Тема: Теоретические положения действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    25,68 Кб
Теоретические положения действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц
Теоретические положения действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Введение

Жизнь общества и государства, как и граждан, требует упорядоченности и стабильности. Без правил поведения нельзя наладить совместное существование и деятельность людей. Право, как известно, и выступает официально установленным сводом формализованных норм общественного поведения. Это признано всеми, к этому привыкли, это соблюдается. Однако, конфликты, споры и столкновения людей существовали во все времена. Их всегда пытались осмыслить и найти средства предотвращения и разрешения. Как отрасль законодательства уголовное право - это государственная воля, возведенная высшим органом законодательной власти в систему юридических норм, предусматривающих основание, принципы и другие общие положения уголовной ответственности, виды преступлений, а также наказания и иные меры уголовно-правового характера за совершение преступлений. Для законного применения норм Уголовного Кодекса Российской Федерацией необходимо детальное определение действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц.

Актуальность выбранной темы заключается в том, что современное уголовное право с одной стороны консервативно в поддержании устойчивого порядка, с другой изменчиво. Оно претерпевает определенные изменения. В современных условиях национально-правовая «самодостаточность» каждой страны, не утрачивая своих истоков, испытывает все более мощное влияние других правовых систем. И международно-правовая система тоже все более активно взаимодействует с национально-правовыми системами. Таким образом, возникает проблема выбора уголовного закона, который необходимо применить во времени и пространстве. В таком случае право, выступая как регулятор общественных отношений, является участником споров - как повод и цель, как арбитр и судья, как средство согласования интересов.

Истории известно множество способов решения проблемы выбора уголовного закона, подлежащего применению в случаях, в зависимости от государственной принадлежности преступника и места совершения преступления. Так, в средневековой Европе выбор закона зависел от национальности преступника: «франк судился по законам франков, аллеман - по закону аллеманов, бургунд - по закону бургундскому и римлянин - по римскому»; позже нередко применялся закон места задержания преступника». На сегодняшний день в учении о действие уголовного закона обычно принято выделять два аспекта: временной и пространственный. Последний, в свою очередь, включает в себя характеристику действия уголовного закона на определенной территории и в отношении определенного круга лиц.

Таким образом, цель курсовой работы заключается в раскрытии теоретических положений действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц. В соответствии с целью, поставлены задачи курсовой работы:

·рассмотреть действие уголовного закона в пространстве и его принципы;

·рассмотреть действие уголовного закона по кругу лиц;

·рассмотреть значение института экстрадиции и института политического убежища в сфере действия уголовного закона в пространстве.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка использованной литературы.

В процессе выполнения работы были использованы нормативно - правовые акты, учебная литература и периодические издания.

Глава 1. Принципы действия уголовного закона в пространстве

Большинство определений принципов права исходит через понятия «свойства», «основного начала», «образующего элемента», например, по мнению И.А. Гревновой, «уголовно-правовой принцип - это обусловленное историческими, социальными и нравственными закономерностями объективно-субъективное сущностное свойство права, облеченное в форму закона, выражающееся в требовании общества к государству по обеспечению прав и свобод человека и гражданина при принятии уголовных законов и их реализации» или, например, С.Г. Келина и В.Н. Кудрявцев указывают на то, что принципы уголовного права - это руководящие идеи, основополагающие начала, выраженные в уголовном законодательстве, а также в прокурорской, следственной и судебной практике, отражающие политические, экономические и правовые представления людей относительно оснований и форм ответственности за совершенные преступления. На сегодняшний день имеется большое количество определений и подходов к понятию принципов, что не умаляет их ценности, а наоборот подчеркивает их важность и необходимость. В данной главе будут раскрыты содержание, признаки и значения принципов территориального действия уголовной юрисдикции. Уголовный закон всегда действует в пределах определенной территории. В Уголовном Кодексе Российской Федерации (далее УК РФ) предусмотрены принципы пространственного его действия, к числу которых относится территориальный принцип, принцип дипломатического иммунитета, принцип гражданства, принцип специальной миссии (специального режима), реальный, универсальный. Рассмотрим данные принципы.

1.1Территориальный принцип: основополагающий принцип действия уголовного закона в пространстве

Действие уголовного закона всегда отграничивается определенной территорией. В связи с этим основополагающим принципом действия уголовного закона является принцип территориальности. Сущность данного принципа заключается в том, что все лица независимо от гражданства, совершившие преступление на территории Российской Федерации несут ответственность по уголовному законодательству, действовавшему в месте совершения преступления, данное положение закреплено в ч. 1 ст. 11 УК РФ.

«Данный принцип отражает суверенитет государства на уголовное преследование любых лиц, совершивших преступление на его территории». К территории Российской Федерации относятся: суша, внутренние и территориальные воды, воздушное пространство в пределах государственной границы; континентальный шельф и исключительная экономическая зона; военные воздушные суда и водные суда; гражданские воздушные и водные суда под российским флагом (если они находятся на территории России или в нейтральном пространстве).

Согласно Закону Российской Федерации от 1 апреля 1993 г. № 4730-I «О Государственной границе Российской Федерации», Государственная граница Российской Федерации (далее - Государственная граница) есть линия и проходящая по этой линии вертикальная поверхность, определяющие пределы Государственной территории (суши, вод, недр и воздушного пространства) Российской Федерации, то есть пространственный предел действия государственного суверенитета Российской Федерации.

Сушей является сухопутное пространство в пределах государственной границы. Водная территория состоит из внутренних и территориальных вод. Внутренние воды Российской Федерации включают: морские воды, расположенные в сторону от исходных линий, принятых для отсчета ширины территориальных вод Российской Федерации; воды портов Российской Федерации, ограниченные линией, проходящей через наиболее удаленные в сторону моря точки гидротехнических и иных сооружений портов; воды заливов, бухт, губ и лиманов, берега которых полностью принадлежат Российской Федерации, до прямой линии, проведенной от берега к берегу в месте наибольшего отлива, где со стороны моря впервые образуется один или несколько проходов, если ширина каждого из них не превышает 24 морские мили; заливов, бухт, губ, лиманов, морей и проливов с шириной входа и них не более чем 24 морские мили, которые исторически принадлежат Российской Федерации, перечень которых устанавливается Правительством РФ; воды рек, озер и других водоемов, берега которых принадлежат Российской Федерации.

К территориальным водам Российской Федерации относятся прибрежные морские воды шириной 12 миль, отсчитываемых от линии наибольшего отлива, как на материке, так и на островах принадлежащих Российской Федерации. По внешней линии территориальных вод проходит Государственная граница. За её пределами начинаются нейтральные воды, которые не принадлежат ни одному государству.

Под воздушным пространством Российской Федерации понимается пространство над её сухопутной и водной территорией, в том числе над территориальными водами Российский Федерации. Высота воздушного столба на сегодняшний день не определена нормами международного права. Однако согласно международному обычаю и практики государств в сфере использования космического пространства данная граница проходит в пределах 100 миль над уровнем океана, поскольку является наинизшей высотой над Землей, позволяющей свободное орбитальное вращение космического аппарата. Уголовная юрисдикция Российской Федерации распространяется на воздушное пространство ниже этой границы.

Недра сраны - пространство под поверхностью сухопутной и водной территории.

Уголовное законодательство действует и в случаях совершения преступления на любых территориях и объектах, принадлежащих России и находящихся в отрытом море или ином указанном пространстве. Сюда относится континентальный шельф и исключительная экономическая зона (ч. 2 ст. 11 УК). В соответствии с международной Конвенцией «О континентальном шельфе» 1958 г. и Федеральным законом Российской Федерации от «О континентальном шельфе Российской Федерации» континентальный шельф включает в себя морское дно и недра подводных районов, находящихся за границей территориального моря Российской Федерации на всем протяжении естественного продолжения ее сухопутной территории до внешней границы подводной окраины материка. Подводной окраиной материка является продолжение континентального массива Российской Федерации, включающего в себя поверхность и недра континентального шельфа, склоны и подъемы. Приведенное определение шельфа относится и к островам Российской Федерации.

Действие уголовного закона распространяется на территорию исключительной экономической зоны Российской Федерации, то есть на примыкающую к территориальному морю, морское пространство, внешняя граница которого находится на удалении двухсот морских миль от водной Государственной границы.

Континентальный шельф и исключительная экономическая зона находятся за пределами государственной границы и поэтому не входят в состав государственной территории. Но прибрежным государствам предоставляется право на использование биологических и минеральных ресурсов, а также право на различные виды деятельности, связанные с разведкой, разработкой и сохранением данных ресурсов, которые регулируются нормами российского законодательства. В остальном на континентальном шельфе и в исключительной экономической зоне действуют нормы и принципы международного права.

«Устанавливаются ограничения в отношении осуществления уголовной юрисдикции по преступлениям, совершённым на борту морских судов, находящихся в пределах территориального моря, и воздушных судов, находящихся в пределах воздушного пространства иностранного государства. Ст. 27 Конвенции ООН по морскому праву устанавливает, что юрисдикция прибрежного государства распространяется только на случаи, когда последствия преступления распространяется на прибрежное государство, либо преступление нарушает спокойствие в стране или добрый порядок в территориальном море, либо если капитан судна или дипломатический (консульский) представитель государства флага обратится с просьбой о помощи к местным властям, либо если эти меры необходимы для пресечения незаконного оборота наркотических или психотропных средств. Согласно Конвенции о международной гражданской авиации 1944 года, все государства обладают полным и исключительным суверенитетом над воздушным пространством над своей территорией. Однако Токийская конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов 1963 года устанавливает, что в отношении преступлений, совершённых на борту воздушных судов других государств, находящихся в территориальном воздушном пространстве, уголовная юрисдикция осуществляется лишь, если преступление имеет последствия на территории государства, либо совершено гражданином (резидентом) или в отношении гражданина (резидента) такого государства, либо направлено против безопасности государства, либо связано с нарушением правил воздушных полётов, либо если вмешательство требуется для выполнения международных обязательств данного государства».

Иные правила действуют в отношении военно-морских и военно-воздушных судов Российской Федерации, применяется доктрина «экстерриториальности», согласно которой «независимо от местонахождения преступления, совершенные на указанных судах, подпадают под действие уголовного закона России».

«Не является территорией иностранного государства территория его посольства в другой стране; тем не менее, здания посольств и автомашины послов пользуются иммунитетом от осуществления в отношении их действий правоохранительных органов иностранных государств, связанных с уголовным преследованием».

В современном мире широкое распространение получили различные способы международного сотрудничества в сфере организации, подготовки, совершения преступления, например, преступное деяние может быть осуществлено на территории одного государства, а преступный результат наступить на территории другого. В таком случае действие территориального принципа тесно связано с вопросом о месте совершения преступления.

«Следует принять во внимание, что число российских граждан, выезжающих за границу, а также иностранцев, посещающих нашу страну, выросло многократно по сравнению с советским периодом. Значительно увеличился и поток грузов в обоих направлениях. Поэтому в случае нарушения уголовного закона при пересечении Государственной границы вопрос о месте совершения преступления имеет не только теоретическое, но и важное практическое значение. От его решения зависит, по закону, какой страны будут определяться преступность и наказуемость деяния. Кроме того, имеет значение и вопрос о том, чей закон подлежит применению, если исполнитель действовал на территории России, а другие соучастники - за рубежом либо, наоборот, исполнитель действовал за границей, а организатор, пособник или подстрекатель совершили свои действия на территории России». В действующем УК РФ отсутствует определение места совершения преступления. Ю.М. Ткачевский считает, что преступление считается совершенным в России, если начинается оно за границей, а оканчивается на российской территории. Аналогично решается рассматриваемый вопрос и тогда, когда за границей осуществлялись организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество, а исполнитель действовал на территории РФ. В тех случаях, когда приготовительная деятельность для последующего совершения преступления за границей осуществлялась в России или же на нашей территории имело место соучастие в совершении преступления за рубежом, ответственность также следует по российскому УК.

Для определения места совершения преступления также необходимо учитывать временной аспект. «В соответствии с ч. 2 ст. 9 УК РФ временем совершения преступления признается время совершения общественно опасного действия (бездействия) независимо от времени наступления последствий. Значит, местом совершения преступления следует считать территорию, на которой было совершено само общественно опасное действие (бездействие)».

Б.В. Волженкин считает, что при соучастии в преступлении оно может считаться совершенным на территории РФ, если исполнитель совершил деяние на ее территории, а остальные соучастники действовали за рубежом. Если же исполнитель действовал за границей, а остальные соучастники (организатор, подстрекатель, пособник) выполняли свои функции по участию в данном преступлении в России, действия последних, также признаются совершенными на ее территории.

«Что касается распространения юрисдикции России на действия всех соучастников преступления независимо от места их исполнения, то в ч. ч. 1 и 3 ст. 12 УК содержатся правила, в соответствии с которыми в отношении преступлений, совершенных за пределами Российской Федерации, может применяться УК РФ (так называемые принципы гражданства, универсальный и реальный, о которых будет сказано далее). Существует также международно-правовой институт выдачи лиц, совершивших преступления на территории иностранных государств. Поэтому те соучастники, которые совершили свои действия за рубежом, в принципе могут подлежать ответственности по российскому законодательству, однако уже не по правилу применения закона места исполнения деяния, а в соответствии с принципами, определяющими круг лиц, подлежащих уголовной ответственности по УК РФ, независимо от места совершения преступления».

Таким образом, преступление считается совершенным на территории России, если, во-первых, преступные действия начаты и окончены на территории Российской Федерации; во-вторых, преступное деяние совершено на территории Российской Федерации, а преступный результат наступил за её пределами; в-третьих, приготовление и покушение совершены за границей, а преступление окончено или преступный результат наступил на территории России; в-четвертых, организаторская деятельность, подстрекательство, пособничество осуществлялись за границей, а исполнитель действовал на территории Российской Федерации; в-пятых, соучастие имело место на территории России, а исполнитель действовал за границей.

Подводя итог рассмотрения территориального принципа действия уголовного закона Российской Федерации необходимо отметить, что данный принцип является основополагающим, который дополняют или вводят исключения иные принципы действия уголовной юрисдикции России. Принцип территориальности охватывает большое количество значимых условий, тесно взаимодействует с нормами международного права и нормами национально-правовых систем других государств, его сущность заключается в отражении суверенитета государства на уголовное преследование любых лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации.

1.2 Принцип дипломатического иммунитета: понятие, сущность

В ч. 4 ст. 11 УК РФ установлено, что лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом, в случае совершениями этими лицами преступления на территории Российской Федерации подлежат уголовной ответственности в соответствии с нормами международного права. Таким образом, в законе закреплен принцип дипломатической неприкосновенности. Сущность данного принципа заключается в том, лиц, пользующихся иммунитетом, нельзя без их согласия либо согласия правительства страны, которую они представляют, привлечь к уголовной ответственности или подвергнуть следственным действиям. По мнению некоторых авторов: принцип дипломатического иммунитета «не устраняет противоправности и наказуемости деяния, а лишь устанавливает особый порядок реализации уголовной ответственности. Поэтому, строго говоря, дипломатический иммунитет носит уголовно-процессуальный, а не уголовно-правовой характер». Данная точка зрения отчасти представляется верной, потому что нормами международного права предусмотрено, что лица, пользующиеся дипломатическим иммунитетом, не могут быть привлечены к уголовной ответственности по закону места аккредитации (пребывания) за преступление совершенное в этом мете. Как правило, такие лица объявляются персонами «persona non grata» и обязываются покинуть государство. Однако возможно, что аккредитующее государство может отказаться от дипломатического иммунитета. В таком случае виновный привлекается к уголовной ответственности по законам места совершения преступления. Таким образом, данные норма содержат помимо материальных положений также и процессуальные.

В соответствии с Венской Конвенцией о дипломатических сношениях 1961 г., международной Конвенцией о предотвращении и наказании преступлений против лиц, пользующихся международной защитой, в том числе дипломатических агентов 1973 г. и др., имеется перечень лиц, на которых распространяется дипломатический иммунитет. Правом дипломатической неприкосновенности пользуются главы дипломатических представительств в ранге послов, посланников, поверенных в дела, советников, торговых представителей и их заместители, военные, военно-морские, военно-воздушные атташе и помощники, первые, вторые, третьи секретари, а также члены семей перечисленных лиц, которые проживают с ними и не являются российскими гражданами. Консульские должностные лица имеют ограниченную неприкосновенность только в пределах их служебных полномочий. Однако в соответствии с межгосударственными договорами на них и на их административно-технический персонал может распространяться полный дипломатический иммунитет.

На условиях паритетности и взаимности дипломатическая неподсудность распространяется также на глав государств, членов парламента и правительства, на других сотрудников международных делегаций и членов их семей на основании международных договоров.

Иммунитет и личная неприкосновенность предоставляются в целях создания условий для нормального выполнения, возложенных на дипломатические, консульские представительства, официальные делегации государств функции. Дипломатический иммунитет нельзя использовать в целях несовместимых с функциями дипломатических представительств. К лицам, злоупотребляющие правом неприкосновенности применяются ранее указанные санкции.

Таким образом, принцип дипломатического иммунитета является исключением из территориального принципа действия уголовного закона Российской Федерации для некоторых иностранных граждан, совершивших преступление на территории России. Принцип дипломатической неприкосновенности не означает безнаказанности или свободы совершать преступления. Лица, пользующиеся данным иммунитетом, обязаны соблюдать законы страны пребывания, и могут нести ответственность за совершение уголовного преступления или в своей стране, или, в случае согласия своего правительства, в стране пребывания.

1.3 Действие уголовного закона Российской Федерации в соответствии с принципом гражданства и принципом специального режима

Территориальный принцип действия уголовного закона дополняется принципом гражданства. Содержание данного принципа указано в ч. 1 ст. 12 УК РФ, и заключается в распространении уголовной юрисдикции «на граждан Российской Федерации (далее граждан РФ) и апатридов, постоянно проживающих в Российской Федерации, если они совершили преступление за пределами Российской Федерации». В соответствии с Федеральным законом от 31 мая 2002 г. № 62-ФЗ «О гражданстве Российской Федерации» гражданами РФ являются: лица, имеющие гражданство РФ на день вступления данного закона в силу; лица, которые приобрели гражданство в соответствии с эти Федеральным законом. Лицом, без гражданства постоянно проживающим в Российской Федерации, в соответствии с Федеральным законом от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации», признаётся лицо, получившее вид на жительство. Таким образом, законодатель определил круг лиц подлежащих ответственности в соответствии с принципом гражданства, которые «генетически связан с территориальным принципом действия УК РФ и происходит от обязанности и права государства наказывать не только за преступления, совершенные на его территории, но и за преступления своих поданных, совершенных за границей».

Согласно ст. 62 Конституции Российской Федерации (далее Конституция РФ) гражданин нашей страны может иметь гражданство иностранного государства - двойное гражданство. При совершении таким гражданином преступления в каком-либо третьем государстве возникает вопрос о том, по законам какого государства он должен нести ответственность, если он не был привлечен к ней в этом третьем государстве. В таком случае следует исходить из международного принципа «эффективного гражданства», установленного в международном праве, согласно которому применяется закон того государства, на территории которого гражданин и его семья постоянно проживают, имеют работу, жилье, имущество, пользуются всеми гражданскими и политическими правами.

Согласно национальному принципу условиями применения положений УК РФ являются: направленность совершения преступлений против интересов, охраняемых УК РФ; отсутствие решения суда иностранного государства, вынесенного за совершенное преступление, в отношении этих лиц.

Таким образом, из закона исчезло требование «двойной преступности» в реализации принципа гражданства, то есть деяние должно признаваться преступлением, как по УК РФ, так и по уголовному законодательству страны, где было совершено преступление. «Редакция ч. 1 ст. 12 УК РФ, действовавшая ранее, нередко подвергалось критике по поводу ограничения уголовной юрисдикции России и её государственного суверенитета, невозможности уголовной ответственности за целый ряд преступлений, в частности против основ конституционного строя Российской Федерации». Действительно, фактически создавался правовой вакуум при решении вопроса об уголовной ответственности некоторых лиц. В частности, было не возможно привлечь к уголовной ответственности по УК РФ за ряд преступлений должностных лиц, государственных служащих, граждан РФ, например, получение взятки российским должностным лицом в Польше не могло повлечь применение уголовно-правовых санкций, так как Уголовный Кодекс Республики Польша не рассматривает получение взятки должностным лицом иностранного государства как преступление.

С другой стороны, трудно представить, что в зарубежном уголовном законодательстве отсутствуют нормы о преступления против жизни, здоровья, собственности. А. И. Бойцов считает, что «идея «двойной преступности» выражает «благотворную тенденцию» унификации уголовного законодательства отдельных стран: при этом никакого ограничения суверенитета Российской государства … не происходит». Универсализация уголовно-правовых норм различных государств заключает в себе отражение объективных процессов глобализации и взаимодействия государств, что выгодно как отечественному законодателю, так и отечественному правоприменителю.

Однако, на наш взгляд, идея правила «двойной преступности» не защищает уголовно-правовой суверенитет Российской Федерации, и не соответствует задачам уголовного законодательства. «Абсурдно искать в уголовном законодательстве других стран нормы о преступления против Российского государства, и наоборот».

Таким образом, с исчезновением требования «двойной преступности» утратило силу условие о том, что деяние должно быть преступлением, как по УК РФ, так и по уголовному закону государства места совершения преступления, а также было аннулировано ограничение наказуемости верхним пределом санкции иностранного закона иностранного государства, где было совершено преступление.

Второе условие применения норм уголовного закона согласуется с положением Конституции РФ. В данном случае конкретизировано положение ст. 50 Основного закона о том, что «никто не может быть повторно осужден за одно и то же преступление». «Для того чтобы исключить повторное осуждение российского гражданина за преступление, совершенное им вне пределов Российской Федерации, УК РФ допускает привлечение такого лица к уголовной ответственности лишь в случае, если оно не было осуждено за это преступление в иностранном государстве. Не является повторным привлечением к уголовной ответственности вторичное рассмотрение дела судом в случае отмены приговора. Если по первому отмененному приговору осужденный уже отбыл какую-то часть наказания, она обязательно засчитывается в срок наказания по окончательному приговору».

В ч. 2 ст. 12 УК РФ закрепляется принцип специальной миссии или покровительственный принцип. На наш взгляд, целесообразно рассмотрение данного принципа в сочетании с принципом гражданства. Его сущность заключается «в распространение уголовной юрисдикции государства в соответствии с международными договорами на ограниченные контингенты его граждан, находящиеся на территории иностранных государств. Например, в отношении воинских частей, дислоцированных на территории иностранных государств, в соответствии со сложившейся международной практикой, применяется следующая схема распределения юрисдикции: за преступления, совершённые вне территории таких частей ответственность наступает по законам страны пребывания, а за преступления, совершённые на территории воинской части - по законам страны, которой принадлежит данная воинская часть». Обычно действие этого принципа осуществляется при вводе войск на территорию иностранного государства по согласованию с этим государством. «Каждый международный договор Российской Федерации имеет свои особенности, которые сужают или расширяют круг граждан или преступлений, в отношении которых Россия осуществляет уголовную юрисдикцию. Так, например, Российская Федерация осуществляет уголовную юрисдикцию в отношении военнослужащих, совершивших преступления против военной службы вне зависимости от места дислокации на территориях таких стран, как Армения и Беларусь. В договорах с такими странами, как Казахстан и Киргизия, - при совершении воинского преступления вне мест дислокации, и в договорах с такими странами, как Азербайджан, Украина и Таджикистан, не предусмотрено осуществление уголовной юрисдикции Российской Федерацией в отношении военнослужащих, совершивших преступление против военной службы».

Завершая данный раздел, хотелось бы подчеркнуть, что принцип гражданства, в сочетании с покровительственным принципом является третьим принципом определяющим действие уголовного закона в пространстве. В процессе его реализации находит отражение обязанность и право Российской Федерации на распространение уголовной юрисдикции на граждан Российской Федерации и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России.

1.4 Универсальный принцип действия уголовного закона в пространстве и его значение

В ст. 12 УК РФ закреплен принцип универсальной юрисдикции действия уголовного закона в пространстве. Изначально он предусматривался в качестве дополнения к двум основным принципам - принципу территориальности и принципу гражданства, но с течением времени его значение изменилось, и принцип универсальной юрисдикции стал самостоятельным принципом действия уголовного закона в пространстве. Данные изменения обусловлены сотрудничеством и координацией действий участников международного сообщества в борьбе с преступностью. «Преступления, предусмотренные в международных конвенциях, государства-участники обязались пресекать независимо от места их совершения и гражданства преступника».

Универсальный принцип заключается в том, что иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов территории России, подлежат уголовной ответственности по УК РФ, в случаях предусмотренных международным договором Российской Федерации, если они не были осуждены в иностранном государстве и привлекаются к уголовной ответственности на территории Российской Федерации. Универсальный принцип действует тогда, когда лицо не осуждалось в иностранном государстве, такое условие является реализацией принципа невозможности двойного осуждения лица за одно и то де преступление.

«Особенностью универсального принципа является то, что в соответствии с ним определяется преступность и наказуемость наиболее опасных международных преступлений и преступлений международного характера по национальному законодательству государства места привлечения лица к ответственности независимо от его государственной принадлежности и территории, где было совершено преступление, если иное не предусмотрено международно-правовыми документами». В первую очередь это относится к преступлениям против мира и безопасности человечества. Так, в соответствии со ст. 1 Конвенции ООН о предупреждении преступления геноцида и наказания за него от 9 декабря 1948 г., геноцид признается преступлением, нарушающим нормы и принципа международного права «независимо от того, совершается он в военное или мирное время» при этом все государства «обязуются принимать меры предупреждения и карать» за совершение любого акта геноцида. Или другой пример, в соответствии со ст. 4 Конвенции о борьбе с незаконным захватом воздушных судов от 16 декабря 1970г. предусматривает, что каждое договаривающееся государство принимает такие меры, которые могут оказаться необходимыми, «чтобы установить свою юрисдикцию над таким преступлением и любыми другими актами насилия в отношении пассажиров или экипажа, совершенных предполагаемым преступником».

Российская Федерация является участником многих международных договоров, конвенций и во исполнение взятых на себя обязательств, включила в уголовное законодательство нормы о преступления указанных в соглашения, например, это преступления, предусмотренные ст. 227 УК РФ «Пиратство» или ст. 357 УК РФ « Геноцид», или ст. 358 УК РФ «Экоцид» и др.

Таким образом, принцип универсальной юрисдикции может осуществляться при наступлении уголовной ответственности за преступления, «преступность которых определена в международном уголовном праве, так как многие из этих преступлений считаются посягающими на мировой правопорядок независимо от места их совершения и любое государство может установить свою национальную уголовную юрисдикцию в отношении таких лиц».

.5 Реальный принцип действия уголовного закона в пространстве: понятие, сущность, значение

Реальный принцип действия уголовной юрисдикции Российской Федерации называют еще принципом защиты или безопасности, «он предусматривался еще царским законодательством и УК РСФСР 1922 г.». Содержанием принципа является право предусматривать защиту интересов «государства и его граждан от посягательств, исходящих со стороны граждан иностранных государств, установив, что такие лица могут быть привлечены на территории данного государства к уголовной ответственности в соответствии с его законами». Он конкретизирован в ч. 3 ст. 12 УК РФ. Сущность данного принципа заключается в том, что иностранные граждане и лица без гражданства, не проживающие постоянно в Российской Федерации, совершившие преступление вне пределов Российской Федерации подлежат уголовной ответственности по УК РФ в случаях, если преступление было направлено против интересов России, гражданина РФ либо лица без гражданства, постоянно проживающего на территории России, если они не были осуждены в иностранном государстве.

В соответствии со ст. 2 Федерального закона от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» иностранным гражданином признается физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и имеющее доказательства наличия гражданства (подданства) иностранного государства. Основной принцип, определяющий уголовно-правовой статус иностранных граждан, закреплен в ч. 3 ст. 62 Конституции РФ: они пользуются правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором России.

«Не подлежат уголовной ответственности иностранные граждане, оказавшиеся в Российской Федерации после совершения на территории другого государства преступления, не предусмотренного международным договором и не затрагивающим интересов России. Однако, в силу международного договора они могут быть выданы другому государству, на территории которого было совершено преступление или против интересов которого оно было направлено, либо государству, гражданам которого они являются».

В соответствии с вышеуказанным законом, лицом без гражданства признается физическое лицо, не являющееся гражданином Российской Федерации и не имеющее доказательств наличия гражданства (подданства) иностранного государства, а также не имеющего вида на жительство в Российской Федерации. «Безгражданство» может возникнуть, к примеру, когда лицо вышло из гражданства одного государства и еще не приобрело гражданства другого. Согласно основному закону России лица без гражданства пользуются в Российской Федерации правами и несут обязанности наравне с гражданами РФ, кроме случаев, установленных федеральным законом или международным договором Российской Федерации.

Таким образом, реальный принцип действия уголовного закона Российской Федерации предусматривает защиту интересов государства и его граждан от посягательств, исходящих со стороны граждан иностранных государств, а также лиц без гражданства, установив, что такие лица могут быть привлечены к уголовной ответственности в соответствии с уголовной юрисдикцией России.

Глава 2. Экстрадиция и политическое убежище как институты права и их значение для действия уголовного закона в пространстве

На сегодняшний день в учении о действие уголовного закона обычно принято выделять два аспекта: временной и пространственный. Последний, в свою очередь, включает в себя характеристику действия уголовного закона на определенной территории и в отношении определенного круга лиц. Рассматривая вопрос о действии уголовного закона по кругу необходимо также рассмотреть понятие экстрадиции и политического убежища, реализация которых взаимосвязана с принципом территориальности и принципом гражданства.

.1 Институт экстрадиция: понятие, особенности, значение

Правовая категория «экстрадиция» трактуется учеными по разному, например, Бекишев Д.К. считает, что экстрадиция - это «совокупность действий, осуществляемых конкретными органами государства, направленных на обеспечение принудительной доставки лица органам другого государства». На наш взгляд, приведенное определение не раскрывает в полной мере данное понятие, например, Панов В.П. предлагает иной подход, в котором определяет важнейшие составляющие понятия «экстрадиция», а именно субъект выдачи, цели её осуществления, а также правовые основания экстрадиции. Помимо приведенных дефиниций в научных источниках содержится большое количество иных точек зрения, мы считаем, что наиболее емкое и определяющее сущность правовой категории «экстрадиция» является определение, данное Игнатенко Г.В., который под выдачей лица понимает «передачу одним государством находящего на его территории лица другому государству для привлечения к уголовной ответственности или для исполнения приговора».

Вопрос о выдаче преступника возникает в случаях, когда лицо, совершившее преступление в одной стране или против интересов этой страны, либо обязанное отбыть наказание находится в другой стране. Экстрадиция является одним из видов международно-правовой помощи по уголовным делам, которая, в свою очередь, входит в состав направлений международного сотрудничества в сфере борьбы с преступностью.

В ч. 1 ст. 13 УК РФ указано, что граждане РФ, совершившие преступление на территории иностранного государства не могут быть выданы другому государству, данное положение основано на ст. 61 Конституции РФ и разделяется многими современными государствами. «Ранее действовавшая Конституция тоже запрещала выдачу российских граждан, однако допускала исключение, если они установлены законом или международным договором, но в настоящей Конституции РФ никаких исключений не предусматривается: российские граждане никогда не должны выдаваться другому государству. Закона, допускающего выдачу российских граждан, о котором упоминала ранее действовавшая Конституция, не было принято, и международные договоры, заключенные Россией, выдачу другому государству российских граждан не предусматривают. Так, все двусторонние договоры России о правовой помощи содержат правило о том, что выдача не имеет места, если человек, которого просят выдать, является гражданином запрашиваемого государства. Аналогичную норму содержит Конвенция стран СНГ о правовой помощи по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. Правило Конституции РФ о запрещении выдачи российских граждан направлено на защиту прав, что, однако, не означает освобождение от уголовной ответственности. За совершенные за границей преступления российский гражданин будет отвечать в России по российским законам. Согласно договорам РФ о правовой помощи каждое из договаривающихся государств обязалось по требованию другого государства осуществлять в соответствии со своим законодательством уголовное преследование против своих граждан, подозреваемых в том, что они совершили преступления на территории запрашивающего государства. Компетентные органы России обязаны возбуждать уголовное преследование против российских граждан, подозреваемых в совершении преступления, например, в Венгрии, Греции, Польше, Румынии, Финляндии».

На основании ст. 63 Конституции РФ, в которой указано, что выдача лиц, обвиняемых в совершении преступления, а также осужденных для отбывания наказания в других государствах, осуществляется на основе федерального закона или международного договора», в ст. 13 УК РФ закрепляется возможность выдачи (экстрадиции) лиц иностранному государству. уголовный закон пространство экстрадиция

В ч. 2 ст. 13 УК РФ устанавливается, что иностранные граждане и лица без гражданства (определения данных правовых категорий указаны в главе 1 данной работы в соответствии с Федеральным законом «О правовом положении иностранных граждан и лиц без гражданства»), совершившие преступление вне пределов Российской Федерации и находящиеся на её территории могут быть выданы иностранному государству для привлечения к уголовной ответственности или отбывания наказания в соответствии с международным договором Российской Федерации.

Существует точка зрения, согласно которой при оказании правовой помощи учитываются интересы только того государства, которой обратилось за помощью, в ущерб суверенитету другого государства. Мы считаем, что данная позиция ошибочна, так как процедура правовой помощи по уголовным делам затрагивает «суверенитет и интересы обоих государств: как оказывающего помощь, так и принимающего её», к тому же международное сотрудничество в борьбе с преступностью необходимо в целях повышения эффективности правоохранительной деятельности, которое включает предупреждение, пресечение и расследование преступлений, а также исправление лиц их совершивших. Отсутствие договора между государствами может стать причиной невозможности дальнейшего расследования преступления или привлечения лица к ответственности, например, в июле 1998 г. в Генеральную прокуратуру Российской Федерации из НЦБ Интерпола России было получено сообщение, что гражданин Турции Э. приговоренный Трабзонским судом к 3 годам и 9 месяцам лишения свободы за убийство по неосторожности и неосмотрительности, выдача которого была запрошена у компетентных органов Российской Федерации Министерством юстиции Турции, проживает в г. Сочи. В ходе экстрадиционной проверки и согласования данного вопроса с МИД России в выдаче запрашиваемого гражданина Турции было отказано, так как между Россией и Турцией нет международного договора о сотрудничестве, и Турция не выполняет аналогичные просьбы России, ссылаясь на отсутствие договора. Посольство Российской Федерации в г. Анкаре сообщило, что им известны три случая обращения российских правоохранительных органов к турецким властям по поводу задержания и выдачи, находившихся в розыске российских граждан, ни одно из них не было удовлетворено турецкой стороной. Таким образом, экстрадиция на основе принципа взаимности может быть осуществлена на основании имеющейся договоренности между государствами, например, между Российской Федерацией и Королевством Испании заключен договор о передаче для отбывания наказания лиц, осужденных к лишению свободы в 1998 г., на основе данного соглашения Испания выдала России Сергея Буторина, обвиняемого в десятках убийств, известного также как лидера «ореховской группировки».

Однако, в отношении экстрадиции государствами могут быть установлены ограничения, как правило применяются следующие оговорки: «отказ от выдачи собственных граждан; отказ от выдачи лиц, которым предоставлено политическое убежище; отказ от выдачи, если преступление совершено на территории запрашиваемого государства, в данной ситуации будет действовать приоритет территориального принципа над принципом гражданства» .

Кроме того, «согласно решениям Европейского суда по правам человека «нарушением права человека на уважение его жизни со стороны государственных органов» признается выдача лица, не являющегося гражданином государства, если оно в течении длительного срока проживает на территории этого государства, ступило там в брак, имеет детей и т.д.». Данное правило можно рассматривать как действие принципа гуманизма в сфере прав человека, что заключает больше положительного, нежели отрицательного.

Очевидно, что вопрос выдачи Российской Федерацией иностранного гражданина или лица, без гражданства, совершившего преступление на территории другого государства, взаимосвязан во многом с внешней политикой государства в целом и международно-правовой конъектурой международных отношений, в этой связи необходимо отметить ценность того, что «институт экстрадиции как универсальный институт права действует одновременно и параллельно как на двустороннем уровне, так и на многостороннем. При этом форма регионального участия государств в сотрудничестве в сфере международной уголовной юстиции представляется, как показывает практика, обычно применимым вариантом».

Таким образом, экстрадиция или выдача - институт уголовного права, в соответствии с которым иностранный гражданин или лицо без гражданства, находящееся на территории Российской Федерации передаётся другому государству, на территории которого это лицо совершило преступление, для применения к нему мер уголовной ответственности или отбывания наказания. «В отношении экстрадиции действует принцип «выдать или наказать»: если лицо не выдаётся запрашивающей стороне, оно всё равно подлежит уголовной ответственности и предаётся суду в стране пребывания». В то же время Российская Федерация сохраняет за собой суверенное право наказывать своих граждан за преступления, совершенные вне её пределов, по своим уголовным законам и тем самым защищать их от возможного несправедливого привлечения к ответственности государствами, на территории которых было совершено преступление.

2.2 Институт политического убежища: понятие, сущность

С институтом экстрадиции тесно взаимосвязан институт политического убежища. Данный правовой феномен оценивается «как результат эволюционного развития международной защиты прав человека, международного уголовного права, внутригосударственного уголовного права». Согласно положениям ст. 14 Всеобщей декларации прав человека 1948 г. «каждый человек имеет право искать убежища от преследования в других странах и пользоваться этим убежищем».

Международно-правовой институт убежища отражен и в российском законодательстве. В ст. 61 Конституции РФ указано, что «Российская Федерация предоставляет политическое убежище иностранным гражданам и лицам без гражданства в соответствии с общепризнанными нормами международного права». Комментируя указанную статью Конституции РФ Бархатов Е.Ю. пишет, что «предоставление государством убежища иностранцу или лицу без гражданства означает, что такой человек может въехать в это государство, жить в нем и не будет выдан другому государству как преступник. Определение условий, которые необходимы, чтобы получить политическое убежище, - суверенное право государства, предоставляющего убежище». Также нужно учитывать, что политическое убежище не предоставляется лицу, в случае его преследования не по политическим мотивам, а в связи с совершением данным лицом уголовно наказуемого деяния, например, убийство, терроризм, хищение и другие.

Согласно ст. 89 Конституции РФ право предоставить или отказать в предоставлении политического убежища относится к компетенции Президента Российской Федерации, Указом Президента Российской Федерации от 6 марта 1995 г. было утверждено Положение о порядке предоставления в Российской Федерации политического убежища. В соответствие со ст. 2 данного Положения «политическое убежище предоставляется лицам, ищущим убежище и защиту от преследования и реальной угрозы стать жертвой преследования в стране своей гражданской принадлежности или в стране своего обычного места жительства за общественно-политическую деятельность и убеждения, которые не противоречат демократическим принципам, признанным международным сообществом, нормами международного права. При этом принимается во внимание, что преследование направленно непосредственно против лица, обратившегося с ходатайством о предоставлении политического убежища». Лица, получившие политическое убежище, выдаче другому государству не подлежат, данное правило поддерживается большинством участников международных отношений. Так, например, «Генеральная прокуратура неоднократно обращалась к властям Великобритании с запросом о выдаче Бориса Березовского, однако каждый раз получали отказ. Английские суды мотивируют свое решение тем, что лица, получившие в Великобритании политическое убежище, не могут быть выданы России».

В УК РФ закрепление данного института не нашло отражения. Спиридонов А. считает, что таким образом возник пробел в уголовном законодательстве и подчеркивает необходимость внесения дополнения в ст. 13 УК РФ, а именно дополнить указанную статью частью 3: «иностранные граждане и лица без гражданства, получившие в установленном законом порядке политическое убежище в Российской Федерации, не подлежат выдаче иностранному государству». На наш взгляд, в данном дополнении отсутствует необходимость, так как закрепление данного принципа в Основном законе Российской Федерации уже выступает высшей гарантией его соблюдения и не нарушения права, указанных лиц.

Таким образом, сущность политического убежища при рассмотрении данного института во взаимосвязи с принципами действия уголовной юрисдикции Российской Федерации заключается в том, что лицо, которому было предоставлено политическое убежище, не может быть выдано иностранному государству. Таким образом, сущность политического убежища при рассмотрении данного института во взаимосвязи с принципами действия уголовной юрисдикции Российской Федерации заключается в том, что лицо, которому было предоставлено политическое убежище, не может быть выдано иностранному государству.

Заключение

Уголовное законодательство - совокупность правовых норм, устанавливающих принципы, основания и пределы уголовной ответственности и определяющих деяния, признаваемые преступлениями, а также виды и меры наказания за их совершение. Значение уголовного закона в жизни общества велико, во-первых, он выступает как фундаментальная база для осуществления правосудия по уголовным делам, во-вторых, как основа для проведения политики государства в сфере борьбы с преступностью, в третьих, осуществляет функции по предупреждению и пресечению совершения новых преступлений. Для эффективного действия уголовной юрисдикции необходимо определить пространственные и временные рамки действия уголовного закона. Цель курсовой работы заключалась в раскрытии теоретических положений действия уголовного закона в пространстве и по кругу лиц. В работе были рассмотрены такие принципы как территориальный, принцип гражданства, принцип специального режима, принцип дипломатического иммунитета, универсальный и реальный принципы. Каждый из них обладает определенной спецификой действия, а в совокупности, они позволяют определить какой закон следует применить, что решает многие правоприменительные вопросы.

Анализируя проведенные исследования в первой главе можно сделать вывод, что принцип территориального действия уголовной юрисдикции Российской Федерации является основополагающим, который дополняют или вводят исключения иные принципы действия уголовной юрисдикции России, его сущность заключается в отражении суверенитета государства на уголовное преследование любых лиц, совершивших преступление на территории Российской Федерации. Принцип дипломатического иммунитета является исключением из территориального принципа действия уголовного закона Российской Федерации для некоторых иностранных граждан, совершивших преступление на территории России. Принцип дипломатической неприкосновенности не означает безнаказанности или свободы совершать преступления. Лица, пользующиеся данным иммунитетом, обязаны соблюдать законы страны пребывания, и могут нести ответственность за совершение уголовного преступления или в своей стране, или, в случае согласия своего правительства, в стране пребывания, также хотелось бы подчеркнуть, что принцип гражданства, в сочетании с покровительственным принципом является третьим принципом определяющим действие уголовного закона в пространстве. В процессе его реализации находит отражение обязанность и право Российской Федерации на распространение уголовной юрисдикции на граждан Российской Федерации и лиц без гражданства, постоянно проживающих на территории России. Принцип универсальной юрисдикции позволяет осуществляться наступлении уголовной ответственности за преступления, преступность которых определена в международном уголовном праве, так как многие из этих преступлений считаются посягающими на мировой правопорядок независимо от места их совершения и любое государство может установить свою национальную уголовную юрисдикцию в отношении таких лиц. Данный принцип позволяет государствам находить компромиссы и осуществлять взятые на себя обязательства по обеспечению международного правопорядка, а реальный принцип действия уголовного закона Российской Федерации предусматривает защиту интересов государства и его граждан от посягательств, исходящих со стороны граждан иностранных государств, а также лиц без гражданства, установив, что такие лица могут быть привлечены к уголовной ответственности в соответствии с уголовной юрисдикцией России.

Таким образом, можно сделать вывод, что принципы действия уголовного закона в пространстве охватывает большое количество значимых условий, тесно взаимодействует с нормами международного права и нормами национально-правовых систем других государств, в чем находит свое подтверждение издавна известное мнение, что право - это искусство, искусство добра и справедливости.

Во второй главе были рассмотрены институт экстрадиции и институт политического убежища. Экстрадиция или выдача лиц - институт уголовного права, в соответствии с которым иностранный гражданин или лицо без гражданства, находящееся на территории Российской Федерации передаётся другому государству, на территории которого это лицо совершило преступление, для применения к нему мер уголовной ответственности или отбывания наказания. В отношении экстрадиции действует принцип «выдать или наказать», в то же время Российская Федерация сохраняет за собой суверенное право наказывать своих граждан за преступления, совершенные вне её пределов, по своим уголовным законам и тем самым защищать их от возможного несправедливого привлечения к ответственности государствами, на территории которых было совершено преступление. С институтом экстрадиции тесно взаимосвязан институт политического убежища, сущность которого заключается в том, что лицо, которому было предоставлено политическое убежище, не может быть выдано иностранному государству.

В заключении необходимо сделать вывод о том, что тщательный анализ и правильное применение на практике норм УК РФ о действии уголовного закона в пространстве и по кругу лиц работниками органов дознания, следствия, прокуратуры и в особенности судов имеет принципиальное значение для обеспечения законности, ведь законы должны искоренять пороки и насаждать добродетели.

Список использованной литературы

I. Нормативные акты.

. Конвенция о Международной Гражданской Авиации (Чикагская конвенция) от 7 декабря 1944 год // URL: http://www.6pl.ru/asmap/convMGA.htm (дата обращения 29.03.2012 г.).

. Конвенция о континентальном шельфе от 29 апреля 1958 г. // URL: http://www.un.org/russian/law/ilc/conts.pdf (дата обращения 29.03.2012 г.).

. Конвенция о преступлениях и некоторых других актах, совершаемых на борту воздушных судов (Токийская конвенция) от 14 сентября 1963 года // URL: ttp://www.un.org/ru/documents/decl_conv/conventions/crimes_aboard.shtml (дата обращения 10.03.2012 г.)

. Конвенция ООН по морскому праву от 10 декабря 1982 года // URL: http://www.kadis.ru/texts/index.phtml?id=10677 (дата обращения 29.03.2012 г.)

. Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам от 22 января 1993 г. (с изменениями от 28 марта 1997 г.) // URL: http://arbitrationlaw.narod.ru/international_civil_procedure/Minsk_Convention.htm (дата обращения 1.04.2012 г.)

. Конституция Российской Федерации. Принята на всенародном голосовании 12 декабря 1993 г. (ред. от "Российской газете" от 25 декабря 1993 года (ред. от 30 декабря 2008 г.) // СЗ РФ.200. № 4. ст. 445.

. Уголовный кодекс Российской Федерации: Федеральный закон от 13.06.1996 № 63-ФЗ (ред. от 01.03.2012 г.) // Российская газета. 1996. № 113, № 114, № 115, № 118.10.

. О Государственной границе Российской Федерации: Закон РФ от 1 апреля 1993 г. № 4730-I (ред. от 8 декабря 2011 г.) // Российская газета. 1993 г. № 84.

. О гражданстве Российской Федерации: Федеральный закон от 31 мая 2002 г. N 62-ФЗ (ред. от 28 июня 2009 г.) // СЗ РФ. 2002. № 22. ст. 2031.

. О континентальном шельфе Российской Федерации: Федеральный закон от 30 ноября 1995 г. № 187-ФЗ (в ред. от 1 января 2012 г.) // СЗ РФ. 1995. № 49. ст. 4694.

. О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации: Федеральный закон от 25 июля 2002 г. № 115-ФЗ (ред. от 6 декабря 2011 г.) // СЗ РФ от 29 июля 2002 г. № 30. ст. 3032.

. Положение «О порядке предоставления Российской Федерацией политического убежища. Утверждено Указом Президента Российской Федерации от 21 июля 1997 года №746 (в ред.27 июля 2007 г.) // СЗ РФ. 1997. № 30. Ст. 3601.

. Учебные пособия.

. Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации / Отв. ред. В.М. Лебедев. М.: Юрайт-Издат, 2007. 250 с.

.Курс уголовного права. Общая часть. Том 1: Учение о преступлении / под ред. Н. Ф. Кузнецовой, И. М. Тяжковой. М., 2002. 218с.

.Российское уголовное право: в 2 т. Т.1. Общая часть: учеб. / Г.Н. Борзенков (и др.); под ред. Л. В. Иногамовой-Хегай, В.С. Комиссарова, А.И. Рагога. - М.: ТК Велби. Изд-во Проспект, 2006. 520 с.

. Строганова А.К. Экстрадиция в уголовном процессе Российской Федерации. - М.: Издательство «Щит-М», 2005. 118 с.

. Уголовный закон: опыт теоретического моделирования / под ред. С.Г. Келиной, В.Н. Кудрявцева. М., 1987. 220 с.

. Уголовное право России: Общая часть / под ред. Н.М. Кропачева, Б.В. Волженкина, В.В. Орехова. СПб., 2009. 496 с.

. Уголовное право России. Практический курс: учеб.-практ. пособие. / под ред. А.И. Быстрыкина. - 3-е изд., перераб. и доп. - М.: Волтерс Клувер, 2007. 808с.

. Бекишев Д.К. Актуальные проблемы международного сотрудничества в выдаче преступников // Вопросы совершенствования правоохранительной деятельности ОВД: Межвузовский сборник научных трудов адъюнктов и соискателей, 1996. Ч. 1.103-105 с.

. Гревнова И.А. Вина как принцип уголовного права Российской Федерации: Дис. ... канд. юрид. наук. Саратов, 2001.120с.

. Милюков С.В. Российское уголовное законодательство: опыт криминологического анализа. СПб., 2000. 43-46 с.

. Периодические издания.

. Катков В. «Громкие» экстрадиции. / Преступление и наказание. 2010. № 6. 14-15с.

. Коняхин В. Действие уголовного закона по кругу лиц. // Законность. 2004. № 12. 7-9 с.

. Спиридонов А. Институт экстрадиции и политического убежища в уголовном праве. / Уголовное право. 2004. № 4. С. 52.

. Тарбагаев А. Место совершения преступления. // Уголовное право. 2009. № 3. 44-48 с.

. Шваков И.Н. Региональные системы иститутат выдачи преступников: международно-правовые аспекты. / Государство и гражданское общество. 2009. № 8. С. 33.

. Ермолович Я.Н.. Уголовная юрисдикция в отношении военнослужащих воинских формирований Российской Федерации, дислоцированных на территории иностранных государств: состояние, проблемы, перспективы развития. // URL: http://justicemaker.ru/view-article.php?id=21&art=384 (дата обращения 1 апреля 2012 г.).

. Уголовное законодательство. Электронная энциклопедия Википедия. // URL: http://ru.wikipedia.org/wiki/Уголовное_законодательство#cite_note-ftn47-44 (дата обращения 3.04.2012 г.)

Похожие работы

 

Не нашел материал для курсовой или диплома?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!