Тема: Китайский фактор в мировой политике второй половины XX века

  • Вид работы:
    Курсовая работа (п)
  • Предмет:
    Политология
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    114,88 Кб
Китайский фактор в мировой политике второй половины XX века
Китайский фактор в мировой политике второй половины XX века
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Федеральное государственное бюджетное образовательное учреждение
высшего профессионального образования

«Российская академия народного хозяйства и государственной службы
при Президенте Российской Федерации»

СЕВЕРО-ЗАПАДНЫЙ ИНСТИТУТ УПРАВЛЕНИЯ

 

 

 

Факультет международных отношений

Специальность: международные отношения

Кафедра истории и политологии

 

 

 

 

  Курсовая работа на тему:

«Китайский фактор в мировой политике второй половины XX века»

 

 

 

 

 

Автор работы:

Зарнадзе Александр Теймуразович

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

ОГЛАВЛЕНИЕ

 

ВВЕДЕНИЕ. 3

ГЛАВА I КИТАЙ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ В 1950 – 1960 ГГ. 5

1.1 Сближение КНР с СССР. 5

1.2 Корейская война и политика КНР. 7

1.3 Разногласия КНР и СССР. 11

1.4 Великая пролетарская культурная революция. 13

1.5 Конфликт на острове Даманский. 19

ГЛАВА II  КИТАЙ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ В 1970 – 1980 ГГ. 24

2.1 Отношения КНР с США.. 24

2.2 Отношения КНР с СССР. 38

2.3 Отношения КНР с Японией. 44

ЗАКЛЮЧЕНИЕ. 52

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ.. 54

 

 

 

ВВЕДЕНИЕ

 

Актуальность исследования обусловлена текущей ключевой ролью Китая в многополярном мире, которая предопределена не только и не столько экономической мощью КНР, сколько стала отражением генезиса внешнеполитической стратегии и доктрины КНР и участия коммунистического правительства Китая в мировой политике с момента провозглашения КНР 1 октября 1949 года.

На протяжении последующей половины столетия, и, в большей степени в 1950-1980-е года, происходил процесс определения стратегических приоритетов Китая в мировой политике, поиск места КНР в двуполярном мире, который вначале определил трехстороннее противостояние с двумя полюсами -  КНР, СССР с одной стороны, и США -  с другой как важнейший механизм зарождающейся холодной войны. При этом, историко-политические аспекты взаимодействия СССР и Китая на мировой арене, безусловно, представляются важными для критического переосмысления в текущий момент, когда наблюдается новый виток сближения наших двух стран, в том числе как ответ на попытки США окончательно зацементировать угодную ему однополярность мировой политики.

Не менее важно изучить и процессы охлаждения отношений СССР и КНР, учитывать ошибки в двусторонних отношениях, проследить логику встречного сближения КНР с недавними внешнеполитическими противниками -  США и Японией – в 1970-1980-е годы, и, наконец, критически осмыслить причину сохранения Китаем внешнеполитического баланса при реализации концепции «трех миров», и значение данного подхода в формировании текущей позиции и роли Китая на мировой политической арене.

Объектом исследования выступила история развития мировой политики во второй половине  XX века.

Предмет исследования – участие КНР в мировой политике в 1950-1980-е годы.

Цель курсовой работы – раскрыть историко-политические аспекты формирования и влияния китайского фактора в мировой политике второй половины XX века

Цель работы  предопределила постановку следующих  задач:

- рассмотреть аспекты участия Китая в мировой политике в 1950-1960гг.;

- проанализировать специфику и диалектику участия Китая в мировой политике в 1970-1980г.

Информационную базу  исследования составили труды отечественных и зарубежных историков и политологов, представителей смежных наук, мемуары политиков и публицистика, посвященные отдельным аспектам участия Китая в мировой политике в анализируемый период.

 

ГЛАВА I КИТАЙ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ В 1950 – 1960 ГГ.

 

1.1 Сближение КНР с СССР

 

Аспекты участия Китая в мировой политике в анализируемый период, как думается, невозможно понять без учета особенностей исторического развития и социально-экономического положения страны. В новое XX столетие Китай вступил слаборазвитой, раздробленной страной, порабощенной международным империализмом. Синьхайская буржуазно-демократическая революция 1911 г., свергшая власть маньчжурской династии Цин, не смогла вырвать страну из оков феодализма и полуколониальной зависимости, вследствие чего условия для роста революционных настроений, характеризуемых неоднородностью, продолжали сохраняться. Основными оппонентами в революционном пространстве государства выступали китайская националистическая партия Гоминьдан и Коммунистическая партия Китая (КПК), рост противоречий между которыми, в конечном итоге, привел к Гражданской войне, совпавшей с японской интервенцией (1937-1945 гг.) и завершившейся в 1949 г. победой коммунистов[1].

Близость идеологий нового китайского правительства и СССР, территориальное соседство двух стран, безусловно, стали важными предпосылками сближения Китая с СССР, и на рубеже второй половины 20 века выступили мощнейшим стимулом становления внешнеполитической мощи КНР. При этом, Китай постепенно начал вписываться в глобальные политические процессы.

Вторая мировая война изменила сложившуюся ситуацию на мировой арене. На повестку дня встали вопросы о послевоенном урегулировании международных отношений. Тогда же начинается формирование идеологических полюсов, тем самым мир раскололся на два лагеря. Биполярность обеспечивалась противостоянием двух сверхдержав США и СССР. В феврале 1950 года был подписан договор между КНР и СССР о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, регламентирующий оказание военной помощи в случае войны.

Предпосылкой к нему стало создание 1 октября 1949 года Китайской Народной Республики во главе с самой многочисленной партийной организацией мира - Коммунистической партией Китая, конечной целью которой являлось построение социализма. СССР, разумеется, стал первой страной, признавшей новое государство, следствием чего стало установление дипломатических отношений между государствами 2 октября 1949 года.

Сближение СССР и КНР «было неоднозначно воспринято США, поскольку с 1945 г. между американскими представителями и КПК происходили контакты, во время которых Мао Цзэдун высказывался за нормализацию отношений с Вашингтоном»[2].

Период 1950-1960-х годов характеризуется для США и Китая обострением отношений, касающихся тайваньского вопроса. Тайвань в те годы был под руководством партии Гоминьдан во главе с генералиссимусом Чан Кайши. Гоминьдан вёл борьбу с социализмом и коммунизмом, тем самым встретив союзника в лице США, оказавшего поддержку Тайваню в военных действиях с КНР. Итогом войны между Тайванем и Китаем стало формирование двух Китаев. 1950 г. ознаменовался началом Корейской войны. Корейская война ещё больше накалила атмосферу.

«В Соединенных штатах её рассматривали как подтверждение мифа об огромном коммунистическом заговоре с целью завоевания всего мира»[3]. В связи с этим США, пытаясь утвердить позиции, ввели войска в Тайвань. И в 1954 г. США заключили с тайваньским правительством договор о взаимной безопасности, по которому брало на себя обязательство защищать территории острова от вторжений. Вопрос Тайваня в то время был крайне важным.

Полёты американской разведки, нарушение морских границ КНР приводило к расширению конфликта и сопровождалось протестами со стороны КНР. Спустя время, Пекин демонстрировал попытки вернуть Тайвань из-под влияния США и объявил протест против охраны военно-морским флотом США морских территорий Тайваня. («Первое серьезное предупреждение» правительства КНР).

Но бесплодные предупреждения правительства КНР не оказывали должного действия, т.к. заведомо было ясно, что Китай не в силах бороться с интересами США.

В связи с этими событиями, начинает формироваться трёхстороннее противостояние держав и формирование двух полюсов, с одной стороны – СССР и КНР, с другой - США.

 

 

1.2 Корейская война и политика КНР

 

Корейская война 1950-1953 годов оказала влияние на отношения СССР, США и КНР. В период войны Корея была разделена на два государства – республику Корею и Корейскую Народно - Демократическую Республику. Условно границей считалась 38 параллель. Агрессором стал север. Ни одна из сверхдержав не торопилась ввязываться в войну. КНДР имела зависимость от Советского Союза, как и Южная Корея в свою очередь от США. Но эта зависимость не была столь сильной, чтобы контролировать ход военных действий. Согласно «тихоокеанскому периметру безопасности» США, Корея фактически входила в национальные интересы Соединённых Штатов, что обращало особое внимание на позицию СССР в этом регионе. Ситуация в Корее сразу же стала важным предметом обсуждения на заседании Совета Безопасности ООН. Решением стала рекомендация отказа помощи Северной Корее, чтобы не допустить окончательное падение Сеула и Южной Кореи в целом. «27 июня, не дожидаясь повторного обсуждения корейского вопроса в ООН, президент Г. Трумэн отдал приказ американским вооружённым силам на Дальнем Востоке оказать помощь южнокорейцам»[4].

Другими словами, американские войска были введены под эгидой ООН. Поддержку оказали и другие государства: Великобритания, Франция, Австрия, Канада, Новая Зеландия, Бельгия, Таиланд, Турция и Филиппины. Вследствие чего, СССР подтолкнул КНР включиться в войну, тем самым оказав помощь КНДР. Военная поддержка Советского Союза заключалась в организации отпора военной агрессии США: предоставлении техники, а в частности, самолётов-истребителей, военных специалистов, обучении корейских солдат. По мнению старшего научного сотрудника ИВ РАН, кандидата исторических наук А.В. Воронцова: «Одним из решающих событий в ходе войны в Корее стало вступление в неё КНР 19 октября 1950 года, что практически спасло от военного разгрома находившуюся в тот период в критическом положении КНДР». Действительно, положение КНДР в период войны было крайне критическим, после предпринятого наступления американскими войсками на север, вследствие которого чуть ли не была взята столица КНДР г. Пхеньян. Но за счёт численного превосходства, китайские войска 4 января 1951 года взяли г.Сеул и вытеснили вражеские войска с территории КНДР. Вступление Китая в войну имело огромное значение, прежде всего это разрядило обстановку и уравновесило силы на определённый период. Вследствие чего началась война двух фронтов. С одной стороны - Китай, с другой- войска под эгидой ООН. Таким образом, мы можем говорить о том, что Китай оказал своё влияние на ход Корейской войны, имевшей большое значение для США и СССР. Теперь 2 сверхдержавы были вынуждены рассматривать КНР как нового стратегического партнёра. В конечном счёте, результатом длительных переговоров стало соглашение о перемирии 1953 года, которое так и не оформилось в мирный договор. На протяжении войны Америка воздерживалась от прямых военных столкновений с Советским Союзом, чтобы не провоцировать вооружённого конфликта с соразмерной державой. Создание НАТО и ОВД стало ещё одним проявлением конфронтационности двух держав.

Стремление КНР быть независимыми от влияния СССР начало проявляться уже в 50-х годах, что может говорить об ускоренных темпах становления КНР как новой сверхдержавы.

Можно говорить и о том, что Корейская война – это война прежде всего между двумя классово противоположенными лагерями – капитализмом и социализмом, а точнее между двумя державами – СССР и США, которые косвенно вели борьбу на Корейском полуострове, чтобы доказать своё превосходство. Агрессором выступало США, и «Доктрина Трумэна» стала подтверждением захватнических настроений Соединённых штатов.

В 1949 году была создана Организация Североатлантического Договора (НАТО), включавшая двенадцать государств: США, Канада, Исландия, Великобритания, Франция, Бельгия, Нидерланды, Люксембург, Норвегия, Дания, Италия, Португалия и предусматривающая коллективную безопасность и взаимную защиту стран-членов от внешних угроз. «Главным источником угроз в то время считался Советский Союз»[5].

Поскольку 1949 год ознаменовался также расколом Германии на два государства: ФРГ и ГДР, то США, Великобритания и Франция были заинтересованы в укреплении отношений с западной частью Германии, а то есть с ФРГ. Следствием этого стало вступление ФРГ в НАТО в 1955 году. Ответным шагом стало создание Организации Варшавского договора, объединившей все европейские социалистические страны, за исключением Югославии, по причине того, что Югославия, являясь участником движения неприсоединения, заключила договор с США в 1948 году. Отношения с СССР были восстановлены через два года, но о союзнических отношениях речи идти не могло. Противоречия Западных держав и СССР возникали по вопросу объединения Германии. Первые находили верным автоматическое вхождение ГДР в ФРГ, тогда как Советский Союз был против. Период 40-50-ых годов именуется как период деколонизации. США первыми бросили вызов этому процессу. На Женевских совещаниях, состоявшихся в 1954-1955 годах с участием министров иностранных дел СССР, США, КНР, Великобритании, Франции и др., стороны добивались решения проблем в свою пользу.

Прежде всего, целью совещания стало рассмотрение вопросов о мирном урегулировании ситуации в Корее, восстановления мира в Индокитае, объединении Германии, безопасности в Европе и контроля над ядерным оружием. Переговоры в Женеве способствовали разрядке напряжённости, было принято соглашение ограничить гонку вооружений. По корейскому вопросу какого-либо соглашения достигнуто так и не было. США настаивало на распространение на всей территории Кореи капиталистического режима, зависимого от США, тем самым предложения о демократическом урегулировании вопроса, предлагаемые в том числе и советскими представителями, не рассматривались как должные.

В целом, можно сказать, что Корейская война стала маркером участия Китая в мировой политике, отразила постепенно повышающийся внешнеполитический фактор, и, что главнее всего – обозначила вектор перманентного охлаждения во взаимоотношениях с СССР, параллельно формируя отдельные предпосылки для сотрудничества с США.

 

1.3 Разногласия КНР и СССР

 

В 1950-е гг. последовал ряд событий, которые коренным образом изменили положение вещей в отношении позиции КНР на внешнеполитической арене. В марте 1953 г. умер лидер Советского Союза И. В. Сталин. Новое советское руководство на время сосредоточилось на внутриполитической борьбе за власть, что привело к смягчению международного климата. В частности, начались мирные переговоры о прекращении Корейской войны.

В связи со смертью И. В. Сталина в 1953 году, Запад ожидал последовательных изменений во внешней политике Советского Союза.

И изменения последовали. «Наибольшие надежды связывались с XX съездом КПСС в 1956 году[6]». На нём Первый секретарь ЦК КПСС Н.С. Хрущёв выступил с критикой культа личности Сталина. Серьёзные противоречия внутри социалистического блока возникли в связи с выходом из ОВД Албании, причиной тому стало нарастание дестанилизации в Советской России, тем самым нарастала критика политики Хрущёва. Таким образом, выход одной страны в значительной мере потряс основы ОВД.

Вся эта ситуация была воспринята в Пекине неоднозначно. Уход Сталина оставил вакантным место ведущего теоретика и практика международного коммунистического движения. Среди новых руководителей СССР Мао Цзэдун не видел себе конкурентов и готов был рассматривать отношения между Пекином и Москвой минимум как равные, но не как отношения подчиненности.

Отказ СССР от ведения дальнейших военных действий в Корейском конфликте китайское руководство интерпретировало как слабость и пораженчество Москвы, в то время как КНР понесла значительные потери и готова была продолжать борьбу.

Наконец, политические события в СССР, связанные с ХХ съездом компартии и разоблачением культа личности Сталина, утвердили китайское руководство в мысли, что СССР встал на путь отказа от решительной борьбы с капитализмом и тем самым предал идеалы пролетарской революции.

Необходимо отметить, что за обвинениями в адрес СССР и негативной трактовкой действий его руководства стояло стремление Мао Цзэдуна играть самостоятельную роль в международном коммунистическом движении, а также желание превратить КНР в сверхдержаву. Апогеем конфронтации с СССР стали события на границе в 1968 г., когда произошло прямое военное столкновение двух держав (подробнее, вопрос будет раскрыт в параграфе 1.5 настоящей работы).

К этому времени китайское руководство фактически разорвало отношения с СССР и укрепило влияние среди леворадикальных групп коммунистического движения. В частности, под влиянием маоистской идеологии Албания вышла из Совета экономической взаимопомощи (СЭВ).

В то же время однозначное биполярное противостояние в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР) во второй половине 1960-х гг. размывается под влиянием значительных изменений во внешней политике КНР. Китай занял в конфронтационном противостоянии США и СССР особую позицию. Пекин выступал как против империализма (США), так и против «социал-империализма» (СССР). С целью укрепить свои позиции в этой борьбе КНР была вынуждена идти на самые разнообразные союзы[7].

Восстановить отношения с СССР было неприемлемо для КНР не только из-за событий на Даманском. В 1968 г. СССР совершил военную интервенцию в Чехословакию для подавления «антикоммунистического мятежа». Для КНР это означало, что советское руководство не готово смириться с наличием у своих союзников иного взгляда на процесс экономического и политического развития в рамках построения коммунистического строя. Унификация под советский вариант была неприемлема для Мао Цзэдуна и КНР.

Таким образом, к концу 1960-х годов окончательно определился вектор внешней политики Китая, который значительно отдалился от северного соседа.

 

 

1.4 Великая пролетарская культурная революция

 

Влияние на участие Китая в мировой политике оказала и Великая пролетарская культурная революция (далее – культурная ревоюция).

Феномен культурной революции, которая проходила в КНР в 1966-1976 гг., до сих пор остается малоизученным. При этом важность феномена для современного Китая и для всей его истории в целом несомненна. Культурная революция в Китае была предшественницей глубоких экономических реформ, которые в итоге привели его к статусу великой мировой державы.

Прежде всего, рассмотрим период «культурной революции». Разногласия в руководстве КПК по проблемам определения внутриполитического курса и внешнеполитической ориентации страны достигли большой остроты к концу 1965 г. После Х пленума ЦК КПК 8-го созыва (1962 г.) Мао Цзэдун начал пропагандировать и навязывать стране мысль об «обострении классовой борьбы», выдвинул положение «о продолжении революции при диктатуре пролетариата». В этой связи появился и тезис о том, что часть членов КПК встала на путь «ревизионизма». Причем с самого начала борьба с «ревизионизмом» внутри страны стала неразрывно увязываться с борьбой против «международного ревизионизма», в это понятие включалась КПСС и ряд других коммунистических и рабочих партии.

Объективным содержанием «культурной революции» было уничтожение традиционализма и создание конфликта поколений.

Происхождение Культурной революции может быть прослежено уже с середины 1950-х годов, когда Мао серьезно озаботился проблемой того, что страна отходит от социализма и находится на пути «реставрации капитализма». По его представлениям борьба между пролетарскими и буржуазными идеологиями приняла новые, коварные формы, после того, как были изжиты капиталистические классы. Мао пришел к заключению, что источник политического регресса Китая лежит в ложном и корыстном представлении многих его политических коллег о том, что при социализме классовая борьба прекратилась.

С его точки зрения государственные чиновники стали «новым классом», отдаленным от народных масс, а интеллектуалы являлись «вместилищем» буржуазных, даже феодальных ценностей. Однако Культурная революция в Китае была и борьбой за власть, в которой будущий Великий Кормчий, избавляясь от политических конкурентов, старался вернуть себе авторитет, который он растерял в результате неудач в политике Большого Скачка. Она рассматривалась Мао как инструмент создания нового «поколения революционных преемников» – тех, кто привел к победе коммунистической партии. Как только те, кто, как полагали, вел Китай назад к капитализму, были отстранены от власти на всех уровнях общества, начался процесс устройства социалистических учреждений, «ростков коммунизма».

Элитизм в образовании заменялся обновленными, политизированными учебными планами, основанными на идеологической правильности и политической активности.

 «Культурная революция», задуманная и развязанная Мао Цзэдуном в 1966 г., была нацелена на то, чтобы устранить из руководящих органов партии всех несогласных с его политикой, прежде всего сторонников VIII съезда КПК, навязать партии и народу свою схему развития Китая в духе левацких концепций «казарменного коммунизма», ускоренного строительства социализма, отказа от методов экономического стимулирования. Одновременно продолжалось раздувание культа личности Мао Цзэдуна. Именно он в обход партийного руководства страны развернул «культурную революцию» и руководил ею[8].

Для подавления оппозиционных сил в партии Мао Цзэдун и его сторонники использовали политически незрелую молодежь, из которой формировались штурмовые отряды хунвэйбинов - «красных охранников». Занятия в школах и вузах по инициативе Мао Цзэдуна были прекращены, для того чтобы учащимся ничто не препятствовало проводить «культурную революцию», начались преследования интеллигенции, членов партии, комсомола. Профессоров, школьных учителей, деятелей литературы и искусства, а затем и видных партийных и государственных работников выводили на «суд масс» в шутовских колпаках, избивали, глумились над ними якобы за их «ревизионистские действия», а в действительности - за самостоятельные суждения о положении в стране, за критические высказывания о внутренней и внешней политике КНР.

Приведем следующий пример. Китай имеет давнюю традицию «иншэ» (теневое уничтожение), посредством которой писатели используют аллегории для критики высокопоставленных лиц. Фактически, культурная революция в Китае началась с подозрений в «иншэ» в отношении исторической драмы «Разжалование Хай Жуя», написанной историком У Ханем, в которой усмотрели намек на судьбу маршала Пэн Дэхуая, который был отправлен в отставку после критики им политики Большого Скачка. На самом деле это было абсурдно, но Мао отнёсся к произведению с подозрительной серьезностью, тем более что к этому времени в партии начали формироваться фракции, недовольные политикой Мао Цзэдуна. Было приказано, чтобы в газетах всячески чернили имя автора, которого затем заключили под стражу, где он умер после постоянных избиений.

У Хань стал одной из первых жертв Культурной революции.

В 1979 году, после кончины Мао, посмертно он был реабилитирован. После У Ханя радикальные маоисты быстро очищали от других «правых» учреждения культуры, а театр стал главной площадкой для «Банды Четырех», фракции Цзян Цин (министра культуры и жены Мао), чтобы атаковать своих политических противников.

«Банда четырёх» (Цзян Цин, Чжан Чуньцяо, Яо Вэньюань, Ван Хунвэнь с группами приближенных «интеллектуалов» управляла всем: киностудиями, операми, театральными труппами, радиостанциями. С проката были сняты все старые кинофильмы. Только революция в Китае и связанные с нею восемь тем должны были изображаться в кинофильмах, театральных пьесах. Даже детские кукольные театры были закрыты под предлогом их контрреволюционного характера.

Художников, писателей, артистов заключали в тюрьмы или ссылали. Труппы Пекинской Оперы были расформированы, так как она подпадала под категорию «четырех пережитков». Хунвэйбины жгли старые книги, крушили архитектурные памятники, рвали древние свитки, разбивали художественную керамику. Масса культурных ценностей была потеряна безвозвратно.

В целом, культурная революция в Китае, имеющая сложную и замысловатую историю, может быть разделена на три основных фазы: массовая, военная и правопреемства.

Массовая фаза (1966-1969) – самая разрушительная, когда Китай находился во власти хунвэйбинов. Они ответили на призыв Мао «сделать революцию», проявив невероятное усердие в поисках «классовых врагов» везде, где они скрывались. На этом этапе большинство политических конкурентов Мао в высшем эшелоне власти было свергнуто, включая председателя КНР Лю Шаоци.

Военная фаза (1969-1971) началась после того, как Народная Освободительная армия добилась господствующего положения в китайской политике, подавив, с одобрения Мао, анархию хунвэйбинов. Она закончилась предполагаемой попыткой переворота в сентябре 1971 года недовольным наследником Мао, министром обороны Линь Бяо.

Фаза правопреемства (1972-1976) – интенсивное политическое и идеологическое «перетягивание каната» между радикальными идеологами и старыми кадрами, решавшими закончить или продолжить политику Культурной революции. Конфликт представлял сложную борьбу, во время которой страной последовательно управляли два главных лидера КПК – председатель Мао и премьер-министр Чжоу Эньлай. Решающий жребий был брошен, когда в октябре 1976 года были арестованы члены «Банды Четырех» (спустя месяц после смерти председателя Мао) коалицией умеренных лидеров. Культурная революция в Китае, как считается, закончилась арестом «Банды Четырех».

В международно-политическом аспекте представляется примечательным и важным то обстоятельство, что в результате «культурной революции» и проводившейся в ходе ее хунвэйбиновской экстремистской «дипломатии» международное положение Китая сложилось не лучшим образом. Встал вопрос о преодолении изоляции на мировой арене и враждебности в отношениях с большинством государств.

На международном Совещании коммунистических и рабочих партий в Москве в июне 1969 г., подавляющее большинство участников которого резко осудило взгляды и действия китайского руководства. В целом период «культурной революции» это резвое ухудшение советско-китайских отношений. В середине 60-х гг. Советский Союз был окончательно возведен в статус врага. В пропагандистский обиход вошел термин «угроза с Севера». Когда в октябре 1964 г. КНР произвела первое испытание атомной бомбы, было официально заявлено, что это сделано «во имя защиты суверенитета, против угроз США и великодержавности СССР»[9].

Отношения двух стран неизбежно приближались к разрыву.

IX съезд ЦК КПК, состоявшийся в апреле 1969 г., закрепил антисоветские акценты во внешней политике КНР. На съезде был выдвинут курс на «непрерывную революцию» и подготовку к войне. Однозначно тезис о необходимости подготовки к войне ассоциировался с антисоветскими приготовлениями китайского руководства. Военные приготовления в этом ряду занимали далеко не последнее место.

Влияние культурной революции на внешнюю политику Китая, как думается, выражается не только в окончательном охлаждении отношений с СССР. Параллельно, китайское руководство активизировало свою международную деятельность на всех ее направлениях.

Пекин развил маоистскую внешнеполитическую доктрину «трех миров» как идеологическую базу сближения Китая со всеми реакционными силами для борьбы против Советского Союза[10].

Лидеры КНР, во-первых, предпринимают практические меры к созданию «единого фронта» в составе Китая, США, Японии и Западной Европы против Советского Союза. Кроме того, более изощренно осуществляют тактику «дифференцированного подхода» к социалистическим странам. Наконец, КНР активизирует связи с капиталистическими державами и с НАТО, чтобы заручиться содействием Запада в модернизации китайского экономического и особенно военного потенциала.

 

 

 

1.5 Конфликт на острове Даманский

 

Приведем более подробную характеристику конфликта, оценим его значение и влияние на международную политику в целом и на отношения между СССР и КНР, - в частности.

Начнем  с указания на то, что конфликт стал возможен из-за некорректного разграничения территорий СССР и КНР по рекам Амур и Уссури. В соответствии с нормами международного права граница на судоходных реках проводится посередине их главного фарватера, и китайское население издавна осуществляло по нему свою хозяйственную деятельность. Советская же сторона обосновала свои права на остров тем, что на карте границы, приложенной к договору 1860 г., пограничная линия проходит по китайскому берегу. В свою очередь о. Даманский находится ближе к китайскому берегу, и соединяется с ним, в период, когда река мелеет[11]. Такому разграничению долгое время не придавалось значения. Однако с начала 60-х гг. ХХ в. советско-китайские отношения серьезно ухудшились. Причинами этого стали идеологические разногласия и стремление Китая стать лидером мирового коммунистического движения. Одним из аспектов этого противостояния стал неурегулированный пограничный вопрос.

В 1964 г. провокации стали носить регулярный характер. На границе по р. Уссури только в 1968 г. было пресечено более 100 провокаций, в которых участвовало более 2000 китайцев[12]. По воспоминаниям Героя Советского Союза генерал-майора В. Д. Бубенина, бывшего в 1967 г. начальником 1-й пограничной заставы Иманского пограничного отряда: «Провокации следовали одна за другой по 3-4 в неделю. Люди изматывались, уставали. По 8 – 10 часов несли службу на границе да 4 – 5 участвовали в ликвидации провокаций. Чтобы обезопасить личный состав мы стали применять рогатины и дубины. Они нас по началу здорово выручали. Когда китайцы перли на нас стеной, мы просто выставляли рогатины вперед. Ну а если какой смельчак все же прорывался, то добровольно нарывался на дубину»[13]. В провокациях принимали участие не только гражданские лица, но и военнослужащие. В декабре китайцы впервые применили оружие, в этот раз как дубинки. Но трагическая развязка конфликта наступила в марте. В ночь с первого на 2 марта группа китайских солдат численностью ок. 300 человек скрытно переправилась на остров и организовала засаду. 2 марта, в 10.40 (по местному времени) около 30 военнослужащих китайского погранпоста «Гунсы» начали выдвижение в сторону Даманского. Для предотвращения провокации к острову направились 3 группы пограничников. Группа старшего лейтенанта И. И. Стрельникова – 7 человек и сержанта В. Н. Рабовича – 13 человек прибыли к месту конфликта первыми. Группа младшего сержанта Ю. Бабанского – 12 человек двигалась медленнее, это и спасло ее от немедленной гибели[14].

Поравнявшись с нарушителями границы группа советских пограничников, как обычно, хотела выразить китайским солдатам протест. Но договорить Стрельников не успел. Китайцы открыли огонь на поражение. На фотопленке отснятой в тот день рядовым Н. Н. Петровым сохранились три последние фотографии. Следом за своим командиром И. И. Стрельниковым «он вторым упал на лед Уссури, так и не успев снять с плеча автомат»[15]. Последний снимок был им сделан за минуту до расстрела групп. Из группы И. И. Стрельникова в живых не осталось ни кого. Из 13 пограничников группы В. Н. Рабовича выжил только Г. Серебров. Однако бой на этом не закончился. После гибели двух групп сопротивление продолжила группа Ю. Бабанского, подошедшая к острову с задержкой. Ее бойцы смогли продержаться до прибытия подкрепления под командованием старшего лейтенанта В. Д. Бубенина с более отдаленной, 1-й погранзаставы, что и решило исход столкновения 2 марта. В тот день, будучи неоднократно раненым и контуженым В. Д. Бубенин продолжал командовать боем и дождавшись подкрепления до последнего прикрывал отступление группы. После лечения В. Д. Бубенину было присвоено звание Героя Советского Союза, он был рекомендован для поступления в Академию Генерального Штаба и сейчас известен как первый командир спецподразделения антитеррора «Альфа»[16]. С приходом подкрепления китайцы были выбиты с острова и бой прекратился. Согласно официальным данным было уничтожено до 248 китайских солдат и офицеров, с советской стороны погибли 32 военнослужащих, один пограничник в бессознательном состоянии попал в плен и вскоре от ран скончался. Однако, как следует из воспоминаний начальника отряда медицинской службы В. Квитко, проводившего обследование тел погибших, 19 раненых остались бы живы, потому что получили не смертельные ранения. Но их потом добивали ножами, штыками и прикладами, или расстреливали[17].

С 3 по 14 марта обе стороны конфликта, продолжая периодические столкновения, производили усиление группировок войск в районе Даманского. Утром 15 марта китайская сторона предприняла новую масштабную атаку на остров, где находился советский пограничный отряд в составе 45 человек. Трагичность ситуации заключалась в том, что Кремль затягивал с разрешением применить силы регулярной армии, бросив пограничников один на один с превосходящими силами противника. В ходе боя погиб начальник Иманского пограничного отряда полковник Д. В. Леонов. Танк Т-62, которым управлял полковник Д. В. Леонов, в то время был секретным. Но не смотря на несколько попыток пограничников его вернуть или уничтожить им это не удалось. Танк был поднят китайскими военными со дна реки и сейчас выставлен в пекинском военном музее НОАК. Бои 15 марта 1969 г. продолжались в течении 9 часов. Только вечером, когда поступила команда из Москвы, после артобстрела китайских позиций минометами и реактивными установками залпового огня «Град», мотострелковому батальону удалось выбить китайцев с острова. Общие потери советской стороны составили 58 человек убитыми, потери китайской до сих пор не известны (500 – 2000 человек)[18]. Среди сражавшихся и погибших в тот день советских военнослужащих был комсомольчанин, младший сержант, пулеметчик В. В. Орехов. 15 марта он был в первых рядах атакующих, а затем, будучи уже раненым, продолжал вести бой, давая возможность санитарам батальона вынести из под обстрела раненых товарищей. Но его позиция была обнаружена и обстреляна китайцами. Позже В. В. Орехову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза. Сейчас его именем названа одна из улиц Комсомольска-на-Амуре [19].

Таким образом, сражения на Даманском поставили Москву и Пекин на грань войны и заставили сесть за стол переговоров. 11 сентября 1969 г. председатель СМ СССР А. Косыгин и глава правительства КНР Чжоу Эньлай встретились в Пекине и договорились начать консультации по вопросам границе. Не смотря на это провокации продолжались и окончательная точка в них была поставлена только 16 мая 1991 г., когда СССР и КНР подписали соглашение о восточном участке границы. Она была установлена по главному фарватеру рек, а остров Даманский официально отходил к китайской стороне. Для исследователей тема вооруженного конфликта на острове Даманский оставалась закрытой вплоть до конца 1980-х гг.[20]

Таким образом, Даманский конфликт стал маркером окончательного охлаждения отношений СССР и КНР: к лету 1969 года возросла угроза войны между СССР и КНР, хотя конфликт и удалось стабилизировать за счет активных дипломатических усилий.

 

Можно сделать вывод, что в 1950-е  - 1960-е годы под воздействием ряда внешних и внутренних факторов происходило формирование и корректировка внешнеполитической доктрины КНР. Молодое правительство китайских коммунистов лишь в первые годы существенно сблизилось с СССР как идеологическим и территориальным союзником. Изменение внутренней и внешней политики СССР в связи со смертью Сталина, модификация интересов и политического курса КНР, включая опыт культурной революции, привели к отдалению идеологий Китая и Советского Союза, способствовали охлаждению внешних сношений, подталкивали Китай к сближению с Западом и США.

 

 

ГЛАВА II  КИТАЙ В МИРОВОЙ ПОЛИТИКЕ В 1970 – 1980 ГГ.

 

2.1 Отношения КНР с США

 

Анализ источников позволяет утверждать, что внешнеполитический вектор Китая в 1970-е годы в значительной степени переместился на восток от Тихого океана, а важной предпосылкой к этому послужило охлаждение отношений между СССР и Китаем, аспекты которого были рассмотрены в соответствующих параграфах первой главы работы.

Неверно полагать, что в отношениях КНР и США в анализируемый период все шло к потеплению и сближению. На первый взгляд казалось, КНР и США разделяли не менее глубокие противоречия. Серьезным барьером для сближения двух стран были настроения в американском общественном мнении и политическом сообществе. Считалось, что коммунистический Китай является режимом, настроенным на экспансию. США вмешались в события в Индокитае, чтобы разгромить «коммунистический заговор», устроенный Пекином с целью захвата Юго-Восточной Азии. Поэтому, по мнению большинства американских политиков, китайская коммунистическая система должна прежде измениться, а затем с нею можно будет вести переговоры. Кроме этого, любая попытка улучшить американо-китайские отношения могла повлечь риск обострить отношения с СССР[21].

Однако администрация Никсона не разделяла подобных взглядов. Будучи кандидатом в президенты, он написал статью, в которой доказывал, что от сближения с КНР в выигрыше будут страны всего мира. Никсон был убежден, что Китай необходим США в качестве дружественной державы вследствие своих размеров и неизбежного роста своего влияния в мире. Кроме того, Китай мог стать хорошим противовесом Советскому Союзу[22]. Такой же позиции придерживался и Г. Киссинджер (помощник президента по национальной безопасности в администрации Никсона), который ввел в дипломатический язык новый термин: «трехсторонняя дипломатия» (англ. triangular diplomacy).

Дипломатия пинг-понга, осуществляемая Китаем и США в 1970-х годах – это, безусловно, прорыв в американо-китайских отношениях. Благодаря этой игре и предприимчивости Премьера Госсовета КНР Чжоу Эньлая и Госсекретаря США Генри Киссинджера в отношениях Пекина и Вашингтона удалось растопить лёд недоверия. Вместе с тем, это также способствовало изменению геополитической ситуации в «большом стратегическом треугольнике» США-СССР-КНР: упрочило положение КНР и США и ослабило позиции СССР, который к концу 1970х оказался в международной изоляции.

Рассмотрим предпосылки и причины американо-китайского сближения.

Безуспешная война во Вьетнаме и то обстоятельство, что многие государства (в том числе и некоторые союзники США) осудили американское вторжение во Вьетнам, завели американское руководство во внешнеполитический тупик. Кроме того, массовые демонстрации против войны во Вьетнаме в самих Соединённых Штатов угрожали внутренней стабильности государства. В 1971 году начался новый экономический кризис, сильно ударивший по американской экономике. Поэтому США были заинтересованы в разрядке международной напряжённости и в сближении со своими политическими противниками. Для этого складывалась весьма благоприятная ситуация, так как в советско-китайском коммунистическом блоке произошёл раскол, апогеем которого стал конфликт на советско-китайской границе в 1969 году. Эта ситуация была только на руку американскому руководству, которое получило шанс поднять свой международный авторитет и ослабить Советский Союз.

У Китая тоже было много нерешённых проблем. Начавшаяся в 1966 году Великая Культурная Революция ввергла страну в пучину хаоса и нестабильности. В стране зверствовали отряды хунвэйбинов («красногвардейцев») – выходцев из низших слоёв общества, которых Мао использовал для устранения оппозиции и распространения своего культа личности по всему Китаю (то есть выполняли те же функции, что и опричники при Иване Грозном), фактически прекратилось развитие науки и культуры. Экономика страны была отброшена далеко назад, ущерб составлял около 500 миллиардов юаней. Кроме того, Китай находился в почти полной изоляции от остального мира, проводил активную антисоветскую политику, претендовал на роль лидера в коммунистическом блоке и обвинял правительство СССР в ревизионизме (то есть в том, что в Советском Союзе отошли от первоначального учения Маркса-Энгельса-Ленина). Свою лепту в ухудшение советско-китайских отношений внесло и вторжение советских войск в Чехословакию в 1968 году. Также Китай серьёзно  опасался советского вторжения с севера, особенно после 1969 года, когда на советско-китайской границе вспыхнул ряд вооруженных конфликтов между советскими и китайскими пограничниками.

В Пекине активно присматривались к новым веяниям в американской политике. По мере обострения отношений с Советским Союзом Китай рассматривал улучшение отношений с Вашингтоном как усиление своих позиций в противостоянии с Москвой. После прихода в Белый Дом администрации Никсона в ноябре 1969 г. МИД КНР предложил провести переговоры о заключении китайско-американского соглашения о нормализации отношений на принципах мирного сосуществования. Это был сигнал новому американскому руководству[23].

Таким образом, сближение США и КНР в начале 1970-х гг. было вызвано влиянием фактора биполярного противостояния и продолжавшейся «холодной войны». КНР в этом процессе стремилась решить собственные внешнеполитические задачи, в том числе укрепить свои позиции в Индокитае. В конце концов, она также действовала исходя из логики «холодной войны».

Этот факт хорошо демонстрирует содержание секретных переговоров, которые велись в Пекине 9-11 июля 1971 г. Среди главных тем были: тайваньская проблема, переговоры США с Советским Союзом, спорные проблемы в отношениях Китая и Индии, Китая и Советского Союза[24]. Китайское руководство понимало значимость СССР и его влияние в мире. В конце концов, чтобы вести с ним борьбу Пекин вынужден был искать контакты с другим мировым центром – США, а не собирать под свой контроль союзников и вести борьбу в одиночку против обеих сверхдержав, как это официально декларировалось.

Поэтому в нормализации американо-китайских отношений были заинтересованы обе стороны, и основой для сближения послужила их общая конфронтация с СССР.

Каковы особенности становления и развития так называемой «дипломатии пинг-понга»? Исследователи склонны полагать, что начало дипломатии «пинг-понга» можно датировать 1969 годом, когда между представителями КНР и США состоялся секретный обмен мнений после конфликтов на советско-китайской границе[25]. 5 сентября заместитель Госсекретаря США Эллиот Ричардсон заявил, что в случае возникновения масштабного вооружённого конфликта между Китаем и СССР Соединённые Штаты не останутся безучастными. Это заявление было сделано на основании доклада ЦРУ, согласно которому на момент пограничных столкновений возле советско-китайской границы находилось 40 советских дивизий, а с китайской стороны значительного сосредоточения войск не наблюдалось. Уже 6 апреля из Пекина поступило сенсационное предложение: американская сборная по настольному теннису, находившаяся на чемпионате в Японии, приглашалась в Китай за счёт КНР. 11-17 апреля члены американской сборной провели несколько матчей с китайскими коллегами, побывали в Летнем Дворце и на Великой Китайской стене, смогли увидеть жизнь Китая изнутри. Это был первый официальный визит американцев в КНР с момента её образования в 1949 году.

Вот как описывают свой визит в Китай фотограф Франк Фесибек и начальник филиала журнала «Life» Джон Шар, которые побывали там вместе с американской сборной по настольному теннису:

«Мы увидели сплоченное и аккуратное общество. В общем, они переживают бедность в некоторой степени, зато там абсолютно нет печали и голода. Люди выглядят здоровыми, у них круглые лица, розовые щеки и белые зубы. Они выглядят очень счастливыми»[26].  14 апреля 1971 года США отменили торговое эмбарго против Китая.

Следующая веха разрядки в отношениях между двумя странами может быть датирована 1972 годом, когда уже в США приехали китайские спортсмены, которые уже тогда считались одними из лидеров в настольном теннисе. Они также провели ряд показательных встреч с американскими спортсменами и смогли поближе познакомиться с Америкой.

Дальнейшее развитие американо-китайской дипломатии связано с визитами в Китай Генри Киссинджера.

Дипломатия пинг-понга создала благоприятный политический фон, который сделал возможным визиты Генри Киссинджера (тогда ещё советника по национальной безопасности) в Китай в июле и октябре 1971 года. Во время своего первого визита он подчеркнул, что «США более не являются врагом Китая, не будут более изолировать Китай, поддержат предложение о восстановлении членства КНР в ООН, но выступят против изгнания из ООН представителей Чан Кайши»[27]. Кроме того в беседе с Чжоу Эньлаем Генри Киссинджер обозначил вопросы повестки дня, которые планировалось обсудить во время визита в Китай президента Никсона (ситуация в Индокитае, Тайваньская проблема, отношение к третьим странам (Японии и СССР), контроль над вооружениями и т.д.). Самой болезненной темой обсуждения была Тайваньская проблема, в которой США пошли на уступки КНР, согласившись вывезти две трети вооружённых сил США с Тайваня после Вьетнамской войны. В знак теплого отношения к Китаю Генри Киссинджер передал Китаю снимок советских военных объектов, сделанный американским спутником.

Между визитами Генри Киссинджера произошло ещё одно важное историческое событие – США, как он и обещал, поддержали кандидатуру КНР в состав ООН, а вскоре делегация Народного Китая заняла место Тайваня в числе постоянных членов в Совете безопасности ООН, несмотря на противодействие США. Изоляция КНР завершилась.

Во время второго визита Генри Киссинджера в октябре 1971 года стороны обсудили будущее Тайваня, японскую оборонительную политику, войну во Вьетнаме, конфликт из-за Бангладеша и детали предстоящего визита президента Р. Никсона в Китай. Кроме того, Генри Киссинджер и Чжоу Эньлай обсудили черновики Шанхайского коммюнике, которое ещё предстояло подписать.

Дальнейшее развитие американо-китайских дипотношений и их кульминационный этап в 1970-е годы пришелся на официальный визит в Китай Ричарда Никсона и подписание Шанхайского коммюнике.

21 февраля 1972 года состоялся намеченный визит Ричарда Никсона в Китай, который по праву называется историческим, и которому все так долго готовились (перед визитом Р. Никсона для расчистки снега на дорогах было мобилизовано 200 тысяч китайцев, что было расценено американским журналом Time, как проявление тёплого отношения, ценного для США[28]).

28 февраля, в конце визита Никсона в Китай был опубликован текст Шанхайского коммюнике КНР и США, которое так долго обсуждалось обеими сторонами. Там заявлялось, что:

1) прогресс в направлении нормализации отношений между КНР и США служит интересам всех стран;

2) обе стороны желают уменьшить опасность возникновения международного военного конфликта;

3) ни одна из сторон не претендует на гегемонию в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и каждая из них будет противостоять усилиям любой другой страны или группы стран установить подобную гегемонию.

Анализ литературы показывает, что главное что объединяло США и Китай – желание ослабить влияние Советского Союза в Азии и в мире. Именно поэтому одна из статей Шанхайского коммюнике говорит о недопущении гегемонии какого-либо государства в Азии. Самой сложной темой переговоров стал Тайвань, однако ради того, чтобы заручиться поддержкой Китая в борьбе против СССР, США пошли на уступки Китаю, фактически аннулировав своими заявлениями американо-тайваньский договор о совместной обороне 1954 года. США признали, что Тайвань – часть Китая, но настаивали на мирном разрешении данной проблемы.

Таким образом, началась эпоха нормализации отношений между Китаем и США. В 1973 году между председателем Китая и президентом США была установлена телефонная линия. В связи с Уотергейтским скандалом и уходом Никсона с поста президента нормализация отношений между США и КНР несколько замедлилась. Урегулирование разногласий было закреплено в трех коммюнике, подписанных в 1972, 1978 и 1982 гг.

Сближение КНР и США осуществлялось на основе стратегических (противостояние с СССР) и экономических интересов. Отношения между двумя странами предполагали параллельные и даже согласованные действия обеих держав по целому ряду вопросов международной политики. При этом китайская дипломатия добилась большинства своих целей, тогда как американское руководство вынужденно было идти на компромиссы, т.к. Китай был необходим им как союзник в проведении политики конфронтации против СССР и его окружения.

С 1 января 1979 г. между КНР и США были установлены полномасштабные дипломатические отношения. Они ознаменовались подписанием двухсторонних соглашений о научно-техническом и культурном сотрудничестве, о взаимодействии в области сельского хозяйства, образования и в освоении космоса, а также соглашения об установлении консульских отношений и открытии генеральных консульств. Важнейшим достижением стало торговое соглашение о предоставлении Китаю режима наибольшего благоприятствования в торговле с США. Следствием этого стало выделение КНР кредита в размере 2 млрд. долл. на пять лет с возможностью продления кредитования.

По мнению авторов сайта America.gov «это был главный поворотный момент в мировой истории, и он в итоге внес свой вклад в разрушение Советского Союза и в завершение холодной войны»[29]. Однако, как думается, этот момент, хотя, во многом, и носил поворотный исторический характер, но американской стороной допускается явная переоценка вклада дипломатии «пинг-понга» в развал СССР, так как вскоре КНР поменяла свой внешнеполитический курс и создала концепцию «трёх миров», где значимость США и СССР для Китая уравнивалась. А генеральный секретарь ЦК КПК Ху Яобан заявил на ХII съезде Компартии Китая, что «Китай отнюдь не опирается ни на какую великую державу или группу государств и никоим образом не подчиняется давлению каких-либо крупных государств»[30]. Таким образом, внешняя политика КНР стала более прагматичной и отказалась от противостояния Советскому Союзу, о чем будет сказано далее.

Следует отметить, что в 1980 г. началось постоянное военно-техническое сотрудничество США и КНР. Основными направлениями его стали: регулярные консультации по вопросам военной политики, обмен разведывательной и закрытой информацией, взаимные визиты высших военных чинов и специалистов, содействие США обучению офицерского состава китайской армии, поставки Китаю наземных станций связи с искусственными спутниками в целях ведения военной разведки. По договоренности между двумя странами США разместили на территории провинции Синьцзян центры электронной разведки для наблюдения за ядерными и ракетными полигонами СССР.

Достижение высокого уровня взаимоотношений между США и КНР не устранило окончательно проблем, которые мешали полноценному политическому взаимодействию двух стран. Учитывая, что эти проблемы (особенно тайваньская) имели для китайского руководства ключевое значение, их обострение могло дать повод оказать давление на американскую сторону с целью продвижения своих политических и экономических интересов либо полностью заморозить взаимодействия. Иными словами, стороны не достигли необходимого уровня взаимопонимания.

В марте 1979 г. Конгресс США принял «Закон об отношениях с Тайванем», где прямо говорилось, что любая попытка разрешения тайваньского вопроса немирным путем будет считаться «предметом самой серьезной озабоченности» для США. Закон требовал от Соединенных Штатов продолжать поставлять оружие на Тайвань с целью «поддержания достаточного уровня самообороны»[31]. Возражения правительства КНР не оказали нужного воздействия, и закон вступил в силу.

Еще один пример «неувязки» в отношениях КНР и США – вторжение китайских вооруженных сил на территорию Вьетнама. Когда в феврале 1979 г. началась эта военная операция, то создалось впечатление, что акция КНР была согласованна с американским руководством в ходе визита Дэн Сяопина в Вашингтон. Эта ситуация оказала воздействие на позицию США. С одной стороны, они поддержали Китай, предупредив руководство СССР, чтобы они не вмешивались в конфликт. С другой стороны, Вашингтону пришлось подвергнуть критике действия Китая, поскольку они явно выглядели агрессивно. Китай был вынужден отвести свои вооруженные силы, так и добившись целей, поставленных перед этой военной операцией.

В этой ситуации можно было вспомнить, что автор сближения США и КНР Г. Киссинджер предупреждал, что развитие отношений с КНР следовало сопровождать сходным процессом на советском направлении. В противном случае в системе международных отношений мог возникнуть перекос в сторону КНР. Кризис в отношениях с СССР был чреват общим ростом нестабильности в мире. Последнее было невыгодно Соединенным Штатам, которые стремились в 1970-е гг. сохранить «равновесие» в международных отношениях. Администрация Рейгана, ставившая целью подавить влияние СССР в мире за счет жесткого противоборства с просоветскими силами во всех регионах мира, стремилась взломать это «равновесие». В этом случае Китай потерял свое место эксклюзивного союзника, т.к. не был полностью проамериканским.

Новое китайское руководство сделало ставку на экономическое развитие, а оно подразумевало необходимость создания мирного приграничного и международного окружения, что означало заявку на урегулирование отношений с соседями, в том числе и с СССР. Неизменной оставалась задача «воссоединения Родины» (Тайвань), а также возвращение территорий, отторгнутых в результате колониальных войн (Сянган и Аомынь). Однако этот процесс должен осуществляться мирными средствами. Таким образом, в стратегии КНР снизился конфронтационный подход, а национальные интересы получили приоритет над идеологическими догмами. Выполнение задач экономической модернизации способствовало отказу от политики, направленной на обострение международной напряженности.

Все это не означало, что американо-китайские отношения утратили свое значение. Пока сохранялась «холодная война» США не были намерены прекращать широкие контакты с КНР. Однако к концу 1980-х гг. в них превалировал уже не стратегический компонент (противоборство с СССР), а экономические отношения. Для КНР в рамках модернизации экономики были важны контакты с американскими корпорациями, получение финансовой помощи от западных банков, поставки новейших образцов вооружений. Американские компании прочно обосновались на китайском рынке, рост которого создавал хорошие перспективы в финансово-экономическом отношении.

Описывая американо-китайские отношения в анализируемый период, не следует  упускать тот аспект, что  в конце 1980-х годов реализуемая США политика в отношения Китая столкнулась с двумя важными событиями конца тысячелетия.

Первым событием стало падение коммунизма в Восточной Европе и в СССР, которое началось с 1989 года. Республиканские антикоммунистические силы в США начали видеть Китай как недемократическое государство, требующее изменений, на левом фланге внутри демократической партии стали говорить о необходимости учитывать вопросы демократии и прав человека во внешней политике США, которые ушли на второй план со времен Джимми Картера.

Вторым ключевым событием стала резня на площади Тяньаньмэнь в 1989 году, когда после открытия огня по китайским студентом, призывающим к демократическим изменением, стало понятно многим в США, что это поворотная точка для изменения политики в отношении к Китаю[32]. Китай продемонстрировал американцам, что он по-прежнему является коммунистическим режимом, не приемлющим западные демократические ценности. Президент США Дж. Буш объявил о приостановке всех правительственных контактов и поставок вооружений в КНР. Были прекращены все межправительственные обмены на высоком уровне, а также заморожены финансовые займы от международных организаций.

Однако, существовали и другие, конечно, мнения как оценивать это событие. Так президент Буш-старший и бывший госсекретарь Генри Киссинджер, считали, что Китай не несёт реальной угрозы США, а события на площади Тяньаньмэнь возникли не благодаря коммунистической идеологии, а из-за тех проблем, которые встали перед Китаем в связи с экономическими реформами капиталистического характера.

Одновременно американская администрация предпринимала отчаянные дипломатические усилия, не желая углубления кризиса. Президент Дж. Буш наложил вето на законопроекты Конгресса, предоставляющие права на проживание в США всем китайским студентам, находившимся на обучении в США, а также настоял на продлении для КНР режима наибольшего благоприятствования в торговле[33].

Двусторонним отношениям КНР и США был нанесен существенный ущерб. По времени эти события совпали с коренными изменениями в международных отношениях: распад СЭВ, прекращение «холодной войны» и саморазрушение Советского Союза. В этих условиях Соединенные Штаты стремительно превращались в единственную сверхдержаву с практически неограниченными возможностями. Китайское руководство, бывшее под впечатлением от судьбы СССР и поставленное перед серьезными внутриполитическими проблемами, склонялось к выводу о необходимости разработки более самостоятельной внешней политики, которая могла бы обеспечить успешное экономическое развитие страны, а также сохранение ее суверенитета и целостности.

С окончанием «холодной войны» и прекращением существования системы биполярности США, как самая сильная мировая держава, претендовали на роль единоличного мирового лидера. Внимание Вашингтона было перенесено с Европы на Азию, где были самые быстрорастущие рынки и была возможность установить военно-политический контроль над регионом. Одновременно в начале 1990-х гг. начинается новый этап стремительного экономического роста Китая, что позволило этой стране заставить считаться со своим присутствием в АТР. Динамичное экономическое развитие Китая позволило ему активно наращивать военный потенциал страны и совершенствовать систему вооружения. Это создает напряжение в данном регионе. В том числе вокруг проблемы Тайваня. США не желают роста авторитета Китая в Юго-Восточной Азии, но не могут рисковать политико-экономическими связями с ним, поскольку для них выгоднее сотрудничать с Китаем, нежели бороться с ним.

Итак, с момента нормализации отношений между США и КНР в конце 1970-х годов их основной характеристикой всегда был прагматизм. Китай отказался от экономической автаркии и практически сразу же согласился встроиться в низшие этажи возглавляемой США мировой капиталистической пирамиды. Фактически единственное, что серьезно омрачало отношения двух стран до середины 2000-х годов, -  поддержка Западом Тайваня и события на площади Тяньаньмэнь в 1989-м. Тогда Европейское сообщество и США наложили действующий до сих пор запрет на продажу в КНР оружия. В Пекине на это отреагировали продолжением реформ и либерализацией экономики. Премьер-министр Чжу Жунцзы провозгласил своей главной целью вступление страны в ВТО и в 2001 году добился ее.

Таким образом, уже в годы «холодной войны» американо-китайские отношения были неоднозначны. В современных условиях они характеризуются постоянными изменениями, движением от кризиса к кризису. Тем не менее, их нельзя сравнить с «конфронтационной стабильностью», которая существовала между США и СССР в силу ряда причин.

Во-первых, такие отношения возможны только между державами, чьи потенциалы сопоставимы в военной, политической и экономической сферах и в тоже время существует резкий отрыв их возможностей от всех остальных государств. Если Соединенные Штаты еще сохраняют параметры сверхдержавности, то этого нельзя сказать про КНР. Даже находясь на втором (после США) месте по размеру экономики, Китай входит в клуб развивающихся стран (БРИКС). Перед ним стоит масса нерешенных проблем, которые обострились в ходе современной фазы экономического кризиса. По параметрам военной мощи Китай не может быть сопоставим с США, не говоря уже об отрыве от других стран.

Во-вторых, нельзя сказать, что отношения КНР и США являются конфронтационными, т.е. что действия одной стороны систематически противопоставляются другой. В годы «холодной войны» между СССР и США не было сильно развитых экономических и политических связей. Взаимозависимость исходила из необходимости избежать глобального военного конфликта с применением ОМУ. США и КНР, напротив, взаимозависимы в экономическом и политическом плане. Этот факт приводит к стремлению сгладить противоречия и достижению компромиссов даже по самым острым проблемам.

В-третьих, в отношениях США и КНР нет такого острого политико-идеологического противостояния. Единственная проблема, которая претендует на разночтение в Вашингтоне и Пекине, – это соблюдение прав человека. Политическая система КНР является демократически ограниченной и однопартийной, что приводит к репрессиям против инакомыслящих. Однако это не делает позиции США и КНР настолько непримиримыми, как это было между СССР и США. Политическая риторика не мешает продвижению двусторонних отношений, в первую очередь экономических. У КНР и США достаточно большой опыт применения двойных стандартов в оценке внутренней политики друг друга. Это краеугольный камень американо-китайского тандема начиная с 1970-х гг.

И наконец, порядок конфронтационной стабильности должен учитывать мнения только двух держав. В современных условиях это не так. После очевидного провала политики односторонних действий единственной сверхдержавы и ее союзников идет процесс децентрализации международных отношений, и КНР выступает в нем как один из центров, который критикует главенство США.

 

 

2.2 Отношения КНР с СССР

 

Как уже было сказано ранее, с 1960-х годов КНР проводила антисоветскую политику, поскольку сама стремилась занять лидерскую позицию в коммунистическом блоке. Широко известны также обвинения СССР в ревизионизме. После пограничных конфликтов и на протяжении 70-х годов отношения между СССР и КНР имели крайне обострённый характер. «Политика двойных стандартов», проводимая США, имела ключевое значение во взаимоотношениях Пекина и Москвы. Движение в направлении сближения с КНР ставило под угрозу отношения США с СССР. Американское руководство стремилось к нормализации отношений, как с Китаем, так и с Советским Союзом. Добившись урегулирования отношений, существовали предпосылки к шантажу со стороны США, а то есть перспектива установления особых отношений с одной страной, в ущерб отношениям с другой.

Можно согласиться с высказываемом в литературе мнением о том, что «установление дипломатических отношений между США и Китаем стало очередным шагом на пути оформления «системы равновесия» в треугольнике КНР - США – СССР»[34].

Подобное развитие в отношениях Вашингтона и Пекина не могло остаться без внимания Москвы. Советское руководство отчетливо понимало, что стратегическая инициатива в Восточной Азии теперь принадлежит Китаю и Соединенным Штатам. СССР попытался перехватить инициативу путем продолжения переговорного процесса с США, вследствие чего возобновились советско-американские переговоры по ОСВ-2.

Уже весной 1978 г., как отмечал С. Вэнс, в то время госсекретарь США, «был достигнут важный прогресс в деле продвижения ко второму советско-американскому соглашению об ограничении стратегических вооружений»[35]. Это стало результатом переговоров С. Вэнса в Москве 20 — 22 апреля 1978 г. Как писал Вэнс, «СССР сделал “одну из самых важных уступок”: Советский Союз согласился не оснащать свои тяжелые ракеты более чем 10 боеголовками, хотя по техническим характеристикам эти советские ракеты могли, по американской оценке, нести до 30 ядерных боезарядов»[36].

Однако стоит отметить, что китайское руководство не совсем устраивала сложившаяся к 1979 г. расстановка сил в регионе. Главным своим соперником китайское руководство по-прежнему считало Советский Союз. В связи с этим КНР предприняла ряд мер, направленных на ухудшение отношений между США и СССР. Сразу же вслед за установлением дипломатических отношений состоялся первый официальный визит в Вашингтон представителя высшего руководства КНР - заместителя премьера Госсовета Дэн Сяопина (29 января - 5 февраля 1979 г.). Обе стороны старались придать особое значение этому визиту. Дэн Сяопин использовал оказанный ему прием для публичных выступлений против «разрядки», в первую очередь против советско-американских переговоров об ОСВ-2. Он пытался доказать, что «разрядке и разоружению нужно противопоставить «единый фронт», «союз» с Китаем в борьбе против «советской угрозы», содействие Запада в вооружении КНР»[37].

В итоге визита Дэн Сяопина стороны договорились о периодическом проведении консультаций друг с другом по международным вопросам, иначе говоря, о координации усилий КНР и США в определенных внешнеполитических акциях на базе «параллельных интересов». Поэтому когда встал вопрос о ратификации конгрессом договора об ОСВ-2 в связи с вводом советских войск в Афганистан, США осознавали, что в случае ратификации договора они потеряют стратегическую инициативу в отношениях с СССР и к тому же нанесут удар по все еще непрочным отношениям с Китаем. Именно исходя из этих расчетов США «не спешили» с ратификацией договора об ОСВ-2. Несмотря на это среди высшего руководства США высказывались идеи бессмысленности продолжения «гонки вооружений» и конфронтации с Советским Союзом. «К числу главных неудач администрации Картера бывший государственный секретарь Э. Маски отнес усиление напряженности в отношениях с СССР»[38]. «Самой большой неудачей» назвал провал ратификации ОСВ-2 Г. Браун. Он же говорил, что администрация «сама помогла пустить договор под откос»[39].

Таким образом, пребывание в Белом доме администрации демократов во главе с Дж. Картером ознаменовалось во внешнеполитической стратегии несколькими важными результатами. Была выстроена принципиально новая система международных отношений в регионе, в основе которой лежали взаимосвязи внутри «стратегического треугольника» США - КНР - СССР. В целом данная система базировалась на принципе «сдержек и противовесов», что не давало возможности любой из трех держав диктовать свою волю двум остальным сторонам треугольника.

Политическое противостояние между КНР и СССР в 1970-е годы касалось отнюдь не только взаимоотношений с США.

В 1975-1976 годах предметом спора двух сверхдержав стала Юго-Восточная Азия. В апреле 1975 года в Камбодже был установлен коммунистический режим, поддержкой которого заручалось правительство КНР.

Вьетнам пошёл на сближение с СССР, стремясь избежать экспансии Китая на свои территории. Результатом стало создание Единой Социалистической Республики Вьетнам, поддержку которой оказывал Советский Союз.

После неудачи кампании США во Вьетнаме ситуация в этом регионе оставалась очень напряженной. Однако после начала американо-китайского сближения в первой половине 1970-х гг., связанного, помимо всего прочего, и с общностью интересов в Юго-Восточной Азии, КНР стала проводить политику, «направленную на усиление своих позиций в Индокитае и во всей Юго-Восточной Азии»[40].

Однако главной причиной столь враждебного отношения КНР к Вьетнаму было свержение в Кампучии режима Пола Пота и образование в январе 1979 г. Народной Республики Кампучии, поддерживаемой Вьетнамом и Советским Союзом. Это явно не устраивало китайское правительство, которое пыталось противопоставить данному факту военное превосходство в регионе.

Стоит заметить, что военные действия со стороны КНР начались сразу же после окончания визита Дэн Сяопина в США, а вторжение вьетнамских войск в Камбоджу - через несколько дней после объявления об установлении американо-китайских дипломатических отношений.

В начале 1979 г. в непосредственной близости от границы с Вьетнамом Пекин сосредоточил 600-тысячную армию, снабженную сотнями танков, бронемашин и снятой с «Фуцзянского фронта» тяжелой артиллерией[41]. Ранним утром 17 февраля эта армия по всей границе вторглась в пределы вьетнамской территории.

После военного конфликта с Вьетнамом Китай осуществил ряд мер, обостривших обстановку на границе КНР с другим государством Индокитая - Лаосом.

Более того, 3 апреля 1979 г. правительство КНР объявило, что оно не намерено продлевать Договор о дружбе, союзе и взаимной помощи между Советским Союзом и Китайской Народной Республикой, заключенный в 1950 г.

В ответ на это 5 апреля 1979 г. было опубликовано «Заявление Советского правительства в связи с решением правительства КНР о прекращении действия советско-китайского договора 1950 года», в котором резко осуждалось подобное решение китайских руководителей, а также говорилось, что «Советский Союз... сделает соответствующие выводы из указанных действий китайской стороны»[42].

В начале 1980-х годов, впрочем, крайне антагонистический характер отношений СССР и КНР начал смягчаться, что позволяет сделать вывод о новой эпохе двусторонних отногений.

В своих мемуарах бывший министр иностранных дел КНР Цянь Цичэнь, внесший большой личный вклад в нормализацию отношений Китая с Россией в 1980-1990-е годы, писал, что советско-китайские отношения пережили «три десятилетки»: 1959-1969 – десятилетие полемики; 1969-1979 – десятилетие противостояния; 1979-1989 – десятилетие переговоров[43].

Действительно, советско-китайские отношения в 1980-е годы стали постепенно улучшаться. Был восстановлен обмен студентами, постепенно отстраивались порушенные двусторонние связи в экономике, торговле, культуре. Принято решение вновь открыть Генеральное консульство СССР в Шанхае. Китайское телевидение дало зеленый свет популярным советским фильмам: «Москва слезам не верит», «Служебный роман», «17 мгновений весны», которые пришлись по душе жителям Поднебесной.

Новым каналом, расширявшим советско-китайские торгово-экономические связи в 1980-е годы, стала межрегиональная торговля. Так, в июне 1988 г. были подписаны межправительственные соглашения о принципах создания и деятельности совместных предприятий сроком на 10 лет.

В 1987-1988 гг. руководство СССР обосновало необходимость нового политического мышления на международной арене.

В 1989 г. СССР вывел свои войска из Афганистана и заявил о необходимости нормализации советско-китайских отношений. С 15 по 18 мая 1989 г. Китай посетил председатель Верховного совета СССР, генеральный секретарь ЦК КПСС М. С. Горбачев. Итогом этой знаковой поездки стало советско-китайское Коммюнике, заложившее политическую основу двусторонних отношений. Визит М. С. Горбачева в Китай дал старт нормализации советско-китайских межгосударственных отношений. И обозначил официальное возобновление партийных связей между КПК и КПСС. Следуя новому политическому мышлению, СССР сократил свои вооружённые силы и в 1990 г. подписал Соглашение о сокращении обычных вооружений в Европе. В том же году состоялось подписание Парижской хартии для новой Европы, в которой было заявлено об окончании холодной войны и конфронтации между Востоком и Западом. Советско-американский диалог в 1985-1989 гг. и его итоги Подписание Парижской хартии для новой Европы.

Новая Россия вступила в международные отношения с Китаем с обновленными приоритетами и целями, среди которых экономическое и приграничное сотрудничество вплоть до середины 2000-х годов оставалось главным на повестке дня отношений двух стран.

 

2.3 Отношения КНР с Японией

 

Между Японией и Китаем давно сложились как официальные, так и неофициальные отношения. Следует отметить, что Китай (в лице КНР) и Япония были военными противниками во Второй мировой войне, что, фактически, привело к прекращению отношений между двумя странами в 1950-е – 1960-е годы.

Когда, как уже отмечалось, в 1960-х гг. Советский союз отозвал из Китая своих экспертов, сложившееся охлаждение в отношениях между КНР и СССР привело Китай к затруднительному экономическому положению. Китай имел несколько альтернатив, одной из которых являлось начало более официальных отношений с Японией. Тацуносукэ Такаси, член Либерально-демократической партии (ЛДП) Японии, член Парламента Японии, а также директор Агентства экономического планирования, посетил Китай с целью подписания меморандума о дальнейших торговых отношениях двух стран. По данному соглашению китайские закупки индустриальных предприятий должны были частично финансироваться через среднесрочные кредиты, выдаваемые Экспортно-импортным банком Японии.

Договор также разрешал КНР открывать торговые представительства в Токио, а в 1963 году проложил дорогу для утверждения японским правительством постройки на континентальном Китае завода по изготовлению синтетических текстильных материалов, оцененного в 20 млн. долларов США, гарантируемых банком.

Но последовавший от КНР протест заставил Японию отложить дальнейшее финансирование постройки данного предприятия. КНР отреагировала на такую перемену через снижение торговли с Японией и усилением агрессивной пропаганды против Японии, назвав ее «американской шавкой». Японо-китайские отношения снова сократились в период культурной революции. В дальнейшем разрыв был обострен растущей мощью и независимостью Японии от США в конце 1960-х годах. КНР особенно концентрировала внимание на том, что Япония может ремилитаризироваться снова, чтобы компенсировать уменьшение военного присутствия США в Азии, вызванного правлением президента Ричарда Никсона. Однако, несмотря на то, что суматоха немного прекратилась, японское правительство уже под давлением пропекинской фракции ЛДП и оппозиционных элементов, стремилось занять более передовое положение.

В результате, фактические дипломатические, внешнеполитические и внешнеэкономические отношения между Японией и КНР во второй половине XX века начали складываться именно в 1970-е годы.

В начале 1970-х годов представители США шокировали японские власти развитием отношений с Китаем. Япония стала развивать новые тенденции по установлению и улучшению отношений с этим же государством. Данная стратегия, использовавшаяся через короткий промежуток времени после окончания холодной войны, «повлияла на чувство неуверенности и беспокойства среди японцев, относительно дальнейшего китайского курса, учитывая явный размер страны и надежный экономический рост, а также и тот факт, что значительная часть плодов этого роста предназначена для обороны». Вскоре японцы пошли по стопам американского правления и решительно поменяли свою политику в отношении Китая.

В декабре 1971 года китайские и японские торговые посреднические организации начали обсуждение возможности восстановления дипломатических торговых отношений. Отставка премьера Сато в июле 1972 года и вступление на пост Танаки Какуэя положили начало переменам в японо-китайских отношениях. Визит в Пекин избранного премьер-министра Танаки закончился подписанием совместного соглашения (Совместное соглашение правительства Японии и правительства Китайской народной республики) 29 сентября 1972 года, которое положило конец восьмилетней вражде и трениям между Китаем и Японией, устанавливая дипломатические отношения между государствами.

Переговоры строились на трех принципах, выдвинутых китайской стороной: «Настоящим подтверждается, что представители Китая, принимающие участие в переговорах и выступающие от лица страны, представили на рассмотрение Японии три принципа, являющиеся основанием для нормализации отношений двух стран: а) правительство КНР является единственным представителем и законным правительством Китая; б) Тайвань является неотъемлемой частью КНР; в) соглашение между Японией и Тайванем является незаконным и недействительным и должно быть аннулировано»[44].

В этом соглашении Токио признал, что правительство Пекина (а не правительство Тайбэя) является единственным законным правительством Китая, заявляя в то же время, что он понимает и уважает позицию КНР в отношении того, что Тайвань – это часть Китая. У Японии на данных переговорах было меньше рычагов давления на Китай из-за отношений КНР с ООН и американским президентом Ричардом Никсоном. Но самой важной проблемой Японии было продление своих соглашений с США о безопасности, ожидая, что Китай осудит этот поступок. Китайские власти очень удивили японцев, заняв пассивную позицию в вопросе отношений Японии и США. Компромисс был достигнут 29 сентября 1972 года. Создавалось впечатление, что Япония согласилась с большей частью требований Китая, включая проблему Тайваня. Это привело к взаимодействию двух стран в отношении быстрого роста торговли: 28 японских и 30 китайских экономических и торговых делегаций взаимно посетили страны друг друга. Переговоры относительно договора о японо-китайской дружбе и мирного договора начались в 1974 году, но вскоре натолкнулись на политическую проблему, которой хотела избежать Япония.

КНР настаивала на включение в договор пунктов антигегемонии, направленных в сторону СССР. Япония, не желавшая быть втянутой в советско-китайскую конфронтацию, возражала, а СССР в свою очередь дал понять, что заключение японо-китайского договора нанесет вред советско-японским отношениям. Усилия Японии найти компромисс с Китаем относительно данного вопроса потерпели фиаско, и переговоры были прекращены в сентябре 1975 года. Положение дел оставалось неизменным до политических перемен в Китае, последовавших за смертью Мао Цзэдуна (в 1976 году, приведших к вынесению на передний план модернизации экономики и заинтересованности в отношениях с Японией, чьи инвестиции имели важное значение. Изменив свое мнение, Япония была готова игнорировать предупреждения и протесты СССР, и приняла идею антигегемонии в качестве международного принципа, помогающего выстроить фундамент для заключения мирного договора.

В феврале 1978 года долгосрочное частное торговое соглашение привело к договоренности, в соответствии с которой доход от торговли Японии и Китая должен подняться до уровня 20 млрд. долларов США к 1985 году посредством экспорта из Японии предприятий, оборудования, технологий, строительных материалов, запчастей для оборудования взамен на уголь и нефть. Данный долгосрочный план, давший почву для неоправданных ожиданий, доказал лишь чрезмерную амбициозность, и в последующем году был отклонен, так как КНР была вынуждена пересмотреть приоритеты своего развития и уменьшить свои обязательства. Однако, подписание соглашения повлияло на желание обеих стран улучшить отношения.

В апреле 1978 года вспыхнул диспут в отношении суверенитета островов Сэнкаку, гряды небольших островов к северу от Тайваня и к югу от архипелага Рюкю, который угрожал прекращением развивающейся тенденции возобновления переговоров о заключении мирного договора. Способность к приспособлению обеих сторон привела к решительным действиям. Переговоры по заключению мирного соглашения были продолжены в июле, а согласие было достигнуто в августе на основе компромиссной версии пункта об антигегемонии. Договор о мире и дружбе между Японией и КНР[45] был подписан 12 августа и вступил в силу в 23 октября 1978 года.

В 1980-х годах отношения Японии и Китая достигли значительного прогресса. В 1982 году имели место серьезные политические дебаты по вопросу пересмотра подачи учебного материала в японских учебниках, касающегося войны имперской Японии против Китая в 1930-х и 1940-х годах. В 1983 году Пекин также выразил обеспокоенность в отношении смещения стратегического акцента США в Азии: он переместился от Китая в сторону Японии, где премьер-министром в то время был Накасонэ Ясухиро, угрожавший возможностью восстановления японского милитаризма.

К середине 1983 года Пекин решил улучшить свои отношения с администрацией президента Рейгана (США) и укрепить связи с Японией. Генеральный секретарь Коммунистической партии Китая (КПК) Ху Яобан посетил Японию в ноябре 1983 года, а премьер-министр Накасонэ совершил ответный визит в Китай в марте 1984 года. В то время как японский восторг в отношении китайского рынка то возрастал, то падал, геостратегические соображения 1980-х годов стабилизировали политику Токио по отношению к Пекину. По сути, сильное вовлечение Японии в экономическую модернизацию Китая, отчасти, повлияло на ее решимость поддерживать мирное внутреннее развитие в Китае, втянуть Китай в постепенно расширяющиеся связи с Японией и Западом, уменьшить интерес Китая к возвращению к провокационной внешней политике прошлого, воспрепятствовать любым советско-китайским перегруппировкам против Японии.

Следует констатировать, что в 1980-е годы позиция официального Токио по отношению к СССР совпадала с публично высказываемой китайской обеспокоенностью. Эти переживания включали также размещение в Восточной Азии советских вооруженных сил, разрастание советского Тихоокеанского флота, вторжение СССР в Афганистан и потенциальную угрозу, которую он представлял для путей доставки нефти в Персидском заливе, а также увеличивающееся военное присутствие Советского союза во Вьетнаме. В ответ на это, Япония и Китай стали придерживаться определенной дополнительной внешней политики, разработанной с целью политической изоляции СССР и его союзников и содействия региональной стабильности. В Юго-Восточной Азии обе страны обеспечили крепкую дипломатическую поддержку усилиям Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) по выводу вьетнамских сил из Камбоджи. Япония прекратила всякую экономическую поддержку Вьетнама и оказывала стабильную экономическую помощь Таиланду, помогая в переселении индокитайских беженцев. КНР была ключевым источником поддержки таиландских и камбоджийских групп сопротивления.

В Юго-Западной Азии оба государства осуждали советскую оккупацию Афганистана; они отказались признавать советский режим в Кабуле и искали дипломатические и экономические средства, чтобы поддержать Пакистан. В Северо-Восточной Азии Япония и Китай стремились умерить поведение своих корейских партнеров (Южной и Северной Кореи), чтобы ослабить напряжение. В 1983 году КНР и Япония решительно критиковали предложение СССР по передислокации его вооруженных сил в Азию.

В течение оставшейся части 1980-х годов Япония сталкивалась с огромным числом разногласии с КНР. В конце 1985 года китайские представители выразили резкое недовольство по поводу посещения премьер-министром Накасонэ храма Ясукуни, который чествует японских военных преступников. Экономические проблемы были сосредоточены на проблеме притока японских товаров в Китай, который привёл к серьёзному дефициту торгового баланса в стране. Накасонэ и другие японские лидеры получили возможность опровергнуть такое официальное мнение во время своего визита в Пекин и в процессе других переговоров с китайскими представителями власти. Они уверили китайцев в крупномасштабном развитии Японии и в ее коммерческой помощи. Однако нелегко оказалось успокоить народные массы Китая: студенты проводили демонстрации против Японии, с одной стороны, помогающие китайскому правительству укрепить свое предубеждение к их японским оппонентам, но с другой стороны, оказалось, очень сложно изменить мнение китайского народа, нежели мнение китайского правительства.

Тем временем, смещение в 1987 году партийного главы Ху Яобана нанесло ущерб японо-китайским отношениям, так как Ху смог наладить личные отношения с Накасонэ и другими японскими лидерами. Жестокое подавление правительством КНР продемократических демонстраций весной 1989 года заставило японских политических деятелей осознать, что новая ситуация а Китае стала чрезвычайно деликатной и требует осторожного управления во избежание таких действий Японии по отношению к Китаю, которые могут надолго оттолкнуть его от реформ. Возвращаясь к ранее затронутому вопросу, отметим, что по некоторым сообщениям, пекинские лидеры первоначально решили, что промышленно развитые страны относительно быстро смогут возобновить нормальные деловые отношения с КНР через короткий промежуток времени после инцидента на площади Тяньаньмэнь[46]. Но когда это не произошло, представители КНР сделали японскому правительству решительное предложение по прекращению связей с большинством развитых промышленных стран, дабы вести нормальное экономическое общение с КНР, совместимое с долгосрочными интересами Токио в континентальном Китае.

Японские лидеры, так же как и лидеры Западной Европы и США, вели себя осторожно, чтобы не изолировать Китай и продолжать торговлю, а также другие отношения, обычно согласованные с политикой других индустриальных государств. Но они также следовали американскому руководству в ограничении экономических отношений с КНР.

 

Таким образом, 1970-е – 1980-е годы стали поворотным этапом в превращении Китая в важного актора мировой политики и ведущей державы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Внутриполитические и экономические преобразования, которые происходили в КНР, сочетались с реализацией строго детерминированной внешней политики, важным лейтмотивом которой стало существенное сближение с США, а также некоторое налаживание дипломатических связей и внешних сношений с Японией, что, впрочем, не привело к превращению Китая в полноценные геостратегические противники СССР. Четкая и грамотная политика, стабильный курс правительства Китая в международных отношениях, наряду с воздействием субъективных факторов мировой политики (продолжающейся конфронтацией СССР и США) и ростом знгачимости экономических интерсов во взаимоотношениях Китая с ведущими акторами мировой политики позволили существенно усилить роль Китая на международной арене.

 

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

 

Таким образом, в настоящей работе проведено изучение китайского фактора в мировой политике второй половины 20 века.

Выявлено, что уже с начала 1950-х годов Китай становится заметным игроком на международной политической арене. Формирование крепких международных позиций КНР после Второй мировой войны, во многом, способствовало сближение с СССР, Китай постепенно начал вписываться в глобальные политические процессы.

В феврале 1950 года был подписан договор между КНР и СССР о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи, регламентирующий оказание военной помощи в случае войны, а период 1950-1960-х годов характеризуется для США и Китая обострением отношений, касающихся тайваньского вопроса.

Впрочем, несмотря на сближение с СССР, заведомо было ясно, что Китай не в силах бороться с интересами США, в связи с этими событиями, начинает формироваться трёхстороннее противостояние держав и формирование двух полюсов, с одной стороны – СССР и КНР, с другой - США.

Коррективы в указанную конструкцию вносит постепенное охлаждение отношений КНР и СССР, начавшееся о смерти Иосифа Сталина. Изменение внутренней и внешней политики СССР, модификация интересов и политического курса КНР, включая опыт культурной революции, привели к отдалению идеологий Китая и Советского Союза, способствовали охлаждению внешних сношений, подталкивали Китай к сближению с Западом и США.

В целом же, в 1950-е  - 1960-е годы под воздействием ряда внешних и внутренних факторов происходило формирование и корректировка внешнеполитической доктрины КНР.

1970-е – 1980-е годы стали поворотным этапом в превращении Китая в важного актора мировой политики и ведущей державы в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Внутриполитические и экономические преобразования, которые происходили в КНР, сочетались с реализацией строго детерминированной внешней политики, важным лейтмотивом которой стало существенное сближение с США, а также некоторое налаживание дипломатических связей и внешних сношений с Японией, что, впрочем, не привело к превращению Китая в полноценные геостратегические противники СССР: в 1980-е годы КНР поменяла свой внешнеполитический курс и создала концепцию «трёх миров», где значимость США и СССР для Китая уравнивалась. Четкая и грамотная политика, стабильный курс правительства Китая в международных отношениях, наряду с воздействием субъективных факторов мировой политики (продолжающейся конфронтацией СССР и США) и ростом знгачимости экономических интерсов во взаимоотношениях Китая с ведущими акторами мировой политики позволили существенно усилить роль Китая на международной арене, отражением которого стало, фактически, отказ Запада от внешнеполитической изоляции Китая в связи с событиями на площади Тяньаньмэнь в 1989г.

 Взвешенный подход Китая к участию в двуполярной миросистеме и стал источником наращивания политической мощи КНР, сформировав предпосылки для занятия определяющей роли китайского государства в мировой и региональной политике на десятилетия.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

 

1. Анин А. ПРО США – подрывающий доверие потенциал / А. Анин // Мировая экономика и международные отношения. – 2012.- №3- С. 12-20.

2. Апалин Г. В. Великодержавный курс Пекина – угроза миру и безопасности народов / Г. В. Апалин. – М.: Знание, 1978. – 48с.

3. Арбатов А.  Большой стратегический треугольник/ А. Арбатов, В. Дворкин. -М., 2013.-55 c.

4. Баженова Е. Население Китая в эпоху модернизации и экономических реформ. [Электронный ресурс] / Баженова Е. – Электрон. ст. –URL: #"#">http://www.america.gov/st/peacesec-russian/2008/August/20080814154508WRybakcuH0.3761953.html. – Загл. с экрана. – Яз. рус. – (Дата обращения: 15.10.2015г.).

12. Евсеев С.А. «Стратегический треугольник»: геополитические противоречия США - КНР - СССР в Восточной Азии в конце 1960-х - конце 1970-х гг. // Известия Уральского государственного университета. Сер. 2, Гуманитарные науки. - 2007. - №53, вып. 14. - С. 162-173.

13. История США: В 4 т. Т. 4. - М.: Наука, 1987. – 380с.

14. Казанин М. В. Национальная безопасность КНР: теоретическая основа и практика обеспечения: монография/ М. В. Казанин. -М.: МАКС Пресс, 2014.-167 c.

15. Киссинджер, Г. Дипломатия / Г. Киссинджер. – М.: Ладомир, 1997. – 848 с.

16. Мальков В. Л. Россия и США в 20 веке: очерки истории межгосударственных отношений в дипломатии в социокультурном контексте / В. Л. Мальков. – М.: Наука, 2009. –495 с.

17. Медведев Р.А. Подъем Китая. – М.: Астрель, 2012. – 318с.

18. Меркулов С. К. Американо-китайское сближение. - М.: Наука, 1980. – 120с.

19. Никсон в Китае. –Электрон. ст. –


[1] Васильев Л. С. История Китая / Л. С. Васильев, З. Г. Лапина, А. В. Меликсетов, А.А. Писарев. – М.: МГУ, Оникс 21 век, 2004. – С.456.

[2] Анин А. ПРО США – подрывающий доверие потенциал / А. Анин // Мировая экономика и международные отношения. – 2012.- №3- С. 12-20.

[30] Казанин М. В. Указ. соч. – С.22.

[31] Taiwan Relation Act. Public Law 96-8-96th Congress. –Электрон. ст. – http://www.ait.org.tw/en/taiwan-relations-act.html, свободный. – Загл. с экрана. – Яз. англ. – (Дата обращения: 15.10.2015г.).

[32] Сафранчук И.А. Указ. соч. – С.98.

[33] Mann J. About Face. A History of America’s Curious Relationship with China, from Nixon to Clinton. – N. Y., 2000. – Р.196.

[34] Мальков В. Л. Россия и США в 20 веке: очерки истории межгосударственных отношений в дипломатии в социокультурном контексте / В. Л. Мальков. – М.: Наука, 2009. – С.49.

[35] Vance S. Hard choices. Critical choices. Crucial years in American Foreign Policy. - N. Y., 1983.- Р.274.

[36] Там же.

[37] История США: В 4 т. Т. 4. - М.: Наука, 1987. – С.194.

[38] Там же. – С.516.

[39] Там же.

[40] Меркулов С. К. Американо-китайское сближение. - М.: Наука, 1980. – С.56.

[41] ChenK. C. China’s war with Vietnam, 1979: Issues, decisions, and implications. - Stanford, 1979. –Р.118.

[42] Внешняя политика Советского Союза и международные отношения, 1979 г.: Сб. документов. - М.: Наука, 1980. – С.47.

[43] Мальков В. Л. Россия и США в 20 веке: очерки истории межгосударственных отношений в дипломатии в социокультурном контексте / В. Л. Мальков. – М.: Наука, 2009. –С.176.

[44] Арбатов А.  Большой стратегический треугольник/ А. Арбатов, В. Дворкин. -М., 2013.- С.22.

[45] Eto (Inomata), Naoko. Chinese Foreign Strategy and the Japan-China Peace and Friendship Treaty// International Relations. – 2008. - No152. – P.38-40.

[46] Подробнее, см.: Gao, Haikuan The China-Japan Mutually Beneficial Relationship Based on Common Strategic Interests and East Asian Peace and Stability// Asia-Pacific Review. -2008. - Vol. 15 Issue 2. – Р. 36-51.


Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!