Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Альтруизм:социально-психологический анализ






Введение

Все мы наблюдаем, оцениваем, интерпретируем или принимаем непосредственное действенное участие в жизни наших знакомых, родственников, друзей, а то и вовсе  совершенно «посторонних» людей. У каждого при наблюдении специфической ситуации «автоматически» срабатывает некий побуждающий, мощный импульс, который говорит нам – нужно помочь. И мы с ним даже не спорим, не выясняем, что да как и что к чему, а просто делаем, что необходимо. Источник этого – совесть – сопровождает и оберегает нас на протяжении всего нашего пути: не навязывается, не приказывает, не заставляет, а помогает настроиться на «нужную частоту». Происходит это просто, понятно и доступно: главное, уметь «слышать» и «слушать», на основании чего уже значительно легче правильно мыслить и, в соответствии с этим, разумно поступать.

Одним из её составляющих является рассматриваемый нами феномен – альтруизм, который можно назвать мировоззрением, миропониманием человека, который мыслит подобным образом, понимает,  осознаёт и руководствуется своим «видением» мира.

Нравственность, человечность, забота, понимание, сочувствие, доброта, уважение, милосердие, сострадание, честность, открытость, простота, естественность – всё это, в определённой степени, составляет рассматриваемый нами феномен.

Безусловно, тема актуальная и интересная сама по себе. Актуальность и интерес, в данном случае, гармонично дополняют друг друга: пожалуй, каждый человек будет испытывать приятные, искренние эмоции, если ему помогут в чём-либо и сделают это в самый нужный момент, правильно, не навязчиво, аккуратно, искренне и, вполне возможно, с любовью. Если подобные составляющие соблюдаются, то человек непременно адекватно оценит оказанную ему помощь и, скорее всего, поступит также.

Каждый человек уникален и психология его мышления не исключение. И «уж коль» психология это наука, которая на месте не стоит, то и данные становятся всё более интересными, в силу фактора времени. Да и вообще, как может быть не актуальным то, что делает человека человеком. 

В этой работе дана общая характеристика самого понятия альтруизма, представлены разные точки зрения на этот социальный феномен, рассмотрены такие этические категории как мораль и нравственность;  достаточно подробно рассматриваются мотивы, побуждающие человека к подобным действиям.

Одно из определений гласит, что альтруизм, как способность сопереживать и понимать других – это духовная одарённость, развивающаяся волей настоящей личности.

   Сейчас существует достаточно  определений ( или как сейчас принято называть дефиниций) альтруизма. Все, по-своему, интересны, верны, но идею несут схожую – осознанная способность помочь.

Цель курсовой работы – социально-психологический анализ альтруизма.

Объект исследования – альтруизм как социальный феномен.

Задачи курсовой работы:

- рассмотреть различные подходы к определению альтруизма;

- охарактеризовать альтруистическое поведение;

- выявить и описать основные мотивы, побуждающие к проявлению альтруизма;

Гипотеза: существование и различение естественных и искусственных альтруистических побуждений.

Работа включает в себя введение, две главы, заключение, список используемой литературы.

 

 

 

 

 

 

 

 

Глава 1 Понятие альтруизма

1.1. Общий обзор

Что такое альтруизм? Ответы на этот вопрос даются исследователями и учёными разных временных периодов, начиная ещё с девятнадцатого века.

Все они, в целом,  составляют систему ценностей личности, которые проявляются в милосердии и заботе. 

Говоря простым языком альтруизм – это  такое умонастроение человека, при котором благо  других людей, для альтруиста, гораздо более ценное, нежели своё собственное (в самом правильном смысле). Проявляется это в готовности отодвинуть на второй план личные интересы и при этом совершенно не чувствовать себя каким-то образом ущемлённым. Также это умение «ощущать» других людей, умение искренне им сочувствовать или вместе с ними радоваться. Что, на мой взгляд, само по себе является очень ценным качеством (или даже уникальным).

Введению в научный и повседневный оборот самого термина, выражающего смысл данного социального феномена, способствовал французский мыслитель, основоположник социологии Огюст Конт. Известный философ с помощью этого нового для своего времени термина хотел выразить понятие, противоположное эгоизму, принцип которого точен и понятен – «живи для других». [1]  Огюст Конт считал, что под влиянием альтруистических тенденций общество, как целостный социальный организм, будет развиваться в направлении все большей гуманизации ценностей (когда высшей ценностью выступает сам человек). Он называл альтруизм «социальным чувством» и связывал его с постепенной «эмансипацией личности человека». Не лишним будет заметить, что сама формула «живи для других» была, без преувеличения,  революционна для своего времени.[9]

Вслед за Контом, альтруизм и связанное с ним поведение исследовали  Николай Александрович Бердяев, Владимир Сергеевич Соловьев, а также Альберт Швейцер и  Артур Шопенгауэр.

Общее, что объединяет их концепции ? это рассмотрение альтруизма в контексте нравственного поведения.

Соловьёв, например, считал, что основанием нравственного, альтруистического отношения к другим могут быть только жалость и сострадание. Общее правило альтруизма, согласно Владимиру Сергеевичу, может быть соотнесено с категорическим императивом И. Канта: поступай с другими так, как хочешь, чтобы они поступали с тобою.

Шопенгауэру принадлежит идея о том, что само человеческое сочувствие людей друг другу базируется на переживании общности собственной природы, что благоприятствует альтруистическому поведению.

Швейцер, изучая сочетания альтруизма и эгоизма, пришёл к выводу, что альтруизм возникает в мышлении общества, а затем становится убеждением индивидов.[9]

Впрочем, ещё  И.Кант говорил о том, что есть некие  стабильные т.н. моральные пределы  (или максимумы), которые остаются незыблемыми в любых культурах. Значит, можно предположить, что некие альтруистические установки составляют, в том числе, основу нравственности.

С началом XX века начал пробуждаться интерес к исследованию альтруизма у этологов (что изучают поведение животных), психоаналитиков (что трудятся в рамках психоанализа) и психологов (что изучают психику  человека).

Внимание этологов к изучению альтруистического поведения привлекли работы Ч.Дарвина, который с эволюционной точки зрения описал адаптирующее значение альтруизма для групповой приспособленности и естественного отбора групп.

Герберт Спенсер (английский социолог)  рассматривал альтруизм как адаптивное качество, возникающее в ходе естественной эволюции.

В.П. Эфроимсон (советский генетик) считал, что эмоции человечности, доброты, бережного отношения к другим развивались под действием естественного отбора и входили в фонд наследственных признаков.

Ф.Г. Добржанский, что считается генетиком и отечественным и американским, полагал, что альтруистические чувства «запрограммированы» генетически. Данный подход называется этологическим. В его рамках альтруизм рассматривается как биологический феномен, имеет инстинктивную природу,  наследуется.  

Данной точке зрения противостоит иная позиция, изложенная наиболее полно И. П. Павловым, который считал «настоящий альтруизм приобретением культуры», связанным со второй сигнальной системой, и если она слаба, то «непременно на первом плане будет забота о собственной шкуре». Практика подтверждает правильность подобного взгляда (с определённой стороны), когда культура не наследуется, её нужно формировать с момента рождения ребенка.

   «Генетическая основа альтруизма при этом присутствует, по утверждению В. Я. Семке, в качестве биологической предпосылки, потенциальной возможности воспитания». [2]

В психоанализе альтруизм рассматривается, как стремление редуцировать присущее человеку чувство вины перед другим путем  бескорыстного  поступка. Основываясь на  этой гипотезе ряд авторов  предположили, что испытуемые нарушившие определенное правило, будут  более склонны к альтруистическому поведению.

Учёные этого направления первыми обратили внимание на неосознаваемые аспекты альтруистической мотивации:

- в частности, ими были изучены связь альтруистического поведения с чувством вины. З.Фрейд считал, что альтруистические побуждения являются невротической компенсацией побуждений эгоистических;

- исследована роль психологических защит, перерабатывающих первоначальную эгоистическую мотивацию в мотивацию альтруистическую, чем занималась Анна Фрейд;

- обнаружена связь альтруизма со стремлением к контролю и доминированию (Эрих Фромм).

1.2 Психологический подход

В рамках психологического подхода акцент делается на субъективную картину альтруистического поступка, исследуются переживания и эмоции альтруиста, изучаются специфические альтруистические установки и те механизмы, которые обеспечивают мотивацию и само альтруистическое поведение. Отдельное направление в разработке теории альтруизма составили исследования  т.н. морально-нравственных предпосылок его развития в процессе индивидуального развития человека (онтогенез). Особенно полно данное направление представлено  отечественными учёными: Антилогова Лариса Николаевна (смысловые установки), Асмолов Александр Григорьевич, Божович Лидия Ильинична (общественная направленность), Гаврилова Татьяна Павловна, Додонов Борис Игнатьевич (эмоциональная направленность) и другие.

Учёные Т.П.Гаврилова и Л.П.Журавлёва, например, связывают альтруизм с сопереживанием (эмпатией): большинство людей, видя чужие страдания, сами начинают переживать и сочувствовать происходящему и потому стремятся  смягчить негативные переживания другого человека, благодаря чему успокаиваются сами. Создатель концепции эмоциональной направленности личности, Б.И.Додонов, связывал его с устойчивой потребностью одного человека во благе другого.

Согласно теоретическим представлениям А. Г. Асмолова об иерархической уровневой природе установки как психологического механизма стабилизации деятельности выделяется четыре уровня регуляции деятельности, соответствующие структуре деятельности: уровень смысловых установок, уровень целевых установок, уровень операциональных установок и уровень психофизиологических механизмов - регуляторов установки в деятельности. Уровень смысловых установок является ведущим в иерархической структуре регуляции деятельности. [2]

Вообще в отечественной психологической науке обращается внимание на  альтруистические установки, эмоции, направленность личности, ценности и  мотивы деятельности. Наши учёные больше склоняются к необходимости нравственной оценки альтруистического поведения.

Советская философская наука предложила альтернативу альтруизму  -  коллективизм. Интересно, что в своё время А.В.Петровский рассматривал альтруизм с точки зрения коллективизма, где последний выступал как норма регулирования поведения людей в обществе. М. И. Бобнева, говоря о процессе формирования нравственных качеств личности и её общественных мотивов, в числе последних называет мотивы коллективизма и альтруизма, то есть рассматривает их рядом. Е. Е. Насиновская считает, что носитель альтруистической мотивации способен проявить альтруизм не только по отношению к любому социальному объединению, членом которого он является, но даже к незнакомым лицам и общностям, в которые он реально не включён.

Таким образом, понятие «альтруизм» находится, по-видимому, во взаимодополняющих отношениях с «коллективизмом», в некоторых случаях конкретизируя последний.[2] Иными словами, в соответствующих психологических разработках аспекты альтруизма рассматриваются как отражающие направленность субъекта на защиту интересов общества в целом или его отдельных групп.

Философия говорит об альтруизме как о нравственном принципе, заключающемся в служении другим людям и рассматривает его как культурно-социальный феномен.

Американский психолог Дэвид Майерс рассматривает альтруизм как эгоизм наоборот - когда помощь оказывается даже тогда, когда ничего не предлагается взамен. При этом учёный отмечает, что сознательно с собственными эгоистическими интересами подобные побуждения не связаны, а стремление помогать актуализируется в том случае, когда опыт  предыдущей помощи носил позитивный характер (проявление благодарности, например).

Если же ситуация была противоположной, то человек, согласно Майерсу, старается сдерживать подобное поведение (сперва ты мне, а потом я тебе). [16]

Ещё один американец – Фредерик Скиннер – высказался вполне ясно: «Мы уважаем людей за их хорошие поступки только тогда, когда мы не можем объяснить эти поступки». [8] Никаких комментариев не требуется.

Заслуживает внимания и уважения Питирим Александрович Сорокин, создавший в целый исследовательский центр т.н. креативного альтруизма.

За время существования Центра все исследования велись в следующих основных направлениях:

1- описание и формулирование рабочего определения бескорыстной созидающей любви;

2 - изучение положения данной проблемы в современной науке

(40-е, 50-е годы 20-го века);

3- анализ и экспериментальная проверка эффективности различных методов воспитания альтруизма: древние приёмы йоги, религиозные техники, правила и предписания: изучались и использовались христианские, мусульманские, буддистские пути повышения духовной и альтруистической потенции, которые мотивировали  людей преодолевать свой эгоизм.

Так вот, самое главное состояло в том, что в ходе исследования было доказано, что любовь порождает любовь, а ненависть порождает ненависть,  а сам  процесс альтруистического перевоплощения, согласно исследованиям, проходит трудно и болезненно, занимая длительное время, и практически никогда не происходит внезапно.

Получается, что  альтруистическая направленность позволяет человеку достичь определённого уровня удовлетворения, самоуважения и правильного чувства собственного достоинства. Согласно исследованиям,  такие люди,  волевые, открытые, в определённой степени просты, само собой отзывчивы и, конечно, неплохо соображают. Однако, не следует забывать о том, что невозможно стать «истинным альтруистом» сразу же. На это требуется время. Но оно того стоит.

Глава 2 Альтруизм как социальный феномен

2.1 Альтруистическое поведение

Итак, мы подошли к тому, что человек, которого можно назвать альтруистом – это тот, который просто даёт, в этом вся суть.

Никакого потом у альтруиста нет, у него есть «сейчас» и ему «в тягость» вести подсчёты касательно того, сколько, чего и для кого он сделал – у него голова другим занята.

И здесь речь идёт об альтруистическом сознании, которое и определяет направленность человека. Одной из составляющих такого сознания являются убеждения, в основе которых  лежат знания правил, норм, принципов,  понимание этических и социальных человеческих ценностей.

Польский исследователь Ян Рейковский под альтруистическим поведением понимал безраздельную самоотдачу, отказ от собственных интересов в пользу других людей. [10]

Для того, чтобы в дальнейшем нам было легче ориентироваться, сопоставлять и последовательно связывать следует более подробно рассмотреть именно подобное поведение.

Тем более, что более всего нас интересует именно психологический подход к изучаемому явлению и в дальнейшем слова «просоциальный» и «альтруистический» будем использовать как синонимы, потому, что это:

во-первых – удобно;

во-вторых – логично;

в-третьих – практично.

Близость понятия «просоциальное поведение» с таким понятиям, как «альтруизм» можно объяснить следующим образом: поступок может считаться просоциальным, когда он приносит пользу обоим.  Про альтруизм можно сказать то же самое. Проявление доброты, например, есть ни что иное, как составляющее просоциального поведения, направленное на благо другого, а значит относится к проявлению альтруизма.

Таким образом, и «просоциальное поведение» и «альтруизм» это, в принципе, один и тот же вид поведения.

Существует два основных подхода к пониманию феномена альтруизма:

- альтруизм, как социальная норма взаимности;

- альтруизм как социальная норма ответственности.

В некотором смысле это определённые уровни объяснения (или трактовка).

Если рассматривать альтруизм как норму взаимности, то он будет основываться на универсальном кодексе чести (или базовые социальные нормы), что характерен для любой социальной группы.

Данный подход тесно связан с концепцией (пониманием) т.н. реципрокного альтруизма, суть которого - ты мне, я тебе. Считается, что данная норма работает в любых социальных системах и в любых отношениях (как правило) и способствует накоплению одного из самых ценных социальных «качеств»  взаимоотношений – доверия людей друг к другу. Но, как известно, у любого правила существуют свои исключения: в данной ситуации это вероятность того, что у человека, которому оказывается помощь, к сожалению, или к счастью не всегда есть возможность равноценного «ответа».

Если же рассматриваемый нами феномен выступает как норма ответственности, то именно она лежит в основе бескорыстного поведения в отношении либо социально незрелых людей ? детей, либо в отношении особой категории людей с так называемыми ограниченными возможностями (и физическими, и экономическими, и психическими) – инвалиды, пожилые и другие. Утверждать, что данная норма заставляет, обязывает или же приписывает совершать те или иные действия, наверное, не совсем верно. Более верными, как мне кажется, будут формулировки следующего содержания: подобная норма взывает к совести, побуждает к верным  осознанным действиям, способствует проявлению лучших качеств (которые до момента оказания помощи «дремали»), а то и вовсе способствуют самореализации.

Здесь уместным будет привести пример Берковича и Даниэльс (1964), точнее  выдвинутую норму «социальной ответственности», согласно которой «если другой зависит от тебя в достижении своей цели, ты должен помогать ему».

Для прояснения этого вопроса Грингласс (1969) провела специальное исследование в ходе которого было установлено, что альтруистическая «норма социальной ответственности» актуализируется в том случае, если предшествующая помощь индивиду носит позитивный характер. Если же она носит негативный характер, то актуализируется «норма реципрокности» - ты мне, я тебе. Одно ясно совершенно точно - альтруистические нормы существуют и действительно функционируют.

Встречается, нечасто, ещё одна теория - теория социального обмена, согласно которой человеческое взаимодействие представляет собой своего рода соглашения, которые ставят своей целью увеличить «вознаграждение» и уменьшить «расходы», а альтруизм в ней объясняется следующим образом: человеческое взаимодействие направляется «социальной экономикой». Речь идёт о том, что человек в ходе взаимодействия обменивается не только товарами, деньгами, другими благами, но и эмоциями, статусом, информацией и др. При этом происходит уменьшение расходов и увеличение вознаграждений. Но это вовсе не означает, что человек сознательно рассчитывает на вознаграждение. Просто, как утверждают представители теории социального обмена, именно анализ затрат и вознаграждений (или уменьшится чувство вины, или увеличится уважение) и желание достичь максимально положительного для себя результата определяют наши альтруистические поступки.

Таким образом, перечисленные теории исходят из того, что бескорыстное оказание помощи – альтруизм -  связано с существованием в обществе определенных правил, которые, в основном, исполняются.

Рассмотренные выше подходы к проблеме альтруизма имеют много общего. В частности, каждая из перечисленных теорий предлагает два типа рассматриваемого поведения и каждая из них также даёт возможности хоть в какой-то степени понять мотивы и причины двух типов альтруизма: основанного на взаимном обмене и того, который не предусматривает никаких дополнительных условий.

В конце концов, каждый из подходов в той или иной мере ищет и моделирует условия для формирования устойчивой альтруистической установки у человека.

Однако сама помощь может оказываться по-разному.

Согласно нашей гипотезе всё просоциальное (или альтруистическое) поведение можно разделить на два типа:

А - искусственное альтруистическое поведение

Б - естественное альтруистическое поведение.

Причём, среди «искусственников» можно выделить два подтипа: к первому подтипу можно отнести тех людей, которые оказывают помощь только потому, что так надо (проще говоря, чтобы совесть не мучила); назовём их ЛОПИНы – т.е. люди, оказывающие помощь из необходимости.

Ко второму подтипу можно отнести людей, которые, помогая другим, в определённой степени сострадают, сочувствуют и сопереживают, однако же действия таких людей ещё не подкреплены твёрдой уверенностью и ясностью понимания – «для чего, собственно, я всё это делаю». Назовём их СИСНы – т.е. сопереживающие и сочувствующие, но неуверенные.

В общем, подобное «искусственное» альтруистическое поведение характеризуется тем, что человек (или субъект) руководствуется «продиктованной» необходимостью, не противоречащей его интересам [17]. 

Что касается «естественников», то здесь всё гораздо проще: для таких людей  альтруистическое мышление и поведение это норма, в самом правильном смысле. Такие люди правдивы, просты, умны, добры, компетентны. Видя, что другой человек или другие люди нуждаются в помощи они, эту самую помощь, оказывают не раздумывая (не сомневаясь, при этом, в правильности своих действий). Причём делают это разумно, грамотно, если не сказать, профессионально.

Здесь волне уместным будет упомянуть про концепцию профилей личности по доминирующему инстинкту В.И. Гарбузова, где альтруизм, как инстинкт добра и гуманизма, с нравственной стороны ограничивает тенденции всех инстинктов, выступая в роли своеобразной «совести» и не содержит эгоизма (в нашем понимании). Высшая ценность для данного профиля личности – Человек (этим всё сказано).

2.2 Факторы, влияющие на оказание помощи

Вполне естественным будет вопрос: что же побуждает людей оказывать или не оказывать помощь? Почему одни раздумывают некоторое время – стоит ли вмешиваться? А другие и вовсе, что называется, «проходят стороной».

Поскольку психология это наука, то и ответы на эти вопросы следует формулировать исходя из научных данных.

Опираясь, в том числе, на первую часть нашего исследования можно говорить о том, что исследователи, психологи, учёные разных времён посредством предположений, теорий, опытов пытались выяснить, что же такое в человеке есть - найти некую черту или предрасположенность – что отвечает за альтруистическое мышление, а значит и  поведение (например, Гарвардский центр Питирима Сорокина).

Принятие решения об оказании помощи зависит от нескольких обстоятельств.

Проще говоря, желательно, чтобы любая просьба излагалась простым, ясным и вежливым языком, при этом сопровождалась уважением к  человеку и его потенциальному праву отказать. Чтобы человек, к которому обращаемся, не испытывал при этом какого-либо дискомфорта. Например, в разговоре проситель может специально отметить, что если по какой-то причине человек не может помочь, то на него не затаят обиды и это не скажется на взаимоотношениях с ним. Это подтверждено экспериментально.

Определённое значение имеет рефлексия и персонификации: связь, возникающая между людьми, которые видят выражение лиц друг друга и могут друг другу представиться. Считается, что готовность к оказанию помощи возрастает и тогда, когда у человека есть реальные шансы на последующую встречу и с пострадавшим, и с другими очевидцами.

Оказание помощи может зависеть от того, является ли оно актом, достойным подражания. [10] Далее, присутствие других людей: принятие решения об оказании помощи может зависеть от наличия других людей, способных оказать помощь; при этом может иметь место эффект «диффузии ответственности», связанный с ожиданием того, что помощь окажут другие присутствующие (когда каждый «перекладывает» ответственность и формирование намерения оказать помощь на другого).

 Все эти факторы считаются внешними. И здесь следует отметить, что у любой закономерности существуют свои исключения: приводимые факты вовсе не означают, что данные экспериментов будут совпадать с поведением абсолютного большинства людей. Взять, например, нашу страну, когда никогда, что называется, на все 100% невозможно предугадать поведение человека или нескольких людей в той или иной ситуации. И это, как мне кажется, нормально – ведь мы же люди, а не машины.

Однако же, существуют и факторы внутренние, к которым можно отнести затраты времени, прилагаемые усилия, возможные денежные расходы, отсрочку своих планов, неудовлетворение своих потребностей и, конечно же, степень опасности для здоровья и жизни. При этом, едва ли не решающим фактором является наличие у человека определённых нравственных норм   или, как правильно пишут наши отечественные психологи – чувство долга.

Человек с высокой нравственностью, развитым чувством долга, несмотря на затраты времени, средств и усилий, обязательно поможет попавшему в беду. При этом он примет на себя ответственность и за результаты оказания помощи. Также сказывается и влияние среды проживания: по сравнению с обитателями небольших городов или сельских районов жители мегаполисов менее склонны оказывать услуги: здесь прослеживается интересная закономерность - чем больше город и чем выше в нём плотность населения, тем менее склонны к помощи его жители.  Это подтверждается и американскими и нашими, российскими исследованиями. [10]

Гендерные особенности, согласно экспериментальным данным, тоже оказывают своё влияние на оказание помощи. Поведение мужчин и женщин в характерной ситуации  стало предметом изучения 172 исследований, в которых сравнивались 50 000 испытуемых – мужчин и женщин с точки зрения готовности к оказанию помощи.

Проанализировав полученные результаты, Элис Игли и Морин Кроули пришли к следующему выводу: мужчины, оказавшись в потенциально опасной ситуации, когда незнакомому человеку нужна помощь (например, проколотая шина или падение в вагоне метро), чаще всего помогают (Eagly, Crowley, 1986). Но в ситуациях, в которых речь не идёт о жизни и смерти (например, нужно принять участие в эксперименте или потратить время на умственно отсталых детей), женщины несколько более отзывчивы.  Следовательно, в разных ситуациях гендерные различия проявляются по-разному. Игли и Кроули предположили, что если бы исследователи изучали оказание помощи на примере продолжительных, близких отношений, а не в эпизодических контактах с незнакомыми людьми, то они наверняка обнаружили бы, что женщины значительно более склонны к альтруизму, чем мужчины. С ними согласны Даррен Джордж и его коллеги, которые считают, что женщины откликаются на просьбы друзей с большим сочувствием и тратят на оказание помощи больше времени (Майерс Д., 2004). Впрочем,

В кросс-культурном (когда в ходе исследования сравнивается поведение в двух и более культурах) исследовании Джонсона с соавторами (Jonson et al., 1989) показано, что женщины более альтруистически настроены, чем мужчины.

Т. В. Фогель на основании опроса жителей города Йошкар-Олы констатировала большую активность женщин в социально-помогающем поведении и меньшую активность такого поведения у мужчин: 47 % женщин практикуют социально-помогающее поведение и это происходит в 65 % возможных случаев. Возраст наибольшей социально-помогающей активности для женщин составляет 50–59 лет, для мужчин – 40–49 лет. Возраст наибольшей неактивности в у женщин – 20–29 лет и 30–39 лет, у мужчин – 20–29 лет и 40–49 лет соответственно.

Женщины, как правило, показывают более долгосрочное просоциальное поведение (например, забота о близких) что, как мне кажется, совершенно нормально.

   По данным Л. Е. Киреевой (2012), стремление к взаимопомощи супругов в трудную минуту отметили у себя 40 % мужчин и 65 % женщин. Для мужчин более вероятны краткосрочные помогающие действия, граничащие с подвигами (например, спасение людей). [10]

Далее идут не менее любопытные сведения: в трёх экспериментах, поставленных социологами из Калифорнийского университета в Беркли, было установлено, что чем менее религиозен человек, тем больше его щедрость и бескорыстные поступки по отношению к другим диктуются чувством сострадания. И наоборот: чем более он набожен, тем меньше они продиктованы сочувствием. Из результатов экспериментов отнюдь не следует, что религиозные люди менее щедры и милосердны или же менее сострадательны, но эти результаты опровергают общераспространенное убеждение, что щедрость и милосердие обусловлены набожностью, отмечают авторы. Как показал эксперимент, связь между состраданием и щедростью сильнее выражена у тех, кто считает себя нерелигиозным или не очень религиозным человеком.

Теперь о самом главном, если можно так сказать: существует такое понятие, как гуманистическая совесть, под которой понимается голос самого человека, того лучшего, доброго, что он имеет. Именно она не даёт людям безропотно подчиняться чужим интересам, тратить жизнь только на служение интересам и потребностям других людей. Данная совесть призывает к самореализации, к воплощению в действительность своих сил и возможностей, не забывая при этом строить свою жизнь в гармонии с другими людьми. С определённой степенью уверенности можно утверждать, что «такая» совесть есть у каждого, вопрос только в том, доминирует ли она или же «дремлет» применительно и к религиозным людям и не религиозным.

Рассматривая так называемые внутренние факторы оказания помощи, то наличие у человека совести является, пожалуй, основополагающим альтруистического поведения вообще. И, уверен,  экспериментально это подтвердится. Вот и ответ на нашу гипотезу и ответ на сам вопрос, что такое альтруизм и что побуждает людей поступать именно так, как нужно и не иначе.

Однако же, психология – это наука, а наука предполагает сбор и систематизацию данных, их анализ, интерпретации на основе чего уже можно строить какие-либо гипотезы или теории.

Кроме этого была собрана информация о характерных признаках сочетаний личностных качеств; считается, что именно они отвечают за предрасположенность к альтруизму: более других к нему склонны люди более эмоциональные, а также люди деятельные (Bierhof 1991). А определённые качества личности могут влиять на реакцию человека в конкретной ситуации, в нашем случае это оказание помощи (бескорыстной, конечно).

При всём при этом считается, что альтруистическая ориентация является достаточно распространённой формой активности при взаимодействии людей друг с другом.

Человек – альтруист, таким образом, руководствуется своими настоящими нравственными принципами,  которые и обуславливают бескорыстные действия, направленные на благо и удовлетворение интересов другого человека (других людей). Альтруистом человек является тогда, когда в его заботе о людях ни на сознательном, ни на сверхсознательном, ни на подсознательном уровнях нет мыслей о собственных интересах и выгоде. Настоящему альтруисту важна нравственная чистота его намерений и полная свобода от корысти.

И получается, что перечисленные типы альтруистического поведения обеспечиваются выраженными в людях такими свойствами личности, как  сильная воля, гибкость, эмпатия, простота, смелость и добросовестность.[20]

2.2 Альтруистическая мотивация

Важной проблемой здесь выступает то, что экспериментально мотивационная сфера человека изучена слабо, что не даёт  возможности в полной мере понять психологическую природу альтруизма. 

   В ходе проведённых экспериментов такие мотивы, как общественные обязательства, эмпатия (сочувствие), желание ответить на аналогичную услугу (отплатить добром за добро), повышение самооценки, стремление к признанию, были признаны альтруистическими.

Отдельные данные подтверждают тот факт, что зачастую оказывают помощь другим люди эмоциональные и те, которые являются самостоятельными в своем жизненном выборе. [10]

Согласно исследованиям, одни действия по оказанию помощи являются явно эгоистичными (избежать наказания, стать частью определенной группы и т.п.), вторые - почти эгоистичными (облегчить внутренний дистресс), третьи - собственно альтруистические, направленные на увеличение чьего-то блага ( забота о благополучии других, а не о своей личной). Известно немало фактов, которые свидетельствуют, прежде всего, о том, что можно создать такую ситуацию, где человек автоматически или по принуждению проявит себя альтруистом. Также считается, что альтруизм возникает как одно из последствий «грехопадения», то есть чувство вины усиливает склонность к оказанию помощи. Психоаналитически настроенные исследователи рассматривают феномен альтруизма как попытку человека редуцировать присущее ему чувство вины перед другими. Правда, и тут полученные факты весьма противоречивы: доказано, например, что нераскрытая вина не увеличивает склонность человека к альтруизму; если же вина раскрывается, то попытки человека её «загладить» уже нельзя считать альтруистическими. Это из области психоанализа.

С позиций эволюционной психологии есть два вида альтруизма - защита рода, преданность ему и взаимная выгода. Людей необходимо учить альтруизму, поскольку, как считают представители этого подхода, гены эгоистических индивидуумов выживают с большей вероятностью, чем гены тех, кто жертвует собой.

Бихевиористы утверждают, что альтруистический мотив есть не что иное, как эмпатически возникающий, «когнитивно – предвосхищяемый»

эгоистический мотив. «Научение» альтруизму происходит по типу обычного

обусловливания и в принципе не отличается от других видов научения.

Эмпирические исследования показали, что при экстремальных условиях готовность прийти на помощь наивысшая там, где свидетель опасности один, чем их целая группа.

Выделены причины, которые тормозят процесс предоставления помощи:

- размывание ответственности (когда свидетель один, то он чувствует, что именно ему следует вмешаться, а если есть и другие свидетели, то чувство ответственности распределяется на всех);

- общественная оценка (каждый из свидетелей медлит, ведь пытается понять, что же будет, и все они становятся друг для друга примерами пассивного поведения, то есть процесс социального сравнения приводит к ошибочному толкованию ситуации: другие интерпретируют то, что произошло, как безопасное событие);

- боязнь оценки (присутствие других свидетелей вызывает чувство неуверенности, потому что другие станут свидетелями оказания помощи; когда же свидетель уверен в своих силах и компетентности, то присутствие других может служить стимулом для оказания помощи).

Данные исследований Б. Латане и Д. Дарли, например, также указывают на соблюдение принятых норм и правил поведения. Действенность же их зависит от того, насколько эти нормы и правила ценны для человека, чтобы ими руководствоваться (интериоризация). И чем более они интериоризированы, тем больше поведение людей начинает определяться предвосхищением его последствий и тем меньше поведение становится зависимым от внешних обстоятельств.

Латанэ и Дарли разработали на основе теории принятия решений модель процесса оказания помощи при возникновении кризисных (аварийных) ситуаций: сначала случайно оказавшийся на месте события человек должен обратить внимание на то, что нечто произошло. Затем, после того как данный человек осознал происшедшее событие, оно должно быть проинтерпретировано как чрезвычайное. Далее этот человек должен решить, стоит ли ему брать на себя ответственность за вмешательство. Как только такое решение принято, человек должен решить, в какой форме может быть оказана помощь. Наконец, человек должен решить, как реализовать свое решение помочь.

Имеются два подхода к оказанию помощи: помогающий может либо снабжать нуждающегося человека какими-либо ресурсами, выполняя вместо него некоторую работу, либо облегчать его положение, вдохновляя его опираться на собственные ресурсы.

Первый подход связан с ситуацией, когда человек не справляется со своими проблемами потому, что ему не хватает знаний и умений, чтобы решить проблему. Поэтому он ждет помощи от более компетентного в данном вопросе человека. Второй подход направлен не на передачу готового безличного знания, а на активизацию внутренних ресурсов того, кому она оказывается, чтобы тот сам справился со своими проблемами. Дело в том, что переживаемые трудности, при всей внешней похожести, глубоко индивидуальны и не могут быть точной копией переживаний других людей. Знание о том, что 75 % людей, использовавших в подобной ситуации некоторую стратегию, добились успеха, вряд ли может быть полезно человеку в принятии решения о том, как поступить именно ему и именно сейчас. По этой причине наиболее ценными для человека являются не чужие, а его собственные способы разрешения проблемы, причем такие способы, которые максимально подходят к ситуации и подкреплены личностными возможностями.

Мотивация - это то, что побуждает человека что-то делать. Следует различать два мотива, являющихся составляющими для альтруизма - мотив  долга и мотив сочувствия.

Основными мотивами, определяющими выбор альтруиста, являются человеческая жизнь и здоровье, а также высокий уровень ответственности.

Исследователями выделено два основных подхода к пониманию мотивационной природы альтруистического поведения:

1) личностно-нормативный (нравственные нормы, убеждения)

2) эмоциональный (эмпатия, сопереживание, сочувствие).

Большинство учёных выделяют либо личностно-нормативный, либо эмоциональный подход к анализу мотивации альтруистического поведения.

Обсуждаемые мотивы трудно различимы по своим внешним поведенческим проявлениям, однако имеют совершенно различное психологическое содержание.

Как отмечает Х. Хекхаузен, изучая мотивацию помощи, исследователи явно увлеклись внешними обстоятельствами, затратами времени и усилий, не уделяя должного внимания личностным особенностям. Совершенно очевидно, что одним из внутренних факторов альтруистического поведения является соблюдение норм или некоторых универсальных правил поведения.

Мотив нравственного долга: формируется на основе интериоризации (т.е. насколько для человека они ценны) альтруистических социальных норм, превращающихся во внутренние установки, личностно-смысловые регуляторы деятельности. Ведущим чувством в мотивации этого типа является чувство ответственности за свои поступки перед собой и другими людьми. Его реализация сопровождается позитивными чувствами нравственного удовлетворения, самоуважения, повышением самооценки. Невозможность же реализации этого мотива, связана с ощущением бесчестности, недостойности своего поведения, пониженным самоуважением и это правда. Эти чувства выполняют по отношению к альтруистическому поведению две специфические функции: профилактическую, когда предвосхищаются последствия оказания  или неоказания помощи, и компенсаторную, когда альтруистическое поведение является средством восстановления утраченного чувства равновесия и благополучия.

Мотив сочувствия: основан на способности человека к эмпатии (сопереживанию, сочувствию), что является весьма существенной составляющей альтруизма. Реализация этого мотива  невозможна без осуществления мысленной постановки себя на место нуждающегося в помощи человека, без процесса сопереживания ему.

О мотиве сочувствия речь идёт тогда, когда его проявление выступает как устойчивая и закономерная тенденция поведения. Сочувствие предполагает не только понимание другого и сопереживание его состоянию, но и сопереживание возможному улучшению состояния реципиента (объекта помощи), т.е. носит опережающий, предвосхищающий характер, побуждая к совершению акта помощи. Механизм сочувствия основан на таком взаимодействии, когда происходит «слияние» субъекта и объекта помощи. Есть точка зрения, что подобная мотивация практических результатов может и не приносить: дело ограничивается одними эмоциями (сочувствующие, но не помогающие). В этом случае субъект как бы выходит за пределы своего "Я" и приобщается к жизни и состоянию другого для понимания самоценности этих переживаний. В то же время, мотив сочувствия может играть существенную роль в реальной деятельности - внутреннее отождествление с объектом помощи, что предполагает слияние блага для другого и блага для себя.

По мнению Т. П. Гавриловой, эмпатия может проявляться в двух формах – сопереживания и сочувствия.

Сопереживание – это переживание субъектом тех же чувств, которые испытывает другой. Например, сострадание есть ощущение доли страдания другого человека. Сочувствие же есть это отзывчивое, участливое отношение к переживаниям, несчастью другого (сожаления, соболезнования и т. п.). Первое, считает Т. П. Гаврилова, основано в большей мере на своем прошлом опыте и связано с потребностью в собственном благополучии, с собственными интересами, второе основано на понимании неблагополучия другого человека и связано с его потребностями и интересами. Отсюда сопереживание более импульсивно, более интенсивно, чем сочувствие.

Л. П. Калининский с соавторами считают, что при разделении эмпатических реакций правильнее было бы говорить не столько о критерии разнонаправленности потребностей, сколько о степени эмоциональной вовлеченности своего «Я» во время такой реакции. Они полагают, что сопереживание является больше индивидным свойством, поскольку связано с такой типологической особенностью, как слабость нервной системы, а сочувствие – личностным свойством, которое формируется в условиях социального обучения.

Как показывают исследования, наиболее альтруистичными оказываются  люди, в психологии поведения которых гармонично представлены оба  мотива: когда и долг и сочувствие действуют примерно одинаково в соответствующих ситуациях. Человеку, основываясь на ожиданиях других,  на умении и понимании  психического состояния  людей значительно проще строить своё поведение.

Также альтруизм является следствием эмоциональной реакции - эмпатии, при этом последняя понимается как аффективная связь с другим человеком, как способность приобщаться к эмоциональной жизни другого человека, разделяя его переживания.

Но и  побуждается личностными нормами, определяющими ценности, что ставят интересы другого человека на первое место. Говоря языком психологии, альтруистическое поведение, в данном случае, характеризуется переживанием субъекта своего деяния как продиктованного внутренней необходимостью.

Получается, что альтруистическое (просоциальное) поведение направленно на благо других и не рассчитано на внешнюю награду. Что и требовалосб доказать.

К. Бэтсон считает, что просоциальное поведение включает в себя любые действия, связанные с оказанием помощи или намерением оказать помощь другим людям независимо от характера его мотивов.

Ситуации, в которых людям требуется помощь, могут быть самыми разными.

Мюррей (Murrey, 1939) дает следующий их перечень: человек слаб, покалечен, немощен, устал, неопытен, унижен, одинок, отвержен, болен, потерпел поражение или испытывает душевное смятение.

Помощь человеку нужна тогда, когда перед ним стоит какая-то задача или имеется какая-то потребность, которую он не может успешно решить или удовлетворить самостоятельно. Это может происходить по двум причинам:

1) у человека нет алгоритма решения; он не знает, как решать эту конкретную задачу или каким путём можно удовлетворить потребность;

2) возможно, алгоритм решения ему известен, но не хватает каких-либо ресурсов: времени, денег, оборудования, сил и т. д.

Важно всегда помнить и понимать, что человек, проявляющий инициативу в оказании помощи, должен быть предельно тактичным и не навязчивым.

  Ситуации оказания помощи можно разделить также на две категории (Amato 1985; Benson et al 1980): спонтанные (реактивные), возникающие неожиданно, «здесь и сейчас» (как, например, оказание помощи человеку, получившему травму), и преднамеренные, заранее обдуманные, намеченные (например, спонсорская помощь, волонтерство и другие виды благотворительной деятельности, осуществляемой после тщательного продумывания и заблаговременного планирования).

  Выявлено, что больший альтруизм проявляется в отношении к человеку, который зависим от оказывающего помощь (Berkowitz, Daniels, 1964), приятен (Daniels, Berkowitz, 1963; Epstein, Horstein, 1969), обладает привлекательной внешностью (Mims et al., 1975), знаком оказывающему помощь (Macanlay, 1975), разделяет политические взгляды помогающего (Karabenick et al., 1973), принадлежит к противоположному полу (Bickman, 1974) и к той же этнической группе, что и помогающий (Harris, Baudin, 1973).

На принятие решения об оказании помощи влияют личностные качества человека: это умение сочувствовать и действовать, умение контролировать себя, чувствительность к ожиданиям окружающих. [10]

Психологи утверждают, что счастливые люди, как дети, так и взрослые, склонны к альтруизму. Эксперименты выявили несколько причин этого (Carlson et al., 1988). Оказание помощи другим улучшает плохое настроение и продлевает хорошее. Хорошее настроение, в свою очередь, благоприятствует позитивным мыслям и позитивной самооценке, которые располагают нас к хорошим поступкам (Berkowitz, 1987; Cunningham et al., 1990; Isen et al., 1978). Люди, пребывающие в хорошем настроении, более склонны к позитивным мыслям и к позитивным ассоциациям, которые вызывают добрые дела. Те, кто позитивно мыслит, скорее всего, и действует тоже позитивно. При этом не имеет значения, что именно становится источником хорошего настроения – успех, размышления о чем-то радостном или какой-либо иной положительный опыт (Salovey et al., 1991).

По данным Хорович (Horowitz, 1968), субъекты охотнее помогают другим людям тогда, когда они делают это добровольно, а не по обязанности.

Люди, оказавшие помощь другим, начинают лучше думать о себе (верно подмечено). Это в одинаковой мере относится и к донору, отдавшему свою кровь, и к студенту, который помог незнакомому человеку собрать упавшие бумаги (Wiliamson, Clark, 1989). Следовательно, если взрослый человек испытывает чувство вины, грустит или пребывает в депрессивном состоянии по какой-то другой причине, любое доброе дело (или какой-либо иной позитивный опыт, способный улучшить настроение) помогает ему нейтрализовать негативные чувства.

Из этого следует, что альтруистической личности свойственны чувство долга, разумность, толерантность (терпимость). А  эмоциональной основой является чувствительность, т. е. склонность к эмпатии, сочувствию и пониманию других людей. О чём, впрочем, уже было сказано ранее.

2.4 Практическое исследование

Для практической части  исследования была использована «Диагностика личностной установки «альтруизм – эгоизм». [21]

Было опрошено 55 респондентов: студенты 1-го и 2-го курсов ГБПОУ  КПТ (Курганский промышленный техникум) в возрасте 15 – 17 лет.

Согласно подсчётам среди опрошенных с доминированием установки «эгоизм» выявлено 27 человек, с доминированием установки «альтруизм» 22 человека. 

Согласно инструкции у каждого опрошенного подсчитывается общее число баллов: если число баллов больше 10, то это указывает на доминирование альтруистических установок. Если количество баллов менее 10 – это указывает на доминирование эгоистических установок.

   Если же количество баллов составляет ровно 10, то это показатель уравновешенности как эгоистических, так и альтруистических установок. (примечательно, что среди опрошенных таких  выявлено 6 человек).

Итак, согласно подсчётам, у 49,1% опрошенных студентов преобладают установки эгоистические; у 40,8% преобладают установки альтруистические; у 10,1% эгоистические и альтруистические установки представлены, примерно, в равной степени.

На диаграмме это будет выглядеть примерно так:

 

 

 

 

 

 

 

 

 


Где, красный – эгоистическая направленность, розовый – альтруистическая направленность, синий – примерно равное присутствие и эгоистических и альтруистических установок.

Заключение

Альтруизм, как социальный феномен, представляет собой очень интересную сферу для исследований. Самые разные подходы к его пониманию по-своему интересны, достаточно аргументированы и верны со своих позиций, что помогает любому думающему человеку на их, в том числе, основе, составить своё видение этого удивительного социального явления.

Однако, в силу фактора времени, мышление человека претерпевает определённые изменения, что, в свою очередь, сказывается на всех сферах его жизни – и на личной, и на общественной, и на профессиональной. А это означает определённое «непостоянство» доминирования в его сознании  тех или иных установок, ценностей и мотивов. Но с определённой долей уверенности можно говорить о том, что альтруизм, как миропонимание человека, был всегда. Он, безусловно, есть сейчас и, скорее всего, будет потом.

Благодаря исследованиям учёных мы можем составить более или менее ясную и целостную «картину» альтруизма:

- альтруизм представляет собой психологический механизм, способствующий проявлению самых лучших человеческих качеств;

- альтруистическое поведение обусловлено как внешними, так и внутренними побуждениями человека;

- альтруистическое мышление – это  мировоззрение, миропонимание и мировосприятие человека.

На мой взгляд,  делить альтруизм на так называемый истинный (или чистый) и не истинный (или замаскированный) не совсем верно по следующим причинам: скорее всего, говоря о том, что такое альтруистическое поведение или альтруистическое сознание, разные учёные, по сути, говорят об одном и том же, только с разных позиций. Как было сказано ранее, все определения и толкования рассматриваемого явления верны, по-своему. И все вместе они помогают человеку сформировать своё понимание подобного мышления, поведения, видения.

Итак, на основе рассмотренной и проанализированной информации можно сказать, что альтруизм – это обусловленное ценностями, убеждениями и устремлениями осознанное, бескорыстное настроение и поведение одного человека по отношению к другому человеку, которое основано на соответствии реальной сути человека его реальным делам.

Альтруизм это показатель цельности и самодостаточности человека, который прекрасно знает, понимает и помнит, что он делает, для кого и почему.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

  Список используемой литературы

 

1. Андреева Г.М. Социальная психология: учебник для вузов/ Г.М. Андреева. – 5-е изд., испр. и доп. – М.: Аспект Пресс, 2009.

2. Антилогова Л.Н. Альтруизм и его роль в профессиональной деятельности социального работника. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: #"#">#"#">#"Cambria Math"/>