Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента




Введение

 

Современное гражданское законодательство предоставляет право гражданам иметь в собственности любое имущество за исключением отдельных объектов, которые в соответствии с федеральными законами не могут им принадлежать. Одним из оснований возникновения права собственности является наследование, гарантированное Конституцией РФ[1] (ч. 4 ст. 35). В свою очередь, п. 2 ст. 218 Гражданского кодекса Российской Федерации[2] (далее ГК РФ) устанавливает, что в случае смерти гражданина право собственности на принадлежащее ему имущество переходит по наследству к другим лицам в соответствии с завещанием или законом.

В настоящее время порядок наследования регулируется разделом V «Наследственное право» третьей части ГК РФ[3], вступившей в законную силу 1 марта 2002 года. Этот закон не только детально урегулировал и существенно дополнил правила о порядке наследования (ГК РСФСР 1964 г.[4] содержал 35 статей о наследовании, а новый ГК РФ - 76), но имеет и совершенно иную структуру. В новом законе основания призвания к наследованию, в отличие от ранее действовавшего законодательства, поменялись местами. Вслед за общими положениями на первом месте идет наследование по завещанию, а на втором - наследование по закону. Это подчеркивает важность завещательного распоряжения, поскольку воля собственника имущества, передаваемого по наследству, является основным и решающим фактором в дальнейшем переходе его прав.

Важно заметить, что порядок наследования по завещанию урегулирован более детально, чем по закону. Например, наследованию по завещанию посвящено 22 статьи (ст. 1118 - 1140 ГК РФ), а наследованию по закону всего 10 статей (ст. 1141 - 1151 ГК РФ). Такие изменения в структуре самого закона связаны с переходом к рыночным отношениям, укреплением частной собственности и снятием ограничений по ее распоряжению самим владельцем. В этом состоит один из основных принципов наследственного права - свобода завещания, которая может быть ограничена только правилами, прямо предусмотренными законом.

Вместе с тем анализ нового законодательства позволяет сделать вывод, что, несмотря на детальную проработку порядка наследования по завещанию, оно не лишено недостатков. Не все новые идеи законодателю удалось воплотить в четких и понятных юридических конструкциях. Некоторые положения нового закона носят бланкетный характер и отсылают к еще не принятым федеральным законам, что порождает дополнительные трудности применения этих норм на практике. Другие положения создают простор не только для злоупотреблений, но и для их криминального использования. Третьи содержат явные противоречия и нуждаются в изменении или дополнении.

Следует отметить, что в настоящее время еще очень слаба проработка новых норм в судебной и нотариальной практике, отсутствуют руководящие разъяснения высших судебных органов. Поэтому на сегодняшний день говорить о завершении переработки законодательства о наследовании по завещанию было бы преждевременным, что и определяет актуальность написания по заявленной теме.

Объект исследования – общественно-правовые отношения, возникающие по поводу наследования по завещанию.

Предмет исследования – правовое регулирование наследования по завещанию в РФ.

Цель работы заключается в проведении комплексного исследования института наследования по завещанию с целью  выявления проблем правового регулирования и разработке путей их решения.

Данная цель достигаются решением следующих задач:

1. Выявить проблемы правового регулирования наследования жилых помещений по завещанию.

2. Проанализировать практические проблемы реализации положений законодательства РФ о завещательных распоряжениях.

3. Сформулировать возможные пути совершенствованию законодательства, регулирующего наследование по завещанию.

Нормативная база исследования состоит из норм российского гражданского законодательство, регулирующего институт наследования по завещанию.

1. Практические проблемы реализации положений законодательства РФ о завещательных распоряжениях

 

Анализ правоприменительной практики показывает, что возникают  некоторые вопросы при реализации норм ГК РФ о завещательном распоряжении. Федеральный закон от 12 января 1996 г. № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле»[5] гарантирует погребение умершего с учетом волеизъявления, выраженного лицом при жизни, и пожелания родственников (ст. 1). Физические лица вправе по своему усмотрению выбрать форму и место погребения, выразив это в своем волеизъявлении о достойном отношении к его телу после смерти в устной форме в присутствии свидетелей или в письменной форме. Также физические лица вправе выразить свое волеизъявление о согласии или несогласии быть подвергнутым патологоанатомическому вскрытию, о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела, определить обычаи или традиции, установить, рядом с кем из ранее умерших он желает быть похоронен, желает ли, чтобы его тело было подвергнуто кремации. Также лицо вправе доверить исполнить свое волеизъявление тому или иному лицу, т.е., по сути, назначить душеприказчика.

Закон устанавливает, что действия по достойному отношению к телу умершего должны осуществляться в полном соответствии с волеизъявлением умершего, если не возникли обстоятельства, при которых исполнение волеизъявления умершего невозможно, либо иное не установлено законодательством Российской Федерации (п. 2 ст. 5). В случае отсутствия волеизъявления умершего право на разрешение тех или иных действий с телом имеют супруг, близкие родственники (дети, родители, усыновленные, усыновители, родные братья и родные сестры, внуки, дедушка, бабушка), иные родственники либо законный представитель умершего, а при отсутствии таковых иные лица, взявшие на себя обязанность осуществить погребение умершего.

Однако не всегда такое волеизъявление может быть известно иным лицам (например, членам диаспоры или конфессии, к которой принадлежал умерший), которые хорошо знали покойного и могли бы потребовать исполнения его воли соответствующим образом. Нередки случаи, когда родственники пренебрегают волей покойного относительно погребения, особенно если исповедуют другую религию; возможны и иные мотивы.

Предпринимаются попытки таких лиц свое волеизъявление о достойном отношении к его телу после смерти обличить в форму завещательного возложения. Но нотариусы отказывают в этом на следующем основании; ГК РФ определяет, что завещательное возложение означает возложение на одного или нескольких наследников обязанности совершить какое-либо действие как имущественного, так и неимущественного характера, направленное на осуществление общеполезной цели (п. 1 ст. 1139 ГК РФ). Бесспорно, что действия по достойному отношению к телу умершего не имеют признака общеполезной цели. Однако, данное требование является обязательным не в силу естественной природы завещательных распоряжений. Например, исключение (отсутствие общеполезной цели) сделано для особого вида завещательного возложения, когда наследникам или исполнителю завещания вменяются обязанности содержать принадлежащих завещателю домашних животных и осуществлять за ними необходимый уход и надзор. Подобное завещательное возложение в неискушенных юридическими знаниями средствах массовой информации нередко называется завещанием в пользу животных, а сами животные объявляются наследниками, т.е. субъектами наследственных (гражданско-правовых) отношений. На самом деле ни в одной цивилизованной стране мира животные не могут быть субъектами правоотношений. Они могут объявляться священными, им поклоняются, наделяют антропологическими признаками, присваивают имена, но не наделяют субъективными имущественными правами и обязанностями, а то, что в прессе называют «оставить наследство» тому или иному животному, на самом деле является завещательным возложением, когда завещатель возлагает на одного или нескольких наследников обязанность содержать принадлежащих ему домашних животных, а также осуществлять необходимый надзор и уход за ними[6]. Возникает вопрос, почему же законодатель озаботился о животных, не подумав о самом наследодателе. Тем более в практике других государств такие завещательные распоряжения являются обычным делом. Исполнителями волеизъявления умершего могут быть лица, указанные в его волеизъявлении, при их согласии взять на себя обязанность исполнить волеизъявление умершего. В случае отсутствия в волеизъявлении умершего указания на исполнителей волеизъявления либо в случае их отказа от исполнения волеизъявления умершего оно осуществляется супругом, близкими родственниками, иными родственниками либо законным представителем умершего. В случае мотивированного отказа кого-либо из указанных лиц от исполнения волеизъявления умершего оно может быть исполнено иным лицом, взявшим на себя обязанность осуществить погребение умершего, либо осуществляется специализированной службой по вопросам похоронного дела. Подобный порядок не может обеспечить надлежащее исполнение последней воли лица.

В случае же оставления завещательного распоряжения наследодатель мог бы возложить на наследников или исполнителя завещания обязанность по совершению действий по достойному отношению к его телу в соответствии с его волеизъявлением, а также выделить для этого средства из наследственной массы. Также преимущество формы завещательного возложения заключается в том, что возложение не имеет личного характера, поэтому в результате завещательного возложения возникает обязательство, в котором на стороне, имеющей право требования, выступает не определенное лицо, а неопределенное множество заинтересованных лиц. Помимо их самих требовать исполнения может исполнитель завещания, любой из наследников, в завещании такой перечень лиц (помимо заинтересованных) может быть существенно расширен. Таким образом, требовать исполнения совершения действий по достойному отношению к телу завещателя в соответствии с его волеизъявлением может практически любое лицо. На основании вышеизложенного мы предлагаем дополнить п. 1 ст. 1139 Гражданского кодекса Российской Федерации абз. 3 следующего содержания:

«Завещатель вправе также возложить на одного или нескольких наследников и (или) исполнителя завещания:

исполнение его волеизъявления о согласии или несогласии быть подвергнутым патологоанатомическому вскрытию, а также о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела;

осуществить его погребение в соответствии с установленными в завещании правилами либо обычаями или традициями религиозной конфессии, к которой принадлежал завещатель;

совершить иные определенные завещанием действия по достойному отношению к телу завещателя».

Обратимся к следующей проблеме. Завещательное возложение как специальный вид завещательного распоряжения означает возложение на одного или нескольких наследников обязанности совершить какое-либо действие как имущественного, так и неимущественного характера, направленное на осуществление общеполезной цели (п. 1 ст. 1139 ГК РФ). Признаки последней, к сожалению, ни теорией гражданского права, ни практикой до сих пор не разработаны, что вызывает немало проблем в практике нотариусов при удостоверении завещаний, содержащих подобные распоряжения на случай смерти. Дополнительные проблемы возникают и вследствие того, что, установив в качестве общего признака завещательных возложений общеполезную цель, законодатель в последующем квалифицирует отдельные распоряжения в качестве завещательных возложений, такой цели не преследующих.

В ГК РФ нет норм, в которых было бы указано, что завещатель вправе определять на случай своей смерти опекуна или попечителя своим несовершеннолетним детям. Подобный порядок назначения опекунов и попечителей, бесспорно, со всех сторон следует оценить положительно, поскольку позволит родителям на случай своей смерти определить лиц, которым он доверит опеку (попечительство) над своими детьми. Однако завещательное назначение опекуна или попечителя порождает право лица быть назначенным опекуном (попечителем) несовершеннолетнего ребенка (детей) в силу завещания его родителя, а не обязанность стать опекуном (попечителем). Возникает вопрос, насколько действенно будет такое завещательное назначение. Иное дело, если бы назначение опекунов и попечителей осуществлялось в рамках завещательного возложения. По законопроекту право на наследственное имущество переходит к несовершеннолетним детям завещателя, над которыми установлена опека или попечительство, опекун (попечитель) же получает это имущество в управление. В рамках завещательного возложения возможно было бы передавать определенную часть имущества в собственность опекуна (попечителя), которая составляла бы вознаграждение, а иное имущество в доверительное управление.

Применение завещательного возложения в данном случае не противоречит и общей модели данного завещательного распоряжения, главным конститутивным признаком которой выступает присутствие общеполезной цели. Напомню, что российский наследственный закон не определяет признаки общеполезной цели, но систематическое толкование норм Гражданского кодекса РФ позволяет утверждать, что на основе сходства, заключающегося в безвозмездности правопреемства, эти признаки могут быть почерпнуты из более развитого гражданско-правового института пожертвования. Пожертвование является специальным видом договора дарения исходя из наличия у него такого основного признака, как совершение дарения в общеполезных целях. Квалификация общеполезности цели в специальной литературе неоднозначна. По мнению А.Л. Маковского, «под пожертвованием понимается дарение не в «общественно полезных», а в общеполезных целях (п. 1 ст. 582 ГК РФ). Ими могут быть как цели, полезные для общества в целом, так и цели, достижение которых представляет пользу для более узкого круга лиц - лиц определенной профессии, определенного возраста, жителей определенной местности, членов (участников) определенной организации и т.п. Пожертвование имущества гражданину без указания цели его использования, которую можно считать общеполезной, превращает этот договор в «обычное дарение». Напротив, имущество, подаренное без такого условия юридическому лицу, должно использоваться одаряемым «в соответствии с назначением имущества» (п. 3 ст. 582 ГК РФ) и, что само собой разумеется, в соответствии с целями деятельности этого юридического лица (ст. 49 ГК РФ)»[7]. Например, М.Г. Масевич указывает на то, что «от договора дарения пожертвование отличает назначение дара, который должен быть использован по специальному назначению. При отсутствии такого условия безвозмездная передача имущества считается обычным дарением»[8]. Некоторые ученые полагают, что согласно п. 3 ст. 582 ГК «пожертвование имущества гражданину должно быть, а юридическим лицам может быть обусловлено жертвователем использованием этого имущества по определенному назначению. При отсутствии такого условия пожертвование имущества гражданину считается обычным дарением, а в остальных случаях пожертвованное имущество используется одаряемым в соответствии с назначением имущества. Следовательно, договор пожертвования юридическим лицам не теряет своих качеств от того, что он не содержит условия о назначении дара, и не превращается в этом случае в обычный договор дарения»[9]. В качестве одаряемых по договору пожертвования обычно называют физических лиц, лечебные, воспитательные учреждения, организации социальной защиты и другие аналогичные учреждения, благотворительные, научные и учебные организации, фонды, музеи и другие учреждения культуры, общественные и религиозные организации, а также государство, государственные и муниципальные образования[10]. Однако следует заметить, что это лишь субъективная точка зрения, поскольку Федеральный закон «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»[11] не устанавливает субъектный состав отношений пожертвования, а в ст. 2 определяет лишь цели благотворительной деятельности, таким образом, легально закрепляется не субъект - благополучатель, а цели, в которых ему предоставляется пожертвование. Так, благотворительная деятельность может осуществляться в целях: социальной поддержки и защиты граждан, включая улучшение материального положения малообеспеченных, социальную реабилитацию безработных, инвалидов и иных лиц, которые в силу своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не способны самостоятельно реализовать свои права и законные интересы; подготовки населения к преодолению последствий стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, к предотвращению несчастных случаев; оказания помощи пострадавшим в результате стихийных бедствий, экологических, промышленных или иных катастроф, социальных, национальных, религиозных конфликтов, жертвам репрессий, беженцам и вынужденным переселенцам; содействия укреплению мира, дружбы и согласия между народами, предотвращению социальных, национальных, религиозных конфликтов; содействия укреплению престижа и роли семьи в обществе; содействия защите материнства, детства и отцовства; содействия деятельности в сфере образования, науки, культуры, искусства, просвещения, духовному развитию личности; содействия деятельности в сфере профилактики и охраны здоровья граждан, а также пропаганды здорового образа жизни, улучшения морально-психологического состояния граждан; содействия деятельности в сфере физической культуры и массового спорта; охраны окружающей природной среды и защиты животных; охраны и должного содержания зданий, объектов и территорий, имеющих историческое, культовое, культурное или природоохранное значение, и мест захоронения.

В нашем случае опекунство (попечительство) отвечает целям социальной поддержки и защиты граждан (несовершеннолетних лиц), которые в силу своих физических или интеллектуальных особенностей, иных обстоятельств не способны самостоятельно реализовать свои права и законные интересы, и содействия защите детства.

Итак, предлагается дополнить частью 3 ГК РФ статьей 1140.1:

«1. Завещатель вправе определить на случай своей смерти опекуна или попечителя своим несовершеннолетним детям. Указанные в завещании лица могут быть назначены с их согласия опекунами (попечителями) несовершеннолетних детей завещателя при условии соблюдения требований, установленных законодательством об опеке и попечительстве.

2. Завещатель вправе определить имущество, за счет которого опекун (попечитель) вправе производить расходы на содержание подопечного, а также имущество, за счет которого может производиться выплата вознаграждения опекуну (попечителю). Завещатель вправе определить порядок управления таким имуществом, однако право на такое имущество переходит к несовершеннолетним детям завещателя, над которыми установлена опека или попечительство.

3. Право лица быть назначенным опекуном (попечителем) несовершеннолетнего ребенка (детей) в силу завещания его родителя не переходит к другим лицам».

 

2. Проблемы наследования жилых помещений

 

Некоторые трудности могут возникнуть с определением объема прав наследодателя, когда наследник является правопреемником вещных прав, которые умерший приобрел по наследству (ст. 1126 ГК РФ), в результате полного внесения пая (п. 4 ст. 218 ГК РФ) либо в силу приобретательной давности (ст. 234 ГК РФ) и которые не были зарегистрированы в соответствии с Законом о государственной регистрации. В данном случае принципиальным является вопрос о том, какое правовое значение имеет государственная регистрация прав на недвижимое имущество: является ли она правоустанавливающим или правоутверждающим фактом.  Следует согласиться с учеными, предпочитающими второй подход, тем более что по тому же пути идет и судебная практика.

Примером может служить Определение Рязанского областного суда от 6 февраля 2002 г. N 33-150-02. В. и И. обратились в суд с иском к С. о признании права собственности на жилой дом. Однако С., сын их умершего брата, обратился к В. с иском об освобождении домовладения путем выселения, мотивируя требования тем, что 24 марта 2001 г. умер его отец Н., после смерти которого открылось наследство на целое домовладение. Позднее в кассационной жалобе он отметил, что проживающий в доме В. не имеет никаких правоустанавливающих документов на дом, поскольку никто из наследников право собственности на домовладение не оформлял. Однако суд, отказывая С. в удовлетворении его требований, учел то, что истцы фактически приняли наследство, разделив движимое имущество, оставшееся после смерти матери и предоставив возможность проживать в доме отцу С. Поэтому за ними было признано право на соответствующую долю в праве собственности на домовладение[12].

Некоторые особенности имеет наследование жилого помещения, находящегося в общей совместной собственности. Главной проблемой является то, что при установлении общей совместной собственности понятие долей по определению отсутствует, но в случае смерти одного из сособственников встает практический вопрос: как делить принадлежавшее ему имущество, если оно организационно не обособлено от имущества пережившего сособственника. Конечно, изменения, внесенные в 2001 г. в Закон РФ от 4 июля 1991 г. «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации»[13], исключили возможность приватизации жилых помещений в совместную собственность «не супругами» на будущее, но обратной силы они не имеют, следовательно, проблема наследования в этих условиях будет возникать еще неоднократно.

Между тем судебная практика по данному вопросу весьма противоречива. Так, в судах общей юрисдикции появилась категория дел, когда в порядке особого судопроизводства наследодатель посмертно наделяется новым субъективным правом, а именно правом долевой собственности[14]. В 2000 г. среди нотариусов был распространен Обзор судебной практики Кемеровского областного суда, где приводился пример разрешения спора о праве на наследство в отношении квартиры, приватизированной в общую совместную собственность. Суд вынес решение, обязывающее учреждение зарегистрировать по 1/3 доли за каждым из наследников, как это было предусмотрено заключенным ими нотариальным соглашением, аргументируя его тем, что: а) наследник считается принявшим наследство с момента обращения к нотариусу с соответствующим заявлением; б) заявитель, принявший наследство, стал правообладателем (п. 1 ст. 129 ГК РФ); в) правообладатель лично или через представителя правомочен обращаться за регистрацией, следовательно, обращение за регистрацией правомерно[15].

Представляется, что ни тот, ни другой подход не является полноценным выходом из сложившейся ситуации, которая настоятельно требует своего законодательного разрешения. Некоторые ученые предлагают оставшимся собственникам составить, подписать и нотариально заверить соглашение об определении долей в квартире (в доме), указав в нем всех сособственников помещения, правоустанавливающие документы на него, стоимость квартиры, согласие каждого сособственника на распределение долей между ним и другими сособственниками в равных (или иных) долях, а также на основании ч. 2 ст. 254 ГК РФ установить долевое участие каждого сособственника. Совершение этих действий, по их мнению, дает основание нотариусу выдать после смерти сособственника наследнику его имущества, находящегося теперь уже в общей долевой собственности, свидетельство о праве на наследство[16].

При этом, однако, остается неясным, кто может подписать такое соглашение от имени умершего сособственника. Представляется, что эту дилемму можно разрешить только с помощью использования двух юридических конструкций: фикции и презумпции. Первоначально допускаем заведомо ложное утверждение о том, что лицо, доля которого в имуществе устанавливается, находится в живых, после чего исходим из предположения, что оно соглашается с оговоренным другими сособственниками порядком распределения долей в общей собственности на жилое помещение.

Однако ответ на рассматриваемый вопрос дает законодатель, устанавливая правило, согласно которому при разделе общего имущества доли сособственников признаются равными, если иное не предусмотрено договором между ними (п. 1 ст. 39 СК РФ, п. 3 ст. 257 ГК РФ) или не установлено решением суда исходя из интересов несовершеннолетних детей и (или) исходя из заслуживающего внимания интереса одного из супругов, в частности в случаях, если другой супруг не получал доходов по неуважительным причинам или расходовал общее имущество супругов в ущерб интересам семьи (п. 2 ст. 39 СК РФ). Последнее обстоятельство, как представляется, следует учитывать и при наследовании имущества одного из супругов.

Практические трудности могут возникнуть и при наследовании жилого помещения, находящегося в общей долевой собственности. Суть проблемы наглядно демонстрирует разбирательство по делам о наследовании, где в одном случае предметом спора было установление права собственности на жилое помещение истцов, претендовавших соответственно на 1/8 и на 1/24 доли домовладения[17], в другом - на 11/47 и 22/47 доли[18]. Очевидно, что практическая реализация этого права будет несколько затруднена при невозможности выдела этой доли в натуре в виде обособленного помещения. Из положений п. 3 ст. 252 ГК РФ следует, что в этих случаях сособственник имеет право на выплату ему стоимости его доли другими участниками долевой собственности. При недостижении соглашения об этом вопрос решается в судебном порядке. Однако закон не содержит механизма разрешения проблемы выдела доли, если сособственники не в состоянии выплатить ее стоимость.

Определенные особенности имеет наследование прав, связанных с участием в жилищно-строительном кооперативе. Если взнос был выплачен полностью, то наследование осуществляется в обычном порядке, поскольку объектом наследования становится квартира. В остальных случаях речь идет о наследовании пая, что дает право наследнику быть принятым в члены соответствующего кооператива, в чем ему не может быть отказано (п. 1 ст. 1177 ГК РФ).

Трудности возникают и в тех случаях, когда на участие в ЖСК претендуют несколько наследников. Некоторые ученые считают, что выбор должен остановиться на одном из них[19], другие не без основания полагают, что решение этого вопроса должно быть поставлено в зависимость от характеристик конкретного жилого помещения, а именно - возможности его раздела таким образом, чтобы каждому из лиц, имеющих право на пай, могло быть выделено изолированное жилое помещение (ч. 1 ст. 127 ЖК РФ)[20]. Последняя точка зрения представляется более обоснованной, поскольку именно такой подход позволяет наиболее полно защитить права и законные интересы наследников.

Существует и другая проблема: противоречия между нормами ГК РФ и ЖК РФ. Так, правила о преимущественном праве на вступление в члены кооператива, предусмотренные ч. 4 ст. 131 ЖК РФ, расходятся с условиями призвания тех же категорий граждан к наследованию, предусмотренными ст. 1148 ГК РФ. В результате при совместном применении указанных норм, как отмечает О.Ю. Шилохвост, может оказаться, что право на пай будет принадлежать одним лицам, а правом на вступление в жилищный кооператив будут обладать другие. По крайней мере ЖК РФ не оперирует категорией иждивенчества, когда закрепляет преимущественное право члена семьи, проживавшего совместно с наследодателем и не являвшегося его наследником, на вступление в кооператив.

Следует признать, что это не единственная проблема действующего законодательства. Возражение, в частности, вызывает очередность призвания к наследованию отдельных категорий лиц, закрепленная в ГК РФ. Как справедливо отмечает И.А. Михайлова, «остается неясным, почему права и интересы лиц, заменивших ребенку родителей, или лиц, воспринимавшихся отчимом и мачехой в качестве собственных детей, законодатель посчитал менее значимыми, чем права двоюродных внуков и правнуков, двоюродных бабушек и дедушек»[21], отнеся первых к наследникам седьмой очереди. На наш взгляд, это противоречит не только логике, но и основополагающим принципам гражданского права, поэтому следует согласиться с предложением закрепить право на наследство отчима и мачехи, пасынков и падчериц в качестве наследников по закону третьей очереди[22]. Особенно актуальным это представляется именно в отношении прав на жилое помещение, хотя в данном случае возможно и иное решение проблемы - в виде закрепления права пожизненного проживания в нем.

При этом неизбежно возникает вопрос о том, стоит ли предоставлять это право всем без исключения отчимам (мачехам) и пасынкам (падчерицам). На наш взгляд, его реализация должна быть поставлена в зависимость от участия в воспитании и содержании неродного ребенка. Установление обязательного срока совместного проживания для приобретения права наследования (как, например, годичного срока для иждивенцев) представляется в данном случае неуместным, поскольку он не влияет на отношения в семье.

Следует учитывать, что при наследовании закон защищает нетрудоспособных иждивенцев наследодателя, которые наследуют по закону наравне с наследниками той очереди, которая призывается к наследованию, если они не менее года до смерти наследодателя находились на его иждивении. При этом для лиц, не относящихся к наследникам по закону, устанавливается необходимость проживания совместно с наследодателем (п. 2 ст. 1148 ГК РФ).

Закрепляется и право отдельных категорий лиц (несовершеннолетних или нетрудоспособных детей наследодателя, его нетрудоспособных родителей и супруга, а также нетрудоспособных иждивенцев наследодателя) на обязательную долю в наследстве (ст. 1149 ГК РФ), которая должна составлять не менее половины той доли, которая причиталась бы им по закону. Однако если осуществление права на обязательную долю в наследстве повлечет за собой невозможность передать наследнику по завещанию имущество, которым наследник, имеющий право на обязательную долю, при жизни наследодателя не пользовался, а наследник по завещанию пользовался для проживания (жилой дом, квартира, иное жилое помещение), суд может с учетом имущественного положения наследников, имеющих право на обязательную долю, уменьшить размер обязательной доли или отказать в ее присуждении (п. 4 ст. 1149 ГК РФ). Данное положение было воспринято из Определения Конституционного Суда РФ, в котором отмечалось, что предоставление наследнику обязательной наследственной доли в полном объеме во всех без исключения случаях может приводить к нарушению принципа социальной справедливости и отказу гражданам в их праве на судебную защиту[23].

На практике данная норма может породить ряд проблем, поскольку в этой статье отсутствует указание на то, должен ли наследник по завещанию проживать в завещанном помещении и должно ли судом учитываться наличие у него прав на иное жилое помещение. Представляется, что этот вопрос должен разрешаться с учетом конкретных обстоятельств дела. Следует, в частности, принимать во внимание нуждаемость в улучшении жилищных условий как наследника по завещанию, так и лица, имеющего право на обязательную долю в наследстве. Компромисс возможен, если за первым признать право собственности, а за вторым - право пожизненного проживания.

Весьма интересны в практическом отношении положения ГК РФ и ЖК РФ о завещательном отказе. В то время как формулировки ГК РФ не оставляют сомнения в том, что жилое помещение, входящее в состав наследства, может быть по завещательному отказу не только передано в пользование отказополучателя, но и предоставлено ему в собственность, ЖК РФ регламентирует лишь возможность предоставления ему права пользования жилым помещением (ст. 33). Данное положение расценивается некоторыми учеными как необоснованное ущемление завещательной правоспособности собственника жилого помещения[24], с чем трудно согласиться, поскольку завещательный отказ по своей сути является ограничением прав наследника.

Важно учитывать, что на наследника, к которому переходит жилое помещение, завещатель может возложить обязанность предоставить другому лицу на период его жизни или на иной срок право пользования этим жилым помещением или его частью. При последующем переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу право пользования этим имуществом, предоставленное по завещательному отказу, сохраняет силу (п. 2 ст. 1137 ГК РФ). При этом сопоставление норм ст. 33 ЖК РФ с положениями п. 2 ст. 1137 ГК РФ приводит к выводу о том, что предметом завещательного отказа по ЖК РФ может быть только часть жилого помещения, поскольку речь идет о том, что отказополучатель может пользоваться данным помещением только наравне с наследником-собственником.

Изложенное позволяет сделать следующие выводы.

1. Вопрос о наследовании жилого помещения, находящегося в общей совместной собственности, на практике может быть решен либо на основе нотариально заверенного соглашения остальных сособственников, либо судом с учетом законодательных положений о равенстве долей сособственников и возможности их изменения в случаях, установленных СК РФ.

2. Практические трудности могут возникнуть и в отношении жилого помещения, находящегося в общей долевой собственности, поскольку реализация права на выдел доли в натуре нередко затруднена, а механизм разрешения проблемы ее выдела, если сособственники не в состоянии выплатить ее стоимость, законом не предусмотрен.

3. Реализация наследственных прав в отношении не полностью выплаченного пая в ЖСК затруднена ввиду противоречий, существующих между нормами ГК РФ и ЖК РФ. В любом случае решение вопроса о количестве наследников, имеющих право на вступление в ЖСК, должно быть поставлено в зависимость от характеристик конкретного жилого помещения, а именно - возможности раздела его таким образом, чтобы каждому из лиц, имеющих право на пай, могло быть выделено изолированное жилое помещение.

4. При приобретении права собственности на жилое помещение в порядке наследования следует учитывать возможность предоставления третьим лицам права пользования этим жилым помещением по завещательному отказу, которое сохраняется и при последующем переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу.

 


Заключение

 

 

Итак, под наследованием следует понимать переход прав и обязанностей умершего лица – наследодателя к его наследникам в соответствии с нормами наследственного права. Конкретизируя понятие наследования, сразу же подчеркнем два обстоятельства: во-первых, права и обязанности наследодателя переходят к наследникам в порядке универсального правопреемства, то есть в неизменном виде как единое целое и в один и тот же момент, если из правил ГК РФ не вытекает иное; во-вторых, к наследникам переходят все права и обязанности наследодателя, кроме тех, переход которых в порядке наследования не допускается ГК и другими законами либо противоречит самой природе этих прав и обязанностей. В статье 1111 ГК РФ, как и в прежних ГК РФ (1922 г. и 1964 г.), предусматриваются два основания наследования: по завещанию и по закону.

Предметом завещания, как правило, является имущество, подлежащее регистрации в государственных органах: квартиры, дома, земельные участки. Но предметом завещания могут быть и обычные предметы домашней обстановки и обихода. Хотя при наследовании по закону эти вещи переходят в особом порядке к лицам, проживавшим совместно с умершим, завещатель не лишен права распорядиться ими. Нет необходимости в завещании делать особую оговорку по поводу этих предметов. Если по завещанию переходит «все имущество», значит, туда входят и предметы домашней обстановки и обихода, а если наследнику оставляется часть имущества, то эта часть исчисляется со включением стоимости данных предметов.

Вопрос о наследовании жилого помещения, находящегося в общей совместной собственности, на практике может быть решен либо на основе нотариально заверенного соглашения остальных сособственников, либо судом с учетом законодательных положений о равенстве долей сособственников и возможности их изменения в случаях, установленных СК РФ. Практические трудности могут возникнуть и в отношении жилого помещения, находящегося в общей долевой собственности, поскольку реализация права на выдел доли в натуре нередко затруднена, а механизм разрешения проблемы ее выдела, если сособственники не в состоянии выплатить ее стоимость, законом не предусмотрен. Реализация наследственных прав в отношении не полностью выплаченного пая в ЖСК затруднена ввиду противоречий, существующих между нормами ГК РФ и ЖК РФ. В любом случае решение вопроса о количестве наследников, имеющих право на вступление в ЖСК, должно быть поставлено в зависимость от характеристик конкретного жилого помещения, а именно - возможности раздела его таким образом, чтобы каждому из лиц, имеющих право на пай, могло быть выделено изолированное жилое помещение. При приобретении права собственности на жилое помещение в порядке наследования следует учитывать возможность предоставления третьим лицам права пользования этим жилым помещением по завещательному отказу, которое сохраняется и при последующем переходе права собственности на имущество, входившее в состав наследства, к другому лицу.

Работу по совершенствованию законодательства в вопросах наследования по завещанию, целесообразно провести по следующим направ­лениям:

1. В ГК РФ нет норм, в которых было бы указано, что завещатель вправе определять на случай своей смерти опекуна или попечителя своим несовершеннолетним детям. В связи с этим предлагается дополнить ГК РФ статьей 1140.1 следующего содержания:

«1. Завещатель вправе определить на случай своей смерти опекуна или попечителя своим несовершеннолетним детям. Указанные в завещании лица могут быть назначены с их согласия опекунами (попечителями) несовершеннолетних детей завещателя при условии соблюдения требований, установленных законодательством об опеке и попечительстве.

2. Завещатель вправе определить имущество, за счет которого опекун (попечитель) вправе производить расходы на содержание подопечного, а также имущество, за счет которого может производиться выплата вознаграждения опекуну (попечителю). Завещатель вправе определить порядок управления таким имуществом, однако право на такое имущество переходит к несовершеннолетним детям завещателя, над которыми установлена опека или попечительство.

3. Право лица быть назначенным опекуном (попечителем) несовершеннолетнего ребенка (детей) в силу завещания его родителя не переходит к другим лицам».

2. Итак, требовать исполнения совершения действий по достойному отношению к телу завещателя в соответствии с его волеизъявлением может практически любое лицо. В связи с этим предлагается дополнить п. 1 ст. 1139 ГК РФ абз. 3 следующего содержания:

«Завещатель вправе также возложить на одного или нескольких наследников и (или) исполнителя завещания:

исполнение его волеизъявления о согласии или несогласии быть подвергнутым патологоанатомическому вскрытию, а также о согласии или несогласии на изъятие органов и (или) тканей из его тела;

осуществить его погребение в соответствии с установленными в завещании правилами либо обычаями или традициями религиозной конфессии, к которой принадлежал завещатель;

совершить иные определенные завещанием действия по достойному отношению к телу завещателя».

Реализация данных предложений повысит эффективность правового регулирования института наследования завещания. 


Список использованных источников и литературы

 

Нормативные и иные правовые акты

 

1. Конституция Российской Федерации принята на всенародном голосовании от 12.12.1993 г. // Российская газета. – 25.12.1993. – № 237.

2. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (в ред. от 17.07.2009 г.) // СЗ РФ. - 2001. - № 49. – Ст. 4552.

3. Семейный кодекс Российской Федерации  от 29.12.1995 г. № 223-ФЗ (в ред. от 30.06.2008 г.) // Российская газета. – 27.01.1996. – № 17.

4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 г. №  51-ФЗ (в ред. от 17.07.2009 г.) // СЗ РФ. - 1994. - №  32. - Ст. 3301.

5. Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 г. № 138-ФЗ (в ред. от 17.07.2009  г.) // СЗ РФ. - 2002. - № 46. – Ст. 4532.

6. Основы законодательства РФ о нотариате от 11.02.1993 г. № 4462-1 (в ред. от 30.12.2008 г.) // Российская газета. - 13.03.1993. - № 49.

7. Федеральный закон от 12.01.1996 г. № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (в ред. от 30.12.2008 г.) // Российская газета. – 20.01.1996. - № 12.

8. Закон РФ от 4.07.1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в ред. от 11.06.2008 г.) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. - № 28. - Ст. 959.

9. Гражданский кодекс. Модель. Рекомендательный законодательный акт содружества независимых государств. Часть первая, принят в г. Санкт-Петербурге 29.10.1994 г. на 5-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ // Приложение к Информационному бюллетеню. Межпарламентская Ассамблея государств-участников Содружества Независимых Государств. - 1995. - № 6. - С. 78.

10. Конституция (Основной закон) Союза Советских Социалистических Республик (принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета СССР девятого созыва 7.10.1977 г.) // Ведомости Съезда народных депутатов СССР и Верховного Совета СССР. – 12.10.1977. - № 41. – Ст. 617. Утратила силу.

11. Конституция (Основной закон) Российской Федерации - России (принята на внеочередной седьмой сессии Верховного Совета РСФСР девятого созыва 12.04.1978 г.) // Ведомости Верховного Совета Российской Федерации. – 13.04.1978. - № 15. – Ст. 407. Утратила силу.

12. Гражданский кодекс РСФСР: Кодекс РСФСР от 11.06.1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 18.06.1964. - № 24. Утратил силу.

13. Гражданский кодекс РСФСР от 31.10.1922 г. // Свод узаконений РСФСР. - 1922. - № 71. - Ст. 904.  Утратил силу.

14. Закон СССР от 06.03.1990 г. № 1305-1 «О собственности в СССР» // Ведомости СНД и ВС СССР. – 1990. - № 11. – Ст. 164. Утратил силу.

15. Закон РСФСР от 24.12.1990 г. № 443-1 «О собственности в РСФСР» (в ред. от 01.07.1994 г.) // Ведомости СНД РСФСР и ВС РСФСР. – 1990. - № 30. - Ст. 416. Утратил силу.

Литература

 

16.  Абраменков М.С. Проблемы коллизионно-правового регулирования наследственных отношений: Автореф. диссер. канд. юрид. наук. - М., 2007. – 28 с.

17.  Вавин Н.Г. Завещательный отказ по русскому праву. - М., 1915. – 112 с.

18. Волкова Н.А. Особенности правового регулирования отношений по наследованию // Право и государство. - 2007. - № 3. - С. 56 - 62.

19. Гражданское право. Ч. 3. Учебник / Под ред. Ю.К.Толстого, А.П.Сергеева. – М.: Проспект, 2009. – 793 с.

20. Гражданское право: Учеб. /  Под ред. Е.А. Суханова. Т. 1. - М., 2006. – 814 с.

21.  Зайцева Т.И., Крашенинников П.В. Наследственное право в нотариальной практике: комментарии (ГК РФ, ч. 3, разд. V), метод. рекомендации, образцы док., норматив. акты, судеб. Практика. - М.: Волтерс Клувер, 2008. – 750 с.

22. Лиманский Г. С. Наследование по завещанию: Актуальные проблемы наследственно-правовой теории и практики:  Монография. - Самара: Самарская гуманитарная академия, 2002. – 234 с.

23. Ляпунов С.Г. Наследование жилья // Гражданин и право. - 2001. - № 1. – С. 17 - 21.

24. Мусаев Р.М.  Наследование по завещанию: История и современность:  автореф. диссер. канд. юрид. наук. - М., 2003.  – 26 с.

25. Настольная книга нотариуса. В двух томах. Том II. 2-е изд., исправ. и доп. / Б.М. Гонгало, Т.И. Зайцева, П.В. Крашенинников, Е.Ю. Юшкова, В.В. Ярков. - М.: Волтерс Клувер, 2007. – 812 с.

26. Постатейный научно-практический комментарий части третьей Гражданского кодекса РФ / Под ред. А.М. Эрделевского. - М., 2005. – 635 с.

27. Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и страховому праву. - М., 1997. – 451 с.

28.   Черепахин Б.Б. Правопреемство по советскому гражданскому праву. - М., 1962. – 310 с.

29.   Черепахин Б.Б. Труды по гражданскому праву. - М., 2001. – 642 с.

30.   Шилохвост О.Ю. Новеллы наследственного права в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (критический анализ) // Журнал  российского права. - 2005. - № 8. – С. 44 - 49.

 



[1] Конституция Российской Федерации принята на всенародном голосовании от 12.12.1993 г. // Российская газета. – 25.12.1993. – № 237.

[2] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть первая от 30.11.1994 г. №  51-ФЗ (в ред. от 17.07.2009 г.) // СЗ РФ. - 1994. - №  32. - Ст. 3301.

[3] Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья от 26.11.2001 г. № 146-ФЗ (в ред. от 17.07.2009 г.) // СЗ РФ. - 2001. - № 49. – Ст. 4552.

[4] Гражданский кодекс РСФСР: Кодекс РСФСР от 11.06.1964 г. // Ведомости Верховного Совета РСФСР. – 18.06.1964. - № 24. Утратил силу.

[5] Федеральный закон от 12.01.1996 г. № 8-ФЗ «О погребении и похоронном деле» (в ред. от 30.12.2008 г.) // Российская газета. – 20.01.1996. - № 12.

[6] Ростовцева Н.В. Нормы наследственного права в третьей части Гражданского кодекса Российской Федерации / Н.В. Ростовцев // Юрист. - 2002. - № 3. - С. 37.

[7] Маковский А.Л. Дарение (глава 32); Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть вторая: Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С.А. Хохлова. - М., 2002. - С. 316.

[8] Гражданское право России. Часть вторая: Обязательственное право: Курс лекций. - М., 2008. - С. 173.

[9] Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Книга вторая: Договоры о передаче имущества. - М., 2005. - С. 353.

[10] Там же. – 353.

[11] Федеральный закон от 11.08.1995 г. № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях» (в ред. от 30.12.2008 г.) // Российская газета. - 17.08.1995. - № 159.

[12] Грось А. Защита вещных прав наследника на недвижимое имущество // Российская юстиция. - 2000. - № 8. - С. 32.

[13] Закон РФ от 4.07.1991 г. № 1541-1 «О приватизации жилищного фонда в Российской Федерации» (в ред. от 11.06.2008 г.) // Ведомости СНД и ВС РСФСР. – 1991. - № 28. - Ст. 959.

[14] Определение Верховного Суда РФ № КАС02-57 от 19.02.2002 г. [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: [справочно-поисковая система].

[15] Обзор судебной практики Кемеровского областного суда за 2000 г. // [Электронный ресурс] // КонсультантПлюс: [справочно-поисковая система].

[16] Ляпунов С.Г. Наследование жилья // Гражданин и право. - 2001. - № 1. – С. 17.

[17] Определение Рязанского областного суда от 23 января 2002 г. № 33-76-02 [Электронный ресурс] // Гарант: [справочно-поисковая система].

[18] Определение Рязанского областного суда от 8 января 2003 г. № 33-16-03 [Электронный ресурс] // Гарант: [справочно-поисковая система].

[19] Комментарий к части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации / Под ред. А.Л. Маковского, Е.А. Суханова. - М., 2008. - С. 284.

[20] Шилохвост О.Ю. Новеллы наследственного права в новом Жилищном кодексе Российской Федерации (критический анализ) // Журнал  российского права. - 2005. - № 8. – С. 44.

[21] Михайлова И.А. Гражданская правосубъектность физических лиц: проблемы законодательства, теории и практики: Монография. - М., 2006. - С. 206.

[22] Там же. – С. 206.

[23] Определение Конституционного Суда РФ от 9.12.1999 г. № 209-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Куркиной Елены Анатольевны на нарушение ее конституционных прав статьей 535 ГК РСФСР» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. - № 2.

[24] Шилохвост О.Ю. Указ. соч. - С. 34.