Тема: Личные неимущественные права

  • Вид работы:
    Диплом
  • Предмет:
    Гражданское право
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    235,62 Кб
Личные неимущественные права
Личные неимущественные права
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

МИНОБРНАУКИ РОССИИ

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение

высшего профессионального образования

«Челябинский государственный университет»

(ФГБОУ ВПО «ЧелГУ»)

Институт права

Кафедра _________________________________________________

ВЫПУСКНАЯ КВАЛИФИКАЦИОННАЯ РАБОТА

__________________________________________________________________

(по направлению подготовки (специальности), профиля (специализации))

 

Личные неимущественные права

 

Выполнил студент___________________

академическая группа______, курс _____

очной/заочной формы обучения

_____________________________________

_________________________________

(подпись)

«____» ____________ 2016г.

 

 

ДОПУЩЕН К ЗАЩИТЕ

Протокол заседания кафедры Научный руководитель

от «___» ________2016г. № ____ Фамилия, имя, отчество_________________

Заведующий кафедрой  

Должность____________________________

Фамилия, имя, отчество________ Ученая степень ________________________

______________________________   Ученое звание _________________________

(подпись) _________________________________

(подпись)

«___» _________ 2016г. «___» _________ 2016г.

 

Челябинск

2016

Оглавление 

Введение. 3

Глава 1. Гражданско-правовая характеристика личных неимущественных прав  6

1.1 Понятие и сущность личных неимущественных прав. 6

1.2. Классификация личных неимущественных прав. 12

Глава 2. Виды личных неимущественных прав. 18

2.1 Личные неимущественные права, связанные с имущественными. 18

2.2 Личные  неимущественные  права,  не связанные с имущественными  24

Глава 3. Гражданско-правовая охрана личных неимущественных прав. 31

3.1 Международно-правовая защита личных неимущественных прав. 31

3.2 Судебная защита личных неимущественных прав. 35

3.3 Самозащита личных неимущественных прав. 51

Заключение. 61

Список использованной литературы.. 65

Приложения. 71

 

 

 

 

 

 

 

Введение

 

В соответствии со ст.150 ГК РФ личные неимущественные права считаются исключительными, они принадлежат человеку от рождения, могут являться неотчуждаемыми либо не передаваемыми иным лицам, за исключением предусмотренных законодательством случаев.

Личные неимущественные права – неимущественные отношения, возникающие между определенными субъектами вследствие личных нематериальных благ, неотделимо принадлежащих личности.

Личные права характеризуются такими понятиями, как свобода, равенство, неприкосновенность личности. Регулируются нормами гражданского права.

Данные права носят абсолютный характер и дают возможности управомоченного лица для:

-выставления требований о воздержании от нарушения его прав, в отношении неопределенного круга лиц;

-применения мер защиты в установленном законом порядке в случае нарушения его прав.

Актуальность исследования проблемы развития и реализации личных неимущественных прав граждан несомненна, она все больше стала отражать закономерные конкретно-исторические процессы укрепления демократических основ новых форм государственности. Особенно ярко это находит выражение в установлении конституционных и гражданско-правовых норм, обеспечивающих защиту личных неимущественных прав как путем применения мер государственного принуждения, так и предоставления возможности гражданам в порядке гражданского судопроизводства самостоятельно защитить свои права, свободы и законные интересы.

Социальная важность задачи комплексного обеспечения защиты личных неимущественных прав граждан обусловливает прямую необходимость ее постановки и разработки на теоретико-прикладном уровне с учетом тенденций развития современного российского законодательства.

Степень научной разработанности темы. Теоретическую основу правового регулирования защиты личных неимущественных прав граждан составили не утратившие и сегодня своей научной актуальности труды Н.Г.Александрова, С.Н. Братуся, А.В. Бенедиктова, О.С.Иоффе, С.Ф.Кечекьяна, С.А.Комарова, А.П.Коренева, Б.М.Лазарева, А.С.Прудникова, М.С.Студеникиной, В.Д.Сорокина и др. В научных трудах С.А.Беляцкина, Н.Д.Егорова, А.А.Ерошенко, Л.О.Красавчиковой, Н.С.Малеина, М.Н.Малеиной, М.Г.Прониной, С.А.Чернышевой, К.Б.Ярошенко и других юристов-цивилистов ставились и решались современные вопросы гражданско-правовой защиты личных неимущественных прав граждан. Однако, не смотря на активное обсуждение в трудах ученых-цивилистов, данная тема не теряет своей актуальности и требует комплексного исследования.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникающие в сфере защиты личных неимущественных прав в гражданском праве Российской Федерации.

Предмет исследования: теоретические достижения учёных-цивилистов различных периодов, нормы гражданского законодательства, регулирующего личные неимущественные права в гражданско-правовых отношениях, материалы правоприменительной, в том числе судебной, практики.

Цель исследования состоит в комплексном рассмотрении вопроса осуществления и защиты личных неимущественных прав.

Для достижения цели необходимо решить следующие задачи:

- рассмотреть понятие личных неимущественных прав;

- охарактеризовать виды личных неимущественных прав;

- исследовать международно-правовую защиту личных неимущественных прав;

- проанализировать судебную защиту  личных неимущественных прав;

- выявить особенности самозащиты личных неимущественных прав.

Теоретической основой являются научные достижения в теории гражданского права. В процессе написания выпускной квалификационной работы мы опирались на труды С.П. Гришаева, В.П. Мозолина, Абрамовой Е.Н, Аверченко Н.Н, Байгушевой Ю.В., Т.В. Дерюгиной, Е.Ю. Маликова, Иоффе О.С., Петрухиной Т.Г.  и многих других.

Методологическую основу работы составили общенаучные методы - диалектический метод познания общественных процессов, анализ и синтез, классификация, а также частно-научные методы - сравнительно-правовой, формально-юридический и др.

Эмпирическая основа исследования – материалы судебной практики, в том числе арбитражных судов и судов общей юрисдикции Челябинской области

Структура выпускной квалификационной работы представляет собой введение, три главы, которые включают в себя семь подпунктов, заключение и список использованной литературы.

 

 



 

 

 

 

Глава 1. Гражданско-правовая характеристика личных неимущественных прав

 

1.1 Понятие и сущность личных неимущественных прав

 

Существуют различные точки зрения ученых отно­сительно понятия «личные неимущественные права».

Е.А. Суханов рассматривает личные неимущественные права как субъективные права граждан, возникающие вследствие регулирования нормами гражданского пра­ва личных неимущественных отношений, не связанных с имущественными. Эта группа прав принадлежит кон­кретному субъекту, а именно гражданину. Гражданин данными правами пользуется в течение всей жизни. Они регулируются нормами гражданского права посред­ством действующего Гражданского Кодекса Российской Федерации[1].

Т.В. Дробышевская дает следующее определение личным неимущественным правам. Личное неимуще­ственное право - это юридически обеспеченная мера по­ведения лица в сферах физического благополучия, инди­видуализации и автономии личности[2]. Указанные права закрепляются и регулируются в действующих ис­точниках права. К этим источникам относятся в первую очередь Конституция Российской Федерации, которая обладает по отношению к другим источникам высшей юридической силой; Гражданский Кодекс Российской Федерации, федеральные законы, региональное законо­дательство, местные локальные нормативно-правовые акты. Именно благодаря им происходит координация меры поведения лица в сферах физического благополу­чия, индивидуализации и автономии личности.

В.С. Толстой уточняет, что личное неимуществен­ное право - это принадлежащая субъекту естественная возможность самостоятельно в соответствии с принад­лежащей ему автономией воли выбирать варианты соб­ственного поведения, касающиеся его существования или социального поведения[3].

Субъект, а конкретно гражданин, самостоятельно выбирает имеющиеся у него варианты поведения, ко­торые касаются его существования или поведения в социуме. В процессе выбора он является свободным и независимым. Распоряжаясь определенными личными неимущественными правами, он планирует сам, каким образом ему руководствоваться своими действиями.

Для этого должен быть четкий алгоритм действий, кото­рый направлен на принадлежащую ему возможность без всестороннего вмешательства самому решать, как ему следует поступить в той или иной жизненной ситуации.

Т.В. Дробышевская подчеркивает, что традиционно под личными неимущественными понимались права, возникающие по поводу благ, неразрывно связанных с личностью как таковой[4].

Трактовка данного понятия означает, что существу­ют права, которые возникают относительно благ, кото­рые неразрывно связаны с личностью. Человек исполь­зует в своей жизни личные неимущественные права, опираясь на наличие определенного комплекса благ, ко­торые ему предписаны, когда он родился на свет и если они сформированы на законодательном уровне.

М.Н. Малеина подчеркивает, что личным неимуще­ственным правом является субъективное право, возни­кающие по поводу нематериальных благ или резуль­татов интеллектуальной деятельности, не подлежащее точной денежной оценке, тесно связанное с личностью управомоченного, направленное на выявление и разви­тие его индивидуальности и имеющее специфические основания возникновения и прекращения[5].

В структуру личных неимущественных прав входят: право субъекта, которое возникает из материальных благ или результатов интеллектуальной деятельности, отсутствие денежной оценки, тесная связь с личностью управомоченного, индивидуальность и наличие предпо­сылок для появления и исчезновения.

В.С. Синенко уточняет, что личное неимуществен­ное право - это разновидность субъективных прав лич­ности. Данный вид субъективных прав охраняется го­сударством. Государство выступает гарантом защиты интересов личности[6].

Согласно точке зрения А.А. Серебряковой, концеп­ция личных неимущественных прав представляет собой некую универсальную правовую категорию, допусти­мую для всех отраслей частного права[7].

Понятие и сущность личных неимущественных прав рассматривается в таких отраслях частного права, как гражданское, семейное, трудовое право. Личные неиму­щественные права исследуются как особая правовая ка­тегория.

Л.Ю. Грудцина отмечает, что личные неимуществен­ные права могут быть связаны с имущественными, как, например, исключительные права на результаты интел­лектуальной деятельности и способы индивидуализации товаров и их производителей, авторские имущественные права, право на товарный знак, фирменное наименование и другие. Отличительной чертой указанной группы прав является то, что эти права основываются на мате­риальной основе, связанной с владением, пользованием и распоряжением каким-либо имуществом. Личные не­имущественные права могут быть и не связаны с имуще­ственными. Они принадлежат конкретному лицу и явля­ются неотчуждаемыми. Это право на жизнь и здоровье, право на имя, право на защиту чести, достоинства и ре­путации, право авторства, право на неприкосновенность частной жизни[8].

Признаки личных неимущественных прав состоят в следующем[9].

1.   Личные права являются правами строгого личного характера. Согласно статье 150 ГК РФ[10] они принадлежат гражданину от рождения или в силу закона, являются не­отчуждаемыми и не передаются иным лицам другим спо­собом, за исключением случаев, которые предусмотре­ны законом. Так, например, личные неимущественные права и другие нематериальные блага, которые принад­лежали умершему, могут осуществляться и защищаться другими лицами, в том числе наследниками правообла­дателя. Данный признак предполагает принадлежность личных неимущественных прав, во-первых, с момента рождения. Это означает, что гражданин, когда появля­ется на свет, наделяется этими правами. Во-вторых, лич­ные неимущественные права принадлежат гражданину в силу закона. В нормативно-правовых актах прописаны существующие виды личных неимущественных прав и каждому из них дана характеристика. Затем эта группа прав и другие нематериальные блага осуществляются и защищаются другими лицами, среди которых являются наследники правообладателя.

2.   Личные права принадлежат только гражданам. Юридическому лицу не могут принадлежать личные не­имущественные права в связи с тем, что оно является искусственным субъектом права. Например, право на деловую репутацию юридического лица связано с его имущественными правами и интересами.

3.   Личные права являются неимущественными. Ста­тья 150 ГК РФ закрепляет перечень неимущественных благ как объектов гражданских прав. Данный перечень не является исчерпывающим, т.е. объектами гражданских прав могут быть и иные нематериальные блага, в том случае если они принадлежат гражданину от рождения или в силу закона.

4.   Личные права имеют абсолютный характер. Суть данного признака состоит в том, что гражданину мо­жет противостоять неопределенный круг лиц, которые должны воздерживаться от всякого рода нарушений личных неимущественных прав граждан. Обладателю личных неимущественных прав может противостоять неопределенный круг лиц, который не должен посягать на личные неимущественные права граждан. Не допу­скается вмешательство других лиц в его личное про­странство, кроме тех случаев, которые предусмотрены законом. Поэтому гражданин имеет возможность обра­щаться с требованиями к неопределенному кругу лиц, для того чтобы они не нарушали его права. Также он мо­жет воспользоваться мерами защиты в том случае, если его право нарушено.

А.М. Гатин предлагает следующую классификацию признаков личных неимущественных прав[11].

1. Личные неимущественные права являются неотдели­мыми от личности субъекта, неразрывно связаны с ним и не подлежат отчуждению. В отличие от имуществен­ных прав они не подлежат продаже, дарению, обмену. Существование данного вида прав считается невозмож­ным вне связи с определенным конкретным граждани­ном или юридическим лицом. Личные неимуществен­ные права неотделимы от личности и взаимосвязаны. Их нельзя дарить, обменивать, продавать.

2.   Личные неимущественные права не имеют эконо­мического содержания и не основываются на товарно­денежных отношениях.

3.   Личные неимущественные права относятся к чис­лу абсолютных и бессрочных. Обладателю таких прав противостоит неопределенное количество лиц, которые обязаны воздерживаться от совершения действий, кото­рые могут нарушить его личное неимущественное благо. Несмотря на то что обязанность воздержания пассивная, только она может обеспечить эффективную и полную реализацию личных неимущественных прав.

4.   Гражданское законодательство содержит нормы, которые рассчитаны на их применение в том случае, если совершается неправомерное посягательство на лич­ные неимущественные блага граждан или организаций.

Н.А.  Темникова представляет следующую классифи­кацию признаков личных неимущественных прав[12].

1.Они не имеют экономического содержания, не свя­заны с имущественными интересами субъекта и не об­условлены ими. Личные неимущественные права невоз­можно приобрести, купить, подарить. Человек ими вла­деет именно так, что ему нет необходимости прибегать к их приобретению. Имущественные интересы субъекта в этом признаке отсутствуют.

2.Направлены на выявление и развитие индивидуаль­ности лица. Эта группа прав присуща отдельно взятому индивиду. Каждый человек по своей сути является ин­дивидуальным. Он ими пользуется при наличии опреде­ленных характерных особенностей и свойств, которые у него есть. Сама индивидуальность заключается в про­явлении черт темперамента, характера. Получается, что человек, распоряжаясь ими в процессе своей жизни, за­думывается о правильности их использования. В после­дующем он может предпринимать попытки улучшения этих черт.

3.Появляются у человека в момент рождения и нераз­рывно связаны с ним на протяжении всей жизни.

Т.П. Карнаух выделяет следующие признаки личных неимущественных прав[13]:

1)   принадлежат всем без исключения субъектам (фи­зическим лицам, а также юридическим лицам публично­го и частного права);

2)   носят неимущественный характер;

3)   являются неотделимыми от лица;

4)   не отчуждаются (Приложение 1).

В статье 150 Гражданского Кодекса Российской Федерации закреплены следующие виды личных неиму­щественных прав, которые принадлежат гражданину: жизнь, здоровье, личная неприкосновенность, честь, до­брое имя, достоинство, деловая репутация, неприкосно­венность частной жизни, неприкосновенность жилища, личная и семейная тайна, свобода передвижения, свобо­да выбора места пребывания и жительства, имя гражда­нина, авторство, иные нематериальные блага, принадле­жащие гражданину от рождения или в силу закона. Они являются неотчуждаемыми и непередаваемыми иным способом[14].

Таким образом, личные неимущественные права представляют собой те нематериальные блага, которые неразрывно связаны с личностью, принадлежат ему от рождения и являются неотчуждаемыми. В настоящее время существует несколько подходов к классификации личных неимущественных прав, а также к содержанию их признаков, основополагающими из которых являют­ся неотделимость от личности и неимущественный ха­рактер.

 

1.2. Классификация личных неимущественных прав

 

Главными особенностями (признаками) личных неимущественных прав, находящихся под защитой гражданского права, принято считать:

нематериальный характер, то есть отсутствие экономического содержания и невозможность оценки права в каком-либо эквиваленте; данная особенность не позволяет иным лицам взыскивать с объекта, обладающего личным правом;

индивидуализация личности;

неотчуждаемость и непередаваемость любым другим способом;

особые объекты личных неимущественных прав: здоровье, жизнь, неприкосновенность личная и частной жизни, честь и достоинство, семейная и личная тайна, результаты интеллектуальной деятельности и другие.

Гражданский кодекс РФ (ст.2) устанавливает два основных вида неимущественных прав (Приложение 2):

- Связанные с имущественными правами, то есть могут выступать в качестве основания для возникновения имущественных прав. Например, автор литературного произведения имеет право на получение авторского гонорара. В данном случае возникают вторичные имущественные права, которые имеют место, но могут быть и не реализованы, в случае отказа автора от гонорара.

- Не связанные с имущественными правами: неотчуждаемые права и свободы гражданина, а также, иные нематериальные блага (право на жизнь, на имя, на личный облик, на честь и достоинство и т.д.), находящиеся под защитой гражданского законодательства.

По целям личные неимущественные права делятся на:

1.направленные на обеспечение физического благополучия гражданин (право на жизнь и здоровье, право на благоприятную окружающую среду и др.);

2.способствующие индивидуализации личности (право на имя, право на защиту чести, достоинства и деловой репутации, право на опровержение и ответ, необходимые для восстановления личных неимущественных прав и т.д.);

3.обеспечивающие личную неприкосновенность граждан (право на телесную неприкосновенность, право на охрану жизни и здоровья, право на неприкосновенность личного облика и т.д.);

4.обеспечивающие неприкосновенность частной жизни, в частности, права на неприкосновенность жилища, тайну личной жизни (медицинскую, адвокатскую), тайну личного общения, тайну совершения банковских вкладов, нотариальных и следственных действий и другое.

Кроме того, личные неимущественные права разделяются по интересам на:

- неимущественные блага, тесно связанные с человеческой жизнью; неимущественные блага в области семьи и брака;

- неимущественные блага, индивидуализирующие личность в коллективе;

- неимущественные интересы, возникающие вследствие участия в общественном труде, в том числе, реализации творческих проектов;

- неимущественные блага, возникающие в области имущественных отношений[15].

Справедливости ради стоит отметить, что каждый из видов личных неимущественных прав, в какой-то мере является условным, что становится очевидным в случаях, когда одно незаконное действие влечет за собой нарушение сразу нескольких неимущественных прав, тесно связанных между собой (к примеру, нарушение права на здоровье и благоприятную окружающую среду, и т.д. ).

Личные неимущественные права, направленные на индивидуализацию личности можно классифицировать следующим образом:

 Право на индивидуальный облик. Представляет собой совокупность сведений о конкретной личности (фигуре, физических данных и т.д.), получаемых без специальных исследований. Содержание данного права включает в себя комплекс правомочий, позволяющих самостоятельно использовать свой индивидуальный облик, личное изображение. Правомочия по использованию права на индивидуальный облик дают возможность получать материальные или нематериальные выгоды, позволяют давать согласие либо запрещать использование своего облика другим лицам. Право на индивидуальный облик с 01 января 2008 года регулируется ст.152 ГК РФ.

Право на голос. Данное правомочие дает возможность использовать свой голос и по своему усмотрению распоряжаться звукозаписью. Правомочие по использованию позволяет получить материальные и нематериальные выгоды посредством своего голоса либо при передаче правомочий на использование голоса другими лицами на возмездной или безвозмездной основе.

Право авторства (Приложение 3). Неимущественные права автора возникают вследствие создания литературного или научного произведения, и наряду с автором законом определен круг лиц, которые имеют право охранять авторские права после смерти автора. Отношения между соавторами, касающиеся вопросов получения авторского права, права на неприкосновенность и обнародование, определяются по взаимному соглашению всех сторон. Неимущественные авторские права защищены законом бессрочно.

Личные неимущественные права, направленные на обеспечение личной неприкосновенности следующие:

 Право на жизнь и здоровье. Статья 150 ГК РФ определяет понятие жизни, как нематериальное благо и признается объектом гражданского права, которое, в первую очередь, определяет гарантии права на жизнь. На основании статьи 1085 ГК РФ[16] причинение увечья гражданину влечет за собой возмещение утраченного дохода, получаемого им будучи в здравии, а также возмещение нарушителем расходов на лечение потерпевшего, приобретение лекарственных препаратов, необходимость в постороннем уходе, санаторно-курортное лечение и т.д. Объем и размер возмещения устанавливается законом или договором (к примеру, на основании п.3 ст.1085 ГК РФ, в трудовой договор включаются условия об обязательном медицинском страховании работника за счет работодателя, а в соответствии со ст. 1093 ГК РФ при реорганизации юридического лица его права и обязанности по выплате данных платежей переходят к правопреемнику).

Право свободного передвижения, выбора места пребывания и жительства. В соответствии со ст.22 Конституции РФ[17] каждый человек имеет право на свободу и личную неприкосновенность, при этом право свободы передвижения и выбора места пребывания и жительства определены статьей 27 Конституции РФ и ст.18 ГК РФ. Данное нематериальное благо охраняется ст.150 гражданского законодательства.

Личные неимущественные права, направленные на защиту неприкосновенности частной жизни можно классифицировать следующим образом:

Право на личную и семейную тайну. Право каждого человека на личную и семейную тайну определено ст. 23 и 24 Конституции РФ. Данное материальное благо охраняется ст.150 ГК РФ, в которой прописано о запрете сбора, хранения и распространения информации о частной жизни определенного лица без его согласия. Вместе с тем, гражданское законодательство предусматривает специальные нормы по защите частной жизни при содействии третьих лиц: медицинская тайна, адвокатская или нотариальная тайна, банковская тайна и другое[18].

Право на неприкосновенность личной документации. Основы законодательства РФ и архивы определяют статус хранения и защиты личных документов, которые принадлежат гражданину на праве собственности и в соответствии с установленным порядком относятся к архивным документам. Субъектом права на неприкосновенность документов с содержанием личного характера может являться каждый гражданин, в том числе и отправитель письма, прибегнувший к услугам средств почтовой связи. Право на неприкосновенность телефонных переговоров возникает вследствие заключения договоров с соответствующими организациями, право на неприкосновенность документов личного характера возникает с момента придания им определенной объективной формы, при этом, содержание данного права включает правомочие гражданина вносить в документы изменения или добавления, устанавливать порядок их обработки, требовать возврата документов, изъятых (удерживаемых) незаконным путем[19].

Организации почтовой связи и их работники несут полную ответственность за неприкосновенность писем, телефонных переговоров и телеграфных сообщений. Нарушение данного права влечет за собой выплату компенсации за причиненный неимущественный вред.

Право на неприкосновенность жилища. Данное нематериальное благо регулируется статьей 25 Конституции РФ, которая определяет запрет на проникновение в жилище против воли проживающих в нем лиц, за исключением случаев, когда необходимость проникновения допускается на основании судебного решения либо в силу условий, прописанных федеральным законом.

Право на неприкосновенность жилища возникает в силу действия договора найма, членства в кооперативах, на праве собственности и т.д. Субъектом права на неприкосновенность жилища является наниматель, собственник дома (квартиры) и совместно проживающие с ним члены его семьи. Обязанность соблюдать право на неприкосновенность чужого жилища возлагается на всех граждан, включая служащих гостиниц, туристических баз и прочих учреждений.

 

 

Глава 2. Виды личных неимущественных прав

 

2.1 Личные неимущественные права, связанные с имущественными

 

Как уже отмечалось в выпускной квалификационной  работе, в предмет гражданского права входят личные неимущественные отношения, связанные с имущественными. Это отношения по созданию и главным образом использованию результатов интеллектуального творчества (произведений науки, литературы и искусства, изобретений, промышленных образцов, программ для ЭВМ и т.д.), а также средств индивидуализации товаров и их производителей (товарных знаков, фирменных наименований и т.п.).

По мнению Е.А. Суханова, особенности данной группы общественных отношений определяются нематериальной (невещественной) природой их объектов, представляющих собой идеи, образы, символы, хотя и выраженные в какой-либо материальной форме. Они, как правило, тесно, неразрывно связаны со своими создателями или носителями (ибо идея, например, изобретения, алгоритма или романа навсегда остается в голове у их создателя и не может быть безвозвратно отчуждена иным лицам даже при его желании)[20].

Особенности данной группы общественных отношений определяются нематериальной (невещественной) природой их объектов, представляющих собой идеи, образы, символы, хотя и выраженные в какой-либо материальной форме. Они, как правило, тесно, неразрывно связаны со своими создателями или носителями (ибо идея, например, изобретения, алгоритма или романа навсегда остается в голове у их создателя и не может быть безвозвратно отчуждена иным лицам даже при его желании). Тем не менее, данные объекты могут использоваться как товары, а складывающиеся по поводу такого их использования отношения приобретают товарную форму, становятся имущественными. Некоторые из них, например промышленные образцы или средства оформления индивидуализации товаров или их производителей, вообще не могут существовать вне товарного оборота. В этом и заключается взаимосвязь рассматриваемых неимущественных отношений с имущественными. Но такие отношения обычно не утрачивают и своей основной, неимущественной природы, ибо большинство из них может существовать и вне рамок товарообмена, без прямой связи с имущественной формой.

Достаточно значимым в теоретическом и практическом отношениях представляется вопрос: действительно ли личные неимущественные права, в том числе право на жизнь и здоровье, совершенно не связаны с имущественными правами, а личные нематериальные блага как их объекты с материальными благами? Этот вопрос приобретает особый интерес, так как мы утверждаем, что право человека на компенсацию вреда, причиненного жизни и здоровью, в том числе на компенсацию морального вреда, хотя и является имущественным правом, но все же производно от права на жизнь и на здоровье, в том числе на охрану здоровья. Важно проследить, насколько оправдано такое утверждение, в какой степени эти права взаимосвязаны. По этому поводу В. С. Толстой отмечает, что хотя жизнь, здоровье и иные личные нематериальные блага действительно не имеют вещественной оценки, вряд ли оправдано называть их нематериальными.

Во-первых, они имеются у субъекта, принадлежат ему с рождения. Во-вторых, они способны создавать и даже создают материальные блага, т.е. информационные объекты, которые приобретают экономическую ценность. Поэтому неимущественные права всегда в той или иной степени связаны с имущественными. Другое дело, что они неотделимы от своего субъекта, не подлежат отчуждению каким бы то ни было способом. Всякое неимущественное право тесно связано с имущественными правами как основа для формирования последних, что и дает возможность для регулирования гражданским законодательством как неимущественных, так и имущественных прав[21]. В качестве примеров такой не просто тесной, но и органической связи В. С. Толстой приводит право физического лица на использование своего внешнего облика в рекламной или иной деятельности и считает это право имущественным. Анализируя личные неимущественную и имущественную составляющие права на имя, автор указывает на возможность сделок по использованию псевдонима, на согласие лица для использования в качестве элемента товарного знака, знака обслуживания и т.п[22].

С подобным взглядом на соотношение личных неимущественных и имущественных прав невозможно не согласиться. В качестве дополнительного аргумента в пользу данного суждения можно обратить внимание на то, что личные неимущественные права, казалось бы, совершенно не связанные с имущественными, такие, как право на имя, на честь и достоинство, не говоря уже о неимущественных правах на результаты интеллектуальной деятельности, защищаются с помощью таких имущественных способов, как возмещение убытков и компенсация морального вреда. С учетом всего сказанного представляется вполне обоснованным рассмотрение в органическом единстве имущественных и личных неимущественных прав, обеспечивающих охрану жизни и здоровья человека.

Дискуссионным представляется, на наш взгляд, вопрос наследования авторских прав. Правовой статус наследника авторских прав, к которым в порядке наследования перешло исключи­тельное право на произведение науки, литературы, искусства, непосредственно связан с содержанием их субъективных прав и обязанностей.

При его определении исходят из положений тре­тьей части Гражданского Кодекса, а также ст. 1241 ГК РФ, устанавливающей переход исключительных прав на основании универсального правопреемства, и ст. 1283 ГК РФ, допускающей переход исключительного права на произведение в порядке наследования. При этом к наследнику от наследодателя переходят исклю­чительные права на использование и распоряжение произведением, а также защиту, принадлежащих ему личных неимущественных прав.

Однако, как отмечают практические исследовате­ли в области авторских прав, действующее законода­тельство, как авторское, так и наследственное, имеет пробел в регламентации авторских прав наследников. Наиболее серьезной проблемой является определение объема прав, переходящих к наследникам автора[23], что в наибольшей степени связано с объемом перехода при наследова­нии личных неимущественных прав наследодателя. Перечень личных неимущественных прав, принад­лежащих автору произведения, содержится в статьях 1265-1268 Гражданского Кодекса РФ. К таким правам, в частности, относятся: право автора на имя; право ав­торства; право на неприкосновенность произведения и защиту произведения от искажения; право на обна­родование произведения.

По данному вопросу высказывались различные точки зрения. Так, О.Е. Блинков полагает, что насле­дование осуществляется в полном объеме и к наслед­нику переходит весь комплекс как имущественных, так и неимущественных прав[24].

Было высказано и противоположное мнение. По мнению М.В. Гордона к наследникам переходят толь­ко имущественные права, в то время как личные не­имущественные права в наследственную массу не входят. В то же время он не отрицал, что наследники обладают определенными традиционно признавае­мыми правомочиями для осуществления охраны не­которых неимущественных прав автора[25].

Иной точки зрения придерживается В.Л. Чертков, замечая, что к наследнику от автора переходят право­мочия по авторским отношениям в меньшем объеме по сравнению с принадлежащими автору ранее[26].

В отношении личных неимущественных прав предлагается устанавливать неразрывность их связи с личностью автора. В этом плане показательно По­становление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.05.2012 № 9 «О судебной практи­ке по делам о наследовании[27]. Согласно п. 15 данного Постановления имущественные права и обязанности не входят в состав наследства, если они неразрывно связаны с личностью наследодателя, а также, если их переход в порядке наследования не допускается ГК РФ или другими федеральными законами (статья 418, часть вторая статьи 1112 ГК РФ).

В частности, в состав наследства не входят: право на алименты и алиментные обязательства (раздел V Семейного кодекса Российской Федерации, далее - СК РФ[28]), права и обязанности, возникшие из догово­ров безвозмездного пользования (статья 701 ГК РФ[29]), поручения (пункт 1 статьи 977 ГК РФ), комиссии (часть первая статьи 1002 ГК РФ), агентского догово­ра (статья 1010 ГК РФ).

Однако российскими учеными в области автор­ского права высказывается отличная от вышепри­веденной точка зрения о том, что личные неимуще­ственные права не входят в состав наследства. Так, А.П. Сергеев считает, что поскольку в законодатель­стве не сформулирован запрет перехода права на обнародование, то наследник может обнародовать произведение после смерти автора, если оно не было обнародовано и обнародование не противоречит его воле. Данные обстоятельства позволяют сделать вы­вод о том, что право на обнародование передается по наследству вместе с комплексом имущественных прав[30].

В.И. Еременко полагает, что правообладатель, (а значит и наследник) должен быть, по крайней мере, наделен правом как вносить в произведение измене­ния, сокращения или дополнения, так и выдавать дру­гим лицам разрешения на такие изменения, сокраще­ния и дополнения[31].

Э.П. Гавриловым отстаивается как право на не­прикосновенность, так и на обнародование произве­дения, не обнародованного при жизни автора. Он по­лагает, что с некоторыми ограничениями (частично) эти права переходят по наследству, поскольку в них имеются элементы имущественного права[32]. Право на опубликование произведения может быть ограничено в случаях, когда оно проти­воречит воле его автора, определенно выраженной в письменной форме (в завещании, письмах, дневниках и тому подобное).

А.М. Эрделевский, отмечает тесную связь между правом на опубликование о возможности опубликова­ния произведения свободой принятия решения о его опубликовании. В то же время проводит между ними различия относительно их материальности или не- материальности. Он подчеркивает, что само право на обнародование, переход которого по наследству ока­зывается возможен, не относится к числу нематери­альных благ в смысле ст. 150 ГК РФ. В то же время свобода принятия решения о возможности обнародо­вания произведения является нематериальным благом и по наследству не переходит[33].

Исходя из вышеизложенного представляется це­лесообразным законодательно закрепить переход по наследству права на неприкосновенность и права на обнародование произведения в зависимости от содер­жания в них имущественной составляющей.

 

2.2 Личные неимущественные права, не связанные с имущественными 

 

К предмету гражданско-правового регулирования относится также защита неотчуждаемых прав и свобод человека и других нематериальных благ. Речь идет о таких благах, как жизнь и здоровье человека, достоинство личности, ее честь и доброе имя, деловая репутация (последняя может касаться и юридических лиц, в ряде случаев имея также имущественный аспект), личная и семейная тайна, право на имя, неприкосновенность частной жизни и т.д. По поводу названных объектов могут складываться лишь чисто личные, неимущественные отношения, ибо они не могут стать предметом товарообмена. Данные блага неотделимы (неотчуждаемы) от человеческой личности и не могут ни передаваться другим лицам, ни прекращаться по каким-либо основаниям.

Л.О. Красавчикова вычленяет в системе личных неимущественных прав, не связанных с имущественными, два структурных уровня этих прав. В структурное подразделение первого уровня включается право на жизнь, право на здоровье, право на свободу и личную неприкосновенность, право на благоприятную окружающую среду; второго уровня — право на имя, право на честь, достоинство, право на частную жизнь, право на свободу передвижения. Она не без оснований отмечает, что применительно к личным неимущественным правам, обеспечивающим их целостность, в качестве интегрирующего фактора выступает их объект. Это, однако, не исключает выделение в указанной целостности личных неимущественных прав различного структурного уровня[34].

Согласно признанной в науке точке зрения, личные неимущественные права являются абсолютными и присущи человеку с рождения или в силу закона, а их нарушение является юридическим фактом, влекущим возникновение относительного правоотношения охранительного характера между управомоченным лицом и нарушителем[35]. Многие ученые, в частности Н.Д. Егоров, Л.О. Красавчикова, полагают, что способы защиты неимущественных прав должны по общему правилу носить неимущественный характер, что является нетипичным для гражданского права. Такой подход способен обеспечить наиболее эффективную защиту исходя из специфики защищаемого неимущественного права.

Устанавливая общий порядок применения способов защиты личных неимущественных прав, ст. 150 ГК  различает следующие ситуации:

1)   Если частный случай нарушения предусмотрен ГК (защита чести, достоинства и деловой репутации; охрана изображения гражданина; охрана частной жизни гражданина и т.д.) или другими законами (напр. ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей» предусматривает порядок компенсации морального вреда, причиненного потребителю), то способ и порядок защиты определяются в соответствии с данным законом.

2)   Если порядок защиты при конкретном нарушении не предусмотрен напрямую, то защита осуществляется «в тех случаях и пределах, в каких использование способов защиты гражданских прав (ст. 12 ГК) вытекает из существа нарушенного нематериального блага или личного неимущественного права и характера последствий этого нарушения». То есть управомоченное лицо должно оценить существо нарушенного права, характер последствий нарушения и выбрать наиболее подходящий способ защиты. Перечень способов в ст. 12 ГК не является исчерпывающим и предполагает возможность использования и «иных способов», но не любых, а предусмотренных в законе.

Такие «иные способы», не упомянутые в ст. 12, можно обнаружить в самом ГК. Например, в соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 150 ГК, «нематериальные блага могут быть защищены путем признания судом факта нарушения его личного неимущественного права, опубликования решения суда о допущенном нарушении». Данный способ защиты неимущественных прав предлагал еще И.А. Покровский, указывая, что возможность простого признания и провозглашения (pronuntiatio) факта нарушения может иметь обеспечительную функцию, поскольку потенциальный нарушитель будет осознавать риски для своей репутации от вынесения такого решения.

Можно пойти дальше и увидеть в применении этого способа защиты восстановительную функцию. К примеру, во время предвыборной кампании некое лицо проводит встречи с избирателями под именем одного из кандидатов с целью его дискредитации и создания негативного имиджа. Право на имя является одним из неотчуждаемых нематериальных благ в соответствии с п. 1 ст. 150 ГК и, очевидно, подлежит защите. В данном случае не произошло распространение порочащих честь и достоинство лица сведений, и если кандидат по каким-либо причинам не желает взыскивать моральный вред, причиненный нарушением права на имя, то признание судом факта нарушения и дальнейшее широкое распространение такого решения в СМИ может в значительной степени восстановить репутацию кандидата.

В качестве возражения применению такого способу защиты может быть высказано соображение о его нецелесообразности: любое судебное решение в пользу истца и так подразумевает признание факта правонарушения. Однако в случаях, когда такое признание факта нарушения является единственным доступным управомоченному лицу способом защиты, оно должно иметь право хотя бы на столь несовершенный способ.

Еще один «иной способ» защиты, актуальный при нарушении личных неимущественных прав, можно найти в ст. 264-268 ГПК - признание факта, имеющего юридическое значение. Е.В. Толстая полагает, что отсутствие этого способа в ст. 12 ГК является значительным упущением (статья включает лишь «признание права»)[36].  Выделяя две группы способов защиты личных неимущественных прав (обеспечивающие реализацию личных неимущественных прав и направленные на восстановление прежнего (до нарушения) положения), автор относит признание факта к первой группе. Признание факта является способом защиты, который носит неимущественный характер, однако он применяется в равной степени для защиты имущественных и личных неимущественных прав. По общему правилу, юридические факты, влекущие возникновение личных неимущественных прав, должны регистрироваться в установленном порядке, поэтому не требуют отдельного доказывания (рождение ребенка, имя и т.п.) Однако В.С. Толстой указывает на ситуации, когда для реализации права некоторые факты требуется установить в судебном порядке[37]:

когда факт нигде документально не зафиксирован;

когда имеется документ, но надо доказать его принадлежность;

когда возникает необходимость устранить несоответствие между документом и действительным событием либо между различными документами, возникшее вследствие ошибки или последующего изменения личных данных (перемена имени и т.п.).

Особенно сложной процессуальной задачей является доказывание отрицательных фактов. Например, когда в спорах о соавторстве автор объекта интеллектуальной собственности доказывает, что претендент на соавторство не принимал творческого участия в создании произведения и в лучшем случае его содействие носило технический характер.

Наконец, Н.С. Малеин полагал, что невозможность восстановления нарушенных личных неимущественных прав во многих случаях предопределяет приоритет превентивных способов защиты. В частности, он обосновывал необходимость применения таких способов, как «общественное предупреждение, порицание, выговор, денежный штраф (в доход бюджета), <...>лишение права занимать соответствующие должности (на определенный срок)»[38].  Однако эти способы защиты имеют во многом карательный характер, который присущ публичным отраслям права. Из фундаментальных признаков метода и принципов частного права следует, что неимущественные способы защиты личных неимущественных прав должны быть направлены в первую очередь на обеспечение реализации или восстановление права, а не наказание нарушителя. Реализацией карательной функции достигается публичный интерес, но защите прав конкретного лица она если и способствует, то весьма опосредованно.

Таким образом, гражданско-правовые способы защиты личных неимущественных прав могут иметь неимущественный характер, однако при том условии, что они направлены в первую очередь на обеспечение реализации или восстановление нарушенного права, а не наказание нарушителя. Ст. 12 ГК можно дополнить такими способами защиты, как «опубликование решения суда о нарушении права» и «признание факта».

В заключение главы, хочется отметить, что анализ гражданско-правовой литературы по вопросу правового регулирования личных неимущественных отношений показывает, что количество конструируемых личных неимущественных прав постоянно растет, а целью цивилистических исследований становится отыскание все новых и новых прав. В работе Т. В. Дробышевской, вышедшей в свет в 2001 г., содержится уже 20 прав, включающих в себя 43 правомочия, некоторые из которых, в свою очередь, содержат «субправомочия» (всего субправомочий 19)[39]. При этом автор ставит себе в заслугу то, что приводит наиболее детальный и полный на сегодняшний день перечень существующих личных неимущественных правки. Среди новых прав предлагается право на сон, право на тишину и т. п. Остается только ожидать, что в ближайшем будущем будут предложены и другие личные неимущественные права, такие как право на свободное дыхание, право на наслаждение природой, право на получение удовольствия от окружающей среды и т. п.

Если цивилистическая наука и дальше пойдет по такому пути, то, по всей видимости, она окажется в тупике, поскольку сведется к выявлению все новых и новых субъективных прав, в основе которых лежит тот или иной неимущественный интерес. Количество таких субъективных прав будет ничем не ограничено, никогда не перерастет в качество и эти права вряд ли будут закреплены в ГК РФ.

По нашему мнению, цель и методика исследования личных неимущественных прав должна быть иной. Прежде всего, необходимо раскрыть природу личных неимущественных отношений в том виде, в каком они существуют до правового регулирования, выявить особенности личных неимущественных отношений и личных неимущественных интересов, предопределяющие специфику их правовой формы, и лишь на этой основе сформулировать личные неимущественные права. Сконструированные в результате такого подхода личные неимущественные права могут приобрести потенциальную возможность их закрепления в ГК РФ.

Использование такой методики показало, что традиционное обозначение личных неимущественных прав как однородных и имеющих во всех случаях абсолютный характер, не соответствует действительности. Часто под тем или иным личным неимущественным правом понималась абстрактная возможность лица вступать в различные договорные отношения, т. е. элемент правоспособности. Многие авторы, стремясь охватить как можно больший круг личных неимущественных прав, по существу, включили в их число не только гражданские права, но и права другой отраслевой принадлежности. Личными неимущественными объявлялись практически любые права, обеспечивающие какой-либо неимущественный интерес, как абсолютные, так и относительные.

Недостаток действующего законодательства состоит в том, что в качестве личных неимущественных прав обозначены абсолютно разнородные субъективные права, объединяемые лишь своим неимущественным характером. Это корпоративные неимущественные права, неимущественные права авторов и неимущественные права в сфере семейных и трудовых отношений. По существу, законодательство РФ отожествляет «личные неимущественные» и «неимущественные права». Между тем, на наш взгляд, такое разграничение необходимо.

 

 

 

 

Глава 3. Гражданско-правовая охрана личных неимущественных прав

 

3.1 Международно-правовая защита личных неимущественных прав

 

Система конституционных ценностей российского государства на текущем этапе его развития подразумевает особую важность защиты прав личности, в том числе гражданско-правовыми способами, что закреплено в ст. 2 Конституции РФ: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина - обязанность государства».

Компенсация морального вреда является наиболее распространенной формой гражданско-правовой ответ­ственности в случае нарушения лич­ных неимущественных прав в странах, входящих в англо-американскую и ро­мано-германскую правовые системы.

В преамбулах Всеобщей деклара­ции прав человека 1948 г., Междуна­родного пакта об экономических, соци­альных и культурных правах 1966 г., Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 г., участ­ником которых был и СССР (преемни­ком является Российская Федерация), провозглашено, что «достоинство при­суще всем членам человеческой семьи»[40]. В ст. 1 Всеобщей декларации прав человека подчеркивается: «Все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах»[41], а Все­мирная конференция по правам чело­века, проходившая в Вене в 1993 г., приняла Венскую декларацию и про­грамму действий, в которой подтвер­дила, что «все права человека про­истекают из достоинства и ценности, присущих человеческой личности»[42].

Вряд ли может вызвать сомнения важность для целей дальнейшего фор­мирования и развития российской пра­воприменительной практики в отноше­нии личных неимущественных прав принятое Пленумом Верховного Суда РФ Постановление от 27 июня 2013 г. N 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноя­бря 1950 года и Протоколов к ней»[43].

Немаловажное значение и на сегод­няшний день имеет сформулирован­ное в п. 5 Постановления определение ограничения прав и свобод человека (вмешательства в права и свободы). В данном Постановлении под ним пред­лагается понимать любые решения, действия (бездействие) органов госу­дарственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, го­сударственных и муниципальных слу­жащих, а также иных лиц, вследствие принятия или осуществления (не­осуществления) которых в отношении лица, заявляющего о предполагаемом нарушении его прав и свобод, созданы препятствия для реализации его прав и свобод. В качестве примера выяв­ленного в практике Суда ограничения прав и свобод в п. 5 Постановления приводится использование изображе­ния гражданина без его согласия.

В силу ч. 3 ст. 55 Конституции РФ и положений Конвенции любое ограни­чение прав и свобод человека должно основываться на федеральном зако­не, преследовать социально значимую законную цель и быть необходимым в демократическом обществе. Несоблю­дение вышеперечисленных критериев является нарушением прав и свобод человека. Некоторые права и свободы человека, гарантируемые Конвенцией, не могут быть ограничены ни при ка­ких условиях, например, право не под­вергаться пыткам.

Необходимо отметить большую практическую значимость сделанного в п. 8 Постановления указания на обя­зательность обоснования судами при рассмотрении дел необходимости огра­ничения прав и свобод человека оцен­кой установленных фактических обсто­ятельств.

Показав значимость основополага­ющих международных актов для за­щиты личных неимущественных прав, логично и полезно обратиться и к зару­бежному опыту.

Личные неимущественные права на жизнь, здоровье, неприкосновенность частной жизни, личная и семейная тайна являются абсолютными субъек­тивными правами в Германии и прав личности во Франции. Данные права являются аналогами личных неиму­щественных прав в российском праве. Признание жизни, здоровья, непри­косновенности частной жизни, личной и семейной тайны объектами абсолют­ных субъективных прав и объектами прав личности свидетельствует о том, что зарубежное законодательство раз­граничивает понятия «нематериальные блага» и «личные неимущественные права», что также подтверждает право­мерность выводов M.JI. Апранич, JI.O. Красавчиковой, М.Н. Малеиной, О.Н. Ермоловой о недопустимости объедине­ния личных неимущественных прав и нематериальных благ в положениях од­ной статьи[44], как это сделано в ГК РФ.

Во французском Гражданском ко­дексе закреплены положения, направ­ленные на уважение частной жизни, нормы о физической неприкосновен­ности, нормы об охране биосоциаль­ных составляющих личности (нормы, касающиеся запрета посягательств на человека как вид, изучения генети­ческих свойств человека и идентифика­ции личности с помощью генетических отпечатков). Аналогичные положения содержат, в частности, Гражданский кодекс провинции Квебек, а именно нормы о неприкосновенности частной жизни и запрете генетических иссле­дований на человеке. В данном направ­лении также развивается доктрина и судебная практика Германии и Ита­лии[45]. Закрепление новых личных неимущественных прав, возникших в результате развития науки и техники, таящих угрозы нарушения прав чело­века, в текстах гражданских кодексов стран, входящих в романо-германскую правовую систему, свидетельствует о динамичном развитии и совершен­ствовании зарубежного гражданского законодательства, позволяющего сво­евременно предотвратить нарушение личных неимущественных прав.

В США right of privacy представ­ляет собой комплекс неимущественных прав и благ, включающий в себя пра­во на уединение, на частную жизнь. Однако в комплексе указанных прав выделяются right of publicity (право на гласность, публичность), под кото­рыми понимают комплекс имуществен­ных прав, позволяющих извлекать имущественную пользу в результате использования своего имени, изобра­жения[46]. Таким образом, в США личные неимущественные права име­ют более широкое понимание, так как в комплекс личных неимущественных прав включены имущественные права.

Германское гражданское уложение (ГГУ) 1896 г. содержит §253, соглас­но которому взыскивается денежное возмещение неимущественного вреда в случае посягательства на «телесную неприкосновенность или здоровье», «ограничение свободы», принуждение женщины к внебрачному сожительству (§ 847 ГГУ); случай отказа жениха от совершенной помолвки при имев­шем место сожительстве «добропо­рядочной невесты» с женихом (абз. 1 §1300 ГГУ). В настоящее время слу­чаи посягательства на телесную непри­косновенность, здоровье, свободу или половую неприкосновенность предо­пределяют возможность предъявления соответствующего требования о «спра­ведливом возмещении в деньгах» со­гласно действующему положению §253, абз. 2, ГГУ. Федеральный Суд Герма­нии в связи с отсутствием законода­тельного определения дал понятие иска о возмещении неимущественного вреда, определив его как «притязание особого рода с двойной функцией: оно должно предоставить потерпевшему соответ­ствующую компенсацию (Ausgleich) за тот вред, который не является иму­щественным, и одновременно учи­тывать то, что нарушитель должен предоставить пострадавшему личное удовлетворение (Genugtuung) за то, что он ему сделал»[47]. Таким образом, при возмещении неимущественного вреда, Суд Германии удовлетворяет поруган­ное чувство пострадавшего от посяга­тельства на его честь, достоинство, что может послужить реальным ориенти­ром для российского суда при опреде­лении размера денежного возмещения.

Сопоставление российского и зару­бежного опыта правового регулирова­ния личных неимущественных отноше­ний и компенсации морального вреда свидетельствует об универсальном ха­рактере личных неимущественных прав и их единообразном понимании. Зарубежное законодательство характеризуется новеллами, неизвестным российскому законодательству, так как позволяет регулировать личные неимущественные отношения с помощью договора, своевременно закрепляет новые личные неимущественные права, возникающие в результате развития науки и технологий, позволяет компенсировать моральный вред, возникший в результате нарушения личных неимущественных прав, исходя из необходимости удовлетворить чувства пострадавшего, на чем, например, основана методика возмещения морального вреда, существующая в Германии. Указанные обстоятельства свидетельствуют о прогрессивном опыте правового регулирования личных неимущественных отношений в зарубежных странах,

Проведя анализ российского и зарубежного законодательства, полагаем, что заимствование зарубежного опыта положительно могло бы отразиться на регулировании неимущественных отношений и компенсации морального вреда.

 

3.2 Судебная защита личных неимущественных прав

 

Гражданским кодексом РФ предусмотрены общие способы защиты нематериальных благ (ст.12 ГК РФ) и специальные (защита чести, достоинства и деловой репутации (ст.152 ГК РФ), защита права на имя (ст.19 ГК РФ), защиту интеллектуальной собственности и другие), при этом, субъект права может использовать как один, так и несколько способов защиты своих интересов. Все способы защиты личных неимущественных прав преследуют главную цель – охрана неотчуждаемых прав и свобод, а также, иных нематериальных благ человека.

В соответствии с п.2 ст.150 ГК РФ, нематериальные блага находятся под защитой действующего законодательства.

Одними из наиболее распространенных общих способов защиты личных неимущественных прав считаются:

- Признание права (к примеру, признание авторского права за лицом, создавшим литературно-научное произведение).

- Восстановление положения, которое существовало ранее, до нарушения права (к примеру, опровержение порочных сведений, не соответствующих действительности, посредством тех же источников, через которые они были распространены, в том числе СМИ).

- Пресечение действий, нарушающих законное право личности (к примеру, запрет опубликования произведения, содержание которого включает в себя подробности личной жизни конкретного человека без его согласия).

- Возмещение убытков (возникает, как правило, при защите чести, достоинства и деловой репутации).

- Компенсация морального вреда. Размер компенсации определяется судом с учетом возникших обстоятельств, имеющих отношение к делу, а также степени вины нарушителя и степень нравственных и физических страданий, причиненных пострадавшему лицу.

Одним из способов рассматривается судебная защита, как совокупность законных мер государственного принуждения, сосредоточенные на охрану прав и свобод, и ликвидации последствий их нарушения, реализуемых в порядке гражданского судопроизводства, где одним из значительных средств, возбуждения которого является иск[48].

Судебная защита права рассматривается как конституционное субъективное право юридического или физического лица, которое в гражданском судопроизводстве исполняется посредством следующих правомочий:

– право обращения в суд вообще и в конкретный суд;

– право на беспристрастное рассмотрение требований, высказанных истцом;

– право на вынесение законного и обоснованного решения, а также право на возбуждение кассационного и надзорного разбирательства;

– право на осуществление судебного решения.

В соответствии с законодательством любой человек имеет право в назначенной последовательности обратиться в суд за защитой нарушенного (или оспариваемого) права или интереса, охраняемого законом. В суд с иском может обратиться любой гражданин или юридическое лицо, если были распространены порочащие сведения о гражданине, которые умаляют его достоинство, и если была опозорена репутация организации.

Анализ действующего гражданского законодательства РФ позволяет сделать вывод о том, что при определении специаль­ных способов гражданско-правовой защиты личных неимуще­ственных прав граждан и юридических лиц, использована кон­струкция универсальных способов с учетом особенностей объек­та и содержания личных неимущественных правоотношений.

Это подтверждают такие способы защиты личных неимуще­ственных прав, как компенсация морального вреда (ст. 151 ГК РФ); признание авторства в отношении произведения, иных ре­зультатов интеллектуальной деятельности (ст. 12 ГК РФ); опро­вержение сведений, порочащих честь, достоинство, деловую ре­путацию и опубликование ответа, а также изъятие и уничтожение носителей такой информации, удаление ее в сети «Интернет» (ст. 152 ГК РФ); обязание нарушителя права удалить изображе­ние гражданина, незаконно распространенное в сети «Интернет», пресечение или запрещение дальнейшего его распространения, изъятие материальных носителей, содержащих изображение (ст. 152.1 ГК РФ); обязание нарушителя права удалить информа­цию о частной жизни гражданина, пресечение или запрещение дальнейшего ее распространения путем изъятия и уничтожения (ст. 152.2 ГК РФ).

С развитием человеческого общества неуклонно возрастает роль человеческой личности в гражданском обществе, повышает­ся значимость моральных и деловых качеств гражданина- личности, возникают новые виды нематериальных благ, защища­емых гражданским законодательством.

Подтверждением этому является внесение изменений и до­полнений в ч. 2 ст. 150 ГК РФ, содержащих три новых способа защиты принадлежащих гражданину нематериальных благ:

1)   признание судом факта нарушения личного неимуще­ственного права;

2)   публикация решения суда о допущенном нарушении лич­ного неимущественного права;

3)   пресечение или запрещение действий, нарушающих или создающих угрозу нарушения личного неимущественного права либо посягательства на нематериальное благо. Такие способы могут быть применены судом для защиты любых личных неимуществен­ных прав, в частности, права на частную жизнь (ст. 152.2 ГК РФ).

Целесообразность закрепления каждого из названных спо­собов не вызывает сомнения, так как их применение способно противостоять допущенным нарушениям и обеспечить действен­ную защиту прав граждан[49].

По объективным причинам такой способ защиты, как ком­пенсация морального вреда, рассматривается в качестве специ­альной, а иногда и единственно возможной меры защиты нару­шенного права на нематериальное благо. Компенсация морально­го вреда может применяться совместно с другими специальными способами защиты нарушенных неимущественных прав (напри­мер, при защите права на честь, достоинство, деловую репута­цию), а также самостоятельно в тех случаях, когда другие граж­данско-правовые способы защиты такого права не предусмотре­ны (при незаконном осуждении, заключении под стражу и пр.).

В современной юридической литературе достаточно по­дробно определяются субъекты, основания и порядок компенса­ции морального вреда[50]. Суды в настоящее время определяют размер компенсации с учетом правил статей 1099 - 1101 ГК РФ, положений Постановления Пленума Верховного Суда РФ «Неко­торые вопросы применения законодательства о компенсации мо­рального вреда» от 20.12.1994 № 10[51].

Компенсация морального вреда как способ защиты граж­данских прав - это материально-правовая мера принуждения, по­средством которой производится воздействие на правонарушите­ля личных неимущественных прав либо нематериальных благ с целью компенсации потерь, вызванных нарушением этих прав или благ. Поскольку в отличие от возмещения убытков компен­сация морального вреда не возвращает потерпевшего в первона­чальное положение, принцип полного возмещения неимуще­ственного вреда выражается в максимальном сглаживании нега­тивных эмоций, вызванных нарушением личных неимуществен­ных прав или нематериальных благ[52].

Компенсация морального вреда может применяться судом по требованию гражданина (физического лица), в том числе ин­дивидуального предпринимателя, с целью защиты их прав.

К основаниям применения такого способа защиты неимуще­ственных прав, как компенсация морального вреда, относятся:

1)   нарушение личного неимущественного права гражданина;

2)   наличие нравственных и/или физических страданий гражданина, причиненных незаконными действиями правонару­шителя.

Юридическим лицам моральный вред компенсироваться не должен. В противном случае произойдет смешение двух самосто­ятельных элементов системы гражданского права: института компенсации морального вреда и института защиты чести, до­стоинства и деловой репутации, каждый из которых имеет соб­ственный предмет и объект защиты[53]. Отсутствие норм, позволя­ющих взыскивать компенсацию за вред, причиненный деловой репутации юридического лица, не может быть восполнено при­менением каких-либо норм по аналогии. Имущественная ответ­ственность за нематериальный вред деловой репутации юридиче­ского лица намеренно выведена законодателем из сферы деликт­ной ответственности путем умолчания - пробела в законодатель­стве не имеется[54].

В действующее гражданское законодательство необходимо ввести специальный правовой институт для юридического лица - «компенсация иного неимущественного вреда». При этом под иным неимущественным вредом надлежит понимать вред, при­чиненный неимущественным правам юридического лица.

Возможность предъявления гражданином иска о компенса­ции морального вреда возможно во всех случаях нарушения лич­ных неимущественных прав, повлекших причинение нравствен­ных и/или физических страданий. Такие требования могут затра­гивать общегражданскую, семейную, жилищную, творческую, интеллектуальную, деловую и иные сферы жизнедеятельности физического лица. Так, например, раскрытие личной и семейной тайны, например тайны усыновления, создает последствия, име­ющие необратимый характер, и ставит под удар семейные отно­шения на неопределенно долгое время. В случае разглашения се­мейной тайны может иметь место множественность субъектов, которые имеют право на компенсацию морального вреда, причи­ненного правонарушителем. Право на компенсацию будет иметь каждый член семьи, которому разглашением семейной тайны причинены нравственные страдания.

Так приведем пример из судебной практики нарушения личного неимущественного права на здоровье. С. обратилась с суд с иском к санаторию о возмещении вреда здоровью, который был ей причинен в санатории после процедуры «циркулярный душ», и компенсации морального вреда[55]. С., выходя из душа, поскользнулась, упала, в результате чего у нее возникло растяжение связок колена, которое привело к травме и длительно­му восстановлению здоровья. Ответчик - санаторий иск не признал. ссылаясь на то, что услуга С. была оказана надлежащим образом, процедура проводится по всем требованиям ГОСТа и техники без­опасности: стены и пол душевой кабины и кабинки для переодева­ний облицованы матовой плиткой, на полу лежат противоскользя­щие коврики, имеется металлический поручень, за который нужно держаться во время душа. По мнению ответчика, полученная травма является исключительно результатом грубой неосторожности истца, кроме того, у нее имелась сопутствующая патология - перелом го­лени в 2009 г.

Суд исковые требования С. удовлетворил: взыскал с ответчи­ка расходы на лечение и компенсацию морального вреда. Доводы суда основывались на следующем. В соответствии со ст. 7 Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 г. № 2300-1 «О защите прав потребителей»[56] потребитель имеет право на то, чтобы товар (услуга) при обычных условиях его использования, хранения, транс­портировки и утилизации был безопасен для жизни, здоровья потре­бителя, окружающей среды, а также не причинял вред имуществу потребителя. Согласно ст. 13 указанного закона за нарушение прав потребителей продавец (исполнитель) несет ответственность, пред­усмотренную законом или договором. Кроме того, по мнению суда, вред, причиненный личности или имуществу гражданина, в соот­ветствии со ст. 1064 Гражданского кодекса РФ, подлежит возмеще­нию в полном объеме лицом, причинившим вред. Также подлежит взысканию моральный вред, поскольку, согласно ст. 15 Закона РФ «О защите прав потребителей», моральный вред подлежит взыска­нию с причинителя вреда при наличии его вины.

Думается, что выводы суда являются обоснованными, поскольку в ходе судебного разбирательства было установлено, что, несмотря на проведение самой процедуры «циркулярный душ» с соблюдени­ем требованиям ГОСТа и техники безопасности, санаторием не были обеспечены должные меры безопасности после получении данной процедуры (все помещение не было обеспечено половым покрыти­ем, резиновые коврики были проложены только к душам, в самой кабинке для переодевания ковриков не было, чтобы достать поло­тенце, С. сошла с ковриков босыми ногами, поскользнулась на влаж­ном полу и упала), также С. не была письменно проинструктиро­вана о порядке прохождения данной процедуры, об обязательном наличии тапочек и пр. Думается также, что санаторию при оказании услуги необходимо было учитывать возраст и состояние здоровья пациентки (76 лет, инвалид II группы), также индивидуальные осо­бенности потерпевшей (заболевание опорно-двигательного аппара­та) и др. Таким образом, здесь отсутствует грубая неосторожность гражданки С., поскольку обеспечение безопасности при оказании услуги (как при ее проведении, так и непосредственно после про­цедуры) относится к обязанности исполнителя услуги.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что в резуль­тате необеспечения санаторием безопасности при оказании услу­ги было нарушено личное неимущественное право С. на здоровье, в связи с чем у санатория возникла обязанность по компенсации причиненного вреда.

Если говорить о защите чести, достоинства и деловой репутации, то в соответствии с п. 6 ст. 152 ГК РФ при возникновении обстоятельств, при которых установить лицо, распространившее информацию, порочащую честь, достоинство и деловую репутацию гражданина или деловую репутацию юридического лица, невозможно, лицо, в отношении которого эта информация распространена, имеет право обратиться в суд с заявлением о признании распространенной информации не соответствующей действительности.

Если гражданин считает, что его честь, достоинство, доброе имя опорочены, он вправе обратиться с иском в суд о защите чести и достоинства. При этом он должен обладать гражданской право- способностью, так как предоставляя субъектам способность иметь гражданские права и обязанности, законодатель также дает им возможность обращения в суд или иной юрисдикционный орган за защитой своих интересов или прав, где они могут быть ответчиком или иным субъектом процесса и располагать гражданскими процессуальными правами и обязанностями[57]. Исковыми требованиями в таких случаях будут требования о признании несоответствующими действительности порочащих сведений, обязанности ответчика опровергнуть порочащие сведения, взыскании компенсации морального вреда. При этом истец должен доказать факт распространения и порочащий характер сведений. Ответчику придется доказывать в суде, что спорные сведения не соответствуют действительности. Судебная практика в делах о защите чести и достоинства складывается так, что истцу сложно доказать порочащий характер распространенных сведений.

Вероятность реального исполнения судебного решения обеспечивается уже в период принятия искового заявления, подготовки и рассмотрения гражданского дела, в том числе о защите чести и достоинства. Так, судом могут быть приняты меры по обеспечению иска, запретив распространение сведений, порочащих истца до вынесения окончательного решения по делу. Независимо от стадии процесса суд обязан принимать все меры, по улаживанию споров, не допуская при этом нарушения прав и законных интересов каждой из сторон.

Следовательно, можно сделать вывод о том, что важным способом защиты чести и достоинства и деловой репутации является судебная защита, сосредоточенная на охране прав и свобод личности, а также ликвидации результатов их нарушения. Нами установлено, что право на судебную защиту чести и достоинства включает следующие элементы: право на беспристрастное рассмотрение требований, высказанных истцом; право на вынесение законного и обоснованного решения, право на возбуждение кассационного и надзорного разбирательства, а также право на осуществление судебного решения.

Стоит отметить, что произведенные нововведения оставляют неразрешенными некоторые вопросы гражданско-правового регулирования защиты соответствующих нематериальных благ. Прежде всего, это касается возможности или невозможности компенсации морального вреда юридическим лицам.

Так, пунктом 11 статьи 152 ГК РФ в новой редакции предусмотрено, что правила о защите деловой репутации гражданина применимы соответственно к защите деловой репутации юридических лиц, но с существенной оговоркой – недопустимостью компенсации морального вреда по делам данной категории. Таким образом, действующий ГК РФ четко закрепляет недопустимость распространения на юридических лиц положений о компенсации морального вреда в случае причинения ущерба их деловой репутации.

Вне всяких сомнений, следует поддержать позицию, согласно которой моральный вред, подразумевающий физические или нравственные страдания, не может быть причинен юридическому лицу, которое, являясь искусственным субъектом права, не испытывает таких страданий[58]. Однако представляется, что вопрос о компенсации ущерба юридическим лицам при распространении сведений, порочащих их деловую репутацию, требует выработки принципиального нового подхода.

В доктрине гражданского права неоднократно подчеркивалось, что моральный вред не всегда ограничивается лишь нравственными или физическими страданиями, а может подразумевать под собой иные неблагоприятные последствия нематериального характера, которые не поддаются точному денежному исчислению и носят отрицательный и существенный характер для потерпевшего. Исходя из данной формулировки, моральный вред может быть причинен не только физическому лицу, но и организации, ввиду этого право требовать возмещения морального вреда возникает и у юридического лица. Остается определиться с верной дефиницией указанного вреда, так как предпочтительнее в данном случае говорить не о моральном, а нематериальном (репутационном) вреде в отношении юридического лица.

Представляется, что новая редакция статьи 152 ГК РФ не исключает возможность компенсации нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам.

Данный способ защиты возник в российском праве благодаря прецедентной практике Европейского суда по правам человека, Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 4 декабря 2003 г. № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» и получил широкое применение в современной судебно-арбитражной практике.

Необходимо отметить важность указанного Определения Конституционного Суда РФ, которым установлено, что в решении вопроса о применимости того или иного способа защиты нарушенных гражданских прав к защите деловой репутации организации должен решаться исходя именно из природы юридического лица. При этом отсутствие прямого указания в законе на возможность применения конкретных способов защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации нематериальных убытков, причиненных умалением деловой репутации, или имеющего собственного содержание нематериального вреда (отличного от содержания морального вреда, причиненного физическому лицу), которое в свою очередь вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК РФ)[59]. В основе данного вывода Конституционного Суда РФ лежит основополагающий принцип защиты нарушенных прав, предусмотренный частью 2 статьи 45 Конституции РФ, в соответствии с которым каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом.

Как обоснованно подчеркивает О.Осадчая, в данном случае Конституционный Суд РФ закрепил право юридических лиц на компенсацию неимущественного ущерба, причиненного ему посредством умаления его деловой репутации, и при этом подчеркнул отличие в содержании нематериального (репутационного) вреда от содержания морального вреда, причиненного гражданину[60].

В Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 17 июля 2012 г. № 17528/11 по делу № А45-22134/2010 также отмечается, что в соответствии с пунктами 5 и 7 статьи 152, пунктом 2 статьи 1099 ГК РФ юридическое лицо наравне с гражданином вправе требовать возмещения убытков и компенсации нематериального (репутационного) вреда, причиненных распространением сведений, порочащих его деловую репутацию. Организация вправе требовать возмещения такого вреда при доказанности общих условий деликтной ответственности. К этим условиям относятся следующие: противоправность деяния со стороны ответчика, неблагоприятные последствия этих действий для истца, а также причинно-следственная связь между действиями ответчика и возникновением неблагоприятных последствий для истца. Применение судами указанного способа защиты находит свое отражение и после реформы гражданского законодательства[61].

Таким образом, возможность компенсации нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам, несмотря на ее активное применение на практике, до сих пор не закреплена в российском законодательстве.

Анализ приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ позволяет сделать вывод о том, что она сохраняет свою актуальность и при применении статьи 152 ГК РФ в новой редакции. Поэтому представляется необходимым дополнить статью соответствующими уточнениями о возможности применения нематериального (репутационного) вреда юридическим лицам при распространении не соответствующих действительности сведений, порочащих их деловую репутацию.

Помимо этого, существенная специфика при рассмотрении данной категории дел заключается в специфической роли суда. Указанная специфика определяется рядом факторов: во-первых, только суд вправе производить оценку сведений, т. е. непо­средственно устанавливать факт их порочности, вне зависимости от оценки их потер­певшим; во-вторых, суд решает, наносит ли распространение сведений вред ценнос­тям, защищаемым Конституцией РФ, укладывается ли это в рамки политической дискуссии и возможно ли опровержение сведений в судебном порядке; в-третьих, суд вправе самостоятельно определять порядок опровержения сведений (который факти­чески выступает способом защиты права) в случаях, не предусмотренных в п. 2—5 ст. 152 ГК РФ.

Так, Решением Челябинского районного суда от 18.09.2015 г.[62] поста­новлено: признать фразу «...студенты распространяли во время выборов в городскую Думу листовки антисемитского содержания» в отношении П. не соответ­ствующей действительности; обязать ответчика, газете «Вечерний Челябинск», опуб­ликовать в газете «Вечерний Челябинск» опровержение в виде резолютивной части решения суда; взыскать с газеты «Вечерний Челябинск» в пользу П. компенсацию морального вреда 1000 рублей. Судебная коллегия по гражданским делам отменила решение, т. к. содержание статьи соответствовало действительности: 14.06.2008 г. было вынесено су­дебное решение, согласно которому 26.01.2007 г. Д. совместно с П. расклеивали листовки антисемитского содержания. Указанный пример прямо иллюстрирует роль суда при оценке сведений и установлении их характера.

Но наиболее ярко роль суда проявляется именно при выборе способа защиты нарушенного права. Так, Решением Центрального  районного суда г. Челябинска[63] от 14.02.2013 г. частично удовлетворены исковые требования Л. о защите чести и досто­инства: С. обязана принести Л. публичное извинение в присутствии коллег в течение 10 дней с момента вступления решения суда в законную силу. Судебная коллегия решение суда отменила, указав, что извинение как способ судебной защиты чести, достоинства и деловой репутации ст. 152 ГК РФ и другими нормами законодатель­ства не предусмотрено, поэтому суд не вправе обязывать ответчиков по данной кате­гории дел принести истцам извинения в той или иной форме. В то же время, по­скольку субъективное мнение С. в отношении Л. было высказано в оскорбительной форме, Судебная коллегия указала, что на ответчика может быть возложена компен­сация морального вреда.

Однако в ряде случаев суд прямо руководствуется установ­ленным в ст. 152 ГК РФ правом на определение порядка защиты рассматриваемых нематериальных благ. К примеру, Одиннадцатый арбитражный апелляционный суд в Постановлении от 14.11.2014 г. по делу № А55-7628/2014[64] прямо обозначил, что по заявлению заинтересованного лица суд вправе признать распространенные в отношении него сведения не соответствующими действительности порочащими све­дениями вне зависимости от того, что данный способ защиты не предусмотрен ст. 152 ГК РФ.

В свете обозначенного выше следует отметить, что в делах по защите чести, досто­инства и деловой репутации именно суд в полной мере определяет движение процесса в зависимости от конкретных обстоятельств дела и специфики защищаемого интереса.

В судебной практике также существует проблема определения размера компенса­ции морального вреда и возмещения вреда по делам о защите чести достоинства и деловой репутации. Так, в частности, в законодательстве и судебной практике отсут­ствуют критерии и правила определения размера указанной выше компенсации, в связи с чем суды при определении размера компенсации должны учитывать лич­ность истца и ответчика, их общественное положение, занимаемую должность, мате­риальное положение; содержание порочащих сведений и их тяжесть в общественном сознании; количество экземпляров печатного издания и его влияние на формирова­ние негативного мнения; нравственные и физические страдания истца; конкретные негативные последствия, наступившие в результате распространения сведений; требо­вания разумности и справедливости и иное. При этом суды удовлетворяют требова­ния о компенсации вреда по рассматриваемой категории дел лишь приблизительно в 30 % случаев (данные обобщены по результатам практики Октябрьского областного суда Владимирской области за период с 2006 г.). Вопрос же о компенсации ущерба применительно к защите деловой репутации не разрешен вплоть до настоящего времени.

Практика определения размера компенсации также неоднородна. В абсолютном большинстве случаев размер компенсации не превышает 15 000 рублей (имеют место случаи, когда компенсация составляет 100 рублей[65]). Без наличия четких формул, содержащих единые критерии, определения размера морального вреда и закрепления права юридического лица на защиту деловой репутации и возможность возмещения неимущественного (репутационного) вреда невозможно обеспечить эффективную за­щиту прав лиц, обращающихся в суд за защитой нарушенного права, и единообразие правоприменительной практики. В связи с указанным представляется обоснованным закрепить в законодательстве конкретные обстоятельства, которые суд должен учесть при определении размера компенсации, а также расширить положения статьи 151 и 152 ГК РФ положениями о «репутационном вреде» юридических лиц.

Также определенные проблемы имеют место при исполнении решений судов (к примеру, об опровержении сведений, порочащих честь и достоинство), так как зачастую исполнение решения реализуется вне рамок гражданского охранительного правоотношения по судебной защите чести, достоинства и деловой репутации, а пред­ставляет собой правоотношение процессуального характера.

В свете реформы гражданского судопроизводства существует реальная возмож­ность решить возникающие в судебной практике проблемы, сведя к минимуму нару­шение прав граждан и юридических лиц. Так, в целях четкого определения подве­домственности дел о защите чести, достоинства и деловой репутации представляется обоснованным решение данной проблемы на законодательном уровне путем детали­зации и последующей интеграции положений Постановления Пленума ВС РФ в Единый процессуальный кодекс. Также целесообразной представляется регламента­ция критериев, которыми суд должен руководствоваться при осуществлении оценки сведений и информации. Следует отметить, что в условиях развития гражданского оборота и информатизации СМИ, несомненно, положительным моментом является предоставление суду возможности выхода за пределы способов защиты, установлен­ных законодателем. Но при этом на уровне Верховного суда РФ было бы целесооб­разно сформировать «ситуационные» рекомендации по применению тех или иных способов защиты в целях унификации их применения. Помимо этого, на данном этапе развития гражданского оборота несомненной является необходимость включе­ния в нормы материального законодательства положений о «репутационном вреде» юридических лиц.

 

3.3 Самозащита личных неимущественных прав

 

Следует отметить, что не всякий способ защиты может быть применен к личным неимущественным правам. Это обусловлено, прежде всего, спецификой самих этих прав, которая, в свою очередь, определяется особенностями своего объекта, то есть нематериальных благ, в данном случае – внешнего облика физического лица. Нематериальные блага лишены материального содержания и неразрывно связаны с личностью их носителя. Это накладывает определенный отпечаток на их осуществление и защиту.

Термин «самозащита» был введен в ГК РФ в1994 г. после конституционного признания права на самозащиту в Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г. Основой такого решения послужила ч. 2 ст. 45 Конституции РФ, закрепляющая положение о том, что каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. Государство не в состоянии предвидеть и предотвратить каждое отдельное правонарушение, поэтому государственная власть заинтересована в активной деятельности частных лиц по защите своих прав, особенно с появлением новой системы экономических отношений и возрождением частного права, которое, как известно, построено на инициативе и максимальной автономии воли субъектов.

Гражданское право призвано обеспечивать защиту основных конституционных главным образом частных прав специфическими отраслевыми средствами. В отраслевом законодательстве должны конкретизироваться конституционные положения о праве субъектов правоотношений на защиту своих прав, в том числе возможность применения самозащиты с помощью конкретных отраслевых мер. В настоящее время в ГК РФ упоминается о самозащите только как о пресекательном способе защиты гражданских прав, при этом норма ст. 14 ГК РФ, по сути, никак не связана с иными норма­ми закона, допускающими возможность соверше­ния односторонних и самостоятельных мер защи­ты, например, в рамках договорных правоотноше­ний, так называемых оперативных мер само­защиты, что дает основание теории права считать их самостоятельным юридическим понятием. По­лагаем, что первоначальная цель введения самоза­щиты в ГК РФ была связана с необходимостью отражения указанных конституционных положе­ний, поэтому развернутого и системного правового регулирования этого института нет до сих пор. Наиболее приемлемая для современного граждан­ского права квалификация самозащиты как формы защиты права, которая целиком реализуется в ма­териальном праве. Форма самозащиты предполага­ет возможность применения способов самозащиты (пресечение нарушений и их угроз, а также вос­становление нарушенных прав), которые, в свою очередь, реализуются в возможности применения конкретных правовых мер, носящих самостоятель­ный характер и осуществляемых в гражданском праве в одностороннем порядке в различных пра­воотношениях.

Самозащита реализуется несколькими способами, которые ставят перед собой цели предотвратить опасность нарушений права; прекращения уже состоявшегося нарушения права; восстановления положения, существовавшего до нарушения. Так, ст. 139 Семейного кодекса РФ устанавливает право на тайну усыновления ребенка, обязывая лиц, осведомленных об усыновлении, сохранять эту тайну, т. е. не передавать информацию другим субъектам, у которых нет права ее получать. Лица, по тем или иным причинам осведомленные об усыновлении и заинтересованные в сокрытии этого обстоятельства, могут реализовать самозащиту тремя способами: 1) предотвратить нарушение, деликатно выполняя все действия по усыновлению, не привлекая излишнего внимания, бережно храня все документы и обстоятельства усыновления, чтобы исключить доступ к ним посторонних лиц; 2) в случае проникновения за завесу этой семейной тайны они вправе обратиться с требованием к соответствующему лицу с предложением не допустить или прекратить разглашения сведений; 3) потребовать восстановить положение, существовавшее до разглашения тайны, то есть возвратить незаконно полученные документы, прекратить распространение сведений об усыновлении и т. п.

Самозащита может осуществляться и в состоянии крайней необходимости. По ст. 1067 ГК РФ крайняя необходимость — это обстоятельства, при которых создается угроза самому обладателю правили другим лицам, если эта опасность при данных обстоятельствах не могла быть устранена другими средствами. И действия в состоянии необходимой обороны ГК также признает правомерными. Юридические лица и публичные образования как обладатели всякого рода прав, в том числе личных неимущественных, также прибегают к их самозащите, устанавливая запоры на двери служебных помещений и складов, прибегая к услугам охраны, защищая свои линии связи от несанкционированного прослушивания и т.п.

Рекомендации по совершенствованию понятия самозащиты в правовых отраслях, разработанные общей теорией права, предусматривают, во-первых, необходимость перечисления в отраслевом зако­нодательстве некоторых способов самозащиты прав, во-вторых, установление детальных основа­ний и условий ее правомерности. Отмечается норма­тивная неопределенность критериев соразмерности самозащиты прав, что сдерживает субъектов в само­стоятельной защите собственных прав. В связи с та­кой ситуацией в отраслевом регулировании само­защиты снижается ее эффективность[66]. От­сутствует также оговорка о возможности выбора субъектом любой формы реализации ее способов при соблюдении условий правомерности.

Таким образом, законодатель подталкивает субъектов к «пробным мерам», законность которых в итоге может определить только суд[67]. Возникает ситуация, когда в действиях субъектов причинивших соразмерный вред для защиты своих прав, судами усматриваются признаки самоуправства (ст. 330 УК РФ) на том основании, что возмож­ность совершения таких действий не отражена в законодательстве, поэтому они признаются нару­шением установленного порядка.

Все это свиде­тельствует о неэффективности механизма самоза­щиты в отраслях права, наличие таких недостатков можно констатировать и в отрасли гражданского права. В связи с этим наука теории права рекомен­дует разрабатывать неизвестные законодательству способы самозащиты прав, предлагать, обосновы­вать и апробировать формы их реализации[68].

Таким образом, эффективность механизма не только самозащиты прав, но и защиты граждан­ских прав в целом зависит от того, насколько гра­мотно и подробно отраслевое законодательство регулирует возможность применения конкретных односторонних правозащитных мер в его различ­ных подотраслях, особенно в динамичном обяза­тельственном праве.

Одностороннее юридически значимое поведе­ние субъектов в гражданских правоотношениях чаще всего направлено на защиту своих прав, по­скольку регулятивный механизм в противополож­ность правозащитному в гражданских правоотно­шениях предполагает взаимное согласование воли, которое является основным регулирующим инст­рументом в частном праве. Одностороннее прояв­ление воли в механизме защиты прав можно оха­рактеризовать как реализацию конкретной меры самозащиты права, то есть без поддержки каких- либо государственных органов на момент совер­шения самостоятельных действий субъектом. Пра­во на реализацию односторонних правозащитных действий связано с фактом нарушения права или угрозой такого нарушения. Эти юридические ос­нования предполагают обоснованность односто­ронних защитительных действий, то есть такие односторонние действия уже не являются ано­мальными, а становятся допустимыми и правомер­ными и реализуются в сложном юридическом со­ставе. При этом угроза совершения нарушения субъективных прав лица может влечь те же право­вые последствия, что и реальное нарушение прав, или даже более серьезные.

Понятие односторонних действий по самозащи­те права неразрывно связано с понятием односто­роннего поведения субъекта гражданско-правовых отношений, его гражданско-правовой активностью[69]. Их применение всегда носит более ши­рокий правоохранительный характер, поскольку защита является частью понятия охраны прав. За­щитительное поведение субъекта в рамках право­отношения, как правило, реализуется в виде до­пустимых к совершению мер в определенных за­коном пределах. Применение мер самозащиты в рамках материальных правоотношений - это не только охранительная функция гражданского пра­ва, но и организационно-преобразовательная и воспитательная[70]. Воспитательная функция защиты тесно связана с самим фактом возможно­сти применения самостоятельных правозащитных мер. Гражданское право стимулирует участников правоотношений, предоставляя условия для их саморегуляции в связи с фактом нарушения. Само­защита в гражданском праве предполагает воз­можность ее применения в результате нарушения любых гражданских прав, хотя динамичные част­ные права преимущественно возникают из дого­ворных, регулятивных отношений.

Необходимо разобраться в юридической терми­нологии и понятиях, связанных с односторонним самостоятельным правозащитным поведением субъектов гражданских прав, поскольку именно критерий односторонности их поведения роднит множество правозащитных мер, которые по- разному классифицируются в теории гражданского права. Для этого важно определиться, как следует понимать современный термин «самозащита граж­данских прав» в отрасли гражданского права - широко или более узко. В широком смысле под самозащитой гражданских прав могут подразуме­ваться любые действия лица, связанные с защитой своих прав от нарушения, которые противопостав­ляются действиям, исходящим от государственных и иных компетентных органов. Таким образом, в широком смысле самозащитой является неюрис­дикционная форма защиты прав, противопостав­ляемая защите с помощью юрисдикционных госу­дарственных и иных компетентных органов. Само­стоятельное обращение с иском в суд (частная инициативная защита при помощи государствен­ного органа) при таком широком подходе подпада­ет под понятие самозащиты, так же как и меры своеобразной самопомощи в процессуальных от­ношениях (например, видеозапись конкретного нарушения авторского права). Подобные действия образуют широкое понятие самозащиты.

В более узком смысле в рамках материальных гражданских правоотношений самозащита реализуется в виде односторонних правозащитных мер, воздейст­вующих на динамику этого материального право­отношения: 1) сохранение его статичности (реали­зуется в основном во внедоговорных, абсолютных правоотношениях, а в договорных - посредством стимулирующего воздействия на волю контраген­та, который может устранить нарушения); 2) изме­нение правоотношения (например, в части неис­полненного обязательства контрагент встречно отказывается от его исполнения); 3) прекращение правоотношения (просрочка исполнения обяза­тельства может повлечь за собой право полного отказа от его исполнения). Так, под самозащитой в узком смысле следует понимать конкретную меру реализации защиты в одностороннем порядке, ко­торая позволяет защитить субъективное право, то есть пресечь дальнейшее его нарушение или угро­зу такого нарушения, а в некоторых ситуациях и восстановить нарушенное право (способы защи­ты).

К примеру, самозащита права на неприкосновен­ность внешнего облика также, на наш взгляд, возможна в определенных пределах. Так, на­пример, при задержании лица, когда еще не предъявлено обвинение и неизвестно, винов­но ли лицо в совершении того или иного дея­ния или нет, его фотографируют, снимают на иные материальные носители (видео-), эти изображения попадают в средства массовой информации без ведома самого лица, что так­же является нарушением его права на непри­косновенность внешнего облика. В данном случае единственным способом защиты мо­жет служить только физическое прикрытие данного лица от камер. В связи с этим целе­сообразным было бы внесение в Федераль­ный закон РФ от 7 февраля 2011 г. № З-ФЗ г. «О полиции»[71] нормы, которая бы регулиро­вала право задерживаемого на неприкосновен­ность его внешнего облика, в частности со­держала бы ограничения на распространение материалов фото-, видеосъемки в средствах массовой информации.

Еще один пример. В последнее время участились случаи незаконного использования в социальных сетях фотографий с чужих про­филей. Единственным способом самозащиты здесь будет являться удаление своих фото­графий из сети Интернет, в частности со сво­его профиля.

Спецификой может обладать и такая форма защиты нарушенного права, как при­влечение третьего лица (арбитра) для разре­шения возникшего конфликта. Несмотря на то что данная форма в отношении защиты лич­ных неимущественных прав законодательно не урегулирована, тем не менее, она имеет право на существование, и возможно, что именно эта форма будет являться менее зат­ратной для сторон спора и может привести к более быстрому разрешению конфликтной ситуации. Тенденция развития гражданского законодательства в этой области представля­ется весьма перспективной.

Так, в настоящее время действует Фе­деральный закон от 27 июля 2010 г. № 193- ФЗ «Об альтернативной процедуре урегули­рования споров с участием посредника (про­цедуре медиации)» (далее - Закон о медиа­ции)[72]. В соответствии с п. 2 ст. 1 ФЗ дан­ным законом регулируются отношения, свя­занные с применением процедуры медиации к спорам, возникающим из гражданских пра­воотношений, в том числе в связи с осуще­ствлением предпринимательской и иной эко­номической деятельности, а также спорам, возникающим из трудовых правоотношений и семейных правоотношений. Анализ норм, содержащихся в п. 2 ст. 1 Закона о медиа­ции, позволяет сделать вывод о том, что пе­речень споров, разрешаемых посредством медиации, не является исчерпывающим. При этом речь идет о спорах, возникающих из гражданских правоотношений, к коим отно­сятся и отношения по защите права физичес­кого лица на неприкосновенность внешнего облика как нематериального блага. Таким образом, к процедуре медиации может при­бегнуть и лицо, право на неприкосновенность внешнего облика которого нарушено.

Проведенный нами анализ свидетель­ствует о наличии определенных проблем в действующем законодательстве и правовой доктрине, которые нуждаются в разрешении.

Полагаем, что широкий подход, возможно, и уместен в понимании многоаспектного явления гражданской самозащиты как конституционно-­правового явления, он также необходим для урегу­лирования самозащиты как формы защиты прав, но он не уместен в точном определении специфи­ческих отраслевых односторонних правозащитных мер, которые непосредственно направлены на пре­сечение и восстановление права в рамках органи­зационно-преобразовательных (динамичных) и иных материальных гражданских правоотноше­ний, в которых и возникает нарушение субъектив­ных гражданских прав, влекущих за собой дейст­вия по защите. В этом смысле более уместно поня­тие «односторонние правозащитные меры в гражданских правоотношениях», которое не ниве­лирует понятие самозащиты, а лишь уточняет, что речь идет о конкретных материально-правовых средствах защиты гражданских прав.

Таким образом, современное правовое регулиро­вание самозащиты в гражданском праве нуждается в существенной корректировке. Во-первых, требуется более расширенное правовое регулирование самоза­щиты как формы защиты прав. Необходимо вклю­чить в понятие «формы самозащиты» гражданскую самопомощь и меры оперативного воздействия, ко­торые реализуются исключительно в рамках граж­данских правоотношений способами, не относящи­мися по своим признакам к необходимой обороне и крайней необходимости. Соразмерность, правила применения необходимой обороны и крайней необ­ходимости закреплены исключительно в УК РФ (действия уголовно наказуемые по своим объективным признакам); не относящиеся к этому понятию меры (гражданско-правовые) должны име­новаться гражданской самопомощью. В ГК РФ сле­дует в общих нормах разделить эти понятия и уста­новить последствия причиненного вреда в результате их применения. Необходимо также более детальное материально-правовое регулирование указанных мер с конкретизацией принципа соразмерности их при­менения к каждой мере.

 

Заключение

 

К личным неимущественным правам, а также ко всем прочим нематериальным благам, как правило, относят здоровье и жизнь, доброе имя и честь, семейную и личную тайну, неприкосновенность личности, деловую репутацию, право на имя, на свободное передвижение, на авторство и так далее. Перечисленные выше нематериальные блага, а вместе с ними, конечно же, и личные неимущественные права обладают многочисленными общими признаками. Эти признаки и отличают их от материальных прав. Признаки, которыми они обладают – это:

- полное отсутствие имущественного содержания. Они не могут быть рассчитаны в денежном эквиваленте. Возмездность для них не характерна;

- имеют непосредственную связь с личностью носителя – отчуждение невозможно точно так же, как и передача, кому-то другому. Исключения, однако, имеются. К примеру, можно назвать ситуацию, когда фирма передает свой товарный знак.

- личные неимущественные права всегда имеют собственную специфику возникновения, а также прекращения. Некоторые из них возникают сразу же в момент рождения, а другие – в момент заключения каких-либо сделок. Прекращаются личные неимущественные права в момент смерти их носителя, в случаях, определенных законом, по условиям сделок.

Существует множество критериев систематизации данной разновидности прав. Пожалуй, самым распространенным делением является деление по целям, которые ставятся при осуществлении подобного рода прав. Те личные неимущественные права, которые обеспечивают физическое благополучие, относятся к первой группе. Речь идет о:

- праве на жизнь. Имеется в виду не только право на саму жизнь, но и право на распоряжение ей по своему усмотрению;

- праве на здоровье. Оно заключается в том, что каждый из нас может заключать договоры донорства, а также на оказание любых медицинских услуг;

- праве на психическую, а также физическую неприкосновенность. Суть в том, что каждый может заключить какой-либо договор на личную охрану;

- праве на благоприятную среду. Граждане вправе знать все необходимое о состоянии природы и окружающей среды. Также они имеют правомочие не ее естественное использование.

Во вторую группу входят те личные неимущественные права, которые обеспечивают индивидуализацию человеческой личности. Это:

- право на имя. Любой гражданин имеет имя. Под ним понимается и фамилия, и отчество, и само имя. Данные составляющие должны быть зарегистрированы в органах ЗАГС. Также обязательным является их отражение в официальных документах. Имя можно сменить. Также есть возможность пользоваться псевдонимом (именем ложным);

- право на свой индивидуальный облик. Мы сами формируем свой внешний облик. В определенных ситуациях мы можем запретить другим людям быть похожими на нас;

- право на голос. Записи голоса гражданина можно использовать только с его согласия;

- право на доброе имя. В данное понятие входит право на честь,  деловую репутацию и достоинство;

- личные неимущественные права авторов. Автором признается лицо, создавшее то или иное произведение.

Конечно же, личные неимущественные права автора охраняются законом. Никто не вправе присвоить себе его труд. Отметим, что охраняются они бессрочно. Даже после того, как сам автор умрет.

К третьей группе относят неимущественные права, способные гарантировать и обеспечить автономию личности. Это право на: неприкосновенность личной (собственной) жизни, тайну частной жизни.

Закрепленные в гражданском законодательстве способы защиты личных неимущественных прав, которые характерны для конкретного правоотношения, можно назвать специальными способами защиты. Применительно к ст. 12 ГК РФ, эти способы будут относиться к «иным способам, предусмотренным законом». Из вышеуказанного анализа можно сделать вывод, что, несмотря на многообразие способов защиты личных неимущественных прав, наиболее универсальным средством защиты является компенсация морального вреда.

На основе изложенного можно сказать, что законодатель идет по пути саморегулирования отношений, связанных с нематериальными благами граждан и неимущественными правами юридических лиц, тем самым фактически относит реализацию конституционных прав граждан и возможность их охраны на усмотрение суда.

Представляется необходимым законодательно расширить и определить виды мер защиты личных нематериальных благ вообще и личных неимущественных прав в частности. На наш взгляд, предусмотрев денежную компенсацию как единственно возможную форму (п.1 ст. 1101 ГК РФ) ответственности за нарушение указанных прав и благ, законодатель, по сути, лишил потерпевшего права на выбор формы компенсации. Именно поэтому многие известные в обществе личности, не желающие получать деньги, вынуждены заявлять иски на символичную сумму, равную, к примеру, 1 рублю. Учитывая специфику нематериальных благ и личных неимущественных прав, полагаем целесообразным предусмотреть как материальные, так и нематериальные формы компенсации, предоставив тем самым гражданину и\или суду право выбора из них наиболее приемлемой, либо нескольких одновременно. В дополнение к денежной сумме таковыми могут быть:

 право требовать определенную вещь;

 оказание желаемой потерпевшим услуги;

 публичное или личное извинение (вполне допустимо размещение извинения на соответствующем сайте в сети Интернет); Предлагаемые формы компенсации морального вреда целесообразно отразить в п.1 ст. 1101 ГК РФ.

 

 

 

 

 

 

Список использованной литературы

 

Нормативные правовые акты

1.   Всеобщая декларация прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) [Текст] // "Российская газета", 10.12.1998.

2.   Конституция Российской Федерации [Текст]// Собр. законодательства РФ - 2014. - № 31. - Ст. 4398.

3.   Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016) // "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.

4.   Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 29.06.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2015) [Текст] // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.

5.   Семейный кодекс Российской Федерации  от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) [Текст] // "Российская газета", N 17, 27.01.1996.

6.   О полиции: Федеральный закон от 07.02.2011 N 3-ФЗ (ред. от 13.07.2015, с изм. от 14.12.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 15.09.2015) [Текст]  // "Собрание законодательства РФ", 14.02.2011, N 7, ст. 900.

7.   Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации): Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) [Текст]  // "Собрание законодательства РФ", 02.08.2010, N 31, ст. 4162.

8.   О защите прав потребителей: закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 (ред. от 13.07.2015) [Текст]  // "Российская газета", N 8, 16.01.1996.

Учебная литература

9.   Гордон М.В. Советское авторское право. М. Госюриздат, 1955. С 34.

10. Гражданское право. Учебник. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2010. – С. 396.

12. Грудцына Л.Ю., Спектор А.А. Гражданское право России. М.: Юстицинформ, 2010. С. 89.

13. Невская М.А., Сухарев Е.Е., Тарасова Е.Н. Авторское право в издательском бизнесе и СМИ: Практическое пособие. М.: Дашков и К, 2011. С.74-75.

14. Российское гражданское право: Учебник: В 2 т: Том 1/ отв. ред. Суханов Е.А. М, 2012. С. 913.

15. Суханов Е.А. Российское гражданское право. В 2 т. Т. I. 2-е изд. М.: Статут, 2011. С. 888.

Научная литература

16. Ав­донин Р.В. Содержание авторских прав в российском гражданском праве. Диссертация на соискание уче­ной степени кандидата юридических наук. М.: Рос­сийский государственный институт интеллектуаль­ной собственности, 2013, С. 154.

17. Блинков О.Е. О наслед­стве и наследовании авторов //Бюллетень нотариаль­ной практики. М. 2012. № 4. С.21.

18. Всемирная конференция по правам человека. Венская декларация и программа действий. Июнь 1993 года. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 1995. С. 21-60.

19. Гаврилов Э.П. Наследование интеллектуальных прав в свете Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 // Патенты и лицензии. 2012. № 9. С. 22-32.

20. Гатин А.М. Гражданское право России. М.: Дашков и К, 2009. 296 с. 9. Темникова Н.А. Понятие и классификация семейных личных неимущественных прав ребенка // Вестник Омского Университета. Серия: Право. 2010. № 2. С. 82–89.

21. Дробышевская Т.В. Личные неимуществен­ные права граждан и их правовая защита. Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 2011. – С. 24.

22. Еременко В.И. Об имущественных правах на произведения науки литературы и искус­ства // Адвокат. 2010. № 9. с.10-11.

23. Заман Ш.Х. Гражданско-правовой статус физических лиц в Германии, Италии, Франции и России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 13.

24. Карнаух Т.П. Правовое регулирование личных неимущественных прав юридических лиц в гражданском законодательстве Украины // Наука. Общество. Государство. 2013. № 3. С. 14.

25. Кокова Д.А. Актуальные проблемы правового регулирования семейных отношений между супругами // Учен. тр. Рос. акад. адвокатуры и нотариата. – 2015. - № 2. – С. 134-138. 

26. Колосов В., Шварц М. Право на изображение в российском праве с учетом зарубежного опыта // Авторское право и смежные права. 2014. N 3. С. 5.

27. Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. докт. дис. Екатеринбург, 1994. С. 3-4.

28. Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита) : дис. … д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 15.

29. Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М, 1981. С. 197.

30. Мальцев М. Н. Самозащита субъективных прав по российскому законодательству (теоретико­-правовое исследование) : автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2013. С. 21.

31. Марогулова И.Л. Защита чести и достоинства личности / И. Л. Марогулова. – М.: Юнити-Дана, 2012. – С. 16.

32. Международное публичное право: сб. документов. Т. 1 / сост. и вступ. ст. К.А Бекяшев, А.Г. Ходаков. М.: БЕК, 1996. 570 с.

33. Михайлова И. А., Пчелинцева Л. М. Нематериальные блага и личные неиму­щественные права в проекте изменений Гражданского кодекса РФ // Гражданское пра­во. 2012. № 1. С. 19 - 23.

34. Осадчая О. Репутационный вред как последствие умаления деловой репутации юридического лица // Право и жизнь, 2013. – № 9/99. – С. 52.

35. Палькина Т.Н. Правовое регулирование личных неимущественных отношений в гражданском и семейном законодательстве зарубежных стран // Семейное и жилищное право. 2011. N 5. С. 15-20.

36. Пешкова О.А. Компенсация морального вреда: защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. – М., 2014. – С. 132.

37. Редько Е. П. Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав: Автореф. канд. юрид. наук. - Иркутск, 2012. - С. 8.

38. Резник Г. М., Скловский К.И. Честь. Достоинство. Деловая репутация: Споры с участием СМИ. - М., 2015. - С. 37.

39. Рыбаков В. А. Проблемы формирования гражданско-правовой активности (вопросы теории и практики). Уфа, 2013. С. 45.

40. Рыбаков В. А. Функции гражданско-правового регулирования (общетеоретические и воспитатель­ные аспекты). М., 2011. С.14.

41. Серебрякова А.А., Савельев А.А. Личные неимущественные права в гражданском и семейном праве // Власть. 2012. № 8. С. 159–161.

42. Синенко В.С. Развитие теории личных неимущественных в гражданском праве // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. 2014. Т. 14. № 6. С. 167–173.

43. Темникова Н.А. Понятие и классификация семейных личных неимущественных прав ребенка // Вестник Омского Университета. Серия: Право. 2010. № 2. С. 82–89.

44. Толстая Е.В. Способы защиты личных неимущественных прав: Автореф. дис. ...канд. юр. наук. М., 2013. С. 6, 13.

45. Толстой В.С. Личные неимущественные правоот­ношения. М.: Элит, 2013. С. 18.

46. Черт­ков В.Л. Наследники авторских прав// Советское госу­дарство и право , 1970, № 11. С. 123.

47. Цыбулевская О.И., Власова О.В. Защита чести и достоинства личности в гражданском праве / О. И. Цыбулевская, О. В. Власова // Цивилист. – 2010. – № 3. – С 26.

48. Эрделевский А.М. Не­имущественные права автора произведения.// Патен­ты и лицензии, 2011, №1. с. 28-33.

49. Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий за­конодательства и судебной практики. - М.: Волтерс Клувер, 2011. - С. 7.

50. Rem Th.M. Die Aufgaben des Schmerzensgeldes im Personlichkeitsschutz: Rechtsvergleichende Beitrage zum Schadensrecht. Frankfurt —am-Mein; Berlin, 1962. S. 31-32.

Судебная практика

51. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 8, август, 2013.

52. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" // Бюллетень Верховного Суда РФ", N 7, июль, 2012.

53. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" // "Российская газета", N 29, 08.02.1995.

54. Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ, 2004. – № 3.

55. Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11 по делу № А45-22134/2010 // Вестник ВАС РФ, 2013.- № 1.

56. Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2014 г. по делу № А55-7628/2014 // Сервис «Картотека арбитражных дел»: сайт. URL: Приложение 1

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Приложение 2

 

 



















 Связанные с имущественными правами, то есть могут выступать в качестве основания для возникновения имущественных прав.

 

 

 Не связанные с имущественными правами: неотчуждаемые права и свободы гражданина, а также, иные нематериальные блага (право на жизнь, на имя, на личный облик, на честь и достоинство и т.д.), находящиеся под защитой гражданского законодательства.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 







 

 

Приложение 3

 

 


[1] Суханов Е.А. Российское гражданское право. В 2 т. Т. I. 2-е изд. М.: Статут, 2011. С. 886.

[2] Дробышевская Т.В. Личные неимуществен­ные права граждан и их правовая защита. Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 2011. – С. 18.

[3] Толстой В.С. Личные неимущественные правоот­ношения. М.: Элит, 2013. С. 18.

[4] Дробышевская Т.В. Личные неимуществен­ные права граждан и их правовая защита. Красноярск: Краснояр. гос. ун-т, 2011. – С. 24.

[5] Малеина М.Н. Личные неимущественные права граждан (понятие, осуществление, защита) : дис. … д-ра юрид. наук. М., 2010. С. 15.

[6] Синенко В.С. Развитие теории личных неимущественных в гражданском праве // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. 2014. Т. 14. № 6. С. 167–173.

[7]Серебрякова А.А., Савельев А.А. Личные неимущественные права в гражданском и семейном праве // Власть. 2012. № 8. С. 159–161.

[8] Грудцына Л.Ю., Спектор А.А. Гражданское право России. М.: Юстицинформ, 2010. С. 89.

[9] Суханов Е.А. Российское гражданское право. В 2 т. Т. I. 2-е изд. М.: Статут, 2011. С. 888.

[10] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 N 51-ФЗ (ред. от 31.01.2016) // "Российская газета", N 238-239, 08.12.1994.

[11] Гатин А.М. Гражданское право России. М.: Дашков и К, 2009. 296 с. 9. Темникова Н.А. Понятие и классификация семейных личных неимущественных прав ребенка // Вестник Омского Университета. Серия: Право. 2010. № 2. С. 82–89.

[12] Темникова Н.А. Понятие и классификация семейных личных неимущественных прав ребенка // Вестник Омского Университета. Серия: Право. 2010. № 2. С. 82–89.

[13] Карнаух Т.П. Правовое регулирование личных неимущественных прав юридических лиц в гражданском законодательстве Украины // Наука. Общество. Государство. 2013. № 3. С. 14.

[14] Гражданский Кодекс Российской Федерации. Ч. 1 (ред. от 22.10.2014) (с изм. и доп., вступ. в силу с 02.03.2015) // СПС Консультант Плюс.

[15] Гражданское право: учебник: в 2-х ч.: Ч. 1/под ред. В.П. Камышанского, Н.М. Коршунова, В.И. Иванова. М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2011. – С. 328.

[16] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 29.06.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2015) // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.

[17] Конституция Российской Федерации [Текст]// Собр. законодательства РФ - 2014. - № 31. - Ст. 4398.

[18] Кокова Д.А. Актуальные проблемы правового регулирования семейных отношений между супругами // Учен. тр. Рос. акад. адвокатуры и нотариата. – 2015. - № 2. – С. 134-138. 

[19] Российское гражданское право: Учебник: В 2 т: Том 1/ отв. ред. Суханов Е.А. М, 2012. С. 913.

[20] Гражданское право. Учебник. Т. 1. [Текст] / Под ред. Суханова Е.А. – М., Волтерс Клувер. 2010. – С. 396.

[21] Серебрякова А.А., Савельев А.А. Личные неимущественные права в гражданском и семейном праве // Власть. 2012. № 8. С. 159–161.

[22] Толстой В. С. Личные неимущественные правоотношения. М.: Изд-во Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки, 2010. С. 152.

[23] Ав­донин Р.В. Содержание авторских прав в российском гражданском праве. Диссертация на соискание уче­ной степени кандидата юридических наук. М.: Рос­сийский государственный институт интеллектуаль­ной собственности, 2013, С. 154.

[24] Блинков О.Е. О наслед­стве и наследовании авторов //Бюллетень нотариаль­ной практики. М. 2012. № 4. С.21.

[25] Гордон М.В. Советское авторское право. М. Госюриздат, 1955. С 34.

[26] Черт­ков В.Л. Наследники авторских прав// Советское госу­дарство и право , 1970, № 11. С. 123.

[27] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.05.2012 N 9 "О судебной практике по делам о наследовании" // Бюллетень Верховного Суда РФ", N 7, июль, 2012.

[28] Семейный кодекс Российской Федерации  от 29.12.1995 N 223-ФЗ (ред. от 30.12.2015) [Текст] // "Российская газета", N 17, 27.01.1996.

[29] Гражданский кодекс Российской Федерации (часть вторая) от 26.01.1996 N 14-ФЗ (ред. от 29.06.2015) (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.07.2015) [Текст] // "Собрание законодательства РФ", 29.01.1996, N 5, ст. 410.

[30] Невская М.А., Сухарев Е.Е., Тарасова Е.Н. Авторское право в издательском бизнесе и СМИ: Практическое пособие. М.: Дашков и К, 2011. С.74-75.

[31] Еременко В.И. Об имущественных правах на произведения науки литературы и искус­ства // Адвокат. 2010. № 9. с.10-11.

[32] В отноше­нии наследования права на опубликование произведе­ния (именно так называлось ранее нынешнее право на обнародование произведения) это положение, как отмечает Э. П. Гаврилов, было высказано еще 50 лет назад. См.: Иоффе О.С., Толстой Ю.К. Основы со­ветского гражданского законодательства. Л.: Изд-во Ленинградского ун-та, 1962. С. 175-176., См. также Гаврилов Э.П. Наследование интеллектуальных прав в свете Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29 мая 2012 г. N 9 // Патенты и лицензии. 2012. № 9. С. 22-32.

[33] Эрделевский А.М. Не­имущественные права автора произведения.// Патен­ты и лицензии, 2011, №1. с. 28-33.

[34] Красавчикова Л.О. Понятие и система личных, не связанных с имущественными, прав граждан (физических лиц) в гражданском праве Российской Федерации: Автореф. докт. дис. Екатеринбург, 1994. С. 3-4.

[35] Российское гражданское право: Учебник: В 2 т: Том 1/ отв. ред. Суханов Е.А. М, 2012. С. 913.

[36] Толстая Е.В. Способы защиты личных неимущественных прав:

Автореф. дис. ...канд. юр. наук. М., 2013. С. 6, 13.

[37] Толстой В.С. Личные неимущественные правоотношения. М, 2012. С. 41.

[38] Малеин Н.С. Гражданский закон и права личности в СССР. М, 1981. С. 197.

[39] Дробышевская Т.В. Личные неимущественные права граждан и их их гражданско-правовая защита // Монография. - Красноярск, 2001. С. 94.

[40] Международное публичное право: сб. документов. Т. 1 / сост. и вступ. ст. К.А Бекяшев, А.Г. Ходаков. М.: БЕК, 1996. 570 с.

[41] "Всеобщая декларация прав человека" (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10.12.1948) // "Российская газета", 10.12.1998.

[42] Всемирная конференция по правам человека. Венская декларация и программа действий. Июнь 1993 года. Нью-Йорк: Организация Объединенных Наций, 1995. С. 21-60.

[43] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 27.06.2013 N 21 "О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней" // "Бюллетень Верховного Суда РФ", N 8, август, 2013.

[44] Палькина Т.Н. Правовое регулирование личных неимущественных отношений в гражданском и семейном законодательстве зарубежных стран // Семейное и жилищное право. 2011. N 5. С. 15-20.

[45] Заман Ш.Х. Гражданско-правовой статус физических лиц в Германии, Италии, Франции и России: автореф. дис. ... канд. юрид. наук. М., 2012. С. 13.

[46] Колосов В., Шварц М. Право на изображение в российском праве с учетом зарубежного опыта // Авторское право и смежные права. 2014. N 3. С. 5.

[47] Rem Th.M. Die Aufgaben des Schmerzensgeldes im Personlichkeitsschutz: Rechtsvergleichende Beitrage zum Schadensrecht. Frankfurtam-Mein; Berlin, 1962. S. 31-32.

[48] Марогулова И.Л. Защита чести и достоинства личности / И. Л. Марогулова. – М.: Юнити-Дана, 2012. – С. 16.

[49] Михайлова И. А., Пчелинцева Л. М. Нематериальные блага и личные неиму­щественные права в проекте изменений Гражданского кодекса РФ // Гражданское пра­во. 2012. № 1. С. 19 - 23.

[50] Эрделевский А. М. Компенсация морального вреда: анализ и комментарий за­конодательства и судебной практики. - М.: Волтерс Клувер, 2011. - С. 7.

[51] Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 20.12.1994 N 10 (ред. от 06.02.2007) "Некоторые вопросы применения законодательства о компенсации морального вреда" // "Российская газета", N 29, 08.02.1995.

[52] Редько Е. П. Компенсация морального вреда как способ защиты гражданских прав: Автореф. канд. юрид. наук. - Иркутск, 2012. - С. 8.

[53] Пешкова О. А. Компенсация морального вреда: защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. - М., 2011. - С. 132.

[54] Резник Г. М., Скловский К.И. Честь. Достоинство. Деловая репутация: Споры с участием СМИ. - М., 2015. - С. 37.

[55] Решение Арбитражного суда Челябинской области по делу № 2-4005/14 [Электронный ресурс]. URL: #"О защите прав потребителей" // "Российская газета", N 8, 16.01.1996.

[57] Цыбулевская О.И., Власова О.В. Защита чести и достоинства личности в гражданском праве / О. И. Цыбулевская, О. В. Власова // Цивилист. – 2010. – № 3. – С 26.

[58] Пешкова О.А. Компенсация морального вреда: защита и ответственность при причинении вреда нематериальным благам и неимущественным правам. – М., 2014. – С. 132.

[59] Определение Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ, 2004. – № 3.

[60] Осадчая О. Репутационный вред как последствие умаления деловой репутации юридического лица // Право и жизнь, 2013. – № 9/99. – С. 52.

[61] Постановление Президиума ВАС РФ от 17.07.2012 № 17528/11 по делу № А45-22134/2010 // Вестник ВАС РФ, 2013.- № 1.

[62] Решение мирового судьи судебного участка №1 Центрального района г. Челябинска от 18.09.2015 г. по делу N А411-10/15 [Электронный ресурс]. URL: http://cetrchel1.chel.msudrf.ru/

[63] Решение Центрального районного суда г. Челябинска от 14 февраля 2013 года № 2-1024/2013 // СПС «КонсультантПлюс».

[64] Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 14.11.2014 г. по делу № А55-7628/2014 // Сервис «Картотека арбитражных дел»: сайт. URL: "Собрание законодательства РФ", 14.02.2011, N 7, ст. 900.

[72] Федеральный закон от 27.07.2010 N 193-ФЗ (ред. от 23.07.2013) "Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)" (с изм. и доп., вступающими в силу с 01.09.2013) // "Собрание законодательства РФ", 02.08.2010, N 31, ст. 4162.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!