Тема: Право на уважение частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

  • Вид работы:
    Курсовая работа (т)
  • Предмет:
    Основы права
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    24,08 Кб
Право на уважение частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека
Право на уважение частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ И НАУКИ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ФЕДЕРАЛЬНОЕ ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЫСШЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

БАШКИРСКИЙ ГОСУДАРСТВЕННЫЙ УНИВЕРСИТЕТ

Институт права

Кафедра прав человека и политико-правовых учений






Курсовая работа

по дисциплине: "Европейское право"

Тема: Право на уважение частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека.









Уфа 2014

Содержание

1. Понятие сущность частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

1.1 Понятие и сущность личной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

1.2 Понятие и сущность семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

2. Защита нарушенных прав на уважение частной и семейной жизни

2.1 Право на уважение частной и семейной жизни по Конвенции

Заключение

Список использованных источников

Введение

Актуальность данной темы заключается в том, что Конвенция о защите прав человека и основных свобод, также известная под неофициальным названием Европейская конвенция по правам человека (далее по тексту - Конвенция), является одним из основных документов Совета Европы. Этот международный договор подписан в 1950 году и вступил в силу 3 сентября 1953 года. Конвенция устанавливает неотъемлемые права и свободы для каждого и обязывает государства гарантировать эти права каждому человеку, который находится под их юрисдикцией. Главное отличие Конвенции от иных международных договоров в области прав человека - существование реально действующего механизма защиты декларируемых прав - Европейского суда по правам человека, рассматривающего индивидуальные жалобы на нарушения конвенции. Любой гражданин или житель страны Совета Европы, считающий, что его права и свободы, закрепленные какой-либо статьёй Конвенции, были нарушены, имеет возможность обращения в Европейский суд по правам человека, если соответствующая статья была его страной ратифицирована.

Согласно ст.8 части 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950):

. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законами и необходимого в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 8 разделена на две части. В первой - устанавливаются права, гарантируемые каждому человеку в рамках данной статьи - право на уважение его личной жизни, семейной жизни, его жилища и корреспонденции. Вторая говорит о том, что эти права не являются абсолютными и могут быть ограничены государством, но только на основании закона и в интересах, прямо перечисляемых в ней. Во второй части ст.8 указываются и те обстоятельства, при которых власти могут обоснованно оспаривать права, содержащиеся в ч.1 этой же статьи. Часть 2 ст.8 включает только те причины вмешательства, которые соответствуют закону и необходимы в демократическом обществе при преследовании одной или более законных целей и которые могут рассматриваться государством в качестве приемлемых ограничений прав каждого человека.

Согласно мнению Суда личная (частная) жизнь - это емкая категория, которой невозможно дать исчерпывающего определения. Очевидно, что эта категория шире, чем право на личную жизнь, и она касается таких сфер, внутри которых каждый человек волен развивать это понятие и наполнять его определенным смыслом.

Понятие семейной жизни постоянно эволюционировало на протяжении всего времени действия Конвенции и продолжает развиваться с учетом современных изменений социальных и культурных моделей семейной жизни. Суд применяет гибкий подход к интерпретации семейной жизни, принимая во внимание разнообразие семейных взаимоотношений, возможности развода и успехи медицины. Семейная жизнь включена непосредственно в сферу личной жизни, где ей обеспечивается право свободного от произвольного вмешательства государства существования. Однако в ст.8 не содержится упоминание о праве установления семейной жизни, например путем заключения брака, или о возможности иметь детей.

Целью курсовой работы является изучение права на уважение частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека.

Для достижения данной цели поставлены следующие задачи:

.Рассмотрение понятие и сущности личной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека.

2.Изучение права на уважение частной и семейной жизни по Конвенции.

.Проанализировать защиту нарушенных прав на уважение частной и семейной жизни.

Для решения поставленных задач комплексно применялись общенаучные и частнонаучные методы познания - диалектический, логико-юридический, сравнительно-правовой, конкретно-социологический, анализ и синтез, статистический, исторический.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, четырех параграфов, заключения и списка литературы.

1. Понятие сущность частной и семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

1.1 Понятие и сущность личной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

Согласно мнению Суда личная (частная) жизнь - это емкая категория, которой невозможно дать исчерпывающего определения. Очевидно, что эта категория шире, чем право на личную жизнь, и она касается таких сфер, внутри которых каждый человек волен развивать это понятие и наполнять его определенным смыслом. В 1992 г. Суд заявил: Было бы непозволительно ограничить понятие [личной жизни] "внутренним кругом, в котором может жить отдельный человек своей личной жизнью, которую он выбирает, и исключить оттуда целиком внешний мир, не входящий в этот круг. Уважение к личной жизни должно также включать определенный набор прав для установления и развития взаимоотношений с другими аспектами жизни человека.

Таким образом, понятие личной жизни с необходимостью включает право на развитие взаимоотношений с другими лицами и внешним миром.

Какие взаимоотношения составляют личную жизнь? Взаимоотношения, которые не охватываются понятием семейная жизнь, используемым в ст.8, но, тем не менее, могут претендовать на защиту в рамках Конвенции, в случаях, когда такие взаимоотношения составляют личную жизнь. К таким взаимоотношениям могут быть отнесены:

взаимоотношения между приемными родителями и детьми, о которых они заботятся;

взаимоотношения между людьми, которые еще не вступили в брак;

взаимоотношения между гомосексуалистами и их партнерами как с детьми, так и без детей;

европейская конвенция частная жизнь

Личная жизнь не распространяется на взаимоотношения между владельцем и его домашними животными.

Каковы пределы того, что сексуальные отношения попадают в состав понятий, определяющих личную жизнь? Сексуальная жизнь отдельного лица является частью его личной жизни, для которой она составляет важный аспект. Таким образом, личная жизнь гарантирует область, внутри которой индивидуум может устанавливать отношения различного рода, включая сексуальные, следовательно, выражение и проявление сексуальных предпочтений и индивидуальных особенностей подпадает под защиту ст.8. В деле Даджен против Соединенного Королевства Суд указал, что в конкретном случае, при учете персональных обстоятельств заявителя, само существование законодательства, ставящего вне закона гомосексуальное поведение, непосредственно и постоянно оказывает влияние на его личную жизнь: он либо уважает закон и воздерживается от запрещенных половых актов, даже приватных и добровольных, к которым он предрасположен вследствие своей гомосексуальной ориентации либо совершает подобные действия и, тем самым, подвергает себя уголовному преследованию. Однако не всякая сексуальная активность попадает в диапазон понятий ст.8. В деле Ласки, Джаггард и Браун против Соединенного Королевства заявители участвовали в общих садомазохистских действиях, проводимых с целью достижения сексуального удовлетворения. Хотя Суд не дал формального определения тому, подпадало ли поведение заявителей под понятие личная жизнь, он, тем не менее, сделал некоторые оговорки относительно возможности распространения защиты, обеспечиваемой по ст.8, на действия, в которые вовлекается значительное число людей; используются специально оборудованные помещения; привлекаются новые члены, а также производится видеозапись, а видеоматериалы впоследствии распространяются среди участников подобных оргий.

Каковы пределы того, что социальная активность попадает в состав понятий, определяющих личную жизнь? Имеются некоторые доказательства того, что в прецедентном праве существует область личных взаимоотношений, лежащих вне "внутреннего круга, которая, тем не менее, подпадает под определение личной жизни.

В деле МакФили против Соединенного Королевства Комиссия установила, что принцип важности (значимости) взаимоотношений с другими лицами применим также и к заключенным, и, таким образом, уважение к личной жизни требует определения степени "ассоциированности" для лиц, находящихся в заключении. Таким образом, свобода вступать в определенные общественные отношения с другими лицами является еще одной социальной характеристикой личной жизни.

Некоторые судьи Суда выразили точку зрения, согласно которой личная жизнь включает возможность эффективного участия в социальной жизнью, являющейся аспектом личной жизни. Это приводит к возможности (по причинам культурной и лингвистической близости) установления социальных взаимоотношений с себе подобными и имеет особое значение в иммиграционных делах.

Относятся ли деловые (профессиональные) взаимоотношения к личной жизни? В деле Нимиц против Германии в офисе заявителя, адвоката по профессии, был произведен обыск. В жалобе Нимиц утверждал, что было нарушено право на уважение его жилища и корреспонденции. Правительство Германии, возражая против жалобы, утверждало, что ст.8 не предоставляет защиты от обыска в адвокатской конторе, Конвенция проводит четкую грань между личной жизнью и жилищем, с одной стороны, и профессиональной и деловой жизнью и служебными помещениями, с другой Суд в своем решении указал на то, что не считает возможным или необходимым дать исчерпывающее определение понятию "личная жизнь.

Было бы слишком строго ограничить ее интимным кругом, где каждый может жить своей собственной личной жизнью, как он предпочитает, и, тем самым, полностью исключить внешний мир из этого круга. Уважение личной жизни должно также включать до некоторой степени право устанавливать и развивать отношения с другими людьми. Более того, кажется, нет принципиальных оснований, чтобы такое понимание "личной жизни" исключало деятельность профессионального и делового характера, именно в своей работе большинство людей имеют значительное, если не наибольшее, количество шансов развивать отношения с внешним миром. Эта точка зрения подтверждается тем фактом, что не всегда возможно четко разграничить, какая деятельность человека составляет часть его профессиональной и деловой жизни.

Таким образом, особенно в случае, когда человек имеет гуманитарную профессию, его работа в таком контексте может стать неотъемлемой частью его жизни до такой степени, что становится невозможным отделить, в качестве кого он действует в данный момент времени.

Лишение человека защиты по ст.8 на том основании, что мера, против которой подана жалоба, относится к профессиональной Деятельности, рискует привести к неравенству, поскольку такая защита могла бы остаться доступной лишь для того, чья профессиональная и непрофессиональная деятельность настолько тесно переплетены, что нет никакой возможности их разграничить. Ранее Суд не проводил разграничения такого рода: он полагал, что имело место вмешательство в личную жизнь, когда, например, прослушивались телефонные разговоры, и деловые, и личные, и когда обыск был связан исключительно с деловой активность, Суд не полагался только на это обстоятельство как обоснование для исключения применения ст.8.

Рассмотрим действия или меры могут быть расценены как вмешательство в личную жизнь.

Всегда ли прослушивание телефонных разговоров затрагивает личную жизнь? Было признано, что использование скрытых подслушивающих устройств для прослушивания частных телефонных разговоров подпадает под определение вмешательства в личную жизнь Более того, это положение применено вне зависимости от содержания телефонных переговоров. В деле А против Франции частное лицо тайно произвело запись телефонного разговора при содействии высокопоставленного сотрудника полиции. Правительство Франции утверждало, что записываемые переговоры, связаны с деятельностью комиссии по убийствам и не относятся к личной жизни. Европейская Комиссия признала переговоры затрагивали общественный интерес, но это не лишает их частного характера. Суд также согласился с этим аргументом.

В деле Хэлфорда против Соединенного Королевства телефонные переговоры как деловые, так и частные, были признаны подпадающими под понятие "личной жизни, даже когда проводились с телефона, установленного в офисе.

Напротив, в том случае, когда заявитель использовал радио канал гражданской авиации, прослушивание не рассматривалось как вмешательство в личную жизнь, поскольку разговор шел на волне, доступной другим пользователям, и он не мог классифицироваться как частный разговор

Является ли сбор государством в отношении своих граждан сведений личного характера вмешательством в их личную жизнь? Сбор информации официальными представителями Государства об

отдельном человеке без его согласия всегда касается личной жизни этого человека и, таким образом, подпадает под защиту ч.1 ст 8 Можно привести следующие примеры

официальная перепись населения, в которую включаются обязательные вопросы, относящиеся к полу, семейному положению, месту рождения и другим сведениям личного характера;

снятие и хранение отпечатков пальцев, фотографий и других сведений о личности полицией, даже если полицейские архивы являются секретными;

сбор медицинских сведений и ведение записей медицинского характера;

принудительный сбор сведений налоговыми органами для выявления и детализации личных расходов (и, таким образом, интимных сведений, относящихся к личной жизни);

система персональной идентификации, подобная тем, которые охватывают административные и гражданские сведения, включая состояние здоровья, социальные услуги и налоги.

1.2 Понятие и сущность семейной жизни в стандартах Европейской конвенции прав человека

Понятие семейной жизни постоянно эволюционировало на протяжении всего времени действия Конвенции и продолжает развиваться с учетом современных изменений социальных и культурных моделей семейной жизни. Суд применяет гибкий подход к интерпретации семейной жизни, принимая во внимание разнообразие семейных взаимоотношений, возможности развода и успехи медицины. Семейная жизнь включена непосредственно в сферу личной жизни, где ей обеспечивается право свободного от произвольного вмешательства государства существования. Однако в ст.8 не содержится упоминание о праве установления семейной жизни, например путем заключения брака, или о возможности иметь детей.

Что составляет семейную жизнь? Как правило, Суд решает вопрос о наличии "семейной жизни" на основе фактов, рассматриваемых в каждом конкретном случае, и общего применяемого принципа о существовании тесных личных связей между участниками отношений. Анализируя позицию Суда от прецедента к прецеденту, можно сделать вывод о том, что нельзя исчерпывающим образом определить какие же конкретно взаимоотношения могут быть отнесены к семейной жизни. В рамках дела Маркс Суд констатировал:

"Семейная жизнь" по смыслу ст.8 включает по меньшей мере отношения между близкими родственниками, например отношения между дедушкой и бабушкой, с одной стороны, и внуками - с другой, поскольку такие родственники могут играть важную роль в семейной жизни" По делу Олсон суд заявил, что родные братья и сестры могут иметь право на семейную жизнь в рамках отношений между собой, не зависимых от отношений между детьми и родителями, констатировав нарушение шведским правительством ст.8 в результате разлучения трех родных братьев, взятых под государственную опеку.

В случаях, когда оспаривалось вмешательство в осуществление права на семейную жизнь Суд рассматривал кровное родство как исходную предпосылку для установления наличия семейной жизни. Вместе с тем, Суд придает значение и тому, что определенные межличностные связи должны наличествовать между лицами, до того, как можно будет сказать, что отношения между этими лицами представляют собой "семейную жизнь" в смысле ст.8 Конвенции.

В целом, можно отметить, что страсбургское прецедентное право безусловно признает, что права по ст.8 имеют малолетние дети по отношению к родственникам по восходящей линии родства. Суд даже не считает совместное проживание малолетних детей и их родителей необходимым условием существования "семейной жизни "между ними: "с момента рождения ребенка и в силу самого факта рождения между ним и его родителями, состоящими в браке, существуют узы, составляющие "семейную жизнь, даже, если родители не проживают вместе - заключил Суд в решении по делу Беррехаб.

Вместе с тем Суд выступает с более жестких позиций при доказывании наличия семейных связей между взрослыми родственниками, особенно, когда заявители оспаривают иммиграционные правила.

Можно констатировать, что распространение "нестандартных" моделей проживания значительно усложнили для Суда определение существования семейной жизни и обязательств государства по отношению к личности, вследствие этого все более широкий спектр межличностных взаимоотношений Суд признает подпадающими под определение "семейной жизни.

Ребенок, родившийся у родителей, состоящих в действительном и законном браке, является ipso iure частью этих отношений, поэтому с момента рождения ребенка и в силу самого факта рождения между ним и его родителями существуют узы, составляющие "семейную жизнь. Таким образом, взаимоотношения между родителями, состоящими в браке, всегда подпадают под действие ч.1 ст.8.

Является ли брак необходимым для осуществления права на семейную жизнь? Статья 8 безусловно применяется к отношениям между матерью и ее ребенком вне зависимости от ее семейного положения. По делу Маркс Суд указал, что, гарантируя право на уважение семейной жизни, ст.8 предполагает наличие семьи. Статья 8 не делает различий между семьями с "законными" и "незаконными" детьми. Подобное различие не соответствовало бы слову "каждый. Суд обратил также внимание на то, что Комитет министров Совета Европы считает одинокую мать и ее ребенка единой семьей, ничем не отличающейся от других семей. Таким образом, по мнению Суда, ст.8 применима к "семейной жизни" с "незаконными" детьми, равно как и семей с "законными" детьми. Следовательно, отношения между одинокой матерью и ее ребенком всегда подпадают под защиту по ст.8.

О парах, брак которых не зарегистрирован, которые проживают вместе со своими детьми, обычно говорят, что они могут считаться семьей. Это было определено в деле Джонстона где устойчивый характер взаимоотношений (заявителей) и тот факт, что они не отличались от семьи, основанной на браке, убедили суд в вынесении своего решения.

Является ли совместное проживание необходимым для осуществления права на защиту семейной жизни? По делу гражданина Марокко г-на Беррехаб против Нидерландов было установлено, что он состоял в браке с гражданкой Нидерландов. Незадолго до рождения дочери брак был расторгнут, вследствие чего власти Нидерландов отказались возобновить Беррехабу вид на жительство и выслали из страны. Заявитель утверждал, что отказ от предоставления нового вида на жительство после расторжения брака и, как результат, постановление о высылке его из Нидерландов является нарушением ст.8 Конвенции. В решении по делу Суд указал, что не рассматривает совместное проживание как sine quaпоп семейной жизни родителей и малолетних детей. Суд считает, что отношения между супругами, возникшие вследствие законного и подлинного брака, и подобные отношениям между супругами Беррехаб, должны рассматриваться "как семейная жизнь, даже если родители не живут вместе.

Конечно, как отметил Суд в решении, последующие события могут нарушить такие отношения, однако в данном конкретном случае все обстояло иначе. Действительно, г-н Беррехаб и его супруга, расторгшие брак, не жили вместе во время рождения дочери и не возобновили совместное проживание после этого, тем не менее до высылки из Нидерландов г-н Беррехаб виделся с дочерью 4 раза в неделю, причем каждая встреча длилась по несколько часов. Частота и регулярность свиданий с дочерью доказывают, что г-н Беррехаб придавал им очень большое значение. Поэтому Суд не может согласиться с тем, что между заявителями была прекращена "семейная жизнь" По этим основаниям Суд постановил, что была нарушена ст.8 Конвенции и обязал Нидерланды выплатить заявителям 20.000 голландских гульденов в качестве справедливой компенсации.

Таким образом, члены семьи, которые не живут вместе из-за развода или из-за того, что отделены друг от друга, тем не менее, могут претендовать на защиту в соответствие со ст.8.

Может ли семейная жизнь существовать без совместного проживания или брака? Подход Суда к проблеме может быть показан на примере дела Бугханеми против Франции. Заявитель, уроженец Туниса, прибыл во Францию в 1968 г. и проживал там вместе с семьей (родителями, братьями и сестрами) вплоть до высылки из страны. Заявитель находился в фактических брачных отношениях с гражданкой Франции, родившей ребенка в 1993 г., которого Бугханеми официально признал. Поскольку Бугханеми неоднократно привлекался к уголовной ответственности за совершенные им преступления, министр внутренних дел еще в 1988 г. подписал распоряжение о его высылке из страны на том основании, что его присутствие на территории Франции является угрозой общественному порядку, но заявитель вернулся во Францию и проживал там нелегально. По утверждению г-на Бугханеми, высылка его из страны, произведенная французскими властями, явилась вмешательством в его частную и семейную жизнь и нарушила его права, гарантированные Статьей 8 Конвенции. Суд счел, что сомнения Правительства Франции относительно наличия семейных отношений между Бугханеми и матерью его ребенка не лишены оснований: их совместная жизнь началась, по всей видимости, после его незаконного возвращения во Францию и продолжались один год, а на момент его повторной высылки и за много месяцев до рождения ребенка они уже не жили вместе. Тем не менее, как указано в решении Суда, нельзя прийти к заключению об отсутствии у заявителя частной и семейной жизни во Франции. Заявитель признал, хотя и довольно поздно, рожденного ребенка. В понятие семьи, на котором основана Статья 8, входят и узы, которые существуют между лицом и его ребенком, даже если мать и отец не проживают совместно и независимо от того, рожден ли ребенок в браке или вне его. Хотя эта связь может быть нарушена последующими событиями, это может происходить лишь при исключительных обстоятельствах. Кроме того, как отметил Суд, родители г-на Бугханеми и его братья и сестры проживают на законных основаниях во Франции, и ничто не доказывает, что их не связывают семейные узы. Из-за высылки заявитель оказался разлученным со своими родственниками и ребенком. Таким образом, Суд констатировал, что высылка может рассматриваться как вмешательство в осуществление права, предусмотренного ст.8.

Ни задержка отцом признания своего ребенка, ни недостаточная финансовая поддержка своего ребенка, ни его решение оставить ребенка на попечение родственникам при эмиграции в одно из государств, участников Конвенции, не были в этой связи признаны в качестве исключительных обстоятельств. Презумпция того, что ст.8 применяется автоматически к отношениям между одним из родителей и ребенком вне зависимости от их характера, была применена также в деле Содербека, касающегося усыновления. В этом случае было признано, что неженатый отец и его дочь имеют право на семейную жизнь вне зависимости от того факта, что они никогда не проживали вместе и у них не было регулярных контактов.

Применима ли ст.8 к случаям воспрепятствования созданию семейной жизни? В том случае, когда один из родителей препятствует развитию семейных связей ребенка, возможность семейной жизни может быть достаточным основанием для привлечения к защите ст.8. Это усматривается из дела Кигана против Ирландии где мать дочери заявителя начала процесс о ее удочерении без согласия или ведома отца, тем самым, лишая его возможности установить тесные личные связи с дочерью. Отношения между заявителем и матерью ребенка продолжались, как отмечено в решении суда, более 2 лет, в течение одного года они проживали совместно. Более того, зачатие ребенка было результатом продуманного решения, и они также планировали пожениться. Их отношения в то время подпадали под понятие семейной жизни в смысле ст.8. Тот факт, что их отношения впоследствии испортились, меняет данный вывод не больше, чем если бы они были супружеской парой, законно зарегистрировавшей брак и оказавшейся в аналогичной ситуации. Из этого следует, указал Суд, что с момента рождения ребенка между заявителем и его дочерью существовала связь, образующая семейную жизнь. Обращает на себя внимание тот факт, что к такому выводу Суд пришел, несмотря на то, что у них была лишь одна возможность для встречи.

Может ли семейная жизнь существовать без кровной связи? Хотя Суд обращал большее внимание на социальные, чем на биологические аспекты проблемы при определении того, существует ли семейная жизнь, он лишь раз нашел, что семейная жизнь имела место между людьми, у которых отсутствовала кровная связь. В деле Х, У & Z против Соединенного Королевства Суд посчитал, что взаимоотношение между транссексуалом мужчиной (прежде бывшим женщиной) и его ребенком, родившимся в результате искусственного осеменения от донора (AID), составляли семейную жизнь При принятии этого решения Суд признал существенным, что, во-первых, в других отношениях их взаимоотношения были неотличимы от традиционной семейной жизни, а во-вторых, транссексуал, принимал участие в AID-процессе в качестве отца ребенка.

Суд еще не определился с тем, составляют ли сексуальные однополые отношения семейную жизнь. В деле Керкховена против Нидерландов Комиссия не нашла возможности определить, что устойчивые отношения между двумя женщинами и ребенком, рожденной одной из них при помощи AID-процесса, относятся к семейной жизни. Невзирая на то, что они жили вместе, как семья и делили между собой родительские обязанности в отношении ребенка, их требование легального признания было сочтено имеющим отношение только к личной жизни. При рассмотрении этого дела Суд мог бы следовать и созданному им же прецеденту для X, Y & Z, имея в виду, что семейная жизнь включала бы взаимоотношения одного пола вне зависимости от отсутствия кровной связи.

Является ли кровная связь достаточной сама по себе? Тогда как отсутствие биологической связи не препятствует признанию возникших взаимоотношений семейной жизнью, напротив, наличие исключительно кровной или генетической связи еще не является достаточным для данной цели. Таким образом, взаимоотношение между донором спермы и ребенком, родившимся в результате ее использования, обычно не будет достаточным для установления семейной жизни, в смысле ст.8, до тех пор, пока не появится значимое свидетельство того, что имеются тесные личные связи в дополнение к кровной связи.

Какие другие взаимоотношения составляют семейную жизнь? В случае, когда на рассмотрение Суда попадают иные отношения. Суд устанавливает наличие семейной жизни в каждом конкретном случае, опираясь на представленные факты. В отношении к семье расширенного состава и другим "классификациям прецедентное право говорит следующее:

семейная жизнь может существовать между детьми и их бабушками и дедушками, поскольку они играют "значительную роль в семейной жизни.

отношения Родных братьев и сестер, как несовершеннолетних так и взрослых, также подпадают под понятие семейной жизни.

взаимоотношение между дядей или тетей и его/ее племянником или племянницей могут подпадать под понятие семейной жизни в том случае, когда имеется конкретное свидетельство установления тесных личных связей. Так в случае Бойль против Соединенного Королевства заявитель жаловался на отказ в доступе к его племяннику, который был передан под опеку государства. По этому делу было признано, что семейная жизнь существует между дядей и его племянником на основе того факта, что мальчик оставался на уик-энд со своим дядей, который, как считали местные власти, был для него "хорошим отцом.

семейная жизнь может существовать между родителями и детьми, рожденными в результате вторичных взаимоотношений, или детьми, рожденными в результате еще одного брака или адюльтера, в частности, когда отцовство ребенка было определено, и у сторон имеются тесные личные связи.

отношения между приемными родителями и детьми в принципе подпадают под защиту ст.8.

будут ли связи между ребенком и его/ее приемными родителями считаться семейной жизнью, зависит от фактов каждого конкретного случая, в частности, были ли у ребенка тесные личные связи с его/ее настоящими родителями и того, как долго приемная семья заботится о ребенке. Чем дольше ребенок находился под защитой приемных родителей, тем более вероятно, что будет признано существование семейных связей.

Может ли закончиться семейная жизнь? Однажды возникну, семейная жизнь не заканчивается при разводе, или в том случае, когда стороны больше не проживают совместно. Она также не заканчивается, когда принимается решение отдать ребенка на попечение. Хотя последующие события, такие, как усыновление или высылка, могут разорвать связи семейной жизни, Суд установил, что это может иметь место только при исключительных обстоятельствах.

2. Защита нарушенных прав на уважение частной и семейной жизни

2.1 Право на уважение частной и семейной жизни по Конвенции

Согласно ст.8 части 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950):

. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законами и необходимого в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц.

Статья 8 разделена на две части. В первой - устанавливаются права, гарантируемые каждому человеку в рамках данной статьи - право на уважение его личной жизни, семейной жизни, его жилища и корреспонденции. Вторая говорит о том, что эти права не являются абсолютными и могут быть ограничены государством, но только на основании закона и в интересах, прямо перечисляемых в ней. Во второй части ст.8 указываются и те обстоятельства, при которых власти могут обоснованно оспаривать права, содержащиеся в ч.1 этой же статьи. Часть 2 ст.8 включает только те причины вмешательства, которые соответствуют закону и необходимы в демократическом обществе при преследовании одной или более законных целей и которые могут рассматриваться государством в качестве приемлемых ограничений прав каждого человека, изложенных в ст.8.

При определении того, являются ли меры, применяемые государством, соответствующими ст.8, допускается некоторая степень свободы, известная как "предел усмотрения. Этот принцип был впервые установлен в деле Хендисайда (Handyside), имевшего отношение к ст.10, но постановление Суда по этому делу равно имеет значение и в случаях, рассматриваемых в ст.8. В нем говорится, что

"взгляды на требования, предъявляемые к нравственным устоям в разное время и в разных местах, не являются одинаковыми, особенно в нашу эпоху, и что "государственные власти благодаря постоянной и непосредственной связи с реальной жизнью своих стран, в принципе, находятся в лучшем положении, чем международные судьи, когда выражают свое мнение по конкретному содержанию требований о "необходимости" "ограничения" или "штрафной санкции, национальным властям страны следует сделать начальную оценку необходимого реального социального воздействия, подразумеваемого в понятии "необходимость" в данном контексте.

Следовательно, ст.10 (2) оставляет вопрос о пределах усмотрения до некоторой степени открытым. Эти пределы определяются как внутренним законодательством, так и должностными лицами, в том числе и судьями, к которым обращаются для интерпретации и выяснения возможности применения соответствующих законов.

Однако Суд идет дальше и отмечает, что доктрина не дает странам-участницам неограниченных возможностей толкования и повторяет, что именно он, Суд, является ответственным за обеспечение соблюдения государством обязательств Конвенции. Что касается ст.8, то в этом случае Суду следует установить окончательные правила, по которым взаимодействие с правом, определяемым Конвенцией, может обосновываться частью 2 данной статьи, и, таким образом, внутренний предел усмотрения идет "рука об руку с европейским надзором. Такие пределы усмотрения оказываются связанными посредством суда с двумя группами обстоятельств:

при определении того, является ли допустимым вмешательство в права, обозначенные в ч.1 ст.8, с точки зрения общественных интересов, содержащихся в ч.2 этой же статьи.

при оценке достаточности действий государства для выполнения любого положительного обязательства в рамках этого положения.

Пределы усмотрения, представленные компетентными национальными органами власти, могут меняться в соответствии с обстоятельствами, предметом обсуждения и его основами. При определении границ свободы усмотрения в отношении к ст.8 следует принимать во внимание следующие факторы:

Существует ли общая основа для законов стран, ратифицировавших Конвенцию: Там, где очевидно наличие общей практики, там пределы усмотрения будут весьма узкими, и трудно будет обосновать отклонение от них. С другой стороны, там, где общий подход не является распространенным, там свобода действий, предоставляемая Судом странам ответчикам, будет велика.

Диапазон предела усмотрения будет различаться в соответствии с контекстом, и, например, он может оказаться особенно значительным в таких областях, как защита прав детей. В этом случае Суд признал, что между странами, заключившими соглашение, существует различие в подходах к проблемам защиты ребенка и вмешательства государства в дела семьи. Он принял это во внимание при разбирательстве соответствующих случаев в рамках Конвенции, разрешив государствам определять степень свободы действий в данной области. Кроме того, Суд признал, что ввиду своей большей близости к подобным деликатным и сложным проблемам, определяемым на национальном уровне, было бы лучше предоставить местным органам власти возможность проведения оценки обстоятельств в каждом конкретном случае и, в результате, определить наиболее приемлемый способ защиты прав ребенка. Например, в случаях установления опеки и попечительства местным органам власти, имеющим непосредственный контакт с заинтересованными лицами на стадии, когда меры по обеспечению интересов детей только еще вырабатываются или же непосредственно после их применения, виднее какие именно меры наиболее приемлемы в той или иной ситуации. Государство определяет степень свободы в отношении того, как личная и семейная жизнь рассматриваются в ст.8, и это отражается на том, как оценивается баланс между вмешательством государства в дела семьи и его целью.

Тот факт, что обычное право, политика и практика весьма значительно различаются в странах-участницах, можно использовать для обоснования пределов усмотрения. При рассмотрении бела Хендисайда (Handyside) Суд определил, что невозможно установить единую европейскую концепцию морали в рамках внутреннего права различных стран-участниц. Он также заявил, что взгляды на моральные требования, определяемые соответствующими законами этих стран, меняются в зависимости от времени и места, и, в особенности, в нашу эпоху, характеризующуюся быстрой эволюцией мнений по данному вопросу.

Однако при рассмотрении дел Даджена (Dudgeon) и Норриса (Norris) Суд не согласился с тем, что пределы свободы усмотрения были достаточно широкими для того, чтобы позволить соответственно Великобритании и Ирландии говорить о криминализации гомосексуализма. Дело в том, что в Северной Ирландии гомосексуализм признавался уголовно наказуемым преступлением. В 1978 г. Правительство Соединенного Королевства опубликовало законопроект, в случае принятия которого акты гомосексуального характера, совершаемые по согласию между двумя лицами мужского пола в возрасте от 21 года в интимной обстановке, переставали бы считаться уголовным преступлением не только на территории Северной Ирландии. Однако под давлением общественного мнения населения Северной Ирландии проект был отозван. Г-н Даджен, являвшийся гомосексуалистом и принимавший активное участие в кампании за пересмотр северо-ирландского Закона о гомосексуализме, был подвергнут длительному допросу в полиции относительно его гомосексуальных наклонностей. Затем против него намеревались начать уголовное преследование, но через год объявили, что он не будет преследоваться по закону. В жалобе, поданной в Европейскую комиссию, Даджен утверждал, что уголовное право Северной Ирландии, запрещая добровольные приватные гомосексуальные отношения между взрослыми мужчинами, осуществляет необоснованное вмешательство в его право на личную жизнь, предусмотренное ст.8 Конвенции. Заявитель также утверждал, что по законодательству Северной Ирландии он подвергается риску уголовного преследования в связи с гомосексуальными наклонностями, испытывает постоянное страдание и нервное напряжение вследствие самого факта существования подобных законов, а также боязнь притеснения и шантажа. По мнению Правительства Соединенного Королевства, право Северной Ирландии, преследующее любые гомосексуальные связи, не нарушает ст.8, оно находит свое обоснование в ч.2 ст.8, поскольку вмешательство предусмотрено законами и необходимо в демократическом обществе в интересах охраны здоровья, нравственности и защиты прав и свобод других лиц. Однако такое мнение не было разделено Судом.

Главный вопрос, возникающий в связи с содержанием ст.8 применительно к настоящему делу, заключается в том, насколько "необходимо в демократическом обществе сохранение действующего в Северной Ирландии законодательства, преследующего в уголовном порядке за добровольные гомосексуальные контакты взрослых мужчин. Признав, что законодательство Северной Ирландии в этой сфере необходимо для защиты интересов определенных общественных групп, равно как и морали общества в целом. Суд, согласившись с тем доводом, что одной из целей законодательства является ограждение незащищенных членов общества, в первую очередь молодежи, от последствий гомосексуализма, тем не менее, указал на то, что для признания ограничения необходимым в обществе, которое характеризуется терпимостью и открытостью, это ограничение должно быть соразмерным преследуемой правомерной цели. Существующее в Северной Ирландии моральное неприятие гомосексуализма, а также озабоченность общественности тем, что любое послабление закона приведет к эрозии существующих нравственных принципов, не могут явиться основанием для столь значительного вмешательства в личную жизнь гражданина. Суд резюмировал, что ограничение, которому подвергся г-н Даджен несоразмерно преследуемым целям, а именно, защите общественной морали.

2.2 Защита нарушенных прав на уважение частной и семейной жизни

При вынесении решения по жалобе отдельного лица в рамках ст.8 Конвенции необходимо пройти две стадии проверки. Первая стадия касается применимости ст.8; другими словами, является ли право, нарушение которого обжалуется, действительно правом, гарантированным ч.1 ст.8 Конвенции. Это часто приводит к дискуссии, например, о том, что включается в понятие частной жизни или жилища в рамках данной статьи. Если с учетом судебной практики Суда судья определяет, что право, на которое ссылается человек (например, право, предусмотренное в отношении свободы жилища), фактически не является правом, на которое распространяется действие ч.1 ст.8, то ст.8 не применяется, и на этом рассмотрение жалобы оканчивается.

Однако, если будет установлена возможность применения ст.8, то Суд должен перейти ко второй стадии проверки. Наиболее часто встречается ситуация, при которой человек жалуется на то, что государство предприняло действие, которое этот человек рассматривает как нарушение своих прав в рамках ст.8; в этой ситуации Суд должен определить, было ли нарушение права, предусмотренного ст.8, оправдано с точки зрения ч.2 ст.8. Бывает также, что жалобы подаются, хотя и не столь часто, на то, что государство или органы власти должны были, но не совершили действие, которое, как считает заявитель, было бы необходимо для соблюдения его прав в соответствии со ст.8. В этом случае Суду следовало бы установить, действительно ли имелись у государства при данных обстоятельствах обязательства действовать таким образом, как об этом говорится в жалобе. Оба эти подхода рассматриваются ниже.

Проверка проводится Судом всякий раз при рассмотрении дел, связанных со ст.8. Конечно, во многих случаях нет необходимости в подробном обсуждении каждого пункта, но, тем не менее, следует проводить каждый этап проверки перед принятием решения. Два последующие раздела руководства касаются тем, имеющих отношение к двум этапам такой проверки. Последний раздел касается реальных аспектов выполнения ст.8.

Действительно ли предмет жалобы попадает в перечень прав, защищаемых ч.1 cm.8? Для того, чтобы привлечь к защите ст.8, существо выдвигаемой жалобы должно соответствовать набору "тем, рассматриваемых в статье. Необходимо установить, относится ли предмет интереса человека к тому, что защищается в рамках этого перечня, а именно к личной жизни, семейной жизни, жилищу или корреспонденции.

В чью задачу входит установление того, имеет ли отношение выдвигаемая претензия к ч.1 cm.8? Заявитель сам должен охарактеризовать то, что, по его мнению, нуждается в защите, и сделать это перед Судом в рамках своего понимания ч.1 ст.8. Так например, в деле Гаскина против Соединенного Королевства, заявитель, молодой человек, который провел практически все свое детство в детских домах, успешно убедил большинство в Суде в том, что его интерес в получении доступа к конфиденциальной информации, касающийся его пребывания под государственной опекой, относится к его личной и семейной жизни. Поскольку потребность узнать и понять свое детство и ранние этапы развития является для него жизненно важной, а вовсе не представляет некоторый общий интерес в вопросе о доступе к информации, обеспечение конфиденциальности которой необходимо для защиты третьих лиц, что, разумеется, не подпадает под действие ст.8.

Кроме того, когда заявитель ссылается в своем заявлении на нарушение более чем одного права, из числа защищаемых по ст.8, и это признано правомерным, Суд может избегать точного упоминания о том, какое именно из перечисленных в рассматриваемой норме прав имеется в виду. Например, в случае Класс против Германии оказалось, что жалоба относительно Закона G 10, ограничившего право на тайну переписки, почтовых отправлений, телефонных разговоров, представляет вмешательство в личную и семейную жизнь и нарушает тайну корреспонденции.

Подход Суда к вопросу о применимости ч.1 cm.8? Сущность четырех понятий: "личная жизнь, "семейная жизнь, "неприкосновенность жилища и "тайна корреспонденции, содержащихся и защищаемых ч.1 ст.8, отнюдь не является раз и навсегда определенной. Суд уклонился от установления специфических правил по их определению. В частности, его подход состоит в том, чтобы определить применимость ст.8 - и тем самым установить, соответствует ли предмет индивидуальной жалобы тому перечню прав, которые защищаются по ст.8 - по каждому конкретному делу, от дела к делу, создавая тем самым концепцию независимого и гибкого понимания положений Конвенции. Гибкость подхода Суда позволяет ему принимать во внимание уровень социального, правового и технического развития отдельных стран, входящих в Совет Европы. Такой подход, естественно, затрудняет однозначное определение понятий "личная жизнь, "семейная жизнь, "жилище или корреспонденция. Общий подход к рассмотрению содержания этих четырех понятий будет дан ниже. Однако важно уяснить, что эти понятия не статичны, а напротив, динамичны настолько, насколько их значения способны развиваться и изменяться по мере развития самого общества. Важно также и то, что они обладают способностью охватывать широкий круг разнообразных явлений, причем некоторые из них связаны друг с другом, а некоторые - взаимно перекрываются.

Заключение

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы.

Ст.8 части 1 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод (1950) предусматривает:

. Каждый человек имеет право на уважение его личной и семейной жизни, его жилища и его корреспонденции.

. Не допускается вмешательство со стороны государственных органов в осуществление этого права, за исключением вмешательства, предусмотренного законами и необходимого в демократическом обществе в интересах национальной безопасности, общественного спокойствия, экономического благосостояния страны, в целях предотвращения беспорядков или преступлений, охраны здоровья или нравственности или защиты прав и свобод других лиц

Понятие личной жизни с необходимостью включает право на развитие взаимоотношений с другими лицами и внешним миром.

Взаимоотношения, которые не охватываются понятием семейная жизнь, используемым в ст.8, но, тем не менее, могут претендовать на защиту в рамках Конвенции, в случаях, когда такие взаимоотношения составляют личную жизнь.

Понятие семейной жизни постоянно эволюционировало на протяжении всего времени действия Конвенции и продолжает развиваться с учетом современных изменений социальных и культурных моделей семейной жизни.

Как правило, Суд решает вопрос о наличии "семейной жизни" на основе фактов, рассматриваемых в каждом конкретном случае, и общего применяемого принципа о существовании тесных личных связей между участниками отношений.

"Семейная жизнь" по смыслу ст.8 включает по меньшей мере отношения между близкими родственниками, например отношения между дедушкой и бабушкой, с одной стороны, и внуками - с другой, поскольку такие родственники могут играть важную роль в семейной жизни

При определении того, являются ли меры, применяемые государством, соответствующими ст.8, допускается некоторая степень свободы, известная как "предел усмотрения. Однако Суд идет дальше и отмечает, что доктрина не дает странам-участницам неограниченных возможностей толкования и повторяет, что именно он, Суд, является ответственным за обеспечение соблюдения государством обязательств Конвенции. Что касается ст.8, то в этом случае Суду следует установить окончательные правила, по которым взаимодействие с правом, определяемым Конвенцией, может обосновываться частью 2 данной статьи, и, таким образом, внутренний предел усмотрения идет "рука об руку с европейским надзором.

При вынесении решения по жалобе отдельного лица в рамках ст.8 Конвенции необходимо пройти две стадии проверки. Первая стадия касается применимости ст.8; другими словами, является ли право, нарушение которого обжалуется, действительно правом, гарантированным ч.1 ст.8 Конвенции. Это часто приводит к дискуссии, например, о том, что включается в понятие частной жизни или жилища в рамках данной статьи. Если с учетом судебной практики Суда судья определяет, что право, на которое ссылается человек (например, право, предусмотренное в отношении свободы жилища), фактически не является правом, на которое распространяется действие ч.1 ст.8, то ст.8 не применяется, и на этом рассмотрение жалобы оканчивается.

Список использованных источников

I. Нормативно правовые акты и иные официальные документы

1.Конвенция о защите прав человека и основных свобод (Заключена в г. Риме 04.11.1950) [Электронный ресурс]. Доступ из справ. - правовой системы "КонсультантПлюс".

II. Специальная литература

1.Гомиен Д. Путеводитель по Европейской конвенции о защите прав человека. Страсбург.: Издание Совета Европы, 1994.157 с.

2.Горшкова С.А. Стандарты Совета Европы по правам человека и российское законодательство. М.: НИМП, 2011.352 с.

.Ковлер А.И. Практика Европейского Суда и национальное право // Журнал российского права. 2012. № 4. С.13-14.

.Коротеев К.Н. Исчерпание средств правовой защиты как критерий приемлемости жалобы в Европейский суд по правам человека и российская правовая система // Адвокат. 2009. № 5. С.25-26.

.Международная защита прав человека с использованием некоторых международно-правовых механизмов. /Под. ред. К.А. Москаленко. 3-е изд. М.: Центр содействия международной защите, 2004.205 с.

.Марченко М.Н. Судебное правотворчество и судейское право. М.: Проспект, 2011.512 с. Обращение в Европейский суд по правам человека / Под ред.Ф. Лича. М.: МОО ПЦ "Мемориал", 2009.430 с.

Похожие работы

 

Не нашел материал для курсовой или диплома?
Поможем написать качественную работу
Без плагиата!