Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Формы и способы самоцензуры журналистского сообщества в современном медиапространстве






Содержание:


Введение

Понятие, особенности и генезис института самоцензуры в медиасреде

Государственное регулирование и международные стандарты саморегулирования СМИ в современном медиапространстве.

Состояние, проблемы развития и перспективы формирования институтов саморегулирования СМИ

Заключение

Библиографический список


Введение


Политико-правовой феномен цензуры в настоящее время довольно подробно изучен. Большинство исследователей считают, что он заключается в поиске и решении вопроса так называемого «общественного договора». Нет ни одного исторического периода, в котором бы в той или иной мере не присутствовал цензурный аппарат. Даже в тех государствах, где за народом закреплена свобода слова, как, например, в Российской Федерации, он присутствует в той или иной форме. Не всегда открыто, напрямую, но это не имеет значения, когда речь идет о запрете возможности человека выражать свою позицию свободно.

Этот договор сложно создать, не упуская интересов всех сторон, которые участвуют в его создании. Но еще сложнее его придерживаться, и в такой ситуации не позавидуешь журналисту, главная цель которого - угодить интересам как общества, так и власти, не упустив фундаментального для журналистики принципа: достоверно описывать происходящее вокруг и оценивать его объективно.

Огромное количество проведенных исследований, как теоретических, так и проверенных на практике, не дает однозначного ответа. Все ученые сходятся в одном: цензура необходима, и власть так или иначе должна осуществлять надзор за средствами массовой информации. Такие попытки - контролировать и регулировать - существуют со времени появления первых масс-медиа. Достаточно хорошо изучены способы, которыми пользуется государство, чтобы отделять плохое от хорошего: если раньше «неправильные» тексты уничтожали, то теперь существуют более эффективные методы. К примеру, экономическое манипулирование, когда давление на СМИ оказывается не напрямую, регулирование посредством административных санкций, закрепленных законодательством (в котором размыты границы дозволенного, и поэтому каждая конкретная проблема решается в отдельно взятом случае и создает прецедент) и т.п.

Практика показала, что это достаточно действенный способ, и в большинстве случаев вмешательство государства и властей оправданно, однако последние десятилетия внесли радикальные коррективы в представления о СМИ и доступе к информации. Все государства, вне зависимости от политического режима и способов регулирования масс-медиа столкнулись с цифровой революцией. Рост новейших информационных технологий спутал прежние правила игры, и если раньше люди информацию получали из газеты, телевизора, и радио, то теперь с открытием Интернета все появилось в открытом доступе и в одном месте. Если разобраться, то это достаточно серьезная проблема, которую все еще пытаются разрешить.

Что мы видим: если раньше за каждый вид СМИ отвечало отдельное государственное ведомство, то сейчас эти подразделения сливаются в одно целое. К примеру, сейчас в России все СМИ, будь то печатные, радио или телевидение, контролирует Роскомнадзор. Похожая ситуация в США, европейских и азиатских странах (например, в Сингапуре за все СМИ - от газет до Интернета - отвечает одно ведомство, возникшее в результате слияния трех министерств). Выходит, что на фоне наблюдаемой конвергенции информационных технологий происходит слияние государственных структур, которые раньше регулировали независимые СМИ.

Власти реагируют по-своему: весьма заметен тренд в информационном ландшафте - бурное развитие действующего законодательства для новых информационных условий, и прежде всего Интернета. А также значительное ужесточение норм: появляются новые законы, которые вчера нельзя было себе представить. Параллельно прослеживается необходимость не столько в жестком и постоянном регулировании, сколько в сорегулировании. Государство не может в одиночку контролировать преобразовавшийся за несколько лет огромный пласт медиа, как это было раньше, когда система регулирования была четко налажена и отработана.

Поэтому сейчас журналистское сообщество заинтересовано в создании эффективной системы саморегуляции, которая дает сотрудникам СМИ четкие ориентиры в работе по применению норм профессиональной этики. Именно поэтому многие СМИ сейчас идут навстречу властям, «помогают» им, пытаясь выстроить нормы самостоятельного контроля за контентом.

По сути, саморегулирование - это признание медиабизнесом и журналистами собственной «социальной ответственности» в условиях, когда свобода слова гарантирована законодательно. Поддерживая свою независимость от государства, СМИ дают обязательства обществу поддерживать с ним диалог, своевременно реагировать на его запросы и не упускать проблемы, вызывающие обеспокоенность общества. Причем опыт показывает, что критика в сторону недобросовестных журналистов чаще всего исходит не от государства, а от коллег, от журналистского сообщества в целом. Сами журналисты методом проб и ошибок определяют нормы, стандарты, и границы допустимого. Институт публичного рассмотрения жалоб (в частности, коллегия по жалобам на прессу) позволяет объективно оценить изъяны, и провести работу над ошибками.

При этом не стоит забывать, что контроль, по сути, осуществляется гражданским сообществом и вне политики. Он состоит в установлении минимальных принципов этики, достоверности, прав личности и т.д., не затрагивая области «редакционной свободы в том, что сообщать и какие мнения высказывать», - обращают внимание авторы «Путеводителя по саморегулированию СМИ», выпущенного Организацией по безопасности и сотрудничеству в Европе.

Однако отметим, что ситуация не так проста, как кажется на первый взгляд. Институты саморегулирования как в России, так и за рубежом, развиты не всегда и не в полной мере. Для российского медиасообщества это объясняется характерным историческим контекстом: потребности в самоцензуре у советских журналистов не было, потому что с функцией цензора отлично справлялась советская власть, устанавливающая четкие и точные рамки того, что можно, а что нельзя. С изменением политической обстановки изменились и нормы, регулирующие деятельность СМИ, свободу слова за масс-медиа закрепили законодательно, однако сами медиа к таким скорым изменениям оказались не готовы.

Актуальность исследования

Актуальность данного исследования сейчас весьма высока. Если тема цензуры подробно изучена, то сфера саморегулирования и самоцензуры требует подробного и досконального разбора. Практика показывает, что конфликты между журналистским сообществом, общественностью и властью возникают очень часто. Конечно, во многом это связано с размытыми нормами законодательства, когда журналист не понимает, и не видит четкой границы. Однако в то же время ответственность за материал несет журналист, как и масс-медиа в целом несут «социальную ответственность» перед обществом за то, что производят и публикуют. «В целом можно говорить о том, что саморегулирование СМИ - это чаще все-таки «негосударственная организационная система, обеспечивающая ответственность СМИ за свою деятельность не перед государством на основании закона, а перед обществом на основании этических норм», пишет исследователь Ткач в двухтысячном году. И его слова по-прежнему актуальны: масс-медиа все еще ищут тот удобный инструмент саморегулирования, который бы удовлетворил всех участников диалога. У большинства СМИ в России есть собственные профессиональные кодексы и хартиии как, например, у «Интерфакса» или «Эхо Москвы». Очень важен один из последних прецедентов, когда редакция «Эха Москвы» создала так называемый «кодекс поведения журналистов в социальных сетях», который рекомендуется для принятия всеми СМИ. Вокруг него развернулась бурная дискуссия со сторонниками и противниками подобного регулирования. Вот, к примеру, седьмой пункт кодекса: «Журналист понимает, что ретвит, лайк, репост и т.д. могут быть приняты за его собственное мнение или позицию редакции».

И подобные споры возникают очень часто, что говорит о недостаточном развитии журналистского сообщества, институтов его регулирования и правил, которые бы устраивали всех, в то же время действуя в интересах журналиста. Существуют отдельные кодексы редакций, хартии, в России относительно недавно появилась Общественная коллегия по жалобам на прессу, однако практика показывает, что решить проблему получается не всегда, потому что кодексы обязательны только для каждой отдельно взятой редакции, а решение коллегии не имеет под собой юридической силы и необязательно для исполнения. Поэтому подробное рассмотрение и анализ феномена самоцензуры медиапространства актуальны и необходимы как для общества, так и для журналистов.

Степень научной разработанности

На сегодняшний день феномен самоцензуры не подвергался системному анализу. Во многом это связано с негативным опытом ее использования в России, и тем, что как явление в современном контексте она стала рассматриваться совсем недавно. Однако существует множество отдельных исследований, которые так или иначе затрагивают эту сферу. Наибольший интерес с научной точки зрения представляют исследования советского (последние годы) и постсоветского периодов. В частности, историко-правовые аспекты вопроса изучались Д.С. Авраамовым, Ю.М. Батуриной, А.В. Блюмом, Е.Л. Вартановой, Б.М. Виттенбергом, Ю.И. Герасимовой, А.Ю. Горчевой, С.И. Григорьевой, JI.M. Добровольским, Г.В. Жирковым, П.А. Зайончковским, С.В. Кодана, А.А. Корольковой, А.Н.Николюкиной, Г.В. Лазутиной, И.В. Оржеховским, Н.Г. Патрушевой, Т.Д. Полусмак, И.В. Селивановой, М.А. Федотовой, О.Р. Хромовым, М.А. Чемерисской, др.

Несколько более глубокими являются учены труды зарубежных коллег. Это объясняется тем, что институт самоцензуры здесь появился раньше, и исследователи обладали большой информационной, теоретической и эмпирической базой. Популярны труды ученых и публицистов Д. Глэда, М. Скэмелла, М.Джиласа, Н.Росса, К. Поппера, Р. Плэйкиса, Дж.П. Барлоу, Б.Дж. Бушмана, Д. Аллена, С. Фроста, Т. Гиббонса и других.

Научная новизна исследовательской работы

отображены характеристики, проведен анализ политико-правового аспекта института самоцензуры;

рассмотрены и проанализированы основные этапы генезиса самоцензуры на российском и зарубежных примерах;

дана характеристика видов самоцензуры и анализ следствий использования самоцензуры;

выявлены формы самоцензуры и институты - регуляторы масс-медиа на современном этапе.

Цель - выявить функциональную значимость форм и способов самоцензуры журналистского сообщества в современном медиапространстве.

Задачи:

.Показать пути поиска компромисса между обществом, властью и журналистским сообществом в области саморегулирования СМИ.

.Соотнести законодательное регулирование СМИ на современном этапе развития и саморегулирование средств массовой информации.

.Выявить состояние, проблемы развития и перспективы формирования институтов саморегулирования СМИ в России.

Теоретико-методологическая основа исследования - современные научные разработки в области политики и права, социологии, конституционного права и социологии права как способа взаимоотношений общества и государства. В ходе рассмотрения политико-правового аспекта самоцензуры были применены следующие методы исследования: формально-юридический, сравнительно-правовой и конфликтологический.

Объект исследования - документы, регламентирующие современные формы самоцензуры в России и в зарубежных странах.

Предмет исследования - функциональная значимость форм и способов самоцензуры журналистского сообщества в современном медиапространстве России и зарубежных стран.

Научно-теоретическая и практическая значимость исследования

Изученная литература, полученные как результат работы выводы показывают генезис самоцензуры в России и в зарубежных странах, его связанность с историческим контекстом. Показывается специфика появления и развития самоцензуры, ее ключевые особенности.

Содержание и отдельные главы исследования найдут своего читателя среди студентов, аспирантов и преподавателей, изучающих историю отечественной журналистики, политические аспекты развития журналистики. Также теоретическая часть подойдет для специализированных курсов у слушателей юридических, гуманитарных и других направлений.

Структура курсовой работы

Поставленная проблема, объект, предмет, цель и задачи исследования стали основополагающими факторами для построения логической части и структуры. Курсовая работа включает в себя введение, три главы, заключение и библиографический список.

самоцензура медиапространство журналистский

1 Понятие, назначение и особенности института самоцензуры в медиасреде


Прежде чем выявлять и анализировать проблемы, связанные с самоцензурой журналиста и средств массовой информации, необходимо четко определить понятие термина «самоцензура». Большинство исследователей сегодня сходится во мнении, что самоцензура - это «состояние журналистского самосознания, ориентированного на установление демократического информационного порядка в обществе, а также внутренняя цензура, направленная на умышленное устранение автором из своего произведения частей, которые он полагает, по тем или иным причинам, недопустимым публично демонстрировать».

Многие ученые исходят из синонимичного ряда слова «самоцензура» - к примеру, «самонадзор», или «чувство собственного контроля». Весьма популярны и такие трактовки термина «самоцензуры» как «целенаправленная фильтрация сведений самими журналистами», «моральный этикет» («ограничение по моральным и этическим принципам»; «граница, определяющая нравственность человека»), «достоверность информации» («верификация сведений»). Если проанализировать последние аналогии, то можно понять, почему многим журналистам и исследователям свойственно отождествлять самоцензуру и ответственность журналиста (мы уже говорили о так называемой «социальной ответственности» СМИ). В работе журналиста определяющую роль играет дисциплина и ответственность при выражении собственной точки зрения на проблему или явление. Значительной частью самоцензуры в работе журналиста является не только внутреннее наполнение текста, но и внешняя оболочка, которая зачастую сильно влияет на восприятие текста. При выражении собственной позиции важно следить за культурой речи и использованием лексики (в том числе жаргона, литературного языка или разговорного стиля речи), которая в каждом отдельно взятом случае должна быть оправдана. Внутриредакционный аспект также играет немаловажную роль. При написании собственных материалов журналист должен руководствоваться внутриредакционными правилами, уставами, хартиями и другими документами, регулирующими деятельность публициста. Задания главного редактора и последующее редактирование журналистских текстов также является важной частью самостоятельного контроля журналиста, поскольку от требований редакции зависит личный успех журналиста.

Такой институт, как самоцензура, необходим в современном обществе, не говоря уже о средствах массовой информации. Практика саморегулирования медиарынка законодательными нормами имеет место во всех современных государствах. Такие «правила игры» позволяют профессиональному сообществу регулировать деятельность журналистов, исходя из принципов журналистской этики, морали и общественных интересов.

Принимая такие нормы, СМИ в обмен на независимость от государства дают обществу обязательства поддерживать его интересы и поддерживать с ним диалог. Чаще всего критика в адрес недобросовестных журналистов исходит от коллег по цеху, а не от государства. Участники журналистского общества сами определяют нормы и стандарты качества материалов, и устанавливают границы дозволенного. Механизм подачи жалоб в контролирующие органы (в большинстве случаев это общественная коллегия по жалобам на прессу) позволяет решать возникающие проблемы и устранять недостатки. Впоследствии благодаря объективному исследованию и обсуждению каждого случая можно провести работу над ошибками.

Следовательно, саморегулирование способствует контролю над средствами массовой информации от правительства профессиональным журналистским и гражданским сообществом, и при этом сфера контроля остается вне политики. Оно [саморегулирование] состоит в установлении минимальных принципов этики, достоверности, прав личности и так далее при полном сохранении редакционной свободы в том, что сообщать и какие мнения высказывать», - обращают внимание авторы «Путеводителя по саморегулированию СМИ».

В целом ряде стран саморегулирование СМИ позволяет намного эффективнее контролировать контент и содержание публикуемых материалов, чем непосредственное, прямое вмешательство государственных ведомств. Это объясняется тем, что редакторы и публицисты представляют себе, что от них хочет общество, представляют себе все подводные камни индустрии и знают о размытых границах и рамках существующего законодательства. Этого нельзя сказать о представителях надзорных ведомств, которые наблюдают за сферой медиа со стороны.

Отметим, что при существующей ситуации журналистское сообщество заинтересовано в том, чтобы создать эффективную систему саморегуляции. Она дает журналистам четкие представления о теоретических аспектах регулирующих норм и их применении на практике. Представители ОБСЕ выделяют как минимум пять основных объктивных причин для саморегулирования медиасферы: саморегулирование сохраняет редакционную свободу; помогает минимизировать вмешательство государства; служит свидетельством ответственности СМИ; способствует доступу читателей к СМИ; содействует повышению качества СМИ. Эффективная и развитая система самоконтроля журналистов защищает интересы СМИ и предоставляет им компетентную помощь в разрешении конфликтов. И в то же время работа такой системы заставляет журналиста самого работать на повышение качества материалов. В таком случае мы видим инструмент, который полезен как потребителям, так и производителям контента.

Обычно подача жалобы в компетентые органы не требует затрат со стороны истца, а каждая проблема рассматривается быстро и без бюрократических проволочек. Таким образом, подобные институты снижают нагрузку на судебные органы, что играет на руку властям. Однако среди плюсов можно найти и минусы подобных институтов. К примеру, ярким и наиболее наглядным примером является российская Общественная коллегия по жалобам на прессу, в работе которой можно найти недочеты и минусы самостоятельной регуляции СМИ. Среди них «отсутствие законодательной и материальной базы; отсутствие публичной поддержки и корпоративной солидарности в сфере СМИ; отсутствие общественного консенсуса в вопросах о миссии СМИ и журналистов».

Сегодня исследователи журналистики не могут однозначно сказать, когда впервые появилось явление саморегулирования в СМИ. Одна позиция заключается в том, что профессиональная этика журналиста, его ответственность и, следовательно, самоцензура появилась сразу же с появлением журналистики. Другая группа исследователей считает, что это явление появилось только тогда, когда журналистика вошла в сферу повсдневной жизни общества и стала массовой - тогда и появилось первое определенное медиасообщество - это было приблизительно в середине 30-40 гг. XIX века.

В любом случае, можно с уверенностью говорить, что вопрос самоконтроля и саморегулирования, вопрос о правах и обязанностях журналиста появился с выпуском первых газет. В частности, об этом в своем обращении к читателям говорил Теофраст Ренодо - основатель французской газеты La Gazette, первый номер которой вышел в 1631 г. Российские публицисты и исследователи также не оставили без внимания вопрос ответственности журналиста. Широко известен труд М.В. Ломоносова «Рассуждения об обязанностях журналистов при изложении ими сочинений, предназначенных для поддержания свободы философии», датированный XVIII веком. Однако это лишь рекомендательные, теоретические труды. Реальные механизмы саморегуляции, применяющиеся на практике, появились ближе к XX веку на Западе. Политический контекст того времени, когда журналисты стали чувствовать себя пешками в чужой игре, стали лишь средством для достижения чужих целей, встряхнуло сознание представителей медиасферы и пробудило их нравственное сознание.

Затем институты саморегулирования СМИ в том или ином виде возникали в разных государствах, и здесь стоит уделить внимание тому, что сформировывалось представление о нравственности, ответственности и дозволенности журналиста по-разному. И каждый раз под воздействие определенных факторов: степени развитости общества, политического режима, культурных, религиозных, исторических и нравственных предпосылок, которые оказывали непосредственное влияние на ту форму, в которой формировался будущий институт саморегулирования. Что же в каждой конкретной ситуации выступало инициатором появления такого института?

Исследователи сходятся во мнении, что здесь необходимо выделить несколько факторов:

медиапредприятия (внутренние своды правил и хартии, медиакритика);

корпоративные журналистские организации (кодексы профессиональной этики);

организации/профессиональные ассоциации владельцев и управленцев индустрии СМИ (бизнес-сообщество): неписаные кодексы поведения, система маркировки аудиовизуальных программ;

рекламная индустрия (кодексы рекламной деятельности);

общественные организации смешанной природы (Советы по печати, институт омбудсменов);

академическое сообщество (программы повышения квалификации, переподготовки);

сама аудитория (неправительственные организации, ассоциации защиты потребительских прав, организации родителей и учителей).

Появление подобных институтов саморегулирования также происходит по-разному: если в первом случае потребность в развитом и эффективном инструменте контроля появляется добровольно, по внутренней потребности журналистского сообщества, то в других - с подачи государственной власти, которая в одиночку не может справиться с тяжело контролируемым пластом медиа, появившимся совсем недавно. В таких случаях власти поощряют «хорошие» СМИ и порицают «непорядочные». Поэтому власти на законодательном уровне устанавливают обязанность журналистского сообщества в создании органов самостоятельного контроля. Впоследствии за ними закрепляется право самостоятельного издания документов, регулирующих деятельность СМИ: такое явление, которое достаточно распространено в последнее время, принято называть «законодательным саморегулированием».

В некоторых государствах основополагающие нормы, или так называемый «законодательный каркас» прописан в документах и кодексах государства. Представители медиа в таком случае прорабатывают эти нормы и реализуют их на практике. Иногда журналисты и государство создают орган-регулятор в медиасфере совместно, как это реализовано в Великобритании, где работает аудиовизуальный совет Офком (Ofcom, Office of Telecommunications).

Очень важен тот аспект, что на практике в большинстве случаев государственное вмешательство является оправданным и зачастую необходимым. Исследователь А.Ткач отмечает: «даже если проследить историю становления и развития добровольных органов саморегулирования СМИ в развитых демократических государствах Западной Европы, можно заметить, что на конфликтных этапах взаимоотношений общества и СМИ определяющую роль в стабилизации ситуаций сыграло именно государство. Кроме того, можно привести в качестве примера Великобританию и США, в которых демократические институты сложились гораздо раньше европейских, однако родиной добровольного саморегулирования СМИ является именно континентальная Европа. <…> Впрочем, в целом можно говорить о том, что саморегулирование СМИ - это чаще все-таки «негосударственная организационная система, обеспечивающая ответственность СМИ за свою деятельность не перед государством на основании закона, а перед обществом на основании этических норм».

Несмотря на похожий во многом алгоритм действий медиасообщества по саморегулированию, в сфере современных способов самостоятельного контроля средств массовой информации можно встретить несколько различных видов инструментов, позволяющих эффективно контролировать работу журналистов и осуществлять диалог между журналистами, обществом и властью.

Ученые чаще всего обращаются к 1910 году, когда начала работать и создала свой первый кодекс американская Ассоциация редакторов Канзаса. Уже затем аналогичные документы со своими поправками в зависимости от политического, исторического и нравственного контекста будут появляться в европейских, азиатских и южноамериканских странах.

Кодекс этики представляет собой документ, в котором фиксируются журналистские стандарты работы, здесь же прописаны их права и обязанности. Основополагающими при этом являются нравственные нормы, принципы общественного блага и морали. К примеру, Парламентская Ассамблея Совета Европы советует дополнять кодекс журналистской этики следующими пунктами:

распространение точных и сбалансированных сообщений;

исправление неправильной информации;

проведение четкого различия между распространяемой информацией

и комментариями;

недопущение распространения клеветнических утверждений;

уважение права на личную жизнь;

уважение права на справедливое судебное разбирательство.

Этический кодекс - это своего рода руководство для сотрудников средств массовой информации, у которых есть желание выполнять работу на качественном, высоком профессиональном уровне. Такие журналисты стремятся к достоверности, независимости, объективности, понимают свои права и обязанности и не забывают о «социальной ответственности».

Кодексы этики журналиста можно условно разделить на международные, к примеру, «Международная декларация принципов поведения журналистов»,

«Международные принципы профессиональной этики журналиста» и т.д., и общенациональные - такие документы действуют в Германии, США, Франции, Великобритании, Греции, Италии, Испании, Японии, Австрии и других странах. Также этические кодексы могут быть отраслевыми: по виду определенного типа масс-медиа: печатные, телевидение, радио или интернет-издания), а могут подразделяться по профессиональной принадлежности того, чьи нормы документ регулирует: кодексы редакторов, кодексы публицистов, фоторепортерские кодексы и др.

Весьма распространенной является практика применения внутрикорпоративных кодексов, которые сегодня существуют в большинстве крупных СМИ, таких как «Интерфакс», «Коммерсант», «Гардиан», Ассошиэйтед пресс, Франс пресс, Рейтерс и многих др.

Очень часто нормами регулирования журналистского сообщества занимается такой орган, как совет, или коллегия по прессе. Это один из самых распространенных институтов контроля за СМИ на сегодняшний день.

Советы по прессе могут различаться по структуре, названию, однако общее в них то, что чаще всего такие советы организуются членами журналистского сообщества без вмешательства со стороны власти, и состоят из этих представителей. Обычно подобные институты состоят из членов гражданского общества и представителей средств массовой информации. В то же время непосредственный состав сильно разнится в зависимости от страны, в которой такой совет работает. В некоторых государствах состоит только из представителей СМИ, в других странах вопросы регулирования решают только члены гражданского общества, а журналисты в таком совете состоять не могут по закону. В Швейцарии из состава исключены издатели: работу ведут журналисты и члены гражданского общества.

Среди советов по прессе принято выделять «открытые», когда помимо журналистов в состав коллегии входят представители гражданского общества. Коллегии такого типа действуют наиболее распространенные и действуют в большинстве европейских стран, обладая рядом преимуществ перед «закрытым» типом. При рассмотрении жалоб в таких институтах на первом месте объективность и прозрачность процесса. Также очень важен элемент присутствия гражданского надзора и контроля, которого не достает при «закрытом» типе в Германии, Люксембурге и некоторых других странах.

Объединить различные советы можно по признаку общей цели - они работают на защиту СМИ от влияния государства и вмешательства его во внутренние журналистские процессы, и в то же время защищают социальное общество от влияния на него недобросовестных журналистов. Непосредственная работа таких коллективов заключается в объективном и беспристрастном рассмотрении жалоб, исходящих от читателей, зрителей и слушателей, на работу отдельных журналистов и СМИ в целом.

Огромными минусом таких советов является то, что их решения не имеют под собой юридической силы, и чаще всего имеют рекомендательный характер. Поэтому и вынесенные решения выполняются участниками конфликта на добровольной основ. В то же время решение коллегии - это хорошая возможность для конфликтующих избежать судебного разбирательства, показательно характеризует обществу «социальную ответственность» медиабизнеса. Коллегия дает возможность потребителям контролировать и вносить правки в работу средств массовой информации и одновременно гарантирует качество выдаваемого потребителю контента.

По разным данным, в мире сегодня существует от 54 до 82 советов по прессе. Самый крупный, активный и, что немаловажно, эффективный среди них - британский: Комиссия по жалобам на прессу здесь получает более 4,5 тысяч жалоб в год.

Последний, и наименее распространенный тип саморегулирования СМИ - омбудсмен. Стоит отметить, что сама по себе идея не нова, и такой человек, или коллектив работает во многих сферах гражданского общества - политике, экономике и т.д. И СМИ в свою очередь переняли опыт других сфер, в которых такой вид сообщения и взаимодействия прижился и значительно облегчает жизнь. По своей сути омбудсмен - это тот человек, который призван быть связующим звеном между медиа и аудиторией.

Характерное отличие от предыдущих институтов: если советы по прессе обычно охватывают все виды СМИ, то омбудсмен работает с конкретным СМИ и конкретными случаями, хотя иногда встречаются и национальные омбудсмены, вписанные в структуру национальных советов по прессе (в ЮАР, Швеции, Ирландии).

К омбудсмену от потребителей поступают жалобы и комментарии по уже вышедшим материалам. Обработав их, он пытается разрешить возникшие и назревающие разногласия между редакцией и аудиторией; следит за публикацией сообщений о найденных ошибках. Нередкоомбудсмен ведет собственную колонку (программу, блог), где свободно высказывает свое мнение по тому или иному вопросу.

Помимо этого омбудсмен имеет право контролировать соблюдение работниками СМИ журналистского, редакционного устава и в случае необходимости вносить в него правки и дополнения. Однако одного и общего для всех стандарта деятельности здесь найти невозможно, и все опять же зависит от множества факторов и контекста, в котором омбудсмен работает. Такой человек может придерживаться каких-то своих принципов, быть штатным или внештатным сотрудником, в той или иной степени зависеть от решения руководства и выполнять саамы е разные функции.

На сегодняшний день в мире можно найти несколько десятков средств массовой информации, в которых присутствует институт омбудсмена, однако в процентном соотношении к общему числу. Даже в США - стране, где впервые появился этот институт, - сегодня их имеют лишь 2% ежедневных газет. В других государствах этот показатель, к сожалению, еще ниже. В то же время нельзя упускать из вида, что наличие омбудсмена в редакции позволяет ей поддерживать тесный контакт с аудиторией и избегать кризиса доверия к своему СМИ.

2 Государственное регулирование и международные стандарты саморегулирования СМИ в современном медиапространстве


Последние десятилетия внесли радикальные коррективы в устоявшиеся представления о СМИ. Вне зависимости от политического устройства и принципов регулирования СМИ все государства столкнулись с цифровой революцией. Взрывной рост новых технологий спутал все правила прежней игры, и если раньше для просмотра телевизионных передач использовали телевизор, на газеты подписывались, и в доме присутствовала радиоточка, то всего лишь за несколько десятилетий картина преобразилась: цифровые технологии объединили в себе все традиционные СМИ и создали новое информационное пространство.

Наверное, этот момент является главной болевой точкой в нынешней повестке дня регулирования СМИ. Даже сейчас можно проследить, как государственное регулирование большого количества стран превращается в единый цельный механизм: если раньше за каждый вид СМИ отвечало свое государственное ведомство, то сегодня за телевидение, телекоммуникации отвечает один регулятор - такая ситуация сейчас в США, Корее, Японии. Яркий пример - Сингапур, в котором вообще за все СМИ - от газет до Интернета - отвечает одно ведомство, возникшее в результате слияния трех министерств. Можно сделать вывод, что на фоне наблюдаемой конвергенции технологий происходит слияние госструктур, регулирующих ранее независимые СМИ.

Весьма заметна в последнее время тенденция к движению в сторону сорегулирования и саморегулирования СМИ. Даже в государствах с жестким государственным регулированием становится все более заметным стремление разделить ответственность за тяжелый груз новых технологий с негосударственным сектором. Например, в условиях тотального государственного регулирования в Сингапуре все более отчетливо ощутимы тренды к сорегулированию с местными компаниями, работающими в области

СМИ и Интернета. Показательна политика в области контроля за СМИ в Канаде, которая с самого начала сводилась к сокращению государственного участия и поощрению саморегулирования. Исследования показывают, что на выходе ситуация с этикой журналистов и саморегулированием в Канаде лучше, чем, например, в Китае или Корее, где контролирующий аппарат находится полностью в руках властей и применяется очень часто. Сюда же можно отнести и еще один тренд в информационном ландшафте стран - бурное развитие законодательства для новых информационных условий. Появляются новые законы, которые вчера нельзя было себе представить.

Первый официальный документ, в котором были закреплены нормы этики журналиста - кодекс Межамериканской ассоциации прессы, созданный в 1926 году. Следующим, более обширным документом стала «Международная конвенция об использовании вещания в целях мира», которую спустя десять лет, в 1936 году, приняла Лига Наций. Несмотря на это в предвоенное время принятые кодексы под воздействием пропаганды превратились в простой свод, правила которого на практике не применялись.

Правила международной журналистской этики появляются уже в послевоенный период: именно тогла основываются объединения, которые существуют по сей день, являются наиболее влиятельными органами контроля за деятельностью журналистов, и продолжают формирование норм этики: международная организация журналистов (International Organization of Journalists) и международная федерация журналистов (International Federation of Journalists).

Международная организация журналистов (МОЖ) - это добровольное объединение журналистов, провозглашенное на Всемирном конгрессе в марте 1945 г. Главная задекларированная задача МОЖ - обеспечение свободы печати и сохранение прав журналистов. Организация объединяет представителей средств массовой информации более чем из 100 стран. Членами МОЖ являются не только отдельные журналисты, но и национальные союзы журналистов, организации и комитеты, профсоюзы журналистов и другие профессиональные объединения отрасли СМИ. Общее число членов союза насчитывает около 300 тыс. человек.

Международная федерация журналистов (МФО) - вторая, но не менее значимая организация профессиональных работников средств массовой информации. Изначально федерация была основана в 1926 г., активная деятельность организации, как и многих других социальных структур, началась после Второй мировой войны, в 1946 г., а в нынешнем виде структура появилась в 1952 г. В настоящее время федерация журналистов насчитывает около 600 тыс. членов и имеет представительства более чем в 100 странах мира.

Задачи МФЖ заметно отличаются от МОЖ. Деятельность федерации журналистов главным образом направлена на защиту социальных, а также профессиональных прав представителей журналистского сообщества. МФЖ также предпринимает меры, направленные на защиту свободы СМИ и социальной справедливости, содействует созданию мощных и независимых журналистских союзов. Федерация осуждает и пытается пресекать использование СМИ для пропаганды нетерпимости, распространения информации, которая может причинить физический и эмоциональный вред общественности.

Говоря о Евразийском регионе, можно также отметить Международную организацию журналистских союзов (МКЖС). Это некоммерческое, неправительственное, творческое объединение журналистских организаций и независимых журналистов, целью которого является защита профессиональных интересов журналистов стран Центральной Азии, Восточной Европы и Закавказья, оказание им социальной помощи, создание возможностей для их творческого и профессионального развития.

Одним из основных документов МФЖ является Декларация принципов поведения журналистов. Это свод основных правил профессиональной этики сотрудников СМИ. Декларация была принята в 1954 г. Конгрессом МФЖ, в 1986 г. были внесены дополнения и поправки. Среди положений декларации сформулированы такие обязанности журналиста: уважение истины и права общества на истину, использование проверенных фактов, применение только достойных методов получения информации, сохранение профессиональной тайны и уважение конфиденциальности источника; кроме того, в профессиональных вопросах журналист должен признавать только юрисдикцию своих коллег, исключая, к примеру, вмешательство правительства.

Международные принципы профессиональной этики в журналистике - список правил поведения журналистов и работников СМИ, сформированный по инициативе ЮНЕСКО в 1983 г. Этому документу предшествовало четыре консультативных встречи, в которых принимали участие международные и региональные организации профессиональных журналистов.

Другим известным сводом правил поведения журналиста является Кодекс этических норм, сформулированный в 1996 г. Обществом профессиональных журналистов (The Society of Professional Journalists). Это добровольная неприбыльная организация, созданная в 1909 году, насчитывает около 13,5 тыс. членов - профессиональных журналистов и студентов, которые обучаются журналистике. Настоящая версия Кодекса этики Общества профессиональных журналистов была принята в сентябре 1996 г. Согласно пунктам настоящего кодекса, журналист должен быть смелым, честным и беспристрастным, с достоинством и уважением относиться к людям, которые являются источником информации. В процессе своей работы он не должен следовать личным интересам: единственная цель журналиста - беспристрастно информировать общество, будучи при этом подотчетным читателям, слушателям, зрителям и другим журналистам.

Всего насчитывается десять международных принципов профессиональной этики журналистов всего. Среди них: уважение к разнообразию культур и универсальным ценностям; противостояние войне; сохранение профессиональной честности и ответственности журналиста; поощрение демократизации международныхотношений и др.

На сегодняшний день идет активное обсуждение глобального этического кодекса. На конференции Всемирной ассоциации по прессе (WAPC) поступило предложение создать такой кодекс, но эта инициатива была активно раскритикована Британской Комиссией по жалобам на прессу, которая в знак протеста покинула в 2000 г. всемирную организацию. По мнению британских представителей СМИ, глобальный кодекс, а также международный совет по жалобам на прессу, который также предлагалось организовать, могли бы стать инструментом для контроля деятельности СМИ авторитарными правительствами различных стран. Глава британской Комиссии по жалобам на прессу тогда высказал мнение, что невозможно создать глобальный этический кодекс СМИ, который бы мог быть приемлемым для всех стран и не ограничивал бы свободу выражения в некоторых из них.

3 Состояние, проблемы развития и перспективы формирования институтов саморегулирования СМИ


Институты саморегулирования СМИ в России по причинам, о которых говорилось выше, появились только после распада СССР. До этого времени предполагалось, что журналистскому сообществу отдельно прописанные нормы работы не требуются, так как СМИ должны были работать в рамках партийной идеологии.

У крупнейшего на то время добровольного творческого объединения работников СМИ - Союза журналистов СССР, созданного в 1959 г. по инициативе главного редактора газеты «Известия» А.Аджубея была характерная цель деятельности - «способствовать активному участию журналистов в коммунистическом строительстве, помогать росту их идейно-теоретического уровня и профессионального мастерства». Содержание профессионального долга работников СМИ тогда определялось теми задачами, которые ставила перед собой КПСС. Вместе с тем, у журналистов наряду с партийной пропагандой была установка на то, чтобы нести в общество культуру, служить ему, просвещать, пробуждать в людях гражданские чувства.

До конца 1980-х гг. в СССР не было никаких специальных кодексов поведения журналиста, и большинство сотрудников СМИ даже не знали о существовании международных документов подобного рода. И только в 1988 г. впервые полностью опубликовались на русском языке Международные принципы журналистской этики, принятые в 1983 г. на IV Консультативной встрече международных и региональных журналистских организаций в Праге и Париже, которые были разработаны при участии Союза журналистов СССР.

Свое существование союз журналистов СССР прекратил с распадом Советского Союза, однако существенная часть бывших республиканских подразделений преобразовалась в национальные институты - в частности, в союз журналистов России в Российской Федерации.

Самим работникам СМИ в этот период пришлось очень быстро перестроиться на новые стандарты журналистской деятельности, и во многом здесь для отечественных журналистов ориентиром стал опыт западных государств. Это был тот недолго длившийся период, когда представители российских СМИ могли самостоятельно определять пути своего развития и нередко злоупотребляли своим особым положением, поскольку, как это часто бывает в новых демократических государствах, еще не имели системы внутренних сдержек и противовесов, которая бы обеспечивала подотчетность СМИ гражданскому обществу.

В 1990 г., после принятия Закона о печати и ликвидации цензуры, СМИ освободились от контроля КПСС, и уже в 1991 г. был принят Кодекс профессиональной этики журналиста СССР. Спустя три года вместо него появился Кодекс профессиональной этики российского журналиста, который был одобрен Конгрессом журналистов России.

Содержание кодекса традиционно для подобного рода документов. Журналистов призывают служить интересам общества, быть честными и непредвзятыми, осознавать свою ответственность, разделять факты и мнения, не распространять ложных сведений, использовать законные методы получения информации, исправлять собственные ошибки и т.д. В том же 1994 г. увидела свет и Декларация Московской хартии журналистов. По своему содержанию она очень близка к Кодексу профессиональной этики российского журналиста.

В сентябре 1996 г. был принят Кодекс этических норм Общества профессиональных журналистов. Журналистам рекомендуется «искать истину и нести ее людям», служить общественным интересам, показывать пример хорошего вкуса, не разжигать нездоровый интерес к сенсациям, быть профессионально честными и др. Большое внимание в нем также уделено работе с источниками информации. Кроме того, сотрудникам СМИ советуют не забывать о своей подотчетности - читателю, слушателю, зрителю и друг другу.

Важным саморегулирующим документом являются «Этические принципы профессионального поведения журналистов, освещающих акты терроризма и контртеррористичекие операции», принятые в октябре 2001 г. Федеративным Советом Союза журналистов России. Они представляют собой ответ на Резолюцию конференции ЮНЕСКО «Терроризм и средства массовой информации» (Манила, 1 - 2 мая 2002 г.), в которой журналистские ассоциации просят принять меры, помогающие СМИ профессионально сообщать о терроризме и способствовать общественной толерантности. Авторы документа подробно описывают, почему журналист должен быть особенно аккуратен и осторожен в подаче материала о террористическом акте и контртеррористической операции, уделяя особое внимание вопросу безопасности заложников, потенциальных жертв и самих журналистов при сборе и распространении информации.

Собственные этические кодексы в России имеют также и отдельные СМИ. Среди них как зарубежные медиа, имеющие российские подразделения (этический кодекс телерадиожурналистов Би-би-си; справочник по стилю и этический кодекс международного агентства новостей Рейтер), так и отечественные компании (собственный информационный стандарт и журналистская хартия, к примеру, есть у группы «Интерфакс»).

За двадцать лет Россия успела пройти через три модели формирования совета по прессе: от государственной - через внутрикорпоративную - к классической. В 1994 г. указом президента была создана Судебная палата по информационным спорам при Президенте Российской Федерации (СПИС). Она представляла собой типичную организацию сорегулирования СМИ и, несмотря на название, не входила в судебную систему и не была напрямую зависима от президента. Целью работы СПИС стало повышение качества масс-медиа, защита свободы слова и прав журналиста, а среди ее задач фигурировало в том числе и решение споров, в основе которых лежали этические конфликты вокруг СМИ. В состав палаты входили три бывших политика, один госслужащий, два юриста и один журналист; всех их назначил президент.

Полномочия Судебной палаты не позволяли ей применять санкции к недобросовестному СМИ, однако по результатам рассмотрения жалоб палата могла направить материалы в прокуратуру, закрыть СМИ через суд и т.п., что делало такую работу эффективной. За годы своего существования СПИС вынесла 180 решений, составила 89 экспертных заключений, 22 заявления и 11 рекомендаций.

июня 2000 г. в ходе формирования администрации нового Президента России В.В.Путина Судебная палата была ликвидирована, однако ее члены перешли в созданное на тот момент Большое жюри Союза журналистов, что позволило передать опыт от органа сорегулирования СМИ саморегулирующей организации.

Большое жюри - внутрикорпоративный орган саморегулирования, созданный в 1998 г. при Союзе журналистов России. В него вошли издатели, представители СМИ и общественности. Целью деятельности Большого жюри было разбирать этические конфликты вокруг масс-медиа, вне зависимости от их вида. Жюри принимало жалобы от граждан как на отдельных журналистов, так и на СМИ в целом, после чего не менее пяти его членов анализировали проблему. При этом учитывались российское законодательство в области СМИ, международные документы о стандартах журналистской деятельности, Кодекс профессиональной этики российского журналиста, кодексы, принятые в регионе, где произошел конфликт, и внутриредакционные документы, если таковые имелись. Самостоятельно инициировать разбирательства жюри не могло.

Никаких карательных мер в отношении провинившегося СМИ предусмотрено не было, поскольку считалось, что сам факт публичного обсуждения ошибок будет способствовать их исправлению. В период своей работы Большое жюри успело рассмотреть более 45 информационных споров, разбирая в среднем по 6-8 конфликтов в год.

В 2005 г. Большое жюри Союза журналистов России трансформировалось в надкорпоративную организацию - Общественную коллегию по жалобам на прессу, которая существует и сегодня и воплощает в себе классическую модель совета по прессе. Она была образована путем неофициального соглашения более чем 80 средств массовой информации. Основными задачами Общественной коллегии является формирование культуры профессиональной и честной журналистики, восстановление и укрепление доверия к СМИ, поддержание свободы прессы в России.

В состав коллегии входит две палаты по 25 членов. Одна из них представляет медиасообщество, другая - аудиторию СМИ. Первая по уставу состоит из журналистов, редакторов, издателей, вещателей, специалистов в области рекламы, связей с общественностью, специалистов по масс-медиа, в том числе и из академической среды. Вторая палата формируется из представителей гражданского общества - членов политических партий, профессиональных союзов, религиозных и некоммерческих организаций, Общественной Палаты, Совета судей и др. профессиональных сообществ.

За время работы Общественной коллегией было вынесено более 85 решений по информационным спорам. Большинство обращений касалось защиты чести и достоинства граждан; значительное число жалоб затрагивало также вопрос непредоставления права на ответ или опровержение спорного материала.

Институт омбудсмена пока не получил широкого распространения в России. В то же время некоторые СМИ практикуют взаимодействие с аудиторией, что позволяет им в досудебном порядке разрешать отдельные конфликты, в том числе и этического характера. На территории России действует достаточно много профессиональных организаций, объединяющих сотрудников и владельцев СМИ. Наиболее заметная и старейшая - Союз журнaлистов, учрежденный в 1992 году. Сегодня Союз объединяет около 100 тысяч человек. В него входят 85 региональных организаций, а также более 40 творческих ассоциаций, гильдий и объединений.

В качестве примера можно упомянуть о «Медиасоюзе». Это общероссийская организация сотрудников СМИ, учрежденная 22 марта 2001 г. в Москве. Он стремится быть посредником между СМИ, властью и представителями бизнеса и намерен решать конкретные проблемы, стоящие перед современной российской журналистикой, в том числе борется за четкое разграничение прав и обязанностей между журналистом и собственником издания. Помимо общероссийских организаций, в стране действует также ряд региональных: Союз журналистов Москвы, Союз журналистов Санкт- Петербурга и Ленинградской области, Союз журналистов Владимирской области и др. В Петербурге есть также организация, объединяющая владельцев, руководителей и топ-менеджеров СМИ - «Санкт-Петербургская лига журналистов».

Гильдия издателей периодической печати - некоммерческое партнерство, также созданное в 1998 г. по инициативе ряда ведущих российских издателей. В настоящее время в ее состав входят более 400 компаний, в том числе более 250 региональных. Издателями - членами Гильдии выпускается более 3 тыс. наименований печатных СМИ. Среди отраслевых объединений можно также выделить Ассоциацию независимых региональных издателей (АНРИ), Ассоциацию распространителей прессы (АРПП), Российскую ассоциацию региональных телекомпаний (РАРТ) и др.

На российском рынке СМИ сегодня представлены различные инструменты саморегулирования, но говорить об их эффективности или хотя бы заметном влиянии пока преждевременно. Основная проблема заключается в разобщенности современного российского медиасообщества. Существует Союз журналистов России, Национальная ассоциация телерадиовещателей, Российская академия радио, Гильдия периодической печати, и другие профессиональные союзы, однако отсутствует единая по-настоящему влиятельная ассоциация, объединяющая журналистов всех видов СМИ в рамках одной площадки.

Это не позволяет самостоятельно выработать альтернативные государственным правила игры. Профессиональные кодексы журналистов сегодня четко прописывают основы нравственного поведения сотрудников СМИ. Однако для эффективного регулирования рынка недостаточно норм, отталкивающихся от общечеловеческой морали и международных стандартов журналистики - при всей важности наличия таких документов в медиасистеме.

Для того чтобы аналогичная практика имела возможность развиваться в России, необходимо четкое согласование позиций различных организаций, действующих в сфере саморегулирования СМИ и Интернета. При этом от медиасообщества требуется не только включенность в процесс формирования единых стандартов, но и готовность впоследствии неукоснительно их соблюдать. В то же время даже Союз журналистов России - самое массовое творческое объединение страны - не способен обеспечить этот диалог без участия со стороны владельцев и руководителей СМИ, в руках которых сконцентрированы административные и финансовые ресурсы.

Отметим, что желание журналистов улучшать систему саморегулирования редко возникает без влияния извне. Формирование единых стандартов внутри медиасообщества даже в странах с развитой демократией происходит не только и не столько из стремления к профессиональному самосовершенствованию, сколько объясняется желанием СМИ избежать законодательного регулирования их деятельности.

Возможно, в России медиасообщество долгое время просто не было готово к бесконтрольному со стороны государства развитию. Складывается впечатление, что многие годы на рынке СМИ полностью отсутствовал интерес к институту саморегулирования, а задуматься о нем заставили лишь последние законодательные инициативы. Во многом это связано с глубоким системным кризисом российских СМИ, который возник в результате перехода к рыночной экономике. Резкое падение тиражей газет, отсутствие желания у населения платить за доступ к информации еще в 1990-е гг. заставили многие СМИ переориентироваться на утилитарный и «бульварный» формат.

К сожалению, высокая конкуренция на рынке СМИ вынуждает масс-медиа в первую очередь думать не об этических проблемах в журналистике и не об ее моральном долге, сколько о способах выживания на рынке: оно возможно лишь при адекватном ответе на запросы аудитории, которые зачастую невысоки. Все это говорит о том, что реальное изменение российских СМИ возможно лишь при изменении взглядов самого общества на проблемы и задачи журналистики. России необходим широкий общественный диалог, как по вопросам журналистской этики, так и по принципам, нормам и критериям работы отечественных СМИ. Для этого нужно добиться не только взаимодействия различных институтов гражданского общества, но и единого понимания у них природы и задач журналистики, уважения к принципам свободы слова.

В настоящий момент оказывать влияние на СМИ через механизмы саморегулирования отрасли россиянам позволяет Общественная коллегия по жалобам на прессу, которая воплощает собой типичную модель совета по прессе. Однако граждане далеко не всегда знают свои права в отношениях со СМИ и далеко не всегда готовы за них бороться, в то время как отс тствие обратной связи не позволяет СМИ совершенствоваться. В свете этого саморегулирующим организациям необходимо вести активную просветительскую работу по информированию общественности о своем существовании и тех возможностях, которые они предоставляют гражданам страны.

Эффективный механизм саморегулирования СМИ невозможно создать также и без готовности государственной власти признать свое равноправие с гражданским обществом и представителями масс-медиа, без ее желания принять выдвинутые профессионалами нормы и стандарты. Конечно, саморегулирование никогда не избавит СМИ от конфликтов. Они всегда будут вызывать недовольство тех, кого критикуют. Однако это не повод для того, чтобы не развивать и совершенствовать регулятивный аппарат.

Безусловно, те традиции внутреннего контроля отрасли, которые годами формировались в США, Канаде и Европе, в одночасье не приживутся в России. Во многих странах этот процесс занимал не один десяток лет. Однако первые шаги в направлении саморегулирования СМИ уже сделаны, что для страны с «новой» демократией уже можно считать большим достижением.

Заключение


Подводя итоги вышесказанного, нужно признать, что формирование эффективного института саморегулирования СМИ и Интернета в России, как и в любой стране мира, возможно лишь при совместных усилиях государства, общественности и профессионального сообщества журналистов. Исключительно государственное регулирование далеко не всегда бывает действенным, поскольку не может учесть все нюансы деятельности СМИ, и часто либо тормозит развитие медиаотрасли, либо получает не лучшее воплощение. К примеру, ограничения по размещению рекламы в телепрограммах для юных зрителей во многом способствовали «вымыванию» детских передач из эфира коммерческих российских телеканалов: они были заменены вещателями на взрослые.

Полный переход к саморегулированию СМИ и Интернета в настоящий момент также невозможен в России, поскольку профессиональное сообщество журналистов разъединено; отсутствуют по-настоящему влиятельные организации, объединяющие сотрудников различных видов СМИ; нет детально проработанных документов саморегулирования. И, наконец, гражданское общество в России пока еще не привыкло контролировать масс-медиа и влиять на их деятельность через имеющиеся на рынке механизмы.

В свете этого оптимальным для российских СМИ в настоящий момент видится не столько саморегулирование, сколько сорегулирование, т.е. совместные усилия государства и профессионального сообщества по контролю за деятельностью средств массовой информации. В идеале государство могло бы ставить перед СМИ определенные задачи по развитию и регулированию рынка, в то время как проработкой деталей и реализацией этих задач занималось бы уже само медиасообщество.

Факторы, которые могут помочь журналистскому сообществу в России в формировании эффективных механизмов саморегулирования СМИ:

тесное взаимодействие действующих властей с профессиональным медиасообществом по вопросам развития существующего законодательства;

формирование единой площадки, в рамках которой представители различных видов СМИ могли бы дискутировать и формировать единые стандарты профессии;

разработка инструментов и документов саморегулирования внутри отрасли;

государственная поддержка СМИ, стремящихся работать в рамках этических стандартов и интересах общества;

информирование граждан о существовании институтов саморегулирования СМИ и Интернета, а также о наличии механизмов подачи жалоб (возможно, путем размещения информации об этом в самих СМИ);

разработка дополнительных механизмов решения конфликтов вокруг СМИ в досудебном порядке (в том числе возможность появление омбудсменов при наиболее влиятельных медиа);

активная позиция представителей гражданского общества по отношению к СМИ и интернет-контенту, общественный контроль за деятельностью масс-медиа, помощь граждан в формировании единых стандартов работы журналистов.

Библиографический список


1. Авраамов Д.С. Профессиональная этика журналиста [Текст] / Д.С.

Авраамов - М.: Изд-во Моск. ун-та, 2003.

. Барлоу Дж. П. Декларация независимости киберпространства снова

актуальна [Текст] / Дж.П. Барлоу // Частный корреспондент. - 2013. - 8

февр.

. Вартанова Е.Л. Глобализация информационных потоков как фактор

антитеррористической деятельности [Текст] /Е.Л. Вартанова //Журналистика и СМИ против террора. - М.: МедиаМир, 2009. С. 144-167.

. Вартанова Е. Л., Засурский Я. Н. Медиаобразование как средство

формирования информационной безопасности молодежи [Текст] / Е. Л.

Вартанова, Я. Н. Засурский // Информационная и психологическая

безопасность в СМИ. - М., 2002.

. Гусейнов А.А. Этическая мысль [Текст] / А.А. Гусейнов - М.: ИФРАН,

.

. Лазутина Г.В. Профессиональная этика журналиста [Текст] / Г.В.

Лазутина - М.: Аспект Пресс, 2000.

. Мамонтова О. И. Советы по прессе в Европе: анализ основных

параметров деятельности, классификация, модели [Электронный

ресурс]/ О. И. Мамонтова. - URL: http://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/knigi-i-stati/1915-sovety-po-presse-v-evrope-analiz-osnovnykh-parametrov-deyatelnostiklassifikatsiya-modeli

. Мамонтова О. Совет по прессе как институт саморегулирования СМИ в

России и за рубежом [Электронный ресурс] / О. Мамонтова. - URL:://www.presscouncil.ru/index.php/teoriya-i-praktika/knigi-i-stati/1905-

organizatsii-samoregulirovaniya-smi-v-rossii

. Михайлов С. А. Современная зарубежная журналистика: правила и

парадоксы [Текст] / C. А. Михайлов - СПб: Изд-во Михайлова В. А.,

.

. Михайлов С. А. Журналистика стран Северной Европы [Текст] / C. А.

Михайлов - СПб: Изд-во Михайлова В. А., 2003.

. Назаретян К.А. Журналистская этика: тенденции развития [Текст] /

К.А. Назаретян // Этическая мысль. Вып. 10. - М.: ИФ РАН, 2010. С.

-234.

. Путеводитель по саморегулированию СМИ [Электронный ресурс]. -

URL: http://www.ifap.ru/library/book287.pdf

13. Путеводитель по саморегулированию сетевых СМИ [Электронный

ресурс]. - URL: http://www.osce.org/ru/fom/99561

. Рихтер А. Г. Международные стандарты и зарубежная практика

регулирования журналистики: учебное пособие [Текст] / А. Г. Рихтер -

М: ЮНЕСКО, 2011.

. Ткач А. Органы саморегулирования СМИ: зарубежный опыт

[Электронный ресурс] / А. Ткач. - URL:

http://www.law.edu.ru/doc/document.asp?docID=1114948

16. Bushman B.J., Cantor J. Media ratings for violence and sex: Implications formakers and parents [Текст] / B.J. Bushman, J. Cantor // American. - 2003. 58(2). P. 130-141.

. Byrd P.L. Its all fun and games until someone gets hurt: The effectivenessproposed video-game legislation on reducing violence in children [Текст]

/ P.L. Byrd // Houston Law Review - 2007. - 44(2). P. 401-432.

. Child Online Protection [Электронный ресурс]. - URL:://www.itu.int/osg/csd/cybersecurity/gca/cop/cop-brochure.pdf

. Daphne C., Koene LL.M. Press Councils in Western Europe [Текст] / C., LL.M. Koene - AMB Press, 2009.

. Darren Allen. South Korea Tops Akamai Broadband Averages with 17[Электронный ресурс] / Darren Allen // TechWatch. - 2010. - 10

окт. - URL: http://www.techwatch.co.uk/2010/10/21/south-korea-topsakamai-

broadband -averages-with-17mbps.

. Epplauk. Media systems and journalism cultures in post-communist

countries [Электронный ресурс] / Epplauk. - URL:://www.intellectbooks.co.uk/File:download,id=705/9781841501932.191.

pdf

. Engesser S., Franzetti A. Media systems and political systems: Dimensionscomparison [Текст] / S. Engesser, A. Franzetti. - 2011.

. Federman J. Media rating systems: A comparative review [Текст] / J.// Price ME (ed.) The V-Chip Debate: Content Filtering fromto the Internet. - 1998. - Mahwah, NJ: Lawrence Erlbaum, P. 99-

.

. Frost C. Journalism Ethics and Regulation [Текст] / C. Frost - Harlow. -

.

. Funk J.B., Flores G., Buchman D.D., Germann J.N. Rating electronic: Violence is in the eye of the beholder [Текст] / J.B. Funk, G. Flores,.D. Buchman, J.N. Germann // Youth Society. - 1999. - 30(3). P. 283-312.

. Gentile D., Humphrey J., Walsh D. Media ratings for movies, music, video, and television: A review of the research and recommendations for[Текст] / D. Gentile, J. Humphrey, D. Walsh // AdolescentsClinics. - 2005. - 16(2). P. 427-446.

. Gibbons T., Humphreys P. Audiovisual Regulation Under Pressure:Cases from North America and Europe [Текст] / T. Gibbons,. Humphreys. - London and New York: Routledge. - 2011.

.Saurwein F., Latzer M. Regulatory choice in communications: The case ofschemes in the audiovisual industry [Текст] / F. Saurwein,. Latzer // Journal of Broadcasting and Electronic Media. - 2010. - 54(3).. 463-484.

. Smith S. Perps, pimps, and provocative clothing: Examining negativepatterns in video games [Текст] / P. Vorderer, J. Bryant J. (eds) //Computer Games: Motives, Responses, and Consequences., NJ: Lawrence Erlbaum, 2006. P. 57-76.

. Stroud N.J., Chernin A. Video games and the ESRB: An evaluation ofbeliefs about the rating system [Текст] / N.J. Stroud, A. Chernin //of Children and Media. 2008. - 2(1). P. 1-18.

. Thompson K.M., Tepichin K., Haninger K. Content and ratings of matureratedgames [Текст] / K.M. Thompson, K. Tepichin, K. Haninger //of Pediatrics and Adolescent Medicine. 2006. - 160(4). P. 402-

.

. Декларация Гильдии судебных репортеров «О принципах честной

работы в жанре судебного очерка, репортажа и журналистского

расследования», 1997.

. Декларация Московской хартии журналистов, 1994.

. Кодекс профессиональной этики журналиста СССР, 1991.

. Кодекс профессиональной этики российского журналиста Союза

журналистов России, 1994.

. Кодекс этических норм Общества профессиональных журналистов,

.

. Резолюция конференции ЮНЕСКО "Терроризм и средства массовой

информации" (Манила, 1 - 2 мая 2002 г.).

. Хартия телерадиовещателей, 1999.

. Хартия телерадиовещателей «Против жестокости и насилия», 2005.

Электронные ресурсы

. Ассоциация интернет-издателей. URL: www.webpublishers.ru

. Ассоциацию независимых региональных издателей. URL: anri.org.ru/

. Ассоциация распространителей прессы. URL: www.arpp.ru/

. Национальная ассоциация издателей. URL: http://napm.ru/

. Национальная ассоциация телерадиовещателей. URL: www.nat.ru/

. Гильдия издателей периодической печати. URL: gipp.ru

. Портал pressa.ru. URL: http://pressa.ru/Catalog/show

47. Профессиональная этика журналиста - международные и российские

акты. URL: http://www.mediasprut.ru/info/pravo/moral.shtml#prinzip

. Региональный общественный центр интернет технологий (РОЦИТ).: www.rocit.ru/

. Российская ассоциация электронных коммуникаций («РАЭК»). URL:.ru/

. Общественная коллегия по жалобам на прессу URL:://www.presscouncil.ru

51. Санкт-Петербургская лига журналистов. URL: www.ligajur.spb.ru/ <http://www.ligajur.spb.ru/>

52. Союз журналистов Москвы. URL: http://ujmos.ru

. Союз журналистов России. URL: www.ruj.ru/