Тема: СМИ как манипулятор общественного сознания (на примере "Матча смерти")

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Журналистика
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    24,68 Кб
СМИ как манипулятор общественного сознания (на примере "Матча смерти")
СМИ как манипулятор общественного сознания (на примере "Матча смерти")
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Введение

Великая Отечественная война была не только самой кровопролитной войной, но и стала хорошим полем для информационной войны. Манипуляция сознаниями людей играла не последнюю роль в этой победе над нацизмом. Понятие «информационная война» становится всё более популярным. Оно используется не только в научных трудах, но и в художественных фильмах. Появление фильмов и мифологизация событий, позволяет констатировать актуальность изучения этого явления. СМИ имеют функцию манипуляции общественным сознанием и как итог, получают нужную обратную связь. И неважно информация была правдивой или нет, главное - достижение нужного результата. Поднятие духа на всей территории СССР была одной из главных целей того времени.

Объектом исследования выступает футбольный матч, сыгранный в оккупированном немцами Киеве 9 августа 1942 года, получивший название «матч смерти».

Предмет исследования - искажение спортивных событий, в период информационной войны.

Цель работы - проанализировать и дать оценку ведения информационной войны на заявленном примере.

Для достижения цели были поставлены следующие задачи:

) определить понятие, функции информационной войны, используемые методы.

) определить методы воздействия средств массовой информации на человека.

) выяснить, были ли футбольные матчи в годы ВОВ и для чего они проходили.

В курсовой работе использовались следующие методы: наблюдение, метод сравнения, дедуктивный метод.

Глава 1. Информационная война как явление

.1 Понятие, черты и классификации составных частей информационной войны

Информационная война - это:

)воздействие на гражданское население и (или) военнослужащих другого государства путём распространения определенной информации. Термин «информационно-психологическая война» был заимствован в русский язык из словаря военных кругов США. Перевод этого термина («information and psychological warfare») с английского языка может звучать и как «информационное противоборство», и как «информационная, психологическая война», в зависимости от контекста конкретного официального документа или научной публикации;

)целенаправленные действия, предпринятые для достижения информационного превосходства путем нанесения ущерба информации, информационным процессам и информационным системам противника при одновременной защите собственной информации, информационных процессов и информационных систем;

)всеобъемлющая, целостная стратегия, обусловленная все возрастающей значимостью и ценностью информации в вопросах командования, управления, политики, экономики и общественной жизни;

)действия, предпринимаемые для достижения информационного превосходства в обеспечении национальной военной стратегии путем воздействия на информацию и информационные системы противника с одновременным укреплением и защитой нашей собственной информации и информационных систем;

)сбор компромата против конкурентов и его планомерное использование;

)новая форма борьбы сторон, в которой используются специальные способы и средства, воздействующие на информационную среду противника и защищающие собственную в интересах достижения стратегических целей войны.

Анализ определений позволяет выделить те черты, которые всегда присутствуют при ведении информационной войны:

)Воздействие на какую-либо аудиторию (народ, военнослужащих, рабочих, и т.д.)

)Информация, передаваемая этой аудитории.

)Стратегия применения информационных средств носит исключительно наступательный характер.

)Цель ведения информационной войны - изменение мышления стороны, на которую направлено воздействие и получение более выгодного положения.

)Защита собственного информационного пространства от нападения.

Существуют и другие классификации составных частей информационной войны:

) психологические операции - использование информации для воздействия на аргументацию солдат врага.

) дезинформация - предоставление врагу ложной информации о силах и намерениях.

) физическое разрушение - может быть частью информационной войны, если имеет целью воздействие на элементы информационных систем.

) меры безопасности - стремление избежать того, чтобы враг узнал о возможностях и намерениях.

) прямые информационные атаки - прямое искажение информации без видимого изменения сущности, в которой она находится.

Информационная война - это средство для достижения какой-либо цели стороны, ведущей эту войну. Как и любое средство, информационная война предназначена для выполнения определённых функций:

) контролировать информационное пространство для получения возможности использовать его, защищая при этом собственные информационные функции от вражеских действий (контринформация).

) использовать контроль за информацией для ведения информационных атак на врага.

) повысить общую эффективность собственных сил с помощью повсеместного использования военных информационных функций.

Для осуществления информационного воздействия необходимо соблюдение некоторых условий. Для того чтобы информационная система была способна целенаправленно перепрограммировать другую подобную систему, она должна ее «понимать». Под «пониманием» в данном контексте принимается такое состояние, при котором «на абсолютное большинство одинаковых входных сообщений две информационные системы выдают одинаковые по смыслу результаты». Данное утверждение включает следующие пояснения:

) Перепрограммирование информационной системы - означает подбор для нее таких входных данных, которые соответствуют цели стороны-агрессора.

) Цель перепрограммирования - это поиск в окружающем мире или специальное создание информационного эталона, на который данная система должна стать похожей.

«Понимающие» информационные системы формируются одинаковыми эмоциональными воздействиями, минуя средства защиты, основанные на логике. В случае быстрого и массового перепрограммирования народа, нации наиболее эффективными являются приемы, имеющие эмоциональную окраску и принадлежащие таким сферам как: массовые культура, искусство, религия. Это значит, что для решения задач по перепрограммированию населения в первую очередь упор должен делаться на деятелей искусства, культуры, религиозных служителей.

Разрушение устоявшихся информационных структур способствуют увеличению возможностей для перепрограммирования систем.

Для любой информационной системы безопасно оперировать с той информацией, механизмы обработки которой уже существуют у данной системы.

1.2 Методы воздействия на человека

Информационное воздействие - целенаправленная и спланированная череда действий. Учёными выделены некоторые модели ведения информационной войны. Традиционный прямой способ воздействия на сознание основан на убеждении людей. Необходимой составной частью является обращенной к разуму людей, учет реальной обстановки. При этом важно понимать расстановку сил, реальные интересы людей, проводить научный анализ, учитывать состояние общественного сознания, давать четкие, броские, понятные лозунги.

Помимо рациональных методов применяются методы, основанные на эмоциональном воздействии. Один из самых эффективных - метод большой лжи. Он основан на том, что в большую ложь люди верят охотнее, чем в малую.

В основе другого метода лежит ограниченность восприятия людей. Человек не успевает перерабатывать массив данных, и его оперативная память ограничена, избыточную информацию он воспринимает как шум. Поэтому действительно важную роль играют простые формулировки, повторение, закрепление определенного набора положений. Миронова так комментирует использование этого метода: «когда в человека впихивают, вбивают, грузят тонны информации, ему не нужной, праздной, глупой, тогда память рушится под непосильной ношей «вестей», отказывается служить человеку в разумном осознании настоящей жизни, в понимании подлинных событий». Следующий метод основан на том, что в подсознании человека заложено определенное, коррелирующее поступки отдельных лиц, «стадное» чувство принадлежности к определенной общественной группе, которое стимулирует моду, синхронизацию поступков, подчинение лидерам.

Необходимо также рассмотреть эффективность информационной войны. Иными словами, какое состояние считать успешной информационной войной, какое - нет. Стоит отметить, что оно будет различными для стороны, провоцирующей войну и стороны, реагирующую на неё.

Для стороны-провокатора эффективная информационная война - это изменение поведения противоположной стороны на желаемую. Неэффективная информационная война - это распознавание противоположной стороной акта информационного воздействия и осуществление ей успешных обратных действия, при которых модель мышления, подвергавшаяся изменению, осталась прежней.

Для стороны, подвергшейся информационной атаке, «выйти победителем - это значит вовремя понять, чему можно обучаться, а чему нельзя, т.е. какие входные данные можно обрабатывать, а какие - ни в коем случае».

Вывод по I главе

Информационная война представляет собой всеобъемлющую, целостную стратегию, призванную отдать должное значимости и ценности информации в вопросах командования, управления и выполнения приказов вооруженными силами и реализации национальной политики. Информационная война нацелена на все возможности и факторы уязвимости, неизбежно возникающие в возрастающей зависимости от информации, а также на использовании информации во всевозможных конфликтах. Её особенности таковы:

)для информационной войны не существует территориальных границ: её можно вести везде, где существуют средства массовой коммуникации - методы и учреждения, посредством которых централизованные поставщики передают информацию обширное, разнородной и географически рассеянной аудитории;

)она не подвержена никаким морально-этическим ограничениям, не регламентируется международными правами;

)информационная война не оставляет после себя следов. Человеку (или даже целому обществу) кажется, что он принимает самостоятельные решения, хотя на самом деле на него оказывается скрытое воздействие. По этой причине информационная атака становится особенно опасной: отразить ее очень трудно; не говоря уже о том, чтобы заранее к ней подготовиться;

)она выгодна с экономической точки зрения. Для ее ведения не требуется больших материальных и людских ресурсов. Чтобы влиять на общественное мнение, достаточно минимального объема информации. Если она будет грамотно подана, это даст необходимые результаты;

)она не связана с применением оружия, а, значит, не уносит человеческие жизни (хотя события, спровоцированные информационной войной, могут перерасти в вооружённые конфликты и повлечь за собой жертвы, однако вероятность найти доказательства вины ответственных за это людей сводятся к минимуму). Более того, использование армии несравнимо дороже;

)для информационной войны характерна определенная «мимикрия». Это означает, что одна и та же информация может быть подана по-разному для специализированных учреждений и для конкретного человека. Благодаря этому достигается незаметность целенаправленного информационного влияния, которое удачно маскируется под правду, а потому его трудно обнаружить.

Средства массовой информации стали неотъемлемой частью жизни современного человека. Как и любое явление, они обладают как положительным, так и отрицательным воздействием на людей. К положительным можно отнести возможность удовлетворять потребности в получении необходимой информации, в культурном и нравственном развитии; способность влиять на государственных деятелей, развитие свободы слова, возможность каждого человека высказать свою гражданскую позицию и другие.

Отрицательное воздействие выражено Гавриловым К. так «из общества созидателей мы становимся обществом созерцателей». Иными словами это означает снижение критического отношения человека к передаваемым в СМИ событиям, снижение его активности и осознанности. Так же к отрицательным свойствам СМИ можно отнести их способность формировать определённую точку зрения или манипулировать мнениями потребителей информации.

Глава 2. «Матч смерти». Мифы и реалии

.1 Футбол в годы Великой Отечественной войны

Несмотря на колоссальные трудности, и в годы войны продолжали проводиться соревнования по футболу, ставшие настоящей отдушиной для измученного лишениями народа.

Последний предвоенный чемпионат Советского Союза стартовал 27 апреля 1941 года матчами в Тбилиси, Харькове, Одессе, Минске и Сталинграде (теперь - Волгоград). Участниками турнира стали 15 команд, две из которых представляли собой сборные команды профсоюзов. Когда 22 июня нацистская Германия напала на СССР, в первенстве был сыгран 71 матч. Затем, уже 24 июня, состоялись ещё два поединка - в Сталино (сейчас - Донецк) и Тбилиси. На этом проведение чемпионата страны по футболу решено было прекратить, поскольку несколько городов, представленных в аналоге современной Премьер-Лиги (тогда она называлась группа "А"), оказались под ударами врага. В первую очередь, это касалось Украины и Белоруссии, подвергавшихся серьёзным бомбардировкам с воздуха. Лидировали на момент приостановки чемпионата СССР 1941 года московское и тбилисское "Динамо", набравшие по 15 очков в десяти матчах.

В течение нескольких дней после начала войны футболисты ждали хотя бы какого-нибудь решения Всесоюзного комитета по физкультуре и спорту, а затем, не дождавшись, вместе с остальными советскими гражданами встали на защиту своей Родины. Так, команда ленинградского "Спартака" в полном составе добровольно записалась в ряды Красной Армии. В обороне Ленинграда принимали участие их земляки из "Динамо". Большинство же футболистов московских клубов были призваны в армию или работали в оборонной промышленности.

Проводились в годы войны и отдельные футбольные матчи - в том числе на оккупированной гитлеровцами территории. Команды формировались из спортсменов по тем или иным причинам оказавшимся в тылу врага. В Киеве, например, имелось сразу несколько таких команд, игравших со сборными немецких военных частей и их союзников - в основном Венгрии, Румынии и Словакии. А игры с участием одной из них, носившей название "Старт", оказались мощным оружием в руках советской пропаганды.

Особняком же среди матчей военных лет стоит товарищеский поединок, состоявшийся в блокированном гитлеровцами Ленинграде 31 мая 1942 года. В нём встречались местное "Динамо" и сборная Ленинградского металлического завода. Репортаж об этом матче транслировался прямо на передовую, и немцы были шокированы тем, что голодающие жители осаждённого города могли играть в футбол. Ну а нашим бойцам это известие прибавило силы духа.

Стоит так же отметить товарищеские поединки между советскими и английскими командами, представляющими различные воинские части или города. Вообще, как утверждают специалисты по футболу, международных игр в годы войны было даже больше, чем в мирное время. Разумеется, результаты многих из них нигде не публиковались и навсегда утеряны для истории. Но то, что они проводились в приличном количестве - факт неоспоримый.

.2 История тех времён

К весне 1942 г. перевес сил по-прежнему сохранялся на стороне германских войск. Прежде чем начать генеральное наступление на юго-восточном направлении, немцы решили полностью овладеть Крымом, где героическое сопротивление противнику продолжали оказывать защитники Севастополя и Керченского полуострова. Майское наступление фашистов закончилось трагедией: за десять дней были разгромлены войска Крымского фронта. Потери Красной Армии здесь составили 176 тыс. человек. 4 июля советские войска были вынуждены оставить город русской славы Севастополь.

В мае советские войска перешли в наступление в районе Харькова, однако потерпели жестокое поражение. Были окружены и уничтожены войска двух армий. Наши потери составили до 230 тыс. человек. Стратегическую инициативу полностью захватили немецкое войска.

В конце июня германские войска устремились на юго-восток: заняли Донбасс и вышли к Дону. Создалась непосредственная угроза Сталинграду. 24 июля пал Ростов-на-Дону - ворота Кавказа.

Всё трудоспособное население работало на предприятиях, открытых немцами, на строительстве укреплений для немецкой армии, на ремонте шоссейных и железных дорог, и их очистке от снега и завалов, в сельском хозяйстве. В соответствии с «новым порядком землепользования» колхозы были ликвидированы и образованы общинные хозяйства, вместо совхозов образованы «госхозы» - государственные хозяйства немецкой власти. Населению предписывалось беспрекословно выполнять установленные немцами нормы поставок мяса, молока и зерна, для германской армии.

Немцами были организованы политические школы - специальное учреждение по пропаганде и агитации. Публичные лекции на политические темы проводились в обязательном порядке на предприятиях и в организациях города и в сельской местности. Читались лекции и доклады через местное радиовещание.

Немцы открыли церкви, школы и другие культурно-просветительные учреждения. Репертуар театров также определялся немецкими пропагандистами, в кинотеатрах демонстрировались в подавляющем большинстве только немецкие фильмы с русским переводом.

Было введено обязательное школьное обучение с использованием советских учебников, из которых удалялось всё, что не соответствовало нацистской идеологии. Родителей, не посылавших своих детей в школы, принуждали к этому наложением штрафов. С учителями проводились собеседования в гестапо и организовывались двухнедельные политические курсы. С апреля 1943 года преподавание истории было запрещено и введены так называемые «уроки текущих событий», для которых требовалось использовать немецкие газеты и специальные немецкие политические брошюры.

.3 Легенда о «матче смерти»

Легенда о «матче смерти» гласит: В 1942 году футболисты команды «Динамо» не успели покинуть город до оккупации. Сначала они «сидели тихо, устраивались на работу кто куда, встречались». А потом начали собираться и играть на пустыре. Их заметили немцы и предложили тренироваться на стадионе. Футболисты согласились. Через некоторое время немцы вызвали футболистов и сказали: «Мирная жизнь в Киеве налаживается … и мы предлагаем вам встречу со сборной вооружённых сил Германии». Динамовцы попросили время подумать. Одни были против, другие, наоборот, хотели выиграть немцев и поднять дух у киевлян. Решили играть.

На улицах города появились афиши. Стадион был полон. Половину трибун занимали немцы, другая половина была занята украинцами. Игра началась. Немцы играли очень грубо, а судья ничего не замечал. И вот в ворота «Динамо» забивают первый гол. Немцы ликуют, вторая половина трибун молчит. Спустя некоторое время киевляне отыгрывают один гол.

Теперь молчали немецкие трибуны, а остальные ликовали. Затем последовал второй гол в ворота немцев. Кончился первый тайм, команды ушли на отдых.

В перерыве в раздевалку динамовцев зашёл немецкий офицер и предупредил: «Выиграть должны немцы. Иначе - расстрел». Динамовцы молча выслушали его и пошли на поле. В начале второго тайма в ворота немцев были забиты ещё два гола. Жандармы оцепили поле. Игра шла на смерть. Но динамовцы не пали духом и забили ещё один гол. Трибуны покидают все немецкие офицеры. Судья не стал дожидаться окончания тайма и подал финальный свисток. Жандармы хватают футболистов и усаживают их в фургон, и увозят на расстрел.

2.4 «Матч смерти» в периодических изданиях

Впервые о расстрелянных киевских динамовцах сообщили «Известия» 16 ноября 1943 года, уже на десятый день после освобождения украинской столицы. Военный корреспондент газеты Евгений Кригер в статье «Так было в Киеве…» описал жизнь киевлян при немцах со слов очевидца Дмитрия Орлова. Расстрелу футболистов уделено несколько строк: «Дмитрий Орлов привел нас к другой улице, Короленко, к дому №31 или 33, где помещалось гестапо и рядом гараж. Гараж под немецким конвоем строили юноши, в которых влюблена была вся молодежь Украины. Этих юношей знали в Москве, во всех городах, где устраивались спортивные состязания, во Франции, где юношей встречали овациями. В них видели молодость и силу Советской страны. Это были игроки футбольной команды киевского "Динамо". Долгое время они скрывались от немцев. Надо было жить, спасаться от голода. Они устроились работать на 1-й киевский хлебозавод. Их обнаружили немцы, загнали в подвалы гестапо. Орлов видел, как они строили под стражей гараж, потом их заставляли асфальтировать улицу перед домом гестапо. Когда работа была закончена, всех юношей расстреляли. В Киеве рассказывают, что известный всей стране вратарь Украины Трусевич перед смертью поднялся навстречу немецким пулям и крикнул: «Красный спорт победит! Да здравствует Сталин!».

На повисшие в воздухе вопросы ответила на следующий день, 17 ноября «Киевская правда». Бежавшие из Сырецкого лагеря узники рассказали журналисту печальную историю, умышленно или по незнанию скрытую военкором "Известий". По словам очевидцев, арестовали и уничтожили команду после выигранного матча у немцев. "Футболисты явились на матч, как на боевое испытание, - писала газета. - Они решили: раз не удается пока разбить немцев на поле боя, мы побьем их на футбольном поле.

С этой мыслью вышли на матч наши спортсмены... Это был больше, чем матч, это была схватка между самовлюбленными, напыщенными насильниками и плененными, но не покоренными советскими людьми. Динамовцы вдребезги разбили отборную немецкую команду. Десятки тысяч людей были свидетелями позора немцев и торжества наших спортсменов...

Этот матч стал последним в жизни динамовцев. Их сразу арестовали, а 24 февраля 1943 года на глазах всего лагеря во время очередного массового расстрела 42 человек убили и прославленных футболистов".

Вопросы остались. За что расстреляли? Если за победу, знала команда о последствиях? И еще один, имеющий значение разве что для всеядных любителей, - с каким счетом закончилась игра? Ответила через девять дней, 26 ноября, «Советская Украина». Петр Северов в статье «Последний тайм» передает читателям «установку» на игру сделанную начальником концлагеря Паулем Радомским, киевской команде: «Вы будете биты, конечно... Жестоко биты... Чем энергичнее вы будете сражаться, тем лучше. Матч должен быть интересным. Наши победят. Помните чувство меры. Я повторяю: немцы должны победить».

В словах коменданта - прозрачная, не оставляющая сомнений угроза. Киевляне, игнорируя ее, разгромили врага - 5:0. Описан первый гол: «Сильным косым ударом Кузьменко бьет по воротам. Хваленый вратарь в отчаянии опускает руки». Сразу после игры динамовцев отвезли в концлагерь и выстроили в шеренгу.

...Грянул первый выстрел, второй, третий...»

Сколько было выстрелов, автор умалчивает. Заключительный выстрел был в Николая Трусевича. Последние слова вратаря, по версии Северова, не имеют ничего общего с опубликованными десятью днями ранее в «Известиях»: «И все-таки победа будет за нами. Вы не убьете ее, собаки, мы победим!». Имя вождя упомянуть он не успел.

Завершалась статья пророческими словами: "Когда отгрохочет война, мы еще увидим их на киевском стадионе. В бронзе и мраморе они будут стоять живыми среди живых".

В этом же году Лев Кассиль впервые написал об этой игре как о «матче смерти».

Через 15 лет в «Вечернем Киеве» от 21 ноября 1958 года появилась статья Петра Северова «Последний поединок».

апреля 1985 года в «Комсомольской правде» была напечатана статья Николая Долгополова «Цена победы - жизнь». Статья была написана со слов участников тех злосчастных событий: «Эти матчи видятся мне глазами двух людей. Жив и по-прежнему трудится тренером неутомимо-энергичнейший Макар Михайлович Гончаренко. Оправился от болезни Владимир Николаевич Балакин, 1913 года рождения. С ним, заслуженным тренером Украинской ССР, воспитателем Лобановского и Базилевича, мы тоже долго беседовали в его аскетической квартирке».

2.5 «Матч смерти» в художественных произведениях

До окончания войны темы киевских футбольных матчей не касались. Разве что капитан киевского «Динамо» Николай Махиня, отвечая на вопрос корреспондента «Труда» об изменениях в команде, буднично, одной фразой, словно перешли в другую команду, сообщил о смерти своих товарищей: «Гитлеровцы расстреляли вратаря Трусевича, защитников Кузьменко и Клименко» («Труд», 6 апреля 1944 года). Николая Коротких капитан не назвал. Продолжение последовало в середине 40-х.

В 1946 году в украинской молодежной газете "Сталинское племя" публиковалась киноповесть Александра Борщаговского "Матч смерти". Краткое ее содержание.

Летом 1942 года в Киев прибыла немецкая профессиональная команда «Кондор», представленная автором как лучшая в Европе. Для встречи с ней из лагерей и тюрем собрали одиннадцать киевских футболистов. Измученные, истощенные, нетренированные, они дали бой профессионалам и выиграли первый тайм - 2:1. Сидевшие на трибуне высокие чины в шоке. Генерал делает в перерыве соответствующее внушение судье, после чего обращается к подчиненным:

Предупредите русских, если они выиграют матч, мы расстреляем их всех до единого.

Поражение или смерть! - передают волю генерала футболистам.

Зная о последствиях, они не собираются сдаваться. Ни бесстыдное судейство, ни жестокость немцев, изувечивших нескольких игроков, не останавливают идущих на смерть киевлян. Счет увеличивается - 4:2.

Прекратите это безобразие! - кричит взбешенный генерал. Судья тут же прерывает игру. Радостные ребятишки выбегают на поле. Немцы открывают по ним огонь.

Всю команду автоматчики препроводили в концлагерь и в ту же ночь при ярком свете луны расстреляли на краю обрыва.

В 1957 году в издательстве "Физкультура и спорт" вышла повесть Петра Северова в соавторстве с Наумом Халемским «Последний поединок». С предисловием братьев Балакиных - Николая, судьи всесоюзной категории, и Владимира - участника матча с немцами. Оба в прошлом игроки киевского "Динамо". Несколько из него строк: "Фашистские оккупанты не могли простить нашим футболистам победы над командой «Люфтваффе». Этому «матчу смерти», как справедливо назвали советские люди встречу киевских спортсменов с «Люфтваффе», и посвящена повесть «Последний поединок»...

Мы, старые футболисты, а один из нас является участником этого трагического матча, снова пережили события того сурового времени, когда наши спортсмены продемонстрировали высокий советский патриотизм и несокрушимую волю к победе".

Балакины, зная истину, не могли ее огласить. К этому времени власть наконец определилась в политической оценке так называемого "матча смерти" и официально возвела распространенный миф в ранг истины. Нет смысла распространяться о степени недостоверности событий, изложенных в повести, высосанных из пальца эпизодах. И все же сквозь них пробился росточек правды: уничтожили не всю команду. В числе расстрелянных - Тусевич, Кузенко и Климко. И вновь не упомянут Коротких.

Особняком стоит документальный роман Анатолия Кузнецова «Бабий яр». Опубликован в 1966 году в журнале "Юность". Небольшая глава («футболисты «Динамо». Легенда и быль») посвящена матчам с немцами. Изложив вкратце легенду, писатель привел достоверные факты, опровергающие ее. Сделал то, что не осмелились, будучи в курсе, мифологи. Автор помимо всего прочего осмелился не единожды цитировать (цензура закрыла на это глаза) легализованную фашистским режимом газету «Новое украинское слово».

Безусловно, Кузнецов понимал, что творение его подрывает фундамент созданной годами легенды. Истине, однако, не изменил. Критики на писателя вылили потоки помоев, а произведения запретили.

2.6 «Матч смерти» в реальности

После оккупации Киева футболисты «Динамо» устроились работать на хлебозавод. Иван Кузьменко с Владимиром Балакиным слесарили в гараже, остальные составили футбольную команду грузчиков. В начале лета 1942 года донеслись до динамовцев слухи, что немцы хотели бы сыграть с ними пару-тройку матчей. Собрали команду.

Футбольные матчи в Киеве проводились регулярно, преимущественно по выходным дням. «Старт» (так стала называться команда хлебозавода) после нескольких тренировок разнес в пух и прах венгерских воинов. Всего в течение лета 1942 года «Старт» провел семь международных матчей: три с венграми, четыре с немцами:

. 21.06. «Старт» - сборная венгерского гарнизона - 7:1.

. 28.06. «Старт» - сборная артиллерийской части (Германия) - 7:1.

. 17.07. «Старт» - RSG (Германия) - 6:0.

. 19.07. «Старт» - MSC WAL (Венгрия) - 5:1.

. 26.07. «Старт» - GK Szero (Венгрия) - 3:2.

. 06.08. «Старт» - Flakelf (Германия) - 5:1.

. 09.08. «Старт» - Flakelf (Германия) - 5:3.

Кроме того, в промежутке одержали две убедительные победы над украинскими командами - "Спорт" (05.07 - 8:2) и "Рухом" (16.08 - 8:0).

Все игры "Старт" проводил на стадионе "Зенит", что на улице Керосинной, 24.

Перечень семи матчей появился в наших СМИ только в 90-е годы, хотя знали о них, в этом трудно усомниться, и раньше, включая мифотворцев. В Киеве оставались очевидцы, у кого-то наверняка сохранились разрешенные немцами газеты с отчетами и афишами.

В документальном повествовании «Бабий Яр» футболу посвящена небольшая глава. Кузнецов первый прилюдно заявил: киевляне провели с оккупантами не один, а несколько матчей, причем с Flakelf (но не с "Люфтваффе") встречались дважды. Соперников назвал своими именами, счет указал правильный. Ссылался при этом на профашистскую газету «Нове украiнське слово» и обильно ее цитировал. Как удалось ему преодолеть мощную цензуру, остается загадкой.

Автор зародил в миллионах читателей серьезные сомнения: значит, не было "матча смерти", того единственного с фатальным исходом? Тогда отчего, проигрывая часто и крупно, немцы раньше не истребили команду?

Окончательно разрушили миф в постсоветскую эпоху. Рухнула десятилетиями сооружаемая пирамида, распалась на мелкие кусочки.

Под «матчем смерти» подразумевался один-единственный, тот, что имел для наших ребят трагические последствия, «Динамо» Киев - «Люфтваффе». В действительности - «Старт» - «Флакельф». В «Старте» - киевские футболисты, динамовцев из основного состава 1941 года всего трое: Трусевич, Клименко и Комаров. В дублерах - Гундарев и Мельник. Шесть человек - бывшие динамовцы. Гончаренко перед войной играл за одесский «Спартак», кое-кто - за клубную команду «Динамо», «Рот Фронт», Путистин занимался тренерской работой. Остальные - игроки киевского «Локомотива» и менее заметных команд.

Распространенное в советское время убеждение, будто гитлеровцы вынудили киевлян под угрозой смерти игру сдать, подтверждения не получило. Постсоветский Гончаренко рассказывал Кузьмину: "Никто из официальной администрации перед матчем не заставлял нас играть в поддавки. Правда, отдельные люди, то ли провокаторы из "Руха", то ли сочувствующие нам простые смертные уговаривали проиграть, чтобы не дразнить гусей".

Арест произошёл не сразу после окончания игры 9 августа, как внушали писатели читателям, не наутро, как утверждал Гончаренко в 84-м. Через восемь лет он показания свои изменил: "Никто нас потом не арестовывал. Мы спокойно покинули стадион".

О том, что произошло сразу после игры, поведал сын Михаила Путистина Владлен (он за воротами Трусевича стоял, мячи подавал) в интервью корреспонденту киевской газеты «Бульвар» в августе 2002 года: «После игры 9 августа наши футболисты победу отметили: выпили в закусочной и закусили. Самогон кто-то из болельщиков принес... Долго сидели, разговаривали. Возвращались через рынок «Евбаз»... Денег ни у кого ни копейки. Паша Комаров зубы торговкам заговаривал и меня дармовыми пирожками угощал. У одной возьмет, у другой: «В долг», - успокаивал их.

Помню, около кинотеатра «Ударник» Алексей Клименко сцепился с полицейским. Немец его за сорочку схватил, хотел отвести в гестапо, но не удержался, упал. Стрелять из автомата не решился - людно было на улице. Так Клименко и утек. Отец на следующий день зашел к нему узнать, как и что. Тогда пронесло...».

Матч 9 августа стал последним в серии международных: «Штадткомиссар города Киева Бернадт вообще запретил встречи немецких команд с украинскими» (из протокола допроса Швецова). Пришлось в следующее воскресенье, 16 августа, играть с «Рухом». Размазали его по всему полю - 8:0. В киевском дерби кости трещали, искры из глаз разлетались. Только 18-го, через девять дней после «матча смерти», начались аресты. К хлебозаводу подкатила гестаповская машина, куда погрузили Трусевича, Кузьменко, Клименко, Свиридовского, Комарова, Путистина и Балакина. Об аресте Гончаренко и Тютчева рассказал на допросе 13 января 1944 года Тимофеев. На работу в тот день они не вышли. Немцы вызвали их по повестке. На пятый день оба явились, тогда и взяли.

Николая Коротких арестовали позже, 6 октября. Гончаренко, ссылаясь на жену Коротких Гану, рассказывал, что выдала его родная сестра, опасаясь, как бы немцы сами не узнали о его прошлом. Николай вроде бы в 1932 - 1934 годы работал в НКВД города Иванова.

Немцы, безусловно, болезненно реагировали на проигрыши своих футболистов. Но они-то видели разницу в классе, понимали - их шансы на успех равны нулю. И если уж намеревались наказывать, могли сделать это намного раньше. Поводов хоть отбавляй.

Есть ещё одна причина, по которой могли арестовать наших футболистов. Была в Киеве помимо «Старта» футбольная команда «Рух». По некоторым источникам, основал команду Георгий Швецов, известный в Киеве в 20-е годы футболист. Швецов терпеливо дожидался прихода немцев. Как только пришли, засвидетельствовал им свое почтение. Заручившись поддержкой новой власти, развил бурную деятельность.

Последний матч команды «Старт» произошёл 16 августа именно с командой «Рух». Футболисты Швецова тогда проиграли. Гончаренко (из интервью в 92-м): «Всыпали мы «Руху» от души, на полную катушку - 8:0. Было это 16 августа. И тут Жорка Шевцов пожаловался, что мы режим нарушаем, ведем вольготную жизнь, пропагандируем спорт Советов. Настучал, короче. Проверили по довоенным афишам, кто играл за киевское «Динамо», и отправили в лагерь». Владлен Путистин, ссылаясь на отца, тоже назвал Шевцова. Он объяснил немцам, что «Динамо» - структура НКВД, а футболистов оставили в городе по спецзаданию, для подпольной работы. Подозревал его и полицай Гундарев. Свои сомнения высказал следователю во время допроса.

Сам Швецов свою причастность к аресту футболистов, понятное дело, отрицал: «Я знал об аресте девяти членов спортивной команды хлебозавода, но я никакого отношения к нему не имею». Более того, изобразил из себя благодетеля: «Я понимаю, что изменил своей Родине, но я это сделал для того, чтобы сохранить физкультурные кадры Киева».

Среди арестованных - исключительно действующие и бывшие динамовцы. Сухарева и Мельника, игроков киевского «Локомотива», не взяли. Балакина, как только узнали о его принадлежности к железнодорожному обществу, через три дня отпустили. Остальных в заключение. Футболистов поместили в разные камеры, продержали примерно три недели, затем перевезли в Сырецкий лагерь. Задержанные футболисты не попадали под категорию врагов нацистского режима и содержались в более или менее сносных условиях. По свидетельству очевидцев и самих заключенных, Трусевича, Кузьменко и Клименко использовали в качестве чернорабочих. Путистин вместе с Тютчевым и Комаровым работал электромонтером. Свиридовский и Гончаренко сапожничали в мастерской на улице Мельникова, ремонтировали обувь охранников-полицаев. Перевели их из лагеря в отдельное здание. Там и жили под присмотром своих клиентов. Всем заключенным разрешали свидания с родственниками. Жена Путистина три раза в неделю носила мужу передачи. Так продолжалось несколько месяцев.

Четверых футболистов «Старт» уничтожили. Николая Коротких замучили в гестапо осенью 42-го как работника НКВД. Трусевича, Кузьменко и Клименко расстреляли 24 февраля 1943 года. Зимой 1943 года немцев «сварили» в сталинградском котле. Ломаная линия фронта отодвигалась на Запад. По мере успехов Красной армии гитлеровцы все больше зверели. Убивали за что угодно - по подозрению в связи с партизанами, за малейшее нарушение лагерного режима. Что же до футболистов, их расстреляли вместе с другими узниками. Расследованием обстоятельства гибели футболистов занималась и прокуратура Гамбурга. В 1975 году немецкие юристы обратилась в КГБ Украины с просьбой предоставить имеющиеся по делу материалы. Для дачи показаний был приглашен Макар Гончаренко. Со слов очевидца, Федора Тютчева (умер в 1959 году), он рассказал, как все было: «Подвалы бывшего здания НКВД по улице Владимирской, 33, занятого во время оккупации гестаповцами, были завалены штабелями дров. Немцы, задумав очистить их, создали три бригады из узников Сырецкого лагеря. Одна бригада (в ее составе Трусевич, Тютчев, Клименко и Кузьменко) перебрасывала дрова на хлебозавод, другая - на мясокомбинат, третья складывала во дворе здания гестапо. Между двумя первыми происходил товарообмен: хлеб меняли на колбасу. Продукты прятали между поленьями. Овчарка начальника тюрьмы, учуяв колбасу стащила ее. Один из заключенных, армянин лет 20 - 22, кинулся за собакой. Гестаповец, услышав шум, выбежал во двор и стал жестоко избивать парня. Несколько узников вступились за товарища, успевшего выдрать клок кожаного пальто фашистского офицера. Тот выстрелом в упор убил армянина и вместе с подоспевшим на помощь начальником лагеря Радомским тут же во дворе расправился с заступниками. Остальных увезли в лагерь.

Перед шеренгой из пятидесяти узников гестаповцы объявили: за сопротивление немецкому офицеру и покушение на его жизнь будет расстрелян каждый третий. Судьба среди прочих избрала Трусевича, Кузьменко и Клименко. Стоявшего в строю Тютчева пощадила».

Рассказ Свиридовского, тоже со ссылкой на Тютчева, отличается разве что несущественными деталями. Поведал он и о судьбах остальных футболистов.

«Фронт приближался, и мы стали думать о побеге. Первым бежал из лагеря Тютчев. Группа грузчиков из четырех человек работала на Подоле, и все они бежали. Мы с Гончаренко бежали с улицы Мельникова, 48, в числе 16 человек, т.е. бежали всей бригадой. Нам помогли полицаи из бывших футболистов. Они сделали вид, что не видят, как мы убегаем, отвернувшись в сторону. Было это 19 сентября».

Михаил Путистин вырвался из плена 5 октября 43-го и встретил наши войска в районе села Пославичи.

Павел Комаров покинул Киев с немцами. Поговаривали, что мотала его судьба по разным странам и континентам, пока не нашел пристанище в Канаде. Слухи о сотрудничестве его в лагере с нацистами документального подтверждения не нашли.

Вывод по II главе

Архивные документы, свидетельства очевидцев и самих футболистов сомнений не оставляют: "матча смерти", был, но информация о нём была сильно искажена. При желании нацистское командование расправилось бы за сокрушительные проигрыши со всей командой, а не с отдельными игроками, и сразу, а не спустя полгода после заключительного поединка. Гибель четырех игроков никак с футболом не связана, а стала (в случае с узниками Сырецкого лагеря) стечением трагических обстоятельств. К аналогичному выводу склонилась в результате самостоятельного расследования прокуратура ФРГ.

Проведенная чекистами в очищенном от немцев Киеве кропотливая работа вскрыла факты, которые сомнению не подлежат.

Заключение

Проведённое исследование позволяет создать картину «информационной войны» времён Великой Отечественной войны. На рассмотренном примере можно понять, что советская пропаганда взяла верх в манипуляции сознания своего населения. Мифологизация данного события сыграла важную роль в поднятии духа и веры населения. Людям дали надежду и показали, что сверхнации не существует или хотя бы доказали, что она проигрывает русским, а также, что мифологизация «матча смерти» использовалась в целях пропаганды - поддержания боевого настроя советских граждан.

Проведённое исследование позволяет нам сделать выводы, что активная манипуляция общественным сознанием, которую проводили советские СМИ, имела место быть.

Список литературы

информационный война матч смерти

1. Блек С. Введение в Паблик Рилейшнз. - М., 1998.

. Брайант Д., Томпсон С. Основы воздействия СМИ. - М: Издательский дом «Вильяме». 2004 г. 425 стр.

. Вартанян А.Т. «Футбол в годы войны»

. Гаврилов К.В. Как сделать сюжет новостей и стать медиатворцом. - М: Амфора. 2007 г.

. Горкина М.В., Мамонтов А., Манн И. PR на 100%. Как стать хорошим менеджером по PR. - М: Альпина Бизнес Букс. 2009 г. 248 стр.

. Долгополов Н.М. «Цена победы - жизнь». Комсомольская правда.

. Долгополов Н.М. «Сражались футболом». Спорт и личность. 1986 г.

. Завадский И.И. «Информационная война - что это такое? // Защита информации. «Конфидент». №4, 1996 г.

. Киреев О.Е. Поваренная книга медиа-активиста. - М: Ультра. Культура. 2006 г. 296 стр.

. Кондратьев В.Л. «Они ушли непобеждёнными»

. Котляров С.В. Воздействие СМИ на формирование массового сознания. Материалы XXXVIII научно-технической конференции по итогам работы профессорско-преподавательского состава СевКавГТУ за 2008 год. Том второй. Общественные науки. - Ставрополь: СевКавГТУ, 2009. 208 с.

. Кригер Е.Г. «Так было в Киеве…». Известия. 21.11.43

. Кузьмин Г.А «Правда о матче смерти»

. Лисичкин В. Шелепин Л. Третья мирования информационно-психологическая война. - М., 1999 г.

. Почепцов Г.Г. Информационно-психологическая война. - М: Синтег. 2000 г. 180 стр.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!