Тема: Лексико-семантическое поле "Жилище" в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    46,14 Кб
Лексико-семантическое поле "Жилище" в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"
Лексико-семантическое поле "Жилище" в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание"
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Содержание

Введение

Глава 1. Понятие о лексико-семантическом поле в современном русском языке

.1 Специфика понятия лексико-семантическое поле

.2. Типы парадигматических отношений в лексике

.3 Лексико-семантическое поле в системе лексических парадигм

Выводы

Глава 2. Лексико-семантическое поле «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

2.1 Основные вопросы изучения языка произведений Ф.М. Достоевского (по материалам исследований)

2.2 Лексико-семантическая группа «Наименования жилища»

.3 Лексико-семантическая группа «Характеристика жилища»

.4 Лексико-семантическая группа «Предметы мебели»

Выводы

Заключение

Литература

ВВЕДЕНИЕ

Одним из актуальных аспектов в исследовании лексики является изучение лексических единиц как элементов системы. Именно такой подход обусловливает раскрытие глубинных структур семантики, и это чрезвычайно значимо. Однако исследование лексического состава языка связано, как известно, с рядом трудностей. Обязательный и важный этап на пути к глубокому и всестороннему разрешению указанных проблем - предварительное изучение в больших конкретных исследованиях соответствующего материала. В центре подобных исследований должно находиться слово, так как оно представляет собой особый микромир, в котором отражается какой-то кусочек реальной действительности.

Данная работа посвящена описанию лексико-семантического поля (далее ЛСП) «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание», т.к одним из перспективных направлений в современной лингвистике является системное изучение художественной речи. Представление о лексическом поле как о лингвокультурном феномене позволяет установить специфику индивидуально-авторского употребления речевых средств, выявить закономерности и особенности их организации и функционирования. Лексико-семантическую систему можно исследовать с помощью анализа полевой модели языка, который можно применить и к исследованию речи писателя. [Тарасова 1994:34].

Актуальность исследования определяется необходимостью более глубокого изучения языка Ф.М. Достоевского, а также закономерностей семантической структуры ЛСП «жилище», т. к жилище - одна из наиболее важных составляющих материальной культуры. Осмыслив и оценив себя, человек начинает переносить свой взгляд на наиболее близкое пространство на то, что, по сути, является фрагментом действительности, воспринимаемым интуитивно. Человек начинает осмысливать личное пространство, членя и структурируя его, формируя определенные схемы для восприятия большого «жилища» - мира в целом. Это позволяет рассматривать семантическую сферу «жилище», моделируя определенную стереотипную ситуацию восприятия данного феномена. Сфера «жилище» хорошо знакома человеку, структурирована и имеет высокий семантический потенциал.

Телесный опыт, социальные контакты человека во многом определяют структуру сознания человека и способ оценки окружающего мира. Поэтому тот предметно-чувственный образ, который возникает в результате визуального восприятия фрагмента действительности, связанного с пространством дома, позволяет осмыслить все его компоненты, в том числе и обстановки, и хозяина дома. Работа выполнена в русле современных исследований, рассматривающих модели жилища с трёх сторон. Концепт «жилище» и его языковая репрезентация исследовался в работах Е.М. Верещагина, В.Г. Костомарова, Ю.М. Лотмана, Ю.С. Степанова, В.Н. Топорова, Е.С. Яковлевой, Т.В. Цивьян, А.П. Чудинова и др., рассматривавших его с позиции культорологической и лингвистической значимости. Человек всегда оценивал действительность с точки зрения ее полезности для себя, и подобный антропоцентризм не мог не найти отражения в лексике. Кроме того, актуальность дипломного исследования обусловлена вниманием современной стилистики к специфике идиостиля отдельных писателей, а также связана со всё возрастающим интересом к проблемам организации внутреннего лексикона человека, к лексико-семантическому полю как к элементу уровня языковой способности.

Цель данной работы - рассмотреть особенности ЛСП «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Для достижения поставленной цели необходимо было решить следующие задачи:

)изучив теоретическую литературу по данному вопросу, определить, что такое лексико-семантическое поле и каковы его особенности;

) определить состав ЛСП «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание».

В качестве материала для исследования послужил роман Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Всего было проанализировано ---- текстовых фрагментов.

В работе были использованы следующие методы исследования: метод научного описания и классификации языкового материала, а также приёмы компонентного и контекстуального анализов, анализа словарных дефиниций исследуемых единиц.

Практическая значимость заключается в возможности использования материалов в лексикографической практике при изучении системного характера лексики. Кроме того, сделанные в работе наблюдения могут быть использованы в курсах «Стилистика», «Лингвистический анализ текста», в спецкурсах и семинарах, посвящённых изучению языка художественных произведений, а также особенностей идиостиля Ф.М. Достоевского. Материалы данного исследования частично подойдут для уроков русского языка по теме «Синонимы» и для уроков литературы при изучении романа «Преступление и наказание».

Структура работы. Дипломная работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованной литературы.

Глава 1. Понятие о лексико-семантическом поле в современном русском языке

.1 Специфика понятия лексико-семантическое поле

Лексико-семантическое поле - понятие весьма емкое. Здесь перекрещиваются главные проблемы лексикологии - проблемы синонимии, антонимии, полисемии, проблема соотношения слова и понятия. Решение задач, связанных с семантическими полями в лексике, позволяет по-новому освещать перечисленные проблемы. [Караулов 1972: 67]. Идея исследования лексики по семантическим (понятийным) полям связывается в лингвистике с именем Й. Трира, хотя сам термин в лингвистике впервые был употреблен Г. Ипсеном, который определял поле как совокупность слов, обладающих общим значением. Под понятийным семантическим полем Й. Трир понимает в первую очередь структуру определенной сферы или круга понятий. Понятийному полю соответствует в языке лексическое поле, которое вычленяется из словарного состава, будучи соотнесенным с каким-либо понятийным полем. В семантической теории Трира предполагается параллелизм между планом понятийного содержания, который представлен понятийным (семантическим) полем, и планом языкового выражения, представленным словесным полем. Прежде всего, Й. Трира интересовало, что может быть взято за основу при вычленении определенной совокупности слов из общего лексикона. Таким критерием, как ему казалось, может служить наличие общих значений у данной группы слов. Однако термин «семантическое поле» для Трира являлся метафорой, но такой метафорой, за которой стоит определенный способ его анализа. К концепции И. Трира близка концепция словесных полей (ЛСГ) Й. Вейсгербера, считающего значение слова не самостоятельной единицей, а его чисто реляционным структурным компонентом. Языковые (словесные) поля Вейсгербер подразделяет на однослойные и многослойные. Членение однослойных (одномерных) полей обусловлено какой-то одной точкой зрения, опирается на какой-то единый признак, аспект. Членение же многослойных (многомерных) полей опирается на различные точки зрения, но при этом выделяется опорное ядерное значение. Для И. Трира и Й. Вейсгербера характерна интерпретация семантического поля как парадигматической категории. Наряду с интерпретацией поля как парадигматического явления появляются работы, в которых поля трактуются как синтаксические комплексы. Синтаксический подход связывают с именем В. Порцига, который ввел в обиход термин «синтаксическое поле». Синтаксические (синтагматические) поля представляют собой словосочетания и другие синтаксические единицы как проявления семантической совместимости их компонентов. Синтаксические поля - это своего рода соотношения между глаголом и существительным, обозначающим субъект данного действия или состояния, орудие или объект действия; соотношения между прилагательными и существительными. Наиболее типичные примеры В. Порцига следующие: идти - нога, видеть - глаз, хватать - рука, слышать - ухо, лизать « язык, цвести - растение, светлый - волосы, лаять - собака, ржать - лошадь и т.д.

Понятие семантического поля получило большое распространение, число конкретных исследований постоянно растет, в теорию поля вносятся добавления и уточнения. Теория поля все больше связывается с определенной классификационной системой словарного состава, который расчленяется на упорядоченные по отношению друг к другу большие и малые группы.

Понятие семантического поля (СП) относится к основным понятиям современной лексической семантики. Данное определение концентрирует в себе главные проблемы лексической семантики и определяет их рассмотрение с позиции системного подхода. При описании поля различные типы отношения между словами анализируются не изолированно, а в общей системе всех лексико-семантических связей.

Тем не менее, семантическое поле остается наименее исследованной единицей лексики. До сих пор в языкознании не определены строгие границы применения термина СП. Им часто обозначаются разные объединения слов.

Во многих исследованиях объем понятия поля оказывается неопределенно широким или, наоборот, очень узким. «Семантическое поле - это совокупность семантических единиц, имеющих фиксированное сходство в каком-нибудь семантическом слое и связанных специфическими семантическими отношениями.

Cемантическим полем называют совокупность языковых единиц, объединенных каким-то общим (интегральным) семантическим признаком; иными словами - имеющих некоторый общий нетривиальный компонент значения. Первоначально в роли таких лексических единиц рассматривали единицы лексического уровня - слова; позже в лингвистических трудах появились описания семантических полей, включающих также словосочетания и предложения. Семантическое поле обладает следующими основными свойствами:

. Семантическое поле интуитивно понятно носителю языка и обладает для него психологической реальностью.

. Семантическое поле автономно и может быть выделено как самостоятельная подсистема языка.

. Единицы семантического поля связаны теми или иными системными семантическими отношениями.

. Каждое семантическое поле связано с другими семантическими полями языка и в совокупности с ними образует языковую систему.

В основе теории семантических полей лежит представление о существовании в языке некоторых семантических групп и о возможности вхождения языковых единиц в одну или несколько таких групп. В частности, словарный состав языка (лексика) может быть представлен как набор отдельных групп слов, объединенных различными отношениями: синонимическими (хвастать - похваляться), антонимическими (говорить - молчать) и т.п.

Элементы отдельного семантического поля связаны регулярными и системными отношениями, и, следовательно, все слова поля взаимно противопоставлены друг другу. Семантические поля могут пересекаться или полностью входить одно в другое. Отдельная языковая единица может иметь несколько значений и, следовательно, может быть отнесена к разным семантическим полям.

Что же касается непосредственно проблемы ЛСП, то существует целый ряд подходов к разграничению их различных видов. Наряду с термином ЛСП

употребляются такие термины, как понятийное поле, сигнификативное поле, лексическое поле. Такие исследователи, как В.Г. Гак, А.М. Кузнецов, А.А. Уфимцева понимали под ЛСП многоуровневую систему, включающую в себя лексические единицы, объединённые общностью содержания, т.е имеющие общую архисему.

Так, Л.А. Новиков пишет: «Семантическое поле - иерархическая структура множества лексических единиц, объединённых общим (инвариантным) значением и отражающих в языке определённую понятийную сферу» [Новиков 1997:458]. Границы семантических полей относительны по своей природе, а также могут варьироваться в зависимости от избранного принципа классификации, « поэтому наряду со значительными по объёму полями в их составе выявляются различного рода обозримые микрополя» [Новиков 1997:232].

Ю.М. Караулов говорит о необходимости «разделить различные сферы словарного состава на семантические поля (например, поле «радость»), лексико-семантические группы (например, группа слов со значением «изменение»), тематические группы (например, «наименования птиц»), синонимические ряды (например, ряд с инвариантным значением «храбрый»), ономасиологические группы (например, выражение понятия «время» существительными в русском языке) [Караулов 1976: 314].

И.В. Сентенберг отмечает, что в лексико-семантической системе языка вычленяются следующие основные типы лексико-семантических парадигм, находящихся в семантических отношениях иерархии: 1 - лексико-семантические поля; 2 - лексико-семантические группы; 3 - тематические ряды (лексико-семантические подгруппы); 4 - многозначные слова, синонимические ряды, антонимические ряды, конверсивы (Сентенберг, 1984).

По мнению Э. Косериу, «семантическое (словесное) поле представляет собой в структурном плане лексическую парадигму, которая возникает при сегментации лексико-семантического континуума на различные отрезки, соответствующие отдельным словам языка. Эти отрезки слова непосредственно противопоставлены друг другу на основе простых смыслоразличительных признаков».

Е.Д.Диброва, описывая особенности семантического поля, указывает, что это обширная организация слов, которая отличается от разных языковых парадигм (антонимов, синонимов, омонимов, ЛСГ и т.д.). «Семантическое поле отличается от парадигмы следующим: а) парадигма, включая и ЛСГ, имеет в своём составе однозначные отношения лексических единиц (синонимия/антонимия/гиперо-гипомия и др.); семантическое поле представляет организацию неоднозначных отношений (гиперо-гипомия + синонимия/антонимия); б) парадигма - это объединение грамматически однородных лексических единиц (имён существительных, прилагательных, глаголов и др.); семантическое поле может быть представлено грамматически различными лексическими единицами (существительными и прилагательными/ глаголами и т.д); в) парадигма является относительно обособленной лексико-семантической организацией; семантическое поле в своих наиболее отдаленных от общего родового значения зонах соприкасается и пересекается с другими полями, образуя смежные синкретичные пространства» [Диброва 2001: 262]. Определяя способ выражения слов, входящих в ЛСП, Е.И. Диброва выделяет три структурных типа лексико-семантического поля: «1) лексическое семантическое поле, состоящее из слов одной части речи (либо из имен существительных, либо из имен прилагательных, либо из глаголов и др.); 2) лексико-грамматическое семантическое поле, включающее в свой состав слова разных частей речи (имя существительное и глагол; имя существительное, глагол и прилагательное и др.; 3) лексико-словообразовательное семантическое поле, объединяющее однокорневые производные слова» [Там же: 261].

П.Н. Денисов соотносит семантическое поле с ЛСГ: «Можно предполагать, что участки семантических полей - это ЛСГ, т.е семантическое поле - родовое понятие по отношению к ЛСГ. Если допустить существование в языке семантического поля модальности, то модальные частицы, модальные слова и выражения составят несколько ЛСГ, являющихся членами семантического поля модальности в русском языке» [Денисов 1980:127].

1.2 Типы парадигматических отношений в лексике

Семантическое поле является крупной системно-структурной единицей лексико-семантической системы языка, оно объединяет не только единичные языковые элементы (одиночные лексемы, лексико-семантические варианты) на основе общего интегрального признака, но и различные лексические парадигмы разного уровня и объема, таким образом, каждая единица поля предстает в нем во всем парадигматическом комплексе.

По мнению Ю.Д. Апресяна, системность лексики зависит от двух вещей: как определяется понятие и как описана лексика. Системная организация лексики проявляется в наличии в ней объединений слов, характеризующихся некоей общностью значений. Такие объединения слов называются лексико-семантическими парадигмами, а семантические отношения между членами парадигмы - парадигматическими отношениями. Парадигматические отношения, с одной стороны, служат основанием для характеристики лексико-семантических парадигм, а с другой стороны - сами зависят от принадлежности слов к определенной части речи. В этом плане существенно различие слов с предметным значением - имен существительных и слов со значением признака - глаголов, прилагательных, наречий.

Парадигматические отношения отражают содержательные связи, которые существуют между явлениями действительности. Эти отношения, однако, «скорректированы» языком, существующей в нем лексико-семантической системой. Поэтому по отношению к словам вряд ли можно говорить о классификациях, которые основываются только на классификации предметов и явлений. Другое дело, что доля зависимости того или иного объединения слов от внеязыковой или собственно языковой системы может быть различна.

Таким образом, основанием для выделения парадигмы как элемента лексико-семантической системы языка является общность содержания входящих в нее лексико-семантических вариантов (ЛСВ) слов.

Анализ отношений между семами в отдельном значении слова, между значениями в многозначном слове и между членами парадигмы позволяет сказать, что на всех уровнях обнаруживаются одни и те же виды отношений, а именно:

) отношения сопредельности (т.е. взаимодополнительности),

) родовидовые отношения,

) отношения подобия,

) отношения противоположения.

Эти виды отношений в парадигмах могут быть представлены по-разному. Одним парадигмам свойственны разные типы отношений, другим - какой-нибудь один.

Следует, однако, помнить о постоянно действующих факторах, которые определяют структуру парадигмы, т.е.:

) о том, что обозначается (т.е. о соотнесенности с действительностью), и 2) о том, какой частью речи обозначается явление действительности.

Такие парадигмы, как весна, лето, осень, зима; утро, день, вечер, ночь; голова, плечо, рука, нога, живот и т.п., обозначают части целого - части суток, года, части тела и т.п. Эти группы характеризуются отношениями дополнительности: входящие в нее слова не могут заменять друг друга. Однако даже при таких отношениях, обусловленных связями между явлениями действительности, нельзя отрицать наличия у подобных групп собственно лингвистических особенностей. К числу их относится, например, распределение целого как «куска» действительности между словами утро, вечер, день, ночь или отношения к действительности русского слова рука и немецкого die Hand, наличие в русском слова сутки и отсутствие его эквивалента в французском и т.д.

Отношения дополнительности в подобного рода группах могут осложняться отношениями сходства (синонимическими), которые возникают как результат выражения оценки, отношения к предмету (ср.: голова - котелок - чердак, руки - грабли - крючья и т.п.), или противоположения - антонимическими - (ср.: день - ночь, утро - вечер, зима - лето и т.п.).

Один и тот же участок действительности в языке может быть представлен группами слов разных частей речи, т.е. разными языковыми категориями. Так, с существительными, обозначающими время - часть суток, года и т.п., соотносятся наречия со значением времени - всегда, никогда, сейчас, давно, утром, весной и т.п., прилагательные давний, нынешний, вчерашний и т.п.

Семантический компонент «речь» является общим и для глаголов говорить, сказать, беседовать и т.п., и для существительных слово, язык, речь и т.п., и для прилагательных молчаливый, болтливый, словоохотливый и т.п.

Отсутствует разработанная терминология для обозначения разного вида парадигм. В качестве рабочих можно приняты такие термины.

Лексико-семантическая группа (ЛСГ) - это семантическое объединение слов (парадигма) одной части речи.

Тематическая группа слов (ТГС) - это совокупность на основе семантической общности слов разных частей речи.

Что касается понятий «синонимический ряд слов» и «антонимическая пара слов», то они характеризуют не парадигмы особого вида, а особые отношения между членами ЛСГ или ТГС, причем в пределах одной ЛСГ или ТГС возможны как те, так и другие отношения.

лексика семантический жилище достоевский

Номинации, входящие в ЛСП, вступают между собой в системные отношения, образуя парадигматические группировки разного типа. К ним относятся лексико-семантические варианты одного слова, синонимические ряды, антонимические пары, родовидовые группировки, лексико-семантические группы, тематические серии и т.д. «Лексическая система языка в парадигматическом плане имеет очень сложный, многослойный характер. Смысловые явления («значения») образуют внутренне связанные ряды, основанные на общем элементе или признаке, и прежде всего, соотносятся внутри этих рядов. Эти ряды - в свою очередь и следуя тому же принципу - являются членами рядов высшего порядка и так далее. Само собой разумеется, что «все эти ряды» не только соотносительны, но и взаимосвязаны и взаимозависимы» [Кузнецова 1982:35].

Получающиеся в результате вычленения по тем или иным основаниям лексико-семантические поля неоднородны и по количеству входящих в них слов и по характеру отношений между ними. Парадигматические связи основываются на том, что в значениях разных слов присутствуют одни и те же компоненты. «Наличие общих сем, их повторяемость в семемах разных слов и делает соответствующие слова парадигматически соотнесёнными по смыслу. Лексико-семантическое поле имеет ядро, в котором находится имя поля, тесно связанное с ним видовое имя, синонимы и родовое имя, а также антонимы. На периферии поля находятся слова, сенемы которых пересекаются с ядерными словами по отдельным семам» [Кузнецова 1985:38].

Семантическое поле, как и любая другая система, в основе свое структурно. Традиционно под структурой понимается «относительно устойчивое единство элементов, их отношений и целостности объекта; инвариантный аспект системы».

Применение этого понятия дает возможность расчленить языковое пространство на гомогенные составные части, каждая из которых состоит из некоторого множества тесно взаимосвязанных и взаимодействующих друг с другом единиц.

Семантическое поле как особая языковая система обладает сложной языковой структурой. Структурный каркас поля образуется совокупностью всех парадигматических группировок.

И.В. Сентенберг, подчеркивал, что функционально-семантическая категория находит выражение на лексическом уровне. Основу лексико-семантических полей составляет объемно-понятийные категории: действие, движение, состояние, восприятие, модальность.

Структура поля создается путем многоступенчатого, многократного и последовательного деления, в результате чего вычленяются сверх парадигмы типа ФСК, парадигмы типа лексико-семантического поля, подпарадигмы типа ЛСГ, малые парадигмы типа синонимического ряда и парадигматические пары или биномы. В системной организации семантического поля большую роль играют словообразовательные категории гнезда, которые являются структурными элементами семантических полей.

Доминанта в составе поля организует его структуру, это заглавный элемент, который формирует семантические контуры лексико-семантической и в которой вся парадигма в идеале может быть свернута [Сентенберг, 1984: 65].

Одним из основных свойств структуры семантического поля является ее целостность, которая «обеспечивается, в частности, тем, что единица уровня может быть представлена как предельный случай единицы более высокого уровня», то есть отношениями иерархии, предполагающими отношения вхождения менее сложных единиц в более сложнее. [Солнцев, 1971: 53]

« В структуре семантического поля выделяется ядро (лексическая единица или несколько единиц, семантически наиболее простые и содержащие общее значение ЛСП в его «чистом « виде»), центр [ряд «обволакивающих ядро «слоёв» - специализированных классов единиц с семантически более сложными значениями: (пересдавать - дарить, преподносить, презентовать… (дарение), продавать, сбывать, уступать… (продажа) и др.] и периферия (вторичные наименования, входящие своими первичными значениями в смежные семантические поля и реализующие семантику данного поля в специфических контекстуальных условиях: Родители построили детям дачу, т.е. передали, подарили; шоколадный загар, т.е. коричневый)» [Новиков 1997:459]

Важнейшим составным компонентом лексико-семантического поля являются лексико-семантические группы слов. Можно предполагать, что участки семантических полей - это лексико-семантические группы (ЛСГ), то есть семантическое поле - родовое понятие по отношению к ЛСГ [Денисов 1980: 127]. Л.М. Васильев считает, что «термином лексико-семантическая группа можно обозначить любой семантический класс слов (лексем), объединенных хотя бы одной обшей лексической парадигматической семой или хотя бы одним общим семантическим множителем» [Васильев 1971]. Эта соотнесенность основывается на том, что в значениях слов, объединенных одной лексико-семантической группой, имеется один, общий для всех, семантический признак, который и связывает слова.

Первые попытки определения наименования лексико-семантических групп мы встречаем в 50-е гг. ХХ века в работах О.Н. Трубачева, А.Д. Григорьевой («Об основном словарном фоне и словарном составе русского языка», 1953 г.), П.Я. Черных («Очерк русской исторической лексикологии. Древнерусский период», 1956 г.), А.А. Уфимцевой («К вопросу о лексико-семантической системе языка», 1963 г.), О.Г. Пороховой («Лексика сибирских летописей XVII века», 1969 г.), Е.Н. Поляковой («Лексика местных деловых памятников XVII-XVIII в. И принципы ее изучения», 1979 г). Несколько иной подход к ЛСГ мы находим у С.Д. Кацнельсона. Понятийные поля С.Д. Кацнельсона - это «противоположение понятий, ищущее выражение в языке» [15, с. 95]. По характеру своей структуры они подразделяются на бинарные и полярные. Л.М. Васильев термином ЛСГ обозначает «любой семантический класс слов (лексем), объединенных хотя бы одной общей лексической парадигматической семой (или хотя бы одним общим семантическим множителем)» [6, с. 110]. По определению А.И. Кузнецовой в основе ЛСГ лежат категориально-лексические семы: «Основная парадигматическая особенность слов одной ЛСГ заключается в том, что в их значениях имеется единая категориально-лексическая сема. Эта сема составляет семантическую основу группы и в каждом отдельном слове уточняется с помощью дифференциальных сем» [17].

ЛСГ выделяются на основе семантического признака - идентифицирующей семы, которая регулярно повторяется во всех лексических единицах класса и специфических, дифференцирующих сем, противопоставляющих данную лексему другим лексемам структуры микрополя. Основная парадигматическая особенность слов одной ЛСГ заключается в том, что в их значениях имеется единая категориальная лексическая сема. Эта сема составляет семантическую основу группы и в каждом отдельном слове уточняется с помощью дифференциальных сем.

Профессор Л.А. Новиков лексико-семантической группой называет относительно замкнутый ряд лексических единиц одной и той же части речи, объединенных общей семой, а именно архисемой более конкретного содержания и классификационно более низкого порядка, чем архисема семантического поля [Новиков 1982: 278].

Е.И.Диброва считает лексико-семантическую группу одним из базовых элементов, на котором стоится вся лексико-семантическая парадигматика, в которую, кроме лексико-семантической группы, входит также и омонимическая, антонимическая, тематическая и гиперо-гипонимическая парадигмы [Диброва,2001: 213]. Таким образом Е.И. Диброва определяет лексико-семантическую группу как самую обширную по объему своих членов организацию слов, которая объединена базовым семантическим компонентом [Диброва, 2001: с. 233]. Семантический компонент обобщает несколько различных гиперсем (родовых сем), обозначая класс предметов, признаков, процессов, отношений.

Отечественный лингвист Ф. П. Филин лексико-семантической группой считает совокупность слов, имеющих близкие (в том числе противопоставленные - антонимы) и идентичные значения с разными оттенками, дифференциальными признаками (синонимы) [Филин 1982: 225].В «Очерках по теории языкознания» Ф.П. Филин рассматривает понятие «тематическая» и «лексико-семантическая» группы, но четких границ между ними не проводит. Он утверждал, что в тематических группах все зависит от того, какие признаки объединяют слова в классификацию. В тематические группы, по мнению лингвиста, могут входить как их основные части, так и лексико-семантические группы: «в рамках одной тематической группы существуют более мелкие, но тесно спаянные между собой лексико-семантические группы слов» [Филин 1982:225]. Следовательно, тематическая группа - это более широкое суждение, чем лексико-грамматическая. Анализируя особенности употребления в языке тематических и лексико-семантических групп, Ф.П. Филин выделяет общее и различное в этих понятиях: общее - то, что значение слов, входящих в состав данных групп, отражают познания объективной действительности, различное - лексико-семантические группы слов представляют собой продукт законов и закономерностей развития лексической семантики языка, тогда как состав тематических групп слов зависит только от уровня знаний того или иного народа, от умения классифицировать явления действительности, получившие свои словарные обозначения. В работе по теории языкознаний лингвист определяет основные признаки лексико-семантической группы слов - наличие в ней:

1.родовидовых отношений;

2.синонимических и антонимических семантических связей слов;

.опорного и производного слов: по мнению Ф.П. Филина, без опорных слов не была бы выражена общая семантическая идея лексико-семантической группы, а без производных слов эта идея была бы обеднена.

В основе классификации Ф.П. Филина лежат отношения между словами, объединяемыми в группы. Лексико-семантические группы слов представляют собой внутреннее специфическое явление, обусловленное историческим развитием языка, их компоненты не могут произвольно классифицироваться без разрушения существующих между ними отношений. Синонимические и антонимические отношения Ф.П. Филин считал двумя важными видами семантических связей слов в лексико-семантической группе. Определенное соотношение родовых и видовых понятий может наблюдаться как в тематических, так и в лексико-семантических группах, причем в последних не обязательно наличие слова, обозначающего родовое понятие.

Б.А. Серебренников выделяет такие характерные признаки ЛСГ:

1.постоянный семантический контекст, специфический для каждого значения;

2.определенные модели сочетаемости;

.межсловные связи слов в микросистемах. Отдельные звенья микросистемы в семантическом плане могут соприкасаться с отдельными звеньями других микросистем. Эти связи будут связями частичного характера, то есть не по всему их смысловому объему;

.в ЛСГ могут быть установлены синонимические ряды, синонимические пары, представляющие собой семантический минимум;

.понятие ЛСГ не ограничивается только инвентарным перечислением ее членов и их значений. В ЛСГ может быть легко выделено центральное слово, как имеющее наибольшее число значений [Серебренников 1988: 281].

Учитывая изложенное, можно предложить следующее определение ЛСГ. Под ЛСГ мы будем понимать такое лексическое объединение, в котором слова группируются на основе интегральной семы, набор дифференциальных сем может быть однотипным, повторяющимся и специфическим для каждой ЛСГ.

Обобщение сведений по лексической парадигматике позволило уточнить статус изучаемой семантической сферы. Номинативное пространство «Жилище» соединяет в себе тематическое начало с лексико-семантическим проявлением, что обусловлено наличием в нем многозначных слов и речевой синонимии и антонимии. Поэтому семантическую сферу «Жилище» можно определить как лексико-семантическое поле. Моделируя данное поле, мы считаем целесообразным разделить его ядро и центр, так как центр включает довольно большое количество слов в прямых значениях (квартира, комната, мебель и др.). В ядро поля, прежде всего, входит доминирующая лексема (жилище) - наиболее употребительное слово, обобщенно выражающее основную идею поля, оно является семантически более простой единицей.

Парадигматика поля представлена многими сематическими объединениями, из которых наиболее значимыми являются: «Наименования жилища», «Характеристика жилища», «Предметы мебели». Многообразно (при помощи глаголов, признаковых слов) представлена синтагматика поля; дом как жилище прежде всего эксплицируется глаголами жить (в разных значениях) и ютиться, приютить (ся).

В истории языка некоторые давно заимствованные названия жилища, например, тюркского происхождения (сарай, ср.: Бахчисарай), являются уже стертыми метафорами, потерявшими свою былую стилистическую значимость.

Метафорический перенос проявляется в таких моделях, как «частное - общее» (угол в значении 'любое жилище') - на основе метафорического переноса происходит расширение объема исходного значения. Результаты лексико-семантической, прежде всего метафорической деривации часто сопровождаются отрицательнооценочной коннотацией (каюта, сарай, угол). Угол в значении 'приют' объединяется с другими единицами типа клетушка наличием отрицательной коннотации.

Лексемы жилище и дом являются ядром в центре семантико-тематического пространства «Жилище», в большей своей части организованного по принципу поля. Тематическая основа поля базируется на близости внеязыковых реалий: жилище - его части, утварь, жильцы, обустройство жилого дома, ведение хозяйства.

Выводы

Итак, лексико-семантическое поле, это группа слов, объединённых базовой категориально-лексической семой (архисемой) и отражающих определённую понятийную сферу в языке.

При этом между лексемами, входящими в ЛСП, возможны разные виды семантических отношений (синонимические, антонимические, родовидовые и т.д.).

Структура ЛСП имеет сложную полевую структуру, в которой отчётливо выделяются ядерные и периферийные зоны.

Существует три структурных типа лексико-семантического поля: 1)лексико-семантическое поле, состоящее из слов одной части речи; 2)лексико-грамматическое семантическое поле, включающее в свой состав слова разных частей речи; 3)лексико-словообразовательное семантическое поле, объединяющее однокорневые производные слова.

Границы полей относительны по своей природе и могут различаться в зависимости от принципа классификации, в связи, с чем внутри семантического поля выделяются микрополя, представляющие собой лексико-семантические группы.

Под ЛСГ понимается лексическое объединение, в котором слова группируются на основе интегральной семы, набор дифференциальных сем может быть однотипным, повторяющимся и специфическим для каждой ЛСГ.

Объём лексико-семантических групп различен и может меняться. Внутри ЛСГ, так же как и в ЛСП, выделяются различные парадигмы слов, связанные отношениями синонимии, антонимии, родо-видовыми отношениями.

В ядро поля входит доминирующая лексема (жилище) - наиболее употребительное слово, обобщенно выражающее основную идею поля, оно является семантически более простой единицей.

Парадигматика поля представлена многими семантическими объединениями, из которых наиболее значимыми являются: «Наименования жилища», «Характеристика жилища», «Предметы мебели».

Интересующее нас ЛСП представляет собой определённый фрагмент лексики русского языка, в котором отражается своеобразие языковой картины мира носителей языка и особенности идиостиля Ф.М. Достоевского.

Глава 2. Лексико-семантическое поле «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание»

Перед тем, как определить семантические особенности лексико-семантического поля «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского, необходимо кратко представить выявленные исследователями особенности языка произведений писателя и аспекты его изучения.

2.1 Основные вопросы изучения языка произведений Ф.М. Достоевского (по материалам исследований)

Литература о Достоевском была по преимуществу посвящена идеологической проблематике его творчества. Преходящая острота этой проблематики заслоняла более глубокие и устойчивые структурные моменты его художественного видения. Часто почти вовсе забывали, что Ф.М. Достоевский прежде всего художник (правда, особого типа), а не философ и не публицист.

Язык произведений Ф.М. Достоевского сложен настолько, что продолжает привлекать внимание исследователей. Большинство работ, посвящённых изучению художественного творчества Ф.М. Достоевского, носят литературоведческий характер (см: В. Иванов «Религиозно-этическое значение Достоевского» (1922), Бахтин «Проблемы поэтики Достоевского» (1972), Н.А Бердяев «О русских классиках» (1993), Н.А. Бердяев «Миросозерцание Достоевского» (1994).

Так, например М. Бахтин, в работе «Проблемы поэтики Достоевского» (1963) считал Достоевского одним из величайших новаторов в области художественной формы. «Он создал, - по убеждению М. Бахтина, - совершенно новый тип художественного мышления, который условно назвали полифоническим. Этот тип художественного мышления нашел свое выражение в романах Достоевского, но его значение выходит за пределы только романного творчества и касается некоторых основных принципов европейской эстетики. Можно даже сказать, что Достоевский создал как бы новую художественную модель мира, в которой многие из основных моментов старой художественной формы подверглись коренному преобразованию.

Л.П. Гроссмана нужно признать основоположником объективного и последовательного изучения поэтики Достоевского в нашем литературоведении. Основную особенность поэтики Достоевского Л. Гроссман усматривает в нарушении органического единства материала, требуемого обычным каноном, в соединении разнороднейших и несовместимейших элементов в единстве романной конструкции, в нарушении единой и цельной ткани повествования.

Вячеслав Иванов впервые определил основную структурную особенность художественного мира Достоевского.

Реализм Достоевского он определяет как реализм, основанный не на познании, а на проникновении. По мнению В. Иванова, Достоевский устремлен не к тому, чтобы вобрать в себя окружающую его данность мира и жизни, но к тому, чтобы, выходя из себя, проникать и входить в окружающие его лики жизни; ему нужно не наполниться, а потеряться. Живые существа, доступ в которые ему непосредственно открыт, суть не вещи мира, но люди, - человеческие личности; ибо они ему реально соприродны.

Н.А. Бердяев в работе «Миросозерцание Достоевского»(1994) подробно пишет о том, что у Достоевского нет ничего, кроме человека, нет природы, нет мира вещей, нет в самом человеке того, что связывает его с природным миром, с миром вещей, с бытом, с объективным строем жизни. Существует только дух человеческий и только он интересен, он исследуется. Правда у

Достоевского есть город, есть городские трущобы, грязные трактиры и вонючие меблированные комнаты. Но город есть лишь атмосфера человека, лишь момент трагической судьбы человека, город пронизан человеком, но не имеет самостоятельного существования, он лишь фон человека. Человек отплыл от природы, оторвался от органических корней, попал в отвратительные городские трущобы, где корчится в муках. Город - трагическая судьба человека. Всё внешнее - город и его особая атмосфера, комнаты и их уродливая обстановка - внешние фабулы романа - всё это лишь знаки, символы внутреннего, духовного человеческого мира, лишь отображение человеческой судьбы.

На мастерство сосредоточения внимания на вещах указывает Г.А. Мейер в книге «Свет в ночи»(1967). «Когда Достоевский пишет о домах и квартирах, надо следить за малейшей деталью в описаниях, столь у него редких и скупых. Жилище Сони Достоевский описывает подробно потому, что оно не только снимок её греховности, её искажённого существования и душевных страданий, но ещё и часть души Раскольникова, судьба которого оказалась в её руках.

Проследим за точностью языка автора. Вот как Достоевский описывает комнату Сони:

«Сонина комната походила как будто на сарай, имела вид весьма неправильного четырёхугольника, и это придавало ей что-то уродливое. Стена с тремя окнами, выходившая на канаву, перерезывала комнату как-то вкось, отчего один угол, ужасно острый, убегал куда-то вкось».

Какой печалью, каким тупиком, какой острой болью пронзают слова сарай, неправильный, угол, вкось. Сразу понимаешь, что человек, живущий здесь, несчастлив. [Мейер 1967: 195].

Достоевский, следуя традициям Н.В. Гоголя, описывает предметы и вещи. Гоголь необычайно видел вещи; отдельных примеров много: описание Миргорода, Рима, жилье Плюшкина со знаменитой кучей, поющие двери «Старосветских помещиков». «Старосветские помещики», начинаясь с параллели: ветхие домики - ветхие обитатели, - представляют во все течение рассказа дальнейшее развитие параллели. Мертвую природу Гоголь возводит в своеобразный принцип литературной теории: «Он говорил, что для успеха повести и вообще рассказа достаточно, если автор опишет знакомую ему комнату и знакомую улицу. «У кого есть способность передать живописно свою квартиру, тот может быть и весьма замечательным автором впоследствии». [Иванов 1922: 54]

Ещё одна важная тема, нашедшая отражение в работах литературоведов и имеющая отношение к языку автора - это вопрос о символах. И.В. Ружицкий в работе «О словаре языка Достоевского» выдвигает гипотезу, что чем конкретнее значение слова, тем большим символическим потенциалом это слово обладает. Если говорить о типах символов у Достоевского, то это слова с наиболее конкретной семантикой. Что может быть конкретнее предмета, будь то стол или платок, или воздух, тоже вполне конкретная субстанция, или земля, или камень - это все я называю слова, которые у Достоевского могут употребляться в символическом значении? Конкретнее предметной лексики имена, и у Достоевского имена, конечно же, очень часто символичны. Та же самая Сонечка - это и народная мудрость София, и одновременно жертвенность. Входят в объект нашего описания. Числовой символике Достоевского тоже посвящено очень много работ. Наиболее известная из них - работа В.Е. Ветловской. Возьмем число «4». Конечно же, оно символично, так как четвертый день после смерти - это день, когда начинается тление. Или число «7», в котором присутствует общехристианская символика. Сколько частей в «Преступлении и наказании»? Шесть глав и эпилог. То есть эпилог - это седьмая часть. И что происходит в эпилоге? о, чтобы понять всю глубину замыслов автора. Качественно новый тип словесно-эстетической гармонии создавался писателем из пестрого хаоса уличного просторечия, канцелярских оборотов, газетного жаргона, пародийной игры, всяческих речевых ошибок, ляпсусов и оговорок. По этой причине своеобразие художественного языка Ф.М. Достоевского не было понято современниками, даже теми, кто сочувственно относился к его творчеству. Критики постоянно были недовольны «нескладностью» и «растянутостью».

Для Достоевского очень важны цвета. Много исследований посвящено, например, символике желтого цвета. И не только в «Преступлении и наказании». Какой же символ может быть у этого цвета? Надо сказать, что по частоте употребления, даже в «Преступлении и наказании», это слово встречается в два раза реже, чем слово «красный». Но это у Ф.М. Достоевского не просто цвет - желтыми могут быть у него и вещи, и стены, обои желтые, желтый цвет лица. И все это связано с одним общим символическим значением: желтый цвет у Достоевского - это цвет тления, цвет разрушения, а уничтожаться, разрушаться может как вещь, так и человек. Символика зеленого цвета в том же самом «Преступлении и наказании», и не только в нем, другая. Зеленый цвет символизирует защиту, покров. В «Преступлении» это платок у Сони, он зелёного цвета.

Как видно, литературоведческие исследования достаточно обширны и многосторонни, но всё же понять Ф.М. Достоевского, как мастера слова и как художника слова, помогут работы лингвистов. Нужно отметить, что подобных работ недостаточно в связи со сложностью произведений Ф.М. Достоевского.

Язык Ф.М. Достоевского так же открыт и свободен, как созданный писателем образ мира. Ф.М. Достоевский не боялся длиннот и повторов, если они были необходимы для эмоционально-ритмического развития мысли, для полноты самовыражения героев. В то же время он прибегал порой к особого рода сжатости фразы, достигая краткости большей, чем возможно в нехудожественной речи. «Речь Достоевского точно торопится и задыхается. Слова то громоздятся беспорядочной толпой, как будто мысль торопливо ищет себе выражения и не может схватить его, то обрываются коротко, резко, падают отрывистыми фразами, иногда одним словом, там, где грамматически необходимо было бы целое предложение».

В художественной системе Достоевского все слова как бы уравнены в правах, каждое может претендовать на участие в самом серьезном разговоре. [Переверзев 1912: 34].

В.В. Тимофеева рассматривала в своих воспоминаниях особенности пунктуации Достоевского. «У каждого автора свой собственный слог и потому своя собственная грамматика. У Достоевского нет ни одной лишней запятой, более того, он ставит их там, где они ему нужны, хоть даже перед союзом что, а не после него, запятые перед союзами и, или, между однородными членами и придаточными предложениями. В синтаксическом строе фразы у автора эти союзы означают не только объединение однородных частей, но присоединение - после паузы, при этом часто - противоположной, противоречащей части. Например: «Поплакали и привыкли». Запятыми автор выделял и путём синтаксической паузы подчёркивал отдельные обстоятельства времени, места и образа действия (таково, например, слово «вдруг»). Обычно он не выделял запятыми вводные слова и выражения: «однако», «конечно», «впрочем», «может быть», «так сказать», что ли», одиночные деепричастия, определения, дополнения и обстоятельства». [Тимофеева 1881: 661].

Язык, грамматика, пунктуация, стилистика Ф.М. Достоевского настолько сложны и своеобразны, что учёные-лингвисты в лице Ю.Н. Караулова, Е.Л. Гинзбурга приняли решение не только изучать данный строй, но на основе его создать словарь, который они назвали «Словарь языка Достоевского». «Творчество Достоевского, - по словам Ю.Н. Караулова, - было выбрано для словарного воплощения по целому ряду оснований. И не последние среди них - это совершенно особая роль Достоевского в развитии русского литературного языка, это и утверждаемая филологами мысль о языке, слове как главном герое произведений писателя. …Ведь главным предметом его изображения является само слово, притом именно полнозначное слово. Произведения Достоевского - это слово о слове, обращённое к слову». [Бахтин 1963: 120]

Н. Страхов, близко знавший Достоевского, говорил о нём: «Всё внимание его было устремлено на людей, и он схватывал только их природу и характер. Правда, у Достоевского есть городские трущобы, грязные трактиры и вонючие меблированные комнаты, но всё это лишь атмосфера человека, всё это нужно для обнаружения внутренних моментов его судьбы».

У Достоевского в описании обстановки прослеживается соответствие не характеру, а жизненному положению, обстоятельствам, состоянию. Кроме того, интерьер у Достоевского не сливается с образом героя: обстановка часто у него контрастна по отношению к человеку. [Чирков 1967: 87].

Поскольку исследователи часто упоминают о взаимосвязи человека и быта, который его окружает, вполне уместно рассмотреть лексико-семантическое поле «жилище» в романе Достоевского «Преступление и наказание», определить состав этого поля, проанализировать, как описывает жилища своих героев автор и как разгадывает загадку человеческого духа при помощи места его обитания.

Лексико-семантическое поле «Жилище» имеет полевую структуру, т.е. в нём можно выделить ядро и периферию. Ядро ЛСП составляют фрагменты, содержащие лексему «жилище». Мы выделили лексико-семантические группы, относящиеся к полю «жилище». Это ЛСГ «Наименования жилища», « Характеристика жилища», «Предметы мебели».

2.2 Лексико-семантическая группа «Наименования жилища»

В первой главе мы выяснили, что лексема «жилище» является ядром лексико-семантического поля. В современном русском языке слово жилище имеет одно значение.

В словаре С.И. Ожегова мы находим толкование: «Жилище - помещение для жилья». Благоустройство жилищ. // [СО].

Д.Н. Ушаков определяет лексическое значение жилище как:

« Помещение для жилья, жилое помещение». Обычно якуты строят свои жилища на большом расстоянии. [Ушаков 2007: 289].

А в словаре Т.Ф. Ефремовой дано следующее значение:

«Жили́ще» - помещение для жилья. [ Ефремова ]

Также мы выяснили, какие синонимы имеет слово жилище.

Cакля - русское название жилища кавказских горцев.

Конура - 1. Будочка для собаки. 2. Тесное, убогое жилище (разг.).

Обиталище - (устар.) жилище, место, где кто-нибудь живет, пребывает. Муравейник - надземная часть жилища муравьев в виде кучи из хвои, листьев, комочков земли. Лесные муравейники.

Халупа - маленькое неблагоустроенное жилище (разг.). (первонач. бедная хата на Украине) [МАС].

В других источниках даны синонимы - жилье, обиталище, обитель, кров, приют, жительство, местожительство, местонахождение, местопребывание, квартира, постой, гнездо, притон, пристанище; кибитка, чум, юрта. Ср. Дом и Убежище. [Википедия]

В словаре В.И. Круковера дано такое словообразовательное гнездо: жить - жизненный, житель, житьё, житейский, житие, жительство, жизнь, житель, жительница, жилец, жиличка, жилищный, жилой, живущий, живучий. А также автор словаря приводит слова с приставкой «не»: не- жилец, нежилой, нежилица. [Круковер 1998:202]

Итак, с помощью словарей, мы выяснили, что лексема «жилище» включает в себя значение - «место пребывания кого-либо где-либо». Из словарей синонимов стало ясно, что жилище может называться по-разному. Исходя из этого, рассмотрим лексико-семантическую группу «Наименования жилища».

В романе «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевский описывает подробно четыре жилища - квартиру Алёны Ивановны, комнату семьи Мармеладовых, комнату Родиона Раскольникова, комнату Сони Мармеладовой. Даже наименования всех жилищ в «Преступлении и наказании» говорит не только о крайней бедности, нищете их обитателей, но и об их жизненной неустроенности, бесприютности. Дом не является для героев крепостью, не укрывает их от жизненных невзгод. Маленькие, уродливые комнатушки неуютны и неприветливы к своим обитателям, они как будто стремятся изгнать героев на улицу. Но обратимся сначала к тому, как Достоевский называет жилища своих героев. Герои романа «Преступление и наказание» живут, в основном, в комнатах, которые они снимают. Только старуха-процентщица обитает в квартире, но тоже в съёмной.

Подумал он и позвонил в старухину квартиру. (8)

Семья Мармеладовых снимает жильё у хозяйки Амалии Липпевехзель:

Беднейшую комнату было всю видно из сеней. Мармеладов помещался в особой комнате, а не в углу, но комната его была проходная. (23)

Раскольников тоже снимает комнату.

В начале июля один молодой человек вышел из своей каморки, которую нанимал от жильцов в С-м переулке, и отправился к К-ну мосту. (6)

Слово «нанимал от жильцов» говорит о неустроенности героя: у него не только своего дома нет, но и даже нанимает каморку у тех, кто сам не имеет дома своего и в свою очередь нанимает квартиру (так живут «от жильцов» - Соня Мармеладова и Раскольников). [Мирошкина 2010: 45].

- Живёт же на квартире у Капернаумова, квартиру у них снимает. (Мармеладов о Соне);

Достоевский в самом начале романа называет его жильё каморкой, далее мы находим, как сам Раскольников оценивает помещение, в котором он живёт:

Рассмотрим следующий контекст:

- Проснулся он желчный, раздражительный, злой и с ненавистью посмотрел на свою каморку. (25)

В словаре Ожегова слово каморка имеет следующее значение - «маленькая комната, чулан». [СО]

Словом каморка называет комнату сына Пульхерия Александровна:

Но, боже мой, в какой он каморке живёт! Проснулся ли он, однако? И эта женщина, хозяйка его, считает это за комнату? (176)

В данном контексте слово каморка звучит в значении тесноты, грязи, общего впечатления необустроенности. Мать также использует в высказывании местоимение это, как показатель недоумения: «Как здесь вообще можно находиться, не то, что жить».

Писатель помещает Раскольникова в каморку, словно он не человек, а какая-нибудь вещь. Вещи, как известно, хранятся в шкафу. Автор далее сравнивает жилое помещение Родиона со шкафом.

Рассмотрим следующий контекст:

Каморка его приходилась под самой кровлей высокого пятиэтажного дома и походила более на шкаф, чем на квартиру. (6)

В данном фрагменте автор сравнивает жилище со шкафом, что говорит о крайнем неудобстве существования в таком пространстве. Жить в шкафу вообще не должно быть свойственно человеку.

В другом эпизоде Достоевский называет комнату Раскольникова клетушкой.

Рассмотрим следующий контекст:

- Это была крошечная клетушка <…>. (25)

В словаре Ожегова слово клетушка имеет следующее значение:

«Клетушка - маленькая тесная комната» [СО].

Суффикс - ушк- в слове клетушка как бы ещё больше сужает пространство комнаты. Сравнивая жилище с клеткой, Достоевский тем самым говорит, что человек - это птица, лишённая свободы.

Называя жилище героя каморкой, шкафом, клетушкой, автор таким образом показывает, что именно эти слова можно назвать ключевыми. «Шкаф» ассоциируется в сознании человека с теснотой, темнотой, ящиком. был «задавлен» этим шкафом, в котором жил. Достаточно вспомнить, что говорит Соне: «Тесные комнаты ум и душу теснят ».

Сам Раскольников по-своему оценивает помещение, в котором ему приходится жить.

Рассмотрим контекст:

Я тогда как паук к себе в угол забился. Ты ведь была в моей конуре, видела… О, как ненавидел я эту конуру! < …> (325)

Сколько негативного в нескольких предложениях. Жилец называет комнату углом, конурой, но никак не даёт ей (комнате) положительной оценки.

Обратимся к толкованию слов угол и конура. В словаре лексема угол имеет пять значений, два из которых имеют отношение к жилью.

Угол с пометой перен. - это «часть комнаты, сдаваемая в наем»\\ снимать угол. Другое значение - «вообще пристанище, место, где можно жить»\\ жить в своем углу, своего угла нет. [СО]

Получается, выражение в угол забился является метафорой, т.к. употреблено в переносном значении.

А.Д. Криницын отмечает, что Достоевский «необычайно изобретателен в подборе синонимов» к слову «угол»: «Его герои мысленно удаляются <...> в пещеру, в монастырь, в крепость, в Америку, в ущелье, в нору, в скорлупу, в конуру, под одеяло, к себе». [Криницын 2001:17]).

Угол - символ уединения, ухода героя от реальной, земной жизни и гармоничного общения в ограниченный мир собственных фантастических, неизбежно губительных мечтаний и умозаключений. Сложная метафора угла имеет массу философских, психологических, этических составляющих. Это особое метафизическое пространство, в которое заключают себя многие персонажи писателя.

Также Раскольников понимает, что жилище ему не принадлежит, а значит не стремится за ним ухаживать: «…а на столе у меня, на записках да на тетрадях, на палец и теперь пыли лежит».

Слово конура в словаре С.И. Ожегова тоже даётся в двух значениях. Конура - 1.Будочка для собаки. 2. перен. Тесное, убогое жилище (разг.).

Герой сам сравнивает своё жилище с конурой, причём имея в виду и первое значение, подразумевая тем самым собачью жизнь. Второе значение переносное, т.е. перед нами снова метафора, как в случае с углом. Жить в углу или в конуре можно вполне, вопрос только в том, как это будет происходить и насколько удобно для человека.

Используя слова угол, конура, Ф.М. Достоевский подчёркивает тесноту и временность существования. Но есть в романе те, кто даже к невыносимой тесноте относятся с юмором.

Разумихин чувствует себя в каморке Раскольникова совершенно своим, хотя и называет жилище друга морской каютой.

Рассмотрим следующий контекст:

Экая морская каюта, - закричал он, входя, - всегда лбом стукаюсь: тоже ведь квартирой называется. (96)

Разумихин сравнивает жилище друга с морской каютой. В словаре Ожегова мы находим следующее толкование слова каюта -

отдельное помещение <#"justify">Владимир Иванович Даль называет каюту комнаткой на судне. В БСЭ даётся толкование: каюта - жилое помещение.

В Школьном этимологическом словаре русского языка сказано, что слово каюта заимствовано в Петровскую эпоху из нем. яз., где Kajüte < франц. cahute, контаминации cabine «жилище, хижина». [Шанский, Боброва: 2004]

Получается, что Ф.М. Достоевский вполне оправданно употребляет слово каюта в качестве синонима слову жилище. Но Разумихин говорит о морской каюте, значит данное сравнение имеет более глубокий смысл. Вероятно, здесь речь идёт об оторванности от земли, которая в романе проявляется и в характере пространственных положений и перемещений героя: так, например, каморка его находится «под самою кровлей высокого пятиэтажного дома», квартира старухи - на четвертом этаже, контора - на третьем, а распивочная, куда заходит герой после пробы, напротив, находится в подвальном помещении. Таким образом, Раскольников в Петербурге постоянно то поднимается, то спускается куда-то, что соотносится с образом качки (одна из характеристик его каморки - «морская каюта»), что, в свою очередь, сближает перемещения Раскольникова с движениями пьяного человека. [Тамарченко 1977: 34].

Также Ф.М. Достоевский таким образом снова подчёркивает временность пребывания в подобном жилище, т.к. в каюте (будь то пассажиры, или члены команды на судне) все они находятся временно. Временность - признак отсутствия обустроенности, уюта, потребности в максимальном комфорте.

Пульхерии Александровне комната сына кажется похожей на гроб. Рассмотрим следующий контекст:

Какая у тебя дурная квартира, Родя, точно гроб», - сказала вдруг Пульхерия Александровна, прерывая тягостное молчание, я уверена, что ты наполовину от квартиры стал такой меланхолик.

Квартира?...- отвечал он рассеянно. -Да, квартира во многом способствовала… я об этом тоже думал. (180)

Слово ГРОБ используется Ф.М. Достоевским как элемент сравнительной конструкции, причем с гробом сравнивается жилище - каморка. [Караулов: 2008]. В словаре Ожегова мы находим следующее толкование слова гроб: специальный длинный ящик с крышкой, в котором хоронят умершего.

В словаре Ефремовой даны такие толкования:

«Гроб - 1. Сделанный из дерева ящик определенной формы, в котором хоронят умершего <#"justify">Мать сразу интуитивно почувствовала связь между странной комнатой сына и его состоянием. Сравнивая жилище Родиона с гробом, Пульхерия Александровна понимает, что уподобляет сына, таким образом, мертвецу, но, тем не менее, она облегченно вздыхает, выйдя из его каморки. [Чирков: 1963].

Когда к Раскольникову приходит Соня, он сам тоже называет своё жилище гробом.

В данном случае наименования жилище - гроб вступают в антонимичные отношения, т.к автор противопоставляет понятия жизнь - смерть. В жилище человек должен жить, а не умирать. Поскольку жилище уподобляется гробу, то речь идёт о мертвенности обстановки, в которой жилец пребывает. На протяжении романа Раскольников неоднократно уподобляется «мертвецу»:

Он стоял как мертвый. [150]

Раскольников в своей комнате - «гробу» спит, не раздеваясь, лежит неподвижно «с одной маленькою подушкой в головах» подобно покойнику. В контексте художественного целого уход в рефлексивную «скорлупу», «отъединение в своем пределе равнозначно смерти» [Тамарченко 1983: 82].

Раскольников живет, в сущности, не в комнате, а на пороге: его узкая комната - «гроб» выходит прямо на площадку лестницы, и дверь свою, даже уходя, он никогда не запирает (то есть это незамкнутое внутреннее пространство). В этом «гробу» нельзя жить биографической жизнью, - здесь можно только переживать кризис, принимать последние решения, умирать или возрождаться. [Бахтин 1963: 189]

M. M. Бахтин пишет об особом осмыслении Достоевским пространства в романе: «Верх, низ, лестница, порог, прихожая, площадка получают значение «точки», где совершается кризис, радикальная смена, неожиданный перелом судьбы, где принимаются решения, переступают запретную черту, обновляются или гибнут.»

С помощью другого персонажа, Пётра Петровича Лужина, Достоевский приводит пример самого негативного отношения к жилищу Раскольникова.

Рассмотрим следующий контекст:

Э-эх! - вскричал было Разумихин, но в эту минуту отворилась дверь, и вошло одно новое, не знакомое никому из присутствующих лицо, и как будто спрашивая взглядом: «Куда это я попал?» Недоверчиво озирал он тесную и низкую «морскую каюту» Раскольникова. (183)

В данном фрагменте автор даже не называет жилище комнатой, он снова использует наименование каюта. Посетитель же вообще затрудняется дать какое-либо наименование увиденному.

Итак, Ф.М. Достоевский по-разному называет жилище Родиона Раскольникова. Наименования каморка, шкаф, каюта, гроб, конура несут только отрицательную эмоциональную окраску.

У Сони Мармеладовой нет квартиры, она, как и Раскольников, снимает комнату от жильцов. Жилище героини автор называет сараем, похожим на весьма неправильный четырёхугольник.

Рассмотрим следующий контекст:

Сонина комната походила как будто на сарай…(252)

Слово сарай в переносном значении обозначает следующее - «большая и неуютная комната» [Ушаков 2007:380].

В словаре Ефремовой даны три значения слова сарай:

Сарай. - 1.Крытое хозяйственное помещение. 2. Некрасивое здание (разг). 3. Большая неуютная комната (перен).

Можно предположить, что Ф.М. Достоевский называет жилище сараем в значении «большая неуютная комната», но мы обратились к этимологии слова и нашли следующую информацию:

В Гератском списке (1439 год, написан на уйгурском языке) "Кудатку билиг" Юсуфа Баласагунского (11 век) встречается слово "сарай" - sarajin - в значении "дворец". Исконно слово сарай означает значительное по размерам парадное здание, представительное сооружение, являющееся резиденцией царствующих владетельных лиц, высшей знати, собственно дворец. Какое из этих значений подразумевал Ф.М. Достоевский? Он сравнивает комнату с сараем, используя союз как будто, точно намекает на то, что Сонечка по сути является особой с царской душой.

Итак, мы рассмотрели ЛСГ «Наименования жилища» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Жилища героев автор, в основном, сравнивает с какими-либо предметами, несущими только отрицательную лексическую окраску, например, с гробом, с сараем, с каютой, или со шкафом. Также он использует переносное значение слов угол, конура, клетушка, которые одновременно выступают и в роли синонимов. Ключевым словом ко всем наименованиям жилищ служит понятие теснота. Люди не живут в таких помещениях, они там временно хранятся. Жильцы обитают в снимаемых каморках замкнуто, отгородившись от внешнего мира, задавленные грузом своих проблем. Лишь изредка в их жизни что-то меняется.

2.3 Лексико-семантическая группа «Характеристика жилища»

К ядру лексико-семантического поля «Жилище» относится выделенная нами лексико-семантическая группа «Характеристика жилища». С помощью словарей мы выяснили, что «жилище» - это помещение для жилья. Любое помещение характеризуется определёнными размерами, высотой, шириной, наполняемостью, деталями и прочими «вещами», включая даже и атмосферу, т.е. обстановку. Обстановка любого жилища зависит от множества факторов, которые взаимосвязаны с тем, кто в данном помещении находится.

Нами были рассмотрены четыре жилища в романе «Преступление и наказание» Ф.М. Достоевского. Сравнивая жилища героев с каютой, сараем, шкафом, автор весьма своеобразно описывает размеры помещений: он измеряет их в шагах. Например, о размерах комнаты Раскольникова мы узнаём следующее:

Это была крошечная клетушка шагов в шесть длиной. (25)

О жилище Мармеладовых:

Огарок освещал беднейшую комнату шагов в десять длиной. (22)

Хотя, порядок слов в предложении говорит о предполагаемой длине, автор уверен в количестве шагов.

Что обозначают эти шаги? Достоевский измеряет жилища своих героев не в метрах, а в шагах, тем самым подчёркивая невозможность существования в них. [Ружицкий 2004].

О высоте комнаты Раскольникова мы узнаём, что она низкая:

<…> а чуть-чуть высокому человеку казалось, что вот-вот стукнешься головой о потолок. (25)

Как обозначено ощущение высокого человека, попадающего в эту клетушку? Жутко. А Раскольников ростом выше среднего.

Размеры жилищ героев автор характеризует при помощи группы прилагательных:

Небольшая комната, в которую прошёл молодой человек, <…>, была в эту минуту ярко освещена заходящим солнцем.(8)

Слово небольшой имеет значение - незначительный по величине, по размерам.

Автор использовал также в описании эпитеты? (темная лестница, узкая, черная, темная прихожая, крошечная кухня…).

Некоторые из них повторяются? (темный, крошечный, желтый).

Повторы передают, усиливают мысль о ветхости, мрачности, убогости этого жилища.

При характеристике комнаты Раскольникова Ф.М. Достоевский также использует прилагательное.

Рассмотрим следующий контекст:

Это была крошечная клетушка <…>. (25)

Слово крошечная имеет значение - небольшая по размерам. Как видно, слова небольшая и крошечная характеризуют именно размеры помещения.

В следующем контексте речь идёт о жилище Мармеладовых:

Огарок освещал беднейшую комнату шагов в десять длиной. (22) Автор использует прилагательное «беднейшая» и для описания размеров и для характеристики комнаты, оно является здесь ключевым.

Беднейший (превосх. ст. бедный) - испытывающий недостаток в чём-либо, в каком-либо отношении, небогатый по содержанию, средствам выражения, составу и т.п. [СО].

Совершенно точно подобран ряд синонимов: «дырявая», «ободранный», «некрашеный».

Оценочная лексика помогает представить состояние этого жилища: беднейшая, разбросано в беспорядке, тряпьё, дырявая простыня.

У Достоевского всё логично - представленные жилища очень маленькие и бедные.

Размеры противопоставлены высоте только в одном описании.

Рассмотрим следующий контекст:

Это была большая, но чрезвычайно низкая, <…> в форме неправильного четырёхугольника (о жилище Сони). (252)

Из контекста понятно, что, несмотря на присутствие слова большая (комната), ключевыми здесь являются другие прилагательные. Нашему вниманию представлено прилагательное низкая в сочетании с наречием чрезвычайно. Сразу же вспоминается высота комнаты Родиона Раскольникова.

Ещё одна характеристика данного жилища определяется словом неправильный.

Неправильный - отклоняющийся от обычных норм, не соответствующий каким-нибудь правилам. [СО].

Словосочетание неправильный четырёхугольник даёт основание автору рассуждать об углах данного жилища.

Рассмотрим следующий контекст:

<…>…один угол, ужасно острый, убегал куда-то в глубь, так что его, при слабом освещении, даже и разглядеть нельзя было хорошенько<…>; другой же угол был уже слишком безобразно тупой…(252)

Но угол здесь даётся не в значении «пристанище, место, где живут», а в значении тупика.

Описывая комнату этой героини, Достоевский подчеркивает мерзость запустения. Все это отражает Сонину душу, зашедшую в тупик. К мрачному фону Сониной комнаты притягивается и душа Раскольникова: у главного героя тоже нет выхода. Для греховной жертвенности Сони и преступной гордыни Раскольникова такая среда естественна.

Описание Сониной комнаты, её неправильная форма, острый угол, теряющийся в темноте, какие-то заваленные («запертые наглухо») входы и выходы, сырость и угар, всё это оставляет впечатление пещеры. Сарай, или пещера - это, наверное, хлев, где укрылась Мария, чтобы родить младенца-Христа. Евангельская фамилия портного Капернаумова указывает на то, что её жительство в той земле. (Т.А. Касаткина 2001)

Комната эта имеет вид неправильного четырехугольника, что само по себе символично. Цифра «четыре» в цифровой символике имеет значение основательности, прочности, незыблемости. Комната Сони в виде неправильно четырехугольника как будто разрушает основу основ, что-то вечное и незыблемое, как сама жизнь. Вековые устои жизни здесь как будто подорваны. И жизнь Сони, действительно, фактически разрушена. [Ружицкий]

Для характеристики жилища Сони автор использует также оценочную лексику: сыро, угарно, видимая бедность.

Наречия весьма, вкось, ужасно, совсем, почти уже только усиливают нищету жилого помещения.

Раскольников говорит о жилище Сони:

Я бы в вашей комнате по ночам боялся. (245)

Знаменательно также использование Достоевским при описании жилища цвета, причём именно жёлтого. Обратимся к описанию комнаты старухи-процентщицы. Рассмотрим контексты:

Небольшая комната, в которую прошёл молодой человек, с жёлтыми обоями <…>, была в эту минуту ярко освещена заходящим солнцем.

Мебель вся очень старая и из жёлтого дерева состояла из дивана с огромной выгнутой деревянной спинкой, круглого стола овальной формы перед диваном, туалета с зеркальцем в простенке, стульев по стенам, да двух- трех грошовых картинок в желтых рамках, изображавших немецких барышень с птицами в руках.. <…> (9)

Выясним, какое значение имеет слово жёлтый.

Жёлтый - имеющий цвет яичного желтка, спелых злаков, золота (один из семи цветов спектра, располагающийся между оранжевым и зеленым). [Ефремова]

В словосочетаниях с жёлтыми обоями, из жёлтого дерева, в желтых рамках слово использовано в прямом лексическом значении. В первом предложении дважды использовано значение цвета. Что касается фрагмента ярко освещена заходящим солнцем, то здесь речь идёт и о метафорическом уподоблении, и об оксюмороне. В антонимических отношениях находятся слова ярко - заходящим.

Рассмотрим ещё один контекст:

Упоминание о том, что лампада горела, не придает картине живости, а, напротив, подчеркивает мертвенность обстановки. Такое описание дома Алены Ивановны указывает на черствость души самой хозяйки.

В данном случае горение тоже связано с жёлтым оттенком. Таким образом, мы видим, что комната старухи максимально наполнена именно жёлтым цветом.

В комнате Раскольникова желтенькие, пыльные и всюду отставшие от стен обои. В комнате Сони - желтоватые обои. Описывая комнату этой героини, Достоевский подчеркивает мерзость запустения: «Желтоватые, обшмыганные и истасканные обои почернели по всем углам». Комнату Мармеладовых освещает огарок - тоже жёлтый оттенок. Складывается впечатление, что жильцы все сплошь в плену у жёлтого цвета.

Если вспомнить, что выражение «желтый дом» означало «сумасшедший дом», то символика желтого цвета становится очевидной. Ведь недаром Свидригайлов называет Петербург городом полусумасшедших. [Ружицкий 2004].

Сам по себе желтый цвет - цвет солнца, жизни, общения и открытости. Однако у Достоевского символическое значение цвета перевернуто: в романе он подчеркивает не полноту жизни, а безжизненность. Характерно, что в описаниях обстановки мы нигде не встречаем яркого, чистого желтого цвета. В интерьерах у Достоевского всегда присутствует грязно-желтый, уныло-желтый. Тем самым жизненный тонус персонажей в романе как бы автоматически снижается. Таким образом, описания обстановки в романе - это не только фон, на котором происходит действие, не только элемент композиции. Это и символ жизненной, человеческой бесприютности героев. [Мочульский 1947: 237]

Многие слова-цветообозначения выполняют в романах функцию символизации, приобретая обобщенное значение. Например, желтый цвет у Ф.М. Достоевского в «Преступлении и наказании» становится символом нищеты, казенщины, безысходной тоски, болезни. [Дмитриева 2001].

Итак, для характеристики жилища Ф.М. Достоевский использует прилагательные, оценочную лексику, благодаря которым мы понимаем, что в комнате Алёны Ивановны господствует безликость обстановки, в каморке Родиона Раскольникова - запустение, в жилье Мармеладовых - нищета, А у Сони в комнате ключевым образом является уродливость. Таким образом, подобное описание помещений во многом отражает внутреннее состояние героев. Внешний мир становится неотъемлемой частью души персонажей: передает их волнения, переживания, а также ощущение болезненности и затхлости всей жизни. Он как бы становится оболочкой, внутри которой формируется мировоззрение героев.

.4 Лексико-семантическая группа «Предметы мебели»

К ядру лексико-семантического поля относится также лексико-семантическая группа «Предметы мебели». В связи с этим нужно определить, какие лексемы входят в данную группу. Обратимся к словарям.

В словаре В.И. Даля даётся следующее определение: мебель - франц. стоялая утварь в доме; хоромный наряд; столы, лавки, стулья, шкафы и пр. [Даль]

Слово мебель у С.И. Ожегова объясняется так - предметы для сидения, лежания, размещения вещей и других потребностей быта. [Ожегов]

А Ефремова даёт два толкования слова мебель.

Мебель - это предметы комнатной обстановки (столы, стулья, диваны и т.п.) - прямое значение. В переносном значении речь идёт о людях, ничего не значащих, не заслуживающих внимания. [Ефремова]

Итак, согласно словарям, в жилом помещении должны находиться предметы для сидения, лежания, размещения вещей и других потребностей быта. Какая же мебель окружает героев романа Ф.М. Достоевского, и использует ли он переносное значение слова?

Рассмотрим следующий контекст:

Мебель, вся очень старая и из жёлтого дерева, состояла из дивана с огромною выгнутою деревянною спинкой, круглого стола овальной формы перед диваном, туалета с зеркальцем в простенке, стульев по стенам да двух-трёх грошовых картинок, изображавших немецких барышень с птицами в руках, - вот и вся мебель. (9)

В жилище Алены Ивановны есть необходимое для удобства. Как видим, имеются диван, стол, стулья. Помимо всего есть даже туалет с зеркальцем - необходимый атрибут женского жилища. Кроме этого автор упоминает о предметах некоего уюта: грошовые картинки, а на окнах герани и кисейные занавески. Есть и другая крошечная комнатка, где стояли старухины постель и комод.

Жилище старухи - единственное, в котором нет видимой нищеты и запустения. Это понятно из контекста:

Всё было очень чисто: и мебель и полы были оттёрты под лоск; всё блестело. «Лизаветина работа», - подумал молодой человек…«Это у злых старых вдовиц бывает такая чистота», - продолжал про себя Раскольников. (9)

Но, хотя её квартира немного просторнее, чем у других, тем не менее от неё веет какой-то бездушностью.

Рассмотрим далее жилище Мармеладовых.

В самой же комнате было всего только два стула и клеёнчатый очень ободранный диван, перед которым стоял старый кухонный сосновый стол, некрашеный и ничем не покрытый. (23)

Здесь всё представляет собой картину ужасающей нищеты. В комнате везде разбросано детское тряпье, через задний угол протянута дырявая простыня, из мебели - лишь ободранный диван, два стула и старый кухонный стол.

Слово диван имеет значение - род мягкой мебели для сидения и лежания, с длинной спинкой и ручками. Вот только почему-то на диване никто не спит. Это видно из примера:

Самая маленькая девочка лет шести, спала на полу, как-то сидя, скорчившись и уткнув голову в диван. (23)

Характерно, что комнату Мармеладова освещает маленький огарок свечи.

На краю стола стоял догоравший сальный огарок.

Деталь эта символизирует собой постепенное угасание жизни в этой семье, потому что использовано причастие догоравший.

Догоравший - перестающий светиться, гаснущий. [СО].

Особенность этого описания - символ конца, края. Герои не только живут на краю бедности, но и на краю жизни.

Рассмотрим далее, какая мебель описана в жилище Родиона Раскольникова.

Мебель соответствовала помещению: было три старых, не совсем исправных стула, крашеный стол в углу, неуклюжая большая софа, занимавшая чуть не всю стену и половину ширины всей комнаты. Перед софой стоял маленький столик. (25)

Мебель перечислена как в скупом полицейском протоколе: стол, три стула, софа, столик. Автор замечает, что половину комнаты занимает софа, а комната всего шесть метров длиной. Сколько места остаётся для человека? Причём софе автор даёт несколько определений: неуклюжая, в лохмотьях, служившая постелью. Когда-то обитая ситцем, но теперь в лохмотьях - описание даётся в прошедшем времени, словно и она уже отжила своё.

Софа - это мягкий широкий и глубокий диван с ручками того же уровня, что и спинка, значит ли это у Достоевского, что в жилище нет даже кровати, хотя он употребляет сочетание служившая постелью.

Жилец относится к окружающему интерьеру с безразличием. Например:

Крашеный стол в углу, на котором лежало несколько тетрадей и книг; уже по тому одному как они были запылены, видно было, что до них давно уже не касалась ничья рука. (25)

Перед нами предстаёт картина запущенности, застоя, возникает вопрос, как должен чувствовать себя человек в таком жилище? По меньшей мере некомфортно.

И действительно, жизнь как будто остановилась в этой «желтой каморке». Раскольников задавлен нищетой, мысль о собственном безвыходном положении угнетает его, и он избегает людей, перестав заниматься своими насущными делами. Оставив учебу в университете, Раскольников бездействует, он целыми днями лежит неподвижно, уединившись в своей каморке. [Чирков]

Далее мы рассмотрим мебель в комнате Сони:

Мебели во всей этой большой комнате почти не было.

Всё тот же стандартный набор:

В углу, направо, находилась кровать; подле нее, ближе к двери, стул. По той же стене, где была кровать, у самых дверей в чужую квартиру, стоял простой тесовый стол, покрытый синенькою скатертью; около стола два плетеных стула. Затем, у противоположной стены, поблизости от острого угла, стоял небольшой, простого дерева комод…. (252)

На первый взгляд кажется, что всё необходимое имеется, чего ещё желать, но Соня стесняется своего жилища. Это видно из контекста:

Она припомнила вдруг, что Раскольников сам хотел сегодня зайти к ней, может ещё утром, может сейчас! - Только уж не сегодня! - бормотала она с замиранием сердца, точно кого-то упрашивая, как ребёнок в испуге. - Господи! Ко мне… в эту комнату…он увидит… о господи!» (194)

Что имела в виду героиня, восклицая так - в эту? В эту комнату, в которой нет даже зеркала, а ведь жилище женское. Есть три окна, через которые можно любоваться только на канаву.

В описании данного жилища Ф.М. Достоевский берёт за основу не представление мебели, он с помощью обстановки демонстрирует «уродливость» существования человека. Перед нами предстаёт стена, угол, ужасно острый; другой же угол был слишком безобразно тупой; желтоватые, обшмыганные и истасканные обои. Описание завершает комод как бы затерявшийся в темноте. Соня похожа на свой комод: так же потерялась и находится в темноте, но внутри у неё много ящиков, в которых хранится много всякого «добра».

Связь с другим пространством происходит через три окна, на которых нет занавесок, отсюда следует, что героиня открыта миру, правда, в окна эти видно канаву. (Н.М. Чирков).

Итак, мы рассмотрели ЛСГ «Предметы мебели» при описании жилища в романе «Преступление и наказание».

Ф.М. Достоевский психологично при помощи предметов мебели раскрывает процесс жизнеустройства и самопознания героев. Он рассказывает нам, что жилище - это священная часть души каждого человека. Даже мебель старательно отражает сущность нашего бытия.

Выводы

В ЛСП «Жилище» романа Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» нами выделено три лексико-семантические группы: 1) «Наименования жилища», 2) «Характеристика жилища», 3) «Предметы мебели».

Первая группа - «Наименования жилища» включает в себя фрагменты, содержащие синонимы слова жилище. Так, например, комнату Раскольникова он называет каютой, шкафом, гробом, связывая это с необычайной теснотой. Сравнивая жильё с конурой, сараем, автор описывает нищенское положение людей. Используя переносное значение слова угол, он показывает, что всё жильё в романе съёмное, не своё, временное.

Во второй группе мы рассмотрели особенности размеров, высоты, цвета, и деталей жилых помещений, в которых находятся герои. Мы выяснили, что длину комнат Ф.М. Достоевский измеряет в шагах, размеры их неправильные или уродливые. При помощи жёлтого цвета автор показывает ветхость и мертвенность существования. Чтобы подчеркнуть ненормальности жизни, которую ведут люди, в них живущие, автор использует такие прилагательные, как уродливый, неуклюжий, неправильный, безобразный, дырявый. Описывает стесненность пространства Ф.М. Достоевский при помощи прилагательных маленький и его синонимов крошечный, небольшая, низкая.

В группу «Предметы мебели» вошли фрагменты, к которым относятся лексемы со значением «Предметы для сидения, лежания и других потребностей быта». Мебель, представленная в описаниях, перечислена автором как в сухом канцелярском протоколе. Четыре контекста со стандартным набором для обихода. Для создания зримой картины, и подчеркивая такую деталь как стандартный набор мебели у всех героев, автор использует имена существительные стол, комод, стулья, диван (он же - софа).

Заключение

Нас интересовали особенности лексико-семантического поля «жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание». Для определения его специфики были выделены и проанализированы фрагменты, содержащие лексемы, относящиеся к данному полю.

Тема жилища характерна для многих писателей 19 века. Вспомним Н.В. Гоголя, И.С. Гончарова. Мы проследили за теми фрагментами описания жилища, которые, на наш взгляд, являются особенностями идиостиля Ф.М. Достоевского. Опираясь на мнение Г.А. Мейера, который указывает на мастерство сосредоточения внимания Ф.М. Достоевского на вещах, мы поставили цель «проследить за малейшей деталью в описаниях квартир, столь у него редких и скупых».

На основании исследований лингвистов было установлено, что обозначает термин «поле» одновременно и саму лексическую группировку слов, и принцип организации этой группировки, то есть наличие полевой структуры. Полевая структура - объединение разных элементов языка, имеющее следующие признаки языкового поля: объединение однородных элементов; выделение ядра и периферии; вычленение ЛСГ в структуре поля.

Семантическое поле, вслед за Э.В. Кузнецовой, понималось нами как совокупность средств номинации определённой номинативной сферы, связанных внутриязыковой и внеязыковой (предметно-логической) общностью. Оно представляет собой «парадигму парадигм», структурированную по принципу «ядро-периферия», и является незакрытым множеством языковых единиц. Между лексемами, входящими в ЛСП, возможны разные виды отношений (синонимические, антонимические, родовидовые).

При выявлении особенностей лексико-семантического поля «Жилище» в романе Ф.М. Достоевского «Преступление и наказание» нами было выделено три лексико-семантические группы. Ядром поля является архисема «Жилище». Далее мы рассмотрели, как в романе автор называет жилища, объединив эти названия в лексико-семантическую группу «Наименования жилища». Данную парадигму составляют как лексемы в прямом значении, например - квартира, комната, так и в переносном - конура, угол. Также Ф.М. Достоевский называет жильё, сравнивая его с гробом, клетушкой, каютой, сараем, шкафом.

К лексико-семантической группе «Характеристика жилища» относятся словосочетания, которые поясняют, каких размеров, какой ширины и высоты могут быть помещения (в данном случае в Петербурге). Длину комнат измеряет в шагах, для описания ширины и высоты использует прилагательные, такие как небольшая, крохотная и т.д. оценочная лексика помогает понять общую атмосферу жилых помещений. Так, в описании жилища Мармеладовых есть ряд стилистических синонимов: беднейшая, беспорядок, тряпьё, дырявая ( простыня), которые говорят о крайней нужде, нищете. А присутствие жёлтого цвета не придаёт картинам живости, а, напротив, только обезличивает их.

Следующая группа, которая представлена в романе «Преступление и наказание», включает в себя предметы мебели, без них не может обойтись ни одно жильё, даже самое бедное. Мы выяснили, что в каждом жилище есть необходимые стулья, столы, диваны, кровати. Важно лишь отметить, что автор перечисляет всю утварь так, будто пишет полицейский протокол. Эту особенность Ф.М. Достоевский обусловливает, видимо, тем, что так нагляднее всего показать отсутствие уюта и комфорта. Вместе с тем в описаниях мебель вся старая, производит ощущение нечистоты, беспорядка. Грошовые картинки в квартире Алёны Ивановны такие же убогие, как и дырявая простыня в «углу» Мармеладовых.

Интерьеры «петербургских углов», по мнению Фогельсона, не похожи на человеческое жильё: «каморка» Раскольникова, «проходной угол» Мармеладовых, «сарай» Сони, - всё это тёмные, сырые «гробы». Интерьеры «углов» создают общее впечатление города, который враждебен человеку, теснит, давит его создаёт атмосферу безысходности. [Фогельсон 1990: 227]

Итак, все рассмотренные выше жилища, неуютные. Комнаты Раскольникова и Мармеладовых тесные и убогие, в них есть некая мебель, которую можно смело назвать рухлядью. Комната Сони большая, но нищая, как у её отца и низкая, как у Раскольникова. В описании трёх жилищ присутствует слово «угол». По мнению Ю. Лотмана: «Угол - тупик во всех смыслах». Значит, жилище для героев Достоевского - не убежище, а тупик. Исследователи отмечают, что мотив духоты, тесноты, его-то неправильного, безобразного, рождаемого пейзажем, продолжается и усиливается описанием внешнего облика людей и каморок, в которых они живут. Человек задыхается в Петербурге Достоевского, в комнатах без форточек, его давит и в густой толпе, и в трактире, и в каморках. В душных, темных комнатах погибают надежды и мечты о счастье. Все несет на себе печать общей неустроенности, скудности человеческого существования.

Таким образом, подобное описание помещений во многом отражает внутреннее состояние героев. Внешний мир становится неотъемлемой частью души персонажей: передает их волнения, переживания, а также ощущение болезненности и затхлости всей жизни. Он как бы становится оболочкой, внутри которой формируется мировоззрение героев.

ЛИТЕРАТУРА

1.Апресян Ю.Д. Лексическая семантика. Синонимические средства языка. М., 1971.

. Бахтин М.М. Проблемы поэтики Достоевского. М., 1972.

.Бердяев Н.А. Миросозерцание Достоевского. М., 1994.

.Бердяев Н.А О русских классиках. М., Высшая школа, 1993.

.Денисов П.И. Лексика русского языка и принципы её описания. М., 1980. 8. Диброва Е.И. Современный русский язык. Теория. Анализ языковых единиц: учебник для студ. выш. учеб. заведений. 2-е изд. испр. и доп. - М.: 2006.

.Диброва Е.И. Лексикология // Современный русский язык: Теория. Анализ языковых единиц: В 2 ч. Ч 1. /Под ред. Е.И Дибровой. М., 2001.

.Дмитриева Л. Символика цвета в романе Ф.М. Достоевского "Преступление и наказание." // Литература. - М. - 2001.

.Золотарева КВ., Михайлова Т.К. Поурочные разработки по Русской литературе XIX века. 10 класс. 2-е полугодие. М.: "ВАКО", 2003. С. 81 -178.
12. Караулов Ю.Н. Общая и русская идеография. М., 1976.
. Караулов Ю.Н. Русская речь, русская идея и идеостиль Достоевского // Русский язык в школе, 2001, №39.

.Караулов Ю.Н. Словарь языка Достоевского. Лексический строй идиолекта. М., 2001.

. Касаткина Т.А. К истории создания романа «Преступление и наказание» // Литература в школе 2001. - № 5. - С.13 - 15

.Касаткина Т.А. Деталь - вещь // Достоевский: Словарь-справочник. - Челябинск, 1997.

. Кацнельсон С.Д. Общее и типологическое языкознание. М., 1981.

.Криницын А.Б. Исповедь подпольного человека. К антропологии Ф.М. Достоевского. М., 2001.

.Кузнецова Э.В. Лексикология русского языка. Свердловск, 1982

.Кузнецова Э.В. Части речи и ЛСГ слов //Вопросы языкознания.- 1975, -№ 5.

.Лотман Ю. Биография - живое лицо. - #"justify">.Мейер Г.А. Свет в ночи: о «Преступлении и наказании». ФнМ., 1967.

.Мочульский К.В. Достоевский. Жизнь и творчество. Париж., 1947.

.Новиков Л.А. Семантическое поле как текстовая структура // Теория поля в современном языкознании. М., 1997.

.Новиков Л.А. Семантика русского языка: Учеб. пособие. М., 1997.

.Переверзев В. Творчество Достоевского. - В кн.: О Достоевском. Творчество Достоевского в русской мысли 1881-1931 гг. - М.: Книга, 1990.

.Ружицкий И.В. О словаре языка Достоевского // Известия Юго-западного государственного университета. Серия Лингвистика и педагогика. - 2012. - № 2.

. Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке // Язык и мышление. - М., 1988.

29.Солнцев В.М. Язык как системно-структурное образование. // Монография. М., 1971.

Страхов Н.Н. Литературная критика - <#"justify">49. Шанский Н. М, Боброва Т. А. Происхождение слов. - М. 2004.

Источники:

. Достоевский Ф.М. Преступление и наказание. М., 1983.

Похожие работы

 

Не нашел материал для курсовой или диплома?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!