однако более чем шестидесятилетняя история интеграции ОПК Европы демонстрирует, что сотрудничество в данной сфере развивалось невысокими темпами. Согласно утверждению сторонников межправительственного подхода к изучению европейской интеграции, данный феномен объясняется следующим образом: государства-члены ЕС не так активно передают полномочия в области оборонной промышленности на наднациональный уровень институтов ЕС, потому что ОПК напрямую связан с национальной безопасностью. Эта область суверенитета государства, в свою очередь, считается «чувствительной». Именно поэтому правительства стран неохотно передают полномочия в сфере ОПК на уровень институтов Европейского Союза.

При этом ситуационное исследование (англ. case study) недавнего слияния компаний бронетанковой промышленности «Некстер Системз» (Франция) и «Краусс-Маффай Вегманн (Германия) демонстрирует потенциал для развития интеграции ОПК стран Европы. Сделка по слиянию двух компаний завершилась в декабре 2015 года, но уже сегодня можно отметить, что интеграция двух компаний демонстрирует положительные результаты в экономическом отношении - это в итоге подтверждает тезис сторонников неолиберальной школы о выгоде интеграции для всех ее участников. Однако слияние обнажило и конфликтный потенциал возможной кооперации в оборонно-промышленной сфере. В частности, имеет место конфликт национальных экспортных законодательств, противоречия касательно передачи «чувствительных» технологий, а также проблемы общей экспортной политики новой объединенной компании.

Важным итогом ситуационного исследования слияния двух компаний является анализ роли акторов международных отношений в интеграции ОПК Европы. На сегодняшний день высокая роль в продвижении кооперации отводится национальным государствам (в лице правительств стран, контролирующих оборонно-промышленную кооперацию), а также транснациональным компаниям (это продемонстрировано ролью частного интереса в сделке по слиянию с немецкой стороны). При этом на сегодняшний день роль наднациональных институтов ЕС в интеграции ОПК пока остается низкой. Однако уже существующие международные организации (как OCCAR), занимающиеся контролем и управлением отдельных проектов кооперации, представляют собой удачный пример того, как наднациональные институты могут эффективно участвовать в интеграции ОПК стран Европы. Участие же представителей ЕС в совете директоров созданной франко-немецкой компании (а ее проект подразумевает членство независимых директоров в совете) могло бы в соответствии либеральным интерговернментализмом Эндрю Моравчика повысить транспарентность интеграции, закрепить «правила игры» между ее участниками, а также учитывать при принятии решений интересы не только стран-участников кооперации, но и всех членов ЕС. И, согласно этой же теории, для повышения роли ЕС в интеграции оборонной промышленности стран Европы есть все необходимые предпосылки. Высокая экономическая взаимозависимость, кризисные явления в европейском ОПК, а также растущая конкуренция на мировом рынке вооружений могут заставить страны ЕС все больше использовать институты Европейского Союза в качестве площадок для межгосударственной кооперации в данной области. Именно это и способно в перспективе ускорить процесс интеграции ОПК стран Европейского Союза.

международный оружие мировой политика

Список используемой литературы

1.Барабанов М.С. и др. Новые военно-промышленные державы / под ред Р.Н. Пухова. М.: Центр анализа стратегий и технологий, 2016. - 168 с.

.Бордачев Т.В.,Зиновьева Е.С.,Лихачева А.Б. Теория международных отношений в XXI веке: Учебник. - М.: Международные отношения, 2015. - 232 с.

3.Братерский М.В. Невоенные рычаги внешней политики России: глобальные и региональные механизмы - М.: Издательский дом НИУ ВШЭ, 2012. - 282 с.

4.В Малайзии российские компании представят более 300 образцов продукции военного назначения [Электронный ресурс] // Рособоронэкспорт. 12 апреля 2016. URL: <#"justify">12.Лященко В.П. Торговля оружием: основы теории и организации, государственное регулирование, мировая конъюнктура и конъюнктурный анализ, представительства субъекта ВТС в стране и за рубежом, международные торги/тендеры. - М.: Экономика, 2010. - 350 с. 


13.Немецкий танкостроитель KMW и французский Nexter договорились о слиянии [Электронный ресурс] // Взгляд. 30 июля 2015. URL: #"justify">15.Объединение Nexter и KMW [Электронный ресурс] // Блог Центра анализа стратегий и технологий. 30 июля 2015. URL: #"justify">16.Политические и военно-экономические аспекты обеспечения международн ой и региональной безопасности. Сборник материалов научной конференции молодых ученых ЦМБ ИМЭМО РАН, 11 декабря 2014 г. / Отв. ред. - А.Г. Савельев - М.: ИМЭМО РАН, 2015. - 94 с.

17.Помощь военных позволила сохранить производство французских БТР VBCI [Электронный ресурс] // Лента.Ру. 6 марта 2009. URL: https://lenta.ru/news/2009/03/06/vbci/.

18.Путилов С. «Экспорт российских вооружений ожидает стагнация» [Электронный ресурс] // Новые известия. 25 августа 2015. URL: <#"justify">23.Bonde J.-P. Consolidated Reader-Friendly Edition of the Treaty on European Union (TEU) and the Treaty on the Functioning of the European Union (TFEU) as amended by the Treaty of Lisbon (2007). - Denmark.: Notat Grafisk, 2008. - 403 p. 


24.Briganti G. Airbus Risks A400M Penalty Claims by Partner Nations [Электронный ресурс] // Defense-Aerospace. March 6, 2015. URL: <#"justify">30.Greive M. Panzer-Fusion stellt Berlin auf moralische Probe [Электронный ресурс] // Die Welt. August 8, 2015. URL: #"justify">41.Towards a more competitive and efficient defence and security sector [Электронный ресурс] // European Comission MEMO. July 24, 2013. URL: #"justify">42.Tran P. Nexter, KMW Pursue Land Weapon Venture // Defense News. March 19, 2015. URL: http://www.defensenews.com/story/defense/land/vehicles/2015/03/19/france-leopard-tank-nexter-germany-leclerc-holding-company/25023543/.

.Western European Armaments Group [Электронный ресурс] // Western European Union. URL: <http://www.weu.int/weag/weag.htm>.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!