Тема: Тип "мечтателя" в ранней прозе Достоевского

  • Вид работы:
    Сочинение
  • Предмет:
    Литература
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    12,45 Кб
Тип "мечтателя" в ранней прозе Достоевского
Тип "мечтателя" в ранней прозе Достоевского
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Оглавление

Введение

Тип «мечтателя» в повести «Хозяйка»

Тип «мечтателя» в сентиментальном романе «Белые ночи»

Тип «мечтателя» в повести «Слабое сердце»

Заключение

Список использованной литературы

Введение

Молодого Ф.М. Достоевского заинтересовали мечтания человека, который задумывается о торжестве правды и справедливости, но который ничего не делает для приближения лучшего будущего.

«Мир мечтателя отдален от реальной жизни непроходимой пропастью. Неизбежное соприкосновение с реальностью приводит его к полному нравственному крушению, а то и к физической гибели» [Кирпотин:1960, 297].

«Действительность производит впечатление тяжелое, враждебное на сердце мечтателя, и он спешит забиться в свой заветный золотой уголок, который на самом деле часто запылен, неопрятен, беспорядочен, грязен. Мало-помалу проказник наш начинает чуждаться толпы, чуждаться общих интересов, и постепенно, неприметно начинает в нем притупляться талант действительной жизни. Ему, естественно, начинает казаться, что наслаждения, доставляемые ему своевольной фантазией, полнее, роскошнее, любовнее настоящей жизни. Наконец, в заблуждении своем он совершенно теряет то нравственное чутье, которым человек способен оценить всю красоту настоящего, он сбивается, теряется, упускает моменты действительного счастья и в апатии, лениво складывает руки …» [Кирпотин:1960, 298].

Достоевский описал в произведениях «Хозяйка», «Белые ночи» и Слабое сердце» черты самого типа мечтателя, а также выразил свое отношение к нему. Федор Михайлович «ополчается не против общественных условий, он стремится воздействовать на тех, которые могли бы стать борцами за новые общественные отношения, за творческую и прекрасную жизнь, но безвольно опустили руки, погрузившись в мечтательный сон» [Кирпотин:1960, 298]. Достоевский жалеет и в тоже время осуждает мечтателя, а также стремится побудить его к деятельному протесту.

Тип «мечтателя» в повести «Хозяйка»

Первая попытка разрешить в искусстве тему мечты и действительности была сделана Достоевским в повести «Хозяйка».

Действие повести происходит в Петербурге. Герой ее, молодой ученый Василий Ордынов, который одинок и беден. Он забыл, «что есть другая жизнь - шумная, гремящая, вечно волнующаяся, вечно меняющая, вечно зовущая и всегда, рано ли, поздно ли, неизбежная» [Достоевский:1956, 17].

Обстоятельства заставляют Ордынова переменить квартиру, точнее угол. В поисках жилья он бродит по окраинам столичного города, наконец, оказывается в церкви. Двое прихожан, старик и молодая женщина, поразили его внимание. Старика звали Муриным, женщину -Катериной. Ордынов поселяется у них.

«Катерина - пленница Мурина, она продала ему душу, как грешник продает душу дьяволу. Страсть к Ордынову поставила Катерину перед выбором, столкновение Мурина и Ордынова приобретает в ее фантазии, символическое значение - борьбы тьмы и света, насилия и справедливости, зла и добра. Ордынов мог бы спасти Катерину, но в мечтательности он утратил всякую способность к борьбе. Любовь Катерины открывала для Ордынова выход из одичания, из одиночества в сферу страстей: «…новая сильная, невидимая жизнь началась для него», но он уже не был способен восстать как борец за свое собственное счастье. Ордынов был испорчен безнадежно. В долгой бесплодной мечтательности, в созданной им вокруг себя пустыне, населенной только бредовыми видениями, он утратил навсегда активную силу для практического преодоления зла» [Кирпотин:1960, 301].

В фантастических эпизодах повести образ Мурина предстает в олицетворение зла. Мурин является Ордынову в бредовых видениях, накладывая свою тень и на детские его воспоминания и на будущее. «Злой старик за ним следовал всюду. Он выглядывал и обманчиво кивал ему головою из-под каждого куста в роще, смеялся и дразнил его, воплощался в каждую куклу ребенка, гримасничая и хохоча в руках его, как злой скверный гном; он подбивал на него каждого из его бесчеловечных школьных товарищей, или, садясь с малютками на школьную скамью, гримасничал, выглядывая из-под каждой буквы его грамматики» [Достоевский:1956, 10].

Бред переходит в явь, но сама явь отравлена злым безумием. Катерина рассказывает Ордынову странную греховную историю своей любви к Мурину. Собственно, это и не любовь.

«Катерина сводит Мурина и Ордынова за одним столом, она пытается соединить несоединимое. Но неодолимая вражда разделяет их. Сцена за столом превращается в беседу-поединок. Ордынов не вышел победителем из этого поединка, он не сумел отстоять Катерину» [Кирпотин:1960, 302].

Катерина пошла бы за Ордыновым, если б он проявил твердость, волю, власть. Он не в состоянии воспользоваться самыми благоприятными обстоятельствами.Даже когда, Ордынову представилась возможность убить Мурина. Катерина ждала от него решительного шага. Старик уснул. Ордынов схватился было за нож. Но в эту минуту Ордынову показалось, «что один глаз старика медленно открывался и, смеясь, смотрел на него. Глаза их встретились. Несколько минут Ордынов смотрел на него неподвижно… Вдруг ему показалось, что все лицо старика засмеялось и что дьявольский, убивающий, леденящий хохот раздался, наконец, по комнате… Он задрожал; нож выпал из рук его и зазвенел на полу… Катерина стояла бледная, помертвелая, неподвижная; глаза ее закрывались; глухая, невыносимая боль судорожно выдавилась на лицее; она закрылась руками и с криком, раздирающим душу, почти бездыханная, упала к ногам старика…» [Достоевский:1956, 47].

Достоевский вкладывает в уста Мурина объяснение всего происходящего: «Слабому человеку одному не сдержаться! Только дай ему все, он сам же придет, все назад отдаст, дай ему полцарства земного в обладанье, попробуй - ты думаешь что? Он тебе тут же в башмак тотчас спрячется, так умалится. Дай ему волюшку, слабому человеку - сам ее свяжет, и воля не впрок!..» [Достоевский:1956, 63].

«Ордынов соглашается с суждением Мурина. «Мурин был по-своему прав, назвав Катерину слабым сердцем», - сознается он себе [Достоевский:1956, 63].Но Мурин прав был не только в оценке самого Ордынова. Разум Ордынова был сильнее его воли. Ордынов был сам слабым сердцем, а слабое сердце не может повести за собою другое слабое сердце. Для борьбы, для победы нужны сильные сердца. Для победы над злом нужен не мечтатель, а воитель. Поражение Ордынова явилось для него окончательным приговором. Уступив Катерину Мурину, он опустился, впал в злую очерствелую ипохондрию» [Кирпотин:1960,303].

«Описание опустошенности Ордынова является знаменательным. Оно позволяет отчасти проникнуть в содержание задуманного им сочинения, а вместе с тем позволяет уяснить эволюцию идей, через которую Достоевский счел нужным прости своего героя. Одичание привело Ордынова к вере в бога и в предопределение. Вера явилась результатом отказа от прежней идеи, от прежних горячих убеждений. Следовательно, история церкви, которую писал Ордынов, носила позитивистский характер» [Кирпотин:1960,304].

Итак, образ Ордынова соотносится с желанным, но не найденным, - не найденным еще в самой жизни, - образом деятельного, умелого, практического героя, способного добиться победы идеала. Достоевский, несомненно, осуждает Ордынова, хотя при этом и жалеет его.

Тип «мечтателя» в сентиментальном романе «Белые ночи»

Действие романа происходит в течение четырех ночей. Герой «Белых ночей» так же как и герой «Хозяйки», одинок, живет в многолюдном Петербурге, как в пустыне. За восемь лет пребывания в столице он не сумел завести ни одного знакомства. Петербургские дома были ему более известны и близки, чем люди.

Герой сентиментального романа не имеет имени, он- мечтатель, «подобен призраку, мечтатель не действует, у него нет биографии, он пребывает вне действительной жизни» [Кирпотин:1960,309].

В волшебную белую петербургскую ночь мечтатель знакомится с девушкой, Настенькой. Настенька просит его рассказать свою историю.

« - Историю! - восклицает он испуганно, - историю! И кто вам сказал, что у меня есть своя история? У меня нет истории…

Так как же вы жили, коль нет истории?- перебила она смеясь.

Совершенно без всяких историй. Так жил, как у нас говорится, сам по себе, т.е. один совершенно - один, один вполне, - понимаете, что такое один?

Да как один? То есть вы никого никогда не видали?

О нет, видеть-то вижу, - а все-таки я один.

Что же, вы разве не говорите ни с кем?

В строгом смысле - ни с кем» [Достоевский:1992, 15].

Настенька не может понять, как это человек свободный, никем и ничем не стесняемый, может жить один в своем углу, не может понять его одиночества среди людей.

В сентиментальном романе «Белые ночи» фантастическое сочетается с обыденным. «Болезненная фантастика перестает быть свойством действительности и превращается в переживание героя, характеризуя его психику, его отношение к реальности. Фантастическое, иллюзорное становится равносильным неумелости, безволию, неспособности ориентироваться в действительности» [Кирпотин:1960, 310].

«Мечтатель не может преодолеть своей пассивности, своей ненужности. Он не может найти и полного самозабвения в грезах, потому что как показывает автор, он сам хорошо понимает, что небывалые грезы его являются следствием непреодолимой пошлости быта» [Кирпотин:1960, 311]. Мечтательность - это проявление бессилия перед действительностью.

О чем же грезит это болезненное призрачное существо? «К чему это спрашивать! да обо всем, - отвечает он, - о роли поэта, сначала непризнанного, а потом увенчанного, о дружбе с Гофманом; Варфоломеевская ночь, Диана Вернон, геройская роль при взятии Казани Иваном Васильевичем, Клара Мовбрай, Евфия Денс, собор прелатов и Гус перед ними, восстание мертвецов в Роберте (помните музыку? Кладбищем пахнет!) Минна и Бренда, сражение при Березине, чтение поэмы у графини В-й Д-й, Дантон, Клеопатра ei suoi amanti, Домик в Коломне, свой уголок, а подле милое создание» [Достоевский:1992, 22].

Герой «Белых ночей» мечтает о роли поэта, которая представляется ему в романтическом духе, и, самое главное, все видения, грезы, эмоции, все порывания его исполнены жаждой героического дела.

«Оба они - и поэт и герой - идут впереди других, указывая путь, увлекая за собой отстающих, оба они дают примеры доблести и бесстрашия и нередко гибнут за общее дело, за справедливость, за истину. Вот почему мечтатель так легко перевоплощается из поэта в участника войны 1812 года и в Дантона, вот почему ему так сладко мечтать даже о гибели, - в сражении, на эшафоте или во имя необычайной любви» [Кирпотин:1960, 312].

«Сознание противоестественности своего существования делает неутолимую тоску мечтателя по действительной, реальной жизни особенно мучительной» [Кирпотин:1960, 313]. «Слышишь, как кругом тебя гремит и кружится в жизненном вихре людская, - жалуется он, как пьяница, который не в состоянии преодолеть своего порока, - слышишь, видишь, как живут люди - живут наяву, видишь, что жизнь для них не заказана, что их жизнь не разлетится, как сон, как видение, что их жизнь вечно обновляющаяся, вечно юная и не один час ее не похож на другой, тогда как уныло и до пошлости однообразна пугливая фантазия, раба тени, идеи, раба первого облака…» [Достоевский:1992, 25].

«У мечтателя не будет даже такого утешения, которое имеют пьяница, мот: их наслаждения были материальны, они жили извращено, но все же жили! Мечтатель же владеет нулем и теряет нуль - и так между двумя нулями губит свою собственную жизнь!» [Кирпотин:1960, 314].

Мечтатель робок с женщинами, хотя в грезах своих он переживает самые увлекательные приключения, самые фантастические любовные истории. Но в то же время «он тоскует по действительной любви, потому что в участии женской любви мечтатель видит возможность выхода из своего одиночества в действительную жизнь» [Кирпотин:1960, 314].Так мгновенно рождается любовь мечтателя к Настеньке.

Настенька сирота, она живет с бабушкой, которая раньше была богата. У бабушки в домике поселился жилец. Жилец- этот противоположность мечтателю, хотя он также беден и одинок, благороден, добр, образован, но в тоже время он приспособленный к жизни человек. Он умеет бороться за свое счастье. Он полюбил Настеньку, и Настенька его. Он не женится на Настеньке, потому что для начала хочет обеспечить источник существования и в самом деле хочет устроить счастье Настеньки. Для этого он уезжает на год. Как человек благородный, он не связывает Настеньку словом.

Настенька терпеливо ждет своего жениха. Но вот она узнает, что жених ее уже три дня живет в Петербурге, а к ней не приходит. В эти грустные для нее дни и развертывается роман мечтателя. Настенька, расстроенная и из благодарности принимает предложение руки и сердца мечтателя, но старый жених является, и Настенька следует своему прежнему чувству.

Последняя надежда мечтателя на приобщение к действительной жизни рухнула. Мечтатель терпит поражение, - не потому, что у него не было шансов завоевать сердце Настеньки. Он нравится Настеньки, Настенька сама говорит, что он лучше ее жениха: «Я вас обоих сравнивала. Зачем он - не вы? Зачем он не такой, как вы? Он хуже вас, хоть я и люблю его больше вас» [Достоевский:1992, 42].Чувство Настеньки растет, крепнет, и если бы мечтатель боролся за свое счастье, он, вероятно, завоевал бы его. Но в том-то и дело, что мечтатель не способен к борьбе.

«Мечтатель, не борец, он - «слабое сердце», самоотвержение которого переходит в самозаклинание. Мечтатель ничего не делает, чтобы завоевать сердце Настеньки, наоборот, он уступчив, помогает своему сопернику. «Какой вы бескорыстный!» - восклицает Настенька, - и в этом восклицании звучит смертный приговор мечтателю, выслушиваемый им с покорностью и благословением» [Кирпотин:1960, 316].

Горечь рассказа смягчена сочувствием к мечтателю. Однако сочувствие автора не отражается на определенности его мысли. «Сквозь скорбь и жалость слышен голос осуждения, направленный в адрес беспочвенного мечтателя, смирного и бездеятельного, неспособного, отстоять себя, чтобы стать хоть немного похожим на героя его романтических видений» [Кирпотин:1960, 317].

Тип «мечтателя» в повести «Слабое сердце»

достоевский проза мечтатель

Главный герой повести - Вася Шумаков «собственными силами» вышедший из «низшего сословия» [Достоевский:1992, 35].Сослуживцы говорили, что, Шумаков «старался учиться, был любознателен, стремился образовать себя», но не в книгах он находил материал и идеи для своих мечтаний [Достоевский:1992, 84]. «Он черпал их из наблюдений над окружающим миром, из своего жизненного опыта, который сделал для него страдание, несчастие более естественными, чем благополучие, любовь, дружбу. Его тонкая психическая организация не могла примириться с глубокой несправедливостью распределения счастья между людьми» [Нечаева:1979, 240].

«Торжественно» говорил он своему другу о переживаемом им конфликте, готовящем его катастрофу: «Мое сердце так полно, так полно, Аркаша! Я не достоин счастья! я слышу, я чувствую это, за что мне…. Что я сделал такое, скажи мне! Посмотри, сколько людей, сколько слез, сколько горя, сколько будничной жизни без праздника! А я..!» [Достоевский:1992, 45]. Шумаков открыл здесь источник своих переживаний, а его друг, Нефедевич, назвав его «мечтателем», как бы объясняет ему и читателям, в чем его страдание: «Видишь, я понимаю тебя: я знаю, что в тебе происходит. Ведь уж мы пять лет вместе живем, слава богу. Ты добрый, нежный такой, но слабый, непростительно слабый…Ты кроме того, и мечтатель, а ведь это тоже нехорошо: свихнуться, брат, можно! Послушай, ведь я знаю, чего тебе хочется! Тебе хочется, например, чтоб Юлиан Мастакович был вне себя и еще, пожалуй, задал бы бал, от радости, что ты женишься. Ну, постой, постой! Ты морщишься. Но уж ты меня не оспоришь и не откажешь мне думать, что ты бы желал, чтоб не было даже несчастия на земле, когда ты женишься… Да, брат, ты уж согласись, что тебе бы хотелось, чтобы у меня, например, твоего лучшего друга, стало вдруг тысяч сто капитала; чтоб все враги, какие ни есть на свете, вдруг бы ни с того ни с сего помирились, чтоб все они обнялись среди улицы от радости потом сюда к тебе на квартиру, пожалуй в гости пришли. Друг мой! Милый мой! Я не смеюсь, это так: ты уж давно все почти такое же в разных видах представлял. Потому что ты счастлив, ты хочешь, чтобы все решительно сделались разом счастливыми» [Достоевский:1992, 67].

«Маниловские» мечты Васи о всеобщем счастье тесно связаны с иными мечтами его друга Нефедевича, которые устремлены на разгадку того, отчего сошел с ума Вася. Они обнаруживают - в его «видении» на Неве исчезающего старого Петербурга и «нового города, складывающегося в воздухе» - «мечтателя-утописта». Силуэт еще одного мечтателя-утописта Достоевский изобразил в образе сослуживца. «В особенности, из потрясенных, заметен был один, очень маленький ростом сослуживец Васи Шумакова. И не то чтобы таки был совсем молодой человек, а примерно лет уже тридцати. Он был бледен как полотно, дрожал всем телом и как-то странно улыбался - может быть, потому, что всякое скандалезное дельце или ужасная сцена пугает и вместе с тем как-то несколько радует постороннего зрителя» [Достоевский:1992, 115]. Он обегал весь кружок «и всем говорил, что он знает, отчего это все, что это не то, чтобы простое, а довольно важное дело, что так оставить нельзя… в своем кружке он слыл за отчаянного вольнодумца» [Достоевский:1992, 116]. «Последняя фраза была снята автором при перепечатке «Слабого сердца» в издании 1863 г., и далее текст печатался без нее. Между тем она проливает свет на поведение этого чиновника. Фраза позволяет предполагать, что волнение чиновника, его понимание Васиного сумасшествия, которое он, очевидно, пытался разъяснить сослуживцам, как-то связано с его «вольнодумством», т.е. с его отношением к окружающей действительности и критике ее. Он близок к истинной разгадке гибели Васи и менее всего был «посторонним зрителем скандалезного дельца». Без этой фразы эпизод получает жанрово-комический оттенок, который не имел в виду автор, изображая свидетеля несчастья» [Нечаева:1979, 241].

Заключение

«Мечтатели, созданные Достоевским не могли бы хронологически определить срок своего увлечения мечтами: оно поглощало их полностью и вело или к гибели через полный разрыв с действительностью, или к гибели без борьбы - от столкновения с ней» [Нечаева:1979, 243]. Гибель ждала Васю Шумакова, верившего в благодетеля Юлиана Мастаковича, к гибели скатывался Ордынов, мечтатель «Белых ночей». В «физиологическом» очерке о мечтателе, в фельетоне 1847 г., Достоевский так определил судьбу мечтателя: «А знаете ли, что такое мечтатель, господа? Это кошмар петербургский, это олицетворенный грех, это трагедия, безмолвная, таинственная, угрюмая, дикая, со всеми неистовыми ужасами, со всеми катастрофами, перипетиями, завязками и развязками…»Заканчивая его изображение, Достоевский вновь говорил: «И не трагедия такая жизнь! Не грех и не ужас! Не карикатура! И не все ли мы более или менее мечтатели…» [Нечаева:1979, 243].

В трех рассмотренных произведениях можно выделить черты типа мечтателя: неспособность к борьбе, неумение воздействовать на окружающих, фантазия, не опирающаяся на знание действительности и неумение подчинить ее; нерешительность воли, слабость сердца. Беспочвенная мечтательность при первом же столкновением с действительностью приводит к гибели.

Достоевским осуждена не жизнь, а известная ему разновидность лишнего человека, тип мечтателя.

Список использованной литературы

.Достоевский, Ф.М. Из собрания сочинения. - М., 1956.

.Кирпотин, В.Я.Достоевский. Творческий путь (1821-1859) - М., 1960.

.Нечаева, В.С.Ранний Достоевский 1821-1849- М., 1979.


Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!