Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента




Введение


В политической жизни государств всего мира важное значение имеет форма политического режима. В современном мире преобладают демократические формы правления. Тем не менее существуют и антидемократические режимы, что находит свое отражение в методах управления государством. Одним из исторических форм недемократического режима является тоталитарный режим. Еще тридцать лет тому назад никому и в голову не приходило включать в науку права понятие "тоталитарного" государства, потому что такой режим казался невозможным. Но на сегодняшний день тоталитарный режим стал историческим и политическим фактом, и мы вынуждены с этим считаться: и люди нашлись, и учреждения развернулись, и техника явилась к услугам людей.

Тоталитарный режим - это политический строй, беспредельно расширивший свое вмешательство в жизнь граждан, включивший всю их деятельность в объем своего управления и принудительного регулирования. В тоталитарном государстве имеется единый властный центр. Обычное правосознание исходит от предпосылки: все незапрещенное - позволено; тоталитарный режим внушает совсем иное: все непредписанное - запрещено. Обычное государство говорит: у тебя есть сфера частного интереса, ты в ней свободен; тоталитарное государство заявляет: есть только государственный интерес, и ты им связан. Обычное государство разрешает: думай сам, веруй свободно, строй свою внутреннюю жизнь, как хочешь; тоталитарное государство требует: думай предписанное, не веруй совсем, строй свою внутреннюю жизнь по указу. Иными словами: здесь управление - всеобъемлющее; человек всесторонне порабощен; свобода становится преступной и наказуемой.

Из вышесказанного следует, что сущность тоталитаризма состоит не столько в особой форме государственного устройства (демократической, республиканской или авторитарной), сколько в объеме управления: этот объем становится всеохватывающим. Однако, такое всеобъемлющее управление осуществимо только при проведении самой последовательной диктатуры, основанной на единстве власти, на единой исключительной партии. Важна не государственная форма, а организация управления. Это означает, что тоталитарный режим держится не основными законами, а партийными указами, распоряжениями и инструкциями. Поскольку законы вообще еще имеются, они всецело подчинены партийным инструкциям. Поскольку государственные органы еще с виду действуют, они слагают только показную оболочку партийной диктатуры. В этом строе нет субъектов права, нет законов, нет правового государства. Здесь правосознание заменено психическими механизмами - голода, страха, муки и унижения; а творческий труд - психофизическим механизмом рабского надрывного напряжения.

На современном этапе6 когда верховенствуют права и свободы человека и гражданина, когда развивается рыночная экономика, когда растет уровень правовой грамотности тоталитаризм выглядит неуместно. И государства с тоталитарным политическим режимом является из ряда вон выходящим являением, что требует своего разрешения. Из изложенного вытекает актуальность рассматриваемой темы.

Целью дипломного исследования является характеристика тоталитатного государства. В соответствии с чем определены следующие задачи исследования:

üРассмотреть политические режимы и их виды;

üДать общую характеристику тоталитатному политическому режиму, в том числе определить происхождение термина тоталитаризм, проанализировать теории тоталитарного общества, выявить причины возникновения рассматриваемого режима;

üРассмотреть и сопоставить исторические формы тоталитарного режима;

üПроанализировать тоталитарные тенденции в современном мире.

Объектом исследования являются отношения, складывающиеся государтсве в процессе установления и реализации тоталитарного строя.

Предметом исследования является тоталитарное государство, его признаки, причины и предпосылки возникновения, современные тенденции развития данного политического режима.

Степень разработанности темы исследования. По данной теме не имеется очень мало источников. В основном проблематика освещается в теории государства и права, политологии, социологии. Также вопросы тоталитаризма отмечены в печатях периодических изданий. Среди авторов исследуемой темы можно выделить М. Восленского [17], Х. Арандт [19], Р. Арона [20], К.С.Гаджиева [21] и др.

Научная новизна исследования состоит в комплексном исследовании всех характерных черт и признаков, причин и предпосылок в одной работе. Также в исследовании уделяется внимание тенденциям развития тоталитаризма в современном мире.

Практическая значимость результатов квалификационного исследования. Результаты и выводы дипломной работы могут использоваться в качестве учебного пособия по дисциплине теория государства и права в рамках темы «Форма государства».

Структура дипломной работы. Дипломная работа состоит из введения, четырех глав, заключения и списка использованной литературы.


1. Политический режим и его виды


.1 Демократический политический режим


В учебной и научной литературе отсутствует единый подход к термину «политический режим». Одни авторы отождествляют его с формой государства, управления и устройства политической системы в целом. Именно в такой трактовке данное понятие давалось в общественных науках конца XIX - начала XX в.

Политический режим означает совокупность приемов, методов, форм, способов осуществления политической государственной власти в обществе, характеризует степень политической свободы, правовое положение личности в обществе и определенный тип политической системы, существующей в стране.

Режим - управление, совокупность средств и методов осуществления экономической и политической власти господствующего класса.

В политическом режиме действительно проявляется функциональная сторона государственной власти и других институтов политической системы. Именно через политический режим государство оказывает воздействие на общество. Но и сам политический режим по отношению к формам функционирования государственной власти обладает самостоятельностью. С его помощью можно определить различные периоды жизнедеятельности основных институтов политической системы общества, развития или эрозии демократии, степень участия масс в формировании органов власти.

Политический режим каждой страны не только влияет на политическое развитие общества, на его социально-классовую ситуацию, но и сам определяется прежде всего социальной сущностью соответствующего государства. В рабовладельческом обществе политический режим любого государства так или иначе был связан с делением людей на свободных и рабов, что определяло их статус в политической системе и отношения к ним со стороны государственной власти; при феодализме тот же статус вытекал из крепостнических, внешнеэкономических отношений; в условиях демократии политический режим обуславливается фактом признания равенства всех людей перед законом при одновременном признании из неравенства по отношению к собственности; в социалистическом обществе конституировалось формальное равенство всех его членов не только в политической, но и социально-экономической и духовной сферах.

Исторические типы государств, как правило, не совпадали с типами политических режимов. В рамках одного и того же типа государства и одной и той же формы правления могли существовать разные политические режимы. Афинское и Римское государства в Древнем мире были рабовладельческими республиками, но по характеру политических режимов существенно отличались друг от друга: если в Афинах активное участие в политической жизни принимали все свободные граждане, то в Римской республике фактическая власть была сосредоточена в руках рабовладельческой верхушки.

В современном мире можно говорить о 140-160 режимах, которые незначительно отличаются друг от друга.

Античный философ Аристотель дает два критерия, по которым можно провести классификацию:

  • по тому, в чьих руках власть
  • по тому, как эта власть используется

Типология политических режимов определяется не только социальными факторами соответствующего государства, но и нравственными, моральными, мировоззренческими устоями общества. Так, более широкая и разнообразная нравственная природа демократического режима предполагает признание таких общегуманистических ценностей, как свобода совести, убеждений, слова, политический плюрализм и т.д.

Нравственная природа авторитарного режима - это, наоборот, навязываемая сверху единообразная идеология, подавляющая духовную и культурную самостоятельность личности и плюрализм мнений, безраздельно господствующая над обществом и правом. Эта идеология соединяется силой государства, гарантируется его репрессивными органами и стремится унифицировать и контролировать даже мышление и вкусы граждан. Авторитарное, в особенности тоталитарное, государство активно и прямо вторгается вне принадлежащую ему сферу внутренней, духовной жизни личности.

Анализ различными школами политологов более ранних и нынешних политических режимов свидетельствует, что ни один из них не существовал в чистом виде. Существуют и многочисленные «промежуточные» политические режимы. В мире происходит постоянная эволюция политических режимов. Существенное обновление или коренная смена политических режимов разрешается либо массами посредством революционных мер, либо правящими политическими элитами через проведение реформ и военных переворотов.

Одна из достаточно простых, широко распространенных, классификаций политических режимов - деление их на тоталитарные, авторитарные и демократические.

Типология политических режимов:

  • демократический политический режим
  • авторитарный политический режим
  • тоталитарный политический режим

Он основывается на демократических методах и средствах властвования и политического участия народа в принятии властных решений. Характеризуется следующими чертами:

-источником власти в государстве является народ. Он избирает власть и наделяет ее правом решать любой вопрос, опираясь на собственное мнение. Законы страны защищают народ от произвола власти и власть от произвола отдельных людей.

политическая власть носит легитимный характер и осуществляет свои функции в соответствии с принятыми законами. Основной принцип политической жизни демократического общества - "гражданам разрешено все, что не запрещено законом, а представителям власти - только та деятельность, которая предусмотрена соответствующими подзаконными актами".

для демократического режима характерно разделение властей (отделение друг от друга законодательной, исполнительной и судебной власти). Парламент наделен исключительным правом издавать законы. Высшая исполнительная власть (президент, правительство) имеет право законодательной, бюджетной, кадровой инициативы. Высший судебный орган наделен правом определять соответствие издаваемых законов конституции страны. В условиях демократии три ветви власти уравновешивают друг друга.

демократический режим характеризуется правом народа влиять на выработку политических решений (путем одобрения или критики в средствах массовой информации, демонстраций или лоббистской деятельности, участия в предвыборных кампаниях). Политическое участие народа в выработке принимаемых решений гарантируется конституцией страны, а также международными правовыми нормами.

важной характеристикой демократического политического режима является политический плюрализм, предполагающий возможность образования двух- или многопартийной системы, конкуренция политических партий и их влияние на народ, существование на законных основаниях политической оппозиции как в парламенте и вне его.

демократический политический режим характеризуется высокой степенью реализации прав человека. К ним относятся нормы, правила и принципы взаимоотношений государства и граждан.

В контексте изложенного, раскрывая понятие политический режим, можно рассмотреть форму государственного устройства на примере Испании.

Испания - последнее государство современной Европы, где фашистская диктатура существовала наиболее длительное время. Это единственная страна, в которой идеология фашизма пережила Вторую мировую войну и в которой авторитарный режим исчез естественным путем в результате смерти генерала Франко. Современная политическая организация Испании создана после смерти этого диктатора, последовавшей в ноябре 1975г. В то время в течение нескольких лет продолжал действовать ряд институтов прежнего режима.

Два последовательно существовавших правительства А. Новарро и особенно А. Суареса взяли отчетливый курс на демократизацию страны. Подготовленный правительством А. Суареса законопроект о политической реформе был одобрен национальным референдумом в декабре 1976г. Этот закон устанавливал на переходный период некоторые демократические начала; на национальном уровне была учреждена практически новая структура органов государственной власти, в частности, образован двухпалатный парламент - Кортесы, формируемый всеобщими и прямыми выборами при тайном голосовании [1, c.59].

Избранные 15 июня 1977г. новые Кортесы разработали конституцию страны, одиннадцатую по счету после Первой испанской революции 1808г. В декабре 1978г., на общенациональном референдуме эта конституция была одобрена подавляющим большинством избирателей; она отменила действие фашистских законов и установила новый государственный правопорядок. Испания получила форму правления парламентарной монархии, унитарное политико-административное устройство со значительными правами составляющих страну единиц - автономных сообществ и демократический политический режим.

Возвращаясь к теме выборов 1977г. в Испании, нужно отметить, что основная опасность для процесса демократизации исходила от военных и представителей репрессивного аппарата франкизма, которые давали понять, что не признают его итогов, если у власти окажутся партии, ранее действовавшие в подполье - Испанская социалистическая рабочая партия (ИСРП) и Коммунистическая партия Испании (КПИ). Массовый переход деятелей старого режима на сторону этих партий был, таким образом, исключен не только по идеологическим причинам, но и по соображениям политической целесообразности. Поэтому ведущей силой демократизации стал "центристский" Союз демократического центра (СДЦ) А. Суареса (назначенного премьер-министром еще до "учредительных выборов") -коалиция христианских демократов, либералов и социал-демократов. ИСРП и КПИ поддержали процесс демократизации и отказались от любых действий, способных подтолкнуть военных к вмешательству в политику.

Испанская конституция 1978г., - результат консенсуса политических сил в парламенте и отражение компромисса между ними [1,c.60].

Конституция Испании восприняла, как испанские конституционные традиции, так и опыт других стран - доктринальный, выражающийся в заимствовании идей, и нормативный - в конкретном закреплении ряда институтов. В преамбуле и первых статьях этот акт закрепил идеологические и политические основы государства, приняв в качестве его основы - демократическую модель. Краеугольными принципами конституция провозгласила права человека, демократический, социальный и правовой характер государства. Все полномочия государства опираются на национальный суверенитет, от которого они исходят. Национальный суверенитет реализуется через участие избирателей в выборах в центральные и местные представительные органы и через участие в голосовании на референдумах на национальном и местном уровне. Принцип правового государства установлен в статье 9, Основного закона: «Граждане и государственная власть подчинены нормам Конституции и другого законодательства». Для обеспечения этого принципа создан орган конституционного контроля - Конституционный суд.

Конституция учредила в стране иерархию правовых норм. Ниже основного закона находятся органические законы (ст.81), регулирующие основные права и свободы, статуты автономных сообществ, всеобщее избирательное право, статус ряда государственных органов - Государственного совета, Счетной палаты, Конституционного суда и т.д. Конституция выделяет делегирующие (уполномачивающие) законы, которые (ст.82 и след.) позволяют правительству в определенный промежуток времени и в определенных областях принимать акты, имеющие силу закона. В качестве отдельно категории можно назвать простые законы, но из их числа нужно выделить законы о делегировании, ведущие к преобразованию нескольких существующих актов в один (ст. 82, п.2), и законы, принимаемые комиссиями парламента на основе статьи 75 конституции [2, c. 141].

В конституции получила отражение современная тенденция - включены нормы, регулирующие деятельность своего государства в международной сфере. В преамбуле содержится положение о стремлении испанского народа «сотрудничать со всеми народами Земли в учреждении мирных отношений и совместных действий». Важна норма, содержащаяся в статье 95: «Заключению международного договора, содержащего положения, противоречащего конституции, должен предшествовать пересмотр последней». Другими словами, здесь устанавливается примат конституции по отношению к любому международному соглашению.

Конституция Испании по способу изменения относится к числу «жестких». Ее пересмотр осуществляется различными способами в зависимости от того, является ли он частичным или полным. В первом случае для изменения конституции требуется 3/5 голосов каждой из палат Генеральных кортесов. Полный пересмотр или изменение наиболее важных положений конституции, могут быть осуществлены 2/3 голосов каждой из палат Генеральных кортесов, после чего они распускаются. Вновь избранные Кортесы рассматривают проект и должны принять его большинством в 2/3 голосов в каждой из палат.

Во всех случаях инициатива изменения конституции принадлежит правительству, парламентским палатам и 2/3 членов ассамблеи автономного сообщества.

Закрепленная в основном законе структура государственных органов Испании, относительно проста. Она строится на принципе разделения властей. Полномочия главы государства принадлежат Королю, законодательная власть - Генеральным кортесам, исполнительная - правительству; Конституционный суд - орган конституционной юстиции.

При рассмотрении организации судебной системы в Испании, можно отметить, что в своей деятельности судьи и магистраты подчиняются следующим принципам:

  • независимость от других органов власти
  • несменяемость
  • ответственность и подчинение только закону

Таким образом на примерах свыше, можно убедиться, что Испания - государство с демократическим режимом.

Реализуя принципы политического плюрализма, на сегодняшний день в Испании, действует более 200 всевозможных партий, из которых основными являются: Испанская социалистическая рабочая партия, Коммунистическая партия Испании, Коммунистическая партия народов Испании, Народная партия, Демократический и социальный центр, Реформистская демократическая партия.

Демократический режим предполагает признание за гражданами широких прав и свобод, легально действующие оппозиционные партии, формирование правительства теми партиями, которые одержали победу на соответствующих выборах и т.д.

В качестве одной из важнейших задач, связанной с формированием демократического государства, следует рассматривать развитие и совершенствование законодательства, формирование новой по существу правовой системы.

В течении долгих десятилетий в нашей стране действовала однопартийная система, которая исключала возможность создания и функционирования легальных оппозиционных партий. Официальной, государственной идеологией являлся марксизм-ленинизм. Современное демократическое правовое государство предполагает развитое гражданское общество, в котором взаимодействуют различные общественные организации, политические партии, в котором никакая идеология не может устанавливаться в качестве официальной государственной идеологии. Политическая жизнь в правовом государстве строится на основе идеологического, политического многообразия (плюрализма), многопартийности. Поэтому одним из путей формирования правового государства, одним из направлений этой работы является развитие гражданского общества, выступающим важным звеном между личностью и государством, в котором реализуется большая часть прав и свобод человека; утверждение принципов политического плюрализма.

Необходимым фактором, определяющим во многом успех многих преобразований в государственной и политической жизни нашего общества, является уровень политической и правовой культуры в обществе. Необходимо избавляться от того правового нигилизма, который особенно отчетливо проявился в последнее время не только у граждан, но и у представителей государственного аппарата. Уважение и соблюдение конституции, закона всеми членами, всеми должностными лицами - неотъемлемая черта демократического государства.

Сейчас на территории распавшегося СССР происходят сложные процессы в развитии государства и права - становление в новых "независимых государствах" государственных и правовых систем, соответствующих требованиям современного гражданского демократического общества. Это развитие все более осложняется из-за того, что общество переживает жесточайший экономический и социальный кризис, существенно отразившийся на уровне жизни людей и резко высветивший те негативные последствия, которые породила тоталитарная система за долгие десятилетия своего господства.

Суровая закономерность, а может быть трагическая неизбежность в том, что человеческая природа и социальная жизнь все еще далеки от совершенства. Реалистичнее не мечтать о полном искоренении зла, а стремиться к его ограничению. Более того, возможно ли это совершенство? Естественно нет, ибо такова природа человека.


1.2 Антидемократический политический режим


К недемократическим режимам относятся авторитаризм, тоталитаризм и др.формы политических режимов.

Авторитарный режим - это система правления, при которой власть осуществляется одним конкретным лицом при минимальном участии народа. Это одна из форм политической диктатуры. В роли диктатора выступает индивидуальный политический деятель из элитарной среды или правящая элитарная группа. Если эти лицом является королевская семья - в этом случае авторитарный режим называется абсолютной монархией.

Сохраняются такие режимы с помощью аппарата принуждения и насилия армии. В отличии от демократического режима власти, где репрессивный аппарат действует в рамках закона, в авторитарном государстве средства насилия, наоборот, держатся на виду.

Власть, подчинение и порядок ценятся при авторитарном режиме правления больше, чем свобода, согласие и участие в политической жизни народа. В таких условиях рядовые граждане вынуждены повиноваться законам, платить налоги без личного участия в их обсуждении.

Существующие в авторитарных государствах для ширмы демократические институты реальной силы в обществе не имеют. Легализуется политическая монополия одной партии, поддерживающей режим. При этом режиме исключается деятельность других политических партий и общественных организаций. Отрицаются принципы конституционности и законности. Игнорируются разделения властей. Происходит строгая централизация всей государственной власти. Главой государства и правительства пожизненно становится лидер правящей авторитарной партии. Вождизм превращается в официальный государственный принцип. Теория и практика авторитарного правления были выражены в афоризме «Государство - это я», высказанном Людовиком XIV [3, с.48].

Представительные органы на всех уровнях, даже если и сохраняются, превращаются в декорацию, прикрывающую авторитарную власть. Господствующую роль играют вертикальные, иерархическо-бюрократические связи между институтами государства. Чаще всего наделена особой политической ролью армия.

Авторитарный режим обеспечивает власть индивидуального или коллективного диктата любыми средствами, в том числе прямым насилием. Им не допускается никакой конкуренции политических субъектов. Монополия на власть - принцип авторитаризма. Вместе с тем авторитарная власть не вмешивается в те области жизни, которые непосредственно не связаны с политикой. Относительно независимыми могут оставаться (но не обязательно остаются) экономика, культура, межличностные отношения. В известных пределах допускается также независимость личности. Короче говоря, государство дифференцировано от общества, в ограниченных рамках функционируют институты гражданского общества.

В мировом обществе в XX веке имели место различные виды авторитарных режимов: полуфашистский, военно-диктаторский (частое явление в странах Латинской Америки), конституционно-авторитарный, а иначе сказать монократический режим (характерный для некоторых стран Африки и отдельных государств Азии). Отмечаются также конституционно-патриархальные, клерикальные и расистские режимы.

Авторитарные режимы утверждаются в условиях кризисных ситуаций или на основе не развитой политической и социальной структур общества. Возможность возникновения авторитарного режима в переходном периоде от тоталитаризма к демократии заложена в психологической реакции людей на кризисную ситуацию, в стремлении к социальной упорядоченности, надежности, предсказуемости. Они могут решать прогрессивные задачи, связанные с выходом страны из кризиса. Так, до второй мировой войны, во время кризиса в некоторых странах Западной Европы парламентский демократический режим оказался неспособным решать напряженные социальные конфликты. В этих условиях возникли авторитарные системы, переросшие даже в фашизм. Авторитаризм был желаемым режимом и после второй мировой войны под влиянием существовавших острых экономических и социальных противоречий [3, с. 49].

Механизм утверждения авторитарных режимов включает как незаконные, насильственные методы ликвидации и замены прежних политических институтов и правителей, так и формально - демократические процедуры (например, приход к власти диктаторов в Индонезии или Бангладеш). Главные типы легитимности режима: традиционная, идеологическая (теологическая) и персональная легитимности. Непременная духовная база авторитаризма - господствующая идеология. В качестве таковой могут выступать революционная, реакционная, националистическая, религиозная и иные виды идеологий.

Крайняя форма авторитарного режима - тоталитаризм. Формирование политических тоталитарных режимов стало возможным на индустриальной стадии развития человечества, когда технически стали возможными не только всеобъемлющий контроль над личностью, но и тотальное управление ее сознанием, особенно в периоды социально-экономических кризисов.

Не следует рассматривать данный термин лишь как негативно оценочный. Это научное понятие, требующее соответствующего теоретического определения. Первоначально понятие «тотальное государство» имело вполне позитивное значение. Оно обозначало самоорганизующееся государство, тождественное с нацией, государство, где ликвидируется разрыв между политическим и общественно-политическим факторами. Нынешняя интерпретация понятия впервые предложена для характеристики фашизма. Затем она была распространена на советскую и родственные ей модели государства.

Первые тоталитарные режимы были сформированы после первой мировой войны в странах, относившихся ко «второму эшелону индустриального развития» (Италия, Германия, Россия).

Идейные истоки, отдельные черты тоталитаризма уходят своими корнями в древность. Изначально его трактовали как принцип построения целостного едино действующего общества. В VII-IV вв. до н. э. теоретики рационализации китайской политико-правовой мысли (легисты) Цзы Чань, Шан Ян, Хань Фэй и другие, отвергая конфуцианство, выступали с обоснованием доктрины сильного, централизованного государства, регулирующего все стороны общественной и частной жизни. В том числе за наделение административного аппарата экономическими функциями, установления круговой поруки среди населения и чиновничества (наряду с принципом ответственности чиновника за свои дела), систематический контроль государства за поведением и умонастроением граждан и т.п. При этом государственный контроль ими рассматривался в виде постоянной борьбы правителя с подданными.

Близким к легистам Китая тип тоталитарного государственного режима предложил Платон. В его более поздних диалогах («Полития», «Законы») нарисована социально-экономическая характеристика второго, более совершенного и отличного от Афинского общества, изображенного в «Государстве». Свое втрое по достоинству государство Платон наделил такими чертами: безусловное подчинение всех граждан и каждого индивидуума в отдельности государству; государственная собственность на землю, жилые дома и культурные строения, которыми пользовались граждане на правах владения, а не частной собственности; насаждения коллективистских начал и единомыслия в быту; государственное регламентирование законами воспитания детей; единая для всех сограждан религия, политическое и правовое равноправие женщин с мужчинами, исключая занятие должностей в высших органах власти.

Платоновский закон запрещал лицам до 40 лет выезжать по частным вопросам за пределы государства и ограничивал въезд иностранцев; предусматривал очищение общества от неугодных лиц с помощью смертной казни или изгнания из страны.

Платоновская модель государственного режима для большинства современных стран неприемлема, но в каком общественном строе лучше жить, понятнее после Платона. Либеральные демократы, философы, Б.Рассел, К.Поппер, в цело пришли к заключению, что именно к Платону восходят как средневековый авторитаризм, так и современный тоталитаризм.

Понятие тоталитарного режима было разработано в творчестве ряда немецких мыслителей XIX в.: Г. Гегеля, К. Маркса, Ф. Ницше, О.Шпенглера и некоторых других авторов. И тем не менее как законченное, оформленное политическое явление тоталитаризм вызрел в первой половине XX в. [4, с. 174].

Политическое значение ему впервые придали руководители идеологи фашистского движения в Италии. В 1925 году Бенито Муссолини был первым, кто пустил в оборот термин «тоталитаризм» для характеристики итало-фашистского режима. В конце 20-х годов английская газета «Таймс» также высказалась о тоталитаризме как негативном политическом явлении, характеризующем не только фашизм, но и политический режим в Советском Союзе.

Западная концепция тоталитаризма, в том числе и направления его критиков, складывалось на основе анализа и обобщения режимов фашистской Италии, нацистской Германии, франкистской Испании и в СССР в годы сталинизма. После первой мировой войны предметом дополнительного изучения политических режимов стали Китай, страны Центральной и Юго-Восточной Европы некоторых государств «третьего мира» [5, c. 284].

Это далеко не полный перечень свидетельствует о том, что тоталитарные режимы могут возникать на различной социально-экономической базе и в многообразных культурно-идеологических средах. Они могут быть следствием военных поражений или революций, появляться в результате внутренних противоречий или быть навязанными извне.

Существенные признаки тоталитаризма выявляются при сравнении его с авторитарным режимом. Главное заключается не в том, насколько часто практикуется здесь прямое насилие (террор). Иные авторитарные системы им также не пренебрегают. Не может служить достаточным критерием однопартийность, поскольку она встречается и при авторитаризме. Суть различий прежде всего - в отношениях государства с обществом. Если при авторитаризме сохраняется определенная автономность общества по отношению к государству, то в условиях тоталитаризма она игнорируется, отвергается. Государство стремится к глобальному господству над всеми сферами общественной жизни. Устраняется из социально-политической жизни плюрализм. Насильственно демонстрируются социально-классовые барьеры. Власть претендует представлять некий всеобщий «сверхинтерес» населения, в котором исчезают, обезличиваются социально-групповые, классовые, этнические, профессиональные и региональные интересы. Утверждается тотальное отчуждение индивида от власти.

Следовательно, тоталитаризм принудительным образом снимает проблемы: гражданское общество - государство, народ - политическая власть. Государство полностью идентифицирует себя с обществом, лишая его своих социальных функций саморегуляции и саморазвития. Отсюда особенности организации тоталитарной системы государственной власти:

- глобальная централизация публичной власти во главе с диктатором;

  • господство репрессивных аппаратов;
  • упразднение представительных органов власти;

- монополия правящей партии и интеграция ее и всех других общественно-политических организаций непосредственно в систему государственной власти и превращение последних в своеобразные «приводные ремни» (средства) тоталитарной диктатуры.

Легитимация власти основывается на прямом насилии, государственной идеологии и личной приверженности граждан вождю, политическому лидеру (харизме). Правда и свобода личности фактически отсутствуют. Весьма важным признаком тоталитаризма является его социальная база и обусловленная ею специфика властвующих элит. По мнению многих исследователей марксистской и иных ориентаций тоталитарные режимы возникают на базе антагонизма средних классов и даже широких масс по отношению к господствующей ранее олигархии.

Считаем необходимым более детально и полно рассмотрение тоталитарного политического режима в следующей главе, в частности сущностные черты, признаки и принципы функционирования тоталитарных политических режимов


2. Общая характеристика тоталитаризма


.1 Происхождение и употребление термина «тоталитаризм»


Тоталитаризм (от лат.totalis- весь, целый, полный; лат.totalitas- цельность, полнота [6, с 754]- политический режим, который стремится к полному (тотальному) контролю государства над всеми сторонами жизни общества. В сравнительной политологии под тоталитарной моделью понимается теория о том, что фашизм [7, с. 914], сталинизм и, возможно, ряд других систем являлись разновидностями одной системы- тоталитаризма [8, с. 112].

Тоталитаризм с точки зрения политологии - форма отношения общества и власти, при которой политическая власть берёт под полный (тотальный) контроль общество, образуя с ним единое целое. При этом тоталитаризм существует тогда и только тогда, когда общество поддерживает своё полное сращивание с государством, то есть политическая власть имеет полное одобрение своих действий со стороны общества.

Исторически понятие «тоталитарное государство» (итал.stato totalitario) появилось в начале 1920-х для характеристики режима Муссолини. Тоталитарному государству были свойственны не ограниченные законом полномочия власти, ликвидация конституционных прав и свобод, репрессии в отношении инакомыслящих, милитаризация общественной жизни [9, с. 178]. Правоведы итальянского фашизма и немецкого нацизма использовали термин в положительном ключе, а их критики- в отрицательном. На Западе в годы холодной войны получила широкую известность теория, согласно которой сталинизм наравне с фашизмом был одной из форм тоталитаризма. Эта модель стала предметом исследований в области истории и политологии.

При использовании в настоящее время этого термина, как правило, подразумевается, что режимы Гитлера в Германии, Сталина в СССР и Муссолини в Италии были тоталитарными [7, с. 914], Различные авторы также относят к тоталитарным режимы Франко в Испании, Салазара в Португалии, Мао в Китае, «красных кхмеров» в Кампучии Хомейни в Иране, талибов в Афганистане, Ахмеда Зогу и Энвера Ходжи в Албании, Ким Ир Сена и Ким Чен Ира в Северной Корее, самодержавия в России, Пиночета в Чили, Саддама Хусейна в Ираке, де Голля во Франции, Хо Ши Мина во Вьетнаме, Ф. Кастро на Кубе, Сапармурада Ниязова в Туркменистане, Эмомали Рахмона в Таджикистане, Ислама Каримова в Узбекистане, Сомосы в Никарагуа, Хорти в Венгрии и др. [10, с. 137], Иногда термин используется для характеристики отдельных аспектов политики (например, милитаризма США при президенте Буше). Вместе с тем, подобное применение понятия «тоталитаризм» продолжает вызывать критику. Критики выражают несогласие с приравниванием политических систем сталинизма и фашизма, произвольным употреблением термина политиками, противопоставлением обвиняемых в тоталитаризме режимов демократии.

Муссолини и немецкие правоведы Третьего рейха использовали понятие «тоталитарного государства» в положительном смысле.

Термин «тоталитаризм», впервые появившийся у Джованни Амендолы в 1923 году для критической характеристики режима Муссолини, был впоследствии популяризован самими итальянскими фашистами. В частности, в 1926 году его начал использовать философ Джованни Джентиле. В статье Муссолини «Доктрина фашизма» (1931г.) тоталитаризм понимается как общество, в котором главная государственная идеология обладает решающим влиянием на граждан. Как писал Муссолини, тоталитарный режим означает, что «итал.Tutto nello Stato, niente al di fuori dello Stato, nulla contro lo Stato» [11, с. 41] то есть, все аспекты жизни человека подчинены государственной власти. Джентиле и Муссолини полагали, что развитие коммуникационных технологий приводит к непрерывному совершенствованию пропаганды, следствием чего явится неизбежная эволюция общества в сторону тоталитаризма (в их определении). После прихода к власти Гитлера термин «тоталитаризм» стал использоваться в адрес режимов Италии и Германии, причём сторонники фашизма и нацизма использовали его в положительном ключе, а противники - в отрицательном [12, с. 26].

В годы холодной войны понятие «тоталитаризм» было взято на вооружение идеологическими противниками СССР [8, с. 123].

Параллельно, начиная с конца 1920-х на Западе стали звучать аргументы, что определённые черты сходства есть между политическими системами СССР, Италии и Германии. Отмечалось, что во всех трёх странах установились репрессивные однопартийные режимы во главе с сильными лидерами (Сталиным, Муссолини и Гитлером), стремящиеся к всеохватывающему контролю и призывающие порвать со всеми традициями во имя некой высшей цели. Среди первых, кто обратил на это внимание, были анархисты Армандо Борги (1925) и Всеволод Волин (1934), священник Луиджи Стурцо (1926), историк Чарльз Бирд (1930), писатель Арчибальд Маклейш (1932), философ Хорас Каллен (1934) [13, с. 211] После показательных процессов 1937 года ту же идею стали выражать в своих работах и выступлениях историки Эли Халеви и Ханс Кон, философ Джон Дьюи, писатели Юджин Лайонс, Элмер Дэвис и Уолтер Липпман, экономист Кельвин Гувер и другие. Так, сенатор Уильям Бора в своём публичном выступлении в 1937 году назвал нацизм и коммунизм двумя собаками, лающими на конституционные правительства [14, с. 274].

В 1939 году заключение Пакта Молотова- Риббентропа вызвало глубокую озабоченность на Западе, которая переросла в бурю негодования после вторжения Красной Армии в Польшу, а затем в Финляндию. Американский драматург Роберт Шервуд ответил пьесой «Да сгинет ночь», удостоенной Пулитцеровской премии, в которой он осудил совместную агрессию Германии и СССР. Американский сценарист Фредерик Бреннан для своей повести «Позволь называть тебя товарищем» придумал слово «коммунацизм». В своей незаконченной книге «Сталин» (1940), Лев Троцкий назвал советский режим «тоталитарным» [15, с. 320]. В июне 1941 британский премьер-министр Уинстон Черчилль сказал, что нацистский режим неотличим от худших черт коммунизма (что созвучно его же высказыванию, сделанному после войны: «Фашизм был тенью или уродливым детищем коммунизма»).

После начала Великой Отечественной войны и в особенности после вступления США во Вторую мировую войну критика СССР пошла на убыль. Более того, начал получать распространение взгляд, что между СССР, США и Великобританией есть много общего. Но в то же время в 1943 году вышла книга публициста Изабелл Паттерсон «Бог из машины», в которой СССР был вновь назван «тоталитарным обществом».

Подобные критические взгляды на СССР с самого начала вызывали острые споры, однако в годы холодной войны приобрели массовую популярность и были подхвачены антикоммунистической пропагандой. Многие либералы, социал-демократы, христианские демократы, анархисты и другие идеологические противники фашизма, нацизма и сталинизма стали сторонниками теории («тоталитарной модели»), что все три системы являлись разновидностями одной системы- тоталитаризма. Так, 13 мая 1947 президент США Гарри Трумэн сказал: «Нет никакой разницы между тоталитарными государствами. Мне всё равно, как вы их называете: нацистскими, коммунистическими или фашистскими». Наряду со словом «тоталитарный», по отношению к коммунистической идеологии использовалось выражение «красный фашизм». В то время как одни считали подобный подход спорным, другим он казался очевидным. Так, генерал Джон Дин опубликовал книгу «Странный союз» [15, с.321]. , в которой выразил искреннее сожаление, что русский народ не видит сходства между режимами в родной стране и в побеждённой нацистской Германии.

Статус научной концепции за термином «тоталитаризм» утвердил собравшийся в 1952 г. в США политологический симпозиум, где он был определен как «закрытая и неподвижная социокультурная и политическая структура, в которой всякое действие - от воспитания детей до производства и распределения товаров - направляется и контролируется из единого центра» [16, с. 274].

Тоталитарная модель стала также предметом научных исследований таких специалистов, как Арендт, Фридрих, Линц и др., которые занимались сравнительным анализом советского и нацистского режимов. Согласно модели, целью тоталитарного контроля над экономикой и обществом является их организация по единому плану [16, с. 275]. Всё население государства мобилизуется для поддержки правительства (правящей партии) и его идеологии, при этом декларируется приоритет общественных интересов над частными. Организации, чья деятельность не поддерживается властью,- например, профсоюзы, церковь, оппозиционные партии- ограничиваются или запрещаются. Роль традиции в определении норм морали отвергается, вместо этого этика рассматривается с чисто рациональных, «научных» позиций. Центральное место в концепции занимал беспрецедентный террор, связанный с Холокостом и ГУЛАГом. Сторонники концепции полагали, что тоталитаризм качественно отличался от деспотичных режимов, существовавших до XX века. Однако до сих пор специалисты не пришли к единому мнению, какие именно черты следует считать определяющими для тоталитарных режимов.

После начала хрущёвской «оттепели» теория претерпела серьёзный кризис, поскольку не могла объяснить процесс ослабления режима изнутри. Кроме того, возник вопрос, является ли СССР по-прежнему тоталитарным режимом или сравнение очевидно меняющейся советской системы с поверженными фашистскими режимами неуместно. Возникла потребность в формулировке модели, которая бы объяснила приход диктаторов к власти и её дальнейшую эволюцию.

В 1970-е гг., в силу дальнейшего смягчения режима в СССР, термин «тоталитаризм» стал всё реже употребляться советологами, однако продолжал оставаться популярным среди политиков. В своём эссе «Диктатура и двойные стандарты» (1978 г.) Джин Киркпатрик настаивала, что следует отличать тоталитарные режимы от авторитарных. Согласно Киркпатрик, авторитарные режимы заинтересованы преимущественно в своём собственном выживании и поэтому, в отличие от тоталитаризма, допускают отчасти автономное функционирование элементов гражданского общества, церкви, судов и прессы. Отсюда был сделан вывод, получивший известность при Рейгане как «доктрина Киркпатрик», что во внешней политике США могут оказывать временную поддержку авторитарным режимам ради борьбы с тоталитаризмом и продвижения американских интересов.

Падение коммунистических режимов в странах советского блока и СССР во второй половине 1980-х вызвало повторный кризис в теории. Утверждение, что тоталитарные режимы не способны сами инициировать радикальные реформы, было признано ошибочным. Однако в целом анализ тоталитаризма внёс значительный вклад в сравнительную политологию, и употребление этого термина до сих пор достаточно распространено.

В Восточной Европе после вторжения в Чехословакию интеллигенция называла «тоталитаризмом» политику жёсткой цензуры, мракобесия, уничтожения нежелательной (с точки зрения режима) исторической памяти и культуры [8, с. 154].

В Советском Союзе тоталитаризм официально считался характеристикой исключительно буржуазных государств периода империализма, в особенности фашистской Германии и Италии. Использование термина по отношению к социалистическим государствам называлось клеветой и антикоммунистической пропагандой. В то же время советская пропаганда называла некоторые зарубежные коммунистические режимы фашистскими (например, Тито в Югославии или Пол Пота в Кампучии).

Советские диссиденты и, после начала перестройки, большинство реформаторов (включая Лигачёва) также называли советскую систему тоталитарной [17, с. 314]. Использование термина было связано главным образом с отсутствием в советской политологии лексикона, необходимого для критического анализа истории СССР. При этом вопросы природы и стабильности тоталитарного режима играли в возникшей дискуссии вторичную роль; на первом плане было подавление гражданских прав, отсутствие общественных институтов, защищающих человека от государственного произвола, монополия КПСС на политическую власть. Это служило одним из оправданий для призывов к радикальным реформам. В начале 1990-х эти тенденции нашли отражение в нормативных актах. Например, преамбула Закона РК «О реабилитации жертв политических репрессий» провозглашает, что за годы Советской власти миллионы людей стали жертвами произвола тоталитарного государства [18].


2.2 Теория тоталитарного общества


Термин «тоталитаризм» происходит от латинского слова «totalis», что означает «весь», «целый», «полный». Тоталитаризм - это полный (тотальный) контроль и жесткая регламентация со стороны государства над всеми сферами жизнедеятельности общества и каждым человеком, опирающиеся на средства прямого вооруженного насилия. При этом власть на всех уровнях формируется закрыто, как правило, одним человеком или узкой группой лиц из правящей элиты. Осуществление политического господства над всеми сферами жизнедеятельности общества возможно лишь в том случае, если власть широко использует развитую карательную систему, политический террор, тотальную идеологическую обработку общественного мнения [19, с. 241].

Однако значительно раньше тоталитаризм развивался как направление политической мысли, обосновывающее преимущества этатизма (неограниченной власти государства), автократии (от греческого «самовластный», «имеющий неограниченное право»). В далекой древности идеи тотального подчинения индивида государству были реакцией на развившееся многообразие человеческих потребностей и форм разделения труда. Считалось, что примирить различные интересы и тем самым достичь справедливости можно только с помощью сильного государства, которое будет управлять всеми социальными процессами.

Представитель одной из основных философских школ Древнего Китая - школы закона («фа-цзя») Шан Ян (середина 4 тыс. до н. э.) отмечал, что истинная добродетель «ведет свое происхождение от наказания». Установление добродетели возможно лишь «путем смертных казней и примирения справедливости с насилием». Государство, по Шан Яну, функционирует на основе следующих принципов: 1) полное единомыслие; 2) преобладание наказаний над наградами; 3) жестокие кары, внушающие трепет, даже за мелкие преступления (например, человек, обронивший по дороге горящий уголек, карается смертью); 4) разобщение людей взаимной подозрительностью, слежкой и доносительством.

Автократическая традиция в управлении обществом была свойственна политической мысли не только Востока, но и Запада. Тоталитарные идеи обнаруживаются в политической философии Платона и Аристотеля, Так, для формирования нравственно совершенного человека, по Платону, необходимо правильно организованное государство, которое способно обеспечить общее благо. Для правильно организованного государства главное состоит не в том, «чтобы лишь кое-кто в нем был счастлив, но так, чтобы оно было счастливо все в целом». Ради блага целого, т. е. справедливости, запрещается или упраздняется все, что нарушает государственное единство: запрещается свободный поиск истины; упраздняются семья, частная собственность, поскольку они разобщают людей; государство жестко регламентирует все стороны жизни, в том числе частную жизнь, включая половую; утверждается унифицированная система воспитания (после рождения дети не остаются с матерями, а поступают в распоряжение специальных воспитателей) [20, с. 137].

Всякий раз, когда в развитии человеческого общества происходили заметные сдвиги в системе разделения труда и появлялись новые группы потребностей, это приводило к определенной потере управляемости социальными процессами. Заметно усложненное и дифференцированное общество далеко не сразу находило адекватные способы регуляции, что вызывало рост социальной напряженности. Власти на первых порах пытались преодолеть возникающий хаос начального этапа структурных изменений системы простыми решениями, поиском идеи, способной объединить все группы общества. Так происходило теоретическое приращение идей тоталитаризма.

Позже, в начале XX в., тоталитарная мысль воплотилась в политическую практику в ряде стран, что позволило систематизировать и выделить признаки тоталитаризма, сформулировать его видовую специфику. Правда, практика социально-экономического и политико-культурного развития тоталитарных систем привела ряд ученых к выводу о том, что тоталитаризм представляет собой не только политический режим, но и определенный тип общественной системы. Однако доминирующей в политической науке является трактовка его как политического режима.

Термин «тоталитаризм» появился в 20-х гг. XX столетия в Италии, в политическом словаре социалистов. Его широко использовал Бенито Муссолини(1883--1945) - глава итальянской фашистской партии и итальянского фашистского правительства в 1922-1943 гг., который придавал ему положительный смысл в своей теории «органистского государства» (stato totalitario), олицетворявшего мощь официальной власти и призванного обеспечить высокую степень сплочения государства и общества. Муссолини говорил: «Мы первыми заявили, что чем сложнее становится цивилизация, тем более ограничивается свобода личности...» [21, с. 79].

В более широком смысле положенная в основу данной теории идея всесильной и всепоглощающей власти разрабатывалась теоретиками фашизма Дж. Джентиле и А. Розенбергом, встречалась в политических сочинениях «левых коммунистов», Л. Троцкого. Параллельно представители «евразийского» течения (Н. Трубецкой, П. Савицкий) выработали концепцию «идеи-правительницы», освещавшую установление сильной и жестокой по отношению к врагам государства власти. Настойчивая апелляция к сильному и могучему государству способствовала вовлечению в теоретическую интерпретацию этих идеальных политических порядков и трудов этатистского содержания, в частности, Платона с его характеристикой «тирании» или произведений Гегеля, Т. Гоббса, Т. Мора, создавших модели сильного и совершенного государства. Но наиболее глубоко предлагавшаяся система власти описана в антиутопиях Дж. Оруэлла, О. Хаксли, Е. Замятина, которые в своих художественных произведениях дали точный образ общества, подвергшегося абсолютному насилию власти.

Однако самые серьезные теоретические попытки концептуальной интерпретации этого политического устройства общества были предприняты уже в послевоенное время и основывались на описании сложившихся в действительности гитлеровского режима в Германии и сталинского в СССР. Так, в 1944 г. Ф. Хайек написал знаменитую «Дорогу к рабству», в 1951 г. вышла книга X. Арендт «Происхождение тоталитаризма», а спустя четыре года американские ученые К. Фридрих и 3. Бжезинский опубликовали свой труд «Тоталитарная диктатура и автократия». В этих работах впервые была сделана попытка систематизировать признаки тоталитарной власти, раскрыть взаимодействие социальных и политических структур в этих обществах, обозначить тенденции и перспективы развития данного типа политики [22, с. 394].

В частности, Ханна Арендт утверждала, что нацизм и сталинизм -- новая современная форма государства. Тоталитаризм стремится к тотальному господству внутри страны и вне ее. В качестве характерных черт тоталитаризма выделяла единую идеологию и террор.

Причинами возникновения тоталитаризма она называла империализм, породивший расистские движения и претензию на мировую экспансию, превращение европейского общества в общество людей, настолько одиноких и дезориентированных, что их можно было легко мобилизовать с помощью идеологии.

Впоследствии на базе все более широкого включения в анализ тоталитаризма разнообразных исторических и политических источников в науке сложилось несколько подходов к его трактовке. Ряд ученых, занявших наиболее радикальные позиции, не относили тоталитаризм к научным категориям, усматривая в нем пусть и новую, но всего лишь метафору для отображения диктатур. Иными словами, они рассматривали тоталитаризм как средство художественного отражения хорошо известных в теории явлений. Другие ученые, как, например, Л. Гумилев, разделяя сходные представления, не считают тоталитаризм какой-то особой политической системой, и даже системой вообще, усматривая в нем «антисистемные» качества или свойства антигомеостатичности, т.е. наличие способности к сохранению своей внутренней целостности только под влиянием систематического насилия.

И все же большинство ученых полагало, что концепт тоталитаризма все же теоретически описывает реальные политические порядки. Однако ряд ученых видели в нем лишь разновидность авторитарной политической системы. Американский историк А. Янов представил тоталитаризм как проявление универсальных, общеродовых свойств государственной власти, которая постоянно пытается расширить свои полномочия за счет общества, навязывания ему своих «услуг» по руководству и управлению. Наиболее яркие исторические примеры такой экспансии государства, его стремления к всевластию виделись в поползновениях персидской монархии на захват греческих республик, в наступлении Оттоманской империи (XV--XVI вв.), в расширении абсолютизма в европейских монархиях XVIII столетия и т.д. Данный подход в целом позволял рассматривать гитлеровский и сталинский режимы как обычные формы проявления тенденции к перманентной тирании государства [21, c.48].

Тем не менее, наряду с такими подходами, большинство ученых придерживается мнения, что тоталитаризм представляет собой весьма специфическую систему организации политической власти, соответствующую определенным социально-экономическим связям и отношениям. Как полагал М. Симон, использование самого термина «тоталитаризм» вообще имеет смысл только в том случае, если не подгонять под него все разновидности политических диктатур. Поэтому перед учеными и стоит задача вскрыть базовые, системные черты данного типа организации власти, уяснить те исторические условия, при которых возможно возникновение данных политических порядков.

Наибольшее распространение среди специалистов по сравнительной политологии получила модель тоталитаризма, которую в 1956 г. предложили Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский. Фридрих и Бжезинский отказались от попыток дать краткое абстрактное определение и вместо этого применили эмпирический подход, согласно которому тоталитаризм представляет собой совокупность принципов, общих для фашистских режимов и СССР периода Сталина. Это позволило им выделить целый ряд определяющих признаков, а также ввести в представление о тоталитаризме элемент динамического развития,- но не возможность системных изменений. В новой трактовке тоталитаризм означал не столько полный контроль государства над деятельностью каждого человека (что невозможно практически), сколько принципиальное отсутствие ограничений на такой контроль.

В своей работе «Тоталитарная диктатура и автократия» (1956 г.) Карл Фридрих и Збигнев Бжезинский, на основе эмпирического сравнения сталинского СССР, нацистской Германии и фашистской Италии, сформулировали ряд определяющих признаков тоталитарного общества [23, с. 9]. Исходный перечень состоял из шести признаков, но во втором издании книги авторы добавили ещё два, а впоследствии другие исследователи также вносили уточнения:

1.Наличие одной всеобъемлющей идеологии, на которой построена политическая система общества.

2.Наличие единственной партии, как правило, руководимой диктатором, которая сливается с государственным аппаратом и тайной полицией.

.Крайне высокая роль государственного аппарата, проникновение государства практически во все сферы жизни общества.

.Отсутствие плюрализма в средствах массовой информации.

.Жёсткая идеологическая цензура всех легальных каналов поступления информации, а также программ среднего и высшего образования. Уголовное наказание за распространение независимой информации.

.Большая роль государственной пропаганды, манипуляция массовым сознанием населения.

.Отрицание традиций, в том числе традиционной морали, и полное подчинение выбора средств поставленным целям (построить «новое общество»).

.Массовые репрессии и террор со стороны силовых структур.

.Уничтожение индивидуальных гражданских прав и свобод.

.Централизованное планирование экономики.

.Почти всеобъемлющий контроль правящей партии над вооружёнными силами и распространением оружия среди населения.

.Приверженность экспансионизму.

.Административный контроль над отправлением правосудия.

Стремление стереть все границы между государством, гражданским обществом и личностью [23, с.10].

Приведённый перечень не означает, что всякий режим, которому присуща хотя бы одна из указанных черт, следует относить к тоталитарным. В частности, некоторые из перечисленных черт в разное время были также свойственны демократическим режимам. Аналогично, отсутствие какого-то одного признака не является основанием для классификации режима как нетоталитарного. Однако первые два признака, по мнению исследователей тоталитарной модели, являются её наиболее яркими характеристиками [20, с. 42].

Отправной точкой тоталитарной модели является декларация некой высшей цели, во имя которой режим призывает общество расстаться со всеми политическими, правовыми и общественными традициями[20, с. 43]. Изучение модели показало, что после подавления традиционных общественных институтов, людей легче сплотить в единое целое и убедить пожертвовать любыми другими целями ради достижения главной. Доминирующая в этих странах идеология объясняла выбор средств, трудности, опасности и т.п. в терминах всё той же цели и обосновывала, почему государству нужны практически неограниченные полномочия. Пропаганда сочеталась с использованием передовых технологий политического сыска для подавления любого инакомыслия. Результатом было обеспечение массовой мобилизации в поддержку режима.

Концентрация власти выражалась в монополизации процесса принятия окончательных решений во всех сферах деятельности, а также принципиальном отсутствии ограничений на масштаб этих решений и на масштаб санкций. Всё большее проникновение государства означало всё большее сужение автономного пространства, вплоть до его полной ликвидации. Это приводило с одной стороны к атомизации общества, а с другой стороны, к слиянию всех политических сфер, в нём существовавших, в одно единое целое.

В отличие от полицейского государства, в котором меры по поддержанию порядка проводятся согласно установленным процедурам, в тоталитарных режимах у правоохранительных органов была широкая свобода действий, что обеспечивало их непредсказуемость и подконтрольность руководству страны. Поскольку, согласно тоталитарной модели, стремление к высшей цели было идеологической основой всей политической системы, о её достижении никогда не могло быть объявлено. Это означало, что идеология занимала подчинённое положение по отношению к лидеру страны и могла им произвольно трактоваться по ситуации.

Другим выводом теории является обоснование организованного и масштабного насилия против определённой многочисленной группы (например, евреев в нацистской Германии или кулаков в сталинском СССР) [20, с. 43]. Эта группа обвинялась во враждебных действиях против государства и в возникших трудностях.

Теория К. Поппера.Тоталитарная модель была долгое время предметом изучения со стороны историков и политологов и при этом оказала влияние на другие современные ей концепции. В частности, в своём труде «Открытое общество и его враги» (1945 г.) Карл Поппер противопоставил тоталитаризм либеральной демократии. Поппер утверждал, что поскольку процесс накопления человеческого знания непредсказуем, то теории идеального государственного управления (которая, по его мнению, лежит в фундаменте тоталитаризма) принципиально не существует. Следовательно, политическая система должна быть достаточно гибкой, чтобы правительство могло плавно менять свою политику и чтобы политическая элита могла быть отстранена от власти без кровопролития. Такой системой Поппер полагал «открытое общество»- общество, открытое для множества точек зрения и субкультур [24, с. 71].

Теория Ханны Арендт. Массовое распространение теория тоталитаризма получила после выхода в свет книги философа Ханны Арендт «Истоки тоталитаризма» (1951г.). Центром внимания стали масштабный террор и беспрецедентное насилие, связанные с Холокостом и ГУЛАГом. Основой режима Арендт считала официальную идеологию, которая заявляла о своей способности объяснить все аспекты человеческой деятельности. По её мнению, идеология становилась связующим звеном между отдельными людьми и делала их беззащитными перед государством, в том числе, перед произволом диктатора.

Арендт полагала, что хотя итальянский фашизм представлял собой классический образец диктатуры, нацизм и сталинизм существенно отличались от него. В этих странах государство было полностью подчинено контролю одной партии, представляющей либо нацию [25, с.14], либо пролетариат. Напротив, по мнению Арендт, фашизм Муссолини ставил государство над партией. Арендт также подчёркивала роль пангерманизма нацистского режима и панславизма сталинского режима как частных случаев «континентального империализма» и свойственного ему расизма.

Схожих взглядов придерживались впоследствии и другие философы и историки, в частности, Эрнст Нольте, который рассматривал нацизм как зеркальное отражение большевизма [25,с.15]. Фридрих, Линц и другие историки склоняются к точке зрения, что нацизм всё-таки был ближе к итальянскому фашизму, чем к сталинизму.

Теория Дж. Талмона. В 1952г. Дж.Талмон ввёл термин «тоталитарная демократия» для обозначения режима, основанного на принуждении, в котором граждане, формально обладая избирательным правом, на практике лишены возможности оказывать влияние на процесс принятия государственных решений.

Теория Карла Фридриха.Карл Фридрих опубликовал ряд работ по тоталитаризму, включая «Тоталитарная диктатура и автократия» (1965 г., в соавторстве с Бжезинским) и «Развитие теории и практики тоталитарных режимов» (1969). В первой из них он сформулировал ряд признаков тоталитаризма, приведённые выше. Во второй он провёл анализ роли общественного согласия и мобилизации в поддержку режима. Согласно Фридриху, террор не исчез в СССР после смерти Сталина. Массовая поддержка режима по-прежнему обеспечивалась за счёт использования передовых технологий тайного сыска, пропаганды и манипуляции психикой. Центральным тезисом Фридриха является утверждение, что в тоталитарном СССР «страх и согласие стали сиамскими близнецами».

Теория Хуана Линца. В своём эссе «Тоталитарные и авторитарные режимы» (1975) Хуан Линц утверждал, что главной чертой тоталитаризма является не террор сам по себе, а стремление государства к надзору над всеми аспектами жизни людей: общественным порядком, экономикой, религией, культурой и отдыхом. Однако Линц выделил ряд особенностей тоталитарного террора: системность, идеологический характер, беспрецедентный масштаб и отсутствие правовой основы. В этом плане террор в авторитарных режимах отличается тем, что он обычно вызван объективной чрезвычайной ситуацией, не определяет врагов по идеологическому признаку и ограничен рамками закона (впрочем, довольно широкими). В более поздних работах Линц стал называть советский режим после смерти Сталина «пост-тоталитарным», чтобы подчеркнуть уменьшение роли террора при сохранении других тоталитарных тенденций.

Группа зарубежных историков и экономистов (Людвиг фон Мизес и др.) полагает, что одним из общих элементов тоталитарных режимов является социализм. В то время, как СССР безусловно относился к социалистической системе, подобная классификация для нацистской Германии и тем более фашистской Италии не столь очевидна. Мизес утверждал [26, c. 42], что хотя подавляющая часть средств производства в Германии номинально оставалась в частных руках, фактически государство обладало всей полнотой контроля над ними, то есть, было их реальным владельцем. С точки зрения Мизеса, крайний коллективизм всегда означает социализм, поскольку у человека, всё существование которого подчинено целям государства, вся собственность также подчинена этим целям. Этим Мизес объяснял, почему тоталитарные правительства осуществляют контроль над ценами, зарплатами, распределением товаров и, в конечном итоге, центральное планирование экономики.

Спорным моментом в теории Мизеса является отнесение фашистских Германии и Италии к социалистическим странам. Национал-социалистическая немецкая рабочая партия в своём названии включает слово «социалистическая», а Муссолини до Первой мировой войны состоял в социалистической партии, однако это само по себе не означает, что своими корнями фашизм упирался в социализм.

Более того, нацизм отверг учения всех идеологов социализма и выступал категорически против социального равенства. Для национал-социализма характерны крайний антикоммунизм, антисоветизм, антимарксизм и антибольшевизм.

Согласно общепринятому взгляду, корнями нацизма являются крайний национализм и расизм, а не эгалитаризм. Экономическую систему в нацистской Германии и фашистской Италии обычно классифицируют как государственно-корпоративный капитализм.

Стремление к полному контролю над обществом было свойственно многим деспотичным правителям. Поэтому в некоторых источниках к тоталитарным режимам причисляются династия Маурья в Индии (321-185гг. до н.э.), династия Цинь в Китае (221-206 гг. до н.э.), правление Чака надзулу (1816-28) и др. Следует особо выделить легизм в Цинь, который являлся полноценной идеологией и имел философско-теоретическое обоснование необходимости тотального контроля. При этом легизм был официальной идеологией Цинь более 150 лет, вплоть до её падения в ходе народного восстания [27,с. 32].

Однако приведённые выше тирании в целом оставались в русле традиции и не пользовались массовой народной поддержкой. Практическое осуществление абсолютного контроля государства над всей общественной жизнью и производством стало возможным только в XX веке благодаря экономическому развитию, распространению телекоммуникационных технологий и появлению эффективных методов манипуляции обществом (в первую очередь, пропаганды). Эти технологии способны обеспечить гарантированную массовую поддержку руководства страны, в особенности если во главе стоит харизматичный лидер. Несмотря на эти объективные тенденции, тоталитаризм возник лишь в отдельных странах.


2.3 Причины тоталитаризма


Во всем многообразии причин и условий появления тоталитарных политических режимов главную роль, как показывает история, играет глубокая кризисная ситуация, в которой оказывается экономика и вся общественная жизнь государства. Тоталитарный режим возникает в кризисных ситуациях - послевоенных, в ходе гражданской войны, когда надо жесткими мерами восстанавливать хозяйство, наводить порядок, устранять в обществе распри, обеспечивать стабильность. Социальные группы, нуждающиеся в защите, поддержке и заботе государства, выступают его социальной базой.

В числе основных условий возникновения тоталитаризма многие исследователи называют вступление общества в индустриальную стадию, когда резко возросли возможности средств массовой информации, способствующих всеобщей идеологизации общества и установлению всестороннего контроля над личностью. Эта стадия породила монополизацию экономики и одновременно усиление государственной власти, ее регулирующих и контрольных функций.

Индустриальная стадия способствовала появлению мировоззренческой предпосылки тоталитаризма, а именно, формированию коллективистского мировоззрения, сознания, основанного на превосходстве коллективного над индивидуальным. И, наконец, важную роль играли политические условия, к которым относятся появление новой массовой партии, резкое усиление роли государства, развитие разного рода тоталитарных движений.

Обычно под тоталитаризмом понимают политический режим, основанный на стремлении руководства страны подчинить уклад жизни людей одной, безраздельно господствующей идее и организовать политическую систему власти так, чтобы она помогала реализации этой идеи.

Тоталитарный режим характеризуется, как правило, наличием одной официальной идеологии, которая формируется и задается общественно- политическим движением, политической партией, правящей элитой, политическим лидером, «вождем народа», в большинстве случаев харизматическим, а также стремлением государства к абсолютному контролю над всеми областями общественной жизни, полным подчинением человека политической власти и господствующей идеологии. При этом власть и народ мыслятся как единое целое, неразделимое целое, актуальным становится народ в борьбе против внутренних врагов, власть и народ против враждебного внешнего окружения.

Идеология режима отражается также в том, что политический лидер определяет идеологию. Он в течение суток может изменить свое решение, как это случилось летом 1939 года, когда советские люди неожиданно узнали, что нацистская Германия больше не является врагом социализма. Наоборот, её система объявлялась лучшей, чем ложные демократии буржуазного Запада. Эта неожиданная интерпретация поддерживалась в течение двух лет до вероломного нападения нацистской Германии на СССР.

В основе тоталитарной идеологии - рассмотрение истории как закономерного движения к определенной цели (мировое господство, построение коммунизма и т.д.)

Тоталитарный режим допускает только одну правящую партию, а все другие, даже ранее существовавшие партии, стремится разогнать, запретить или уничтожить. Правящая партия объявляется ведущей силой общества, ее установки рассматриваются как священные догмы. Конкурирующие идеи о социальном переустройстве общества объявляются антинародными, направленными на подрыв устоев общества, на разжигание социальной вражды. Правящая партия захватывает бразды государственного управления: происходит сращивание партийного и государственного аппаратов. В результате этого становится массовым явлением одновременное занятие партийной и государственной должности, а там, где этого не происходит, государственными должностными лицами выполняются прямые указания лиц, занимающих партийные посты.

В государственном управлении тоталитарный режим характеризуется крайним централизмом. Практически управление выглядит как исполнение команд сверху, при котором инициатива фактически отнюдь не поощряется, а строго наказывается. Местные органы власти и управления становятся простыми передатчиками команд. Особенности регионов (экономические, национальные, культурные, социально-бытовые, религиозные и др.), как правило, не учитываются.

Центром тоталитарной системы является вождь. Его фактическое положение сакрализируется. Он объявляется самым мудрым, непогрешимым, справедливым, неустанно думающим о благе народа. Какое-либо критическое отношение к нему пресекается. Обычно на эту роль выдвигается харизматические личности [27,с. 33].

На фоне этого происходит усиление мощи исполнительных органов, возникает всевластие номенклатуры, т. е. должностных лиц, назначение которых согласуется с высшими органами правящей партии или производится по их указанию. Номенклатура, бюрократия осуществляет власть в целях обогащения, присвоения привилегий в образовательной, медицинской и иных социальных областях. Политическая элита использует возможности тоталитаризма для получения скрытых от общества привилегий, льгот: бытовых, в том числе медицинских, образовательных, культурных и т. п.

Возрастают дискреционные, т. е. законом не предусмотренные и не ограниченные полномочия, растет свобода усмотрения административных органов. Особенно выделяется на фоне разросшихся исполнительных органов «силовой кулак», «силовая структура» (армия, полиция, органы безопасности, прокуратура и т. п.), т. е. карательные органы. Полиция существует при разных режимах, однако, при тоталитаризме полицейский контроль террористичен в том смысле, что никто не станет доказывать вину, чтобы убить человека.

Тоталитарный режим широко и постоянно применят террор по отношению к населению. Физическое насилие выступает как главное условие для укрепления и осуществления власти. Для этих целей создаются концентрационные лагеря и гетто, где применяются тяжелый труд, пытки людей, подавление их воли к сопротивлению, происходит массовое убийство невинных людей.

Однако существуют режимы, где полиция осуществляет террор, однако они не тоталитарны, вспомним Чили: в начале правления президента Пиночета 15 тысяч человек погибло в концлагерях. Но Чили не тоталитарное государство, потому что там отсутствовали другие синдромы тоталитаризма: не было массовой партии, не было священной идеологии, экономика оставалась свободной и рыночной. Правительство лишь частично контролировало образование и средства массовой информации [28, c. 74].

При тоталитаризме устанавливается полный контроль над всеми сферами жизни общества. Государство стремится буквально «слить» общество с собой, полностью его огосударствить. В экономической жизни происходит процесс огосударствления в тех или иных формах собственности. В политической жизни общества личность, как правило, ограничивается в правах и свободах. А если формально политические права и свободы закрепляются в законе, то отсутствует механизм их реализации, а также реальные возможности для пользования ими. Контроль пронизывает и сферу личной жизни людей.

Демагогия, догматизм становятся способом идеологической, политической, правовой жизни.

Тоталитарный режим использует полицейский сыск, поощряет и широко использует доносительство, сдабривая его «великой» идеей, например борьбой с врагами народа. Поиск и мнимые происки врагов становятся условием существования тоталитарного режима. Именно на «врагов», «вредителей» списываются ошибки, экономические беды, обнищание населения.

Милитаризация - также одна из основных характеристик тоталитарного режима. Идея о военной опасности, об «осажденной крепости» становится необходимой для сплочения общества, для построения его по принципу военного лагеря. Тоталитарный режим агрессивен по своей сути, а агрессия помогает достичь сразу несколько целей: отвлечь народ от его бедственного экономического положения, обогатиться бюрократии, правящей элите, решить геополитические проблемы военным путем. Агрессия при тоталитарном режиме может питаться и идеей мирового господства, мировой революции. Военно-промышленный комплекс, армия - основные опоры тоталитаризма.

Большую роль при тоталитаризме играет политическая практика демагогии, лицемерия, двойных стандартов, нравственного разложения и вырождения.

Государство при тоталитаризме как бы берет на себя заботу о каждом члене общества. Со стороны населения при тоталитарном режиме развивается идеология и практика социального иждивенчества. Члены общества полагают, что обеспечивать их, поддерживать, защищать во всех случаях должно государство, особенно в сфере здравоохранения, образования, жилищной сфере.

Развивается психология уравнительности, идет существенная люмпенизация общества. С одной стороны, насквозь демагогический, декоративный, формальный тоталитарный режим, а с другой - социальное иждивенчество части населения питают и поддерживают эти разновидности политического режима.

Зачастую тоталитарный режим окрашивают в националистические, расистские, шовинистические краски.

Однако социальная цена за такой способ осуществления власти со временем все возрастает (войны, пьянство, разрушение мотивации к труду, принудительность, террор, демографические и экологические потери), что приводит в конечном счете к сознанию вредности тоталитарного режима, необходимости его ликвидации. Тогда начинается эволюция тоталитарного режима. Темпы и формы этой эволюции (вплоть до разрушения) зависят от социально-экономических сдвигов и соответствующего этому возрастания сознания людей, политической борьбы, иных факторов. В рамках тоталитарного режима, обеспечивающего федеральное устройство государства, могут возникать национально-освободительные движения, которые разрушают и тоталитарный режим, и само федеративное устройство государства.

Может ли тоталитарная система изменяться и эволюционировать? Фридрих и Бжезинский утверждали, что тоталитарный режим не меняется, его лишь можно уничтожить извне. Они уверяли, что все тоталитарные государства погибают, как погиб нацистский режим в Германии. В последствие жизнь показала, что этот аспект ошибочен. Тоталитарные режимы способны меняться, эволюционировать. После смерти Сталина СССР изменился. Правление Брежнева Л.И. заслуживает критики. Однако нельзя сказать, что они одинаковы. Это так называемый посттоталитаризм. Пост тоталитарный режим - это система, когда тоталитаризм теряет часть своих элементов и как бы размывается и ослабляется (например, СССР при Хрущеве Н.С.), Итак, тоталитарный режим следует подразделять на чисто тоталитарный и посттоталитарный [29, c. 75].

И все же тоталитаризм - исторически обреченный строй. Это общество - самоед, не способное к эффективному созиданию, рачительному, инициативному хозяйствованию и существующее главным образом за счет богатых природных ресурсов, эксплуатации, ограничения потребления большинства населения.

Тоталитаризм - закрытое общество, не приспособленное к современному качественному обновлению, учету новых требований непрерывно изменяющегося мира.

Макс Вебер полагал, что возникновению тоталитаризма предшествует глубокий кризис, выражающийся в обострении конфликта между стремлением к самореализации и преобладанием внешнего мира. Начиная с XIX века, этот конфликт проявляет себя на ряде уровней: социальном (личность против народа), экономическом (капитализм против социализма), идеологическом (либерализм против демократии) и т.д. Либеральная демократия представляет собой компромисс, который достигается за счёт дифференциации сфер влияния- благодаря правовым ограничениям на власть общества и защите автономного пространства. Тоталитаризм предлагает другое решение, состоящее в ликвидации как либеральных (рыночных), так и демократических институтов. Согласно идеологам режима, тем самым исчезают предпосылки для системных конфликтов, а всё общество объединяется в единое целое.

Ряд исследователей тоталитаризма (Ф. фон Хайек, А. Рэнд, Л. фон Мизес и др.) рассматривают его как крайнюю форму коллективизма и обращают внимание на то, что все три тоталитарные системы объединяет государственная поддержка коллективных интересов (нации- нацизм, государства- фашизм или трудящихся- коммунизм) в ущерб частным интересам и целям отдельного гражданина. Отсюда, по их мнению, вытекают свойства тоталитарных режимов: наличие системы подавления недовольных, всепроникающий контроль государства над частной жизнью граждан, отсутствие свободы слова и т.д.

Социал-демократы объясняют рост тоталитаризма тем, что в период упадка люди ищут решение в диктатуре. Поэтому долгом государства должна быть защита экономического благополучия граждан, балансирование экономики. Как сказал Исайя Берлин: «Свобода для волков означает смерть для овец». Схожих взглядов придерживаются сторонники социал-либерализма, которые полагают, что лучшей защитой от тоталитаризма является экономически благополучное и образованное население, обладающее широкими гражданскими правами [30, c. 88].

Неолибералы придерживаются отчасти противоположной точки зрения. В своём труде «Дорога к рабству» (1944 г.) Ф. фон Хайек утверждал, что тоталитаризм возник в результате чрезмерного регулирования рынка, которое привело к потере политических и гражданских свобод. Он предупреждал об опасности плановой экономики и полагал, что залогом сохранения либеральной демократии является экономическая свобода [30, c. 89].

Считаем, что необходимо рассмотреть и социальные источники тоталитаризма.

Однако объяснить установление тоталитаризма только способностью правящей элиты подчинить все общественные процессы реализации коллективной цели недостаточно. Оказывается, что эта способность подпитывается ментальностью и культурой населения, историческими традициями, социальной и экономической структурой общества.

До XX в. установление тоталитаризма осложнялось отсутствием условий, которые могли бы обеспечить тотальный контроль государства за обществом и личностью. Только с вступлением человеческого общества в индустриальную фазу развития, ознаменовавшуюся появлением системы массовых коммуникаций, предоставившей возможности для идеологического контроля за обществом и тиражирования определенных ценностей, государство оказалось в состоянии целиком подчинить себе общество.

Растущее разделение и специализация индустриального труда разрушали патриархальные, традиционные коллективистские связи и ценности, прежние формы социально-культурной идентификации. Усиливалась отчужденность личности, ее беззащитность перед безжалостным миром рыночной стихии и конкуренции. Рынок создал иную систему ценностей и предпочтений - индивидуально-достижительную, к которой доиндустриальный или зависящий от государства работник не сразу адаптировался.

В этих условиях у работника, выбитого из прежней системы социальных связей (коллективистско-корпоративных), но пока не вошедшего в индустриально-рыночную систему, возрастает желание найти защиту в лице сильного государства. Более обостренно данную потребность ощущают маргиналы, т. е. промежуточные слои, потерявшие социальные связи со своей прежней средой и группой. Им свойственны повышенная чувствительность, агрессивность, озлобленная завистливость, честолюбие, эгоцентричность. Именно маргиналы и крайняя форма их проявления - люмпены становятся социальной базой тоталитарных режимов. Следовательно, тоталитаризм явился реакцией социального и этнического маргинала на индивидуализм, на возрастающую сложность социальной жизни, жесткую конкуренцию, глобальное отчуждение индивида, бессилие перед окружающим враждебным миром. Маргинальные слои прельщали лозунги массовых партий (социалистических или национал-социалистических), которые обещали гарантировать социальную защищенность, стабильность, повышение жизненного уровня, уравниловку (под видом равенства) [31, c. 129].

Громадный управленческий аппарат государства, бюрократия, чиновничество, служит своеобразным «приводным ремнем» политики правящих кругов. Свою роль в распространении подобных социальных стандартов и предрассудков сыграли и определенные слои интеллектуалов (интеллигенции), которые систематизировали эти народные чаяния, превратив их в морально-этическую систему, оправдывающую эти ментальные традиции и придавшую им дополнительный общественный резонанс и значение.

Дифференциация социальных ролей и функций, обусловленная разделением труда в индустриальных обществах, усиливала взаимозависимость индивидов и групп в рамках социума. Потребность в преодолении этого многообразия и обеспечении целостности социально-дифференцированного общества заметно повышала интегративную роль государства и сокращала объемы индивидуальной свободы.

Объективно благоприятные предпосылки для формирования тоталитарных режимов вовсе не означают фатальной неизбежности их установления - все зависит от зрелости гражданского общества, наличия демократической политической культуры, развитых демократических традиций. Названные факторы позволили большинству индустриально развитых стран преодолеть кризис 1929 - 1933 гг. и сохранить институты демократии [32, с. 79].

Исторический опыт показывает, что тоталитарные режимы чаще всего возникают при чрезвычайных обстоятельствах: в условиях нарастающей нестабильности в обществе; системного кризиса, охватывающего все сферы жизни; необходимости решения какой-либо стратегической задачи, чрезвычайно важной для страны. Так, возникновение фашизма в странах Западной Европы было реакцией на кризис либеральных ценностей и институтов парламентаризма, оказавшихся не в состоянии обеспечить стабильность и интеграцию системы в условиях глубокого кризиса 1929 - 1933 гг. Формирование коммунистического тоталитаризма в советском обществе было обусловлено, при всех прочих причинах, необходимостью проведения индустриализации в исторически сжатые сроки, что было возможно при условии концентрации власти в руках лидера и узкого круга его сторонников.

Американский политолог Джеймс Скотт выделяет четыре необходимых условия для «апокалипсиса в отдельно взятой стране»:

·модернистские идеи переделки мира;

·наличие достаточно сильного аппарата для проведения этих идей в жизнь;

·жестокий кризис общества;

·неспособность общества сопротивляться [33, с. 95].

Массовый террор ХХ века был результатом сложного и нередко случайного сочетания геополитических и экономических провалов, унаследованного от значительно более мирного XIX века восторженно-наивной веры в технический прогресс и пророческие схемы, и, главное, многократно возросших возможностей координировать общественные силы.

Бюрократия есть социальная машина, создающая устойчивую и дальнодействующую координацию. Отлаженная бюрократия передает и исполняет команды. Это не зло и не добро, а сложное и мощное орудие двойного применения - как мирно пашущий трактор есть, в сущности, разоруженный танк. Вводится программа - и миллионы детей получают прививки или строится город. Вводится другая программа - и из общества изымаются миллионы идеологически заданных нелюдей, а города сжигаются.

тоталитаризм политический демократический


3. Исторические формы тоталитаризма


.1 Леворадикальные политические режимы


Мировая практика позволяет выявить две разновидности тоталитарного режима: правую и левую.

Левой разновидностью тоталитаризма был советский коммунистический режим и подобные режимы в странах Центральной и Восточной Европы, Юго-Восточной Азии, на Кубе. Он опирался (а в ряде стран до сих пор опирается) на распределительную плановую экономику, уничтожает рынок, если тот существует. В СССР предполагалось достигнуть социальной однородности и нивелировки социального многообразия интересов. Прогрессивным признавалось только то, что соответствовало интересам рабочего класса. Правда, в действительности рабочий класс в СССР был маргинализирован, поскольку его основу составляли вчерашние крестьяне. Разрушение прежнего уклада жизни, привычной упрощенной картины мира, которая делила мир на белое и черное, хорошее и плохое, сформировало у них дискомфорт, страх перед будущим, показало их неспособность существования в условиях многообразных социальных взаимодействий.

Формирование коллективной цели общества в виде идеала «светлого будущего», который воплощал вековую мечту о справедливом и совершенном обществе, совпадало с ожиданиями широких слоев тогдашнего советского общества. Предполагалось, что осуществить этот идеал можно только с помощью сильного государства. Таким образом, тоталитаризм был своеобразной реакцией отторжения патриархальным сознанием социальных маргиналов таких общечеловеческих ценностей, как рынок, конкуренция, частная собственность, свобода личности.

Есть специфические черты, позволяющие выделить в данной группе несколько разновидностей тоталитаризма: коммунистический тоталитаризм, фашизм и национал-социализм. Последний часто называют разновидностью фашизма.

Прежде всего, об «идейном абсолютизме» тоталитарной власти. С ним связано во первых, распространение в таких странах мессианской моноидеологии - социальной или национальной, призванной воодушевить, собрать под знамени режимов широкие массы. Во-вторых, духовная подготовка населения к определенным жертвам во имя решения «возвышенных героических задач», идеологическое прикрытие корыстных интересов правящей номенклатуры [32, с. 75].

В соответствии с установками тоталитарных режимов все граждане призваны были выражать поддержку официальной государственной идеологии, тратить время на ее изучение. Инакомыслие и выход научной мысли официальной идеологии преследовались.

Без понимания всего этого невозможно вскрыть причины утверждения гитлеровского и сталинского политических режимов, объяснить их связь с массами, их поддержку с народами этих стран.

Особую роль при тоталитарном режиме играет его политическая партия. Только одна партия имеет пожизненный статус правящей (руководящей), выступает либо в единственном числе, либо «возглавляет» блок партий или иных политических сил, существование которых разрешено режимом. Такая партия, как правило, создается до возникновения самого режима и играет решающую роль в его установлении - тем, что однажды приходит к власти. При этом приход ее к власти происходит не обязательно насильственными мерами. Например, нацисты в Германии оказались у власти вполне парламентским путем, после назначения их лидера А. Гитлера на пост рейхсканцлера. Придя к власти, такая партия становится государственной партией, партийные и государственные структуры объединяются и сливаются, и сама власть становится партийно-государственной.

Специфическими чертами тоталитарного режима является организованный террор и тотальный контроль, применяемые для обеспечения приверженности масс партийной идеологии. Аппарат тайной полиции и служб безопасности с помощью крайних методов воздействия вынуждает общество жить в состоянии страха. В таких государствах конституционные гарантии либо не существовали, либо нарушались, вследствие чего становились возможными тайные аресты, содержание людей под стражей без предъявления обвинения и применения пыток.

На гитлеровское гестапо и советские органы НКВД не распространялись никакие правовые и судебные ограничения. Действия их направлялись режиссерами власти не только против отдельных граждан, но и против целых народов, классов и политических партий. В зависимости от конкретной страны такими врагами общества, режима могли быть объявлены евреи, коммунисты, капиталисты и т.п.

Массовое истребление целых групп населения во время Гитлера и Сталина показывает огромную власть государства и беспомощность рядовых граждан.

Для тоталитарных режимов характерно монополия власти на информацию, полный контроль за средствами информации. С помощью СМИ и институтов духовной сферы обеспечиваются политическое мобилизация и почти стопроцентная поддержка правящего режима.

Жесткий централизованный контроль над экономикой - важная черта тоталитарного режима. Здесь контроль служит двоякой цели. Во-первых, возможность распоряжаться производительными силами общества создает необходимую политическому режиму материальную базу и опору, без которой тоталитарный контроль в остальных сферах вряд ли возможен. Во-вторых, централизованная экономика служит в качестве средства политического управления. Например, люди насильно могут быть перемещены для работы в те области народного хозяйства, где не хватает рабочей силы.

Леворадикальные политические режимы для повышения производительности труда в экономике использовали различные программы, побуждающие работников к интенсивному труду. Советские пятилетки и экономические преобразования в Китае являются примерами мобилизации трудовых усилий народов этих стран, и их результаты нельзя отрицать.

Задача историков и политологов объяснить, не фальсифицируя действительность, феномен леворадикального тоталитаризма, не только поднявшего две мировые державы, но и на десятилетия сковавшего мир страхом ракетно-ядерной катастрофы.

Леворадикальные тоталитарные политические режимы приживаются в среднеразвитых и развивающихся странах (Россия, Китай и другие), где смена существовавших ранее социальных и политических структур, форм собственности на совершенно новые осуществлялось через рабоче-крестьянские революции, направляемые компартиями. То, что мы знаем о советском обществе в сталинские годы, и было леворадикальным тоталитарным политическим режимом.

Тоталитарные политические режимы, следовательно, создаются власть имущими элитами для реализации идеологических доктрин и корыстных экономических интересов господствующих классов. И поэтому все тоталитарные режимы рано или поздно распадаются, а страны, где они имели место, переходят либо к либерально-демократическим системам (Германия, Испания, Италия и др.), либо к социалистической демократии (Китай и др.) [34, с. 95].

В качестве леворадикального тоталитатрного режима следует особое внимание обратить на коммунистический тоталитаризм.

Эта разновидность тоталитаризма наиболее полно отражает характерные черты режима, т.е. частная собственность ликвидируется, а следовательно, уничтожается всякая основа индивидуализма и автономия членов общества.

Экономической основой тоталитаризма советского типа была командно- административная система, построенная на огосударствлении средств производства, директивном планировании и ценообразовании, ликвидации основ рынка. В СССР она сформировалась в процессе проведения индустриализации и коллективизации. Однопартийная политическая система утвердилась в СССР уже в 20-е гг. Сращивание партийного аппарата с государственным, подчинение партии государству стало фактом тогда же. В 30-е гг. ВКП(б), пройдя через ряд острых схваток ее лидеров в борьбе за власть, являлась единым, строго централизованным, жестко соподчиненным, отлаженным механизмом. Дискуссии, обсуждения, элементы партийной демократии безвозвратно ушли в прошлое.

Коммунистическая партия была единственной легальной политической организацией. Советы, формально являвшиеся главными органами диктатуры пролетариата, действовали под ее контролем, все государственные решения принимались Политбюро и Центральным Комитетом ВКП(б) и лишь затем оформлялись постановлениями правительства. Ведущие деятели партии занимали руководящие посты в государстве. Через партийные органы шла вся кадровая работа: ни одно назначение не могло состояться без одобрения партийных ячеек. Что касается комсомола, профсоюзов, других общественных организаций, то они были не более чем «приводными ремнями» от партии к массам.

Своеобразные «школы коммунизма» (профсоюзы для рабочих, комсомол для молодежи, пионерская организация - для детей и подростков, творческие союзы-для интеллигенции), они, в сущности, выполняли роль представителей партии в различных слоях общества, помогали ей руководить всеми сферами жизни страны. Духовной основой тоталитарного общества в СССР была официальная идеология, постулаты которой, понятные, простые внедрялись в сознание людей в виде лозунгов, песен, стихотворений, цитат вождей, лекций по изучению «Краткого курса истории ВКП(б)»: в СССР построены основы социалистического общества; по мере продвижения к социализму классовая борьба будет обостряться; «кто не с нами тот против нас»; СССР - оплот прогрессивной общественности всего мира; «Сталин - это Ленин сегодня».

Малейшее отступление от этих простых истин каралось: «чистки», исключение из партии, репрессии были призваны сохранить идейную чистоту граждан. Культ Сталина как вождя общества был едва ли не важнейшим элементом тоталитаризма 30-х гг. В образе мудрого, беспощадного к врагам, простого и доступного лидера партии и народа абстрактные призывы обретали плоть и кровь, становились предельно конкретными и близкими. Песни, кинофильмы, книги, стихотворения, газетные и журнальные публикации внушали любовь, трепет и граничащее со страхом уважение. На нем замыкалась вся пирамида тоталитарной власти, он был ее бесспорным, абсолютным вождем. В 30-е гг. на полных оборотах работал сложившийся ранее и существенно разросшийся репрессивный аппарат (НКВД, органы внесудебной расправы - «тройки», Главное управление лагерей - ГУЛАГ и др.). С конца 20-х гг. волны репрессий шли одна за другой: «Шахтинское дело» (1928), процесс над «Промышленной партией» (1930), «Дело академиков» (1930), репрессии в связи с убийством Кирова (1934), политические процессы 1936-1939 гг. против бывших вождей партии (Г.Е. Зиновьев, Н. И. Бухарин, А. И. Рыков и др.), руководителей Красной Армии (М. Н. Тухачевский, В. К. Блюхер, И. Э. Якир и др.). «Большой террор» унес жизни почти 1 млн расстрелянных, миллионы людей прошли через лагеря ГУЛАГа [31]. Репрессии были тем самым орудием, посредством которого тоталитарное общество расправлялось не только с реальной, но и с предполагаемой оппозицией, вселяло страх и покорность, готовность, жертвовать друзьями и близкими. Они напоминали запутанному обществу о том, что человек, «взвешенный на весах» истории, легок и ничтожен, что его жизнь не имеет никакой ценности, если она нужна обществу. Террор имел и экономическое значение: на стройках первых пятилеток трудились миллионы заключенных, внося свой вклад в экономическое могущество страны. В обществе сложилась весьма непростая духовная атмосфера. С одной стороны, многим хотелось верить, что жизнь становится лучше и веселее, что трудности пройдут, а сделанное ими останется навсегда - в светлом будущем, которое они строят для следующих поколений. Отсюда энтузиазм, вера, надежда на справедливость, гордость от участия в великом, как считали миллионы людей, деле. С другой стороны, царили страх, ощущение собственной незначительности, незащищенности, утверждалась готовность беспрекословно выполнять данные кем- то команды. Полагают, что именно такое - взвинченное, трагически расколотое восприятие действительности свойственно тоталитаризму, который требует, говоря словами философа, «восторженного утверждения чего-то, фанатической решимости ради ничто». Символом эпохи можно считать принятую в 1936 г.Конституцию СССР. Она гарантировала гражданам весь набор демократических прав и свобод. Другое дело, что большинства из них граждане были лишены.

В результате социально-политических сдвигов 30-х гг. в СССР сложилась общественная структура, по ряду параметров соответствующая другим режимам, которые ныне называют тоталитарным (например, гитлеровскому режиму в Германии). К важнейшим чертам этой системы можно отнести:

·правящая элита, сформировавшись в ослабленном военным катаклизмами обществе, уничтожает механизмы контроля со сторон: социума над ней и, разрушая традиционные социальные структуры резко расширяет свою власть над обществом;

·сверхцентрализм, необходимый правящей корпорации для этого господства, приводит к аналогичным процессам внутри нее, г; роль общества играет масса, не входящая в узкий центр. Борьба с власть время от времени принимает кровавый характер;

·все легальные сферы общества подчиняются руководству элиты, а большинство несовместимых с этим подчинением структуру уничтожается;

·промышленный рост стимулируется применением внеэкономических форм принуждения к труду;

·создание крупных, легче управляемых форм государственного хозяйства, ориентированных на военно-промышленный комплекс;

·осуществляется политика культурно-национального нивелирования, уничтожается или подавляется "враждебная культура", господствует искусство прикладного агитационного характера[34, с. 124].

В то же время сталинизм и гитлеризм отождествлять нельзя; В основе идеологии этих двух форм тоталитаризма лежали разные принципы. Сталинизм как форма коммунистического движения и ходил из классового господства, а нацизм - из расового. Тотальная целостность социума в СССР достигалась методами сплочения всего общества против "классовых врагов", потенциально угрожавших режиму. Это предполагало более радикальную, чем в фашистских системах, социальную трансформацию, и направленность активное! режима на внутренние, а не внешние цели (по крайней мере до кош 30-х гг.). Сталинская политика предполагала национальную консолидацию, но она не сопровождалась расовыми чистками (преследования) по национальному признаку проявились лишь в 40-е гг.). Диктату в СССР была вынуждена прикрываться высокими идеалами, унаследованными от социалистической мысли. Гитлеровский режим был откровенен в изложении агрессивных целей своей политики.

СССР 30-х гг. проходил тот же, что и Германия этап в развитии индустриально-этакратического общества, но со своими весьма существенными особенностями. Судя по опыту стран Запада данная стадия была "зигзагом" в развитии, а не обязательной его фазой.

СССР характеризовался сак социалистическое государство рабочих и крестьян.

Конституция отмечала, что социализм в основном построен, утвердилась общественная социалистическая собственность на средства производства. Политической основой СССР признавались Советы депутатов трудящихся, за ВКП(б) закреплялась роль руководящего ядра общества. Принцип разделения властей отсутствовал[31, с. 257].

Несмотря на преимущественно тоталитарные формы политической организации социалистической системе присущи и гуманные политические цели. Так, например, в СССР резко повысился уровень образования народа, стали доступными доля него достижения науки и культуры, была обеспечена социальная защищенность населения, развивалась экономика, космическая и военная промышленность и т.д., резко сократился уровень преступности, к тому же на протяжении десятилетий система почти не прибегала к массовым репрессиям.


.2 Праворадикальные политические режимы


Правая разновидность тоталитаризма представлена двумя формами - итальянским фашизмом и германским национал-социализмом. Правыми они считаются потому, что обычно сохраняли рыночную экономику, институт собственности, опирались на механизмы экономического саморегулирования.

С 1922 г. интеграция итальянского общества происходила на основе идеи возрождения былого могущества Римской империи. Установление фашизма в Италии явилось отрицательной реакцией мелкой и средней буржуазии на отставание в процессе складывания национальной и экономической целостности. В фашизме воплотился антагонизм мелкобуржуазных слоев по отношению к старой аристократии. Итальянский фашизм во многом обозначил признаки тоталитаризма, хотя и не развил их в полной мере [34, c.72].

Классической формой правого тоталитаризма служит национал-социализм в Германии, возникший в 1933 г. Его установление было ответом на кризис либерализма и утрату социально-экономической и национальной идентичности. Возрождение былого могущества и величия Германии пытались преодолеть путем объединения общества на основе идей превосходства арийской расы и покорения других народов. Массовой социальной базой фашистского движения являлась мелкая и средняя буржуазия, которая по своему происхождению, ментальности, целям и уровню жизни была антагонистична как рабочему классу, так и аристократии, крупной буржуазии. Вследствие этого участие в фашистском движении для мелкой и средней буржуазии представлялось возможностью создать новый социальный порядок и приобрести в нем новый статус и преимущества - в зависимости от личных заслуг перед фашистским режимом. Следует отметить, что на рост национального и социального самосознания немцев оказывало существенное влияние поражение в Первой мировой войне (1914 - 1918) и глубокий экономический кризис 1929 - 1933 гг.

Праворадикальные тоталитарные режимы в Италии и Германии решали задачи тотального контроля над экономикой и другими сферами жизни разными методами. В гитлеровской Германии и фашистской Италии не прибегали к национализации всей экономики, но вводили свои действенные способы и формы партийно-государственного контроля над частным и акционерным бизнесом, равно как и над профсоюзами и над духовной сферой производства.

Праворадикальные тоталитарные режимы с правым уклоном появились впервые в промышленно развитых странах, но с относительно неразвитыми демократическими традициями. Итальянский фашизм строил свою модель общества на корпоративно-государственной основе, а германский национал-социализм - на рассово-этнической.

Праворадикальный тоталитаризм ставит своей целью укрепить в либеральном обществе существующий порядок без коренной его ломки, посредством возвеличивания роли государства, упразднения отдельных общественных институтов и элементов, подобно тому как Гитлер прилагал все усилия, чтобы уничтожить коммунистов, социал-демократов и проживавших на территории Германии евреев, цыган; создать некое новое общество.

Одну из крайних форм тоталитаризма представляет фашистский режим, который прежде всего характеризуется националистической идеологией, представлениями о превосходстве одной наций над другими (господствующей нации, расы господ и т. д.), крайней агрессивностью. Фашизм основывался на необходимости сильной беспощадной власти, которая держится на всеобщем господстве авторитарной партии, на культе вождя.

Как разновидность фашизма выступает национал-социализм, который нередко рассматривают как отдельную форму тоталитарного режима.

Фашизм - правоэкстремистское политическое движение, возникшее в обстановке революционных процессов, охвативших страны Западной Европы после первой мировой войны и победы революции в России. Впервые он был установлен в Италии в 1922 г. Итальянский фашизм тяготел к возрождению величия Римской империи, установлению порядка, твердой государственной власти. Фашизм претендует на восстановление или очищение народной души, обеспечение коллективной идентичности на культурной или этнической почве. К концу 30-х годов фашистские режимы утвердились в Италии, Германии, Португалии, Испании и ряде стран Восточной и Центральной Европы [34, c. 78].

Фашизм, как правило, основывается на националистической, расистской демагогии, которая возводится в ранг официальной идеологии. Целью фашистского государства объявляется охрана национальной общности, решение геополитических, социальных задач, защита чистоты расы.

Главная посылка фашистской идеологии такова: люди отнюдь не равны перед законом, властью, судом, их права и обязанности зависят от того, к какой национальности, расе они принадлежат. Одна нация, раса при этом объявляется высшей, основной, ведущей в государстве, в мировом сообществе а посему достойной лучших жизненных условий. Другие нации или расы, если и могут существовать, то всего лишь как неполноценные нации, расы, они в конечном счете должны уничтожаться. Поэтому фашистский политический режим - это, как правило, человеконенавистнический, агрессивный режим, ведущий в итоге к страданиям прежде всего своего народа. Но фашистские режимы возникают в определенных исторических условиях, при социальных расстройствах общества, обнищании масс. В их основе лежат определенные общественно-политические движения, в которые внедряются националистические идеи, популистские лозунги, геополитические интересы и т. п.

Милитаризация, поиск внешнего врага, агрессивность, склонность к развязыванию войн и, наконец, военная экспансия определенным образом отличают фашизм от иных форм тоталитаризма.

Для фашистского режима характерны опора на шовинистические круги крупного капитала, слияние государственного аппарата с монополиями, военно-бюрократический централизм, который ведет к упадку роли центральных и местных представительных учреждений, рост дискреционных полномочий исполнительных органов Государственной власти, сращивание партий профсоюзов с государственным аппаратом, вождизм. При фашизме происходит разрушение общечеловеческих правовых и моральных ценностей, растет произвол, упрощается карательные процедуры, ожесточаются санкции и вводятся превентивные меры, разрушаются права и свободы личности, увеличивается число деяний, признаваемых преступными. Государство при фашизме неимоверно расширяет свои функции и устанавливает контроль над всеми проявлениями общественной и личной жизни. Уничтожаются либо сводятся на нет конституционные права и свободы граждан. В отношении других прав граждан часто допускаются нарушения со стороны властей и открыто демонстрируется пренебрежение к правам личности, в противовес им подчеркиваются государственные приоритеты, основанные на «великой», «исторической» национальной идее. Противопоставление интересов государства и гражданина решается в пользу государственных интересов, зачастую ложно понятых и провозглашенных. Фашизм питается националистическими, шовинистическими предрассудками, заблуждениями. Он использует сохраняющиеся национальные структуры в обществе для достижения своих целей, для натравливания одних наций на другие. Фашистское право - это право неравенства людей прежде всего по критерию их национальной принадлежности.

В настоящее время фашизм в его классической форме нигде не существует.

Однако всплески фашистской идеологии можно увидеть во многих странах. Фашистские идеологи при поддержке шовинистических, люмпенизированных слоев населения активно борются за овладение государственным аппаратом либо, по крайней мере, за участие в его работе

Подытоживая рассматриваемую главу хотелось бы обратить внимание на то, что фашистская и национал-социалистическая идеология не имела единой научной основы и теоретической целостности. Она представляла из себя скорее причудливую смесь самых разнородных элементов: новейших индустриалистских проектов, древних иррациональных мифов, романтизации насилия и вождизма, соединения господства и бунтарства, активизма и покорности, волюнтаризма и нивелировки личности. Некоторые исходные положения фашистской доктрины были сформулированы Б.Муссолини, а затем развиты итальянскими и немецкими идеологами [28, с. 77].

Отрицание гуманистической самоценности индивида (или группы индивидов подчинение человека абсолютному, тотальному целому - нации, государству, фашистской партии. Отдельный индивид признается лишь постольку, "поскольку он совпадает с государством, представляющим универсальное сознание и волю человека в его историческом существовании". Германские национал-социалисты также провозглашали, что "общая польза выше личной пользы".

Это служило обоснованием национализма. Растворяя личность в нации, ограничивая общественные проявления как "бесполезные и вредные" свободы, фашизм поощрял те черты, которые считал соответствующими природе человека. Такими "существенными" свободами объявлялась возможность беспрепятственной борьбы за существование, агрессия и частная экономическая инициатива. Провозглашалась первичность коллектива: нация представлялась "высшей личностью", государство - "неизменным сознанием и духом" нации, а фашистское государство - "высшей и самой мощной формой личности". В различных теориях сущность нации трактовалась соответственно традициям этих стран. Так, в итальянском фашизме главными признаками считались не столько этническая природа, раса или общая история, сколько "единое сознание" и "общая воля". Немецкие нацисты рассуждали о "расово-биологических факторах", о "народном сообществе людей немецкой крови и немецкого духа в сильном, свободном государстве". Фанатический расизм национал-социалистов был апогеем фашистского национализма. Они ратовали за "этническую чистоту", "расовую гигиену", объявили уничтожение "неполноценных" людей и народов способом обеспечить благосостояние своей нации.

Вождистская партийная диктатура вместо представительной демократии или общественного самоуправления. С точки зрения фашизма, "неравенство неизбежно, благотворно и благодетельно для людей". Как представительную демократию, так и общественное самоуправление фашисты обвиняли в "тирании числа", в ориентации на равенство и "миф прогресса", в слабости, неэффективности и "коллективной безответственности". Они провозгласили собственную доктрину "организованной демократии", поскольку подлинная власть народа - это реализация "национальной идеи" фашистской партией. Такая партия, "тоталитарно управляющая нацией", должна не выражать интересы отдельных социальных слоев или групп, а сливаться с государством, ведь только они вместе выражают "волю" и "дух" нации. Демократические волеизъявления в форме любых выборов, в том числе в самой партии, излишни. Соответственно принципу "вождизма", фюрер или дуче и их окружение, а затем и вожди более низких рангов концентрировали в себе "волю нации". Принцип принятия всех важных решений в "верхах" и бесправия "низов" официально считался оптимальным.

Вместе с тем проявлялось стремление опираться на активность масс, индоктринированных фашистской идеологией. При посредстве разветвленной сети корпоративных, социальных и воспитательных учреждений, массовых собраний, торжеств и шествий фашистское партийное государство стремилось преобразовать самую сущность человека, дисциплинировать его, захватить и полностью контролировать его дух, сердце, волю и разум, формировать его сознание, характер, воздействовать на его желания и поведение. Унифицированные пресса, радио, кино, спорт, искусство были целиком поставлены на службу фашистской пропаганде, призванной мобилизовывать массы на решение очередной задачи, определенной вождем.

Корпоративное "социальное государство" вместо классовой борьбы. Идея единства нации-государства - одна из краеугольных в идеологии фашизма. Интересы различных классов считались не антагонистичными, а взаимно дополняющими друг друга и подлежащими организации в рамках нового государства. Поэтому каждой социальной группе с общими экономическими задачами - как трудящимся, так и предпринимателям данной отрасли - надлежало образовать корпорацию. Социальное партнерство труда (работника) и капитала (предпринимателя) объявлялось основой производства в интересах нации. Труд, включая предпринимательскую и управленческую деятельность, - это "социальный долг", охраняемый государством, экономика рассматривалась как единое целое, а социальное партнерство обязывало "верности между предпринимателем и коллективом как между вождем и ведомыми для совместного труда, выполнения производственных задач и на благо народа и государства". Национал-социалисты ввели в Германии всеобщую трудовую повинность, а партийная программа провозглашала: "Первая обязанность каждого гражданина государства - трудиться духовно и физически ради общего блага" [28, с. 78].

Мелкособственнический "антикапитализм". Программы фашистских движений содержали набор положений, направленных против господства крупных собственников. Итальянские фашисты обещали в 1919 г. ввести прогрессивный налог, конфисковать 85% военных прибылей, передать землю крестьянам, установить 8-часовой рабочий день, обеспечить участие рабочих в управлении производством, национализировать некоторые предприятия. Германские национал-социалисты в 1920 г. требовали уничтожить "процентное рабство", финансовую ренту и прибыли монополий, ввести участие рабочих в прибылях предприятий, ликвидировать крупные универмаги, конфисковать "еврейский капитал" и доходы военных спекулянтов, огосударствить тресты.

В отличие от фашизма, марксистская идеология, исходя из традиций гуманизма Просвещения, социально-экономического и политического анализа капитализма, провозглашала задачу всестороннего освобождения трудящихся. Коммунистическое общество, основанное на принципах интернационализма, замены частной собственности общественной, а государства - самоуправлением людей труда, представлялось как "ассоциация, в которой свободное развитие каждого является условием свободного развития всех". В то же время, опираясь на опыт буржуазных революций марксисты полагали, что и переход от капитализма к социализму сможет осуществиться вероятнее всего посредством насильственного революционного завоевания политической власти и переходного периода, когда государство временно (до его отмирания) примет авторитарную форм диктатуры пролетариата.

В итоге марксистская революционно-социалистическая идеология была вытеснена и заменена сталинистско-тоталитарной.

Новые властители СССР вовсе не собирались создавать систему свободного безгосударственного общественного самоуправления, хотя и продолжали объявлять это целью в очень далекой перспективе. Они именовали свои идеи "марксистско-ленинскими" лишь для того, чтобы подчеркнуть легитимность собственной власти. В действительности же утвердилась тотально-этатистская система, причем обоснование ее менялось в зависимости от политических потребностей, сталинизм сочетал в себе самые разнородные элементы: черты раннекапиталистического первоначального накопления, тоталитарность индустриалистского "общества-фабрики" и традиции восточного, "азиатского" деспотизма. Идеология и практика сталинизма, постепенно внедрявшиеся со времени "великого перелома", претерпели в своем развитии немало изменений. Стоит выделить лишь некоторые существенные элементы этой разновидности тоталитаризма.

Сталин обосновал и внедрил в общественное сознание постулат о "Социализме в одной стране", противопоставленный исходной интернационалистской установке на продвижение к социализму усилиями трудящихся всего мира. Это позволяло ему не только монополизировать роль теоретика, но и оправдывать свои действия в двух направлениях. Во-первых, он мог применять все более жесткие принудительные методы для индустриализации города и коллективизации деревни, как непременных предпосылок "построения социализма". Условия "закрытого общества" давали возможность нивелировать потребности на низком уровне. Во-вторых, становились возможными постепенное вытеснение идей интернационализма и подмена их "советским патриотизмом" и русским национализмом, подчинение интересов зарубежных коммунистов задаче укрепления и защиты СССР, как "отечества всех трудящихся", что особенно ярко проявилось в годы второй мировой войны. В послевоенные годы утвердился неприкрытый великодержавный шовинизм. Мотивы действий бюрократии были не расово-этническими, как у нацистов, а государственно-патриотическими. Она сделала ставку на самый крупный народ страны, видя в нем основу для консолидации государства. Поэтому было объявлено, что "великий русский народ" является наиболее "выдающейся нацией" из всех, входящих в состав Советского Союза, его "руководящей силой [35, с. 247].

Сталинское государство сосредоточило в своих руках небывалую власть во всех сферах жизнедеятельности общества, которая обеспечивалась монопольной собственностью государства на землю, недра и средства производства, транспорта и коммуникаций, монополией внутренней и внешней политики, централизованным командным управлением экономикой. Непререкаемым диктатом в области образования, культуры, науки, агитации и пропаганды, репрессивным подавлением всех неформальных горизонтальных связей и любого инакомыслия. Оно воспринимало себя как вершину исторического прогресса человечества, как наиболее совершенный механизм оптимального и бескризисного управления всеми аспектами общественной жизни.

Сталинизм изменил теорию классов и классовой борьбы, которую марксизм считал способной вскрыть пружины развития общества и государства. Он провозгласил ложный тезис об "обострении классовой борьбы" по мере "продвижения к социализму". Этот постулат использовался для неоднократно осуждавшейся марксистами принудительной экспроприации крестьянства под предлогом коллективизации и ликвидации кулачества как класса, для оправдания государственного терроризма. "Классовый подход" был объявлен единственным мерилом в политике, идеологии, психологии и морали. социальная иерархия и неравенство стали рассматриваться как естественные и справедливые.

Отрицание ценности человеческой личности (если речь не шла о личности вождя). Сталинизм воспринимал рядового человека как "колесико и винтик" советского государства - носителя разума и коллективного опыта. В марксистской традиции было принято считать народные массы движущей силой истории и отодвигать на второй план действия личностей, как "обыкновенных", так и претендующих на роль "героев". Теперь же произошло смещение понятий. О народе по-прежнему много говорили, но все чаще подчеркивали, что народ нуждается в руководстве, и что только под водительством партии он на что-либо способен. Зато систематически внедрялся в сознание людей образ всезнающего и мудрого вождя. Сначала это делалось путем сакрализации умершего Ленина. Потом при помощи фальсификации истории революции и вытеснения из нее всех ближайших соратников Ленина была разработана идея о "двух вождях". Восторжествовал типичный для тоталитаризма культ сильной личности, олицетворяющей сращение партии и государства.


4. Современные тоталитарные тенденции и тоталитарная практика


Фридрихом и Бжезинским была высказана мысль о том, что с течением времени тоталитаризм будет эволюционировать в сторону большей рациональности, сохранив свои основополагающие конструкции для воспроизводства власти и общественных порядков. Иными словами, источник опасности для тоталитаризма они видели во вне системы. Жизнь в основном подтвердила эту мысль, хотя продемонстрировала и внутренние факторы дестабилизации этого порядка.

Как показала история, система власти, построенная на главенстве моноидеологии и соответствующей ей структуре политических институтов и норм, не способна гибко приспосабливаться к интенсивной динамике сложносоставных обществ, с выявлением гаммы их разнообразных интересов. Это - внутренне закрытая система, построенная на принципах гомеостаза, борющаяся с внутренним вакуумом, которая движется по законам самоизоляции. Поэтому в современном мире тоталитаризм не может обеспечить политические предпосылки ни развития рыночных отношений, ни органичного сочетания форм собственности, ни поддержку предпринимательства и экономической инициативы граждан. Это политически неконкурентная система власти [20,с. 111].

В условиях современного мира ее внутренние источники разложения связаны, прежде всего с распадом экономических и социальных основ самовыживания. Социальная база тоталитарных режимов узка и не связана с повышением общественного положения наиболее инициативных и перспективных слоев общества. Действуя только мобилизационными методами, тоталитаризм не способен черпать необходимые для общественного прогресса человеческие ресурсы. Складывающаяся в этих обществах крайняя напряженность статусного соперничества, ненадежность повседневного существования личности, отсутствие безопасности перед лицом репрессивного аппарата ослабляют поддержку данного режима. У последнего же, как правило, отсутствует способность к критической саморефлексии, способной дать шанс для поиска более оптимальных ответов на вызовы времени.

Страх и террор не могут вечно преследовать людей. Малейшее ослабление репрессий активизирует в обществе оппозиционные настроения, равнодушие к официальной идеологии, кризис лояльности. Вначале, сохраняя ритуальную преданность господствующей идеологии, но и не в силах сопротивляться голосу рассудка, люди начинают жить по двойным стандартам, двоемыслие становится признаком рефлектирующего человека. Оппозиционность воплощается в появлении диссидентов, чьи идеи постепенно распространяются и подрывают идеологический монополизм правящей партии.

Но, видимо, главным источником разрушения и невозможности воспроизводства тоталитарных порядков является отсутствие ресурсов для поддержания информационного режима моноидеологического господства. И дело не только в социальных основаниях этого глобального для современного мира процесса, когда развитие личности и человечества неразрывно связано с конкуренцией мнений, постоянным переосмыслением индивидами программ, духовным поиском. Существуют и чисто технические предпосылки нежизнеспособности тоталитарных систем. К ним относятся, в частности, современные процессы обмена сообщениями, нарастание интенсивности и технической оснащенности информационных потоков, развитие коммуникативных контактов различных стран, развитие технической инфраструктуры, связанное с появлением массовых электронных СМИ, развитием сети Интернет. Коротко говоря, качественное изменение информационного рынка не может не вовлечь в новые порядки даже те страны, которые пытаются искусственно изолировать свое информационное пространство от проникновения «чуждых» идей. А разрушение системы единомыслия и есть основная предпосылка крушения тоталитаризма.

Таким образом, можно заключить, что тоталитарные политические системы характерны в основном для стран с пред- и раннеиндустриальными экономическими структурами, дающими возможность организовать монополизацию идейного пространства силовыми методами, но абсолютно не защищенных перед современными экономическими и особенно информационно-коммуникативными процессами. Поэтому тоталитаризм -- это феномен только XX в., данный тип политических систем смог появиться лишь на узком пространстве, которое предоставила история некоторым странам [36, с. 297].

Тем не менее, и у тоталитаризма есть некоторые шансы на локальное возрождение. Ведь многие десятилетия террора сформировали у населения этих стран определенный тип культурных ориентации, который способен воспроизводить соответствующие нормы и стереотипы, независимо от сложившихся политических условий. Не удивительно, что на постсоветском пространстве сегодня нередко складываются своеобразные протототалитарные режимы, при которых не действуют оппозиционные СМИ, руководители оппозиции подвергаются репрессиям и даже физическому уничтожению, безраздельно властвует патриархальщина и откровенный страх перед властью. Поэтому окончательное уничтожение призрака тоталитаризма органически связано не только с наличием демократических институтов и вовлечением стран и народов в новые информационные отношения. Колоссальное значение имеют и понимание людьми ценностей демократии и самоуважение, осознание ими как гражданами своей чести и достоинства, рост их социальной ответственности и инициативы [35, c. 41].

После цепи бархатных революций в Восточной Европе и краха СССР (1989-92 гг) западный мир вздохнул с облегчением - тоталитаризм как явление мировой политики сошел со сцены истории. В мире остались лишь несколько мелких тоталитарных режимов и отдельных тоталитарных сект, разбросанные по разным странам. Немедленно было объявлено о полной и окончательной победе западного образа жизни, который было предложено заимствовать всем остальным жителям планеты - концепция общечеловеческих ценностей в рамках западного универсализма. В рамках данной концепции был сформулирован тезис о «конце истории» [38].

Однако период расслабленной эйфории для Запада быстро закончился, и на смену ему пришел период отрезвления. Оказалось, что снятие противоречия «капитализм-коммунизм», напряжение которого было одним из основных двигателей мировой истории 20-го века, отнюдь не привело человечество в тихую гавань. Проявились другие противоречия, которые до этого оставались в тени, главным из которых стало противостояние «Север-Юг». Реакцией на регистрацию роста данного напряжения в западном общественном сознании явилась, в частности, другая политико-философская концепция - концепция борьбы цивилизаций [39, с.33-48].

Наряду с указанными выше, в мире развиваются социальные напряжения, создаваемые глобализацией [39, с.35], - осознанием процессов, связанных (1) с развитием крупных корпораций, каждой из которых уже становятся малы размеры одной страны, (2) с возникновением проблем, которые можно идентифицировать как общечеловеческие, ибо их масштаб уже превышает возможности одной страны и требует объединения усилий многих стран, и (3) с развитием транспорта и коммуникаций, снимающих временные издержки операций в глобальном масштабе.

Локальные напряжения от противоречий внутри государств, пытающихся решить проблемы своего развития, дополняют получающуюся картину.

В конечном итоге каждое государство находится в поле социальных напряжений, получающемся в результате интерференции перечисленных компонентов. При этом многие противоречия имеют сложную природу. Например, в рамках борьбы различных групп государств за униполярность-многополярность мировой системы можно увидеть взаимодействие напряжений универсализма, борьбы цивилизаций и глобализации. Противоречия вокруг дохийского процесса обусловлены противостоянием «Север-Юг» в условиях глобализации. Проблемы развития стран третьего мира часто усугубляются компрадорами - порождением глобализации и экспансии западной культуры (универсализм). И т.д.

Одной из реакций социума страны на подобные напряжения является принятие на вооружение тоталитарных практик с целью разрешения противоречий, лежащих в основе данных напряжений. Данная работа посвящена анализу подобных тоталитарных альтернатив.

XIX век был показательным в плане реализации тоталитарных систем в мировом масштабе. При этом цена данных экспериментов для человечества оказалась запредельно высокой. Сначала это были человеческие потери становления государств, выбравших данную альтернативу разрешения внутренних и внешних противоречий. Потом - ограничение экспансии нацизма - 2-я мировая война - потери как человеческие, так и финансово-экономические. Затем «холодная война» с ее гонкой вооружений привела к значительным финансово-экономическим потерям, и отвлечению ресурсов от задач развития человечества. Значительность оплаты тоталитарных экспериментов людьми требует внимательного управления риском возврата тоталитаризма в обществах различных типов.

Триумф тоталитаризма в первой половине 20-го века породил в 40-х годах первую волну исследований причин данного явления [40, с. 79]. Потом в 50-х годах прошла вторая волна, которая мне кажется менее интересной в силу излишней политической ангажированности авторов. Тем не менее в политологической литературе закрепилось определение тоталитарного государства из работы через комплекс из шести признаков, определяющих так называемый «синдром тоталитаризма». Данные признаки включают в себя (1) официальную идеологию, обязательную для всего населения страны, которая, отрицая предшествующий общественный порядок, зовет людей к некому идеалу общественного устройства для всего человечества, (2) единственную массовую партию, возглавляемую, как правило, одним лидером, и стоящую либо над государственной бюрократией, либо тесно сросшуюся с ней, (3) полный контроль партии и бюрократии над силовыми структурами государства, (4) полный партийный контроль над средствами массовой информации, (5) наличие системы репрессивных органов, которые используют всю широту методов физического и психологического воздействия на людей, (6) централизованное бюрократическое руководство экономикой страны.

При этом авторы [41, с. 247] связывают тоталитаризм лишь с индустриальной фазой развития человечества, выпуская из внимания как теоретическое наследие в этом направлении (идеальное государство Платона, системы Мора, Кампанеллы, Фурье, Сен-Симона), так и практическое использование тоталитарных практик (Спарта в Древней Греции, Испания времен инквизиции), случавшееся ранее. Если же задуматься о сути тоталитаризма, как социального явления, то основной его характеристикой в человеческом измерении будет тотальный контроль государства за всем населением страны, за всеми социальными процессами. И ответ на вопрос: «А зачем это надо?» сразу же приводит к сути явления: тоталитаризм - это способ реализации большого утопического социального проекта (БУСП). Первым на связь тоталитарных практик с БУСП обратил внимание К. Поппер [24, с. 79].

Действительно, задача построения «нового мира», не имеющего корней в настоящем, является настолько глобальной, что она естественно требует концентрации всех общественных ресурсов. Организация такого проекта вне государства невозможна, поэтому естественным образом государство становится проектным офисом провозглашенного БУСП. Любой проект имеет два измерения - мобилизацию и управление материальными ресурсами, и мобилизацию и управление человеческими ресурсами. Возникает необходимость в централизованном управлении экономикой, и обществом в целом, с созданием соответствующих средств и методов контроля «проектного офиса БУСП» - государства - за управляемыми системами.

Обычно в рамках БУСП одной из задач является создание «нового человека», удовлетворяющего запросам нового общества. Это значит, что (1) в текущем обществе «овечки» должны быть отделены от «козлищ», и (2) должна быть налажена работа по продвижению «новой» система личностных ценностей среди людей. Естественным образом получаем массовую партию из носителей «новых» ценностей, и тотальный контроль за СМИ и системой образования с целью угнетения «козлиных» черт в человеке, и культивирования «новых» черт. А для чрезмерно активных «козлищ» создается система сепарации, то есть отделения данных «козлищ» от общества с тем, чтобы они не мешали строить «новый мир».

Мы видим, что простое требование по организации процесса реализации БУСП естественно порождает структуру, удовлетворяющую всем шести требованиям «синдрома тоталитаризма» в функциональном плане. Формальные признаки «синдрома тоталитаризма» кроме идеологии БУСП охватывают еще бюрократизацию жизни и культивирование коллективизма. На мой взгляд эти формальные признаки определяются главным образом уровнем развития управленческих и коммуникационных технологий.

Действительно, в течение длительного времени иерахическая бюрократическая система является наиболее эффективным посредником как для передачи управляющих сигналов от центра общественной системы к ее периферии, так и для сбора и агрегирования информации, необходимой центру для принятия решений. Именно это порождает бюрократизацию всех сторон жизни при наличии воли к тотальному управлению и полному контролю за всеми существующими общественными процессами.

При недостаточном развитии коммуникационных технологий наиболее эффективным способом организации тотального контроля за людьми является внедрение коллективной ответственности. То есть люди делятся на группы в соответствии с различными критериями, и группа объявляется ответственной за человека. При небольшом размере группы люди обычно знают друг о друге почти все, что позволяет установить практически полный контроль над каждым человеком. Если, конечно, удастся решить проблемы групповой антисистемной солидарности. Идеологически эта технология обычно оформляется приоритетом коллективных ценностей перед индивидуальными, и внедрением «холистского» понимания социальной жизни: человек - это часть коллектива, и без коллектива он - ничто.

Таким образом, единственной необходимой предпосылкой возникновения в обществе предложения тоталитарной альтернативы развития является БУСП - большой утопический социальный проект, который является реакцией на социальные напряжения, вызванные общественными противоречиями. В [42, с. 96] со ссылкой на А.Н. Бердяева прозвучала великолепная мысль: «Тоталитаризм - это политизация утопии», которая прекрасно иллюстрирует основной вывод из проведенного в данном разделе рассмотрения.

Но предложение тоталитарной альтернативы общественного развития не выйдет за пределы маргинальных сект, если не возникнет общественного спроса на подобную политику. О причинах возникновения подобного спроса задумывались многие, и все их результаты хорошо ложатся в концепцию, которую можно обозначить понятием «Бегство от свободы», предложенном в [40,с. 28].

В данной работе Э. Фромм вывел мотивы «бегства от свободы» людей из анализа процесса социализации человека. Результирующая модель Фромма хорошо определяется следующими словами: «Человек перерастает свое первоначальное единство с природой и с остальными людьми, человек становится «индивидом»-и чем дальше заходит этот процесс, тем категоричнее альтернатива, встающая перед человеком. Он должен суметь воссоединиться с миром в спонтанности любви и творческого труда или найти себе какую-то опору с помощью таких связей с этим миром, которые уничтожают его природу и индивидуальность» [40, с. 29]. Т.е. Фромм выводит принятие человеком коллективистских ценностей в ущерб индивидуалистским из некомфортности переживания им своего исторжения из тепла холистического мировосприятия. Данное переживание может в некоторых условиях породить садо-мазохистские комплексы в психике человека, гармонизирумые в тоталитарных структурах.

На мой взгляд эксплуатация ужасов индивидуализации людей при объяснении процессов 20-го столетия неуместна. Эти переживания были актуальны при разложении родового строя, и, как показал К. Поппер в своем анализе политических концепций Платона [24], могли оказать существенный вклад тоталитарную модель последнего. Но со времени Возрождения, когда произошла стабилизация социального «Я», прошло уже 6 веков - достаточное время для того, чтобы освоиться с холодом экзистенциального одиночества.

На мой взгляд, механизм «бегства от свободы» в первой половине XIX-го века был более рационален. Что действительно произошло с развитием капитализма, так это распространение «капиталистической этики», густо замешанной на протестантизме в пуритано-кальвинистской интерпретации, которое благословило сброс элитой своей ответственности за управляемых. Люди неожиданно обнаружили себя вне институтов социальной поддержки, существовавших в традиционных обществах, и наедине с бездушным капиталистическим монстром, для которого все они представляют собой лишь ничтожных грешников, отвергнутых Богом. И естественно они оказались готовы сменить такое свое текущее состояние, связанное с нещадной эксплуатацией их труда для одних (рабочие и служащие) и перспективой массового разорения для других (крестьяне, средний класс и мелкая буржуазия), на относительный комфорт существавание в системе, которая их предохраняет от падения в социальную бездну при возникновении неблагоприятных жизненных условий, таких как, например, недостаток капитала, чтобы пережить очередной экономический кризис, или безработица, или просто наступление старости.

При этом социальная неуверенность может возникнуть и у правящих классов при виде перспективы понижения уровня жизни от необходимости делиться с трудящимися в плане построения общенациональной системы социального страхования. В этом случае верхние слои общества могут провести тоталитарную мобилизацию лишь внутри себя, с тем, чтобы уменьшить свои политические риски от либерального и рабочего движений.

Напряжения, возникшие при распаде СССР и последующем развитии вновь образовавшихся государств, не могли не отразиться на предложении тоталитарных альтернатив. В частности, в Туркмении и в Узбекистане утвердились тоталитарные режимы фундаменталистского толка. К счастью, в других постсоветских государствах тоталитарные практики пока остались на уровне маргинальных сект.

В России на всероссийском уровне можно найти группы разного типа. Среди них есть те, кто предлагает различные варианты фундаментализма (как православного фундаментализма, так и подправленной модели советского прошлого), а также фашизма (гегемония русского этноса) [43, с.19]. Есть также те, кто является сторонником установления толеристского режима, имея целью быстро перенять западные социальные и поведенческие стандарты. На региональном уровне можно найти различные фундаменталистские течения религиозного и светского типов, причем один из вариантов фундаментализма является действующей практикой в Чеченской республике. Существуют также зародыши локальных фашистских движений, основанные на местечковом национализме.

В Украине сильным общественным движением является украинский национализм, в рамках которого есть и фашистская альтернатива. Есть также предложение фундаментализма советского образца. В дополнение к этому, существующая коррупция и неспособность элиты стабилизировать общество могут привести к возникновению как спроса на социальный вариант фашизма со стороны народа, так и на «верхушечный» вариант фашизма со стороны элиты. Причем последние варианты фашизма будут иметь более широкую базу, чем уже существующий этнический вариант, а именно украинскую нацию в целом, включая и русскоязычные группы населения.

Если взять к примеру западные страны, то Соединенные Штаты Америки и их социальная и экономическая политика в 1930-е гг. имела черты, схожие с политикой СССР, Германии и Италии того периода. Так, следуя «Новому курсу», президент Франклин Рузвельт ввёл субсидии сельскому хозяйству, установил минимальный размер оплаты труда, учредил систему социального обеспечения и внёс элементы централизации и планирования в экономику. В связи с подготовкой к войне, делались попытки сместить акцент в экономике от получения прибыли на «реальное» производство. В то же время специальные условия в социальных программах фактически сделали их доступными только для белого населения, исключив из них большинство негров и латино-американцев [32, с. 148]. Во время войны свыше ста тысяч американцев японского происхождения были направлены в концентрационные зоны. Эстетический антураж режима, в частности, культ образа мускулистого рабочего и т.д., был также вполне характерен для США 1930-х гг.

Как пишет историк Дм. Шляпентох, в послевоенные годы государство продолжало активно участвовать в управлении экономикой, при этом акцент по-прежнему делался на «реальное» производство и постоянное планируемое повышение качества товаров. Это сочеталось с репрессиями: «маккартизм» не сильно отличался от так называемой «борьбы с космополитизмом» в послевоенном СССР. По мнению Шляпентоха, эти тоталитарные черты американской экономики и политики обеспечили правящей верхушке массовую поддержку среди населения и способствовали борьбе США с Советским Союзом на ранней стадии «холодной войны» [44, c.39].

Буш, Джордж (младший). По мнению известного лингвиста и анархо-синдикалиста Ноама Чомски, администрация Буша пользовалась арсеналом тоталитарных технологий господства при вторжении в другие страны.

Современные США по мнению некоторых авторов также склонны к тоталитаризму. Например, А. Богатуров ставит диагноз политической системе США как «Тоталитарная демократия по Бушу». Бывший член Итальянской коммунистической партии, а ныне социалист Джульетто Кьеза высказывается жёстче: «американское общество уже находится вне рамок демократии, там установилась тоталитарная система, особенно в области информации, которая не позволяет гражданам Америки выслушивать разные точки зрения на те или иные проблемы» [19].

Таким образом, массовый общественный спрос на тоталитарные практики возникает во время больших социальных напряжений, созданных существующими общественными противоречиями, при условии слабости институтов социального страхования. То есть, когда достоинства свободы обесцениваются тяжестью бремени ответственности.

Подводя итоги вышеизложенной главе, следует отметить, что тоталитаризм и в на современном этапе имеет различные токлования и разновидности. Эти различия проявляются в форме правления государства, методах управления государством, степени свободы личности, правового положения индивида в обществе.


Заключение


Политический режим представляет собой совокупность методов, приемов, средств осуществления политической власти. Он характеризует определенный политический климат, существующий в той или иной стране в определенный период ее исторического развития. Е. Вятер писал: «Под политическим режимом я понимаю систему конституционных (законных) порядков и конкретное воплощение этой системы на практике» [44, c.39].

В этом определении подчеркнуто то обстоятельство, что конституционно закрепленные порядки не всегда могут соответствовать конкретному их воплощению в политической жизни.

Изучением тоталитарных и авторитарных политических режимов занимались многие политологи. В более или менее целостном виде теория политических режимов сложилась к 50-м годам нашего столетия.

Тоталитарные режимы способны эволюционировать. Так произошло после 1953 года в бывшем СССР, когда политический режим стал эволюционировать от тоталитаризма к авторитаризму.

Как свидетельствует исторический опыт, реальная политическая власть в стране может отличаться от провозглашенной в конституции формы правления. Например, в США и в бывшем СССР форма правления была одинаковой- республиканской, но реальная политическая власть- различной. Чтобы иметь точное представление о политической жизни той или иной страны, недостаточно знать только о провозглашенной в ней форме правления, необходимо еще выяснить, какой политический режим в ней господствует. В результате может получиться, что страна с монархической формой правления оказывается более демократичной, чем иная республика.

Переход к демократии, как показывает опыт, наиболее вероятен в условиях мирных перемен и происходит в трех формах.

Первая форма- реформа сверху. Так случается, когда стоящие у власти решают по своей воли воплотить программу демократических перемен. Например, в Бразилии группа генералов, захвативших в 1964г. власть, спустя некоторое время пошла на создание гражданского демократического правительства. Так же было и в Чили. Однако следует отметить, что реформы сверху- нечастое явление.

Вторая форма трансформации тоталитарных и авторитарных режимов связана со стремительным их крушением и отказом от существующих режимов в пользу демократии. В 1982г. аргентинские генералы захватили Мальвинске, (англичане называли их Фолклендскими) острова. Известно, что через короткое время английские ВВС полностью разгромили аргентинские силы. Это настолько дискредитировало аргентинских генералов, что они вынуждены были уйти в отставку и передать власть гражданскому правительству.

Можно привести и другого рода примеры отказа от существующих тоталитарных и авторитарных режимов в пользу демократии. Так было в связи с реформами, начатыми в СССР, Чехословакии, ГДР и других государствах Восточной Европы.

Третья форма трансформации - постепенное поведение реформ, основанное на согласовании действий сил, стоящих у власти, и оппозиции. Примером может быть трансформация политического режима в Испании после смерти Франко. Здесь совместные усилия правительства и короля Хуана Карлоса положили начало длительному пути прогрессивных преобразований в стране.


Список использованной литературы


1.Тоталитаризм в Европе ХХ в. Из истории идеологий, движений, режимов и их преодоления. - М., 2006. 324 c.

2.Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. - М., 2001 390 c.

3.Поппер К. Открытое общество и его враги [В 2 т.] - М., 1992. 324 с.

4.Теория права и государства: Учебник // под ред. Лазарева В.В. М.,2001. 421 с.

.Стародубский Б.А. Политические режимы европейских стран. - Свердловск, 1989. 394 c.

6.Большой юридический словарь. 3-е изд., доп. и перераб. / Под ред. проф. А.Я.Сухарева.- М.: ИНФРА-М, 2007.- VI, 858 с.

7.Социология: Энциклопедия / Сост. А.А. Грицанов, В.Л. Абушенко, Г.М. Евелькин, Г.Н. Соколова, О.В. Терещенко.- Мн.: Книжный Дом, 2003.- 1312 с.

8.Арандт Х. Истоки тоталитаризма. - М.: ЦентрКом, 1996 380 с.

9.Громыко А.Л. Генезис политического режима России. Аннотация. Вестник МГИУ. Серия «Гуманитарные науки». №2.- М.: МГИУ, 2002.- С. 178.

10.Культурология. XX век. Энциклопедия в двух томах / Гл. ред. и составитель С.Я. Левит. 379 с

11.Чомски Н. Тоталитарные технологии. Вторжения Буша не имеют ничего общего с демократизацией // Государство и право. 10 июня 2005. с. 41

12.Дамье В. Леворадикальная критика тоталитаризма // Государство и право. 2005. №4. с. 26

.Троцкий Л. Д. Сталин: В 2 т. Т. 1. М.: ТЕРРА, 1996. 354 с.

14.Черчилль У. Вторая мировая война. Книга 1. -М.: Воениздат, 1991. 512 с.

15.Дин Дж. Р. Странный союз. - М: Олма-Пресс, 2005. 450 с.

16.В. Чаликова. Комментарии к роману "1984". 459 с.

17.Восленский М. Номенклатура. 2005. 387 с.

18.Закон РК «О реабилитации жертв массовых политических репрессий» от 14 апреля 1993 года

.Арендт Х. Начала тоталитаризма// Антология мировой политической мысли. Т.2 / Отв. ред. Т.А. Алексеева. - М., 2007. 320 с.

.Арон Р. Демократия и тоталитаризм. - М., 2004.450 с.

21.Гаджиев К.С. Политическая наука: Учебное пособие. - М., 1995. 476 с.

22.Бердяев Н.А. Истоки русского коммунизма. - М., 1990. 553 с.

23.Исупов А.И.Власть при переходе от тоталитаризма к демократии. //Свободная мысль.-1993 - № 8. с. 9

24.Поппер К. Открытое общество и его враги - М., 1992. 387 с.

25.Орлова С.Ю. Власть при переходе от тоталитаризма к демократии. //Свободная мысль.-1993 - № 8.с.14.

26.Мизес Л. Социализм. Экономический и социологический анализ / Пер. Б. Пинскер. М. 1994. 184 c. c. 42

27.Хайек Ф. Дорога к рабству // Антология мировой политической мысли. Т.2 / Отв. ред. Т.А. Алексеева. М., 2007. с. 32-33

28.Стародубский Б.А. Политические режимы европейских стран. - Свердловск, 1989. 372 c. c. 74-78.

.Фридрих К., Бжезинский З. Тоталитарная диктатура и автократия // Тоталитаризм: что это такое? Т.2 / Ред. кол. Л.Н. Верчёнов и др. М., 2002. 341 c. c. 75.

30.Политология. Учебник для вузов / Под ред М.А. Василика. - М., 2005. 250 c.

31.Бердяев Н.А. Истоки русского коммунизма. - М., 1990. 321 с.

.Джилас М. Лицо тоталитаризма. - М., 2003. 397 с.

.Георгий Дерлугьян. Институционализация власти. М. 1992. 301 с.

.Мухаев Р.Т. Политология: учебник для студентов юридических и гуманитарных факультетов. - М., 2006. 375 с.

.Соловьев А.И. Политология: Политическая теория, политические технологии: Учебник для студентов вузов. - М., 2001.374 c.

.Абилов К.Е. Политические режимы современных государств. // Закон и время. 2007. с. 48

.Иржанова С. Тоталитарное государство: признаки, причины. Юрист. 2005. с.25

38.Фукуяма Ф. Конец истории? (1992)

39.Хантингтон С. Столкновение цивилизаций // Полис. - 1994. - № 1. - С.33-48.

40.Фромм Э. Бегство от свободы (1941). М.: Прогресс, 1989. 272 с.

41.Ильин И.П. Постструктурализм. Деконструктивизм. Постмодернизм.- М: Интрада. 1996. - 250c.

42.Пугачев В.П., Соловьев А.И. Введение в политологию. - М.: Аспект-Пресс, 2000. 354 с.

43.Крупкин П.Л. Восстание против Свободы (Россия, начало XXI в.) // На злобу. - 2006. - 13 дек. с. 19

44.Малько А.В. Политическая и правовая жизнь России: актуальные проблемы: Учебное пособие. - М., 2005.203 c.