Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента




ГБОУ ВПО «ЧЕЧЕНСКИЙ ГОСУНИВЕРСИТЕТ»

АГРОТЕХНОЛОГИЧЕСКИЙ ИНСТИТУТ


Кафедра «Ветеринарии»











Л Е К Ц И И

«История ветеринарной медицины»














Грозный 2014 г.

РАЗДЕЛ I. ВВЕДЕНИЕ


Лекция 1


Тема: Введение в историю ветеринарной медицины.

.Предмет и основные задачи изучения дисциплины.

. Одомашнивание животных - основа зарождения ветеринарии.

. Ветеринария при первобытнообщинном строе.

.Предмет и основные задачи изучения истории ветеринарии.

История ветеринарной медицины - наука, изучающая возникновение и развитие ветеринарии, ее достижения в деле профилактики и ликвидации инфекционных, инвазионных и незаразных болезней, создания здоровых стад сельскохозяйственных животных, а также охраны населения от заразных болезней, общих для человека и животных. Различают общую и частную историю ветеринарии. Первая изучает закономерности появления, становления и развития ветеринарной науки и практики. Вторая - историю отдельных ветеринарных наук (анатомии, физиологии животных, эпизоотологии, паразитологии, фармакологии и др.), ветеринарных обществ, съездов, жизнь и деятельность отдельных научных, педагогических, общественных деятелей и т. д. История ветеринарии обобщает накопленные знания, обогащает мировоззрение ветеринарного врача, показывает связь ветеринарии с достижениями других наук, техники и экономики. Изучение истории имеет большое значение для дальнейшего развития ветеринарии, а также как средство патриотического воспитания современного ветеринарного врача.

Учитывая, что эта дисциплина изучается на первом курсе в задачи её преподавания входит:

усвоение основных периодов прошлого ветеринарии,

формирование у студентов исторического подхода к пониманию развития ветеринарии и использование его при изучении специальных дисциплин,

через изучение истории ветеринарии ознакомить студентов с жизнью и деятельностью известных представителей этой отрасли человеческих знаний,

показать студентам , что от их знаний, профессионализма, гражданской позиции будет зависеть их личный успех, уважение общества не только к ним, но и к их профессии.

Ветеринарные знания имеют тысячелетнюю историю. Ветеринарная наука и деятельность специалистов в этой области развивались в тесной связи и зависимости от развития всей цивилизации и формирования знаний в области естественных наук. Историческая наука определяет три периода развития ветеринарии;

)примитивная ветеринария,

)народная ветеринария,

)профессиональная ветеринария.

Следует отметить, что эти периоды имеют условное временное разграничение. В историческом плане, начиная с периода распада первобытно- общинного строя, очень долгое время эти виды врачевания существовали одновременно во многих странах мира. Приёмы и средства народной ветеринарии довольно широко применяются и в настоящее время.

Из традиционных медицинских систем древности, непрерывно развиваясь, дошли до наших дней средиземноморская, индийская и китайская. За несколько веков до нашей эры они были систематизированы в крупные своды и на многие века определили развитие медицины в этих регионах. Они оказали влияние на становление медицинских систем даже в отдалённых странах, связанных с ними торговыми и экономическими отношениями. Сближение цивилизаций в последующем привело к их взаимному обогащению в данной области. В первые века нашей эры индийские представления оказывали влияние на развитие античной медицины. Через эллинов древнеегипетская медицина проникла в Рим и Византию, а позже и в Европу.

Термин ветеринария впервые встречается в трактате «О сельском хозяйстве» известного римского писателя - агронома Колумеллы. Трактат написан в первом веке до новой эры, а 6 и 7 книги этого трактата посвящены скотоводству и ветеринарии. Римляне заимствовали этот термин у кельтских друидов и в дословном переводе он означает «ухаживающий за скотом» , «лечащий скот» или «обслуживающий скот». Иногда римские авторы, как синоним ветеринария, применяли термин «муломедицина». В IV веке новой эры Вегеций Ренат написал труд для императора Валентиниана «Ветеринарное искусство или муломедицина». Одновременно с этим, во многих странах мира, древнее и средневековое название занятия ветеринарной деятельностью определялось как «скотолечение».

Исследования костных останков людей и животных показывают, что и в глубокой древности людей и животных поражали одни и те же болезни. Дошедшие до наших дней письменные источники свидетельствуют, что древние целители применяли одинаковые средства для лечения людей и животных. Таким образом, на протяжении большого исторического периода , врачевание людей и животных развивалось совместно и профессионально не разграничивалось.

Если ветеринарную науку расценивать как сферу человеческой деятельности, задачей которой являются получение знаний о причинах болезней и условиях их распространения, выработка мер борьбы с ними, профилактика и лечение, то она зародилась в период одомашнивания животных.

2. Одомашнивание животных - основа зарождения ветеринарии. Первым из диких животных, одомашненных человеком, была собака. Имеются сведения, что ее одомашнивание произошло в период палеолита, и было связано с развитием охотничьей деятельности людей. Освоение зерновых культур в период первобытнообщинного строя способствовало одомашниванию почти всех используемых в настоящее время видов животных. Первые земледельцы одомашнили овцу, свинью, козу, корову, а позже уже в век металла, - лошадь и верблюда.

Важнейшим источником для исследования древнейших следов разведения домашнего скота являются костные останки. Они дают основание утверждать, что коров, овец, коз и свиней разводили в неолитическом Египте (V1-V тысячелетие до н.э.), в Китае, а также в Европе (III- тысячелетие до н.э.), Передней и Средней Азии, а также в Индии (V и IV тысячелетие до н.э). Значительно позднее был одомашнен северный олень на Саяно-Алтайском нагорье (около начала нашей эры), а также лама в Центральной Америке.

Первые земледельцы Азии, Африки и Европы сначала использовали мясо, шкуры и шерсть домашних животных, а затем и их молоко. Позже стали использовать домашних животных для вьючного и гужевого транспорта, а также как тягловую силу в плужном земледелии

Развитие земледелия и скотоводства способствовало росту населения; человек получил возможность расширять источники существования, все более эффективно использовать освоенные земли, осваивать новые пространства и увеличивать численность одомашненных животных.

Связь первобытного человека с природой была значительно теснее и глубже, чем у его современных цивилизованных потомков.

Охотники хорошо знали повадки своих жертв, имели представление об их образе жизни, о маршрутах суточных и сезонных миграций, о наиболее уязвимых частях тела. Древние охотники знали, что наиболее поражаемой частью грудной полости является сердце, они знали о крупных сосудах, связанных с ним. Древний охотник умел, не повредив печень отделить от нее желчный пузырь. Он с успехом использовал «жилы» для сшивания шкур и для изготовления лука. Он имел достаточно представления о сухожильных окончаниях мышц.

Наши предки получали начальные сведения по сравнительной анатомии при разделке туш животных разных видов. Они видели сходство в строении одних и тех же структур и органов у животных разных видов, но наиболее наблюдательные из охотников обращали внимание и на различия в строении одних и тех же органов у животных разных видов.

Можно предположить, что в тот период первобытный человек проявлял повышенный интерес к случаям болезней одомашненных животных. Такой интерес многократно возрастал, если болело много животных, и происходила их гибель. Такие события были причиной бедствий. Причины массовых заболеваний животных объясняли действием демонического могущества и пытались изгонять власть злых духов различными заклинаниями. Одновременно с этим зарождались и рациональные меры профилактики болезней животных. Для отдыха и укрытия животных в ненастную погоду использовали возвышенные места с достаточно удобным ложем. Водопой предпочитали проводить из проточных водоемов. Проводили простейшие лечебные процедуры и использовали лекарственные травы. Ветеринария возникла в глубокой древности в связи с потребностями человека. Она прошла долгий и сложный путь накопления и совершенствования знаний. Развитию народной ветеринарии, как и медицины, способствовало возникновение гончарного производства. Появление глиняной посуды дало возможность не только варить и хранить пищу, но приготовлять лекарства «снадобья» для лечения больных людей и животных.

Знания народной ветеринарии переходили из поколения в поколение и ими успешно пользовались в своей деятельности народные врачеватели вплоть до Х1Х - ХХ века.

Следовательно, основным событием первобытнообщинного строя было одомашнивание и использование животных для своей жизнедеятельности, и наблюдения за их поведением при нормальном состоянии и в период болезни.

3. Ветеринария при первобытнообщинном строе. Зачатки врачевания возникли на самых ранних стадиях существования человека. В течении тысячелетий происходило накопление знаний и опыта. Опыт многих поколений научил человека распознавать лечебные свойства различных природных объектов окружающей среды. Разыскивая пищу, человек узнавал питательные, лечебные и ядовитые свойства растений. С древних времён люди умели оказывать помощь при родах, лечить раны, и переломы. Развитие охоты и одомашнивание животных способствовали появлению примитивных знаний по уходу за животными и оказанию им помощи. В те времена человек был беспомощен перед силами природы и примитивно воспринимал окружающий мир. В период первобытнообщинного строя у населения скопилось большое количество домашних животных различных видов. Появились крупные скотовладельцы, которые вынуждены были нанимать в пастухи более бедных людей из своего рода, чтобы они пасли и ухаживали за скотом, обеспечивали его кормом.

Так развилось пастушество, которое явилось мощным стимулом для развития не только различных отраслей животноводства, но и скотолечения, лекарственного травоведения, кормоведения и др. Ухаживая за животными пастухи наблюдали за действиями различных растений на животных и реакцией животных на отдельные растения. Всё это способствовало обнаружению различных целебных растений (кровеостанавливающих, заживляющих раны, слабительные и т. д.) Пастухи собирали, сушили и сохраняли лечебные растения (листья, цветы, корни), отличали по внешним признакам ядовитые травы от неядовитых. Оказывали первую ветеринарную помощь животным при родах, различных травмах; полученных во время пастьбы, драк среди животных или нападения хищных зверей. Кастрировали жеребцов, быков, баранов и хряков. Кроме лечебных трав, пастухи использовали лекарственные вещества животного происхождения: жир, костный мозг, кровь, печень, желчь, куриные яйца и др.

В эпоху первобытно- общинного строя, в связи с переходом к скотоводству, основную роль в познании играло накопление и осмысление опыта самого человека и его наблюдение за повадками и действиями животных. Однако этот период накопления опыта и полезных приемов характеризовался фантастическими представлениями об окружающем мире. Это накладывало отпечаток на большую часть древних лечебных приёмов и применяемых средств. Многие из них были не только бесполезными, но зачастую и вредными. Наиболее древняя форма фантастического представления - фетишизм- культ неодушевлённых предметов. Происхождение болезней связывалось с вселением духов в тело больного, и исцеление проводилось путём устрашающих обрядов и применением различных амулетов. С течением времени эти представления породили множество суеверий. В связи с чем создавались и методы борьбы с болезнями. Использовали амулеты, заговоры, заклинания и различные обрядовые ритуалы. Постепенно в первобытном обществе выделились отдельные профессии знахарей, в обязанности которых входила лечебная деятельность, примитивное врачевание. Со временем, при разложении родового строя и формировании классового общества, врачевание присущее многим членам общины стало сосредотачиваться в руках узкого круга лиц. Появились первобытные служители культа - жрецы, волхвы, шаманы и т.д. Но роль людей ухаживающих за животными, в вопросах лечения животных, не утратила своего значения. Пастухи накапливали знания, передавали опыт последующим поколениям и ими пользовались те же служители культа.

Таким образом, пастухи в известной степени были первыми народными ветеринарными акушерами, терапевтами, хирургами и фармакологами. Современные историки отечественной медицины отмечают, что пастухи первобытнообщинного строя оказали положительное влияние на развитие медицины. Так, П. Е. Заблудовский (1960) считает, что «уход за скотом при переходе от охоты к приручению животных - скотоводству, в частности помощь скоту при травмах, родах, наблюдения пастухов над действием различных трав и других растений на скот, также обогащали сведения и по медицине». Профессор Ф. Р. Бородулин (1961) отмечал: «Скотоводство явилось новым стимулом для развития медицины. Пастушество способствовало дальнейшему развитию лекарственного травоведения, пастухи наблюдали действие растений на животных и переносили свои наблюдения на человека. Пастушество сильно продвинуло вперед также и хирургию. В эпоху медно-каменной культуры (энеолита) и позднее, использование человеком самородных металлов (меди, олова, свинца, серебра и др.) и плавка их в тигле способствовали получению бронзы (сплава меди с оловом), из которой изготовляли медицинские и ветеринарные хирургические инструменты.

Постепенно первобытно - общинный строй заменился рабовладельческим и примитивная ветеринария приняла облик жреческой, храмовой ветеринарии. Однако, и в условиях господства ранних религиозных воззрений, древняя рациональная ветеринария продолжала своё развитие.

В рабовладельческих государствах народная ветеринария продолжала оставаться основой врачевания. С течением времени врачевание выделилось из числа занятий людей того времени и появились врачи - профессионалы. Это новая профессия завоевала видное место в обществе и получила признание в государстве. Свою подготовку врачи - профессионалы получали, в основном, в семье. На протяжении большого исторического периода врачевание больных людей и животных не разграничивалось, а знания передавались от отца к сыну или другим членам семьи. Можно сказать, что врачебная деятельность имела традиционную семейственность, и это способствовало преемственности данной профессии. Со временем произошло разделение врачевателей. Появились целители, которые лечили только животных. Историки относят появление ветеринарной профессии к 4 - 3 тысячелетию до н. э. Есть все основания считать, что это произошло значительно раньше, но нет письменных свидетельств.


РАЗДЕЛ II. РАЗВИТИЕ ВЕТЕРИНАРИИ В ДРЕВНИЕ ВЕКА


Лекция 2


Тема: Ветеринария Древнего Востока.

.Развитие ветеринарии в Китае.

.Развитие ветеринарии в Индии.

.Развитие ветеринарии в Персии.

.Развитие ветеринарии в Месопотамии.

.Развитие ветеринарии в Древнем Египте.

Древний Восток был колыбелью человеческой культуры. Здесь ранее других мест совершился переход от первобытно - общинного строя к строю рабовладельческому. Народы и племена Востока ранее других, за 4000-5000 лет до новой эры, вышли на арену истории и оставили наиболее древние исторические памятники. Культура рабовладельческих стран Древнего Востока оказала большое влияние на развитие Европейских стран. За несколько тысячелетий до нашей эры у народов Древнего Востока возникли первые ростки материалистического миропонимания и зачатки научных знаний о природе. Составляя единое целое с естественнонаучными представлениями, эти взгляды в борьбе против идеализма расчищали почву для развития науки. Материалистические направления философской мысли Древнего Востока еще не могли опереться на систему естественнонаучных знаний, которые находились тогда в зародышевом состоянии, но были тесно связаны с накоплением сведений о природе тел и явлений. В период разложения первобытнообщинного строя и превращения его в классовое общество функции врачевания, ранее присущие многим членам общины, постепенно сосредотачивались в руках более узкого круга лиц, прежде всего старейшин и жрецов. В лечении жрецы широко применяли таинственные формы молений, жертвоприношений, сопровождавшиеся магическими действиями, гаданиями, толкованиями, различными «чудесами», «откровениями» и т. д. Врачевание приносило жрецам и храмам большие доходы. Стремясь сохранить и расширить клиентуру храмов, наряду с мистическими и магическими формами врачевания жрецы использовали и эмпирически найденные приемы и целебные средства народной ветеринарии. Жрецы многое взяли из народного опыта врачевания, они отбирали лечебные средства, подмечали различия между ними. Врачебные знания передавались из поколения в поколение, опыт дополнялся и накапливался, его трудно было удержать в памяти. В связи с этим, после возникновения письменности появились записи рецептов, описаний болезней, лечебных приемов и способов приготовления лекарств. Жрецы стали хранителями знаний о природе и с появлением письменности записали народный опыт.

1.Развитие ветеринарии в Китае. В период первобытнообщинного строя китайцами было приручено большое количество животных: собак, свиней, коз, овец, быков, буйволов, лошадей, кроме того слонов и оленей. Скотоводство занимало значительное место. Об этом свидетельствует большое количество животных, приносимых в жертву (до 300 голов быков, 100 голов овец).

В конце 3-го - начале 2-го тысячелетия до н. э. в Китае укрепился рабовладельческий строй, возникла иероглифическая письменность, сложность которой делала грамотность и образование труднодоступными и превратила их в монополию небольшой группы жрецов и аристократов.

В Древнем Китае больших успехов достигли такие науки, как математика, астрономия, земледелие, биологические и медицинские знания.

Китайская медицина уходит корнями в глубокое прошлое и связана с древней философией, согласно которой в организме, как и во внешнем мире, предполагалась постоянная борьба двух полярных сил; здоровье и болезнь определялись их соотношением.

Китайцы, как и другие народы древности, уподобляли организм миру в миниатюре, а все процессы в организме - взаимоотношениям первоэлементов: огня, земли, воды, дерева и металла. Пять первоначал - исходные элементы циклического китайского календаря, в котором существовали благоприятные и неблагоприятные дни для использования определенных методов лечения болезней и приготовления лекарств.

В Древнем Китае лечением людей и животных занимались жрецы и лекари-практики, использовавшие многовековой опыт народа. По мере усиления рабовладения, а вместе с ней и религии, преобладающая роль перешла к жрецам, которые, наряду с реалистическими приемами и методами, использовали религиозные наставления. Врачевание сосредоточилось в храмах и монастырях. Однако, сохранилось и народное врачевание лекарей практиков, доступное всем слоям населения.

Китайские врачи применяли многие лекарственные вещества растительного (женьшень, лимонник, ревень, имбирь, чай, лук, чеснок и т. д.), животного (рога молодого оленя, мускус, печень, костный мозг, кровь тигра) и минерального происхождения (ртуть, сурьма, железо, сера, магнезия). Китайские хирурги использовали для сшивания ран шелк, нити джута и конопли, волокно тутового дерева, сухожилия тигров, телят и ягнят. Своеобразный, насчитывающий несколько тысячелетий, метод лечения «чжень-цзютерапия» (иглоукалывание и прижигание) применяли для лечения, как людей, так и животных. Назначение уколов - облегчить передвижение по сосудам крови и особого «жизненно необходимого» газообразного вещества, ликвидировать их «застой» и, тем самым, устранить причину заболевания. Первые литературные данные о применении такого метода относятся к VI в. до н. э. и изложены в «Каноне о внутреннем» («Ней-цзин», около -II в. до н. э.) - одной из древнейших медицинских книг Китая.

Довольно рано в Китае появились специалисты по изготовлению и торговле лекарствами. Одним из первых китайских лекарей, живших около 5000 лет назад, считается мифический император Шень Нун, который использовал для лечения всевозможные травы. Согласно преданию, он оставил описание около 70 ядов и противоядий, умер в возрасте 140 лет и стал после смерти божеством аптекарей. Его считают автором одного из древнейших в мире «Канона о корнях и травах», содержащего описание 365 лекарственных растений.

Как свидетельствуют древние литературные памятники, уже 3000 лет назад в китайской медицине сосуществовали четыре раздела - внутренние болезни, хирургия, диетика и ветеринария. С XI в. до н. э. ветеринария упоминается как отдельный раздел врачевания (Чжоуские ритуалы XI-VII вв. до н. э.), где, наряду с описанием некоторых болезней животных и методами их лечения, отмечена связь распространения чумы с крысами и преимущественное возникновение, и распространение чумы и некоторых других заболеваний в портовых городах.

В более поздних сочинениях, которые содержат нарисованные лекарственные растения, инструменты и анатомические рисунки, предписывалось избегать проезда по местности, где убивают скот, рекомендовались методы профилактики некоторых гельминтозов, в частности бычьего солитера.

2. Развитие ветеринарии в Индии. Медицинские знания древних индусов традиционно включали в себя сведения о болезнях людей, растений и животных. Лечением животных в Древней Индии занимались знахари («бхишадж» - изгоняющие бесов), которые постепенно с течением времени превратились во врачей целителей. Ветеринарные врачи Древней Индии принадлежали к высшему медицинскому сословию - Yaidya (к нему же принадлежали и врачи человека). Источником сведений о лечении людей и животных в Древней Индии является письменный памятник Аюрведа «Знание жизни», составление которого относят к IX-III вв. до н. э. Эта книга представляет собой обширную энциклопедию медицинских знаний, где наряду с отражением жреческой медицины и ветеринарии имеются элементы народной ветеринарии, опирающейся на многовековой опыт народа. В Аюрведе (Ayur-Veda-Sucruta) описано 760 лекарственных растений, способы применения средств животного и минерального происхождения, имеющиеся в ней описания болезней замечательно точны. В индийском врачевании лекарства распределялись по их действию. Были известны рвотные, потогонные, слабительные, мочегонные, наркотические и возбуждающие средства, которые применяли в виде порошков, пилюль, настоев, отваров, мазей и т. д. Широко применяли лечение ран повязками, пропитанными маслами, и иглоукалывание. Древние индусы знали об оспе и видимо знали о пользе прививок. Ими описано более 10 хирургических инструментов и способы проведения хирургических операций. Хирурги Древней Индии умели сшивать ткани льняными и пеньковыми нитями, сухожилиями и конским волосом; останавливали кровотечения с помощью холода, золы, давящей повязки; при вывихах и переломах костей использовали неподвижные повязки и бамбуковые шины; знали особые методы лечения ожогов, язв и опухолей.

В Индии так же, как и в Китае, широко практиковали инкубацию яиц в печах особого рода.

Медицинские сочинения Древней Индии содержат подробные рассуждения о молодости и зрелости растений, о лечении их заболеваний, причинах увядания и опадания листвы; рекомендации по лечению скота, прежде всего коров. Известно множество индийских рисунков, на которых отшельники, живущие в горных хижинах, изображены в окружении птиц, змей и разнообразных животных, обитателей гор и лесов. Уже в первые века нашей эры в Индии открывались больницы не только для людей, но и для животных, появились специальные сочинения о лечении лошадей и слонов.

Религия, сначала «брахманизм» и сменивший его «буддизм», оказала большое влияние на развитие ветеринарии. В Индии, как и в других странах Востока, рациональные формы борьбы с болезнями тесно переплетались с религиозными представлениями, о чем свидетельствуют Веды, в частности гимны Ригведы и Атхарваведы (3-2-е тысячелетие до н. э.), содержащие элементы врачевания животных, сопровождающиеся молитвами и заклинаниями.

Священные ведийские тексты рекомендовали в случае болезни или ранения обращаться к богам - небесным врачевателям. Первым врачом индусы считали Брахму - бога-творца, а первым лекарством - воду. Особое место среди богов принадлежит Варуне - «владыке вод», который был «хранителем небесного равновесия и порядка» и карал болезнями за нарушение не только людей, но и животных. «Веды» - сборники бытовых и религиозных предписаний - содержат произведения народного эпоса, часто в художественной форме, и свод законов Ману, где освящены многие вопросы гигиены и даны рекомендации по питанию, говорится об ответственности врача за неудачное лечение, и приводятся размеры штрафов. Имеющиеся описания некоторых болезней исключительно точны. В книгах Вед описаны болезни, подобные сибирской язве, бешенству животных, некоторым гельминтозам и кровопаразитарным болезням животных. Появление заразных болезней среди грызунов связывается в этих источниках с появлением чумы людей.

Индийские сочинения, посвященные ветеринарии, в эпоху средневековья были переведены на арабский язык и распространились в разных странах востока.

3. Развитие ветеринарии в Персии Иранские племена широко использовали в домашнем обиходе и сельском хозяйстве лошадей, овец, коров, которых приручали в огромном количестве. Основная порода коров - систани была известна своей устойчивостью к болезням и мощью. Лошади имели огромное значение для воинствующих племен. Даже имя владельца зависело от особенностей его лошади: Пурушаб - старая лошадь, Питрсаб - быстроходная лошадь и т. д. Исторические документы свидетельствуют о том, что лечением домашних животных занимались кудесники. Они использовали для лечения различные колдовские и религиозные приемы и лекарственные травы. Кудесники, лечившие больных людей и животных, были убеждены, что в голове больного имеется злой дух и его необходимо прогнать. Для этих целей они использовали иногда рассечение черепа как у людей, так и у животных (о чем свидетельствуют археологические раскопки).

О лечении животных до нашего времени сохранилось 2 документа. Это Богакуйлская и Даканская клинопись, которые относят к 1360 г. до н. э. В текстах этих документов говорилось о дрессировке, кормлении, содержании лошадей, о болезнях коров и способах их лечения.

Большое место животным отведено в Священном писании - Авеста (IX-III вв. до н. э.), написанным иранским пророком Зороастром. Животные здесь распределены на 2 группы: полезные - лошадь, корова, овца, собака, птицы - и бесполезные - волки, змеи, насекомые и т. д. Часть Авесты посвящена содержанию, кормлению животных и лечению некоторых болезней, части 10 и 49 - кормлению и содержанию собак, в частности щенков (собакам не разрешалось давать в пищу большие твердые кости и горячую пищу). Врачи должны были пользовать животных такими лекарствами, которыми лечат богатых людей.

Одним из первых ветеринарных врачей Персии, о чем свидетельствует Авеста, был Фрейдун (V в. до н. э), который использовал в лечении «нож, лекарства и имя бога». Фрейдун употреблял для лечения животных лекарства, приготовленные из растений, он был первым, как отмечают иранские историки, кто скрестил лошадь и осла и «получил» мула.

Ветеринарные врачи Древней Персии уже имели плату за лечение животных. Если врач лечил крупное животное, то получал стоимость среднего животного, если среднее (кроме овцы), ему давали овцу, если врач лечил овцу, то получал плату мясной пищей.

Как пишет в своей книге «История медицины, фармакологии, стоматологии и ветеринарии» Гай Мазарс ветеринария успешно развивалась в Персии в числе других наук, но большинство книг и документов того периода было уничтожено армией Александра Македонского, который приказал оставить по одной книге по астрономии и медицине и перевести их на греческий язык, а остальные - сжечь. В начале III в. н. э. при династии Сасанидов, после освобождения Персии, старые библиотеки были восстановлены и построены новые, греческие книги по медицине и ветеринарии перевели на хлавский язык. В этот период создается Джондишапурский университет, где среди других дисциплин преподавалась и ветеринария. При университете была построена ветеринарная клиника, там студенты изучали практическую ветеринарию. Сохранились имена ветеринарных врачей, которые преподавали в университете, - Вихтину, Диоржиюс, Масершис, Шапур бен Сахл. Преподавание вели как персидские ученые, так и греческие, приехавшие из Афин. Официальный язык университета был пахлавский, но все ветеринарные и медицинские книги писались только на особом языке, производным от пахлавского. В этот период были написаны книги: «Основы ветеринарии», «О лечении домашних животных». Среди заболеваний, которые упоминаются в различных источниках такие заболевания, как бесплодие, мастит, атония, бешенство, имевшее широкое распространение среди собак и мелкого рогатого скота.

В 551 г. (20 год царства Ануширавана) в Джондиша- пуре состоялся первый в истории международный конгресс, на котором присутствовали как ветеринарные, так и медицинские врачи (Хасан Таджбахил 1993)

4. Развитие ветеринарии в Месопотамии. Другим очагом развития ветеринарии в древности, о чем свидетельствуют многочисленные памятники культуры, были древние рабовладельческие государства Двуречья (долина рек Тигра и Ефрата, XX-XVII вв. до н. э.). Центральная часть Двуречья - Аккад и юг Шумер - во 2-1-м тысячелетии до н. э. образовали государство Вавилон, в 1-м тысячелетии до н. э. в северо-восточной части Месопотамии появилась Ассирия. В этих странах природные условия способствовали развитию скотоводства. Здесь разводили молочный и мясной скот. Коротконогих и длинноногих быков держали на подножном корме, подкармливая зерном. Рабочим скотом пользовались при орошении почвы, пахоте, молотьбе и перевозке грузов. Для нужд транспорта использовали ослов, иногда впрягали в плуг длинноногих антилоп. Широко был распространен мелкий рогатый скот - курдючные и тонкошерстные овцы. Во 2-м тысячелетии до н. э. началось возвышение Вавилонского государства, в котором к этому периоду накопились основательные знания по ветеринарии. Вавилонским ветеринарам были известны болезни, по описаниям которых можно предположить, что это были сибирская язва, чума крупного рогатого скота, бешенство. Было известно, что отдельные болезни передаются от одного животного другому. Предпринимались первые попытки объективного изучения болезней и реальной борьбы с ними. Тексты описаний болезней содержат сведения о симптомах и методах лечения, для которых использовали различные, порой очень сложные, лекарства. В состав лекарств включались нефть, смола, молоко, поваренная соль, шерсть и части тела животных, панцирь черепахи, органы водяных змей. Для борьбы с заразными болезнями больных животных изолировали, животноводческие постройки сжигали, бешеных животных держали на цепи, потом убивали. Закрывали границы государств во время эпизоотий, знали связь эпизоотий и эпидемий. Вавилонские врачи умели готовить отвары из растений, делали мази для наружного применения. Им были известны компрессы, массажи, промывание, кровопускание. Были разработаны способы приготовления лекарств: растворение, кипячение и фильтрация. Для лечения животных широко использовали воду и масла. На широкое их применение указывает то, что слово врач, в том числе и ветеринарный, в буквальном переводе означает «знающий воду» и «знающий масло». Некоторые сведения по анатомии животных, которая была развита слабо, были связаны с жертвоприношениями. Рассечения жертвенных животных давали анатомические познания, но для постановки диагноза выделяли лишь сердце, желудок, легкие и печень.

В жреческой ассиро-вавилонской культуре было широко распространенно представление, что жизнь и здоровье зависит от духов, а направляется в своем течении влиянием небесных светил. Широко были распространенны амулеты, талисманы, дощечки с молитвами, идолы добрых духов, которые должны были отпугивать злого демона. Большую роль играло гадание по внутренностям животных, главным образом овец. До нашего времени дошли глиняные и бронзовые модели печени, разделенные чертами на части. На каждой имелся текст, служащий руководством к предсказанию по состоянию данной части печени. По таким моделям печени обучались будущие жрецы-врачи в принадлежащих государству школах. Ассиро-вавилонские методы лечения были тесно связаны с астрологией, при прогнозе большое значение придавалось положению светил и специальному астрологическому календарю. С расположением светил связывалось возникновение и ход эпидемий и эпизоотий. Ассиро-Вавилонская астрология перешла затем в обиход других народов и в последующие эпохи занимала большое место. Покровителями медицины и ветеринарии считался «владыка врача» бог Нинаву и его сын бог Нингишзида, символ которого - змея, обвивающая жезл, частично сохранился в качестве эмблемы ветеринарии наших дней. Этот символ древнего происхождения и восходит к первобытному тотемизму (культу животных), где змея и ворон у многих народов являлись символами мудрости (посох и змея вокруг него у Асклепия - бога врачебного искусства древних греков).

Наряду с мистическими представлениями и магическими действиями врачи Вавилона и Ассирии признавали реалистические причины возникновения болезни и применяли в своей практике средства народной ветеринарии. Помимо профессиональной ветеринарии в Вавилоне и Ассирии лечением животных занимались знахари, использовавшие различные заговоры и средства народной ветеринарии. Они оказывали помощь малоимущему населению, которым услуги врачей были недоступны.

Важнейшим памятником Вавилонской истории и культуры является кодекс законов царя Хамурапии. Это наиболее древний документ, в котором упоминается о ветеринарных специалистах. Составление его ученые относят к XVIII в. до н. э. В кодексе систематизированы и обобщены многочисленные еще более древние законы, регулирующие все стороны жизни. Свод законов Хамурапии представляет собрание статей судебника, вырезанных клинописью на большом базальтовом столбе. Ряд статей посвящен условиям деятельности врача и его судебной ответственности в разных случаях. В статье 224 этого свода сказано, что владелец животного, у которого врач пользовал быка или осла с тяжелым ранением должен уплатить этому врачу 1/6 часть серебряного шекеля. Статья 225 возлагает на врача обязанность в случае смерти подвергнутого лечению животного возместить 1/4 часть стоимости животного. В кодексе Хамурапии ветеринарные врачи упоминаются уже отдельно от медицинских врачей.

В знаменитой библиотеке ассирийского царя Ашшурбанипала (668-631 гг. до н. э.) в числе древних надписей и литературных материалов сохранились тексты по ветеринарии. В них рассказывается о приемах лечения животных, лекарствах и отдельных болезнях.

5. Развитие ветеринарии в Древнем Египте. Приемы врачевания зародились в Египте за 4000 лет до н. э. Постепенно с накоплением опыта за 2000 лет до н. э. в Египте развилась довольно широкая врачебная специализация. У египтян были врачи: хирурги, стоматологи, глазные врачи, «иные для невидимых болезней», ветеринарные врачи.

Профессиональная ветеринария, которая вышла из недр народной ветеринарии, приняла облик жреческой или храмовой ветеринарии. В Египте, благодаря обоготворению животных и вере в переселение душ, ветеринария занимала очень почетное место и врачевание животных было привилегией касты жрецов. Социальное положение врачей было, как правило, высоким. Так, Хеси-Ра (XXVII- XVI вв. до н. э.), начальник дантистов и врачей, был одновременно главным писцом фараона.

Создание письменности обусловило появление специальных текстов, которые являются сборниками с описаниями различных заболеваний, симптомов болезней, с указаниями приемов распознавания и лечения их у людей и животных. Из сохранившихся папирусов самым старым является Кахунский (1850 г. до н. э.). Папирус, посвященный женским болезням, содержит также трактат о парше птиц, бешенстве животных, чуме крупного рогатого скота и заболевании «шац», значение которого не расшифровано. За 1550 лет до н. э. бьщи составлены два самых обширных по размеру папируса: папирус Смита, посвященный хирургии, и папирус Эберса, посвященный заболеваниям по частям тела. Содержание папирусов является итогом многочисленных наблюдений, сводкой более древних материалов, копией и переделкой ранее существовавших текстов, не сохранившихся до нашего времени. Самые древние папирусы главное внимание уделяли эмпирическим правилам лечения, указанию лекарств и почти не содержали религиозных мотивов. С течением времени «медицина в Египте все более и более погружается в колдовство и мистику», тексты папирусов наполняются религиозными рассуждениями и содержат много молитв и магических процедур. Египтяне считали, что причина болезни может быть как естественной, так и сверхъестественной, т. е. исходить от богов и духов, поэтому врачебное искусство включало в себя знания множества заклинаний и умение быстро и ловко готовить амулеты. После того, как заканчивали «изгнание духов», можно было применять лекарства.

В сохранившихся частях лечебника, который относят к Среднему царству (3 - 1,6 тыс. лет до н. э.) упоминается около 300 названий птиц, животных, растений и сокращенное обозначение многих видов скота, а лечебники, датированные периодом Нового царства (XVI-XII вв. до н. э.), содержат в основном религиозные тексты. Один из них, достигающий в длину 20 м, кроме молитв и магических процедур содержит описание кровообращения у некоторых видов животных, описание способов лечения ран у домашних животных и людей.

Наряду с храмовой, жреческой ветеринарией продолжает существовать и развиваться народная ветеринария, обогащающаяся опытом народа и наблюдениями народных лекарей. Способы и приемы лечения народной ветеринарии передавались из поколения в поколение, от отца к сыну, дополнялись лечебными приемами и секретами приготовления лекарств.

Начиная с первых династий (3500-3000 гг. до н. э.) в Древнем Египте существовали «дома жизни», в которых, наряду с математикой, астрономией, архитектурой и другими науками, изучали «необходимое искусство» - медицину и ветеринарию. Кроме того, специальную подготовку по лечению животных получали в храмах Гелиополя, Саиса, Мемфиса и Фив юноши из вольноотпущенных и рабов.

Египтяне достигли значительных успехов во врачевании животных. В стране существовали специалисты по лечению животных различных пород и видов.

В папирусе Эберса содержится 900 прописей лекарств. Заглавие каждого рецепта выделено красной краской, форма его лаконична. Вначале стоит заголовок, затем перечисляются составные части с указанием дозы, в конце дается предписание: «варить, смешать». Египетские врачи знали рвотные, слабительные, мочегонные, потогонные средства. Применяли кровопускание и имели определенные знания в области хирургии, умели перевязывать и лечить раны, останавливать кровотечение. Археологи обнаружили большое количество хирургических инструментов, относящихся к рабовладельческому периоду (ланцеты, пинцеты, ножницы и т. д.).

Согласно верованиям египтян, душа человека продолжает существовать и после его смерти, однако лишь при условии сохранения тела, в которое она могла бы вселиться. В целях предохранения трупов от разложения применялось бальзамирование, это способствовало приобретению знаний в области анатомии. Бальзамировали не только людей (в основном жрецов и фараонов), но и обожествленных животных. В Египте был культ быка и кошки, за нанесение вреда которым законодательством предусматривалось самое жестокое наказание.

В Древнем Египте употреблялся ряд анатомических терминов, что свидетельствует о знании некоторых органов, в том числе мозга, печени, сердца, сосудов. Однако знания по анатомии и физиологии были незначительные, что сдерживало темпы развития врачебных знаний.

Таким образом, в древние века широко использовалась народная ветеринария, когда лечением животных занимались многие члены общества. В это время параллельно существовала жреческая ветеринария, профессиональные светские ветеринары, народные целители и знахари.


Лекция 3


Тема: Ветеринария античной Европы.

.Развитие ветеринарии в Древней Греции.

.Развитие ветеринарии в Риме.

. Развитие ветеринарии в Древней Греции. С переходом от первобытно - общинного строя к рабовладельческому, в Древней Греции образовался ряд мелких рабовладельческих государств (VI-IV вв. до н. э.). Высочайший расцвет античной Греции (V в. до н. э.) был обусловлен победой над персидскими завоевателями. Победа над внешним врагом и победа рабовладельческой демократии над рабовладельческой аристократией вызвали расцвет науки, искусства и философии. Знания у древних греков еще не подразделялись на отдельные науки, а объединялись общим понятием философии. Древнегреческое естествознание характеризовалось накоплением точных знаний, обилием гипотез и теорий, большинство из которых впоследствии стали открытиями.

Греция, в силу своего географического положения, была посредником между странами Азии и Африки, позднее и Европы. Участие греков в международном торговом обороте, общение их с разными народами, знакомство с разнообразными культурами и религиозными представлениями содействовало развитию своеобразного мировоззрения, которое вошло в историю под именем греческой натурфилософии. Яркие представители этого течения:

Демокрит, 460-360 гг. до н. э., - «в основе мира лежит не бог, не дух, а материя, которая состоит из атомов», «природа едина и находится в вечном движении»;

Гераклит - «все течет - все меняется», «нельзя дважды войти в одну и ту же реку» и другие.

Однако, медицина Греции, в частности ветеринарная медицина, развивалась самостоятельно, занимая особое место в системе греческой натурфилософии, оказавшей существенное влияние на развитие материалистического представления о болезни.

В Древней Греции ветеринария во времена античности в меньшей степени находилась под влиянием религии. Религиозные и культовые учения не имели влияния на врачебную науку - это следует из трудов античных авторов, дошедших до наших дней, в которых обобщены представления о болезнях.

Постепенно, с развитием рабовладельческого строя и религии, лечение животных сосредоточилось в храмах, и ветеринария стала храмовой, жреческой; наряду с ней существовала и развивалась народная ветеринария.

Огромное значение в развитии ветеринарии играли прогресс в сельском хозяйстве и военное дело.

В Древней Греции лечением животных занимались иппиаторы или иппиатры (hyppos - лошадь, iatros - врач). Первоначально врачи были близкими родственниками: профессия передавалась от отца к сыну, позже в свою среду они стали принимать «посторонних юношей». Кроме того, медициной занимались «розитомы» - собиратели и продавцы лекарственных растений, а также «фар- макополы», которые торговали не только растениями, но и редкостями из минералов и веществ животного происхождения.

Под флагом гиппиатрики шло развитие ветеринарии в греческую и римскую эпохи, далее через средние века, вплоть до XVIII в.

Греки оставили большое количество работ по ветеринарии (повальные болезни животных, кастрация, экстерьер), написанные разными авторами, свидетельства об эпидемиях и эпизоотиях. Так, в седьмой книге «Метаморфоз» Овидий описывает эпидемию на острове Этна во время войны Миноса с афинянами. Болезнь сначала появлялась на собаках, птицах, крупном рогатом скоте, на диких животных, а потом на всех животных и людях. Из деревень она проникала в города.

Большинство работ по ветеринарии собрано в X веке неизвестным автором в одно сочинение под названием «Гиппиатрика». Из 420 статей, содержащихся в этом сочинении, 121 принадлежит наиболее известному из иппиатров - Апсирту (IV в.), бывшему ветеринарным врачом при римском войске во время походов на скифов и сарматов (319- 321 гг.) Последователь Апсирта, иппиатр Пеллагоний (2-я половина IV в.), в своем «ветеринарном искусстве» детально изложил причины болезней и способы лечения животных при некоторых незаразных болезнях животных и отравлениях. Учение Апсирта значительно пополнил Гиерокл (III в.), юрист по образованию, но большой знаток врачевания животных. Греческие иппиатры так же, как и медицинские врачи, руководствовались в своей деятельности учением Гиппократа - великого «отца медицины», которому принадлежит старейшая теория происхождения болезней у человека и животных. Обычаи греков запрещали вскрывать трупы умерших, и анатомические знания врачей V-VI вв. до н. э. были основаны на вскрытии животных. Наряду с этим, лучшей школой для хирургов Гиппократ считал нахождение врачей в войсках во время военных походов.

Гиппократ (460-356 гг. до н. э.) принадлежал к роду Асклепиадов и ближайшими предками имел врачей. Первоначальное медицинское образование получил от отца - врача Гераклида, затем много путешествовал, изучая медицину разных стран. В частности, Гиппократу были известны медицинские знания скифов. Имя Гиппократа, подобно Гомеру, впоследствии сделалось собирательным. Многие сочинения, из огромного числа предписываемых ему и написанных на ионическом наречии, принадлежат другим авторам. От имени Гиппократа до нас дошло большое количество сочинений, составляющих «Гиппократов сборник», где 70 наиболее важных частей принадлежит самому Гиппократу, часть - его ученикам и последователям, в частности сыну и зятю. Это обстоятельство свидетельствует о том, что в своих взглядах Гиппократ не являлся одиночкой, но был главой целого направления, имел единомышленников, учеников и последователей.

Великая заслуга Гиппократа заключается в том, что он первый поставил медицину на научную основу, очистил от ложных философских теорий, зачастую противоречащих опытной, экспериментальной стороне дела. Своими материалистическими взглядами он отвергал положения жреческой медицины. Все его выводы построены на тщательных наблюдениях и строго выверенных фактах. Гиппократ делил причины болезней на два класса: общие вредные влияния - со стороны климата, почвы, наследственности и личные - условия жизни, труда, питания, возраста и т. д. Он изучал характер выделений (мокрота, экскременты и т. д.) при разных формах болезней, при исследовании больного пользовался уже такими приемами, как постукивание (перкуссия), выслушивание (аускультация), ощупывание, хотя и в примитивной форме. Знал систему органов движения - кости, суставы, связки, мышцы и предложил методы лечения переломов, растяжений и вывихов. Большое значение Гиппократ предавал прогнозу, предвидению врача дальнейшего хода болезни, этому вопросу он посвятил особое сочинение «Прогностика», в котором получил отражение огромный врачебный опыт, накопленный греческими врачами и систематизированный им. Гиппократ указывал, что лечить следует больного, а не болезнь, т. е. принимать во внимание индивидуальные особенности больного, среду, режим и данные болезни. Учение Гиппократа сыграло исторически положительную роль и на много веков определило развитие медицины и ветеринарии.

Другим видным ученым древности, внесшим определенный вклад в развитие ветеринарии, был Аристотель (384-322 гг. до н. э.). С идей этого мыслителя начинались все курсы биологии. Он был учеником Платона и учителем Александра Македонского. Сохранилось его 19 книг о животных. Сочинения Аристотеля представляют собой систему сведений того времени о неорганической и органической природе. Труды великого философа содержат множество точных наблюдений и, в первую очередь, классификацию животного царства. Аристотель не раз ссылался в своих сочинениях на рисунки в книгах «Анатомий», которые не дошли до нас. Считают, что это были настоящие атласы, содержавшие изображения и подробные описания как животных в целом, так и отдельных органов и их внутреннего строения. Более поздние авторы упоминают о существовании семи подобных сочинений значительного объема. Полагают, что Аристотель пользовался всеми возможными в то время средствами детального и всестороннего исследования. Известно, что он изучал трупы жертвенных и больных животных, анатомировал глаз крота. Представление о кровообращении в эпоху Аристотеля было весьма приблизительным. Например, согласно общепринятому мнению, вены были наполнены кровью, а артерии - воздухом; нервы часто смешивали с сухожилиями.

В «Истории животных» Аристотелем излагалась описательная зоология, а в сочинении «О частях животных» - строение органов животных и их функции, в работе «О происхождении животных» - трактовалось начало эмбриологии. Аристотель описал 500 видов животных и сделал попытку их классифицировать. Весь животный мир он делил на бескровных и кровных, т. е. беспозвоночных и позвоночных. Он понимал роль надкостницы, знал о сосудах, отличал нервы от сухожилий. Аристотелю были известны: диафрагма, крупные вены, роль сердца и почек, отсутствие желчного пузыря у лошади и то, что головной мозг управляет произвольными движениями тела. Он описал четырехкамерный желудок жвачных, изучил развитие цыпленка.

Наряду с материалистическими взглядами его работы содержали и идеалистические воззрения (признание души, первичности духа и вторичности материи), часть его работ посвящена теологическим исследованиям. Церковная философия средних веков использовала их наряду с учением философа Платона, отвергавшего реальный мир как источник познания, в создании схоластической философии, в частности схоластической медицины.

2. Развитие ветеринарии Древнем Риме. В древнеримском государстве рабовладельческая формация получила полное и завершенное развитие. Рим объединял большое число стран, поэтому ветеринария получила значительно большие возможности развития, чем в странах Востока, с более низким уровнем производительных сил, и чем в Древней Греции, раздробленной на мелкие города-государства. Высокий уровень развития государственности выразился в создании постоянной армии. Чтобы сохранить боеспособность армии и оказывать хирургическую помощь в сражениях, нужна была организованная медицинская служба. Были созданы военные госпитали, выделены лагерные врачи, врачи легионов и т. д. Начиная с I в. н. э. в римской армии существовали ветеринарные врачи, которые обслуживали войсковых животных и лазареты для больных лошадей (veteri- narium). Поскольку болезни животных в Древнем Риме наносили большой экономический ущерб, ветеринарную помощь животным оказывали, кроме профессиональных ветеринарных врачей, медики и сельские хозяева животных. Врачеванием животных занимались обычно иноземцы - сначала рабы из военнопленных, затем вольноотпущенники и приезжие иностранцы из стран Востока, Малой Азии и Египта. Сущность представления о болезнях животных и мерах борьбы с ними римские ветеринары заимствовали главным образом из Греции. В Риме уже были элементы государственной врачебной деятельности и врачебного дела, в отличии от Греции, где врачебная деятельность являлась делом личного соглашения больного и врача. Об этом свидетельствует то, что римское государство привлекало врачей к работе во время эпидемий, эпизоотий и войн. В Риме ветеринарная деятельность в значительной степени утратила связи с религиозными установлениями и храмами.

Болезни, общие для людей и животных, описываются многими римскими авторами. За 376 лет до н. э., во времена Ромула, был мор среди людей и животных, смерть наступала сразу после возникновения болезни. Силиус Италикус описывает болезнь, вспыхнувшую в 212 г. до н. э. в Сицилии в армиях римлян и карфагенян. Сначала заболевали собаки, потом птицы, животные и затем люди. Болезнь характеризовалась ознобом, дрожью, сильной лихорадкой. Появлялся кашель, наступала слабость и смерть. Эпизоотии в античное время были частым явлением, «напрасно было искать в этих печальных местах двух одинаковых быков, чтобы запрячь повозку с жертвоприношениями в честь Юноны». Встречаются описания болезней, похожих на бешенство, оспу овец, чуму крупного рогатого скота. Чума крупного рогатого скота впервые встречается в повествованиях об эпизоотиях 376-386 гг. Она была занесена с востока, опустошила Фландрию, Иллирию и достигла окрестностей Рима. Бешенство описывается как широко известное заболевание, которое передается собаками другим животным и людям. В качестве мер борьбы с бешенством практиковался убой животных и был известен основной признак бешенства - водобоязнь. В известном тексте «Метаморфоз» Апулей рассказывает о бешеной собаке, которая перекусала людей и животных. Укушенных животных собираются убить, и Люциус, превращенный колдуньей в осла, спасается от смерти тем, что выпивает целое ведро воды, доказывая этим, что не страдает водобоязнью.

Наиболее древние работы, из дошедших до нас, - два римских сочинения по ветеринарии, написанные Катоном Старшим (234-149 гг. до н. э.) и Марком Теренцием Варроном (116-27 гг. до н. э.), оба под заглавием «De re rustica», и труд по ветеринарии Марка Порция Цензори- на (234-179 гг. до н. э.). В поэме о земледелии «Георги- ки» Публия Вергилия Марона (LXXIX-XIX вв. до н. э.) и Авла Корнелия Цельса (I в. до н. э.) - автора обширной энциклопедии и трактата о медицине, отдельные разделы посвящены ветеринарии. Особенной известностью пользуется сочинение под таким же заглавием римского агронома Колумеллы (40 г. н. э.).

Из позднейших римских трудов по ветеринарии наилучший и наиболее полный - «Vegeti Renati artis veterinarie sive mulomedicinae libri quattuor» Публия Вегеция Рената (450-510 гг.), главной заслугой которого является попытка установления основ диагностики при лечении животных, и военного писателя Флавия Рената Вегеция (IV в. н. э.) в книге «Artis veterinaria, sive digistorum Mulomedicinae libri IV», где кроме заимствований из греческих иппологических сочинений, он поместил много очерков, основанных на личных наблюдениях и опытах. Он не ограничивался указанием на сходство болезней человека и животных, а действительно сравнивал их на основе данных физиологии и патологии.

Кроме того, имеются труды римских писателей, экономистов, медиков, военных, где отдельные главы и разделы посвящены ветеринарии.

У римлян так же, как и у греков, этиологии и терапия инфекционных и многих незаразных заболеваний животных базировалась на суевериях, которые вели свое начало от астрологии, многие суеверные объяснения причин заболевания животных были занесены с римской колонизацией в Германию, Францию, Бельгию, а отсюда и в другие страны.

Большое влияние на развитие ветеринарии оказал крупнейший врач Рима Гален (131-201 гг. н. э.), знаменитый после Гиппократа врач древности. Гален родился в Пергаме, где учился медицине, затем посетил Кипр, Ле- мос, Палестину и центр врачебной науки - Александрию. По возвращении в Пергам был врачом гладиаторов, затем отправился в Рим, где и провел более 30 лет. В Риме Гален изучал анатомию и часть своих анатомических знаний почерпнул, вскрывая трупы животных. Он дал описание мускулатуры, пищеварительной и дыхательных систем. Установил, что стенки желудка, кишок, артерий, матки и других органов неоднородны и состоят из нескольких слоев, что в мышцах имеются соединительнотканные волокна и спинномозговые нервы. Гален обессмертил свое имя тем, что внес регламентацию в приготовление лекарств из растений. Он установил определенные весовые и объемные отношения при приготовлении настоек, экстрактов и отваров из листьев, корней, цветов и других частей лекарственных растений. В честь этого и в Средние века, и в наши дни такие лекарственные формы носят название галеновых препаратов. Гален первым ввел эксперимент в физиологию, и тем самым положил начало изучению различных систем организма. Главная заслуга Галена как врача состоит в разработке анатомии и физиологии, которые легли в основу патологии.

Гален жил в период упадка и разложения идеалистического общества, что обусловило идеалистический характер его мировоззрения. Он имел могущественное влияние на последующее время и до Парацельса считался неоспоримым авторитетом.

Варрон Марк Теренций(116 - 27г. до н.э.) написал три книги «О сельском хозяйстве» и высказывал гипотезу о живой природе возбудителей заразных болезней.

Лукреций Кар (95-51 до н.э.) написал поэму «О природе вещей», в которой изложил атомистическую теорию мировоззрения. Придерживался гипотезы о живой природе возбудителей заразных болезней.

Фукидид (460-400 гг. до н.э.) обратил внимание на приобретенный иммунитет у людей, переболевших чумой. Он пишет: «…лица раз перенесшие болезнь, не заболевают вновь».

Уместно отметить, что описание болезней человека древние мыслители связывают с болезнями животных. Этими болезнями были чума, сибирская язва, лейшманиоз, бешенство и некоторые другие.

Таким образом, в античный период ветеринария продолжала развиваться на основе наблюдений владельцев животных, пастухов, ковочных кузнецов и других лиц, за особенностями поведения одомашненных животных в случаях их заболевания.

Одновременно, учёные того времени осмысливали причины массовой заболеваемости животных. Следует отметить, что во многом они были близки к пониманию природы массовой инфекционной заболеваемости животных.


РАЗДЕЛ III. ВЕТЕРИНАРИЯ В СРЕДНИЕ ВЕКА


Лекция 4


Тема: Развитие ветеринарии в Средневековой Европе.

.Эпизоотическая обстановка.

.Состояние образования и науки.

.Зарождение методов борьбы с эпизоотиями.

.Эпоха Возрождения.

.Эпизоотическая обстановка. Для Европы IV век ознаменовался коренным изменением исторической ситуации. Западная Римская империя пала, и Европа вступила в эпоху Средневековья. Восточная Римская империя трансформировалась в новое государство - Византию, с возникновением которого в Восточном Средиземноморье начала формироваться новая цивилизация.

Падение Западной Римской империи представляет для Западной Европы историческую грань между рабовладельческой формацией и пришедшей ей на смену феодальной, между, так называемой, Древностью и Средними веками. В этот период в Европе наблюдался застой науки и упадок знаний о разнообразии живой природы, в том числе и о причинах болезней животных. Начался реакционный период всевластия и мракобесия католической церкви. Тысячелетняя культура античности была разрушена не варварами, а ранним христианством.

По наущению патриарха Феофана толпа в конце 1V века разрушила Александрийскую библиотеку с 700 тысячами рукописей. Для сравнения отметим, что в библиотеке Ватикана в то время насчитывалось всего 2546 томов. Раннее христианство ограничилось сохранением грамотности лишь в высшем обществе и в стенах монастырей. Отсюда двоякая роль средневековых монастырей: с одной стороны, с их помощью насаждались церковные догмы, а с другой - в них сохранялись книги, писались рукописи, переводились сочинения с одного языка на другой. В монастырях трудились многие ученые средневековья.

Средние века характеризуются новым явлением, не известным Древнему миру, - крупными эпидемиями и эпизоотиями. Развитию их способствовал ряд условий;

массовые передвижения огромного количества людей - Великое переселение народов с Востока на Запад, сопровождающееся многочисленными стадами лошадей и крупного рогатого скота. Это создавало в Европе такую ситуацию по заразным болезням, с которой до этого времени не сталкивалось человечество;

возникновение и рост городов, отличавшихся скученностью, теснотой и грязью;

- гуннское нашествие и более позднее большое военноколонизационное движение - крестовые походы, которые сопровождались опустошительными эпидемиями и эпизоотиями.

Эпидемии и эпизоотии Средних веков, как и заразные болезни древности, описываются обычно под общим наименованием «мор». Судя по сохранившимся описаниям, чумой (мором) называли различные заболевания и нередко смешанные эпизоотии.

В период раннего Средневековья (с V по X-XI вв.) чума крупного рогатого скота, сибирская язва, оспа овец и др. инфекционные болезни наносили огромный ущерб животноводству Европы, буквально опустошая целые страны. Кельтские и германские племена, победившие рабовладельческие государства Западной Европы, принесли с собой пережитки родового строя и, прежде всего, натуральное хозяйство. Оно преобладало в раннем Средневековье, и возникающие эпизоотии нередко приводили к голодным эпидемиям. По данным Г. Турского, в Западной и Центральной Европе с VI в. непрерывно свирепствует чума крупного рогатого скота. В Греции и Италии периодически появляется заболевание, которое «не щадило ни одного существа: все сады поражались, дикие животные умирали в лесах, люди в городах и деревнях.

С 801 г. в пределах империи Карла I (Франция, Германия, Италия) свирепствовала повальная болезнь, поражавшая одновременно и людей, и животных. Период с 800 по 1316 гг. летописи большинства европейских стран характеризуют как эпоху мрака, ужасов и бедствий. За этот период зафиксировано свыше 20 тяжелейших эпизоотий, из них 5-6 - среди крупного рогатого скота, 2 - среди лошадей, 12 поражали различные виды скота, а 4 были губительны для животных и людей. Эпизоотии среди крупного рогатого скота длились недолго, т. к. в короткое время вызывали поголовную гибель животных.

2. Состояние образования и науки. Западная Европа в период раннего Средневековья была во власти варварских племен и находилась в состоянии глубокого экономического и культурного упадка. Научное творчество замерло. Науке не позволено было выходить за пределы, установленные верой. Центрами средневековой медицины были университеты, в которых допускалось изучение некоторых античных авторов. В области медицины таким официальным признанным авторитетом был Гален. Из его трудов были взяты окрашенные идеализмом выводы и совершенно отброшены методы исследования (опыты и вскрытие). Кроме Галена, изучались произведения Гиппократа, из работ которого были приняты те, где с наименьшей силой звучали его материалистические воззрения. Труды греческих философов пришли в Европу от арабов, которые перевели их на арабский язык с греческого, развили и углубили. В X-XII вв. доминирующей формой философии в Западной Европе стала схоластическая медицина. В XII в. она достигла своего расцвета. Смысл схоластики заключался в обосновании, систематизации и защите официальной церковной идеологии путем искусственных формалистических логических ухищрений. Схоластическая медицина основывалась на отвлеченных построениях, умозрительных заключениях, спорах и заучивании разрешенных текстов Галена и Гиппократа. Эксперимент в естествознании и медицине был полностью отброшен. Вскрытие трупов было ,запрещено церковью. Некоторым университетам разрешалось вскрытие трупа один раз в 3-5 лет. Первые публичные рассечения трупов, производимых в конце Средневековья, были настолько редки и необычны, что часто становились сенсацией. Именно в те времена возникла традиция устройства «анатомических театров».

В учебных заведениях Европы раннего и развитого Средневековья ветеринария не преподавалась. В Средние века продолжалось, хотя и медленно, накопление ветеринарных знаний. Лечением домашних животных занимались знахари, пастухи, живодеры, а позже кузнецы, овчары, шталмейстеры (коновалы) и берейторы. Сведения по ветеринарии, судя по сохранившимся произведениям и документам, были немногочисленны. Одно из них - сочинение главного шталмейстера при дворе Фридриха II Джордано Руффо о лечении лошадей (1250 г.). Можно сказать, что это было первое в Европе руководство по ветеринарии. Джордано Руффо - превосходный практик и исследователь, освободившийся от многих предрассудков своей эпохи. Его сочинения почти в течение четырех веков служило пособием по ветеринарии. В период развитого Средневековья (XI-XV вв.) происходит рост городов - центров ремесла и торговли. Наряду с натуральным хозяйством получает развитие меновое хозяйство. Развивается торговля внутри стран и между странами. Развитие торговых отношений способствует заносу и распространению эпидемий и эпизоотий. Летописи отмечают, что в 1275 г. в Англию было занесено заболевание, судя по описанию оспа овец, в результате этого в последующие 28 лет овцеводство Англии было практически уничтожено.

С 1301 г. по 1313 г. в Риме свирепствовала эпизоотия среди лошадей. Очевидцы свидетельствовали, что «больные лошади не поднимали головы, глаза у них слезились». Потери от этой эпизоотии составили более 1000 лошадей. В 1411 г. всю Европу охватила эпизоотия среди овец, для болезни было характерно появление лихорадки и сыпи на коже. Эпизоотии Средних веков нередко сопровождались эпидемиями. Особую тяжелую память о себе оставила «черная смерть» - чума с присоединением к ней других болезней. Историки, на основании данных летописей, церковных записей в погребальных книгах, городских хроник и других документов, утверждают, что во время чумы середины XIV в. многие крупные города Европы опустели.

С XV века в Европе стали отмечаться упадок и разложение феодализма, распад феодальных отношений и появление буржуазии. Буржуазные идеологи подрывали диктатуру церкви, расшатывали основы теолого-схоластической идеологии. Формируется прогрессивная светская гуманитарная культура. Усиливается интерес к науке, распространяются знания, в том числе знания, полученные от античного мира, из арабских и других восточных стран, пробуждается и развивается научная мысль

Позднее средневековье характеризовалось значительным ростом городов. Развитие экономики и культуры требовали повышенного уровня грамотности людей и использования знаний в процессе деятельности городского и сельского населения. Поэтому еще в XI - XIII веках католические священники вынуждены были основать университеты в Париже, Оксфорде, Кембридже, Гладзоре.

Этими университетами руководили назначенные церковью канцлеры. В Неаполе (1224), Саламанке (1250), Праге (1348) университеты основали монархи с согласия римского папы. В Болоньи (1119), Падуе (1222), Гейдельберге (1386), Кельне (1388), Лейпциге (1409), Ростоке (1419), Упсале (1477), Йене (1558), Лейдене (1575) они изначально возникли как светские гражданские университеты, возглавлявшиеся ректором, которого избирали студенты.

Создавались университетские библиотеки, где можно было ознакомиться с мыслями античных ученых. В таких библиотеках были переведенные на местные языки сочинения древнегреческих и римских мыслителей по кинологии, ветеринарии, фармакологии, медицине и др. наукам.

В учебном процессе этих университетов значительное место занимали вопросы биологии, медицины, ветеринарии, сельского хозяйства. Такие знания были базой для подготовки открытия ветеринарных учебных заведений. Конечно же, давление религии и средневековой схоластики на университетскую жизнь было очень велико. Церковь и светская власть продолжали бороться за контроль над университетской мыслью, что не способствовало прогрессу науки. Но работа университетов облегчила восприятие научных достижений, связанных уже с эпохой Возрождения

3. Зарождение методов борьбы с эпизоотиями. Эпизоотии продолжают вспыхивать в странах Западной Европы. В Северной Италии, Франции, Англии в 1514 г. гибнет скот от болезни, которую исследователи определяют как ящур. Это заболевание описывает в своей книге «О заразе и заразных заболеваниях» Джироламо Фракастро. Работа была им написана на основе обширных наблюдений не только над ящуром, но и над рядом других «заразительных» (инфекционных) болезней. С 1515 г. во Франции свирепствует чесотка овец, которая распространилась затем по всей Европе. В 1609 г. чума крупного рогатого скота отмечается в Центральной и Западной Европе, сначала в Богемии, а с 1610 г. в Эльзасе, Саксонии, Баварии и Голландии.

Тринадцатилетняя война 1618-1949 гг., заключительного этапа Средневековья, способствовала распространению чумы крупного рогатого скота по всей Европе. Во многих странах не осталось животных для обработки полей и перевозки грузов. В 1682 и 1683 гг. во Франции, а затем в Италии, Швейцарии, Германии и Польше появился ящур, который поражал и людей, и животных. Доктор Дидерих, наблюдавший ящур в Германии, сделал такую запись: «больные страдают слюнотечением, как сифилитики, в Гамбурге старухи лечат их ртутью». В 1690-1692 гг. в провинции Гезернон Италии было зарегистрировано заболевание овец «у которых болезнь выражалась в появлении сыпи, прыщей на шее и ногах. После нескольких дней недомогания большинство овец слепло, часть погибало от истощения».

Для борьбы с эпидемиями и эпизоотиями возникали особые противоэпизоотические учреждения и проводились специальные мероприятия. В прямой связи с интересами торговли были созданы карантины (карантин дословно - сорокодневие). В ряде крупных городов были опубликованы особые правила - регламенты, имевшие целью предотвратить занос и распространение заразных болезней. Так в 1550 г. Филипп I (Франция) издал «Мандат о чесотке овец», применимый и к другим болезням. Этот документ являлся одним из первых регламентированных наставлений того времени. Мандатом предписывалось убивать больных овец или уводить их из данной местности. Запрещалось ввозить больных животных. Пастухи не должны были передвигаться с отарами больных животных. Необходимость предписаний мандата подтверждалась неоднократно. В 1539 г. во избежание заноса чумы крупного рогатого скота в Венецию и Падую, был запрещен ввоз крупного рогатого скота из Венгрии и Далмации.

Одной из мер, направленных против распространения заразного начала, была дезинфекция. Еще в 1399 г. в Италии было издано первое обязательное постановление об обеззараживании помещений. Основными средствами, годными для этой цели, считали воздух, воду и серные окуривания. Специальной дезинфекции, с помощью серных окуриваний, подвергались письма и деньги, которые участвовали в торговом обороте.

Большую роль в опыте дезинфекции сыграла практика обеззараживания при чумных эпидемиях среди людей, поражавших Европу на протяжении всего Средневековья. К дезинфекции стали подходить более обоснованно, ввели дозировку дезинфекционных средств, в соответствии с масштабом объекта дезинфекции. Учения о чуме, холере, чесотке, сибирской язве и других заразных болезнях были включены в XIV в. в особый канон новых учений о «заразных болезнях».

Эпидемии и эпизоотии в XV-XVII вв. были такими же частыми и внезапными, как и в эпоху Средневековья. Большинство заразных болезней с тяжелыми кожными поражениями называли чумой. Причины их не были известны, их связывали с землетрясениями, заразными испарениями, с особым расположением звезд и планет, с появлением комет и затмений.

Первая теория распространения заразных болезней была выдвинута Джироламо Фракасторо (1478-1553) - итальянским ученым, физиком, астрономом и поэтом, одним из выдающихся деятелей эпохи Возрождения. Обобщив взгляды Гиппократа, Аристотеля, Лукреция Капа, Галена, Авиценны и других предшественников на происхождение и лечение заразных болезней, Фракасторо дает подробное описание заразных болезней (оспы, чумы, бешенства и др.) и известных в то время методов их лечения. В этом труде изложены основы учения о «контагии» - живом, размножающемся заразном начале, которое выделяется больным организмом, описаны способы передачи инфекции: при контакте с больным человеком, через зараженные вещи и по воздуху на расстоянии. Введенный Фракасторо термин «инфекция» (от лат. inficere - внедряться, отравлять) означал «внедрение», «проникновение», «порчу». Термин «дезинфекция» также впервые был использован Дж. Фракасторо.

Очередной виток эпизоотий в Европе (XV-XVI вв.), широкое их распространение, вызвало необходимость введения определенных мер, направленных на борьбу с болезнями. Главный врач папы Климента Лансиан предложил организовать санитарные мероприятия, разработанные весьма подробно. Они включали:

убой заболевших животных,

карантин,

дезинфекцию и тщательную уборку трупов.

Однако, как он указывал впоследствии, эти мероприятия не выполнялись «вследствие инертности папского престола, напрасно обращающегося к богу и пресвятой деве Марии с молитвами». Английский врач Бэтс (1665 г.) во время чумы крупного рогатого скота заставил убить в двух округах в течение трех месяцев 6000 голов скота и приостановил развитие эпизоотии. В своем «Кратком отчете о заразных заболеваниях» он рекомендовал полное уничтожение зараженного скота, сжигание трупов и дезинфекцию помещений которые после этого необходимо было оставлять на три месяца незанятыми. При этом он отмечал: «чума в Лондоне в 1665 г. распространилась вследствие плохой уборки трупов животных.

4. Эпоха Возрождения. Для заключительных этапов Средневековья, предшествовавших эпохе Возрождения, характерно большое внимание к телу, а отсюда к анатомии. В познании природы большую роль приобретает опытный метод. «Опыт - высший учитель, вне опыта нет знаний» (Парацельс). Парацельс ( 1493-1541) одним из первых выступил против схоластики. Он преподавал по собственным сочинениям практическую и теоретическую медицину, основываясь своём опыте. В лекарствоведении развил новое для того времени

учение о дозировке лекарств, широко использовал в медицинской практике достижения химии. Эпоха Возрождения породила плеяду творцов анатомии, заложивших фундамент правильных и более полных представлении о строении и функциях человеческого тела. Одним из инструментов в анатомических исследованиях в ту эпоху было искусство рисования. Гениальный учёный-энциклопедист той эпохи и художник Леонардо да Винчи ( 1452-1519) сделал скрупулёзные анатомические рисунки, из которых 13 томов (более 200 листов) сохранилось до наших дней.

Большую роль в создании научной анатомии сыграл Андрей Везалий (1514-1564). В изменившихся условиях Северной Италии он получил возможность производить вскрытие трупов. В 1443 г. Везалий опубликовал труд «О строении человеческого тела». На основе своих исследований создал новую анатомию, значительно дополнил и уточнил сведения о строении человеческого тела. Достижения в области анатомии в эпоху Возрождения открыли новые перспективы для дальнейшего развития ветеринарии. Под влиянием работ Везалия, основателя научной анатомии, и рисунков Леонардо да Винчи итальянский сенатор Корло Руини написал в 1598 г. трактат по анатомии и патологии лошадей, в котором дал гиппотологии анатомическое обоснование. Этот труд, благодаря методичности и ясности изложения, пользовался в последующие века широкой известностью. Многочисленные авторы, писавшие по вопросам гиппотологии и лечения лошадей учились по книге Руини. Появился интерес к сочинениям древних классиков. Жан Рюель перевел (1530 г.) «Гиппиатрику», греческий оригинал этого сочинения был издан в Базеле в 1537 г. Ветеринарные труды эпохи Возрождения принадлежали в большинстве случаев шталмейстерам. Из них особую известность приобрел француз Солейцель, автор книги «Об искусстве кузнеца» (1664 г.). Книга выдержала не менее 30 изданий и много раз переводилась на другие языки.


Лекция 5


Тема: Развитие ветеринарии в Средневековой Азии.

. Ветеринария Византийской империи.

. Ветеринария Арабского мира.

. Ветеринария Византийской империи. Восточная часть Римской империи отличалась от западной более развитой торговлей и ремесленной промышленности, большим развитием городов, их экономическим процветанием. Эта преобладающая экономическая роль стран Востока возросла после падения Западной Римской империи и сохранения Восточной Римской империи под названием Византийской. С возникновением Византийского государства в Восточном Средиземноморье начала формироваться новая цивилизация, явившаяся прямой наследницей античной культуры. Она сберегла и сохранила ее в те века, когда Западная Европа была во власти варварских племен и находилась в состоянии экономического и культурного упадка. Среди других культурных достижений Византия сохранила древнегреческую и римскую медицину и ветеринарию.

В период раннего феодализма Византия и народы Востока достигли более значительного развития материальной и духовной культуры, чем народы Западной Европы. Здесь не только уцелели старые центры Античной науки (Афины, Александрия и т. д.), но появились и новые, например Константинополь. Наука здесь не замирала в V-VII вв., как это имело место в Западной Европе. Врачи Византии были хорошо знакомы достижениями древних врачей Греции и Рима, они синтезировали богатое наследие античной медицины. Это является исторической заслугой Византийских ученых. Многие из произведений из древних рукописей вошедшие в эти энциклопедические труды, в оригиналах не сохранились.

В Константинополе были собраны труды греческих ветеринаров и изданы под названием «Гиппиатрика». Это собрание служило руководством для лечения животных во многих средневековых странах. Впоследствии оно было переведено и издано на европейских языках; на латинском языке в 1530 г., на греческом в 1537 г., на итальянском - 1543 и 1548 годах, на испанском - в 1564 и на французском - в1563году.

Достаточно, для своего времени, было развито врачевание и в государствах тогдашнего Кавказа. Следует отметить, что два крупных государственных образований Кавказа - Армения и Грузия были тесно связаны с Византией политическими, экономическими и культурными отношениями. Этому способствовала и общность религии. До наших дней сохранились письменные свидетельства о высокоразвитом врачебном искусстве в тогдашней Армении.

К примеру, Лазар Парпеци и Мовсес Хоренаци (V век н.э.) описали животных из Араратской долины и других районов Армянского нагорья. Еще до арабского владычества (651-887 гг.н.э.) в Армении существовала ветеринарная наука. В хранилище древнеармянских рукописей Матенадаране имеются «Лечебник для лошадей, мулов и ослов», «Учебник ветеринарии», трактат «О болезнях животных».

Амирдовлат (1414-1496 гг.) описал 859 форм лекарственных растений и 166 видов животных, 100 способов дегельминтизаций плоских и круглых гельминтов, он был знаком с местной анестезией.

В V - V11 веках на древнеармянский язык были переведены труды Платона, Аристотеля, Зенона, Стоика.

2. Ветеринария Арабского мира. В VII веке в странах Ближнего и Среднего Востока развилась богатая и разносторонняя культура народов Востока, именуемая арабской. Арабы создали в это время громадное государство, включающее Древний Египет, северную Африку и почти весь Пиренейский полуостров. Они освоили культуру захваченных стран, их учённые перевели на свой язык частично уцелевшие после пожара александрийской библиотеки сочинения философов Древней Греции и Рима, сохранив их для будущих поколений. Многочисленные сочинения арабских врачей VIII- IX зв. о «лечении по Гиппократу», систематические медицинские руководства, содержащие основы всех отраслей медицины, не только излагали точку зрения греков, но во многих отдельных вопросах шли гораздо дальше. Взаимному обогащению восточных и западных медицинских знаний способствовали центры переводов в Толедо, Кордове, Севилье и в других городах. Здесь был переведён на латынь с греческого языка трактат Диоско- скурида «О лекарственных травах», изучение которого помогло более точно определить многие лекарственные растения.

Кроме переводов греческих и римских сочинений по ветеринарии, были созданы арабские сочинения. Так, Абу - Бекру ибн Бедру (XIII в.) принадлежит трактат по иппологии и иппиатрии, в котором содержится значительный материал по ветеринарии, накопленный арабами за предшествующее время. Абу -Бекр разработал также правила профессиональной этики ветеринарного врача.

Врачи арабских халифатов сыграли большую роль в сохранении наследия древнего мира. Они приблизили медицину к природе, к естественным наукам, ввели много лекарственных веществ, усовершенствовали методики приготовление лекарств. Большого развития достигла химия. Ученые арабского халифата впервые ввели в употребление перегонный куб, водяную баню, дистилляцию и фильтрование.

Запрещение Кораном вскрытия трупов и вивисекций было причиной невысокого уровня анатомических исследований. Арабская литература в области анатомии и физиологии была в основном переводной, главным образом из сочинений Гиппократа и Галена.

Из числа арабских ученых-мыслителей раннего Средневековья был и Абу Насер Мухамед Аль Фараби (873-950). Своим трудом «Канон медицины» он внес большой вклад в развитие медицины и философии и оказал большое влияние на мировоззрение Ибн-Сина, Низами и других ученых. Аль Фараби написал 160 научных работ широкого диапазона. Прогрессивной чертой его воззрений была твердая убежденность в необходимости изучения естественных процессов, происходящих в природе.

Высшего развития средневековая наука достигла в Хорезме, в творчестве Ибн-Сины и Аль-Бируни, ученых IX-XI вв., членов хорезмийской «академии», подлинных энциклопедистов. Ибн-Сина (Авиценна) (980-1037) оставил многочисленные труды по разнообразным отраслям знания.

Интерес Авиценны и других арабских врачей к учению об органах чувств, например, отчасти связан с индийским влиянием. Животных делили на группы в зависимости от количества свойственных им органов чувств.

Низшую ступень занимали животные, которые обладают только осязанием и вкусом - черви, моллюски, улитки, морские звёзды и т. д.

Животные следующей группы наделены еще и обонянием, например муравьи, блохи, жуки, термиты.

Третья группа, кроме этих чувств, «видит еще и окружающий мир»- пчелы, осы, москиты, пауки, скорпионы.

Высшую ступень занимают животные, обладающие пятью органами чувств, - рыбы, пресмыкающие, птицы, млекопитающие.

Мировую славу доставило Ибн-Сине его сочинение « Канон врачебной науки», законченное им около 1020г. «Канон врачебной науки» - итог воззрений и опыта древнегреческих, римских, индийских и восточных врачей. Авиценна не ограничился пересказом опыта предыдущих учёных, а подвел критический итог накопленным в начале IX века знаниям. Этот труд был переведен с арабского на латинский язык и разошелся в многочисленных копиях по странам Европы. С появлением книгопечатания был напечатан более 30 раз.

«Канон врачебной науки» содержит сведения по анатомии, общие сведения о болезнях, их причинах и проявлениях, о простых лекарствах и о способах их действия, содержит частную патологию и терапию, хирургию и учение о лихорадке, описание сложных лекарств, ядов и противоядий. В нем описаны ряд инфекционных, паразитарных и незаразных болезней людей и животных.

Очень значимый след оставил этот труд в лекарствоведении. Абу ибн Сина собрал сведения о лекарствах из трудов древнегреческих, индийских, китайских врачей, дополнил их собственными наблюдениями и опытом, включая средства народной медицины. Описаны в трактате и многие лекарственные средства, которые дала зарождавшаяся на Востоке химия. Он описал много новых неизвестных прежним авторам лекарственных средств растительного, минерального и животного происхождения. Всего им описано 764 лекарственных средств, их свойства, признаки, доброкачественность, токсичность и другие параметры.


РАЗДЕЛ IV. ВЕТЕРИНАРИЯ ДРЕВНЕЙ РУСИ


Лекция 5


Тема. Ветеринария на территории современной России.

.Народная ветеринария дославянских племён.

.Краткая история расселения славян.

.Народная ветеринария до Киевской Руси.

. Народная ветеринария дославянских племён. Археологические исследования показывают, что на территории современной России первобытный человек был земледельцем и животноводом еще 6 - 8 тысяч лет до нашей эры. В этот регион первобытные люди доставляли одомашненных животных в процессе естественного расселения и освоения новых сельскохозяйственных территорий. Такие перемещения были необходимы для освоения новых пастбищ и земельных угодий. Разумеется, в новые места с одомашненными животными люди того времени переносили опыт работы с ними, в том числе и простейшие санитарные и гигиенические приемы. Особо быстро происходило освоение новых территорий после одомашнивания лошади. В этот период люди неминуемо должны были дополнительно к известному им опыту ухода за животными, овладевать некоторыми приемами, обеспечивающими работоспособность и продуктивность животных, и предупреждение их болезней в новых климатических условиях. Дополнительные сведения были крайне необходимыми, поскольку животные попадали в новые, более суровые, климатические и природные условия. Такие сведения передавались в устной форме из поколения в поколение и составляли основу того, что определяется как рациональная народная ветеринария.

Историки отмечают, что наибольшего прогресса ветеринария достигла там, где большой удельный вес имело скотоводство, торговые отношения, военные конфликты, что способствовало развитию коневодства и коннозаводства.

Все это присутствует в скифской и сарматской культуре. Эти кочевые, воинствующие, скотоводческие племена разводили скот, лошадей, осуществляли куплю- продажу животных, занимались переработкой сырья и шерсти.

Скифы (VII-II вв. до н. э.) занимали территорию степей северного Причерноморья, между Дунаем и Доном, Северный Кавказ, Прикубанье, Крым. Их успехи в развитии экономики (ремесла, земледелие, скотоводство) и военного дела оказали значительное влияние на историю и культуру последующих народов России. Скифы владели навыками врачевания и умели оказывать первую помощь животным при родах и некоторых незаразных болезнях, знали лечебные свойства растений. О том, что скифы в совершенстве для своего времени владели некоторыми ветеринарными приемами, свидетельствуют археологические раскопки курганов, где было найдено большое количество ветеринарных хирургических инструментов.

Скифы в течение веков накапливали наблюдения над животными. Это позволило им выработать профилактические и лечебные приемы при некоторых болезнях. На основе конопли они готовили обезболивающие средства, используя их при хирургических операциях, на послеоперационные раны и швы накладывали сухие и влажные повязки с лекарственными наркотическими травами, а также затвердевающие, на основе глины.

Геродот (V в. до н. э.) отмечал, что способы лечения больных животных скифов, особенно лошадей, широко использовали в своей практике древнегреческие врачи и коневоды.

Союзники скифов в некоторых междоусобных войнах - сарматы (IV-III вв. до н. э.) расселились между Тоболом и Дунаем. Основой хозяйства сарматов являлось кочевое скотоводство. Земледелием занимались сарматы, которые осели в районах с прежним земледельческим населением. Сарматская культура оказала большое влияние на уклад жизни населения Нижнего Поволжья, Северного Кавказа и Северного Причерноморья. Умелые скотоводы, сарматы умели оказывать помощь животным при родах, травмах, знали лечебные свойства растений.

К числу древнейших дославянских племен относятся земледельческо-пастушеские племена трипольской культуры (конец 4-го - начало 2-го тысячелетия до н. э.). Трипольцы занимались земледелием и вели оседлый образ жизни. Трипольские племена обрабатывали землю каменными и костяными орудиями (мотыга, серп), сеяли пшеницу, просо, ячмень; разводили крупный рогатый скот, свиней, лошадей; имели весьма развитое характерное гончарное дело, иные ремесла. Они жили в поселениях, которые строились замкнутым кругом и внутри их располагались загоны для животных. Стригли шерсть у овец, заготавливали сено животным на зиму (об этом говорят археологические находки). При раскопках обнаружены кости, такие же, как у 80% современных домашних животных, медные ножницы, серпы, косы и т. д.

2. Краткая история расселения славян. Древнейшие исторические сведения о славянах, известных под именем вендов или венедов, относятся к I-III вв. новой эры. Славяне расселись в Центральной и Восточной Европе. Это крупнейшая группа народов, объединяемая близостью языков и общностью происхождения. Их северными соседями были германцы и балты, восточными- скифы и сарматы, южными - фракийцы и иллирийцы, западными - кельты. Расселяясь по Западной и Центральной Европе, древнеславянские племена разделились на три ветви: восточную, западную и южную.

Восточные славяне в IV-VI вв. известны под именем антов. Анты знали развитое земледелие, оседлое скотоводство, добычу и обработку железа, высокоразвитое гончарное производство, основанное на технике гончарного круга, ювелирное ремесло, обработку камня, кости, ткачество и др.

Анты имели сильную военную организацию, вели войны и совершали набеги. Следует отметить, что у антов нашли применение отдельные зачатки знаний скифов и рациональное использование их в области ведения животноводства и ветеринарии.

Самая северная группа восточных славян словене (новгородские и ильменские) знали пашенное земледелие и достигли большого мастерства в области ремесленного производства.

Союзы восточно-славянских племен (кривичи, словене, половчане), возникшие на торговом пути «из варяг в греки», втягивали в орбиту своего влияния племенные группы восточной Европы, в частности русов, одно из северных племен, скорее всего скандинавского происхождения. Воинствующие дружины русов, «русские дружины», возглавлявшие эти племенные группы, доходили до Каспия, Баку и Константинополя. Русы, как предполагают историки, имели в своих рядах как скандинавов, так и славян и назывались в летописях варягами или варяго-русы.

После разгрома аварами и хазарами славянского союза племен во главе с антами, на Днепровском пути стала складываться новая общность, которой суждено было объединить в единое государство и национальное целое весь славянский восток и дать ему свое имя.

Постепенно славянизируясь, русская дружина утратила свой язык, обычаи и культуру, но оставила формирующейся народности свое имя - русские, а земля, на которой они жили, по свидетельству древнегреческих ученых и римлян, еще в I в. н. э. называлась «Русь», т. е. задолго до образования первых русских феодальных княжеств и государств.

3. Народная ветеринария до Киевской Руси. Современные славянские народы начали складываться в VI-IX вв. н. э. К VIII-IX вв. относится возникновение у восточных славян многих городов, связанных с развитием ремесла и торговли, некоторые из них имели значение племенных центров. Такими были Киев у полян, Искоростень у древлян, Смоленск, Псков, Изборск, Полоцк у кривичей, Чернигов у северян и др.

В VII-IX вв. большинство племенных объединений восточных славян представляло собой полупатриархально - феодальное политическое объединение или племенные княжения. Первые государственные образования возникли в VI веке в среде быстроразвивающихся восточнославянских племен. В дофеодальный период на Руси широко занимались сельским хозяйством, в котором большую роль играло скотоводство. Охота и рыбные промыслы являлись подсобными занятиями. Историки отмечают, что у славянских племен имелось большое количества скота, кроме того они занимались выращиванием проса и пшеницы. В VIII-IX вв. у славян уже были крупные хозяйственные постройки. Скотные дворы - «забои» - окружались плетнем. Хлев делился на секции - «стайки» - для содержания животных разного вида. При раскопках городищ и селений найдено значительное количество костей домашних животных: КРС, лошадей, свиней. Характерно, что в этот период кости лошадей всегда обнаруживались среди пищевых отбросов, что свидетельствует о широком применении конины в пищу. С появлением пашенных орудий коня стали широко использовать в качестве тягловой силы и потребление конины в пищу прекратилось.

До принятия христианства на Руси было язычество. Язычники верили в доброго и злого духов, нечистую силу. Они считали, что от доброго духа - здоровье, хороший урожай, здоровый скот; от злого - неурожаи, смерть и падеж скота. На Руси во времена язычества был развит культ злого духа, ему поклонялись как божеству. Для изгнания болезней обращались к злому духу и пытались его задобрить. В этот период славяне поклонялись: богу войны, грозы, молнии - Перуну, богу ветра -Стрибогу, богу солнца -Ярило, богу скота -Волосу (Велесу), богине плодородия - Мокоши и т. д. Во время праздников, опасности, болезни приносили в жертву животных. Храмов у язычников не было, были святилища. В центре идол с головой бога, рядом жертвенник. Языческий бог Волос был, по воззрению древних славян, покровителем стад. Во время эпизоотий к нему обращались с молитвами и жертвоприношениями. Это говорит не только об обоготворении животных, но и служит показателем большого значения животных в жизни древних славян. Жрецов на Руси не было. Людьми, имевшими, по мнению древних славян, непосредственное общение с богами и обладавшими способностью исцелять болезни, являлись кудесники, или волхвы, занимавшиеся лечением как людей, так и животных. О лечении больных животных путем борьбы с духами, демонами и бесами свидетельствуют дошедшие до нас названия болезней: «лихоманка», «огненный пострел». Волхвы собирали, сушили травы, готовили снадобья и лечили больных людей и животных. Для лечения применялись различные заклинания и медикаменты в виде всевозможных трав. Постепенно происходило накопление знаний народного врачевания, которое сначала носило стихийный характер. Путь прогресса прокладывался бессознательно, на ощупь. Многолетние наблюдения, опыт своего народа и опыт ассимилированных народов содействовали постепенному отбору наиболее эффективных способов и средств лечения. От волхвов пошли знахари и коновалы.

Знахари лечили больных животных народными средствами (травами), заговорами и заклинаниями. Заговоры - чудом уцелевшие формы древних магических заклинаний - сохраняются в народном целительстве до настоящего времени. Считается, что сила заговора зависит от точного произнесения порядка слов и внутренней убежденности знахаря. Со временем заговорные слова вносились в народные лечебники, травники, рукописи.

О развитии ветеринарии (скотолечения) у славян свидетельствуют археологические находки ветеринарных металлических и деревянных инструментов и приспособлений для фиксации животных. В 1895 г. археолог Н. Е. Брандербург при раскопках одного из курганов южного Приладожья обнаружил набор металлических «коновальных» инструментов VII-IX вв., а в 1954 г. при исследовании земельного городища у Старой Ладоги нашел закрутку, деревянные лещетки и молоток, относящиеся к той же эпохе. Анализ археологических находок свидетельствует о том, что на Руси в VII-IX вв. уже были коновалы. Слово «коновал» значит: тот, кто валит коня. Обычно валили жеребцов для кастрации, но функции коновала это не только кастрация жеребцов, хряков, быков, но и пускание «дурной крови» и оказание первой помощи больным животным.

Как уже отмечалось в Средневековье, по мере торжества христианства, грамотность в Западной Европе сохранялась лишь в замкнутой жизни за крепостными стенами городов-государств и монастырей. Образ жизни славян, и других народов, обитающих на территории современной России, резко отличался от образа жизни народов Западной Европы. Представители народов, обитавших на территории современной России, легко перемещались на лодках от Новгорода до Киева и далее до Царьграда. Они располагали сведениями о моржах, белухе, северных видах китов. Сохранилось много настенных рисунков, археологических находок и других памятников подтверждающих, что народам, жившим в раннюю эпоху Средневековья на территории современной России, были хорошо знакомы технологии ведения скотоводства и простейшие приемы профилактики и лечения болезней животных.

Все это они восприняли от переселившихся сюда их предков с южных первобытнообщинных поселений и адаптировали к местным климатическим и природным условиям.


Лекция 6


Тема: Народная ветеринария Киевской Руси.

.Животноводство в Киевской Руси.

.Народная ветеринария Киевской Руси.

.Эпизоотии и эпидемии.

.Литература по ветеринарии в Киевской Руси.

. Животноводство в Киевской Руси. Животноводство было одним из основных источников жизни народов, обитавших в те годы на территории современной России.

История Древней Руси VIII- IX вв. характеризуется тем, что в это время происходит распад первобытного родоплеменного строя и развитие феодального общества, а в IX-XIV столетиях на территории России происходит объединение восточных славянских племен в феодальные государства и княжества. В IX в. образуется Киевская Русь, затем - Великий Новгород (XII в.), Ростово-Суздальское княжество (XII в.), Северо-Восточная Русь (XII в.), Московское княжество (XIII в.) и др. Возникают города, развиваются ремесла и торговля. Согласно древним русским летописям, на Руси в IX в. было 89 городов, а в XII в. число их возросло уже до 350. В сельской местности было несколько тысяч населенных пунктов. При выборе территории для строительства городов, мест общественного поселения и постройки животноводческих объектов древние строители начинают руководствоваться не только хозяйственно-бытовыми и стратегическими соображениями, но и требованиями санитарного, гигиенического и зоогигиенического характера. Животноводческие строения ставили на сухой, хорошо проветриваемой, возвышенной местности, вблизи источника чистой воды В IX в. восточные славяне объединились в могучее феодальное государство - Киевскую Русь, имевшее выдающееся значение в политической и культурной жизни Европы того времени. Феодальный общинный строй в Киевской Руси развился непосредственно из общинного родового строя, минуя развитые рабовладельческие отношения. Ремесло отделялось от сельского хозяйства, возникали и развивались города - ремесленные и торговые центры, формировалась организованная в дружины верхушка - князья и прочие «нарочитые люди».

В IX-XI вв. в Киевской Руси при формировании феодального общества происходит превращение свободных крестьян-общинников, ранее плативших дань князьям, в подневольных крестьян, подчиненных власти князей- феодалов.

Богатая и могущественная Киевская Русь была государством высокой и самобытной культуры, свободной, благодаря разносторонним международным связям, от национальной замкнутости и ограниченности. В отличие от стран Западной Европы культура Киевской Руси не знала мертвящего влияния схоластики. Русская культура и государственность Киевской Руси являлись результатом внутреннего развития славянских племен Восточной Европы и тех иноязычных этнических группировок (чуди, мери, веси и др.), которые вместе со славянами приняли участие в создании Русского государства.

Скот, как и земля, являлся одним из источников богатства и знатности их владельца. Даже кованые железом деревянные сундуки, в которых хранились золотые и серебряные украшения, богатая одежда, меха, деньги и другие вещи, назывались скотницами. Скотница, в широком смысле, означала княжескую казну, скот - деньги.

На Руси в IX-XII вв. скотоводство у славян находилось на высоком уровне по сравнению с другими народами. Это подтверждается наличием специализации скота по его использованию и породному составу. Феодалы заботились о развитии «молочного и мясного скотоводства, коневодства, овцеводства и птицеводства». Для получения шерсти и шкур разводили овец. При раскопках древних городищ нередко обнаруживали ножницы для стрижки овец. В княжеских и боярских хозяйствах скот с весны до осени находился на пастбище, а зимой - в теплых помещениях (хлевах, кошарах и т. д.). В русских летописях упоминаются профессии животноводов - конюхи («коневеди»), пастухи, чабаны («овчухи») и др.

Лошадей («кони») и крупный рогатый скот («говядо»), принадлежавших князьям, боярам и другим скотовладельцам, метили тавром («пятнили»).

В стране уделялось большое внимание развитию отечественного коневодства. Лошадь, как тягловая сила, широко применялась в сельском хозяйстве, строительстве, при перевозки грузов и в военном деле. При исследовании памятников XII и XIII вв. кости лошадей в пи- шевых отбросах обнаруживали очень редко, потребление :-:онины в пищу прекратилось. Показатели костных остатков свидетельствуют, что первое место занимали кости свиней (42%), далее кости крупного (26%) и мелкого рогатого скота. Соотношение этих костных остатков примерно соответствует соотношению видов животных в стаде.

В эту эпоху заготавливали сено для кормления скота в стойловый период, о чем свидетельствует Новгородская летопись: «Бы вода велика вельми в Волхове и всюде сена и древа разнесе...» (1143 г.). В раскопках поселений IX-XII вв. были обнаружены железные косы, которые представляли собой промежуточное орудие между современной косой и серпом. Кража животного из хлева расценивалась как более тяжкое преступление, чем кража скота в поле. Это говорит о тех трудностях, которые в то время были связаны с содержанием животных в зимний период и с необходимостью заготавливать корма.

В Древней Руси крупный рогатый скот использовался для получения молока и молочных продуктов, которые потреблялись в пищу довольно широко. Употребляли в пищу мясо говядины, баранину, свинину, жиры («волога»). мясо домашней птицы, различные мясные продукты ( вяленое мясо, ветчина) и рыбу. Было известно, что свежее мясо молодняка (телята, поросята и цыплята) по питательной ценности лучше, чем мясо взрослых животных, поэтому его рекомендовали в пищу детям и больным людям.

Крестьяне, имевшие мало скота, в основном питались мясом диких животных («зверина», «дичина») и рыбой. Впоследствии христианская церковь ввела строгий пищевой режим, запретила употребление в пищу несъедобного («несседного») мяса: медведя («медведины»), голубей («голубятины»), сусликов, хомяков («нечисти»), мертвечины.

Скот на мясо убивали прямо во дворе или на городском рынке, что нередко приводило к массовому распространению заразных болезней («моровых поветрий») среди людей.

В древних русских летописях (IX-XII вв.), «Русской правде» (IX в.) содержатся сведения о сельскохозяйственных животных различных видов, их стоимости, о продуктах и сырье животного происхождения и торговле ими, а также о специализации в животноводстве: стоимость коня определялась в две гривны, «коне княжа» - в три гривны, рабочего вола - в одну гривну. Лучшими лошадьми в эту эпоху считались венгерские скакуны и кони, привозимые с востока. В период Киевского государства начало развиваться коннозаводство.

Количество скота в крупных княжеских хозяйствах и монастырских имениях было довольно значительным. Так, в одном из хозяйств князя Игоря Олеговича имелось в 1146 г. в составе стада 3000 кобыл и 1000 коней. В летописях упоминается также о княжеских пастухах, конюхах, овчарах. В Киевской Руси, Великом Новгороде, а также в других славянских княжествах основным производителем продуктов растениеводческого и животноводческого сырья являлись крестьяне - смерды. Смерды жили в постройках земляного типа, к которым примыкала клеть, где находились, в лучшем случае, лошадь, корова, 2-3 овцы и птица. Многие крестьяне вовсе не имели рогатого скота, что вынуждало их идти в кабалу к князю за пользование его скотом.

В Древней Руси существовали поборы скотом, лошадьми, которых забирали для комплектования дружин. Как известно, русские дружины прошли от Камы до Малой Азии, воевали с печенегами, предпринимали неоднократные походы на Византию, во всех походах участвовали конные воины. В летописях говорится о походе князя Игоря в 944 г.: «...пойде он на греки в ладнях и на коне».

2. Народная ветеринария Киевской Руси. В 988 г. при Владимире Святославовиче (980-1015) было принято христианство, объявленное официальной религией государства и всего народа. Отказ от язычества и принятие в качестве государственной религии христианства укрепило экономические и культурные связи Киевской Руси с Византией. Борьба насаждавшегося сверху христианства со старым язычеством сопровождалась и приспособлению их друг к другу. Церковь не смогла уничтожить языческие обряды и культы и старалась заменить их христианскими. Деревянные и каменные изображения языческих богов-идолов уничтожались, на место языческих молелен строились храмы и монастыри, вместо идолов и кумиров ставились иконы, свойства языческих богов передавались христианским святым, тексты заговоров переделывались на христианский манер и сопровождались молитвами. Вместо языческого «скотьего бога» Велеса (Волоса) покровителем и защитником скотоводства и стад от разных напастей и хищных зверей стал христианский святой Георгий, изображавшийся на иконах в виде всадника на коне, поражающего копьем змея. Христианство не смогло сразу вытравить существовавшую у славян религию природы. По существу, оно не опровергало языческих богов, а ниспровергало их: весь мир «духов», которыми славил славянин природу, христианство объявило «нечистой силой».

Принятие христианства способствовало распространению грамотности, особенно широко это проявилось во времена правления Ярослава Мудрого (1019-1054). Монастыри в Киевской Руси были в значительной мере преемниками византийской образованности. Русь приобщилась к византийской культуре, это был факт крупнейшего прогрессивного значения. Культурное наследие античного мира стало известно на Руси раньше, чем во многих странах Западной Европы. Экономические и культурные отношения с Византией, Ираном, Средней Азией и другими странами способствовали распространению на Руси медицинских знаний. Развивалась переписка книг. Наряду с распространением переводных, преимущественно греческих, книг, появились различные рукописные оригинальные сочинения на пергаменте, изготовленном из телячьей кожи.

В Киевской Руси развиваются различные ремесла, в X в. их было 42, а в XVI в. - уже 210. В связи с развитием ремесел в Киевской Руси X-XIII вв. среди ремесленников были «врачеватели», лечившие людей, кузнецы, «коневые лекари», «кровопуски». Врачебная профессия носила ремесленный характер и понималась как особый вид ремесла.

В IX-XIV вв. лечением больных животных, кроме «коневых лекарей» (коновалов), занимались волхвы и знахари. В древних рукописных сочинениях волхвы описываются как «кудесники», или «зелейники» (зелье - лекарственные травы). Народ считал их премудрыми людьми с большим жизненным опытом, они умели читать и писать, знали приемы медицины и ветеринарии.

Заимствованная из Византии православная религия принесла в Киевскую Русь и установившуюся там связь церквей и монастырей с лечением. «Устав великого князя Владимира Святославовича» (конец X или начало XI вв.) говорил об особом, выделенном и узаконенном положении врача в обществе, относя лекарей в «люди церковные, богадельный». Устав определил и правовое положение лечцов и медицинских учреждений, отнеся их к категории, подлежащей церковному суду. «Устав о церковных судах» князя Владимира (X в.) в числе преступлений против церкви и христианства называл и волхование, и зелейничество, но церковь не смогла, тем не менее, победить народное врачевание. Практика врачей-ремесленников (лечцов) была платной и потому была доступна лишь имущим слоям населения. Неимущие слои населения пользовались услугами знахарей.

Лечением животных, в этот исторический период, занимались коновалы (кровопуски) и знахари, которые в своей практике использовали многовековой опыт народа и природные лекарственные средства. Большую роль в накоплении ветеринарных знаний и навыков играли пастухи, которые знали лечебное действие многих растений: корня алтея, березовых почек, бессмертника, коры дуба, поддорожника, тысячелистника, марьина корня, иван- чая и др. Пастухи понимали, что нельзя пасти скот ранним утром на покрытых росой «тучных» пастбищах, богатых клевером , так как у коров и овец часто после этого наблюдается вздутие живота, общее угнетенное состояние и падеж. Пастухи избегали пастбищ, где росло много полыни, они знали, что у коров, отведавших такой травостой, молоко приобретает горький вкус.

Профессор И. П. Попов (1908 г.), анализируя суеверия, колдовство, знахарство и коновальство в народной ветеринарии, отмечал, что коновал являлся «носителем реальных лечебных средств и простых эмпирических приемов».

Свой практический опыт врачи-ремесленники и коновалы передавали из поколения в поколенье, от учителя к ученикам, использовали результаты непосредственной наблюдательности и опыта русского народа, а также различные способы и приемы врачевания многочисленных племён, входивших в состав обширного русского государства.

В народной ветеринарии широко использовались различные лекарственные формы растительного, животного и минерального происхождения. Археологические находки показывают, что русская земля была богата лекарственными растениями и давала общирный выбор для их лечебного применения.

Начиная с IX в. в русских летописях появляются ветеринарные термины. Под словами «недуг», «скорбь», хворь» понимали болезнь, а под словом «знамя» - клинический признак болезни, симптом. Термин «пытание» означал распознавание, диагностику болезни, а «напор» - гребень эпидемической или эпизоотической волны (« ...и бысть сам напор»).

В IX-XIV вв. русские лекари знали воспаление лимфатических узлов («мышки»), мыт («молосняк»), заболевание холки («гриб»), болезни с явлением колик («ноготъ») лошадей и др. Умели определить и лечить раны, ушибы и хромоту. спускать отеки и «насосы», делать кровопускания, кастрировать.

В лексиконе появляются слова и характерные выражения для различия связанных с заразными болезнями «мор», «моровое поветрие», «лиговое поветрие». Наряду со словом мор - старорусским универсальным названием всяких эпидемий и эпизоотий - применялись и выражения, как «моровое поветрие, моровая напастъ, ветренная нечисть, лихое поветрие, заповетрие». Зараженные такими заболеваниями местности именовались «заморными, поветренными, заповетренными». Синонимами заразы являлись слова: «смрад, пакость, дурь».

3. Эпизоотии и эпидемии. Анализ материалов Полного собрания русских летописей и других летописных сочинений XI-XIV вв. показывает, что в этот период русскому народу были известны некоторые способы передачи отдельных инфекционных болезней от домашних животных человеку (например бешенства, сибирской язвы). Так, в Новгородской летописи (1077 г.) говорится о смерти от бешенства одного монаха, :заразившегося от укуса бешенной собаки: «Свой его пес уяде и отого он умре».

Историк отечественной медицины Н. А. Богоявленский (1960 г.) отмечает, что русскому народу еще в IX в.

был известен вред некоторых паразитических насекомых: мух, комаров, клопов, тараканов, вшей, «червей ползущих» и др. Из паразитов домашних животных были известны блохи («песьи мухи»), «оводы овчин», клещи, глисты («черви») и др. Русский народ знал вредителей - грызунов: мышей, крыс, кротов и пр. Среди ядовитых насекомых и животных были известны скорпионы и ядовитые змеи. Все эти паразитические насекомые и животные объединились в понятие «пакости», «гадове», «нечистоты», «гнус», и их рекомендовалось из домов и дворов «изгнати», «уморити» при помощи различных народных средств.

Академик С. Н. Вышелеский в 1945 г. писал, в что в древние времена эпизоотии и эпидемии охватывали обширные территории, поражая огромные массы животных и людей. В короткие сроки вымирали целые поселения, а оставшиеся в живых в страхе покидали свои насиженные места.

Первое на Руси упоминание о болезнях животных известно из Никоновской летописи (979 г.), в которой имеется запись: «...много пакости бываху человеку и скотом и зверем лесным и польным». Древние русские летописцы отмечают, что чаще острые инфекционные болезни среди людей и домашних животных наблюдали в годы неурожаев, голода, бескормицы и войн. По данным Лаврентьевской летописи, эпизоотия в коннице князя Владимира Святославовича свирепствовала в 1042 г.: «Помреже кони у вий (воинов) Володимерь, яко еще дышущим коням сдираху узы (кожу) с них толик бо бе мор тяжел в конях». В том же веке отмечены эпидемии и эпизоотии в Новгороде, Пскове и др. городах. В Тверской летописи (1158 г.) говорится: «...мор быть много в Новгороде и людях и конях, яко нельзя даже дойти сквозь город, ни на поле выйти, смрада ради мертвых; и скот рогатый помре». Известно об эпизоотии в Новгороде в 1204 г.: «...изомреша кони в Новгороде и по селам». В 1284 г. эпизоотии привели к гибели скота не только в пределах России, но и в соседних странах; Польше, Литве и в других сопредельных территориях. Имеются сведения об эпизоотиях в 1291 и 1298 гг. («быть мор на скота»). Острые инфекционные болезни, общие для животных и человека, - зооантропонозы - наблюдались не только в отдельных городах и регионах, но и по всей стране. Так, в Воскресенской летописи за 1302 г. говорится: «...быть мор на люди, и на кони и на всякий скот... по всей земли русской». В летописи 1373 г. указывается, что во время эпизоотий сибирской язвы эта инфекционная болезнь от животных передавалась людям: «...и на кони, и на коровы, и на овцы и всяк скот был мор велик... потом же приде и на люди мор по всей земле русской». Безусловно, дошедшие до нас сведения об эпизоотиях в Древней Руси далеко не отражают полной картины этого стихийного бедствия.

Эпидемии и эпизоотии возникали на территории не только спонтанно (самопроизвольно), но и заносились из зарубежных стран. Описаны моры, занесенные от немцев в Псков, из «Индейской стороны» от Солнца Града. Показаны пути распространения через Псков, Новгород и Смоленск. Как и в других странах, широкому распространению эпизоотий способствовали перемещения кочевых племен, непрекращающиеся войны, связанные с передвижением на большие расстояния значительного количества скота, неумение противодействовать распространению заразных болезней и неурожаи, приводящие к голоду скота.

Известно, что в пределах весьма разобщенных населенных пунктах Руси эпизоотии не распространялись с таким размахом, как в Западной Европе. Толчком к распространению чумы крупного рогатого скота, ящура и сапа стало татаро-монгольское нашествие начала XIII в. Эпизоотии границ не знают, поэтому в этот период вслед за передвижением орд происходили вспышки инфекционных болезней не только в России, но и в Литве, Польше, Венгрии и в землях самых западных славян. В Х1П-Х1У вв. свирепствовали страшные эпидемии и эпизоотии «повальных болезней» (моровая язва и др.). Летописи свидетельствуют, что «мор на люди и на кони был велик» в 1375 г. в Твери, в 1389 г. в Новгороде, а также в 1443-1444 гг.

4. Литература по ветеринарии в Киевской Руси. В IX-XIV вв. на Руси была создана отечественная, преимущественно греческая и латинская, рукописная литература естественно - исторического и медицинского направления.

Наиболее ранними памятниками, древнерусской письменности, дошедшими до нас, содержащими медико-гигиенические сведения, являются «Изборники Святослава» (1073 - 1076 гг.). Эти собрания различных по характеру статей составлялись для великого князя Святослава Ярославовича, они содержали медико-гигиенические сведения. В одном из фрагментов сборника, например, не рекомендовалось употреблять в пищу молоко коров сразу после отела (молозиво), а также молоко, содержащее кровь и гной, т. к. оно могло стать причиной желудочно-кишечных заболеваний.

К числу первых переводных рукописей относится и трактат «Физиолог» (XI в.) - сборник о зверях и птицах. Характерно, что в греческом источнике описывался животный и растительный мир жаркого климата, а в русском варианте этот перевод был дополнен сведениями о животных, в том числе о птицах и растениях холодного и умеренного климата России. В рукописи «Шестоднев» Иоана, экзарха Болгарского, которая появилась на Руси в конце XI или в начале XII в., наряду с богословскими сочинениями кратко излагалась анатомия человека, заимствованная из греческих оригиналов. В «Шестодневе» содержится описание строения тела и функций его органов: описаны легкие (плюще), бронхи (пролуки), сердце, печень (естра), селезенка (слезна).

Медицинские и ветеринарные познания приобретались и широко распространялись при помощи рукописных лечебников, которые содержали сведения о свойствах лечебных трав и о способах их приготовления, наряду с вопросами, касавшимися лечения людей, в лечебниках содержались и сведения о лечении животных.

Памятники изобразительного искусства и письменности, исследования археологов показывают, что основные санитарно-гигиенические навыки русского народа стояли на значительной для того времени высоте. Наши предки еще на заре истории имели правильные представления в области санитарии, гигиены. В IX-XIII вв. в княжествах Руси из отраслей медицинских и ветеринарных знаний раньше всех были распространены элементарные основы гигиены человека и животных (зоогигиена). Забота об уходе, кормлении, содержании и воспроизводстве различных видов сельскохозяйственных животных, а также об охране их здоровья, была одной из первоочередных задач.

Еще у древних скифов, сарматов и славян были освоены простейшие приемы консервирования мяса и рыбы путем вяления и копчения. Было известно, что дым имеет свойство предохранять съестные продукты от разложения и нападения на них насекомых. Использовали также холод для замораживания продуктов и соль для засолки. На основе многовекового житейского опыта предков органолептически (по запаху, цвету, сочности, вкусу) умели отличать доброкачественные продукты.

Характеризуя этот период нашей истории, следует отметить, что до XI в. в Древней Руси представления о болезнях животных прежде всего были связаны с действием «злых сил», проявляющих себя в любой воображаемой форме, а начиная с XI-XIII вв. появляются зародыши настоящей науки.

В середине XIII в. Русь подверглась монголо-татарскому нашествию. Политическая раздробленность, постоянные княжеские усобицы, монгольское нашествие совпало с экспансией сформировавшегося в XIII в. Великого княжества Литовского, в состав которого вошли южные и западные русские земли. Период золотоордынского ига нанес огромный ущерб социально-экономическому, политическому и культурному развитию Руси. Экономическая разруха, связанная с монгольским игом (1240- 1480) пагубно отразилась на санитарном состоянии Руси, способствуя развитию эпидемий и эпизоотий. Утрачены были древнейшие литературные произведения специального характера, не имевшие такого широкого распространения, как богословские сочинения или юридические кодексы. Рукописи по медицине и ветеринарии за период XIII-XIV вв. в большинстве не сохранились.

Освободительная борьба русского народа против татаро - монгольских поработителей была завершена в XV в. объединением русских земель в единое национальное государство.


РАЗДЕЛ V. ВЕТЕРИНАРИЯ В РОССИЙСКОМ ГОСУДАРСТВЕ


Лекция 7


Тема: Народная ветеринария в русском государстве XV-XVII веков.

. Становление организационных структур государства.

. Развитие коневодства и коннозаводства.

. Ветеринарное обслуживание коневодства.

. Мероприятия по борьбе с эпизоотиями.

. Зоогигиена и ветеринарная санитария.

. Популяризация ветеринарных знаний.

.Становление организационных структур государства. Эпоха XV - XVII вв. была важным и существенным периодом в истории России. Начиная с середины XV в. в России под руководством московского великого князя Ивана III (1462-1505) происходит объединение отечественных земель в единое Русское централизованное государство. Постепенно ликвидируется феодальная раздробленность прежних отдельных княжеств. Москва становится центром объединенных русских земель. В 1480 г. Русское государство окончательно выходит из подчинения Золотой Орды и становится свободным и независимым. Экономическое развитие приняло более быстрые темпы; оживился внутренний рынок, установились и расширились торговые связи с Востоком и Западом. Проявляется интерес к науке и технике. В дальнейшем политику объединения русских земель и создание мощного Русского государства продолжал великий князь, позднее царь Иван IV (Иван Грозный, годы правления 1533-1584).

В работе «Секретная дипломатия» К. Маркс писал: «Изумлённая Европа, в начале царствования Ивана III едва замечавшая существования Московии, стиснутой между татарами и литовцами, была поражена внезапным появлением на её восточных границах огромного государства».

В развитии и укреплении русского многонационального государства положительную роль сыграли созданные при царском дворе постоянно действующие центральные органы управления - «приказы»: Дворцовый, Конюшенный, Аптекарский, Поместный, Тайный, Военный, Посольский и др. В конце ХVI в. насчитывалось 10 приказов, а к второй половине XVII в. - уже свыше 40 (К.В. Базилевич,1949).

В первой половине XIV века в Московском государстве существовало около 160 городов. Во второй половине столетия появилось 70 новых городов, в том числе 15 в Сибири. К XVII их насчитывалось уже 250 и большая часть была в Европейской части.

Начиная с XVI в. Россия устанавливает дипломатические и торговые отношения с некоторыми западными и восточными государствами. XVII в. в истории России занимает особое место. В. И. Ленин характеризовал этот период «фактическим слиянием всех... областей, земель и княжеств в одно целое. Слияние это вызвано было ... постепенно растущим товарным обращением, концентрированием небольших местных рынков в один всероссийский рынок. В январе 1649 г. Земский собор утвердил «Соборное Уложение» царя Алексея Михайловича. Это уложение окончательно закрепостило крестьян, утвердило поместную систему земледелия и укрепило централизованную государственную систему и самодержавную власть русского государя, права на землю и скот князей, бояр и духовенства. «Соборное Уложение» было первым русским сводом законов, излагавшим юридические вопросы Русского государства (25 глав, 963статьи). Оно действовало в стране почти два столетия, до издания первого «Свода законов Российской империи» (1832). На основе этого «Соборного Уложения» составлялись указы и грамоты по различным государственным вопpoсaм, в том числе санитарии и мероприятиям по борьбе с эпидемиями и эпизоотиями (морами людей и скота») в стране.

2.Развитие коневодства и коннозаводства. Н. А. Рожков (1899), анализируя развитие животноводства в Московском государстве, отмечал, что эта отрасль сельского хозяйства уже в XVI в. доставляла населению страны не только 'продукты питания (молоко, мясо, жир и др.), но и сырье для кустарной промышленности (кожевенной, шерстеобрабатывающей, салотопенной, свечной и пр.). На основе трехпольной системы земледелия в скотоводстве во многих районах возникла специализация в направлении рационального использования скота: продуктивного, рабочего и отчасти извозного (гужевого).

В России этого периода особое значение стали придавать развитию коневодства и коннозаводства. Лошадь была основной тягловой силой в сельском хозяйстве, строительстве различных объектов и средством передвижения. Но самое главное, конница стала стратегической структурой армии. По данным И. К. Мердера (1897г.), первая «государева» конюшня в России была создана в с. Хорошево под Москвой во второй половине XV в. при великом князе Иване Третьем. Она послужила началом коннозаводства в России.

В начале XVII в. в стране имелось 13 государственных «кобылячьих», (по современному маточных) конюшен, а в 1680 г. было уже 16 конных заводов.

Ещё в 1496 г. при царском дворе в Москве был организован Конюшенный приказ («Конюшенное ведомство»), в ведении которого вначале было обслуживание царского придворного хозяйства. Позднее по мере развития экономики страны и военного дела задачи

приказа расширились: он стал заботиться об удовлетворении потребностей русской армии лошадьми разных пород и назначения (верховые, артиллерийские, обозные и др.). Этот приказ был создан почти на 125 лет раньше Аптекарского приказа (1620 г.).

Конюшенному приказу царское правительство придавало особое значение как организации, ведающей разведением и содержанием государственных лошадей, охраной их здоровья от различных заразных (моровых) и незаразных болезней. На должность руководителя Конюшенного приказа - «конюшего» назначались наиболее авторитетные родовитые бояре. Так, в 1496 г. на должность главы приказа был назначен боярин И. А. Челяднин, а в 1506 г. - боярин Б. Ф. Годунов и др.

В XVII в. Конюшенный приказ представлял собой сложную организацию. Он имел большой штат обслуживающего персонала. Кроме руководящего персонала (боярина-конюшего, дьяка и подьячих), в него входили конюхи '(стремянные, стадные и задворные), кузнецы, шорники и др. Всего было «конюшенного чину людей ... 351 человек». В штате этого приказа имелись также конские мастера (коновалы) и подмастерья. В 1680 г. по Конюшенному приказу «по селам и кобылячьим конюшням» числилось 10 русских конских мастеров (коновалов).

3. Ветеринарное обслуживание коневодства. В первой половине ХVII в. при Конюшенном приказе в государственных «кобылячьих» конюшнях уже были созданы специальные лечебные (лекарские) конюшни, а при них «конские аптеки». В конюшнях-изоляторах содержали и лечили больных лошадей с различными заболеваниями как заразного, так и незаразного характера. Н. Зезюлинский (1889), согласно росписи царской Александровской конюшни, сообщает, что в 1665 г. в ней находилось 90 больных лошадей, в том числе и с «лиходейною» болезнью с «сапом».

М. Е. Лобашов (1954), освещая функции конских мастеров (коновалов) государственных конюшен в ХVII в., отмечает, что в их обязанность входило «класть жеребцов», т. е. кастрировать. Это утверждение М. Е. Лобашова не совсем соответствует истине. Задачи и обязанности конских мастеров были гораздо шире. Они не только занимались кастрацией жеребцов и животных других видов, но также диагностикой (распознаванием) различных болезней у лошадей и их лечением. Конские мастера этого периода проводили мероприятия по предупреждению и борьбе с конскими и скотскими падежами (эпизоотиями) и ряд других ветеринарных мероприятий в стране. Конские мастера (коновалы) владели некоторыми навыками и приемами в области диагностики (пытания, распознавания) некоторых заразных и незаразных болезней домашних животных и лечения их. Так, например, лихорадку (трясцы) у животных они определяли на основании сухого, горячего на ощупь носового зеркала, повышенной температуры «корня уха», дрожания (озноба) тела. Они умели определять и лечить заболевания холки (гриб), раны, ушибы и хромоту, отеки (насосы), проводить кровопускание (спусканне дурной крови),прижигание (жжение) раскаленным предметом.

Коновалы, применяли «заволоки», Суть этой довольно жестокой операции заключалась в· том, что бечевка, продернутая в металлическую заволочную иглу вводилась под кожу больного животного, например при «нагнете» холки у лошади, и там ее оставляли для поддерживания нагноения в течение 4-6нед. Для усиления вытекания гноя в заволочные ходы вводили смесь поташа, негашеной извести, «жгун» - красный перец или другие жгучие средства. Заволоки применяли также в медицине при некоторых болезнях людей.

Промывание гнойных ран и свищей у больных животных проводили при помощи «прыскала» - своего рода шприца. Ветеринарные (коновальные) инструменты изготовляли русские мастера - слесари и кузнецы. В тех случаях, когда какого-либо лекарства в аптеке Конюшенного приказа конюшни небыло, его выписывали из Аптекарского приказа по особым «памятам» - заявкам. На больных лошадей составляли «сказки» - описание болезни.

Неотъемлемой принадлежностью вольно практикующих (странствующих) коновалов, атрибутом их профессии была кожаная сумка с особым медным знаком, изображающим всадника на коне, в сумке имелись ножи, молоток (колотушка) для выбивания «волчьих зубов», клещи, деревянные лещетки и различные лекарственные средства растительного, животного и химического происхождения. Через плечо коновала был переброшен смотанный кожаный или веревочный «повал». Некоторые коновалы были грамотными людьми. Они не только читали и записывали для себя ряд ценных разнообразных материалов по патологии и лечению больных животных, но также являлись авторами рукописных «конских» и «скотских» лечебников. Так, В. И. Назаренко (1953) отмечает, - что в 1723 г. В. И. Верещагин, крепостной коновал князя Г. Ф. Долгорукова, написал «Конский лечебник», освещающий отдельные правила гигиены лошади, ее болезни, предупреждение и лечение.

А. П. Студенцов и И. М. Сабин (1956) отмечают, что часто деятельность коновала совмещалась с работой кузнеца.

Материалы истории Конюшенного приказа (1496-1705) показывают, что уже в этом учреждении были заложены некоторые зачатки ветеринарной организации.

В деле перевода на русский язык рукописной «иноземной» литературы по биологии, в том числе по ветеринарии, и распространения ее в России, особенно во второй половине ХУН в., важную роль сыграл Посольский приказ, где работали переводчики - толмачи. В этот период были переведены работы Антуана де Плювинеля «Книга лошадиного учения» (с французского,1670), «Сокровенный кабинет, или Совершенный тайный конский мастер» (1674), «Фармакопея о составлении лекарств» (с лат., 1676), Солли 3ельса «Конюший и коновал» (с нем., 1677), «Гиппика, или Наука о конях ...» (с польск. Стахия Гадзаловского, 1685), «О строении конского дому» (1687), «Книга лекарственная о конских болезнях» (перевод П. Шафирова,1695) и др.В некоторых руководствах по ветеринарии имелись отдельные главы, посвященные заразным болезням животных («О падеже конском и коровьем») и различным лекарствам. В них встречаются зоогигиенические указания по устройству конюшен, скотских дворов, а также «конской аптеки».

4.Мероприятия по борьбе с эпизоотиями. В России, как и в других странах Европы и Азии, огромный экономический ущерб причиняли частые опустошительные эпизоотии (моры) острых инфекционных болезней: сибирской язвы, чумы крупного рогатого скота, оспы овец и др.

Согласно материалам Полного собрания русских летописей (1841-1949), «Актов исторических (1334-1700 гг.) », «Актов Московского государства (1571-1664 гт.)» и других и других письменных источников, эпизоотии особенно проявлялись в годы неурожая, бескормицы и войн. По данным некоторых летописцев, в отдельные годы «валилось» (погибало ) столько сельскохозяйственных животных разного вида, что «число энаго было немочно», а иногда погибал весь скот «ни осталось ничего же».

М. С. Коварский (1951) отмечал, что изучение путей заноса и распространения эпидемий и эпизоотий на территорию Русского государства в XIV-XVII вв, показало. что различные опасные острые инфекционные болезни как человека, так и животных (чума, по-вальное воспаление легких крупного рогатого скота и др.) нередко заносились в нашу страну преимущественно из западных государств Европы (из Германии, Литвы, Польши и др.). Эти эпизоотические и эпидемические болезни проникали вначале в Псков, Новгород,Смоленск, а позднее заносились в другие русские города и населенныепункты, где и распространялись. Поэтому, естественно, начиная с ХУ в. В целях охраны государственных границ от заноса из зарубежных стран эпизоотий (мора скота) правительство Русского государства предпринимало соответствующие меры. Устраивали пограничные заставы и кордоны, в которых проводили специальный медицинский опрос и осмотр людей, ветеринарный осмотр скота и пр.

В XVII в. в России широко распространилась сибирская язва (моровая язва, пострел). Обычно эта болезнь вначале отмечалась среди сельскохозяйственных животных (эпизоотии), а затем поражались и люди (эпидемии).

Начиная с первой половины XVII в. царское правительство России стало широко принимать некоторые меры профилактики (предосторожности) и борьбы с сибирской язвой - пострелом. В неблагополучных пунктах (городах, селах) эти мероприятия проводили коновалы Конюшенного и лекаря Аптекарского приказов. В отдельных случаях выявлением причин заноса и массового распространения сибирской язвы среди животных и людей занимались также работники Тайного приказа, которые проводили специальное расследование (розыск, сыск).

К числу первых обстоятельных правительственных указов, излагающих профилактические, противоэпизоотические и противоэпидемические мероприятия в России, относится указ «О предосторожностях от скотского падежа и предохранениях людей от болезни» по борьбе с сибирской язвой от 5 августа 1640 г.

В этом историческом указе говорилось, что' «в городах и селах лошади и всякая животина падает поветрием, и которые люди с падежных лошадей и со всякия падежныя животины учли кожи снимать, и оттого на люди пришла болезнь, и от тое болезни ныне люди помирают ...», Указом запрещалось в неблагополучных по сибирской язве населенных пунктах снимать с трупов павших животных шкуры, бросать (метать) трупы лошадей, крупного и мелкого рогатого скота, собак, кошек «и иного умертвого» на улицы или за городом; продавать и покупать больных животных и производить убой их на мясо. Указ предлагал глубоко зарывать трупы животных в землю вдали от населенных пунктов в специально отведенном месте. В заключении этого указа говорилось, что в случае нарушения его виновников «бить кнутом без всякия пощады».

Следует отметить, что в правительственном указе имеются некоторые зачатки рациональных мероприятий карантина, гигиены и ветеринарной санитарии в убойном и мясном деле. Это - запрещение убоя больного скота и продажи его и мяса на рынке в неблагополучных по эпизоотии населенных пунктах страны.

Сибирская язва была широко распространена в XVII в. также среди людей и животных северных регионов Европейской части России и Сибири. В 1608 г. в Белорусском Приднепровье, а позднее в других районах среди собак, сельскохозяйственных животных, а также среди людей было широко распространено бешенство. Для лечения покусанных людей и домашних животных применяли прижигание ран каленым железом.

В 1625 г. в России впервые упоминается чума крупного рогатого скота.

В 1677 г. эпизоотия повального воспаления легких (перипневмонии) среди крупного рогатого скота была зарегистрирована в царской вотчине с. Измайлово. Пало от этой инфекции 363 головы крупного рогатого скота разных возрастов. Общий экономический ущерб составлял более 1 тыс. руб. серебром. Для того времени это была довольно большая сумма денег. :(А.И. Заозерский, 1937). .

Для обеззараживания животноводческих построек при «скотском» или «конском море» (эпизоотии) применялись механическая очистка и дезинфекция горячим зольным щелоком, окуривание помещения можжевельником или серой. Проведение и контролирование профилактических и противоэпизоотических мероприятий, в том числе «сорокадневий» (карантинов), в ХVII в. осуществлялось почти повсеместно. В стране в известной степени велся также ветеринарно-санитарный надзор за гуртовым скотом. При перегоне больших гуртов скота внутри страны из одной местности в другую на них выдавали специальные «государевы грамоты» или «памяты» (свидетельства).

В 1746 г. был издан сенатский указ «О предосторожности от скотского падежа», представляющий большое историческое значение, так как в нем впервые освещен вопрос о причинах проявления заразных заболеваний, способах заражения и путях предохранения от этих болезней, указывались мероприятия по борьбе с заразными болезнями, причем многие указания не потеряли своего значения и в настоящее время. Указ подробно излагал существовавшие в то время познания на сущность инфекционного процесса. В указе составители его, исходя из контагиозности заразных заболеваний, предлагали проводить следующие важные мероприятия:

отделение здорового скота от больного, рассредоточение здорового скота, -закапывание трупов павших животных,

широкое оповещение административных органов и окружающего населения о появлении заболеваний,

запрещали убой больного скота, выведение его за пределы усадьбы и употребление в пищу,

определялись способы зарывания и сжигания трупов павших животных, указывали глубину и ширину ям.

Рекомендовалось не прикасаться к трупам, а передвигать их при помощи специальных шестов. Даны были наставления о дезинфекции помещений, одежды и тела лиц, соприкасавшихся с животными.

Указ запрещал общение людей с заражеными животными, «проезжающих к зараженному скоту, хотя оной и в поле и в отдаленных от жилья местах будет приближаться отнюдь ни под каким видом не допускать». Указ предлагал организовывать караулы на заставах, вывешивать объявления на досках и устанавливал «жесткое наказание» за нарушение предложенных мер.

В 1761 г. был обнародован указ о том, «чтобы жители Петербурга выдавали зараженный скот полиции, которая бы расстрелявши его, зарывала в глубоких ямах». В этом же году был обнародован указ, где впервые упоминается о возможности переноса заболеваний с трупов павших животных на людей при посредстве мух. В нем отмечалось, что «не малый конский и скотский падеж больше от того происходит, что палый скот в отдаленных от жилья местах с предосторожностью не зарывают в ямы, а бросают в леса и на полях, от чего на том палом скоте... появляются мухи, которые укусая и здоровый скот, тем ядом заражают, и от того оный умирает, что от таковых мух и людям от укушения приключаются некоторые болезни».

В 1763 г. было опубликовано «Собрание разных наилучших наставлений и предохранительных средств от скотского падежа, изданного в пользу деревенских жителей», а в 1764 г. - «О правилах лечения больного скота и полицейских мерах при сем случае».

В 1771 г. специальным указом была создана «комиссия для предохранения и врачевания от моровой заразительной язвы». Она состояла из медицинских врачей и представителей московской администрации. Комиссия разработала «Наставления по предупреждению болезней животных», которое признавало изоляцию больных животных, предлагало содержать животных в чистоте и «вся-кий день чесать железными скребками или соломою, или сухою толстую тряпкою, сухим веником, дабы всегда испарина через кожу свободно проходила»,

Историк русской медицины профессор Л. Ф. Змеев (1888), освещая историю возникновения карантина на Руси, указывает на то, что карантинные мероприятия против эпидемий и эпизоотий существовали у нас уже давно. Он писал: «Только не назывались они иностранным словом потому, что иноземцы о них не знали и не записывали, а вера в пользу карантинных мер, как видно, была присуща массам русского народа без иностранных учителей ...».

Ф. К., Борисович (1945) отмечает, что в России за период с 1631 по 1700 г. было издано 43 указа по ветеринарии, из них 37 по борьбе с эпизоотиями и 6 по общим ветеринарно-санитарным вопросам.

5. Зоогигиена и ветеринарная санитария. В XV-ХVII вв. в Русском государстве зоогигиене и санитарии уделялось особое внимание. Животноводческие помещения (конюшни, хлева и др.) для небольшого числа сельскохозяйственных животных в княжеских, боярских и монастырских дворах в городах строились в отдалении от жилых зданий на сухой и хорошей почве. Основное многочисленное поголовье животных разных видов у князей, бояр и духовенства находилось в сельской местности - в вотчинах. Кормлению и чистоте кожного покрова животных, и в частности лошадей, а также санитарии животноводческих помещений придавалось особое значение. Кормили животных кормом, который «лутца ... И животине пригоже ...».

Начиная с 60-х годов XVI в. в области гигиены, зоогигиены и санитарии особой популярностью пользовалось рукописное руководство «Домострой» (1560), составленное по распоряжению царя Ивана IV священником Селиверстом. Это - первый отечественный свод правил общественного, религиозного и семейно-бытового поведения. Рукопись состоит из трех частей, включающих 63 главы. Для ветеринарии наибольший интерес представляет третья часть «О домовом строении», состоящая из 34 глав. В этой части освещены вопросы гигиены, санитарии, животноводства и зоогиены. Имеются также ценные советы по зоогигиене и санитарной обработке пищевой посуды, вымени коров перед дойкой, заготовке, консервированию, правильному хранению мяса, сала, субпродуктов, молока, рыбы, по изготовлению ветчины, колбас и прочих пищевых продуктов. В летнее время эти продукты рекомендуется хранить в ледниках.

В указе царя Михаила Романова, изданном в1629г, об упорядочении торговли разными товарами категорически предлагалось на рынках для продажи каждого вида продукта отводить свое место, «чтобы в рядах торговых всякие люди сидели с товарами своими, в котором ряду торгуют, где кому указано, а порознь бы никто, никаков человек с разными товарами в иных рядах не торговали ...». За соблюдением этого санитарного порядка на рынках в Москве и других крупных городах следили специально назначенные смотрители - приставы.

В «Соборном Уложении» (1649) царя Алексея Михайловича Романова излагался ряд узаконенных правил по торговле скотом и мясом, устройству мясных лавок и заготовке скота и «провианта» (мясных продуктов) для русской армии. Это был первый русский свод законов, отпечатанный типографским способом тиражом в 2 тыс. экземпляров. На основании его позднее были изданы правительственные указы по санитарному надзору при убое скота, торговле скотом и мясными продуктами и по другим вопросам.

В 1659 г. в указе «О чистоте в Москве» говорилось о перенесении боен за черту города, соблюдении чистоты в них и обязательной уборке территории возле мясных лавок на рынках, а также улиц Москвы.

В 1660 г. этот указ был распространен на все города страны. В 1675 г. при царском дворе в Москве была построена первая в стране «бойница» (бойня). А 11 августа 1683 г. был издан указ «О не торговании рыбою и мясом в шалашах и на скамьях и о сломе оных». Указом предлагалось торговать этими продуктами в специально построенных рядах и лавках на рынке. В указе от 19 октября 1691 г. «О лавке мясной» приказывалось мясникам оставшееся у них мясо от продажи в «осенний и рождественский мясоеды» солить «во чанах и в кадех» и регистрировать его в «мытной конторе»,записывая в книгу. Мыт - государственная торговая пошлина. В период 1686-1700 гг. был издан ряд указов по санитарии. К нарушителю санитарного порядка применялись строгие меры «бить кнутом, да с них же взять пени» (штраф).

6. Популяризация ветеринарных знаний. Но наряду с рациональными мерами борьбы с заболеваниями животных, применялись лечения, основанные на суеверии, - заклинания, молитвы, «опахивания» и другие.

Значимым событием в развитии отечественной ветеринарии была публикация в ХVII веке переводных и оригинальных сочинений по животноводству и ветеринарии. В 1685 году была переведена с польского языка книга «Гипика или наука о конях, способ натуры, предмет разных конских познаний, вскормление, учение, как разных немощей и тяжких припадков лечение поддающее Кристофа Монвида Дорогостанского». В этот же период в обращении была книга «О строении конского дому», «Книга лошадиного учения» Антуана де Плювителя и «Книга лекарственная о конских болезнях» В этих книгах были главы о лечении лошадей, описании трав и камней, рецепты приготовления лечебных настоек.

Большое влияние на развитие ветеринарии оказали находящиеся в обращении в ХVII веке рукописи по медицине и ветеринарии под названием «Прохладный вертоград», «Цветник» и «Травник». Эти рукописи постоянно совершенствовались, пополнялись и были доступны многим врачевателям людей и животных.

В лечебниках и «Цветниках» имелись главы, посвященные болезням животных. Их названия были весьма показательны: «О падеже конском и коровьем», «О конском лекарстве», «Предохранение рогатого скота во время заразы», «О некотором способе лечить овец от смертоносной им болезни», «О скотских лекарствах», «О лекарстве от сапа у лошадей» и др.

Для характеристики массовой заболеваемости практиковали описание симптомов болезни, причин ее появления и распространения, эффективности терапевтических методов воздействия. Эти сведения о болезнях записывали в специальных книгах Аптекарского приказа. Такие записи назывались «сказки».

Таким образом, период развития ветеринарии в России до ХУ111 века характеризовался укреплением рациональной народной ветеринарии и значительным влиянием на нее различных мистических воззрений.

В этот период врачеватели - коновалы уже могли пользоваться переводами с латинского, греческого и других языков рукописей и книг по проблемам анатомии и физиологии животных, лечения и профилактики болезней, приготовления и применения лекарств.

Большое влияние на развитие ветеринарии оказали царские указы по поддержанию санитарии и гигиены при работе с животными, по организации застав и других карантинных мероприятий.


Лекция 8


Тема: Развитие ветеринарии в России XVIII века.

. Развитие коннозаводства и ветеринарного дела

. Развитие ветеринарного образования.

. Меры предупреждения массовых болезней животных.

. Формирование научной основы ветеринарной санитарии.

. Аптечное дело и популяризация знаний по ветеринарии.

. Развитие коннозаводства и ветеринарного дела. Первая четверть XVIII века в истории России связана с реформами Петра I. Петровские реформы определили на длительный период развитие страны. Из Московского государства она превратилась в Российскую империю- одну из могущественных стран Европы. Основное, подчас определяющее , влияние на преобразования во всех областях оказала военная реформа. Именно нужды армии способствовали быстрому росту промышленности, сельского хозяйства и торговли. Потребности армии и флота определили структурный состав растениеводства и животноводства. Созданная регулярная армия постоянно требовала конских пополнений. Кроме того, большое количество лошадей требовалось на строительство новой столицы России. В связи с этим Петр I установил конские наборы. Лица, которые не могли дать лошадей натурой, обязаны были платить за каждую лошадь 12-15 руб. Так как, эти наборы не удовлетворяли потребности в лошадях, были приняты меры к организации коннозаводства.

После ликвидации Конюшенного приказа (1795 г.) вопросы, связанные с коннозаводством, были переданы в канцелярию дворцовых дел, которой руководил А. Д. Меньшиков. Началась интенсивная организация конных заводов. В 1707 г. был основан новый завод в селе Бобровском, куда было поставлено 63 лошади русской улучшенной породы, а позже - выводные голландские жеребцы. В 1712 г. издан указ об учреждении конских заводов в Казанской, Азовской и Киевской губерниях и о комплектации этих заводов племенными лошадьми, вывезенными из Силезии и Пруссии.

К середине XVIII в. в России имелось 20 крупных конных заводов, на 17 из них работали русские коновалы, мастера и подмастерья, и лишь в трех - иностранные коновалы. В дворцовых заводах состояло 1685 племенных лошадей: немецких - 713, неаполитанских - 478, английских - 70, испанских - 44, фрисландских - 38, датских - 17, ломбардийских - 3, персидских - 46, турецких - 21, арабских - 10, берберских - 5, черкесских - 11, кубанских - 229.

В 1756 г. был издан указ, обязывающий дворян выращивать лошадей для армии. Были созданы заводы при поместьях. В 1778 г. граф А. Г. Орлов приобрел для своего Хреновского конного завода арабских и лучших европейских лошадей. Им была выведена порода орловских лошадей (орловская рысистая), которая приобрела вскоре мировую известность.

Лечебную работу и профилактические мероприятия на Хреновском заводе проводили JI. М. Эвест и крепостной И. П. Корчагин, получивший ветеринарное образование за границей. Он работал ветеринарным врачом на конном заводе с момента его основания до 1826 г. Затем старшим ветврачом был С. П. Курлин, крепостной крестьянин, получивший образование на ветеринарном отделении Медико-хирургической академии. К концу столетия частных заводов было около 250. По штату, утвержденному в 1733 г., каждый конный завод должен был иметь по одному коновалу и по несколько грамотных учеников. Специалисты, поступавшие на службу в конюшенное ведомство, приносили присягу, в которой давали обязательство добросовестно относиться к делу. Правительственным указом 1737 г. было «повелено» выстроить во всех казенных конных заводах для «хворых» лошадей «лековые конюшни» (конские лазареты): на каждые 100 здоровых лошадей по 10 стойл для больных. Строили из расчета: на один крупный завод три «лековые конюшни». Конские лазареты располагались вдали от помещений для здоровых животных и обычно ниже мест водопоя, во избежании заражения их стоком нечистот. .Лазареты сооружали из мха и покрывали соломой; пол в них был глинобитный, а стойла делали разборные, а чтобы больные лошади «не нюхались» (не имели контакта), стойла «забирались высоко» (высокие перегородки). В случае обнаружения «прилипчивых» (заразных) лошадей изолировали в специальные помещения и проводили карантинные и ветеринарно-санитарные мероприятия.

Лошадей лечили средствами народной ветеринарии, растительного, животного и химического происхождения. Широко применяли такой метод, пришедший с Запада, как кровопускание «спуск дурной крови», который не всегда был оправдан и нередко приводил к гибели животных. Для установки диагноза и установления причин гибели животных, кроме клинического осмотра, применяли патологоанатомическое вскрытие трупов и выкидышей. Вели борьбу с абортами у кобыл. В случае частых выкидышей, конюшенная канцелярия назначала и направляла на завод комиссию из специалистов и поручала им «учинить консилиум» и представить за собственноручными подписями заключение «как оных кобыл наилучше использовать можно». Большой интерес вызывал опыт борьбы с мытом. Некоторые специалисты предлагали прививать мыт здоровым лошадям, дабы дать им возможность «легче мытиться» (переносить заболевание).

Кроме лошадей, лечили и крупный рогатый скот, кастрировали быков. Волы, как тягловая сила, были необходимы в сельском хозяйстве и для русской армии.

В 1796 г. для улучшения работы существующих заводов и для создания новых при Сенате была учреждена особая экспедиция государственных конных заводов и приняты меры к распространению породистых лошадей.

В 1733 г. при Конюшенном ведомстве была устроена первая «конская» аптека. По штату в аптеке полагалось два коновала и шесть учеников, на покупку лекарств отпускалось 2000 руб. в год. Главным поставщиком аптеки был москательный ряд, откуда приобретали терпентин, антимоний, нашатырь, алтей, лавровые ягоды и другие лекарства. Кроме того, сильнодействующие средства («отравные средства») - мышьяк, сулему и др. - закупали в главной (медицинской) аптеке. По требованиям конюшенных и заводских коновалов в аптеке готовили лекарства и по заявкам коновалов рассылали медикаменты в различные конюшни.

Одновременно принимали меры к разведению лекарственных трав и корней для пополнения аптек лекарственными веществами. Перед Конюшенной канцелярией было возбуждено ходатайство о создании конского огорода при Даниловском конском заводе, «где можно коренья садить и сеять семя к употреблению лошадям в лекарство, чтобы не все в аптеке покупать». В соответствии с этим был выделен участок земли для огорода. Кроме того, собирали лекарства в поле - в Бронницах в болотистых местах и в Пахрине в высоких местах. По распоряжению Конюшенной канцелярии предъявлялись жесткие требования к контролю над правильностью расходования лекарств.

2. Развитие ветеринарного образования. К началу XVIII в. уже имелись значительные возможности для организационного обучения коновалов, используя для этого не только опыт, передававшийся практическим путем, в порядке индивидуального ученичества, но и обобщенный в рукописных книгах, печатной и переводной литературе.

Первые попытки начать систематическую подготовку ветеринарных специалистов в России были сделаны после указа Петра I, который предписывал прикреплять к коновалам иностранцам несколько учеников для обучения кузнечному делу и коновальному искусству.

Развитие государственного коневодства, связанного с ростом в армии конницы, способствовало развитию ветеринарного образования. В пункте 12 царской инструкции «О приведении конских заводов в лучшее состояние и о размножении оных», «высочайше данной» 20 мая 1732 г. генерал-майору А. П. Волынскому, возглавлявшему в то время конюшенную канцелярию, повелевалось «выбрать из всех конюшенных волостей подъяческих, а также церковных и земских дьячков и пономарских детей, умеющих грамоте, от 12-15 лет, пятьдесят человек и взять их в Москву, отдать для обучения в Школу латинского языка, читать и писать, дабы оные могли знать на латинском языке имена трав и прочих медикаментов, принадлежащих для пользования лошадей, а когда в этой школе обучатся раздать их для обучения коновалам».

Данная инструкция определила и порядок подготовки коновалов: вначале - изучение общеобразовательных предметов, а затем - прикрепление для специальной подготовки к коновалам. На основании этого указа в 30-40-х гг. XVIII столетия возникли в России при конных заводах (конюшнях) Главной конюшенной канцелярии конюшенные школы.

В 1735 г. в селе Хорошово под Москвой была открыта общеобразовательная конюшенная школа-пансионат на 50 человек. Эта школа размещалась при дворцовом конном заводе в 7 верстах от границ старой Москвы. В Хорошевской школе изучали азбуку, затем переходили к чтению букваря, потом обучались письму - «писать и складывать слова», после чего усваивали арифметику, геометрию, тригонометрию. Такое общеобразовательное обучение длилось в среднем 6-7 лет. После того как они «достаточно обучатся», их отдавали вольным мастерам государственных конных заводов для подготовки по различным специальностям: кузнечной, слесарной, кожевенной и др. Для обучения «коновальной» (ветеринарной) науке из окончивших Хорошевскую конюшенную школу отбирали лучших учеников, «кои в науке понятнее». Дальнейшую подготовку они проходили в школе Спасского духовного монастыря в Москве, где изучали латинский язык и лечебные травы.

В школу принимали преимущественно детей конюшенных служителей в возрасте от 6 до 15 лет, обучавшиеся получали провиант, деньги на питание и обмундирование.

В программу обучения входило изучение трав и корневищ, необходимых для лечения внутренних и наружных болезней, приобретение навыков по изготовлению мазей и порошков, практические занятия по проведению кастраций, кровопусканию. Занятия проводились в аптеке, кузнице, конюшнях. Практиковались летние экскурсии по собиранию трав.

Каждый ученик должен был ежедневно осматривать лошадей, при обнаружении больных отделять их от здо¬ровых, содержать и лечить их в лечебных конюшнях. Кроме того, он был обязан уметь подковывать лошадей, изготовлять подковы и гвозди.

После окончания теоретического и практического курса ученики должны были держать экзамены. Знания проверяла комиссия, назначенная Главной конюшенной канцелярией, в составе двух или трех специалистов. Сдача экзаменов носила торжественной характер. Проверялось умение диагностировать наружные и внутренние болезни, изготовлять подковы, расчищать копыта, пускать кровь, приготовлять лекарства и применять их.

Ученикам, выдержавшим экзамены, выдавали аттестат и назначали на должность коновальных подмастерьев и лишь затем, через некоторое время, на должность коновалов. Подготовленных специалистов приводили вторично к присяге и направляли для работы на какую-нибудь конюшню.

В 1741 г. в Хорошевской школе обучалось 82 человека, из них 3 школьника были определены для обучения архитектуре, 4 ученика были «отосланы в Голмгофский конный завод «для обучения порядочному заводных лошадей содержанию и для обучения экономии» (после окончания «практики» они были назначены задворными конюхами на разные конские заводы), 10 человек были отобраны для изучения латинского и немецкого языков (для них Конюшенная канцелярия наняла преподавателем саксонца Иоганна Гоппе). В 1750 г. шталмейстер П. С. Сумароков приказал 9 учеников отдать для обучения «коновальному искусству». Таким образом, ученики, прошедшие полный курс обучения, получали различные специальности и только лучшие из них получали ветеринарное образование.

Кроме Хорошевской школы с конца 30-х гг. XVIII в. начали создавать школы и в других конюшенных волостях. На 1741 г. в них обучалось 86 человек, кроме того, подготовка новых кадров коновалов проводилась путем непосредственного обучения опытными коновалами на местах, но конские мастера или конюхи, искусные в лечении, не окончившие Хорошевскую конюшенную школу, считались рангом ниже.

Система подготовки ветеринарных специалистов в России до 1810 г. не была освещена в печати. В связи с этим колыбелью ветеринарного образования ошибочно считалась Лионская школа (Франция), открытая в 1762 г., на 29 лет позже Хорошевской.

Постановка ветеринарного образования в России в первой половине XVIII в. была значительно лучше, чем во Франции, в Лионской и Альфортской (1766 г.) ветеринарных школах, где ветеринарная подготовка проводилась довольно примитивно. В ветеринарные школы принимали малограмотных людей, низкой культуры, обращали внимание лишь на физическое развитие. О самой ветеринарии представление было примитивное, ее отождествляли с учением о ковке.

Подготовка коновалов в России в первой половине XVIII в. проходила по школьно-ремесленному типу, включала как общеобразовательную, так и специальную ветеринарную подготовку разностороннего характера.

В 60-е годы XVIII столетия конюшенные школы были закрыты, а подготовка коновалов продолжалась в конюшнях и полках путем практического обучения. Начиная с 1757 г. и в артиллерийских частях (в фурштатской команде, в артиллерийских полках) проходила именно такая подготовка коновалов, для чего, в частности, в фурштатской команде, имелись для преподавания коновальный мастер, 2 коновальных подмастерья и 12 человек коновальных учеников. В последующем 1803 г. эта подготовка организационно переросла в специальную «коновальную артиллерийскую школу». Кроме того, обучение коновалов проходило также при Кадетском корпусе, в котором имелись для преподавания иностранные мастера - коновал и кузнец. В указе 1761 г. правительствую¬щим Сенатом было определено: «...для подготовки при кадетском корпусе брать от 13 до 15 лет детей нижних чинов Кадетского корпуса и из вольных, неположенных в подушный оклад, в количестве 150 человек, из которых, в частности, содержать учеников коновальных 20 и учеников кузнечных 20». Предусматривалось, кроме специальной подготовки, обучение учеников чтению, письму, арифметике, геометрии, рисованию и немецкому языку.

Таким образом, во второй половине XVIII в. дело подготовки ветеринарного состава армии, за исключением Кадетского корпуса, сосредоточилось у опытных коновалов, которые обучали коновальных учеников.

3. Меры предупреждения массовых болезней животных. Правительственные указы, направленные на предупреждение массовых повальных болезней животных, предусматривали суровые наказания за их нарушения. Но болезни продолжали распространяться и наносили большой экономический ущерб и социальный урон.

Усилия Правительства в этом направлении продолжались и в ХУ111 веке. В 1746 году Сенат издал указ под названием «О предосторожности от скотского падежа». В этом указе впервые предпринята попытка объяснить причины массовых болезней животных их контагиозностью. Показаны способы заражения и пути распространения болезней. Соответственно, описаны мероприятия, направленные на предупреждение такого распространения болезней.

В 1756 году Академия Наук в журнале «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие» опубликовала рекомендации: «Какие к пресечению падежа скотского потребны способы». В 1758 году эта же Академия издала брошюру «Краткое наставление, каким образом поступать в случае скотского падежа, особливо при заразе между крупным рогатым скотом». Эти наставления в то время отражали международный уровень знаний причин массовых болезней животных. Медицинская канцелярия признала их «для лечения скота совершенно достаточными».

Уже с 1761 года заболевших животных предлагали передавать полиции для расстрела и трупы закапывать в глубокие ямы. В 1771 году была создана «Комиссия для предохранения и врачевания от моровой заразительной язвы». Разработанное этой комиссией наставление по предупреждению болезней животных лучшим способом считало изоляцию больных, содержание животных в чистых, продезинфицированных хлевах.

Таким образом, наблюдения за заболевшими животными и распространение знаний о них и их болезнях позволили России в ХУ111 веке формулировать более совершенные законы и рекомендации владельцам животных, направленные на предупреждение массовых болезней.

За период 1713-1800гг. в России было издано 86 указов по предупреждению и борьбе с эпизоотиями и по ветеринарно-санитарному делу.

Очень важным событием этого периода было создание Академии наук, как базы для формирования прикладных дисциплин, в том числе и ветеринарии. Это позволило организовать школы ветеринарных работников для конных заводов и армии. Выпускники этих школ оказали заметное влияние на развитие рациональной народной ветеринарии и ее становление как отрасли, обслуживающей народное хозяйство.

3. Формирование научной основы ветеринарной санитарии.

Научные основы ветеринарии в России были заложены Академией наук, члены которой, учитывая международный опыт, наблюдения отечественных ученых, собственные исследования и достижения рациональной народной ветеринарии, разрабатывали научно-обоснованные рекомендации, направленные на предупреждение массовой заболеваемости животных.

Характерно, что в ХVIII веке правительства России, не располагавшие достаточными знаниями о причинах появления и массового распространения повальных болезней животных, много внимания уделяли улучшению ветеринарно-санитарного дела. Принимались правительственные распоряжения об упорядочении мест продажи мяса и скота, об организации специальных мест убоя животных, о контроле над торговлей животными.

Сенатский указ от 1719 года «О непродаже худого мяса» запрещал мясникам убивать больных животных и продавать полученное таким образом мясо. В том же году указ «О битии мясниками скотины в показанном месте» требовал производить убой животных в местах, специально отведенных для этой цели.

В 1722 году Московскую полицмейстерскую канцелярию обязали содержать в чистоте места, где продавалось мясо, и производили убой животных. В 1728 году такое же указание было дано всем губернаторам. Указ от 1733 года определял что, лица торгующие мясом, должны проходить медицинский осмотр. Регулярно издавались правительственные постановления, направленные на предупреждение заноса и распространения инфекционных болезней, как из-за рубежа, так и в пределах страны.

Название указа от 1756 года «О наблюдении чистоты в Санкт-Петербурге и окрестностях, об отводе особых мест за городом для зарытия палого скота; о содержании для смотрения за отвозом падалища особых пикетов; о назначении особых смотрителей за бойнями; о содержании дворовых собак на цепях и об учинении повестки уездным обывателям, чтобы они имели всякую предосторожность от скотского падежа», говорит само за себя.

Таким образом, в ХУ111 веке законодательство России по ветеринарно-санитарному делу было весьма прогрессивным и научно-обоснованным для своего времени. Есть основания считать, что весьма важным событием этого времени, значительно снизившим вероятный потенциал заболеваемости и падежа животных от повальных болезней, был высокий уровень ветеринарно-санитарных требований и контроль над их соблюдением.

4. Аптечное дело и популяризация ветеринарных знаний.

В этот же период в России получило становление и развитие аптечное дело. Первая «конская» аптека была устроена при Конюшенном ведомстве в 1733 году. В ней работали два коновала и шесть учеников. В аптеке готовили лекарства и рассылали их в различные места по заявкам конюшенных и заводских коновалов. Она имела свой огород для выращивания лекарственных растений. Кроме того, лекарства собирали в поле: «в Бронница в болотистых местах и в Пахрине в высоких местах». Проводился жесткий контроль над правилами использования лекарств.

ХУ111 столетие в России характеризовалось тем, что знания рациональной народной ветеринарии не только продолжали передавать устно очередным поколениям людей занятых содержанием и врачеванием животных, но и предпринимались попытки изложить этот опыт в рукописях. Крепостной коновал князя Г.Ф.Долгорукова сочинил рукопись под названием «Сия книга лечебник конский сочинен дому князя Григория Федоровича Долгорукова человека ево Володимира Иванова сына Верещагина и написан своею рукою в 1723 году».

Часть этой рукописи посвящена вопросам содержания, ухода, кормления и разведения лошадей. Но большое место в ней занимают главы, посвященные вопросам ветеринарии: «О болезнях естественных конских или прирожденных», «О запале», о желудочно-кишечных, хирургических и других заболеваниях. Автор рукописи чужд, какому бы то ни было мистицизму. В ней изложен многолетний положительный опыт рациональной народной ветеринарии

В 1756 году было издано наставление «Какие к пресечению скотского падежа потребны способы», а в 1758 году - «Краткое наставление, каким образом поступать в случае скотского падежа, особливо при заразе между крупным рогатым скотом».

Типография Московского университета в 1774 году напечатала «Скотский лечебник, или показание средств, служащих ко излечению всяких в домашнем скоту и птицах, особливо в лошадях и прочая случившихся болезней». Он был разработан на основе переводных зарубежных публикаций по вопросам ветеринарии. В 1788 году появилось его второе издание. В 1778 году из французского языка были переведены «Карманный коновал, показывающий об употреблении лошади в путешествии и об лекарствах для случающихся болезней», а также «Описание о настоящем и точном месте или гнезде, где бывает сап, и способы оный вылечивать».

В 1779 году вышла «Книга конская лекарственная» и «Полезный дворянам коновал, или собрание всего того, что важнейшие писатели им предложили свету наиполезнейшего к сохранению лошадей».

Выдающийся деятель просвещения и книгоиздатель Н.И.Новиков в 1783 году издал книгу «Городской и деревенский коновал» Она приобрела большую популярность. Потребовалось переиздание этой книги.

Большое значение в развитии ветеринарии и в издании ветеринарной литературы сыграло Вольно-экономическое общество, учрежденное в 1765 году. Оно объявляло конкурсы на лучшие произведения в этой области и публиковало их. В 1773 году это общество издало книгу Андрея Бехерахта «Предохранительное средство от скотского падежа», в 1780 году - брошюры «О предохранении рогатого скота в падучих их болезнях через прививание» и «О падеже в рогатом скоте».

В 1795 году Вольно-экономическим обществом была издана книга Л.М.Эвеста и В.Р.Левшина «Полный русский конский лечебник». Эта книга неоднократно переиздавалась. В ней авторы стремились научно обосновать методы лечения и профилактики и резко осуждали «искусство, которое состоит в суеверии, доставшемся нам по наследству от наших предков».

Для популяризации ветеринарии в ХУ111 веке многое сделала Академия наук России. В 1784 году она выпустила в свет «Наставление, как лечить лошадей в случающихся им во время походов различных повреждениях и болезнях, изъясненное в лекциях У.Г.Волькштейном». В 1800 году академик И.И.Лепехин опубликовал итоги своих патологоанатомических и клинических исследований с учетом аналогичных работ других авторов в брошюре под названием «Способы к отвращению в рогатом скоте падежа и средства к излечению сея болезни служащие, предложенные академиком И.Лепехиным».

В 1789 году в Москве начали издавать многотомный «Словарь врачевания болезней, бываемых в роде человеческом, в роде скотском, в роде конском и в роде птиц домашних».

Н.П.Осипов продолжил усилия других авторов, направленные на научное обоснование методов содержания, кормления и лечения животных. Этим вопросам он посвятил вышедшую в 1791 году книгу «Новейший и совершенный российский конский знаток, ездок, охотник и коновал». Проректор Московского университета И.С.Андреевский в 1793 году издал в Москве «Новый полный методический лечебник конской, скотской и других домашних животных, как-то: овец, коз, свиней, собак, кошек и домашних птиц» Этот же автор в 1795 году в брошюре «Наставление, или изображение правил, собственно принадлежащих к сбережению конского здоровья» подверг резкой критике мистический знахарский аспект ветеринарной практики

Уместно остановиться на публикациях А.Т.Болотова по гигиене животных и использовании навоза для повышения урожая зерновых и бобовых культур. В его статьях «Об употреблении в пользу скотского навоза в степных и таких местах, где земли унаваживать обыкновения нет», «О вычищении навоза», «О навозном магазине» и многих других. Таким образом, он аргументировано доказывал большое значение гигиены для сохранения здоровья животных и пользе навозе, при его правильном хранении и применении в полеводстве в качестве удобрения.

Много внимания уделил описанию болезней животных и лекарственных трав, применяемых крестьянами Урала и Сибири П.С.Паллас в своем труде «Путешествие по разным провинциям Российской империи».

Таким образом, в ХУ111 веке в России основным событием в развитии и становлении ветеринарии было активное привлечение внимания к ее проблемам со стороны правительственных органов, научной общественности и различных издательств печатной литературы.

Издавались царские и сенатские указа по различным проблемам профилактики болезней, в том числе по карантинным, санитарным и гигиеническим мерам. Ввиду частых случаев заноса из стран Западной Европы и Азии эпидемических и эпизоотических болезней правительство России в первой половине XIX в. приняло меры к дальнейшему расширению и укреплению карантинной службы на границах страны. В 1848 г. на государственных границах функционировало 27 сухопутных и 11 приморских карантинных отделений, 17 сухопутных и 10 приморских карантинных

застав. Общий штат всех охранно-пограничных медицинских и ветеринарных служб России состоял из 334 штатных чиновников и 2519 офицеров и солдат

карантинной стражи. Вместо ранее действовавшего «Устава пограничных и портовых карантинов» (1800 г.) 20 октября 1832 г. был утвержден новый

«Устав о карантине и положения о карантинной службе», и в частности «О карантине для животных» на границах России. На основании главы IV «Оспособах и сроках карантинного очищения» этого закона, здоровых домашних животных, поступавших из зарубежных стран, подвергали 14-дневному профилактическому карантину. В случае обнаружения среди них какой-либо «настоящей заразы» (инфекционной болезни)' больных и подозреваемых в заражении животных содержали в карантине 28 дней и подвергали соответствующему лечению и санитарной обработке. 3 июня 1837 г. Министерство внутренних дел издало «Правила об обязательной изоляции больных животных с признаками заразных болезней из гуртов, а павший скот зарывать в землю». К проблемам ветеринарии было привлечено внимание Академии наук России и Вольного экономического общества. Многочисленные авторы публиковали по проблемам ветеринарии переводные зарубежные и оригинальные российские книги. Часть из них была написана на материалах собственных исследований и учитывала положительный опыт рациональной народной ветеринарии. В то же время подвергались резкой критике суеверные, мистические представления о причинах появления, распространения и лечения болезней животных.

Однако, эффективность борьбы с эпизоотиями была невысокой вследствие недостатка медицинских и ветеринарных кадров, недостаточных знаний об истинных возбудителях инфекционных заболеваний и отсутствии специальных ветеринарных органов.


Лекция 9


Тема: Состояние ветеринарных знаний в XVIII веке (обзор).

. Развитие ветеринарного образования в Европе.

. Развитие ветеринарного образования в России.

. Открытие микроорганизмов и их роли в возникновении эпизоотии.

1. Развитие ветеринарного образования в Европе. Широкое распространение инфекционных болезней среди сельскохозяйственных животных явилось основной причиной обстоятельного изучения «скотских падежей» (эпизоотических заболеваний), разработки мероприятий по профилактике, лечению и борьбе сними. В эту важную работу включились учёные-биологи, медицинские лекари и ветеринары. Насущная необходимость борьбы с эпизоотиями была решающим толчком для организации ветеринарных школ и училищ в странах Европы и подготовки квалифицированных ветеринарных кадров. Одним из основоположников и организаторов ветеринарного образования во Франции был Клод Буржела (1712 - 1798). Находясь на службе в кавалерии, он заинтересовался лечением животных. Много занимался ветеринарной практикой, выпустил несколько книг. В 1761 году добился от правительства разрешения на открытие в г. Лионе школы для подготовки ветеринарных врачей, и был ее первым директором. Воспитанники этой школы успешно трудились по специальности в различных государствах Европы. Уже в первые годы существования за успехи в этой деятельности школе было присвоено звание «королевской».

А в 1765 г. Клод Буржела открыл и возглавил такую же школу в г. Альфонсе. В конце жизни его назначили главным директором королевских ветеринарных школ во Франции и избрали членом Парижской и Берлинской Академий Наук. В 1777 году он опубликовал «Правила для французских королевских ветеринарных школ», был автором «Ветеринарной энциклопедии».

Такие же ветеринарные школы были открыты в 1774 г. в Падуе, в 1775 году в Турине и Скарбе, в 1777 году в Вене, в 1778 году в Ганновере, в 1782 году в Будапеште, в 1784 году в Львове, в 1790 году в Берлине, в 1792 году в Лондоне, в 1793 году в Мадриде, Берне и в других местах.

2. Развитие ветеринарного образования в России. Основная причина медленного развития животноводства в России это массовый падёж животных от заразных и незаразных болезней, антисанитарное содержание и примитивное кормление, незначительное количество ветеринарных специалистов. Россия выступала с предложением поставлять на международный рынок, наряду с продукцией растениеводства, но и животноводческую продукцию и сырьё. Для этого требовались гарантии санитарного благополучия страны и следовательно безопасности продукции. Это стало главной предпосылкой необходимости развития ветеринарного образования.

Второй причиной, заставляющей власти обратить пристальное внимание на развитие ветеринарии, являлась необходимость улучшения обслуживания конского поголовья армии, численность которого постоянно росла. Кавалерия становилась основным родом войск и рост численности конского состава требовал соответственное воспроизводства качественного поголовья крепких и выносливых строевых лошадей. Для этого требовалось создать племенное ядро через успешную работу конских заводов. Поэтому требовались подготовленные кадры для создания и функционирования конных заводов. Общественность и власти понимали необходимость расширения и улучшения ветеринарного образования. Однако, открытие их сдерживалось отсутствием профессорско-преподавательского состава и большими финансовыми трудностями.

Русское правительство, побуждаемое вышеуказанными причинами, поручило министру внутренних дел В. П. Кочубею внести предложение по созданию в России ветеринарных училищ. Такое предложение было внесено в виде доклада министра Императору «По заведению в Санкт-Петрбурге, Москве и Лубнах трех скотоврачебных училищ с приложением каждому из них особого штата». В Москве ветеринарное отделение создавалось за счет денег Конюшенного ведомства по настоянию оберштальмейстера графа Зубова. Этот доклад был 25 августа 1803 г. высочайше утвержден Императором. Видимо, эту дату следует считать началом организации ветеринарного образования в России. Для ветеринарии этот талантливо написанный документ, конечно, является историческим, т. к. предусматривает все основные моменты реализации задуманного министром создания первого очага высшего ветеринарного образования в России. В. П. Кочубей, министр внутренних дел, впоследствии светлейший князь, в докладе сообщал Императорскому Величеству свои соображения о необходимости основания в России скотоврачебных училищ. «Они давно бы уже существовали, - пишет министр, - если бы правительство, неоднократно помышлявшее об их необходимости, не откладывало, неизвестно по каким причинам, приведение в действие их создание. Не нужно распространяться о тех выгодах, которые от подобных заведений произойти должны. Скотоводство есть один из первейших источников богатства нашего, а введение скотоврачебных училищ не только послужить может исцелению больного скота и прекращению пагубных падежей его, о которых в других местах и понятия не имеют, но должно еще иметь влияние на умножение и усовершенствование скотоводства». Россия отстала с созданием ветеринарных училищ, в других «просвещенных державах» они уже были.

В этом документе училища задумывались как учреждения, которые могут оказать влияние на усовершенствование скотоводства - отрасли, которая играет первейшую роль в богатстве страны, снабдить кавалерию искусными коновалами и кузнецами и поставить провинциям таких же опытных людей.

Министр отмечал в своем докладе, что дело создания училищ сопряжено с немалыми трудностями из-за отсутствия квалифицированных кадров, которых негде готовить в России. Иностранные же специалисты, если их пригласить, требуют высокую оплату за свою работу и не знают русского языка.

Граф В. П. Кочубей составил талантливый документ для Императора, предусмотрев все стороны развития скотоврачебных училищ. Подготовку специалистов он предлагал организовать по трем этапам: фундаментальные познания, или приготовление в профессоры, второе - учение лекарское, третье - приготовление в коновалы или кузнецы. Все три части предлагалось объединить в Петербургском скотоврачебном училище, где от организации учебы может быть больше надежды на успех. Московское и Лубненское, расположенное в центре конных заводов, скотоврачебные училища должны были осуществлять учение в лекари, коновалы и кузнецы.

Кадры профессоров и преподавателей для этих двух училищ предполагалось готовить в Санкт-Петербурге, где скотоврачебное училище будет работать вблизи Медико-хирургической академии и на ее базе. Министром было разработано штатное расписание скотоврачебного училища в Санкт-Петербурге, которым предусматривались следующие должности: профессор патологии, физиологии и терапии - один, с жалованием 1800 руб., профессор теории и практики для третьего отделения, с жалованием 1200 руб. В. П. Кочубей внес предложение поручить Медицинской коллегии заняться выбором для переводов лучших по врачеванию скота книг и приложить все старания, чтобы «переводы сии скоро и хорошо сделаны были». Царь Александр I одобрил доклад и написал на нем: «Быть по сему».

Хотя Александр I и утвердил доклад В. П. Кочубея, предложенные им мероприятия не были осуществлены вследствие отсутствия преподавательских кадров. Осенью 1803 г. было отправлено за границу для изучения постановки ветеринарного образования и для подготовки 6 человек: доктор медицины И. Д. Книгин, кандидат Иоан Гернбург, студенты Медико-хирургической академии Артемий Петров и Богдан Мильгаузен (направлены в Берлин), лекарь Яков Кайданов и студент А. И. Яновский (командированы в Вену). Позже к ним присоединился лекарь X. Г. Бунге. В сентябре 1807 г. все командированные возвратились в Россию.

Следует отметить, что еще в августе 1803 г. доктор медицины, профессор И. С. Андреевский, выступая с докладом на ученой конференции, подчеркнул государственную важность устройства скотоврачебных училищ в России и роль ветеринарной медицины в деле проведения мероприятий «предосторожности» и «пресечения» эпизоотических болезней и «охране народного здравия». По решению конференции впервые в России в учебный план медицинского отделения (факультета) Московского университета было введено преподавание основ ветеринарии.

Первая специальная кафедра по ветеринарии (ското- лечение) была создана в 1804 г. в Виленском университете, курс вел профессор JI. Я. Боянус (1776-1827), известный биолог-эволюционист.В связи с организацией в 1805 г. в Московском университете кафедры «Скотолечение» доктору медицины И. С. Андреевскому было поручено вести эту дисциплину. В течение 1805-1809 гг. И. С. Андреевский на основе составленного им учебного плана преподавал основы ветеринарии студентам медицинского факультета. Он читал на русском языке анатомию и физиологию домашних животных, зоогигиену, диетику, патологию, терапию, эпизоотологию - учение о конских и скотских падежах, а также фармакологию - «о лекарствах простых, приготовленных и сложных, изъясняя их доброту, действие и способ приписывать оные сообразно каждому животному». Перу И. С. Андреевского принадлежат первые отечественные фундаментальные руководства и учебники по животноводству и ветеринарии: «Новый полный методический лечебник конский, скотский и других домашних животных...» (1793 г.), «Наставления, или изображения правил, собственно принадлежащих к сбережению конского здоровья» (1795 г.), «Анатомические изменения кишечника под воздействием глистов» (1803 г., первая отечественная докторская диссертация по гельминтологии на латинском языке), «Краткое начертание анатомии домашних животных» (1804 г.), «Начальные основания медицины, ветеринарии, или скотолечения» (1805 г.) и др. Эти опубликованные труды И. С. Андреевского долгое время служили научно-практическим руководством для отечественных ветеринаров и животноводов, а также первыми учебниками для студентов медицинских факультетов, а позднее - ветеринарных училищ в России. И. С. Андреевский ввел в начале XIX в. вместо старых терминов «коновальная наука», «коновальное искусство», «скотолечение», «коновал» новые- «ветеринария», «ветеринарная медицина», «ветеринарное искусство», «ветеринарный лекарь» и др. и так определял роль ветеринарии: «Хотя округ врачебной науки обширен, но ветеринария обширностью своей превосходит оную. Ибо та ограничивается познанием одного предмета, а сия познанием многих разнородных, требующих больше сведений и должного попечения о сбережении здравия каждого из них». Ветеринарию И. С. Андреевский считал важным источником знания не только для животноводов, но и для работников здравоохранения. «Сие искусство по сходству может также служить к извлечению весьма полезных наставлений и для излечения некоторых болезней и в людях», - писал он.

Ученый не отрывал ветеринарную науку от практики. Считал, что они должны быть тесно связаны между собой, т. е. дополнять и взаимно обусловливать друг друга, а в целом образовывать единую весьма полезную научно- практическую основу животноводства. «Что касается до связи теории с практикой, - отмечал И. С. Андреевский, - то они между собой соединены так тесно, что одна без другой не может и существенной пользы учащемуся не доставит. Ибо одна другую подкрепляет, оправдывает и объясняет, а через то приобретается существенная польза, также твердое и основательное познание». В 1805 г. в высочайше утвержденных уставах для вновь открываемого Харьковского и других университетов в число пяти кафедр по медицинскому отделению была назначена также кафедра «скотолечебных наук» для преподавания их студентам-медикам. Курс ветеринарии на медицинском факультете Харьковского университета вел профессор Ф. В. Пильгер (1760-1828).

Кафедра «Скотное лечение» была организована в Дерптском (Юрьевском) университете (до 1820 г. ею заведовал доктор медицины профессор X. В. Дейч, 1768-1820 гг.) и в институте сельского хозяйства и лесоводства в Мори- монте (под Варшавой).

Кафедры эти были плохо оборудованы, не имели достаточной клинической базы, так что преподавание носило зачастую теоретический характер. Однако, введение курса ветеринарии в систему медицинского образования, несомненно, имело прогрессивное значение. Оно вызвало необходимость создания профессорских кадров для этих кафедр, разработки научных проблем, а также способствовало популяризации ветеринарных наук среди медицинских работников и овладению последними необходимым минимумом ветеринарных знаний. Открытие этих кафедр положило начало научной разработке вопросов ветеринарии в России. В дальнейшем, вплоть до начала XX в., на медицинских факультетах изучались только эпизоотология с ветеринарной полицией. Так, на медицинском факультете Московского университета, на кафедре «Государственного врачевания», преподавалась «ветеринарная полиция с эпизоотическими болезнями». Изложение поручалось одному из адъюнктов, состоящих при кафедре. В 1807 г. ректор Медико-хирургической академии профессор П. Франк предложил ввести изучение ветеринарии в программу Академии. В указе по реорганизации академии (от 17 августа 1808 г.) говорилось: «Для вящего же распространения круга деятельности ее признали мы за благо к называемой собственно медицине присоединить ветеринарную, или скотолечебную, и фармацевтическую, или аптекарскую, науки, по взаимной их между собой связи». Срок обучения был установлен четырехлетний. Перед введением новой формы подготовки специалистов, имеющих высшее ветеринарное образование, в 1807 г. определяется их служебно-правовое положение. В утвержденной в том же году Александром I докладной записке министра внутренних дел значилось: «Дабы новым наименованием учащихся лечению скота отличить их от звания коновала, приохотить обращаться к сей науке и сим, так сказать, образом составить из них особый класс людей, позволить им назваться ветеринарными врачами».

В 1808 г. был утвержден устав Императорской медико-хирургической академии, который заложил основы высшего ветеринарного образования в России. Уставом предусматривалось преподавание на ветеринарных отделениях зоотомии, сравнительной физиологии, диетики, фармакологии, патологии, терапии, хирургии, ковки и науки о «скотских падежах». На каждое отделение назначались три профессора (один по зоотомии, сравнительной физиологии и по «скотским падежам», другой по патологии, терапии, фармакологии и диетике, третий по хирургии, «наставлению по заводам и наружности домашних животных»), три адъюнкта, прозектор зоотомии, помощник из воспитанников, учителя русского и латинского языков, арифметики, рисования, кузнец для обучения ковке лошадей и аптекарский «гезель».

В 1808 г. начались занятия в ветеринарных училищах (ветеринарных отделениях) при Петербургской, Московской, а в 1818 г. - при Виленской медико-хирургических академиях..

4. Открытие микроорганизмов и их роли в возникновении эпизоотий.

Многочисленные опустошительные эпизоотии различных болезней в эту эпоху привлекали внимание исследователей к познанию причин их возникновения, распространения и затухания. В 1411 г. в различных местах Европы отмечали болезнь овец, которой болели и люди. В 1515 - 1550 гг. овцепоголовье Франции было настолько поражено чесоткой, что заставило короля Филиппа 1 издать мандат «О чесотке овец». В 1599 - 1610 гг. в различных государствах Европы была широко распространена чума крупного рогатого скота и овец. В 1682-1683 гг. эти же государства охватила эпизоотия ящура.

К познанию проблем инфекционной патологии и эпизоотологии в те годы привлек свое внимание исследователь из Венеции Джироламо Фракасторо (1478-1553). В своем основном сочинении «О контагии, о контагиозных болезнях и лечении» (1546г.) он впервые употребил понятие «инфекция», изложил систематическое учение об инфекции и путях ее передачи.

По мнению Д. Фракасторо зародыши, или «семинарии», как он их называл, «обладают способностью размножаться и производить себе подобных». Наблюдениями и обобщениями увиденного такой же вклад в инфекционную патологию внес английский врач Т.Сиденгам (1624 - 1689)

Таким образом, резко замедленный процесс развития ветеринарии в эпоху Средневековья, значительно оживился в эпоху Возрождения. Реальная обстановка этого периода подготовила общественное сознание для объективного познания организма животных и причин, вызывающих болезни. Одновременно, с успехом продолжала развиваться народная ветеринария. Но применительно к инфекционным болезням животных эта деятельность людей оказалась полностью беспомощной, что давало повод расценивать ее с мистических позиций.

Такое положение ориентировало исследователей обратить внимание на инфекционные болезни. Первым, кто увидел и описал микробы, был голландский исследователь Антоний Левенгук (1632 - 1723). Он изготовил лупы и сконструировал микроскоп, дающий увеличение в 160 - 300 раз. С помощью этого микроскопа А.Левенгук наблюдал в воде, зубном налете, различных настоях «живых зверьков» и в 1695 году опубликовал книгу «Тайны природы, открытые А.Левенгуком». Его информация вызвала большой интерес у многих ученых и послужила толчком к изучению микроорганизмов. Тем не менее, роль этих микроорганизмов в этиологии инфекционных болезней была установлена только через 150 лет.

Задолго до открытий в области микробиологии и иммунологии английский врач Э. Дженнер (1749 - 1823) подтвердил безопасный и эффективный способ предупреждения натуральной оспы путем прививки человеку коровьей оспы (вакцины).

Пионером научного познания природы инфекционных болезней животных и человека был французский ученый, химик и микробиолог Луи Пастер (1822 - 1895). Его исследования положили начало проведению предохранительных прививок. Л.Пастер изготовил и проверил на практике вакцины против сибирской язвы и бешенства.

В этом направлении весьма плодотворно работали его многочисленные ученики и последователи - Э. Ру, А.Иерсен, Э.Дюкло, Л.Мартен, Ш.Шамберлен, Г.Рамон, Ж.Борде, Ш.Николь, А.Кальметт, Ш.Герен, И.И.Мечников, С.Н.Виноградский, Н.Ф.Гамалея, А.М.Безредка и др. Все они были крупнейшими учеными, и внесли большой вклад в познание проблем инфекционной патологии животных. В 1888 году Л.Пастер создал и возглавил научно-исследовательский институт микробиологии (Пастеровский институт). По его образцу создавались такие исследовательские учреждения во многих странах мира.

Одновременно с ним работал и внес большой вклад в развитие знаний об инфекционных болезнях животных и человека немецкий исследователь, врач Роберт Кох (1843 - 1910). Он со своими учениками ввели в практику лабораторных исследований плотные питательные среды, анилиновые красители, иммерсионную систему, микрофотографирование.

Р.Кох открыл возбудителя туберкулеза (1882), холеры (1883), получил из туберкулезных микобактерий туберкулин. Он разработал способ выделения в чистой культуре патогенных бактерий (триада Коха). Его ученики и последователи - К.Эберт, Г.Гаффки, Э.Клебс, и другие много сделали для развития знаний об инфекционных болезнях животных и человека.

Основоположником учения о вирусах был Д.И.Ивановский (1864 - 1920) В 1892 году он установил, что причиной мозаичной болезни табака является вирус, который обладает высокой заразительностью и строго выраженной специфичностью действия. Это открытие показало, что наряду с клеточными формами существуют живые системы, невидимые в обычные световые микроскопы, проходящие через мелкопористые фильтры и лишенные клеточной структуры. Благодаря этим исследованиям Ф.Леффлер и П.Фрош в 1897 году установили вирусную этиологию ящура, а в дальнейшем были открыты и изучены возбудители многих вирусных болезней животных и человека.

Достижением Х1Х века следует считать открытия возбудителей важнейших инфекционных болезней, в том числе болезней сельскохозяйственных животных. Бациллы сибирской язвы были открыты в 1849-1854 гг. А.Паллендером, К.Давеном и Ф.А. Брауэллем, микобактерии туберкулеза были открыты в 1882 году Р.Кохом, возбудитель сапа был открыт в 1882 году Ф. Леффлером и Х.Шутцем, возбудитель рожи был открыт в 1884 году Ф. Розенбахом, возбудители бруцеллеза были открыты в 1886-1914 гг. Д. Брюсом, Б.Бангом и Д.Траумом, внутриклеточные включения при бешенстве были открыты в 1914 - 1915 гг.

Большим научным достижением этого времени является иммунология. Мы уже отмечали, что Э. Дженнер еще в 1796 году успешно превратил свои наблюдения в доступный метод противооспенных прививок. Но из-за отсутствия теоретического осмысливания этого явления, иммунология как наука еще не возникла. Она родилась после создания Л.Пастером ослабленных вакцин для иммунизации животных против различных болезней. Было установлено, что на введение таких вакцин, организм животных отвечал выработкой антител. Это явилось основой для разработки гуморальной теории иммунитета, автором которой был П.Эрлих.

В это же время И.И.Мечников обнаружил феномен фагоцитоза и создал клеточную (фагоцитарную) теорию иммунитета. За эти открытия П. Эрлих и И.И.Мечников были удостоены Нобелевской премии.


Лекция 10


Тема: Ветеринария периода формирования предкапиталистических отношений в России (1800 - 1860 гг.)

. Краткая характеристика животноводства России.

. Становление ветеринарного образования.

. Становление ветеринарии как науки

. Краткая характеристика животноводства России. Период 1801-1860 гг. в России характеризовался разложением феодально-крепостнической системы сельского хозяйства, развитием промышленности, науки, техники и торговли, усилением капиталистических отношений. Увеличилось число городов и городских жителей.

В связи с возрастающей потребностью городов, промышленности, внутренней и внешней торговли в сельскохозяйственных продуктах и сырье преимущественно развивалось производство зерновых и технических культур. Развитие животноводства в стране, за исключением крупных помещичьих и монастырских хозяйств, значительно отставало от развития растениеводства. Это подтверждают статистические данные о численности поголовья сельскохозяйственных животных и валовой доход от животноводства. Так, по данным И. С. Блиоха (1876), в 1846 г. в 50 губерниях Европейской части России имелось (млн голов): 22,7 крупного рогатого скота, 40,5 овец, 12,0 свиней и 16,3 лошадей, в 1856 г. соответственно 26,6; 52,2; 9,7 и 18,6. По данным французского экономиста Л. В. Тенгоборского (1854), в 1846 г. общий валовой доход от животноводства в России составлял (млн руб.); от молочного и мясного скотоводства - 98,3, овцеводства - 25,0, козоводства - 0,13, свиноводства (вместе со щетиной) - 21,0 и коневодства - 18,0. Всего по различным отраслям животноводства (включая оленеводство) валовой доход выражался суммой 275,4 млн. руб. для такого обширного государства это были весьма скромные цифры.

Основными причинами этого были огромный ущерб наносимый животноводству различными болезнями, массовый падеж скота из-за эпизоотий, особенно в крестьянских хозяйствах, и острой нехватки ветеринарных работников.

2. Становление ветеринарного образования. Учитывая вышесказанное в 1803 году министр внутренних дел Кочубей предложил Александру Первому открыть в Москве, Санкт-Петербурге и Лубнах «скотоврачебные училища». Реализовать это предложение не удалось из-за отсутствия преподавателей. Для подготовки необходимых кадров командировали в Берлин и Вену 6 ветеринарных специалистов и студентов; И.Д.Книгина, Иоана Гернбурга, Артемия Петрова, Богдана Мильгаузена, Якова Кайданова и А.И.Яновского.

В 1807 году ректор МГУ Франк представил министру соображения о необходимости изучения медиками «скотоврачебных знаний». В это время в университете уже существовала кафедра скотолечения, возглавляемая доктором медицины И.С.Андриевским. Одновременно такие кафедры были открыты в Харьковском университете (профессор Ф.В.Пильгер), Виленском университете (профессор Л.Я.Боянус), а также в институте сельского хозяйства и лесоводства под Варшавой. Открытие этих кафедр положило начало научной разработке вопросов ветеринарии в России. В августе 1812г. состоялся первый в России выпуск шести ветеринарных лекарей из Петербургского ветеринарного училища. В 1808 году начались занятия в ветеринарных отделениях при Петербургской и Московской Медико-хирургических академиях. Кафедру анатомии на этом отделении при Петербургской Медико-хирургической академии возглавил профессор И.Д.Книгин, кафедру терапии профессор Я.К.Кайданов, кафедру хирургии профессор А.И.Яновский. В последующем кафедрой хирургии руководил профессор В.И.Всеволодов.

Перу В.И.Всеволодова принадлежит много научных работ и учебников: «Курс скотоводства», «Зоохирургия», «Экстерьер», «Зоотомия», «Краткая патология», «Скотоврачебные болезни», «Опыт учения о повальных болезнях» и др. На ветеринарном отделении в этот период преподавал гигиену, патологию, фармакологию и терапию профессор А.Кронсберг. Руководство по зоотерапии и зоофармакологии составил профессор П.Г.Лукин. Вопросы эпизоотологии изучал профессор Г.М.Прозоров.

Яркой фигурой среди преподавательского состава был профессор И.И.Равич (1822-1875). Он читал курс общей патологии, эпизоотологии и патологической анатомии.

Из других крупных профессоров ветеринарного отделения Петербургской Медико-хирургической академии следует назвать А.Л.Золотовского (1825-1875 гг.), А.А.Раевского (1848-1916 гг.), В.Е.Воронцова, который совместно с Виноградовым и Колесниковым опубликовал в 5 номерах «Архива ветеринарных наук» за 1889 год работу «Дезинфекция при сибирской язве». Под руководством В.Е.Воронцова работал М.А.Новинский - основоположник экспериментальной онкологии. На ветеринарном отделении в качестве ассистента при кафедре физиологии в течение двух лет работал великий русский ученый академик И.П.Павлов.

Структура Московского ветеринарного отделения была такой же, как и Петербургского. В этом отделении кафедру терапии, фармакологии и диетики возглавлял профессор Христофор Бунге, хирургию читал профессор Артемий Петров, зоотомию - профессор Богдан Мильгаузен. ( Ранее мы говорили что они были направлены заграницу для обучения ветеринарии.) В 1848 году Московское ветеринарное отделение прекратило свое существование. Также непродолжительное время существовало ветеринарное отделение Виленской Медико-хирургической академии. Возглавлял его профессор Л.Я.Боянус. В 1843 году студентов этого отделения перевели в Юрьевский (Дерптский) университет. К числу выпускников ветеринарного отделения Виленской Медико-хирургической академии принадлежали профессора Харьковского ветеринарного училища Н.Д.Галицкий, Г.А.Полюта и др.

В первой половине Х1Х века ветеринарных специалистов готовили также в трех ветеринарных школах - Варшавской, Юрьевской (Дерптской) и Харьковской. Варшавская ветеринарная школа была организована в 1840 году с двухгодичным сроком обучения. В 1846 году срок обучения продлили до трех лет, а в 1858 году установили четырехлетний срок обучения и выпускникам присуждали степень ветеринарного врача.

Юрьевская (Дерптская) ветеринарная школа была организована в 1849 году. Из нее выпускали ветеринарных специалистов с двухгодичной и четырехгодичной подготовкой.

Харьковская ветеринарная школа была организована в 1852 году. Но еще до этого при медицинском факультете Харьковского университета функционировала кафедра скотолечения. Ее объединили с организованной ветеринарной школой. Харьковская ветеринарная школа готовила более квалифицированных специалистов, по сравнению с другими ветеринарными школами.

Руководство ветеринарным делом в России начало оформляться только во второй половине Х1Х века. Впервые должность ветеринарного врача была учреждена в 1811 году при управлении московской полиции, а несколько позже при полицейском управлении в Петербурге.

В 1841 году ведомству государственных имуществ было разрешено содержать ветеринарных врачей при губернских палатах государственных имуществ. В 1836 году был утвержден штат ветеринарных врачей в 33 губерниях по два врача и в 16 по одному (не считая Сибири и Черноморья). Законодательство по вопросам ветеринарии соответствовало численности и квалификации ветеринарных врачей.

3. Становление ветеринарии как науки. Описываемый выше период характеризовался становлением ветеринарии как науки, громаднейшей проблемой которой продолжали оставаться массовые повальные болезни животных. К их научному пониманию подходили многие ветеринарные врачи, но проблема продолжала оставаться весьма сложной не только для здоровья животных, но и людей.

Вместе с тем, в этот период уже начали появляться публикации о болезнях животных и мерам их лечения. Статьи о болезнях животных в России впервые публиковали на страницах «Военно-медицинского журнала» (издавался с 1823 года), в Трудах Вольно-экономического общества (издавались с 1765 года), в «Журнале министерства внутренних дел» (издавался с 1829 года), а также в «Земледельческой газете» (издавалась с 1834 года) и в «Еженедельнике для охотников до лошадей» (издавался с 1823 года). В 1846-1848 гг. под редакцией И.С.Пашкевича издавался журнал «Записки ветеринарной медицины и скотоводства». С 1853 по 1868 гг. вышло 16 томов журнала «Записки ветеринарной медицины» под редакцией Л.Ф.Буссе. Журнал публиковал переводные статьи, рефераты таких статей, а также оригинальные работы российских авторов. Издание этого журнала способствовало популяризации знаний ветеринарии, созданию правильного представления о стоящих перед ней задачах.

Заметное развитие ветеринарного образования, увеличение числа публикаций по проблемам болезней животных и попытки формирования организационной структуры ветеринарной службы проходили на фоне многочисленных эпизоотий повальных болезней животных. Эпизоотическую ситуацию того времени красноречиво показал русский поэт Н.А.Некрасов, заявивший словами крестьянки Тимофеевны в поэме «Кому на Руси жить хорошо»:


«Не то ли Вам рассказывать,

что дважды погорели мы,

что Бог сибирской язвою

нас трижды посетил».


Судя по записям, в те годы были широко распространены чума и повальное воспаление легких крупного рогатого скота, сап лошадей, повсеместно болели свиньи чумой и рожей. Есть основание полагать, что сельскохозяйственные животные болели и другими инфекционными болезнями.

Таким образом, в России в первой половине Х1Х столетия основными событиями, характеризующими развитие ветеринарии, были формирование и начало функционирования учебных заведений, готовящих ветеринарных специалистов средней и высшей квалификации, расширение публикаций по проблемам болезней животных и попытки некоторых ведомств формировать организационную структуру ветеринарии. Эти события происходили на фоне продолжающихся многочисленных вспышек и эпизоотий различных инфекционных болезней, зачастую общих для животных и человека. Внимание развивающейся ветеринарии было привлечено к этим событиям, но объяснить их причину она пока не могла.

Однако, положение стало кардинально меняться во второй половине XIX века. Характерными чертами естествознания в России во второй половине XIX века являлись самостоятельность, оригинальность и дух новаторства. Медицина в этот период в своем развитии в значительной степени приблизилась к естествознанию. Шире, чем раньше, стали использовать данные физики, химии и биологии в различных разделах медицины - в распознавании и лечении болезни, в понимании явлений, происходящих в здоровом и больном организме.век характеризуется большим количеством крупных открытий в биологии, физиологии и патологии на основе экспериментов на животных. Отказ от метафизического взгляда на природу, отход от признания непроходимой грани между человеком и животными, развитие диалектического взгляда на природу, признание родства человека с животными и особенно эволюционное учение - все это способствовало тому, что естествоиспытатели и врачи стали шире применять эксперимент на животных для уяснения закономерностей жизни человеческого организма. Особенно широко эксперимент стали применять во второй половине XIX в. Экспериментальным путем старались решить проблемы физиологии, затем перешли к изучению действия лекарств, в первую очередь растительного происхождения, затем лекарств, полученных химическим синтетическим путем. Затем эксперимент стали применять к изучению патологических болезненных явлений. В конце XIX в. исключительное значение в развитии микробиологии приобрел эксперимент на животных. В развитии эксперимента в медицине во второй половине XIX в. крупную роль сыграли И. М. Сеченов, И. П. Павлов, Н. Е. Веденский и В. В. Пашутин.

Отечественные естествоиспытатели и врачи, являвшиеся с начала развития своей науки приверженцами научного эксперимента, не остановились на систематизации отдельных фактов, на голом эмпиризме. Восстав против отвлеченных идеалистических систем, они с течением времени, по мере накопления данных опытного естествознания, быстро научились теоретически обобщать данные экспериментов, это и составило отличительную черту нового периода в развитии науки во второй половине XIX в. Отечественные ученые в области естественных наук во второй половине XIX в. решали крупные проблемы современного естествознания. Такими были исследования, открытия и обобщения Д. И. Менделеева в области химии, А. Г. Столетова - в физике, А. М. Бутлерова - в органической химии, К. А. Тимирязева - в биологии, И. И. Мечникова - в зоологии и патологии, И. М. Сеченова - в физиологии.

Русские физиологи, и среди них, главным образом, И. М. Сеченов, перенимая лучшие традиции классических представителей экспериментальной физиологии 40-х годов в Европе, сумели критически оценить содержание науки своего времени, освоить и новаторски обогатить методы и содержание современной им физиологии и повести отечественную физиологию по самостоятельному пути. Исследования и сочинения И. М. Сеченова были посвящены в основном трем проблемам: физиологии нервной деятельности, химизму дыхания и физиологическим основам психической деятельности. Своими работами И. М. Сеченов положил начало отечественной физиологии и создал материалистическую школу русских физиологов, которая сыграла важную роль в развитии физиологии, психологии и медицины не только в России, но и во всем мире. К. А. Тимирязев и И. П. Павлов называли И. М. Сеченова «гордостью русской мысли» и «отцом русской физиологии». А. О. Ковалевский показал, что зародышевое развитие всех многоклеточных животных идет, в принципе,одинаково, отверг прежнее представление, будто бы каждый тип животного «нечто обособленное, замкнутое в себе». Он заложил основы сравнительной физиологии беспозвоночных, развил эволюционные идеи в области эмбриологии, своими исследованиями дал эволюционному учению новые экспериментальные доказательства,

В развитии микробиологии во второй половине XIX в.крупную роль сыграли отечественные ученые: ботаник Л. С. Ценковский, зоолог и патолог И. И. Мечников,С. В. Виноградский и др.

И. И. Мечников - яркая фигура в отечественной микробиологии конца XIX в., был человеком, стоящим в одном ряду с Пастером и Кохом. И. И. Мечников был выдающимся ученым в ряде областей знания - зоологии, эмбриологии, патологии и иммунологии, одним из создателей

|современной микробиологии, основателем сравнительной эволюционной патологии. Он разрешил ряд сложных проблем эмбриологии, показал существование зародышевых листков (общие для животных законы развития животного организма). Он установил генетическую связь между развитием беспозвоночных и позвоночных животных. Учение о внутриклеточном пищеварении, фагоцитарная доктрина, учение об иммунитете, учение об атрофии и старческом вырождении, новый взгляд на воспаление - результат его открытий. И. И. Мечников оказал значительное влияние на развитие ветеринарной науки, целая плеяда ветеринарных ученых была его учениками и последователями.

Именно широкое применение микроскопа при иследованиях дало возможность установить роль микробов как этиологического фактора в заболеваниях животных (Ф. А. Брауэль и др.). Широко начали внедряться в клинику лабораторные методы исследования, позволяющие более тонко диагностировать болезни животных; внедрялись более эффективные лечебные методы, повышавшие процент выздоровления животных. X. И. Гельман изобрел маллеин и туберкулин, М. А. Новинский обосновал экспериментальную онкологию, А. П. Шалашников провел блестящие опыты по кровепаразитизму у холоднокровных и теплокровных, В. Шмидт - по физиологии крови. Интересные работы были проведены по изучению чумы крупного рогатого скота (И. И. Равич, В. И. Всеволодов и др.).


Лекция 11


Тема: Ветеринария периода становления капитализма в России (1860-1917гг.)

. Зарождение профилактики инфекционных заболеваний животных.

. Развитие ветеринарного образования.

. Популяризация проблем ветеринарии.

. Становление организационной структуры ветеринарии.

1. Зарождение профилактики инфекционных заболеваний животных. К этому времени учёными-исследователями в области ветеринарии Европы и России были установлены причины возникновения массовых эпизоотий. Как известно, Поллендер еще в 1849 году обнаружил в крови павшей коровы неподвижные нитевидные образования. В 1850 году Давен нашел такие же образования в крови павшей от сибирской язвы коровы и умершего человека. В 1855 году профессор Юрьевского (Дерптского) ветеринарного училища Брауэль экспериментально воспроизвел сибирскую язву у животных путем введения им таких нитевидных образований с кровью животных.

Но только Р.Кох в 1876 г. и Л.Пастер в 1877 году экспериментально воспроизвели сибирскую язву введением животным чистой культуры ее возбудителя. После этого Л.Пастер разработал вакцину против сибирской язвы и в 1881 году публично показал, что ее применение обеспечивает высокий профилактический эффект. В эти же годы Л.Пастер разработал и испытал вакцины против бешенства и холеры (пастереллеза) кур. Эти работы привлекли внимание исследователей многих стран, в том числе и в России. Они стали событием, направившим творческую мысль исследователей на разработку средств специфической профилактики многих инфекционных болезней.

Уже в 1882 и 1883 годах в России профессор кафедры ботаники Харьковского университета Л.С.Ценковский совместно с профессорами А.А.Раевским и И.М.Садовским показали, что применение разработанной ими вакцины предупреждает заболевание сибирской язвой крупного рогатого скота, но она все еще оставалась болезнетворной для лошадей и овец. В 1886 году эти недостатки вакцины были сняты.

В 1890 году начал разработку вакцины против сибирской язвы профессор Ланге, а в 1893 году предложенную им вакцину признали положительной наряду с вакциной Л.С.Ценковского. Но в 1896 году комиссия МВД признала целесообразным применять только вакцину Л.С.Ценковского. В те годы кроме сибирской язвы, сотни тысяч животных болели ящуром. Но эффективных мер борьбы с этой инфекцией еще не было. На бойнях обнаруживали десятки тысяч животных, пораженных тяжелой формой туберкулеза. Постоянно увеличивалось число лошадей, заболевших сапом.

Если в 1883-1887 гг. выявили 1377 больных сапом лошадей,

то в 1888-1892 гг. - 3298 - « -

в 1893-1897 гг. - 7397 - « -

в 1898-1902 гг. - 13803 - « -

Не менее тяжелой была эпизоотическая обстановка по повальному воспалению легких крупного рогатого скота

Если в 1883-1887 гг. выявили 4480 больного ПВЛ крупного рогатого скота,

то в 1888-1892 гг. - 3955

в 1893-1897 гг. - 8527

в 1898-1902 гг. - 13714

Ежегодно, только официально, регистрировали тысячи сельскохозяйственных животных больных различными инфекционными болезнями.

К этому времени в России функционировали бактериологические станции, но их количеств явно не соответствовало потребностям, а многие чиновники от медицины не понимали их значения в борьбе с эпизоотиями. Однако работы Л.Пастера, Р.Коха, их учеников и последователей, а главное, широкая популяризация их достижений способствовали тому, что в России с 1902 по 1911 гг. число ветеринарных бактериологических лабораторий возросло с 51 до 77. Именно в этих станциях диагностировали инфекционные болезни, нарабатывали вакцины, проводили исследовательскую работу по изучению инфекционных болезней.

На базе исследовательской деятельности в таких лабораториях выросли крупные научные деятели России того времени, такие как И.М.Садовский, П.Н.Андреев, А.А.Владимиров, А.Н.Макаревский, И.Иванов, В.И.Турчинович-Выжникевич и многие другие.

В эти годы Д.В.Конев сконструировал отечественную вакцину против рожи свиней, Х.И.Гельман и О.О.Кальнинг разработали препарат маллеин для диагностики сапа лошадей, Л.С.Ценковский показал эффективность от применения предложенной им вакцины против сибирской язвы. Были и другие научные разработки и предложения.

Но эпизоотическая ситуация в стране продолжала оставаться крайне тяжелой. Это можно подтвердить одним примером, В 1912 году Петербургская газета «Свет» сообщала, что в Малоземельной тундре погибло от сибирской язвы 2000 северных оленей, принадлежащих ненцу Вананга. Оставшись без средств к существованию, глава семейства умертвил всех сородичей, и сам покончил жизнь самоубийством. Подобные примеры были многочисленными.

Таким образом, в анализируемый период основными событиями были восприятие ветеринарной общественностью новых научных данных о причинах повальных болезней животных, активное участие российских исследователей в решении проблемы профилактики болезней, совершенствование организационной структуры ветеринарии, подготовка ветеринарных врачей высшей квалификации и популяризация ветеринарных знаний. Но эпизоотическая ситуация продолжала оставаться крайне сложной из-за малочисленности ветеринарных кадров и недостаточной их обеспеченности препаратами, медикаментами и условиями для работы.

2. Развитие ветеринарного образования. Важно отметить, что в те годы уже активно работали высшие ветеринарные учебные заведения, готовившие квалифицированных специалистов. С 1873 года Юрьевское (Дерптское) ветеринарное училище было реорганизовано в институт. Из стен этого института вышли академик К.И.Скрябин, профессора Н.А.Михин, А.Р.Евграфов, Н.Ф.Мышкин, Н.А.Иванов, Н.Д.Балл, А.В.Синев, Н.М.Гольцман, К.И.Гельман, О.И.Кальнинг и многие другие.

В этом же году было реорганизовано Харьковское ветеринарное училище. В созданном на его базе институте лекции студентам читали профессора И.М.Садовский, А.В.Дедюлин, М.Ф.Иванов, А.А.Раевский, А.В.Репрев и многие другие. Выпускники этого института успешно работали в различных местах России.

В этом же 1873 году был открыт Казанский ветеринарный институт. По 1914 год в нем защитили 25 диссертаций на степень магистра ветеринарных наук. Среди диссертантов были К.Н.Гольцман, К.Г.Боль, Н.П.Рухлядев, К.Р.Викторов, Н.А.Сошественский, А.Ф.Климов, М.П.Тушнов и многие другие. С 1883 года регулярно выходят «Ученые записки Казанского ветеринарного института».

3. Популяризация проблем ветеринарии. Повышенное внимание к массовой инфекционной заболеваемости сельскохозяйственных животных, функционирование высших учебных заведений по ветеринарии и практическая деятельность выпускников этих институтов требовали значительного расширения и углубления регулярных публикаций по соответствующим проблемам патологии животных.

В 1869 году Общество ветеринарных врачей Петербурга постановило вместо «Записок ветеринарной медицины» издавать «Архив ветеринарных наук». Этот журнал начал выходить регулярно с 1871 года после получения субсидии от правительства. С 1873 года в виде приложений к журналу стали регулярно издавать руководства по различным отраслям ветеринарной науки. В «Архиве ветеринарных наук» печатали оригинальные исследования, отчеты комиссий по проведению проверок вакцин и других препаратов, часто печатались наблюдения ветеринарных врачей-практиков. Редактором журнала был профессор И.И.Равич, его сменил Я.М.Шмулевич, а с 1892 года - Г.И.Светлов. Журнал сыграл важную роль в развитии ветеринарной науки в России.

С 1882 по 1895 гг. в Харькове издавался журнал «Ветеринарный вестник», с 1884 года - «Ученые записки Казанского ветеринарного института», а с 1887 года - «Сборник трудов Харьковского ветеринарного института».

С 1889 года общество ветеринарных врачей в Петербурге стало издавать «Вестник общественной ветеринарии» Этот журнал снискал широкую популярность среди читателей, так как освещал вопросы общественной жизни ветеринарных врачей, популяризовал достижения ветеринарной науки, освещал профессиональные нужды ветеринарных врачей. Редакторами этого журнала были В.Л.Якимов, Я.Я.Полферов, Н.П.Савваитов

С 1899 года Московское общество ветеринарных врачей начало издавать журнал «Ветеринарное обозрение», а Российское общество издавало журнал «Ветеринарный фельдшер». Журналы по проблемам ветеринарии издавались и в других городах.

Определенное значение для становления ветеринарии и в жизни ветеринарных врачей имели ветеринарные общества. До 1890 года имелись только Московское и Петербургское общества. В последующие годы такие общества были созданы в Казани, Одессе, Варшаве, Орле, Харькове, Уссурийске, Курске, Ставрополе, Тамбове, и других городах. Наряду с вопросами академического характера эти общества рассматривали и важные профессиональные и государственные проблемы.

За период 1874 - 1904 гг. в России состоялось 148 губернских съездов ветеринарных врачей. На них обсуждались вопросы рациональных методов борьбы с массовыми болезнями животных, а также организация лечебного дела.

4. Становление организационной структуры ветеринарии. Организационная структура ветеринарного дела в России формировалась долго и неопределенно. На протяжении почти всего XIX в. ветеринария и все ветеринарное дело в стране находилось под управлением медицинского департамента Министерства внутренних дел, а в губерниях - губернских врачебных управ, которые возглавляли медицинские инспекторы.

Врачебные управы были учреждены во всех городах, за исключением Москвы и Санкт-Петербурга, в 1797 г. В их составе были: инспектор, оператор и акушер. В столичных городах функции этих управ выполняла Медицинская коллегия. Врачебные управы ведали и ветеринарной работой, в частности, на них возлагалось «попечение о предупреждении и пресечении скотских падежей, исследование свойств заразительных болезней и обнародование мер к их предупреждению и излечению». В сибирских губерниях и Кавказской области в штаты врачебных управ была включена должность ветеринарного врача. В уездах и городах предусматривались уездные и «городовые» врачи, но, в связи с недостатком медицинского персонала, исполнение ветеринарных мероприятий в уездах возлагалось на земских начальников. Волостные правления обязаны были «предостерегать (поселян)... о предосторожностях от прилипчивых болезней скотского падежа». В селениях эта обязанность возлагалась на сельских выборных старост и десятских.

Официальные данные Министерства внутренних дел за 1809-1812 гг. свидетельствуют, что до 1812 г. в России отечественных ветеринарных врачей почти не было. В 1810 г., кроме профессоров Л. Я. Боянуса, X. В. Дейча, Ф. В. Пильгера, приглашенных ранее из-за рубежа для заведования кафедрами «Скотолечения», в различных университетах работали еще 8 иностранных ветеринарных лекарей. Согласно медицинскому списку в 1812 г. в стране числилось 6 отечественных ветеринарных лекарей, а в 1825 г. - уже 215.

В 1811 г. была учреждена должность ветеринарного врача при управлении московской полиции, а несколько позже при полицейском управлении в Петербурге. По особому представлению Комитета при Совете министров назначались ветеринарные врачи в отдельные районы. В 1821 г. Министерству внутренних дел разрешено было «определять в губернии по одному ветеринарному врачу в каждую с жалованием, какое положено уездным врачам» (медикам). В 1836 г. был утвержден штат ветеринарных врачей - в 33 губерниях по два врача и в 16 губерниях по одному (не считая Сибири и Черноморья, куда врачей назначали по особым распоряжениям) с окладом: старшим врачам от 700 до 900 руб. в год и младшим - от 500 до 600 руб. Таким образом, по штатам 1836 г. было предусмотрено 84 ветеринарных врача. По особым представлениям Комитета при Совете Министров назначались ветеринарные врачи в отдельные районы, например в 1822 г. в Казань, в 1834 г. в Таганрогское градоначальство, в 1840 г. во внутреннюю Киргизскую орду. На окраинах страны ветеринарные врачи вообще отсутствовали, мероприятия по профилактике и борьбе с эпизоотиями выполняли медицинские врачи.

В 1845 г. были установлены звания ветеринар (ветеринарный врач) и ветеринарный помощник, а также ученая степень - магистр ветеринарных наук. В 1859 г. в стране работали 530 ветеринаров (в том числе магистров ветеринарных наук) и 209 ветеринарных помощников. Вольнопрактикующими были 282 ветеринарных врача, т. е. они занимались частной практикой.

декабря 1846 г. по инициативе преподавателей ветеринарного училища Санкт-Петербурга было основано первое в России общество ветеринарных врачей. Оно сыграло большую роль в развитии научной и практической ветеринарии, в частности в изучении известных и малоизвестных инфекционных, паразитарных и незаразных болезней домашних животных, их лечении, профилактике и борьбе с ними.

Небольшой контингент имевшихся ветеринарных врачей не проводил какой-либо систематической борьбы с заразными заболеваниями, и их роль сводилась к констатации факта развития той или иной эпизоотии. Особенно большое распространение получила чума крупного рогатого скота. Правительство было вынуждено обратить внимание на улучшение ветеринарного дела.

В 1858 году был создан временный «Комитет для распоряжений и высшего наблюдения за мерами искусственного прививания чумы крупному рогатому скоту и изыскания вообще средств к истреблению и отвращению скотских падежей». роль в развитии научной и практической ветеринарии, в частности в изучении известных и малоизвестных инфекционных, паразитарных и незаразных болезней домашних животных, их лечении, профилактике и борьбе с ними.

июля 1860 г. при Министерстве внутренних дел был учрежден «Особый временный Комитет об улучшении ветеринарной части в России и о мерах к прекращению скотских падежей в империи». Членами его, помимо председателей военного министерства, Медицинского департамента, были назначены магистры ветеринарных наук И. И. Равич, A. JI. Золотовский, Н. Е. Рожнов и др. Комитет составил «Проект постановления по ветеринарной части». В нем говорилось, что в России работает незначительное число ветеринаров и что они находятся «на скудном содержании... лишены той нравственной опоры их деятельности, которую всякому специалисту доставляет самостоятельность в его распоряжениях». Комитет разработал также проект Ветеринарного устава, который предусматривал «обеспечение нравственного и материального обеспечения положения гражданских ветеринаров с представлением им всех прав и преимуществ, коими пользуются медицинские чины гражданского ведомства». В проекте предлагалось учредить Главное управление ветеринарии, ученый комитет, губернские, областные и уездные ветеринарные управления, независимые от медицинского департамента Министерства внутренних дел. Однако, эти важные проекты, предусматривающие самостоятельное развитие ветеринарии, после передачи их в Министерство внутренних дел оставались в архивах без претворения в жизнь почти до начала XX в.

В 1868 году при Медицинском департаменте МВД России был учрежден совещательный Ветеринарный комитет и Ветеринарное отделение. Из шести членов этого комитета был только один ветеринарный врач.

В 1889 году Ветеринарное отделение было отделено от Медицинского департамента, но правительство не подтвердило правомерности таких действий и самостоятельность отделения оставалась условной. Соответственно бесправными оставались и губернские ветеринарные врачи.

Первым шагом к достижению самостоятельности было учреждение (по закону 1891г.) должности заведующего ветеринарной частью в Уральской, Тургайской и Акмолинской областях и в киргизских степях Астраханской губернии.

И только законом от 1901 года руководство гражданской ветеринарией было сосредоточено в Ветеринарном управлении МВД России. Этот закон окончательно оформил обособление ветеринарного дела от медицинского.

К моменту создания самостоятельного Ветеринарного управления, в структуре Министерства внутренних дел, ветеринарная служба России состояла из земской (в 43-х губерниях и областях, кроме сибирских), правительственной МВД), военной, конных заводов и частной ветеринарии. Помимо этого существовала еще ветеринарная организация пограничных войск, подведомственная министру финансов. С 1898 года ветеринарную часть МВД возглавлял магистр ветеринарных наук Николай Петрович Пештич. С 1901 года он стал первым начальником Ветеринарного управления МВД. Н.П.Пештич придавал большое значение системе подготовки ветеринарных кадров, принимал активное участие в организации и работе всероссийских ветеринарных съездов, был редактором «Архива ветеринарных наук» (1914-1917 гг.) и организатором журнала «Вестник общественной ветеринарии». В 1905 году Ветеринарным управлением МВД России стал руководить ветеринарный врач, доктор медицины Валентин Федосеевич Нагорский.

Он инициатор и разработчик первых ветеринарных законодательных документов, инициатор созыва съездов ветеринарных врачей и проведения выставок по животноводству и ветеринарии.

В.Ф. Нагорский - автор фундаментальных работ по эпизоотологии сибирской язвы: «Сибирская язва.

Опыт эпизоотологии как учения о причинах и процессе массового развития заразных болезней домашних животных» (1902); «Основные принципы и условия борьбы с эпизоотиями» (1904). Эти работы остаются актуальными для эпизоотологических исследований и в современных условиях.


Лекция 12


Тема: Борьба с эпизоотиями в России второй половины XIX века.

1.Борьба с чумой крупного рогатого скота.

2.Борьба с сибирской язвой.

.Борьба с другими заразными болезнями.

1. Борьба с чумой крупного рогатого скота. Во второй половине XIX в. наиболее губительной эпизоотией, наносившей огромный ущерб Российской империи, была чума крупного рогатого скота. Ущерб, причиняемый чумой крупного рогатого скота, приводил в ряде областей России к значительному сниженью поголовья. Огромные потери среди поголовья скота были в Сибири, где чума занимала первое место среди эпизоотий. Не прекращающиеся чумные эпизоотии в Сибири побудили правительство еще в начале XIX в. командировать в Сибирь профессора X. Г. Бунге и трех приглашенных из-за границы «скотских врачей». В течение двух лет (1809-1810) профессор X. Г. Бунге изучал причины и источник распространения чумной эпизоотии и пришел к выводу, что инфекция в сибирские губернии заносится из Китая, Монголии и киргизских степей с гуртами скота, а потому на границе необходимо установить карантины. Генерал Омской крепости Глазенап возбудил ходатайство перед Министерством полиции об отпуске средств на строительство карантинных помещений и содержание карантинных постов. Длительная переписка по данному вопросу результатов не дала, карантинные помещения построены не были. Со стороны Тобольской и Томской губерний принимались меры, чтобы не допустить заноса инфекций: выставлялись кордоны, давались предписания о запрещении прогона скота без карантинирования. Несмотря на это чума продолжала свирепствовать на территории западной Сибири. Только в Тобольской губернии за 1844-1868 гг. количество павших от чумы животных составило 290 555 голов.

Эпизоотии охватывали все большее число деревень и сел, истребляя сотни тысяч голов скота. В 1886 г. в одной Екатеринославской губернии пало от чумы до 50 тыс. голов. С 1870 по 1885 гг. чума поражала ежегодно скот 36-42 губерний Российской империи. По данным А. С. Ади- каевского и Н. И. Пештича, в России во второй половине XIX в. погибало ежегодно от этой болезни от 150 до 300 тыс. голов скота. По официальным данным, за 26 лет (с 1881 г. по 1906 г.) в России пало и было убито от чумы 3 531 986 голов скота; убытки выразились в сумме 141 млн. руб. (в среднем более 5 млн руб. в год). По инициативе некоторых губернских правлений (Томска, Тобольска и др.) были учреждены временные комитеты для обсуждения мер по предотвращению падежей скота. Однако, их деятельность завершилась лишь констатацией многочисленных нарушений ветеринарно-сани- тарных инструкций, в частности, было отмечено, что некачественно проводились осмотр гуртов, изоляция больных животных, контроль за скотомогильниками и др. Ущерб от чумы выражался не только в потере животных, но и в убытках от ограничения экспорта скота из России в Германию, Австро-Венгрию, Англию, Францию и другие страны: вывоз крупного рогатого скота снизился с 138 тыс. голов в 1864 г. до 33-48 тыс. голов в 1873-1875 г.

Меры, принимавшиеся по борьбе с чумой и выражавшиеся частичных карантинах и, так называемом, «чумопрививании», были малоэффективны, затраты себя не оправдывали. Так, в Самарской губернии в 1884 г. было израсходовано на борьбу с чумой 2 млн руб., но результатов достигнуто не было. На Северном Кавказе, вследствие отсутствия плановой системы мероприятий по борьбе с чумой, с 1887 г. по 1891 г. было затрачено на борьбу с чумой 2 260 тыс. руб., погибло 120 тыс. голов скота; за 1892-1894 гг. пало 137 тыс. голов и было убито 17 тыс.

Основными недостатками в борьбе с эпизоотиями были: неправильная организация ветеринарного дела в губерниях, несогласованность между земствами и правительственной ветеринарией, отсутствие массово-разъяснительной работы среди населения.

Большие опустошения, которые причиняла животноводству чума крупного рогатого скота, а также запреще- н ие ввоза русского скота некоторыми государствами привели к тому, что правительство решило принять более эффективные меры по борьбе с чумой.

В 1876 г. в Привислянском крае был введен обязательный убой зачумленного скота.

В 1876 г. по предложению Ветеринарного комитета был издан закон об убое заболевших чумою животных в гуртах, с выдачей владельцам вознаграждений за убой скота из установленного процентного сбора (от 0,5 до 2%) с гуртов. Этот закон, несмотря на неполноту мероприятий, имел положительное значение, так как значительно ограничивал передвижение больного скота в промышленных гуртах. Утвержденный 3 июня 1879 г. закон «О убивании зачумленных животных из местного рогатого скота» вводил обязательный убой больных чумой, а также животных с подозрением на заболевание в крестьянских хозяйствах. Закон устанавливал размеры вознаграждения владельцам забитых животных и указывал источники этих

расходов (земский сбор или особый сбор со скотовладельцев). В законе были предусмотрены и исполнители, которые должны были осуществлять проведение его в жизнь: в земских губерниях - земство и полиция, в неземских - полиция.

Таким образом, только через 32 года стал применяться эффективный способ борьбы с эпизоотией чумы, предложенный в 1847 г. профессором Петербургского ветеринарного училища В. И. Всеволодовым, который выдвинул научно обоснованный метод «убивания», т. е. уничтожения, больного и подозрительного по заболеванию чумой крупного рогатого скота.

Закон от 3 июня 1879 г. вводился постепенно: в 1879 г. его действие распространялось только на две губернии - Минскую и Могилевскую, в 1880 г. - в шести (Виленской, Ковненской, Гродненской, Витебской, Курляндской и Лифляндской). К 1881-1885 гг. действие закона было распространено на 28 губерний, а к 1889 г. исполнение закона стало обязательным для всей европейской части России, где борьба с чумой крупного рогатого скота возлагалась в основном на земства.

Забивали не только явно больных животных и с подозрением на заболевание чумой животных, но и совершенно здоровых, находившихся с ними в контакте. Поэтому закон встретил враждебное отношение как со стороны помещиков и других крупных владельцев, так и со стороны населения, и проведение его в жизнь было связано с преодолением больших трудностей. В 1885 г. на съезде представителей земств южных губерний, созванном в Харькове, ряд земских деятелей высказались против введения этого закона, ссылаясь на его «жестокую односторонность», «вред, опасность и разорительность».

Враждебное отношение со стороны населения к фактам уничтожения скота нередко выливалось в форму «бунтов» и беспорядков. Во время «чумных бунтов» жители избивали охрану, ветеринаров, угоняли скот. В 1879 г. в Тверской области во время беспорядков жители набросились на казаков, охранявших стадо больных животных, избив охрану, угнали скот в станицу. В результате «бунта» был арестован 21 человек. В Самарской губернии во время «чумного бунта» был избит ветеринарный врач и совершено покушение на губернатора. В результате 26 крестьян были подвергнуты различным наказаниям, вплоть до ссылки в Сибирь.

Несмотря на все трудности закон последовательно претворялся в жизнь. Чума постепенно оттеснялась из центральных районов страны на периферию, число заболеваний уменьшалось с каждым годом. Упорная, напряженная борьба увенчалась крупной в истории ветеринарии победой. В 1880-1884 гг. в России было 42 губернии неблагополучных по чуме, в следующее пятилетие число таких губерний уменьшилось до 28, а в 1895 г. чума в европейской части России была окончательно ликвидирована. В дальнейшем мероприятия по борьбе с чумой были сосредоточены на Северном Кавказе, в Уральской, Акмолинской, Тургайской областях и Туркестанском крае, где к 1909 г. с чумой было покончено.

Исследователи не без основания считают, что целенаправленная борьба с чумой крупного рогатого скота сыграла важную организующую роль в становлении сибирской ветеринарии. Закон 1879 г. об убое местного скота, больного чумой, впервые был применен в Сибири в «противочумном поясе». Этот «пояс» создавался на основании высочайшего повеления от 27 мая 1888 г. как необходимый фильтр для предохранения от чумной заразы европейской части России и распространялся на губернии и области азиатской части России - «по мере надобности и возможности». Закон от 15 апреля 1891 г. распространял противочумные меры на киргизские степи Тургайской, Уральской и Акмолинской областей и Астраханской губернии, но совершенно умалчивал о Семире- ченской, составлявшей непосредственное продолжение киргизской степи. В 1891 г. для эффективной борьбы с чумой на территории степного генерал-губернаторства ныли установлены штатные должности уездных врачей и фельдшеров (по одному на уезд на средства процентного сбора за ветеринарно-санитарный осмотр), учреждена 31 должность пунктовых ветеринарных врачей и фельдшеров, 85 - стражников.

Однако, в Закавказье, Восточной Сибири и в Забайкалье болезнь ликвидирована не была.

Опыт борьбы с чумой неоднократно обсуждался ветеринарной общественностью и освещался в печати. Ветеринарный деятель В. Я. Белькович (1914 г.) писал, что ценою огромного труда и массы лишений наши предшественники и многие ныне здравствующие побороли чуму в европейской России, киргизских степях и западной Сибири. Бесправные и полуголодные ветеринары сделали населению и государству подарок, оцениваемый десятками миллионов рублей, и обезопасили развитие скотоводства».

Борьба с чумой крупного рогатого скота способствовала улучшению положения ветеринарной организации как в увеличении ветеринарных кадров, так и в улучшении их материального положения. Достигнутые результаты подняли авторитет ветеринарии.

Постоянная угроза развития чумной эпизоотии стимулировала научные исследования, связанные с иммунизацией животных против чумы крупного рогатого скота. В 1895 г. в Институте экспериментальной медицины были предприняты исследования этиологии чумы крупного рогатого скота для изыскания средств по предупреждению распространения инфекции. Научную работу возглавил действительный член и заведующий химическим отделом института профессор В. М. Ненцкий. В 1896 г. ветеринарный врач В. И. Турчанинов-Выжникевич по поручению В. М. Ненцкого организовал опытную станцию в Горийском уезде Тифлисской губернии, где проводились опыты по иммунизации крупного рогатого скота против чумы. В. М. Ненцкий и группа его сотрудников предложили симультанный метод прививания против чумы. Комиссионная проверка подтвердила высокую эффективность противочумной сыворотки и дала рекомендации по ее изготовлению. Открытие симультанного метода прививания положило начало новому этапу борьбы с чумной эпизоотией, меры борьбы по искоренению болезни приобрели более эффективный в ветеринарно-санитарном и экономическом отношении характер.

В 1899 г. в 12 верстах от Читы при содействии Института экспериментальной медицины была создана Забайкальская (Читинская) противочумная станция, готовившая противочумную сыворотку для всего сибирского региона.

2. Борьба с сибирской язвой. Большой ущерб животноводству России, наряду с чумой крупного рогатого скота, наносила сибирская язва, которая на юге поражала главным образом овец, в центральных районах, на востоке,

и Сибири - лошадей и крупный рогатый скот, на севере оленей. В Тобольской губернии и в киргизских степях эпизоотии сибирской язвы многократно повторялись в течение всего XIX в., вызывая гибель десятков тысяч лошадей.

Большие опустошения причиняла сибирская язва в Европейской части России. Так, за 1864 г. по неполным данным, погибло от сибирской язвы более 90 тыс. животных и 667 человек. Значительный ущерб приносила си-бирская язва лошадям, которых использовали в Тихвинской и Мариинской водных системах; в 60-е годы трупы павших лошадей сотнями валялись по берегам рек и озер, прекратилось тягловое передвижение судов. В 1867- 1868 гг. в Новгородской губернии погибло от сибирской язвы 40 тыс. лошадей, более 8 тыс. голов крупного рогатого скота, 6 тыс. овец и умерло 528 человек. Значительный урон наносила сибирская язва животноводству Сибири. В Тобольской губернии за 1844-1868 гг. пало от сибирской язвы 147 626 голов животных. За 1870-1876 гг. доля павшего скота по уездам Тобольской и Томской губерний составляла от 3,1 до 44,2% от общей численности.

С 1897 по 1906 гг. в Российской империи пало от сибирской язвы примерно 156 тыс. лошадей, 164 тыс. голов крупного рогатого скота, 120 тыс. овец и 4 тыс. свиней; убытки составили более 13 млн. 499 тыс. руб. По другим данным, примерно за этот же период (1881-1908гг.) в России заболело сибирской язвой около 1 млн. 300 тыс. голов скота и погибло 1 млн. 30 тыс.

Этиология сибирской язвы была неясна до середины XIX в. В 1849 г. А. Полеендер обнаружил в крови павших коров неподвижные нитевидные образования, описанные им в 1855 г. К. Довен и Райе в 1850 г. нашли такие же образования при исследовании крови и органов животных, павших от сибирской язвы. Однако, эти авторы не придавали своим находкам существенного значения.

В 1856-1858 гг. профессор Дерптского ветеринарного училища Ф. А. Брауэль независимо от зарубежных ученых обнаружил в крови погибшего от сибирской язвы человека и зараженных от него больных и павших животных палочковидные бациллы (вибрионы) и первый указал на диагностическое значение этих микробов. Он экспериментально воспроизвел сибирскую язву у животных путем заражения патогенным материалом и установил, что бациллы сибирской язвы не проходят через плаценту больной самки к эмбриону. Таким образом, русский ученый в своих многочисленных исследованиях и опытах был ближе к истине, чем зарубежные исследователи этого времени.

Р. Кох (1876 г.) и JI. Пастер (1877 г.) получили чистую культуру возбудителя и экспериментально воспроизвели заболевание. В 1881 г. Л. Пастер разработал метод стойкого ослабления бациллы сибирской язвы, получил две степени понижения вирулентности - I и II вакцины и сделал доклад об итогах работ по приготовлению вакцины против сибирской язвы. Он засекретил свое открытие, продав право изготовления вакцин «Обществу пастеровских вакцин». С этого времени во Франции и других странах стали широко применять прививки животным против сибирской язвы. Общество предложило провести вакцинацию и в России, но это предложение было отвергнуто. Однако, большой ущерб, наносимый сибирской язвой, вызвал интерес к вакцине у скотопромышленников.

В 1882 г. впервые в России в Херсонской губернии, в имении помещика Кудрявцева, была проведена вакцинация овец, но результаты были неудовлетворительные (80% падежа). В 1883 г. в г. Новая Ладога были проведены опыты вакцинации животных. Комиссия Медицинского департамента Министерства внутренних дел высказалась отрицательно в отношении прививок лошадям и овцам, но дала положительную оценку результатам прививок крупного рогатого скота.

Разработка и массовое практическое применение противосибиреязвенных прививок в России связано с именем профессора ботаники Харьковского университета JI. С. Ценковского и его преемников - профессоров А. А. Раевского и И. М. Садовского, магистра ветеринарных наук JI. П. Шалашникова. В 1881 г. Вольно-экономическое общество командировало в Париж JI. С. Ценковского и А. А. Раевского для ознакомления с методами приготовления вакцин против сибирской язвы. Однако, им не удалось ознакомиться с ними, так как методы были засекречены. В том же году Главное управление государственного коннозаводства послало в Париж профессоров Е. М. Земмера, Н. Ф. Колесникова, магистра агрономии П. А. Костычева и доктора медицины Я. М. Шмулевича л и я изучения методов приготовления вакцин против сибирской язвы. Им также Пастер отказался раскрыть свой метод приготовления вакцин.

Л. С. Ценковский организовал изготовление вакцин в ботаническом кабинете Харьковского университета, а позже и в бактериологической лаборатории Харьковского ветеринарного института. Средства для приготовления вакцин были представлены Вольно-экономическим и Южнорусским сельскохозяйственными обществами. Л. С. Ценковским и его помощниками (И. М. Садовским и А. М. Шалашниковым) была проведена большая теоретическая и практическая работа. Для выработки профилактических и лечебных средств борьбы с сибирской язвой изучались этиология, патогенез, клинические симптомы этого заболевания, средства лечения и профилактики, стойкость иммунитета, биологические свойства возбудителей, их изменчивость. В мае-июне 1883 г. изготовленные вакцины были испытаны в физиологической лаборатории Харьковского ветеринарного института. Испытания выявили безвредность и эффективность вакцин.

Впервые прививки от сибирской язвы по методу .11. С. Ценковского стали проводить в Херсонском земстве в 1885 г. Оно мотивировало необходимость прививок следующим образом:

) потому что это русское открытие;

) потому что там нет никаких секретов;

) потому что они не скомпрометированы никакой неудачей.

В имении Скадовского в Херсонской губернии была проверена эффективность сибиреязвенной вакцины. В опытах на овцах испытывались ослабленные культуры и изучалось изменение вирулентности сибиреязвенных микробов в зависимости от условий внешней среды. В результате опытов удалось добиться разных степеней ослабления возбудителя сибирской язвы и приготовить первую и вторую вакцину. В дальнейшем были разработаны методы их очищения от посторонних микробов, закрепления определенных постоянных свойств путем проведения через организм мышей и сусликов. Был предложен новый метод сохранения вакцин в глицерине (1886 г.). Как отмечалось в печати: «Самое грозное препятствие в практическом применении пастеровских прививок - непостоянство свойств вакцин» было устранено сохранением их в глицерине. Это был значительный успех в борьбе с сибирской язвой.

В 1886 г. в Херсонской губернии было вакцинировано 1500 овец, прививки окончились успешно, иммунитет был стойкий. Успех вакцинации в Херсонской губернии заставил Харьковское земство выделить 1500 руб. на дальнейшие исследования, а Министерство государственных имуществ ассигновало еще 5000 руб. на устройство в Харькове бактериологической лаборатории. После смерти JI. С. Ценковского (1887 г.) она была организована при Харьковском ветеринарном институте; руководил изготовлением вакцин Раевский. Бактериологическая лаборатория вскоре стала крупным научным центром, она производила и высылала вакцины земским бактериологическим станциям, а также вела практическую подготовку ветеринарных врачей и студентов четвертого курса Харьковского ветеринарного института. Зимой лаборатория проводила работу по усовершенствованию вакцин, а летом - массовое изготовление их и прививки на местах.

В 1888 г. в связи с возрастающей потребностью в сибиреязвенных вакцинах была открыта Одесская бактериологическая лаборатория, изготовлявшая сибиреязвенные вакцины по методу Пастера.

В связи с массовым распространением прививок земства приступили к учреждению собственных бактериологических лабораторий. Эти лаборатории занимались расплодкой сибиреязвенных и противорожистых вакцин, а также разрабатывали сыворотку против септицемии свиней, культуру против повального воспаления легких крупного рогатого скота и изготавливали другие препараты.

Кроме бактериологических лабораторий, земства организовывали также диагностические кабинеты при ветеринарно-врачебных участках, а Московское и Костромское земства - центральные диагностические лаборатории. Наряду с земскими были учреждены правительственные ветеринарные лаборатории. В 1888 г. была открыта лаборатория при московских бойнях.

Министерство внутренних дел сначала отрицательно относилось к этому методу борьбы с сибирской язвой «как ввиду сомнительной пользы самих прививок, так и опасности их в ветеринарно-санитарном отношении». В 1889 г. было созвано совещание профессоров и бактериологов, которое отметило, что «хотя предохранительные прививки и могут служить для животных средством защиты от сибирской язвы, но при не вполне изученном свойстве прививочной материи, при непостоянстве прививаемых культур прививание не всегда имеет значение предохранительной меры; для изучения вопроса необходимы дальнейшие опыты; прививки нельзя признать безопасными н ветеринарно-санитарном отношении; приготовление вакцин может быть дозволено только специальным лабораториям, а производство прививок только ветеринарным врачам».

В 1890 г. была создана комиссия для проведения опытов и контроля над проведением прививок. Опыты комиссия проводила в Херсонской и Таврической губерниях и сделала следующие выводы: вакцина профессора JI. С. Ценковского обладает всеми необходимыми свойствами для успешного предохранения овец от сибирской язвы; иммунитет полностью сохраняется в течение восьми месяцев; повторная вакцинация повышает иммунитет; крупный рогатый скот, лошади, козы и грубошерстные овцы также могут быть объектами прививок. В 1890 г. впервые была применена вакцина Ценковского в Сибири.

Одновременно Ветеринарный комитет предложил профессору И. И. Ланге организовать изготовление вакцин и провести опыт в Восточной части России. Опыты должны были дать ответ на следующие вопросы: насколько прививки применимы для грубошерстных овец, крупного рогатого скота и лошадей; какова длительность иммунитета; передается ли иммунитет по наследству. Опыты были проведены в Казанском ветеринарном институте, где была организована ветеринарная лаборатория. Отказ Харьковского ветеринарного института дать описание вакцины Ценковского послужил поводом к отказу от прививок вакцинами Ценковского в восточных районах России, и это стало одной из причин разработки Ланге собственной вакцины. К тому же, вторая вакцина Ценковского вызывала бурную реакцию у лошадей. И. Н. Ланге провел ряд опытов и получил первую вакцину с меньшей степенью ослабления, чем вакцина Ценковского, и вторую - с большей степенью ослабления. Первые массовые опыты были проведены в 1891 г. в имении Аристова (Спасский уезд), они показали высокую устойчивость вакцинированных лошадей к неослабленному вирусу сибирской язвы. Эти вакцины нашли широкое применение в восточных районах России, а также в армии для вакцинации лошадей во время русско-японской и Первой мировой войн.

В 1891 г. прививки вакцинами Ценковского стало проводить Саратовское земство, сначала это были единичные хозяйства, а с середины 90-х годов вакцинация приняла массовый характер. В 1893 г. Министерство внутренних дел отменило ограничения для производства прививок. Официально было признано положительное качество вакцин Ценковского и Ланге.

Широкому применению прививок зачастую мешали косность земских учреждений, недооценка методов Министерством внутренних дел. Так, например, в 1894 г. Петербургское земство вынесло решение: «Применение предохранительных прививок вакцин сибирской язвы как меры борьбы с эпизоотиями несвоевременно». Несмотря на это сибиреязвенные прививки постепенно стали проводить в различных земствах, однако оставались вопросы, которые необходимо было решить, например: о длительности иммунитета, о биологической природе различных сибиреязвенных вакцин, об их безопасности. В ряде случаев после прививок наблюдался значительный отход животных.

В 1896 г. Министерством внутренних дел была создана комиссия, которая после тщательного изучения вопроса дала отрицательный отзыв о вакцинах профессора Ланге и французской и признала более безопасными и действенными в приобретении активного иммунитета у овец вакцины Ценковского. По вопросу иммунитета у лошадей и крупного рогатого скота заключения дано не было.

В 1896 г. все прививки производились исключительно споровыми вакцинами, которые, как показали опыты, прекрасно сохраняются и дают вполне устойчивый иммунитет. Преимущество этих вакцин перед бациллярными заключалось в том, что, будучи хорошо закупоренными, они не подвергались изменению в сторону ослабления, кроме того, их можно было изготовлять фабричным способом, и, следовательно, удовлетворять весь спрос, который возрастал с каждым годом.

В 1897 г. предохранительные прививки проводились сотрудниками лаборатории и земскими ветеринарными врачами в 12 губерниях (Харьковской, Смоленской, Таврической, Уфимской, Орловской, Черниговской и др.), в 121 хозяйстве. В первых трех губерниях было привито I 618 овец, 4524 лошади, 11 284 головы крупного porn того скота, 20 буйволов, 23 свиньи. Процент смертнос- ти составил для лошадей - 0,26; для крупного рогатого скота - 0,03; среди овец и других животных отхода не было.

В 1899 г. Ветеринарным управлением Министерства внутренних дел была организована Петербургская ветеринарная лаборатория. В обязанности лаборатории входило: выработка и рассылка сибиреязвенных вакцин и других прививочных материалов, ознакомление прикомандированных к лаборатории ветеринарных врачей с новейшими методами исследования и диагностики заразных болезней животных и новейшими способами борьбы с этими болезнями, проверка биопрепаратов, производство диагностических и судебно-ветеринарных исследований, разработка научных вопросов ветеринарии. Для выработки профилактических и лечебных средств борьбы с сибирской язвой изучались этиология, патогенез, клинические симптомы этого заболевания, средства лечения и профилактики, продолжались работы по совершенствованию вакцин.

В течение 1899 г. испытывались вакцины различной давности, причем, в нескольких имениях испытание было проведено на большом количестве животных. Было установлено, что вакцины, сохраняющиеся более года в герметически закупоренных флаконах, давали такую же реакцию и такой же процент смертности, как и вакцины (споровые), приготовленные перед прививкой.

Благодаря предохранительным прививкам по Ценковскому были достигнуты значительные успехи в борьбе с сибирской язвой; в частности, была полностью ликвидирована эпизоотия на Тихвинской и Мариинской системах и очаги сибирской язвы в степных районах. Значительно сокращен размер заболеваний в Тобольской губернии и в Западной Сибири.

3. Борьба с другими заразными болезнями:

а). Повальное воспаление легких (ПВЛ) крупного рогатого скота числилось на одном из первых мест, среди эпизоотий, приносивших огромные убытки населению, По данным Ветеринарного управления Министерства внутренних дел, число заболевших ПВЛ (перипневмонией) постоянно увеличивалось. За 1883-1887 гг. погибло от ПВЛ 4480 голов, за 1888-1892 гг. - 3955 голов, за 1893-1897 гг. - 8527 голов, за 1898-1902 гг. - 13 714 голов.

В европейской части России ПВЛ впервые было установлено в 1824 г. в Новгородской губернии профессором П. П. Йессеном, который сообщил, что от эпизоотии пало 800 голов крупного рогатого скота. В следующем году инфекцию констатировал профессор П. И. Лукин в Форбурге (около Петербурга). Были отмечены очаги ПВЛ и в других губерниях.

В азиатской части России среди заразных болезней ПВЛ занимало господствующее положение. Впервые в Сибири у крупного рогатого скота оно было зарегистрировано в начале XIX в. профессором X. Г. Бунге. В 1809-1810 гг., находясь в Сибири, он составил «Краткое описание повально заразных болезней рогатого скота с означением нужных для предотвращения мер». X. Г. Бунге писал, что «повальное воспаление легких не зависит, как чума, от заразительного вещества, но происходит от общих на скот действующих причин, от жары, перемены воздуха, худых пастбищ, плохих водопоев, а может быть, и от особого неизвестного состояния воздуха. Она не заразительна, а поэтому меры карантина, как при чуме, не обязательны. Хотя эта болезнь и не заразительна, но весьма хорошо держать скотину отдельно, ибо для здорового скота сообщение с больным неприятно и по причине смрадных в болезни испражнений, вредно». Заболевание скота ПВЛ фиксировалось еще в начале XIX века в рапортах сибирских губернаторов, отмечавших падеж рогатого скота от болезни, «называемой чахоткою, а также изгнилием легкого».

В 90-х годах XIX в. в большей части европейской части России перипневмония была прекращена, но иногда заносилась сюда с транспортируемым скотом из азиатской части России, а в западной Сибири в конце XIX - начале XX вв. она стала главным бичом для животноводства. Наиболее широко болезнь распространилась в Акмолинской области, Тобольской и Томской губерниях, где, по оценке ветеринарных работников, «животные чуть ли не в каждом населенном пункте были поражены этой инфекцией». В 1894 г. только в Тобольской губернии насчитывалось 15 неблагополучных по ПВЛ пунктов.

Сложность борьбы с ПВЛ ветеринарные специалисты объясняли, в частности, отсутствием общегосударственного закона об изоляции и убое зараженных животных (как в случае с чумой рогатого скота), а также предохранительных прививок в неблагополучных зонах. Распространению эпизоотий способствовали благоприятные климатические условия; протяженность границ (граница Томской губернии с Акмолинской и Семипалатинской областями - более чем 1500 верст); малое число пунктового персонала; бесконтрольный прогон гуртов скота. Основными поставщиками гуртов для скотопромышленников были киргизы, скот которых не подвергался никакому ветеринарному контролю. Гурты формировались под видом местного скота, здоровые животные вместе с больными откармливались на одних выпасах. Следуя до мест назначения, животные преодолевали громадные расстояния и распространяли заразу.

Большой вклад в изучение ПВЛ и мер борьбы с этой грозной эпизоотией в 50-80-е годы XIX в. внесли И. И. Ранич, П. И. Лукин и др. В конце XIX в. эту болезнь изучали И. М. Садовский, Б. С. Руженцов, М. Г. Тарковский, Г. А. Оболдуев и др. Они готовили прививочные материалы и осуществляли меры по ликвидации перипневмонии крупного рогатого скота. Прививки животных культурами возбудителя перипневмонии давали положительные результаты.

В Западной Сибири борьбу с ПВЛ возглавили ученые- ветеринары А. Н. Макаревский, А. Ф. Дорофеев. Книга Макаревского «Повальное воспаление легких рогатого скота в Азиатской России» стала ценным руководством для отечественных ветеринарных врачей и была переведена на английский язык. С 1881 г. в Западной Сибири и Степном крае Дорофеев и Макаревский начали прививать крупный рогатый скот и разработали наставления по проведению этих прививок.

б). Сап лошадей, как и сибирская язва, опасен для человека, в России он распространен с давних времен. Во второй половине XIX в. число заболеваний сапом скота постепенно увеличивалось. За 1883-1887 гг. заболело 1377 тыс. животных, за 1888-1892 гг. - 3298, за 1893- 1897 гг. - 7397, за 1898-1902 гг. - 13 803 тыс. На рубеже XIX-XX вв. сап распространился на обширных территориях Сибири. Особенно неблагополучной считалась Томская губерния.

С 1884 г. в России были введены законодательные меры по борьбе с сапом и регистрация случаев заболевания. Меры борьбы включали, помимо убоя больных сапом лошадей, применение диагностического средства маллеина, позволявшего выявить болезнь на ранних стадиях.

В 1890 г. российский ученый X. И. Гельман получил вытяжку из сапных бактерий, названную им маллеином, обладавшую верным диагностическим действием. В 1891 г. специальная комиссия подтвердила диагностическое действие препарата. В 1891 г. одновременно с Гельманом, но независимо от него, был получен маллеин военным ветеринарным врачом О. И. Кальнингом, питомцем Юрьевского ветеринарного института. Работая с культурой В. mallei О. И. Кальнинг (1891 г.) погиб, заразившись сапом.

Работы Гельмана имели колоссальное значение. Они были оценены И. И. Мечниковым, который писал, что «Гельман оказал науке большую услугу».

С конца 90-х годов маллеин используется в ветеринарной практике. Однако, работу ветеринарного персонала значительно осложняло и снижало ее эффективность то обстоятельство, что обязательный убой лошадей с положительной реакцией, введенный постановлением по борьбе с болезнью, проводился только с согласия владельца животного.

в). Туберкулезом рогатого скота. Туберкулез крупного рогатого скота в ветеринарных отчетах, составленных в XIX в. для Ветеринарного управления МВД, в том числе и в Сибири, не зафиксирован. Причина тому - трудности с диагнозом заболеваний при жизни животного. Медленное развитие болезни без видимых симптомов приводило к тому, что зараженное животное попадало на бойню раньше, чем туберкулез был обнаружен. Поскольку точная прижизненная диагностика отсутствовала, считалось, что туберкулез не наносит серьезного ущерба скотоводству. Туберкулез регистрировали только на бойнях, на стадии генерализованной формы болезни. По статистическим данным (конец XIX в.) осмотра скота, убиваемого на Московской бойне, за ряд лет выявлено, что в среднем 6% скота было поражено туберкулезом, но и на бойнях туберкулез выявляли далеко не в полной мере. В 1889 г. журнал «Архив ветеринарных наук» сообщал, что определенных правил и положений относительного осмотра убойного скота и животных продуктов не существовало. Надзор за доброкачественностью мясных продуктов входил в обязанности полиции, частично - врачей-медиков. Ветеринарная общественность неоднократно высказывалась за передачу осмотра мясопродуктов в рууки ветеринарных врачей. Отсутствие качественного ветеринарного контроля на бойнях и плановых профилактических мероприятий по охране здорового стада способствовали повсеместному распространению туберкулеза крупного рогатого скота и людей. Опасность инфекции со всей остротой выявились на рубеже XIX-XX вв.

В 1891 г. Р. Кохом был предложен в качестве диагностического средства туберкулин. Препарат представляет собой 8-недельную убитую культуру туберкулезных бацилл на глицериновом мясопептонном бульоне. Одновременно с Кохом туберкулин получил X. И. Гельман. Им были проведены первые опыты по применению туберкулина в бактериологической лаборатории, организованной им при ветеринарном лазарете Петербургского гвардейского полка. В конце 90-х годов туберкулин был введен в ветеринарную практику.

г). Ящур - был распространен по всей территории Российской империи. По некоторым данным, с 1881 по 1906 гг. число заболевших ящуром животных составляло ежегодно сотни тысяч, а в некоторые годы превышало миллион. Ветеринарные врачи оценивали эти цифры как приблизительные, поскольку при массовом распространении ящура не удавалось точно зарегистрировать всех больных животных.

На территории западной Сибири ящур регистрировался постоянно. По данным ветеринарных отчетов, в Томской губернии ежегодно он причинял населению огромный материальный ущерб не только из-за гибели животных, но и вследствие продолжительного процесса болезни, истощавшей скот. Поражение копыт и вымени у коров приводило во многих случаях к их выбраковке, как негодных к дальнейшей эксплуатации. Заболевание наблюдалось у крупного рогатого скота, овец, свиней.

В XIX в. в России эпизоотиям ящура уделялось мало внимания, и они протекали стихийно. Как отмечали ветеринарные отчеты «население не только косно относится к свободному течению ящурной эпизоотии, но и совершенно не склонно исполнять установленные ветеринарным персоналом меры».

д). Бешенство - также представляло немалую и постоянную тревогу для ветеринарных специалистов. Заболевание в России существовало с давних пор под названием «водобоязнь» и ежегодно поражало все виды сельскохозяйственных животных, а через них и человека. Эпизоотии бешенства отмечались как в европейской части России, так и в азиатской, где наиболее неблагополучными были Томская, и Тобольская губернии. За 1894-1895 гг. по всей азиатской части России погибло от бешенства 606 голов крупного рогатого скота и лошадей.

Тяжесть клинической картины бешенства, и особенно безнадежность этих больных, стимулировали поиски средств борьбы с этим заболеванием. Таким средством стало открытие в XIX в. Пастером антирабической вакцины. Луи Пастер и его ученики определили местонахождение заразного начала в больном организме, нашли способы его искусственной передачи и разработали метод предохранения от этой инфекции. Однако, решительные меры против бешенства в регионах страны в этот период не принимались, и болезнь продолжала распространяться из года в год, подвергая смертельной опасности местное население.

На всей территории России были распространены: инфекционные заболевания свиней - чума, рожа, септицемия, количество которых к концу XIX в. значительно возросло (в 1883-1887 гг. заболевших - 728, в 1893-1897 гг. - 55 987), чесотка лошадей и овец (в 1883-1887 гг. заболело чесоткой 7090 лошадей и 4872 овцы) и другие болезни. В конце 90-х годов XIX века в некоторых земствах страны были введены противорожистые прививки свиньям.


РАЗДЕЛ V. ВЕТЕРИНАРИЯ В ГОДЫ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ


Лекция 13


Тема: Ветеринария в годы становления Советской власти в России.

.Правовые решения Советского правительства по проблемам ветеринарии.

.Организация борьбы с инфекционными заболеваниями животных.

.Возрождение и расширение сети ветеринарных научных и образовательных учреждений.

. Всесоюзные и республиканские ветеринарные съезды и конференции.

. Правовые решения Советского правительства по проблемам ветеринарии. Активное участие России в боевых действиях Первой мировой войны 1914-1917 гг. потребовало мобилизации большинства ветеринарных врачей для службы в армии. Из-за этого было резко ослаблено ветеринарное обслуживание животных народного хозяйства. Если учесть, что до войны такое обслуживание было недостаточным и несовершенным, то станет понятной одна из основных причин массового распространения различных инфекционных болезней животных, как в военные, так и в первые послевоенные годы.

Соответственно, надо считать уместным и оправданным издание Советским правительством, в первые годы своего существования, многочисленных Декретов по проблемам ветеринарии. Основными из них были «О мобилизации ветеринарного персонала на борьбу с эпизоотиями», «О снабжении бактериологических институтов и лабораторий необходимыми для их работы материалом и инвентарем», «О мерах обеспечения РСФСР прививочными материалами, необходимыми для борьбы с заразными болезнями домашних животных», «О мерах прекращения и предупреждения чумы рогатого скота в пределах РСФСР» и другие.

В эти же годы Совет народных комиссаров принял постановления «По борьбе с сапом», «Об организации Центрального ветеринарного отдела Комиссариата внутренних дел», «Об объединении управления ветеринарной частью в республике», «Об ускоренном выпуске ветеринарных врачей» и многие другие.

Одновременно с принятием этих постановлений был создан, на базе Ветеринарной лаборатории при Ветеринарном управлении, Институт экспериментальной ветеринарии. Перед ним стояла задача разрабатывать научные вопросы по ветеринарии, обновлять познания и усовершенствовать ветеринарные кадры на организуемых при институте курсах, разрабатывать диагностические, предупредительные и лечебные средства для нужд ветеринарных врачей.

Большое значение для совершенствования структуры руководства ветеринарным делом, повышения квалификации ветеринарных врачей и обеспечения их необходимыми препаратами имели проводимые в те годы Всероссийские съезды ветеринарных работников. В 1919 году руководство ветеринарным делом в РСФСР было передано из Народного Комиссариата внутренних дел в Народный Комиссариат земледелия. Первым начальником Центрального ветеринарного управления НКЗ РСФСР был В.С.Бобровский.

Возрождение и расширение ветеринарных образовательных учреждений и популяризация ветеринарных знаний.

Перечисленные организационные меры оказали определенное влияние на улучшение эпизоотической обстановки. Но она оставалась сложной из-за большого дефицита ветеринарных кадров. Существующая сеть ветеринарных институтов не могла решить этой проблемы. Поэтому уже в 1918 году были созданы ветеринарные институты в Саратове (на базе бывшего Юрьевского) и в Омске, а в 1919 году в Москве и Ленинграде, в 1920 году - в Киеве.

Для укомплектования кадров профессорско-преподавательского состава этих институтов привлекали ветеринарных врачей, положительно зарекомендовавших себя в практической деятельности. Из таких выдвиженцев выросли профессора А.Р.Евграфов, Н.А.Михин, А.К. Скороходько и многие другие

В сложной послереволюционной обстановке 1918-1920 гг. Совет труда и обороны принял постановление «Об ускоренном выпуске ветеринарных врачей». Уже в эти годы придавали большое значение популяризации ветеринарных знаний.

С 1917 года начал издаваться «Бюллетень Главного военно-ветеринарного комитета», затем «Вестник Центрального ветеринарного отдела Народного комиссариата внутренних дел». После передачи ветеринарии в ведомство Народного комиссариата земледелия он стал называться «Ветеринарный вестник». Его продолжением был «Вестник Центрального ветеринарного отдела».

2. Организация борьбы с инфекционными заболеваниями животных.

В эти годы основное внимание ветеринарии было приковано к состоянию здоровья лошадей, как в армии, так и в народном хозяйстве. Для охраны здоровья и сохранения конского поголовья ветеринарные врачи проводили большую массово-разъяснительную работу среди военнослужащих и населения.

Много внимания уделяли работе бактериологических служб и мерам борьбы с массовыми инфекционными болезнями животных. Уже в 1921 году Совет народных комиссаров принял постановление «О снабжении бактериологических институтов и лабораторий республики, вырабатывающих лечебные, предохранительные и диагностические сыворотки» и «О мероприятиях по борьбе с заразными болезнями домашних животных».

Уместно отметить, что идеи, заложенные в этих постановлениях, несколько углубляясь и расширяясь, господствовали среди ветеринарной общественности вплоть до конца ХХ века.

Первоначально много внимания уделяли борьбе с чумой крупного рогатого скота. Были разработаны симультанные прививки животных, открыты лаборатории для выработки противочумного прививочного материала, созданы специальные противочумные отряды из опытных ветеринарных врачей, правительство выделяло значительные средства на эти цели. С 1918 года от этой инфекции погибло более одного миллиона голов крупного рогатого скота. Однако в 1923-24 гг. чума крупного рогатого скота была ликвидирована

Много сил и средств ветеринарная служба расходовала на борьбу с чесоткой сельскохозяйственных животных. Была доказана высокая эффективность газокамерного лечения. Поэтому при большинстве ветеринарных лечебниц сооружали специальные газовые камеры и через них пропускали всех больных. Такое мероприятие позволило резко снизить показатели этой патологии и практически решить проблему борьбы с чесоткой сельскохозяйственных животных.

Ветеринарные врачи провели большой объем работ в борьбе с сапом лошадей, повальным воспалением легких крупного рогатого скота и многими другими инфекционными болезнями животных.

Деятельность ветеринарных врачей была регламентирована общегосударственным законом - Ветеринарным уставом, который был принят Совнаркомом РСФСР в 1923 году и в это же время утвержден на 3-й сессии Х созыва Всероссийского Центрального Исполнительного Комитета.

Ветеринарный устав готовила комиссия под председательством начальника ЦВУ Народного комиссариата земледелия (Наркомзем). В.С.Бобровского.

На основе этого Ветеринарного устава и инструкций, издаваемых в его развитие и дополнение, осуществлялись ветеринарные мероприятия до 1936 года, когда был принят новый Ветеринарный устав

3.Возрождение и расширение сети ветеринарных научных и образовательных учреждений. Разумеется, проблемы профилактики болезней, лечения больных животных и борьбы с массовой заболеваемостью решают кадры ветеринарных врачей на местах, обслуживающие животноводство в хозяйствах или административных территориях.

В 1916 году в России имелось 1636 ветеринарных участков. В 1922-23 гг. их число увеличилось до 2495, в 1923-24 гг. - до 2762, а в 1925-26 гг. до 3522 ветеринарных участков. В эти же годы резко улучшилась постановка ветеринарно-санитарного дела. Был издан декрет Совнаркома « Об убое скота в РСФСР исключительно на государственных скотобойнях с взиманием платы за производство его натурой и о торговле мясными продуктами»

В 1921 году Всероссийский съезд военных комиссаров, представителей профессорско-преподавательского состава и студенчества ветеринарных институтов принял резолюцию, предлагавшую акцентировать внимание ветеринарной общественности на профилактику болезней животных и разделить высшую школу на два факультета; ветеринарный и зоотехнический, а также расширить сеть ветеринарных институтов. В последующем ветеринарные врачи восприняли профилактику как специфическую профилактику. В этом направлении проведен очень большой объем весьма полезных исследований. На них концентрировала внимание высшая ветеринарная школа, научно-исследовательские учреждения и ветеринарная общественность вплоть до последнего времени.

Большое значение для развития ветеринарии имел Всероссийский съезд заведующих областными и губернскими ветеринарными отделами и начальников окружных военно-ветеринарных управлений и ветеринарных врачей фронтов. Он состоялся в ноябре 1921 года под председательством В.С.Бобровского. На съезде выступил Председатель Всероссийского Центрального исполнительного комитета М.И.Калинин

К 1925 году количество сельскохозяйственных животных в стране было доведено до довоенного уровня 1914 года. Увеличение их числа и создание крупных животноводческих хозяйств, привело к массовому распространению различных инфекционных болезней животных. Потребовалось не только увеличить количество ветеринарных врачей, но и значительно повысить уровень их профессионализма.

В 1926 году было издано постановление Совнаркома РСФСР «О положении ветеринарного дела и ближайших его перспективах». Это постановление предлагало укрепить и расширить сеть ветеринарных высших учебных заведений.

Такая постановка вопроса была обусловлена тем, что в стране происходили случаи массовых заболеваний животных повальным воспалением легких, сапом, ящуром, сибирской язвой, бешенством и другими инфекционными болезнями. Много внимания в эти годы было уделено организации и работе ветеринарно-бактериологических диагностических учреждений. В 1925-26 гг. в стране имелось 52 таких учреждения, из них 30 институтов и 22 диагностические лаборатории. В 1929-30 гг. их стало 78. В этих учреждениях не только подтверждали диагноз на инфекционные болезни животных, но и готовили биологические препараты: вакцины, сыворотки, диагностикумы (маллеин, туберкулин), а также разрабатывали научные основы борьбы с инфекционными болезнями животных.

В 1928-29 гг. Совет труда и обороны СССР, Совнарком РСФР и другие административные органы возвращались к рассмотрению вопроса «О мероприятиях по дальнейшему укреплению ветеринарии в РСФСР». В результате число ветеринарных участков было доведено до 7000, открыты ветеринарные институты в Алма-Ате, Ереване и Троицке.

В 1930 и 1931 гг. были открыты ветеринарные факультеты в Оренбургском, Кировском, Туркменском и Азербайджанском сельскохозяйственных институтах. В 1932 г. такие факультеты были открыты в Тбилиси и Махачкале. Значительно повысились ветеринарно- санитарные требования по содержанию животных и ветеринарно-санитарной экспертизе продуктов животноводства.

Научно-исследовательские работы по ветеринарии проводили в основном в Государственном институте экспериментальной ветеринарии (Москва). Но уже были открыты такие институты и станции в гг. Харькове, Ленинграде, Омске, Воронеже, Курске. В это время профессор С.Н.Вышелесский провел большой объем исследований по изучению сапа лошадей, туберкулеза крупного рогатого скота и других инфекций, а проф. К.И.Скрябин создал школу исследователей, изучавших гельминтозы, М.И.Романович изучил причины отравления людей мясом, Н.А.Сошественский показал возможности дезинфекции животного сырья хлорсодержащими препаратами, Н.А.Михин внес большой вклад в познание проблемы бешенства животных и людей, В.Л.Якимов изучил кровепаразитарные болезни и роль клещей в их распространении. Проводились и другие научно-исследовательские работы

4. Всесоюзные и республиканские ветеринарные съезды и конференции. Большую роль в развитии ветеринарии в стране сыграли всесоюзные и республиканские ветеринарные съезды и конференции.

В сентябре 1926 г. был созван Первый Всероссийский ветеринарный научно-организационный съезд. В его работе участвовало 723 делегата, среди них представители ветеринарных участков, научно-исследовательских учреждений, учебных заведений, административных органов, Красной Армии, боен, ветеринарно-санитарных учреждений от всех областей, краев и республик страны. Работали три секции: эпизоотологическая, ветеринарно-санитарная, ветеринарного образования и просвещения. На съезде были заслушаны доклады о положении ветеринарного дела и его ближайших перспективах, ветеринарном образовании и его нуждах, борьбе с эпизоотиями, мероприятиях по улучшению животноводства и участии в них ветеринарных органов, об основных вопросах развития коневодства, о роли ветеринарно-санитарной организации в охране людей от глистных инвазий, о ветеринарном надзоре на транспорте и другие вопросы. Съезд принял ряд важных решений по улучшению ветеринарного дела в стране В сентябре 1930 г. в Москве был созван съезд ветеринарных врачей РСФСР, на котором были обсуждены доклады о положении ветеринарного дела в РСФСР, о системе противоэпизоотических мероприятий, о состоянии ветеринарно-санитарного дела в сырьевой промышленности РСФСР, о работе научно-исследовательских ветеринарных учреждений. Съезд признал необходимым:

за полгода обеспечить реорганизацию ветеринарного дела путем сосредоточения основных ветеринарных кадров в крупных совхозах и колхозах и укрепления районных ветеринарных организаций;

одобрил план борьбы с эпизоотиями и признал необходимым расширить сеть районных и межрайонных ветеринарных лабораторий и диагностических кабинетов;

усилить плановую подготовку научных кадров;

увеличить кадры и расширить сеть по надзору за сырьем животного происхождения;

предусмотрел провести коренную реорганизацию транспортного ветеринарно-санитарного надзора;

определил эпизоотии, подлежащие ликвидации в первую очередь (повальное воспаление легких крупного рогатого скота, сап лошадей, болезни свиней, оспа овец, чесотка овец, туберкулез крупного рогатого скота).

В январе 1932 г. в Москве была созвана первая всероссийская конференция по ветеринарии, на которой обсуждены итоги работы 1931 г. и намечена программа действий на 1932 г. по всем направлениям ветеринарной работы. Было обращено внимание на необходимость более четкого разграничения сферы деятельности ветеринарного и санитарного надзора. Конференция обязала ветеринарный персонал принять решительные меры к утилизации трупов павших животных, к использованию этого сырья для жировой промышленности и указала на необходимость форсированного строительства утилизационных установок. Конференция признала необходимым развернуть филиалы ВЙЭВ в союзных республиках и приступить к плановому подбору кадров для научно-исследовательских институтов. В союзных, автономных республиках, областях и краях за 1927-1932 гг. также состоялись съезды ветеринарных врачей, на которых были обсуждены и приняты решения о мерах совершенствования ветеринарного дела в регионах.


Лекция 14


Тема: Ветеринария СССР в период коллективизации сельского хозяйства и Великой Отечественной Войны.

. Организационные меры в ветеринарном деле.

. Расширение сети ветеринарных учреждений.

. Ветеринарное образование и научно-исследовательская работа.

. Борьба с эпизоотиями.

. Ветеринария в период ВОВ.

.Организационные меры в ветеринарном деле. В 1930-34 гг. в СССР проходила коллективизация сельского хозяйства. Объединение больших групп животных в неприспособленные помещения, низкий для таких хозяйств уровень квалификации обслуживающего персонала, хронический недостаток кормов, резко обострили эпизоотическую ситуацию. Наряду с ранее распространенными заболеваниями, стали проявляться массовые случаи заболевания животных колибактериозом, сальмонеллезом, туберкулезом, бруцеллезом и другими болезнями.

Совет Труда и Обороны в 1931 году принял постановление «О реорганизации ветеринарного дела в СССР».

Центральная Контрольная комиссия и коллегия Народного Комиссариата Рабоче-крестьянской инспекции в этом же году рассмотрели вопрос «О состоянии ветеринарного дела и борьбы с эпизоотиями». В 1933 году Совет Народных Комиссаров СССР издал постановление «Об организации ветеринарного дела». Вопросы улучшения ветеринарного дела обсуждались также на июльском (1934) Пленуме ЦК ВКП(б)

В постановлениях этих, руководящих в те годы страной органов, основное внимание уделялось ликвидации массовых болезней животных, обеспечению ветеринарной службы необходимыми препаратами и оборудованием, повышению квалификации ветеринарных врачей и основной их деятельности, направленной на профилактику болезней. Ветеринарная общественность восприняла последнее требование, как подтверждение разрабатывать и внедрять специфическую профилактику. В таком направлении продолжалась деятельность научно-исследовательских учреждений.

Она позволила установить надежный контроль над сибирской язвой, бешенством, эмфизематозным карбункулом крупного рогатого скота, рожей свиней, ящуром парнокопытных, геморрагической септицемией, оспой овец и некоторыми другими болезнями.

Одновременно с этим, такие же усилия, направленные на профилактику инфекционных болезней, принявших массовое распространение после проведения коллективизации, и, особенно, после укрупнения колхозов и их реорганизации в совхозы, оказались малоэффективными или вообще не эффективными. Располагая такими данными, научно-исследовательские учреждения продолжали разработку специфических средств для профилактики болезней этой эпизоотологической группы.

2.Расширение сети ветеринарных учреждений. В 1934 году количество ветеринарных участков было доведено до 11794. Для контроля качества биологических препаратов в 1931 году был организован Институт по контролю ветеринарных препаратов (ГНКИ).

Много внимания продолжали уделять организации и проведению съездов и конференций, ориентирующих ветеринарных работников на улучшение ветеринарного дела, на предпочтение профилактики болезней животных перед их лечением. Один из таких съездов состоялся в сентябре 1930 года, а Первая Всесоюзная конференция - в январе 1932 года в Москве.

Начиная с 1934 г. ветеринарное благополучие животноводства заметно улучшилось, что позволило обеспечить значительный подъем его развития. На совещании передовиков животноводства с руководителями правительства 11 ветеринарных работников были награждены правительственными наградами (К.И.Скрябин, Ю.Н.Голощапов и др.).

К этому периоду были ликвидированы повальное воспаление легких крупного рогатого скота, уменьшилось число вспышек сибирской язвы, энцефаломиелита лошадей, оспы овец и др. болезней.

В 1936 году правительство утвердило новый Ветеринарный устав. В нем нашли отражение изменения, происшедшие в сельском хозяйстве. Перед государственной ветеринарией была поставлена задача, организовать и проводить в народном хозяйстве ветеринарные мероприятия, обеспечивающие охрану здоровья животных и птиц, выпуск доброкачественного в ветеринарно-санитарном отношении сырья животного происхождения и охрану населения от болезней, общих для людей и животных.

Решение этой задачи подкреплялось увеличением числа ветеринарных участков и пунктов. В 1938 г. их было 17758, в 1939 г. - 19045, а в 1940 г. стало 21193. Активно функционировали 635 межрайонных бактериологических лабораторий, более 20 биологических фабрик, вырабатывающих 31 вид вакцин и сывороток, значительно возросли ассигнования на ветеринарное дело, функционировали 25 ветеринарных институтов и факультетов, в которых обучалось около 10 тыс. студентов.

Резко активизировались научные исследования по актуальным проблемам болезней животных и подготовка отечественными авторами учебных руководств и монографий по различным аспектам ветеринарной науки. К.И.Скрябин со своими многочисленными сотрудниками и учениками провели экспедиционные, фундаментальные исследования по изучению гельминтов и распространению гельминтозов в различных регионах страны. За эту работу и подготовку учебных руководств «Гельминтозы крупного рогатого скота и его молодняка» и «Основы общей гельминтологии» он был удостоен Сталинской премии. Такую же награду получил С.Н.Вышелесcкий за научные работы по изучению заразных болезней животных, разработку методов их лечения и подготовку капитального руководства «Частная эпизоотология», опубликованного в 1940 году. В 1936 году Всесоюзное совещание ветеринарных работников рассмотрело и наметило ряд практических мер по борьбе с сапом, инфекционной анемией и инфекционным энцефаломиелитом лошадей, повальным воспалением легких крупного рогатого скота, чумой и рожей свиней, чесоткой, бруцеллезом, пироплазмозом, гельминтозами. Уже в 1939 году достижения ветеринарных учреждений по этим проблемам широко экспонировались на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке.

3. Ветеринарное образование и научно-исследовательская работа.

В 1935 г. в СССР было 23 ветеринарных института и факультета и 72 ветеринарных техникума и отделения при сельскохозяйственных техникумах, в 1940 г., соответственно, - 28 и 86. Был создан новый тип специалиста - колхозный ветеринарный фельдшер - и поставлена задача обеспечить каждую ферму такими специалистами. В 1935 г. было подготовлено 65 тыс. таких фельдшеров, в 1938 г. утверждено новое положение «О ветеринарном фельдшере колхоза», которое способствовало упорядочению деятельности этих специалистов.

В 1935 г. в ветеринарных институтах для выпускаемых ветеринарных врачей были введены государственные экзамены по пяти профилирующим дисциплинам: патологии и терапии, внутренним незаразным болезням, хирургии, акушерству, паразитологии и эпизоотологии.

июня 1936 г. Совнарком СССР и ЦК ВКП(б) опубликовал постановление «О работе высших учебных заведений и о руководстве высшей школой», 29 августа 1938 г. вышло постановление «О высшем заочном обучении», 5 сентября того же года утвержден «Устав высших учебных заведений».

Начиная с 1934 г. в некоторых ветеринарных институтах страны стали работать курсы повышения квалификации ветеринарных врачей и фельдшеров. В 1935 г. была проведена переподготовка 1400 ветеринарных врачей и 2500 фельдшеров. В Ленинграде был открыт специальный институт усовершенствования ветеринарных врачей.

За достижения в области науки и подготовки ветеринарных и зоотехнических кадров ряд ученых-педагогов на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке были награждены дипломами, большими и малыми золотыми и серебряными медалями.

В целях сосредоточения управления и координации ветеринарной науки и дальнейшего развития связи ее с практической ветеринарией в июне 1936 г. во Всесоюзной Академии сельскохозяйственных наук имени В. И. Ленина (ВАСХНИЛ) была организована ветеринарная секция во главе с академиком К. И. Скрябиным. В состав секции вошли 67 работников ветеринарии. Секция объединяла работу научно-исследовательских ветеринарных учреждений, ветеринарных вузов, а также передовых врачей-практиков. Ученые ветеринарной секции провели большую работу в области ветеринарной науки и внедрению ее достижений в практику. До этого, в 1935 г., в ВАСХНИЛ была организована секция зоотехнии и ветеринарии, которую возглавлял академик М. П. Тушнов. В 1934 г. в стране были введены ученые степени доктора и кандидата ветеринарных наук.

Значительно возрос объем ветеринарной научно-исследовательской работы: по болезням молодняка (паратиф, колибактериоз, дизентерия, диплококковая септицемия), по бруцеллезу. В результате исследований коллектива ветеринарных и медицинских ученых во главе с С. Н. Вышелесским и П. Ф. Здродовским в 1935 г. была разработана первая инструкция по борьбе с бруцеллезом. Проводились исследования по туберкулезу, инфекционной

анемии и инфекционному энцефаломиелиту лошадей, сибирской язве и другим проблемам, а также проводились испытания новых вакцин.

В 1936 г. был организован Государственный институт ветеринарной дерматологии, призванный решать вопросы борьбы с кожными болезнями сельскохозяйственных животных.

За научные достижения в области ветеринарии в 1940 г. впервые была присуждена Сталинская (ныне государственная) премия двум выдающимся ветеринарным деятелям - К. И. Скрябину и С. Н. Вышелесскому.

4. Борьба с эпизоотиями. Мероприятия по укреплению ветучреждений, внедрение науки в производство, проведение плановых массовых профилактических, противоэпизоотических и ветеринарно-санитарных мероприятий в значительной степени улучшили борьбу с заразными болезнями животных. Значительные успехи были достигнуты в борьбе с сапом. Масштаб противосапных мероприятий складывался из поголовного исследования всех лошадей на сап, убоя больных, изъятия лошадей, положительно реагирующих на маллеин, и концентрации их в специально отведенных «маллеиновых» хозяйствах или районах, с предварительным выводом из них здоровых лошадей. В районах эта работа проводилась специальными комиссиями, возглавляемыми райвоенкоматами. Эта работа в период, когда лошадь в селе оставалась основным средством производства, требовала четкой организации мероприятий и повседневной разъяснительной работы среди населения. Лошади- маллеинщики были сконцентрированы в районах Северного Кавказа, Азово-Черноморья и Саратовской области. В 1935 г. были очищены от сапа Ленинградская, Московская, Ивановская области, Северный край и др. Сап, свирепствовавший в России в течение сотен лет, был сведен к минимуму, а в октябре 1940 г. окончательно ликвидирован.

В 1935 г. были ликвидированы все основные очаги повального воспаления легких крупного рогатого скота, за исключением Казахстана. В августе 1940 г. повальное воспаление легких было полностью ликвидировано на территории СССР. Увеличилось производство различных ветеринарных биопрепаратов. Улучшились их диагностические, лечебные и иммунные свойства. Новые биологические препараты для борьбы с болезнями молодняка дали возможность снизить отход молодняка до 2% и ниже, благодаря освоению на биофабриках изготовления сывороток и вакцин против паратифа и колибактериоза.

Благодаря введению новых специфических химиотерапевтических препаратов повысилась эффективность борьбы с гемоспородиозами лошадей, а внедрение новых методов борьбы с глистными инвазиями снизило количество заболеваний гельминтозами.

В 1935 г. в ВИЭВ была организована лаборатория по изучению бруцеллеза сельскохозяйственных животных. Такие же лаборатории были созданы и при других научно- исследовательских институтах страны (основными консультантами были в ветеринарии академик С. Н. Вышелесский, в медицине - академик П. Ф. Здродовский).

На основании всестороннего изучения туберкулеза сельскохозяйственных животных ученые ВИЭВ (С. Н. Вышелесский, П. Н. Вишневский, В. С. Киселев и др.) разработали научно обоснованную эффективную схему оздоровления животноводческих хозяйств от туберкулеза. Заключалась она в выбраковке положительно реагирующих на внутрикожную туберкулинизацию животных.

За крупные успехи в развитии животноводства страны постановлением ЦИК СССР от 2 февраля 1936 г. орденами Советского Союза были награждены 10 ветеринарных врачей и один ветсанитар.

В связи с воссоединением в 1939 г. Западной Украины и Западной Белоруссии с Советской Украиной и Советской Белоруссией были приняты необходимые меры по срочному изучению ветеринарного состояния животноводства в присоединенных областях и организована ветеринарная служба применительно к сложившейся обстановке.

В связи с появлением на Украине неизвестного заболевания лошадей, вызванного, как было установлено специальными комиссиями НКЗ СССР и НКЗ УССР (К. О. Вертинский, А. X. Саркисов, П. Д. Ятель и др.), токсигенными грибами и в 1939 г. была организована Всесоюзная научно-исследовательская лаборатория по изучению ядовитых грибов.

Несмотря на снижение процента гибели животных от заразных болезней, массовое сокращение поголовья скота, особенно молодняка, продолжало наносить значительный экономический ущерб народному хозяйству. В период сталинских репрессий ветеринарных специалистов, работающих в колхозах и совхозах, государственной ветеринарной сети, органах управления ветеринарной службы областей, краев, республик, включая работников аппарата ветеринарного управления Наркомзема СССР, а также ученых ветеринарных вузов и научных учреждений обвиняли в организации политического ветеринарного заговора и в умышленном распространении сибирской язвы, чесотки лошадей, бруцеллеза, туберкулеза и других болезней.

Начались массовые репрессии, которые отрицательно влияли на обеспечение ветеринарного благополучия животноводства, не позволяли своевременно и эффективно проводить ветеринарно-санитарные мероприятия (большое число ветеринарных врачей и фельдшеров впоследствии было реабилитировано).

Руководители Главветупра, местных ветеринарных органов проявляли твердость и настойчивость в проведении мероприятий по борьбе с заразными болезнями. Благодаря проведению комплекса оздоровительных мероприятий уменьшилось распространение сибирской язвы, инфекционного энцефаломиелита лошадей, оспы овец, заболеваний молодняка.

Первого августа 1939 г. в Москве на Всесоюзной сельскохозяйственной выставке были открыты павильоны «Ветеринария» и «Образцовая ветполиклиника» со стационаром и пунктом искусственного осеменения, где демонстрировались достижения советской ветеринарии в борьбе с эпизоотиями, по профилактике паразитарных и незаразных болезней животных.

В этот период ветеринарными специалистами, совместно с райвоенкоматами, проводилась большая работа по подготовке ветеринарной службы к условиям военного времени, организации в колхозах и совхозах «Фонда лошадей и повозок для Красной Армии». Укреплялась сеть ветучреждений на транспорте, научно-исследовательских институтов, опытных станций, диагностических ветбак- лабораторий и биофабрик. В целом ветеринарная служба в стране к началу Великой Отечественной войны была в общем подготовлена к активной борьбе с заразными болезнями, хотя-в некоторых зонах страны эпизоотическое состояние животноводства оставалось напряженным.

В 1941 г. было издано вновь переработанное «Ветеринарное законодательство»

. Ветеринария в период ВОВ. Вероломное нападение фашистской Германии на нашу страну помешало свершению планов становления и развития ветеринарии. Но своевременно заложенные ее основы позволили предупредить появление эпизоотий, как это всегда бывало в предыдущих войнах. В условиях благополучия была обеспечена эвакуация скота в восточные регионы страны.

Обеспечивалось качественное в ветеринарно-санитарном отношении производство продуктов животноводства для нужд фронта, армии и промышленности.

Больше того, в военные годы научно-исследовательские учреждения разработали и внедрили в производство ряд весьма эффективных препаратов, оказавших существенное влияние на благополучие животноводства по инфекционным болезням. К ним можно отнести вакцину против сибирской язвы СТИ (проф. Н.Н.Гинзбург с сотрудниками), гидроокись алюминиевую вакцину против оспы овец, сыворотку реконвалесцентов против ящура, бактериофаготерапию при болезнях молодняка, цитотоксическую антиретикулярную сыворотку Богомольца, тканевую терапию по Филатову, использование сульфамидных препаратов и многое другое. На биофабриках было освоено производство сыворотки против столбняка, анатоксина, бактериофагов, вакцины СТИ, оспенной вакцины и других препаратов.

И все же Великая Отечественная война с фашистскими захватчиками нанесла большой ущерб животноводству и ветеринарии. За годы войны значительно уменьшилось поголовье скота по сравнению с 1940 г.

На оккупированных территориях немецко-фашистские захватчики уничтожили или увезли в Германию 7 млн. лошадей, 17 млн. крупного рогатого скота, 20 млн. свиней, 27 млн. овец и коз. Были разрушены многие ветеринарные учреждения, а животноводческие помещения, из-за отсутствия ремонта, пришли в ветхость или стали непригодными для содержания животных в результате разрушений. Требовалось освоить большие объёмы строительных и ремонтно-восстановительных работ по восстановлению ветеринарных и животноводческих объектов.


Лекция 15


Тема: Ветеринария СССР в послевоенные годы.

. Меры по расширению сети ветеринарных учреждений.

. Развитие ветеринарной науки и ветеринарного образования.

. Эпизоотическая обстановка.

. Меры по расширению сети ветеринарных учреждений. В сентябре 1953 года Совет министров СССР принял постановление «О мерах по дальнейшему развитию животноводства в стране и снижении норм обязательных поставок продуктов животноводства государству хозяйствами колхозников, рабочих и служащих». Этим постановлением дополнительно к существующей сети ветеринарных учреждений в стране открыли 60 городских ветеринарных лечебниц, 80 ветеринарно-фельдшерских пунктов в рабочих поселках, 96 межрайонных ветеринарно-бактериологических лабораторий, 246 мясоконтрольных станций и 275 дезинфекционных отрядов.

Работа практических ветеринарных учреждений подкреплялась деятельностью биологической промышленности. 24 биофабрики выпускали 72 иммунобиологических препарата, в том числе 31 вид вакцин, 18 видов иммунных сывороток, 18 видов диагностических и 8 видов химиотерапевтических препаратов, многие препараты проходили стадию производственного испытания.

С 1936 года активно функционировала Ветеринарная секция Всесоюзной академии сельскохозяйственных наук им. В.И.Ленина. В последующем ее реорганизовали в Отделение ветеринарной медицины РАСХН. В РСФСР функционировало 20 ветеринарных институтов и факультетов.

2. Развитие ветеринарной науки и ветеринарного образования. Развитие ветеринарной науки в советский период получило широкий размах. В этот период созданы отечественные научные школы и направления. Основными из них являются;

научная школа по гельминтологии (акад. К.И.Скрябин и его сотрудники Р.-Эд.С.Шульц, А.М.Петров, В.С.Ершов, А.Н.Антипин, И.В.Орлов, Р.С.Чеботарев и др.),

школа по анатомии (А.Ф.Климов, его ученики и последователи А.И.Акаевский, П.А.Глаголев, С.В.Иванов, В.Г.Касьяненко и др.),

научная школа по физиологии (И.П.Павлов, его ученики и последователи Н.Ф.Попов, К.Р.Викторов А.А.Кудрявцев, Д.Л.Криницын, С.И.Афонский и др.),

научные школы и направления по инфекционным болезням животных и эпизоотологии (С.Н.Вышелесский, Я.Р.Коваленко, Ф.А.Терентьев, М.К.Юсковец, А.М.Лактионов, П.Н.Андреев, М.С.Ганнушкин, А.Л.Скоморохов, и многие другие),

научное направление по микробиологии и вирусологии (Н.А.Михин, Я.Е.Коляков, Н.В.Лихачев, И.И.Кулеско Т.П.Слабоспицкий, М.Д.Полыковский и многие другие),

направление по патологической физиология животных (Е.С.Лондон, Н.И.Шохор, М.П.Тушнов, А.А.Богомолец, М.К.Долматов и др.),

научная школа ветеринарных фармакологов (Н.А.Сошественский, Л.М.Преображенский, И.Е.Мозгов, С.В.Баженов и др.), научные школы по патологической анатомии (К.Г.Боль, Н.Д.Балл, Б.Г.Иванов, А.А.Пинус, В.З.Черняк, Ф.М.Пономаренко и др.), школы по клинической диагностике, частной патологии и терапии (Н.П.Рухлядев, Г.В.Домрачев, А.В.Синев, А.Р.Евграфов, И.Г.Шарабрин и др.), научная школа по протозоологии (В.Л.Якимов, А.А.Марков и др.), научные школы по хирургии (М.А.Мальцев, Л.С.Сапожников, Б.М.Оливков, И.Е.Поваженко, М.В.Плахотин, И.И.Магда, В.А.Герман, Н.А.Иванов, И.Д.Медведев и др.), научные школы по акушерству (Н.Ф.Мышкин, С.Н.Мамадышский, В.В.Конге, А.Ю.Тарасевич, А.П.Студенцов, Н.А.Флегматов, К.И.Туркевич и др.), научную школу по микологии и микотоксикологии создал А.Х.Саркисов, научную школу по зоогигиене создал А.К.Скороходько.

Таким образом, в послевоенные годы в стране происходило бурное развитие ветеринарной службы. Открывались новые ветеринарные участки и пункты. Ветеринарные институты и средние учебные заведения готовили большое число специалистов высшей и средней квалификации. Таких специалистов обучали опытные педагоги. Все предметы были обеспечены достаточным количеством профессионально подготовленных учебников и методических пособий. Практические занятия проводили в специальных учебных хозяйствах с использованием достаточного числа наглядных пособий. Для повышения знаний ветеринарных специалистов начиная с 1966 г. при 29 сельскохозяйственных и ветеринарных вузах были созданы факультеты повышения квалификации (ФПК), где в соответствии с постановлениями Советского правительства ветеринарные врачи должны были повышать квалификацию один раз в 5 лет. ФПК были узко специализированы по профилям: клинико- эпизоотологический, лабораторный, по болезням рыб, пчел, оленей, ветсанэкспертиза, начальники ветеринарных станций и др.

Продолжало развиваться среднее ветеринарное образование. Подготовкой ветеринарных фельдшеров занимались 171 ветеринарный техникум и отделения сельскохозяйственных техникумов. В отдельных техникумах для улучшения практической подготовки создавались учебно-про- изводственные ветеринарные клиники, где осуществлялась учебная практика по клиническим дисциплинам.

Развитие высшего и среднего ветеринарного образования проходило в соответствии с постановлениями ЦК КПСС и Совета министров СССР «Основные направления перестройки высшего и среднего образования в стране», «О мерах по коренному улучшению качества подготовки и использования специалистов с высшим образованием в народном хозяйстве», «О повышении роли вузовской науки в ускорении научно-технического прогресса, улучшении качества подготовки специалистов» и др., которые были направлены на осуществление интеграции образования, производства и науки, усиление практической, клинической подготовки ветеринарных врачей и фельдшеров.

3. Эпизоотическая обстановка. Те болезни, обучение борьбе и профилактике, которых было адекватно их естественному распространению в популяциях животных, удалось в сравнительно короткие сроки ликвидировать и обеспечить надежный предупредительный эффект. Так, использование офтальмомаллеинизации в борьбе с сапом позволило значительно уменьшить число больных животных. Но скрытые носители возбудителя инфекции продолжали оставаться в конюшнях и табунах лошадей до тех пор, пока не применили внутривенную или подкожную маллеинизацию. С ее помощью удалось спровоцировать такое микробоносительство, что обострило латентно протекающий инфекционный процесс. Благодаря этому стало возможным выявить животных - опасных источников возбудителя инфекции и изъять их из оборота стада. Результаты такой работы не замедлили сказаться. За два-три годы была осуществлена девастация этой инфекции среди конского поголовья.

Не менее показательны итоги контроля эпизоотических процессов с помощью вакцин. Такая работа носит защитный, оборонительный характер. Она оказалась эффективной только для профилактики таких инфекционных болезней животных, возбудители которых к ним заносятся извне. Скрытое вирусоносительство возбудителя оспы среди поголовья овец не наблюдается. К животным этого вида вирус проникает извне. Их защита с помощью прививки вакцины оказалась весьма эффективной. Таких примеров можно привести много. Среди них успехи контроля эпизоотических процессов; рожи свиней, эмфизематозного карбункула крупного рогатого скота (эмкар), стригущего лишая сельскохозяйственных и домашних животных, ящура парнокопытных и др.

Целесообразно такую ситуацию проиллюстрировать примером контроля эпизоотического процесса сибирской язвы. Безусловно, эффективность такого контроля обеспечивается благодаря массовой вакцинации животных. Но эта мера все же носит защитный, оборонительный характер. Как в до вакцинальный период, так и в современных условиях, сезонность проявления эпизоотического процесса сибирской язвы остается весьма стабильной. Весьма стабильной остается и структура вспышек. Несмотря на то, что овцы, лошади и северные олени более чувствительны к этой инфекции, в структуре вспышек преобладают преимущественно случаи заболевания крупного рогатого скота. В годы, когда вакцинацию животных проводили в осенние месяцы, эпизоотическая ситуация плохо поддавалась контролю. Перенос сроков специфической профилактики на весенние месяцы резко сократил число вспышек этой инфекции. Все это говорит о том, что источник возбудителя сибирской язвы продолжает активно действовать в летне-осенние месяцы, а механизм его передачи связан преимущественно с крупным рогатым скотом.

Этот пример иллюстрирует эффективность вакцин для защиты животных от инфекционных болезней. Принимая его за модель, научно-исследовательские учреждения в ХХ веке концентрировали внимание на изучении возбудителей инфекционных болезней и модификации их в вакцинные штаммы.

Вакцины получались, но их эффективность для профилактики многих болезней, объединенных в определенную эпизоотологическую группу, оставалась крайне низкой или вообще не просматривалась. Поскольку внимание исследователей было сконцентрировано на изучении возбудителей инфекций, а условия содержания животных, как фактор определяющий заболевание животных, оставался вне их поля зрения, то болезни этой группы стали не контролируемыми и получили очень большое распространение.

Их примерами могут быть;

колибактериоз, которым болеют практически все новорожденные животные,

стрептостафилоккозы (маститы), которыми в течение года болеют около 80% дойных коров,

некробактериоз, пастереллез, бруцеллез, туберкулез и лейкоз крупного рогатого скота,

инфекционная анемия лошадей и ряд других болезней

Было установлено, что причины появления и распространения инфекционных болезней надо изучать непосредственно в местах эксплуатации продуктивного скота, т.е. в местах содержания заболевших животных.


РАЗДЕЛ VI. ВЕТЕРИНАРИЯ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ


Лекция 16


Тема. Ветеринария в условиях рыночной экономики.

.Краткая предыстория создания РФ.

.Правовые решения по ветеринарии.

.Эпизоотическая обстановка и меры борьбы с заразными заболеваниями.

.Состояние высшего ветеринарного образования.

.Ветеринарная служба России в XX веке.

. Краткая предыстория создания РФ. В конце 1991 г. прекратил свое существование СССР, и на его базе образовалось 15 суверенных государств. Россия включила в себя 89 субъектов бывшей РСФСР. Новое государство первоочередной задачей определило принятие мер по выходу страны из экономического кризиса. Была разработана программа радикальных реформ в области народного хозяйства, в основе которой была либерализация цен - освобождение их из под контроля государства. Переход на свободные (рыночные) цены и тарифы был начат с января 1992 г. и вызвал резкий скачек инфляции. В стране начался экономический кризис.

Кризис экономики 90-х годов не мог не сказаться на агропромышленном комплексе. Не хватало минеральных удобрений, автомашин, сельхозтехники, что привело к падению урожайности. Объем сельскохозяйственного производства упал на 70%. Сократилось количество государственных сельхозпредприятий (совхозов), колхозы практически прекратили свое существование. За 1990-2002 гг. количество животных уменьшилось: КРС - на 48%, из них коров - на 62%, свиней - на 42%, овец и коз - на 20%, птицы - на 50%. Было сокращено финансирование ветеринарной службы.

2. Правовые решения по ветеринарии. Ветеринарный устав СССР, принятый в 1968 г., являвшийся основным ветеринарным законом, ввиду распада СССР утратил свою силу.

В мае 1993 г. был принят новый закон - закон «О ветеринарии» Российской Федерации.

В законе «О ветеринарии» были сформулированы общие положения о ветеринарии РФ;

задачи и основные направления ветеринарной деятельности, определено, кто имеет право ею заниматься;

регламентированы государственная, ведомственная ветеринарно-санитарная и производственная ветеринарная службы;

записаны права и обязанности госветнадзора;

требования по предупреждению и ликвидации болезней животных и обеспечению безопасности в ветеринарном отношении продуктов животноводства;

определена компетенция Государственной ветеринарной службы РФ в области защиты населения от зооантропонозов;

предусмотрена ответственность за нарушение ветеринарного законодательства и т. д.

В законе «О ветеринарии» было определено, что в государственную ветеринарию входят; органы управления ветеринарным делом, научно-исследовательские и научно- производственные учреждения, ветеринарные лаборатории, противоэпизоотические отряды, управления госветнадзора на государственной границе и транспорте и государственная ветеринарная сеть (станции по борьбе с болезнями животных, ветеринарные лечебницы, ветеринарные пункты и т. д.).

Производственная ветеринария - это ветеринарная служба хозяйств (совхозов, АО, птицефабрик, зверохозяйств и т. д.).

Ведомственная ветеринария - это ветеринарные учреждения и организации, которые находятся в ведении определенных ведомств (Министерства обороны, ФСБ и МВД).

Несмотря на экономические трудности, ветеринарная служба страны в этот период выполняла свои задачи и обеспечивала благополучие страны в ветеринарно-санитарном отношении. В связи с недостатком финансирования ветеринарной службой стали изыскиваться источники дополнительного финансирования.

В 1987 г., еще в СССР, была разрешена индивидуальная трудовая деятельность. Стали открываться коммерческие ветеринарные учреждения. С 1991 г. было разрешено госветслужбе оказывать платные услуги, в 1992 г. был принят перечень платных ветеринарных услуг.

Все это было закреплено в 1993 г. законом «О ветеринарии».

В 1994 г. введены в действие «Правила оказания ветеринарных услуг», а в 1996 г. - «Положение о производственной службе». Все эти документы регулируют на основании Российского законодательства порядок взаимоотношений между специалистами производственной службы, владельцами животных и государственной ветеринарной службой.

Программа экономических реформ включала серьезные преобразования в сельском хозяйстве. Преобладающую роль в аграрной экономике стали играть коммерческие структуры (АО, кооперативы, товарищества и т. д.). Их удельный вес в 1999 г. в составе сельскохозяйственных предприятий составил 65,8%.

Несмотря на огромные финансовые трудности, удалось сохранить агробиологическую промышленность России как единый технологический комплекс специального назначения, не имеющего аналогов в мировой практике. За последние 10 лет произошли серьезные изменения в количественном и качественном составе предприятий. Наряду с традиционными биофабриками появились коммерческие формы при научно-исследовательских институтах, различные частные структуры и отдельные предприниматели.

3. Эпизоотическая обстановка и меры борьбы с заразными заболеваниями. В этот период эпизоотическая ситуация в мире была напряженной. Ее обострение было вызвано вспышками ящура на территории Монголии, вблизи территории Читинской области и республики Бурятия. Вспышки ящура были в Великобритании, Иране, Турции, Индии, Китае, Пакистане. По данным МЭБ, за 90-е годы ящур регистрировался в 75 странах, в том числе в 31-й азиатской, в 27 африканских, 6 южноамериканских, 5 европейских странах и в б странах СНГ.

Следует отметить, что в 80-е годы в нашей стране было достигнуто благополучие в большинстве регионов, благодаря большой работе, проделанной ветеринарной службой и научными учреждениями, которые разработали и внедрили в практику новейшие методы диагностики и лечения.

В последние годы существования СССР (1986-1991), несмотря на значительное распространение ящура в соседних ближневосточных странах, эпизоотическая обстановка была относительно стабильной. Животные планово вакцинировались. Такой она оставалась и после распада СССР до 1994 г., т. к. существовал еще достаточный иммунный фон животных. В связи с распадом Союза и ухудшением экономического положения в странах, бывших республиках Союза, обстановка резко обострилась, особенно в Северо-Кавказском регионе (на 28%), где ранее проводилась плановая вакцинация и тем самым поддерживался своеобразный барьер против распространения ящура с Азиатского континента в страны Европы. Возникли предпосылки для проникновения и распространения ящура в благополучные страны СНГ.

В целях обеспечения и поддержания благополучия по ящуру территорий СНГ (Азербайджан, Армения, Грузия, Казахстан, Киргизия, Россия, Узбекистан) в октябре 1998 г. приняли проект решения о создании буферной зоны. Было определено общее поголовье крупного рогатого скота и овец в этих странах, количество планируемых к вакцинации животных и потребность в противо- ящурной вакцине. Так как Россия и страны СНГ испытывали определенные экономические трудности и не могли проводить вакцинацию в полном объеме, предлагалось часть мероприятий финансировать Европейскому союзу. В 1993 г. между правительствами стран СНГ было подписано «Соглашение о сотрудничестве в области ветеринарии», а затем образован Межправительственный совет по сотрудничеству в области ветеринарии СНГ, одной их задач которого являлось координирование действий разных стран при проведении противоэпизоотических мероприятий.

Ветеринарная служба РФ в этот непростой период находилась на должном уровне, что позволяло поддерживать стабильную эпизоотическую ситуацию на территории страны. По острозаразным болезням (список А) на территории РФ, благодаря принятым мерам, в этот период ситуация оставалась стабильной. Регистрировались отдельные случаи сибирской язвы, классической чумы свиней, болезни Ньюкасла. Перечисленные болезни носили очаговый характер. Кроме острых инфекционных болезней на территории РФ регистрировались хронические болезни, такие как туберкулез, лейкоз, бруцеллез, которые требуют длительной оздоровительной работы. К 2002 г. ветеринарной службе страны путем использования вакцин, удалось предотвратить распространение бруцеллеза и снизить количество неблагополучных пунктов. По этим хроническим заболеваниям были приняты федеральные программы, которые обеспечены финансированием и рассчитаны на несколько лет. С 1996 г. в РФ ежегодно отмечается снижение числа заболевших и павших птиц. Российская Федерация до настоящего времени благополучна по губкообразной энцефалопатии крупного рогатого скота и гриппу птиц.

В 1990-1991 гг. была полностью реорганизована государственная ветеринарная служба на границе РФ и транспорте. Созданы зональные управления Госветнадзора на границе РФ и транспорте, на которые возложены функции контроля за международными и внутригосударственными перевозками животноводческих грузов на всех видах транспорта. Устанавливаются жесткие, но достаточно эффективные требования при ввозе продукции животного происхождения из-за рубежа. Система контроля при экспортно-импортных перевозках постоянно совершенствуется. Увеличился ввоз в Россию продуктов животного происхождения. Стабильную эпизоотическую ситуацию в стране поддерживают 11 зональных управлений на границе и транспорте, в которые входят 165 пограничных и 32 транспортных контрольных ветеринарных пункта, общая численность которых составляет 2080 штатных единиц.

Одной из важнейших задач, стоящих перед ветеринарной службой, является стратегическая задача продовольственной безопасности - безопасности продуктов питания. В целях защиты населения от болезней общих для человека и животных и пищевых отравлений ветеринарно-санитарная служба проводит ветеринарно-санитарную экспертизу продовольственного сырья и продуктов животного происхождения на убойных пунктах, мясокомбинатах, мясоперерабатывающих предприятиях, птице- и рыбокомбинатах, рынках и т. д. На 2003 г. на территории России находилось 2942 учреждения государственной ветеринарной сети с численностью 109 тыс. человек, 1382 ветеринарные лаборатории и 1540 лабораторий ветеринарно-санитарной экспертизы на продовольственных рынках.

Большая армия ветеринарных специалистов трудится в сельскохозяйственных предприятиях, мясоперерабатывающих предприятиях, хладокомбинатах, птицефабриках, которые в настоящее время выходят из кризиса и находятся на подъеме.

4. Состояние высшего ветеринарного образования. Коренные социально-экономические преобразования не могли не сказаться на высшей школе. Существенно сократилось финансирование из государственного бюджета, прекращено обновление материально-технической базы высшей школы, свернуто учебное книгоиздание, резко уменьшился объем и результативность научных исследований, но высшая ветеринарная школа, преодолевая огромные трудности, сумела сохранить свой педагогический и научный потенциал, и продемонстрировала, что она является нравственной основой государства, одним из гарантов стабильности общества.

Важной вехой в развитии высшего ветеринарного образования явилась разработка государственного образовательного стандарта, который утвержден Госкомвузом России. На основании ГОСТ составлены примерные учебные планы, утвержденные в 1995 г. В них в последующем были внесены коррективы по улучшению общего и развивающего образования, по усилению экономического образования, по теории и практике рыночных отношений, по отраслевой экономике, маркетингу, менеджменту и предпринимательству. Подготовлены и утверждены учебные программы дисциплин. Учебные ГОСТы предусмотрено обновлять через каждые 5 лет.

На 2010 г. подготовку по специальности «Ветеринария» осуществляли 37 вузов: 4 из них академии ветеринарной медицины - Московская, Санкт-Петербургская, Казанская, Уральская - и 33 факультета при сельскохозяйственных академиях и аграрных университетах.

5. Ветеринарная служба России в ХХ веке. Путь, пройденный ветеринарной службой в XX в. - от образования самостоятельного Ветеринарного управления МВД Российской империи (1901 г.) до современного состояния ветеринарного дела в стране, - был нелегким. Несмотря на важные открытия русских ученых в области ветеринарии в дореволюционный период, советская ветеринарная служба получила тяжелое эпизоотическое наследство.

Молодое Советское государство с первых дней своего существования приняло ряд чрезвычайных мер по борьбе с эпизоотиями. Для этой цели были изданы декреты по мобилизации ветеринарного персонала и его правильному использованию; созданы условия для увеличения выработки биопрепаратов. Ветеринарно-бактериологические лаборатории и противочумные станции, по декретам Совнаркома, были снабжены всеми необходимыми материалами. Значительно расширена сеть ветеринарно-бактериологических институтов и лабораторий.

В довоенный период правительство принимает ряд мер по улучшению постановки ветеринарного дела в стране и по снижению потерь в животноводстве от болезней;

по выпуску доброкачественного в ветеринарно-санитарном отношении сырья животного происхождения и по охране населения от заразных болезней, общих для человека и животных.

В тяжелые годы Великой Отечественной войны ветеринарные работники проявили патриотизм и организованность и своим самоотверженным трудом, впервые в истории, не допустили распространения эпизоотий, неизбежных спутников минувших войн (русско-японской и Первой мировой).

В послевоенные годы Советское правительство приняло ряд мер по улучшению постановки ветеринарного дела в стране. Одни из них были направлены на совершенствование организационной структуры ветеринарной службы, другие - на улучшение мер борьбы с болезнями животных, третьи - на поднятие престижа профессии ветеринарного работника, на повышение роли ветеринарного врача, на восстановление и развитие общественного животноводства.

За годы Советской власти ветеринария достигла крупных успехов и превратилась в крупную, оснащенную организацию, способную надежно охранять здоровье животных и человека. Страна располагала большой сетью специализированных научно-исследовательских институтов, учебных заведений, диагностических и лечебных ветеринарных учреждений, крупной биологической промышленностью.

С честью пройдя сквозь годы реформ начала 90-х, ветеринарная служба оказалась одной из самых крепких в нашей стране, устояла и оберегла благополучие россиян.

В настоящее время происходит реорганизация ветеринарной службы. Реформа проходит в масштабах всей страны, и реорганизация ветеринарной службы является лишь частью глубоких масштабных преобразований, с которыми связаны, в частности, процедуры изменения законодательства, переустройство деятельности службы на территории страны. Реорганизация включает разграничение функций по уровню ответственности, приведение полномочий ветеринарных органов в соответствие с межбюджетными отношениями; оптимизацию структуры Государственной ветеринарной службы и др.

В 2004 г. сформированы Федеральная служба по ветеринарному и фитосанитарному надзору (для обеспечения надзора за исполнением ветеринарного законодательства как на федеральном уровне, так и на уровне субъектов) и Управление ветеринарии Федерального агентства по сельскому хозяйству. Несмотря на напряженные дни реорганизации, ветеринарная служба неукоснительно исполняет свой государственный долг, о чем свидетельствует спокойная эпизоотическая обстановка в стране.


РАЗДЕЛ VII. ВОЕННАЯ ВЕТЕРИНАРНАЯ СЛУЖБА

ветеринария животное коннозаводство болезнь

Лекция 18


Тема: Истории развития отечественной военной ветеринарной службы.

. Зарождение государственной военной ветеринарии в России.

. Становление высшего военно-ветеринарного образования в России.

. Развитие военной ветеринарии в СССР.

. Развитие военно-ветеринарного образования в СССР.

. Ветеринарно-санитарная служба вооруженных сил РФ.

.Зарождение государственной военной ветеринарии в России.

В 2007 г. отечественная военная ветеринария отметила свой 300-летний юбилей, а в 2008 г. мы будем праздновать 200-летие высшего ветеринарного образования в России. Военная ветеринария, как и специальное ветеринарное образование, своему появлению обязана Петру I, хотя официальной датой считают 1808 г., когда при Императорской медико-хирургической академии было открыто ветеринарное отделение. Однако, Петр I своим указом от 31 марта 1715 г. о посылке в полки коновалов и обучении «доброй коновальной науке» положил начало подготовке ветеринарных специалистов для армии. Изданный раньше указа о «научении нижних чинов медицине» (последний увидел свет 23 мая 1719 г.), он способствовал обучению ветеринарной науке в России за 47 лет до того, как в Западной Европе была открыта первая ветеринарная школа (Лион, Франция,1762 г.).

Специальная подготовка русских коновалов началась с основания в 1735 г. Хорошевской школы, а затем и других школ при Даниловской, Скопинской, Сидоровской и прочих царских конюшнях. В то время ветеринарные школы были лишь подготовительными, обучение в них носило ремесленный, эмпирический характер, однако в эпоху отсутствия научного, административного ветеринарного центра, а также высших учебных ветеринарных заведений эти школы были единственными хранителями практических ветеринарных знаний.

Во второй половине XVIII в. резко возросла необходимость в обеспечении армии искусными «скотскими» врачами и коновалами. В 1803 г. министр внутренних дел Кочубей в докладе императору Александру I «О заведении в Санкт-Петербурге, Москве и Лубнах трех скотоврачебных училищ» указывал, что выгоды от подобных училищ неоспоримы. По мнению министра, главная цель учреждения этих училищ состояла в обеспечении кавалерии искусными коновалами и кузнецами, поскольку ремонтирование армии лошадьми стоило больших средств и сохранение конского состава в войсках приобретало государственное значение. Александр I утвердил доклад Кочубея, но предложенные министром мероприятия были осуществлены не полностью.

2. Становление высшего военно-ветеринарного образования.

В 1808 г. в уставе Императорской медико-хирургической академии было отмечено, что цель академии - образование юношества во всех частях врачебных наук, при этом учреждалось три части преподавания: медицинская, ветеринарная и фармацевтическая. Устав академии предусматривал подготовку на ветеринарном отделении воспитанников двух разрядов - лекари и помощники лекаря. До 1836 г. в Санкт-Петербурге и в Москве могло приниматься ежегодно по 20 воспитанников первого разряда и по 100 второго. Однако такого числа воспитанников, как правило, не набиралось. С 1809 по 1824 г. было выпущено по ветеринарной части 115 лекарей, 134 помощника лекаря. Как тех, так и других вначале направляли только в армию. Уставом академии 1808 г. предусматривалось, что помощники за отличия и заслуги после испытания могли производиться в ветеринарные лекари, а прослужившие в полках не менее 10 лет имели право переходить на гражданскую службу в губернии. Ветеринарные помощники в армии постепенно заменяли коновалов, хотя фактически, из-за своей малочисленности, так не смогли заменить их полностью.

В начале второй половины XIX в, ветеринарное отделение Санкт-Петербургской медико-хирургической академии, находилось в крайне неудовлетворительном состоянии. Руководство академии мало интересовалось подготовкой ветеринарных специалистов и нередко высказывало сомнение в необходимости существования ветеринарного отделения. Учрежденный в 1860 г. при Министерстве внутренних дел особый временный «комитет об улучшении ветеринарной части в России и о мерах против скотских падежей в Империи» в 1864 г. признал тем не менее существование отделения необходимым. Предложенный комитетом проект организационных и штатных мероприятий, направленный на улучшение работы отделения, по приказанию Военного министра был рассмотрен Военно-медицинским департаментом и признан удовлетворительным. В следующем 1865 г. президент Медицинской академии П.А. Дубовицкий представил Военному совету проект комитета с замечаниями Военно-медицинского департамента и пояснительной запиской. Военный совет 4 июля 1866 г. одобрил предложение Дубовицкого, в частности о переименовании отделения в институт, и учредил должность заведующего ветеринарным отделением.

Во второй половине XIX в. уделяется внимание вопросу о присвоении ученых степеней военным ветеринарным врачам. В 1861 г. при ветеринарном институте Санкт-Петербургской медико-хирургической академии ежегодно оставляли на два года по одному из отличнейших по способностям и успехам ветеринарных воспитанников первого разряда, удостоенных по окончании степени ветеринара. К концу первого года пребывания в академии они должны были выдержать экзамен на степень магистра ветеринарных наук, а к концу второго года защитить «магистерскую диссертацию». Для лучшего изучения избранной специальности разрешалось назначать их ассистентами. После двухлетнего пребывания в институте и получения степени магистра ветеринарных наук их назначали на штатные должности. Предусматривалось также лучших выпускников направлять, за казенный счет на два года в заграничную командировку для усовершенствования по избранным предметам, с дальнейшим назначением, как правило, преподавателями академии.

При Петербургской медико-хирургической академии ветеринарных врачей готовили до 1883 г. Состояние ветеринарного отделения академии заметно улучшилось после ряда организационных мероприятий (увеличение штата, прекращение подготовки ветеринарных помощников и др.) и создания прочной материальной базы. В 1873 г. отделение перевели во вновь отстроенное для ветеринарного института главное здание, где были оборудованы клиники, кузница и др. В это время особенно большой вклад в развитие ветеринарного образования внес профессор И.И. Равич, назначенный в 1872 г. приказом Военного министра заведующим ветеринарным отделением. Однако в 1879 г. в связи с преобразованием Медико-хирургической академии в Военно-медицинскую академию для ветеринарного отделения возникли неожиданные осложнения. Главный военно-медицинский инспектор заявил, что ввиду небольшой потребности армии в ветеринарных врачах (в среднем 10 человек в год) нет надобности в особом ветеринарном учебном заведении, и в 1880 г. прием учащихся на ветеринарное отделение академии был прекращен. Студентам разрешили окончить полный курс обучения, штат отделения сокращался постепенно, и фактическое его упразднение состоялось в 1883 г. За 75-летний период существования ветеринарное отделение выпустило более 1000 ветеринарных специалистов. В их подготовке участвовали крупные научные силы, создавшие в то время и в последующем отечественную ветеринарию, способствовавшие ее прогрессу и положившие начало ряду научных школ.

Ветеринарных лекарей и помощников готовили и в других учебных заведениях: в Вильно (1818), Харькове (1835), Варшаве (1840), Дерпте (1848), Казани (1873).

На рубеже XIX-XX вв. ветеринарный состав армии пополнялся за счет стипендиатов военного ведомства в ряде ветеринарных институтов. С 1912 г. выпускники последних стали получать звание ветеринарный врач, а не ветеринар, как ранее, что свидетельствовало о полученном высшем специальном образовании. Однако высшего учебного военно-ветеринарного заведения Россия в этот период не имела, и это отрицательно отразилось на качестве подготовки военных ветврачей и на постановке ветеринарного дела в армии в целом. В ходе Русско-японской и Первой мировой войн ветеринарная служба русской армии с трудом обеспечивала благополучие войсковых животных. В связи с этим в 1914 г. было принято решение об организации военно-ветеринарной академии с 5-летним сроком обучения, но начавшаяся Первая мировая война помешала его осуществлению.

3. Развитие военной ветеринарии в СССР. Одним из переломных периодов развития службы явились годы после окончания войны (1948-1954). Вследствие дальнейшей механизации армии и почти повсеместной замены лошадей машинами происходи^ значительное сокращение численности личного состава и учреждений военно-ветеринарной службы. Перевод тыла Советской Армии на мирное положение поставил перед службой сложные задачи по пересмотру организационной структуры, укомплектованию оставшихся учреждений наиболее подготовленными кадрами, проведению обработки лошадей и подготовке имущества, передаваемых.в народное хозяйство, уточнению руководящих документов с учетом опыта войны. При сокращении сил и средств службы одновременно совершенствовалась ее организационная структура и материально-техническая база, существенно изменились содержание и объем задач.

В середине 50-х годов с появлением и внедрением в войска новых видов ракетно-ядерного оружия военно-ветеринарная служба (начальник - генерал-лейтенант в/с А. М. Пенионжко) была призвана выполнять совершенно новую для нее задачу по разработке и выполнению ветеринарных мероприятий в общей системе защиты личного состава от оружия массового поражения. Направленность службы изменилась, на первый план выдвинулась ее функция по охране военнослужащих от болезней, передающихся через животных, а также от поражений, которые могут быть вызваны потреблением продуктов питания, подвергшихся воздействию бактериальных средств, химических и радиоактивных веществ. В 1958 г. пересматривается структура службы, вместо стационарных ветеринарных лазаретов и межгарнизонных амбулаторий организуются подвижные ветеринарно-эпизоотические отряды многоцелевого назначения, ветеринарные лаборатории.

К 1965 г. сложилась следующая организация службы: в центре - Военно-ветеринарный отдел Министерства обороны, которому непосредственно подчинены курсы усовершенствования офицеров ветеринарной службы, центральный ветеринарный склад; а также ветеринарные службы округов, групп войск, флотов, которым подчинялись ветеринарные лаборатории, ветеринарно-эпизоотические отряды, ветеринарный склад, войсковые ветеринарные врачи, специалисты военных совхозов.

В 70-80-х годах служба получила дальнейшее развитие: улучшился ее состав и структура, которая стала полнее соответствовать построению войск. Это обеспечило большую мобильность, эффективность и управляемость сил и средств службы, позволило меньшими силами решать более крупные задачи. Существенно расширилась ветеринарная служба видов Вооруженных сил СССР и родов войск, восстановлен Военно-ветеринарный факультет при Московской ветеринарной академии им. К. И. Скрябина (1978 г.), в составе службы появились вновь созданные учреждения, увеличилось количество штатных ветеринарно-эпизоотических отрядов и лабораторий, оснащенных современной техникой, оборудованием и аппаратурой. Обобщая опыт войны и учитывая новые условия, можно констатировать, что в этот период были разработаны принципы организации обеспечения войск, которые были включены в Боевой устав и другие руководящие документы.

4. Развитие военно-ветеринарного образования в СССР. После революции 1917 г. тяжелое положение с ветеринарными кадрами испытывала и Красная армия. Для решения этого вопроса приказом Реввоенсовета СССР № 918 от 12 сентября 1925 г. было открыто военное отделение при Казанском ветеринарном институте. Это было вызвано необходимостью постоянного пополнения армии ветеринарными врачами, имеющими не только высшую профессиональную квалификацию, но и военную подготовку. 8 октября 1929 г. состоялся первый выпуск военных ветеринарных врачей - 28 человек. Этот день положил начало планомерному комплектованию Красной армии ветеринарно-врачебным составом.

В этом же году военное отделение было переведено в Москву и стало функционировать при МЭВИ. Уже в Москве были приняты студенты на 1-й курс, а слушатели 2-го, 3-го и 4-го курсов оставались в Казани и продолжали учебу до выпуска (последний выпуск в Казани состоялся в 1932 г.). В 1930 г. военное отделение при МЗВИ было развернуто в военно-ветеринарный факультет, в 1935 г. факультет был преобразован в Военно- ветеринарный институт, а в 1938 г. - в Военно-ветеринарную академию РККА. Академия занимала ведущее место среди ветеринарных вузов страны, имела в штате 299 военнослужащих постоянного состава, 406 вольнонаемных и 800 слушателей. В структуре академии предусматривались учебный, научный и политический отделы, 29 кафедр, курсы усовершенствования военных ветеринарных врачей и подразделения обслуживания. В разное время в академии работали видные ученые: академики К.И. Скрябин, С.Н. Вышелесский, И.Е. Мозгов, Н.Ф. Попов; заслуженные деятели науки А.Ф. Климов, Я.Е. Коляков, Б.М. Оливков, Г.В. Домрачев, Н.А. Сошественский; профессора Н.М. Шпайер, И.В. Шур, М.С. Ганнушкин и др. Научную и учебную работу вели 21 доктор наук и профессор, 47 кандидатов наук и доцентов.

Академия внесла большой вклад в подготовку ветеринарных кадров и развитие ветеринарной науки в нашей стране. Научные исследования ее имели не только оборонное, но и народно-хозяйственное значение. Академия дала войскам большой отряд военных ветеринарных врачей, провела значительную работу по переподготовке кадров. За годы войны академия выпустила из своих стен 1179 военных ветеринарных врачей. Ее выпускники составили основу ветеринарной службы действующей армии в годы Великой Отечественной войны, внесли существенный вклад в ветеринарное обеспечение операций.

После Великой Отечественной войны процесс сокращения Вооруженных сил и реформирования армии затронул и военно-ветеринарную службу, потребность в ветеринарных специалистах значительно сократилась. В 1948 г. академия была преобразована в военно-ветеринарный факультет при Московской ветеринарной академии, который функционировал до 1956 г., а затем был реорганизован в КУОВС (ОКВС).

июля 1978 г. ,на основании постановления Совета министров СССР от 19 августа 1977 г. № 766-239 и приказа Министра обороны СССР от 24 ноября 1977 г., на базе ОКВС был вновь сформирован (воссоздан) военно-ветеринарный факультет при Московской ветеринарной академии имени К.И. Скрябина. С 1978 по 2001 г. факультет подготовил свыше 620 военных ветеринарных врачей, 55 выпускников окончили его с отличием. Выпускники факультета несли службу в различных уголках Советского союза, а также в составе групп войск (контингента) в странах ближнего и дальнего зарубежья (Германия, Венгрия, Куба, Ливия, Монголия, Польша, Сирия, Югославия и др.). Получив прочные и глубокие профессиональные знания, они стали опорой военной ветеринарии и в значительной мере способствовали сохранению и поддержанию ветеринарного благополучия войск.

В 2002 г. в соответствии с постановлением Правительства Российской Федерации от 04.04.2001 № 260 на базе военно-ветеринарного факультета при МГАВМиБ им. К.И. Скрябина был создан ВВИ (начальник И.С. Колесниченко).

Комплектование института слушателями осуществляется за счет студентов, окончивших 4 курса ветеринарных академий, аграрных университетов и институтов, имеющих ветеринарные факультеты. Срок обучения рассчитан на 2 года. Окончившим институт присваивается квалификация ветеринарный врач, воинское звание лейтенант медицинской службы и выдается диплом государственного образца. Выпускников института назначают на должности ветеринарного врача воинской части, начальника ветеринарно-санитарной службы (ветеринарного врача) соединения, начальника отделения ветеринарного учреждения с перспективой выдвижения на должности начальника ветеринарного учреждения, ветеринарного инспектора (начальника ветеринарно-санитарной службы) армии (корпуса).

В институте в соответствии с лицензией Министерства образования РФ готовят ветеринарных специалистов по программам высшего и послевузовского (адъюнктура) образования, кроме того, предусмотрены курсы повышения квалификации для офицеров ветеринарно-санитарной службы по ряду специальностей. Преподавательский состав института включает в себя опытных офицеров, имеющих солидный педагогический стаж, а также молодых военных ветеринаров, призванием которых стало педагогическое поприще. Их научная и педагогическая квалификация (более половины преподавателей имеет ученую степень) гарантирует высокое качество учебной и военно-научной работы. В единой системе подготовки формируются ветеринарные специалисты, способные поддерживать ветеринарно-санитарное обеспечение войск на уровне, соответствующем требованиям настоящего момента.

Институт является центром научно-исследовательской, экспертной и методической работы ветеринарно-санитарной службы. В научных подразделениях института (научно-исследовательский отдел и научно-исследовательские лаборатории) организована работа по основным направлениям деятельности ветеринарно-санитарной службы, в ходе которой решаются многоплановые задачи, связанные с разработкой предложений и рекомендаций по совершенствованию мероприятий, проводимых ветеринарно-санитарной службой, а именно; средств, способов лечения и профилактики поражений войсковых и продовольственных животных в условиях применения оружия массового поражения. Особую актуальность в последнее время приобрели исследования, связанные с изучением оптимальной организации ветеринарно-санитарного обеспечения войск в локальных вооруженных конфликтах. Выводы и заключения ученых будут способствовать более четкой и эффективной организации деятельности специалистов общей и военной ветеринарно-санитарной службы в этих условиях.

5. Ветеринарно-санитарная служба вооруженных сил РФ. В 90-е годы XX в. начался новый этап развития военной ветеринарии, характеризующийся увеличением объема мероприятий, выполняемых службой в интересах защиты здоровья личного состава войск и сил флота. Произошедшие в стране перемены поставили новые задачи в области организации и проведения ветеринарного обеспечения войск и потребовали качественных изменений в работе военно-ветеринарных специалистов в сторону повышения эффективности и действенности работы службы по обеспечению предупредительной направленности ветеринарного надзора за качеством и пищевой безопасностью продовольствия, поставляемого в войска. Все это привело к необходимости реорганизации военно-ветеринарной службы. Федеральным Законом Российской Федерации «О ветеринарии» военно-ветеринарной службе был придан статус ведомственной ветеринарно-санитарной службы с возложением на нее функций надзора за выполнением в Вооруженных Силах ветеринарно-санитарных требований, норм и правил, установленных законодательством.

Мероприятия, осуществленные в ходе преобразования военной ветеринарии, позволили: включить ветеринарно-санитарную службу ВС РФ, как самостоятельную ведомственную подсистему, в единую систему государственного ветеринарно-санитарного надзора; усовершенствовать деятельность имеющихся учреждений ветеринарно-санитарной службы, дополнительно сформировать специализированные учреждения - ветеринарные контрольные пункты (на военных аэродромах и в пунктах базирования военно-морских судов), включить ветеринарно-санитарную службу Вооруженных Сил в функциональную подсистему единой государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций (РСЧС) «Защита сельскохозяйственных животных»; осуществить, в целях совершенствования профессиональной подготовки и повышения квалификации специалистов ветеринарно-санитарной службы ВС РФ, реорганизацию Военно-ветеринарного факультета при МГАВМиБ им. К. И. Скрябина в Военно-ветеринарный институт; переработать основные руководящие документы по службе, определяющие основы организации ветеринарно-санитарного обеспечения войск и сил флота, предназначение и принципы использования организаций ветеринарно-санитарной службы, содержание и порядок проведения основных мероприятий ветеринарно-санитарной службы и пр.

Все эти преобразования способствовали достижению необходимой эффективности ветеринарно-санитарного обеспечения войск в условиях военного реформирования.

В настоящее время Ветеринарно-санитарная служба Вооруженных Сил РФ представляет собой стройную систему органов управления, организаций ветеринарно-санитарной службы, а также специалистов ветеринарно-санитарной службы воинских частей, соединений, организаций и хозяйств, предназначенных для проведения ветеринарно-профилактических, противоэпизоотических, лечебных мероприятий, ветеринарно-санитарного надзора и других ветеринарных мероприятий в войсках и на флоте.


Лекция 19


Тема: Международные ветеринарные организации.

.Всемирная ветеринарная ассоциация (ВВА).

. Международные ветеринарные конгрессы.

.Международная эпизоотическая служба

Массовые опустошительные эпизоотии в конце девятнадцатого столетия, как и ранее, наносили значительный экономический ущерб животноводству многих стран Европы, Азии и других континентов мира. Ветеринарные службы принимали возможные меры по ликвидации заболеваний в своих странах, но различный уровень организации ветеринарного дела, распространение эпизоотий на обширных территориях не приводили к искоренению опасных заболеваний, поэтому со всей остротой встал вопрос о необходимости объединения усилий специалистов всего мира в борьбе с эпизоотиями.

1.Всемирная ветеринарная ассоциация (ВВА). На становление и развитие мировой ветеринарии оказало большое влияние создание и работа международных ветеринарных организаций. Одной из таких неправительственных организаций является Всемирная ветеринарная ассоциация (ВВА), штаб-квартира которой находится в г. Женеве. В апреле 1863 года на встрече профессоров ветеринарных школ и ветеринарных врачей профессор Д. Гембджи из ветеринарного колледжа в г. Эдинбурге предложил обсуждать и учреждать единые правила по борьбе с эпизоотиями инфекционных болезней животных. Предложение о созыве первого Международного ветеринарного конгресса было вызвано появлением чумы крупного рогатого скота, которая быстро распространилась по всей Европе и нанесла большой экономический ущерб. Профессор Гембджи, выдвигая предложение о созыве конгресса, руководствовался тем, что «контроль над эпизоотиями нельзя регулировать самостоятельно каждой страной в отдельности, а только совместно всеми государствами», что необходимо обсудить актуальные вопросы, особенно в отношении причин распространения и предотвращения повальных болезней животных. Первый Международный конгресс ВВА проходил с 14 по 18 июля 1863 г. в г. Гамбурге. На этом конгрессе было принято решение о периодическом проведении международных совещаний. Для этого был создан Постоянный комитет Всемирных ветеринарных конгрессов, который в 1962 году был реорганизован во Всемирную ветеринарную ассоциацию (ВВА).

В работе Первого Международного конгресса принимал участи 101 делегат из европейских стран. Участники конгресса обсудили меры борьбы с эпизоотиями чумы и повального воспаления легких крупного рогатого скота, ящура, бешенства, оспы овец. Первый Международный ветеринарный конгресс нацелил ветеринарную общественность на скорейшее выяснение этиологии, причин распространения массовых повальных болезней животных и разработку мер, направленных на купирование этих болезней. На этом конгрессе было принято решение о периодическом проведении международных совещаний. С этой целью был создан Постоянный комитет Всемирных ветеринарных конгрессов.

Уже через два года, в 1865 г. в Вене был созван Второй Международный ветеринарный конгресс, в работе которого приняли участие 170 делегатов. Они расширили рекомендации по мерам борьбы с чумой крупного рогатого скота и бешенством и указали на большую роль железнодорожного транспорта, как фактора распространения инфекционных болезней животных. Были предложены соответствующие предупредительные меры. Положение о Постоянном комитете международных ветеринарных конгрессов было принято на специальном совещании в 1906 г. в Баден-Бадене. Впоследствии на заседании Постоянного комитета представителей стран- участниц в 1962 г. была учреждена Всемирная ветеринарная организация. Тогда же были приняты ее Конституция и Правила, в которых определены основные цели и задачи ВВА, организационная структура, членство стран и отдельных ассоциаций ветеринарных врачей, порядок уплаты членских взносов, проведение международных ветеринарных конгрессов и другие аспекты ветеринарной деятельности ВВА. Основные задачи ВВА: постоянно расширять связи между национальными ветеринарными ассоциациями; организовывать и проводить всемирные ветеринарные конгрессы; обмениваться информацией; оказывать помощь в совершенствовании ветеринарного образования; содействовать укреплению социального положения ветеринарной профессии; устанавливать отношения с организациями, цели которых связаны с целями ассоциации.

Ассоциацию возглавляет президент, .помощниками которого являются вице-президенты, секретарь-казначей, административный директор, члены фондового и Постоянного комитетов.

Постоянный Комитет в структуре ВВА занимает центральное место. Он объединяет представителей национальных ветеринарных ассоциаций; ассоциированных членов международных ассоциаций ветеринарных специалистов; членов со статусом наблюдателей (ФАО, Международный союз женщин ветеринаров, Панамериканская ветеринарная ассоциация; Европейский союз ветеринаров; Азиатская ассоциация ветеринаров); представителей международных промышленных фирм, поддерживающих деятельность ВВА.

В период между заседаниями Постоянного комитета работой ВВА руководит Бюро в составе президента, вице- президента, секретаря-казначея и его заместителя. Действует фондовый комитет, регулирующий вопросы финансирования ВВА. В составе ВВА работают комиссии, занимающиеся вопросами защиты животных, охраны дикой фауны и ветеринарного образования.

В состав ассоциированных членов ВВА входят: всемирные ассоциации ветеринарных анатомов, физиологов, фармакологов и биохимиков, ветеринарных паразитологов, по гигиене продуктов животного происхождения, по животноводству, ветеринарных патологов, микробиологов, иммунологов и специалистов по инфекционным болезным, по мелким животным, по болезням крупного рогатого скота, по болезням свиней, по болезням птиц, по истории ветеринарной медицины и т.д.

ВВА тесно сотрудничает с другими крупными международными организациями, принимает активное участие в научных исследованиях и встречах, организованных ФАО и Всемирной научной организацией.

2. Международные ветеринарные конгрессы. Согласно Конституции и Правилам ВВА, международные ветеринарные конгрессы проводятся один раз в четыре года. В перерыве между конгрессами работает Постоянный комитет, который на ежегодных заседаниях рассматривает актуальные вопросы, а также готовит созыв очередного конгресса. Организационный комитет страны, где будет собираться конгресс, занимается подготовкой. Тематику проведения очередного конгресса разрабатывает Организационный комитет и утверждает Постоянный комитет ВВА. При утверждении программы учитывают пожелания предыдущих конгрессов, а также ветеринарных служб разных стран, ветеринарных научных ассоциаций, высших школ и научно-исследователь- ских учреждений.

Официальными языками конгресса являются: английский, французский, немецкий, испанский и русский. Решение о признании русского языка официальным языком конгресса было принято в 1967 г. на XVIII Всемирном ветеринарном конгрессе в Париже. Было решено, что официальными языками очередных конгрессов будут 4 из пяти официальных, что устанавливается Постоянным комитетом ВВА по предложению Организационного комитета.

Международный ветеринарный конгресс ведет работу за счет членских взносов, поступающих от стран-членов ВВА, а также частично за счет правительств тех стран, где работает конгресс. Размеры членских взносов для каждой страны устанавливают в зависимости от числа ветеринарных врачей в стране, входящей в состав ВВА.

Первый международный ветеринарный конгресс открылся 14 июля 1863 г. в Гамбурге. В работе принимал участие 101 делегат из 10 стран, в том числе из России. Основная идея первого ветеринарного конгресса - это скорейшее выяснение этиологии, причин распространения и предотвращения повальных болезней животных, таких как чума и ПВЛ крупного рогатого скота, ящур, бешенство, оспа овец. Одной из основных мер борьбы против этих болезней было признано проведение ветеринарно-полицейских мероприятий.

Второй международный ветеринарный конгресс был созван в 1865 г. в Вене; присутствовали 170 делегатов. От России принимали участие 6 делегатов: профессора Ф. С. Интенберг, А. Д. Галицкий, И. И. Равич, П. П. Йес- сен и ветеринарные врачи X. Ф. Ундриц и Р. Вейдеман. Тематика конгресса - чума крупного рогатого скота, бешенство; дезинфекция вагонов.

Третий международный ветеринарный конгресс был открыт в сентябре 1867 г. в Цюрихе. В работе приняли участие 188 делегатов. Вице-председателем III конгресса был избран русский ученый, профессор И. И. Равич. Впер Первый международный ветеринарный конгресс открылся 14 июля 1863 г. в Гамбурге. В работе принимал участие 101 делегат из 10 стран, в том числе из России. Основная идея первого ветеринарного конгресса - это скорейшее выяснение этиологии, причин распространения и предотвращения повальных болезней животных, таких как чума и ПВЛ крупного рогатого скота, ящур, бешенство, оспа овец. Одной из основных мер борьбы против этих болезней было признано проведение ветеринарно-полицейских мероприятий.

Второй международный ветеринарный конгресс был созван в 1865 г. в Вене; присутствовали 170 делегатов. От России принимали участие 6 делегатов: профессора Ф. С. Интенберг, А. Д. Галицкий, И. И. Равич, П. П. Йессен и ветеринарные врачи X. Ф. Ундриц и Р. Вейдеман. Тематика конгресса - чума крупного рогатого скота, бешенство; дезинфекция вагонов.

Третий международный ветеринарный конгресс был открыт в сентябре 1867 г. в Цюрихе. В работе приняли участие 188 делегатов. Вице-председателем III конгресса был избран русский ученый, профессор И. И. Равич. Впер вые детально был обсужден вопрос о введении осмотра мяса и его санитарной оценки в целях охраны здоровья людей. Были рассмотрены вопросы ветеринарного образования. Участники конгресса сочли необходимым узаконить право занятия ветеринарной практикой лишь лицам со специальным образованием и признали целесообразным создание средних ветеринарных учреждений.

Четвертый международный ветеринарный конгресс состоялся в 1883 г. в Брюсселе. Присутствовали 217 делегатов. Обсуждали вопросы ветеринарного образования и организации ветеринарной службы. Было вынесено решение об организации Международной ветеринарносанитарной службы и заключении между государствами конвенции о своевременном извещении о появлении чумы, ящура, повального воспаления легких. Впервые было опубликовано решение об обязательном предъявлении ветеринарных свидетельств о состоянии животных при перевозках на транспорте. Принято решение о периодической публикации Международного бюллетеня о появлении и прекращении болезней животных.

Пятый международный ветеринарный конгресс был созван в 1889 г. в Париже. В его работе приняло участие пять делегатов из России, один из которых (профессор Е. М. Земмер) был избран вице-президентом. На конгрессе впервые был вынесен вопрос об организации международной ветеринарной службы по борьбе с эпизоотиями, о немедленном уведомлении государств при появлении эпизоотий в странах, являющихся участниками конвенции. Разработаны основные положения ветеринарно-санитар- ной службы; рассмотрены вопросы строжайшего ветери- нарно-санитарного контроля на границах за передвижением животных и продуктов животного происхождения.

Шестой международный ветеринарный конгресс состоялся в 1895 г. в Берне. В работе конгресса приняло участие 680 делегатов, в том числе 12 из России. На конгрессе обсуждали вопросы прививок против некоторых инфекционных заболеваний, о ветеринарной анатомической номенклатуре, о влиянии ветеринарной науки на социальное развитие и подъем народного благосостояния. Конгресс признал целесообразным учредить Международное ветеринарно-санитарное бюро для публикации бюллетеня о движении заразных болезней среди животных.

Седьмой международный ветеринарный конгресс был созван в 1889 г. в Баден-Бадене. Присутствовали 958 делегатов из 26 стран. От России участвовали директор Юрьевского ветеринарного института М. Раух и профессор Казанского ветеринарного института К. М. Гольцман. На конгрессе было принято решение о профилактических прививках против ящура, мерах борьбы с туберкулезом, о порядке использования мяса и молока от туберкулезных животных.

В дальнейшем указанные конгрессы созывались регулярно каждые четыре года, за исключением периодов первой и второй мировой войн. Наиболее значимыми из них в последние десятилетия необходимо отметить следующие:

ХХV Всемирный ветеринарный конгресс состоялся в 1995 г. в Якагама и проходил совместно с XX конгрессом Всемирной ассоциации мелких животных. На конгрессе присутствовало около 8 тыс. специалистов из более чем 80 стран мира. Делегацию из России в составе 8 человек возглавлял В. М. Авилов, начальник Департамента ветеринарии Минсельхоза РФ. Работа конгресса была направлена на обсуждение таких важных проблем, как ветеринарная этика и благополучие животных, здоровье животных и гигиена питания в международной торговле, специализация в ветеринарной медицине, контроль и профилактика болезней свиней в XXI веке, биотехнология и разработка вакцин, методы диагностики болезней.

XXVI Всемирный ветеринарный конгресс состоялся в 1999 г. в Лионе. На конгрессе рассматривались вопросы по актуальным проблемам ветеринарии: болезни свиней, болезни птиц, о развитии международной торговли и о болезнях человека и животных.

XXVII Всемирный ветеринарный конгресс состоялся в 2002 г. в Тунисе. Конгресс был организован тунисским ветеринарным советом в союзе со Всемирной ветеринарной организацией. Тема конгресса: «Когда ветеринарная медицина охватывает древние цивилизации». Он явился первым крупным ветеринарным конгрессом 3-го тысячелетия.

3 .Международная эпизоотическая служба. В начале прошлого века, не смотря на значительные успехи, проблемой оставались массовые инфекционные болезни животных. Поэтому, в январе 1924 года представители 28 государств подписали соглашение о создании ветеринарной научно-технической организации - Международной эпизоотической службы, с местонахождением Международного эпизоотического бюро (МЭБ) в г. Париже. Основными задачами МЭБ были определены;

- координация исследований в отношении патологии и профилактики тех инфекционных болезней животных, по которым необходимо международное сотрудничество,

сбор и рассылка правительствам и их ветеринарным учреждениям сведений о распространении инфекционных болезней, представляющих общий интерес и касающихся хода эпизоотий отдельных болезней и средств, применяемых для борьбы с ними,

изучение проектов соглашений, относящихся к ветеринарно-санитарному надзору за животными и представление в распоряжение правительств, подписавших эти соглашения, возможности контролировать их выполнение.

МЭБ имеет свои региональные подразделения и подразделения по эпизоотологии конкретных инфекционных болезней. Такие подразделения информируют правительства и ветеринарные службы об эпизоотической ситуации в разных странах, что дает возможность своевременно организовывать и проводить необходимые предупредительные меры.

Таким образом, в ХУ11 - ХХ веках основными событиями, способствующими развитию и укреплению ветеринарии, были:

организация ветеринарных школ и подготовка квалифицированных специалистов в области содержания, ухода и кормления животных, лечения и профилактики их болезней, ковки лошадей, акушерства и некоторых хирургических операций. Основой учебных программ этих школ были осмысленные и проверенные данные народной ветеринарии,

достижения отдельных исследователей в области медицины (Э.Дженнер), в области физики (А.Левенгук), в области физиологии (Гарвей), многочисленные предпосылки о роли живых невидимых организмов, вызывающих массовые инфекционные болезни животных и человека, и др.,

открытие бактериальной и вирусной природы инфекционных болезней животных и человека и освоение технологий работы с такими возбудителями инфекций (Л.Пастер, Р.Кох, Д.И.Ивановский, их сотрудники, ученики и последователи),

открытие природы иммунитета (Л.Пастер, П.Эрлих, И.И.Мечников и их последователи),

создание государственных структурных органов управления ветеринарией, популяризация ветеринарных знаний и функционирование обслуживающих ветеринарию отраслей народного хозяйства,

создание и функционирование международных ветеринарных организаций.