Заказ дипломной. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: История профессионально-педагогического образования в России в XIХ – XXI веках




















История профессионально-педагогического образования в России в XIХ - XXI веках


1. История становления образования в России в ХIХ веке


1.1Оценка состояния системы российского образования в ХIХ веке

образование советский реформа школа

В первой половине XIX века формируется система образования и педагогическая мысль, призванные отвечать новым экономическим и духовным запросам гражданского общества. Благодаря университетскому образованию сформировалась интеллектуальная элита, внесшая заметный вклад в развитие педагогической мысли в России.

В 1802 году организовано Министерство народного просвещения. Первым его министром стал П.В. Завадовский, возглавлявший при Екатерине II Комисию по учреждению школ. На протяжении 1802-1804 гг. произошла реформа народного образования. Реорганизация национальной системы образования началась с принятия в 1803 г. «Предварительных правил народного просвещения» и в 1804 г. «Устава учебных заведений, подведомых университетам» [26]. В уставе предусматривалось преобразование главных и малых народных училищ.

Новая система предусматривала четыре ступени образования:

Университеты (высшая ступень)

Гимназии (средняя ступень)

Уездные училища (промежуточная ступень)

Приходские школы (начальная ступень).

Россия была разделена на 6 учебных округов во главе с университетом каждый. Они возглавлялись попечителями учебных округов.

Обязанности попечителя - открытие университета или преобразование на новых основах существующего, руководство учебными заведениями округа через ректора университета [24].

Ректор университета - избирался профессорами на общем собрании и подчинялся попечителю. Ректор возглавлял университет и, кроме того, управлял учебными заведениями своего округа. Директора гимназий (в каждом губернском городе), кроме руководства ими, управляли всеми школами данной губернии. Им были подчинены смотрители уездных училищ; последние руководили всеми приходскими училищами.

Таким образом, руководитель школы более высокой ступени был администратором школ низших ступеней. В результате этого была создана администрация просвещения из специалистов, знающих дело[35].

Гимназия давала законченное среднее образование и готовила к поступлению в университет. Содержание обучения отличалось энциклопедичностью: предполагалось изучение иностранных новых и латинского языков, математики, географии и истории всеобщей и российской, естественной истории, философии, политической экономии, изящных искусств, технологии и коммерции. Не было родного языка и отечественной литературы, Закона Божьего.

Учителям рекомендовалось устанавливать гуманные отношения с гимназистами, возбуждать у них интерес к наукам, поощрять их успехи. Давалось право выбора учебных книг. Уездные училища - готовили учащихся к продолжению образования в гимназиях, а также к практической деятельности. В учебном плане было множество предметов - от Закона Божьего до рисования (священная история, чтение книги о должностях человека и гражданина, география, история и т.д.).

Большая загруженность учебного плана вела к большой нагрузке учителей и учащихся: по 6-7 часов занятий в школе ежедневно. Все это было малореально [35]. Учителя обязаны были пользоваться только рекомендованными учебниками.

Приходские училища - могли открываться в губернских, уездных городах и в селении при каждом церковном приходе. Они также имели две цели: готовить к обучению в уездном училище и давать детям общеобразовательные знания (могли учиться и мальчики и девочки). Предметы обучения: Закон Божий и нравоучения, чтение, письмо, первые действия арифметики.

Содержание приходских училищ было либо делом самих крестьян (казенные крестьяне), либо - помещиков и церкви. Государственная казна средств на них не выделяла.

Между ступенями должна была существовать преемственность. Создавались шесть округов, в каждом из которых должен был быть университет и примыкавшие к нему средние учебные заведения. Обучение в приходских школах было рассчитано на один год, а в уездных училищах на два года. В программу последних вошли 15 учебных дисциплин: грамматика русского языка, география, история, арифметика, геометрия, физика, естествознание, начала технологии и др. Курс гимназического образования составлял четыре года. Программа включала латынь, географию, историю, статистику, логику, поэзию, русскую словесность, математику, зоологию, минералогию, коммерцию, технологию и др. Не было в программе богословия и русского языка [25].

В 1808 г. в гимназиях вводят Закон Божий. Возникают частные учебные заведения: Ришельевский лицей в Одессе; Ярославский лицей; Лазаревский институт восточных языков в Москве и др. Первым объектом реформ оказалась высшая школа. Появляются новые университеты: Харьковский, Казанский, Петербургский [2].

Преобразование прежних гимназий, главных народных училищ в гимназии нового типа, а малых народных училищ в уездные растянулось почти на два десятилетия. Документами подтверждалось передовое направление светского образования, преемственность системы обучения, гуманистические задачи воспитания:

«приучение» учащихся к трудолюбию;

возбуждение в учащихся охоты к учению;

воспитание честности и благонравия, исправление «дурных» наклонностей [38].

Заметную роль в становлении частных начальных учебных заведений сыграли декабристы. Декабристы Ф.П. Глинка, Ф.Н. Толстой, С.П. Трубецкой и др. объединялись в Вольное общество учреждения училищ по методу взаимного обучения (разработан английскими педагогами А. Беллом и Дж. Ланкастером) [21]. На протяжении четырех лет (1818-1822 гг.) в Петербурге открыто четыре таких училищ. Тогда же учреждаются солдатские школы обучения грамоте.

Многие дворяне предпочитали обучать своих детей в частных пансионах, где обычно, воспитание осуществляли иностранцы. Во многих пансионах обучение было поставлено крайне неудовлетворительно. Роль частного пансионного воспитания была ослаблена учреждением Лицеев - государственных закрытых учебных заведений для дворянства[41].

Особую роль в их создании, в частности в организации Царскосельского лицея, сыграл государственный деятель М.М. Сперанский. Лицеисты получали образование, приравненное к университетскому. В дворянской среде по-прежнему преобладало домашнее воспитание, хотя результаты такого воспитания становились все более неприемлемыми[43].

Значительным влиянием при определении школьной политики пользовался князь Александр Николаевич Голицин. В декабре 1812 г. он сделался первым главой Русского Библейского общества, которое основало несколько начальных школ для бедняков по образцу школ Дж. Ланкастера (Англия). В 1816 г. А.Н. Голицин возглавил Министерство образования. Был издан манифест о создании Министерства народного просвещения и духовных дел, что, по сути, означало удар по светскому образованию. Университеты должны были готовить для средних школ преподавателей богословия. Сподвижник министра М.Л. Магницкий подготовил инструкции для университетов, где доказывалось, что истины, основанные на одном разуме: «суть лишь эгоизм и скрытая гордыня». При министре просвещения А.С. Шишкове произошел возврат к национальному православию. Истинное просвещение, по его мнению, состоит в страхе божьем. Шишков преследовал цель ограничить научное образование[24].

При царствовании Николая I были попытки выработать школьную политику, направленную на укрепление общественной стабильности. В 1828 г. министром просвещения был назначен граф Ливен, при котором был принят новый Устав о начальных и средних школах (1828 г.).

В уставе подтверждалась существующая четырехступенчатая система образования, и провозглашался принцип - каждому сословию свой уровень образования:

. Приходские школы для низших сословий

. Уездные школы для детей купцов, ремесленников, прочих городских обывателей

. Гимназии для чиновничества и детей дворян[7].

Тип образования должен был соответствовать социальному положению и будущему ученика. Школьная жизнь происходила под строгим надзором начальника и полиции. За проступки полагались меры взыскания: розги, ссылка в солдаты, исключение из школы, а для преподавателей - увольнение со службы, арест.

Дети крепостных и дворовых людей в университет не допускались: они могли обучаться в приходских и уездных школах, различных технических и промышленных школах. Ливен не сумел выполнить стратегические задачи охранительной школьной политики[10].

С 1830 г. происходит оформление новой социальной группы - разночинцев, которые становятся носителями идей переустройства общества (интеллигенция). В 1830-1850 гг. в сфере образования определились две основные тенденции развития:

. проявление официальной политики в стиле авторитарности, национализма.

. демократические устремления общества.

В 1833 г. его заменил С.С. Уваров (министр просвещения до 1849 г.). С 1818 г. Уваров возглавлял Академию наук. Он участвовал в реорганизации Петербургского педагогического института в университет. Формула Уварова носила консервативный охранительный характер.

Первые два принципа:

православие

самодержавие

соответствовали идеи государственности российской политики, а принцип:

народности

соответствовал идеи национального возрождения [15].

Впервые правительство задалось вопросом, нельзя ли соединить всемирный школьный опыт с традициями национальной жизни? Правительство было уверено в своем праве на руководство школьным делом. Ему была чужда идея свободы просвещения и образования. Вот почему при Уварове появляются документы наподобие университетского устава (1835 г.), который усиливал единоличную власть попечителей округов и урезал автономию университетов, а также постановление о лишении университетов права избрания ректора (1849 г.). Реакционной была инструкция Уварова С.С. направленная на то чтобы посредством увеличения платы за обучение затруднить малоимущим разночинцам поступление в университеты. Но, несмотря на это, развиваются особые закрытые учебные заведения для дворян. Гимназии развивались как школы классического образования [19]. В 1849 г. вводится естествознание, особое значение отдавалось греческому и латинскому языкам. Организацией среднего образования занимались и другие министерства. Министерство финансов в 1839 г. открыло несколько реальных классов в гимназиях Тулы, Курска, Риги и др. Министерство юстиции организовало гимназические курсы юриспруденции в Вильно, Воронеже, Москве, Смоленске. Министерство государственной собственности открывает несколько школ для крестьян.

В 1848-1852 гг. были созданы гимназии трех типов:

С двумя древними языками.

С обучением естествознанию, законоведению.

С обучением законоведению [15].

Возрастает роль частных учебных заведений под контролем Министерства просвещения. Преподаватели этих учебных заведений получали права, статус, субсидии на заработную плату и пенсии одинаковые с преподавателями государственных школ. Университеты превратились в важные центры педагогической науки. Появляются кафедры педагогики (1851 г. Московский университет). Сергей Семенович Уваров сохранил схему подготовки отечественных профессоров в университетах Западной Европы.

В первой половине 1800 гг. умы педагогов занимала идея народности воспитания и обучения. В значительной части образованных кругов воспитание, и обучение рассматривались как условия умственного, нравственного формирования гражданского общества [17].

Так М.М. Сперанский, сторонник повсеместного образования, исходил из того, что правление на правовой основе возможно лишь в просвещенной стране. Теория «официальной народности» понимала под народностью изначальную непогрешимость русского народа; правильность его веры; его внутреннюю силу, проявляющуюся в защите государя и отечества в трудные минуты [15].

В середине 1800 гг. развернулась острая полемика между Западниками и Славянофилами, по вопросам образования и воспитания [21].

В.Г. Белинский, А.И. Герцен, Н.П. Огарев, В.Ф. Одоевский и др. горячо приветствовали западноевропейскую образованность, возмущались сословно-крепостническими традициями России в воспитании и обучении. Они защищали права личности на самореализацию. Славянофилы также не были едиными в своих взглядах. Они исходили из убеждения о самобытности исторического пути русского народа.

1.2 Российское образование в конце XIX - начале XXI века


С начала 70-х гг., а в особенности при Александре III, вновь восторжествовала реакция. Школа опять стала сословной. Новый министр, И.Д. Делянов, в 1887 году издал знаменитый циркуляр, где говорилось, что гимназии и прогимназии следует освободить «от поступления в них детей кучеров, лакеев, поваров, прачек, мелких лавочников и тому подобных людей, детей коих, за исключением разве одаренных необыкновенными способностями, вовсе не следует выводить из среды, к коей они принадлежат». Основное образование приобретало все более формальный характер, преподавание древних языков свелось к зазубриванию грамматики. Земские школы были повсеместно заменены церковно-приходскими, с тем чтобы «искать главной опоры в духовенстве и церкви в народном первоначальном образовании» (К.П. Победоносцев).

Однако к концу века положение резко изменилось в лучшую сторону. Были приближены друг к другу учебные планы гимназий и реальных училищ, отменены уроки латыни и греческого в младших классах гимназий и заменены уроками русского языка, географии, русской истории. Выросло число учащихся в гимназиях, причем процент детей дворян и чиновников в них упал до 35%, а детей мещан, рабочих и крестьян вырос до 45%. Снизилось число неграмотных в России, повысился интерес к образованию. Университеты вновь получили автономию (официально это произошло в 1905 г.), женщины были допущены на некоторые факультеты, были открыты новые университеты и другие высшие учебные заведения.

Во многих регионах Российской империи в эти десятилетия открываются школы с преподаванием на языках местных национальностей. В школах используется письменность на русской графической основе, готовятся грамотные учителя из числа представителей данной национальности. Наряду с этим, особенно в период реакции - в 80-е гг., заметна тенденция к русификации образования. Так, например, с 1876 г. было запрещено использование украинского языка во всех учебных заведениях (включая частные) малороссийских губерний.

Перед самой революцией 1917 г. под руководством П.Н. Игнатьева были разработаны основы новой реформы, так и не состоявшейся. Ее основными идеями были: привлечение общественности к управлению образованием; автономия школ и большие права органов местного самоуправления в сфере образования; поощрение частной инициативы; создание единой школы с преемственностью всех ее ступеней; отделение школы от церкви; содействие развитию национального образования; отмена всех сословных, национальных и других ограничений; всеобщее обязательное начальное образование; совместное обучение мальчиков и девочек; свобода преподавания и отмена цензуры учебников; обновление содержания образования.

В этом проекте реформы отразились педагогические идеи, разработанные во второй половине XIX и начале XX века такими выдающимися русскими педагогами, как К.Д. Ушинский, Л.Н. Толстой, В.П. Вахтеров, П.Ф. Каптерев, Н.И. Пирогов, В.И. Чарнолуский. На этих идеях мы вкратце остановимся в специальном разделе данной статьи.

Советская школа до начала 30-х гг.

Уже в конце 1917 г. начала проводиться национализация всех типов учебных заведений. Школа была объявлена не только единой и трудовой, но и бесплатной, общеобязательной и общедоступной. Была заявлена преемственность ступеней образования, обеспечивалось равенство возможностей образования. Была осуществлена последовательная демократизация школы - участие в управлении образованием органов местного самоуправления, организация общественных школьных советов, отмена обязательных домашних заданий, отметок и экзаменов, введение программ только в качестве примерных, а также гибких учебных планов. Были предоставлены все возможности для педагогических экспериментов в духе прогрессивных идей российской и зарубежной педагогики, в частности, большое распространение получили метод проектов и Дальтон-план, предусматривавшие перенос акцентов на активную и самостоятельную (под руководством учителя) познавательную деятельность учащихся.

Введение всеобщего обучения и движение за ликвидацию неграмотности, в результате чего в городах были охвачены обучением все дети, в селах около половины, а уровень грамотности в обществе скачком вырос; борьба с детской беспризорностью; широчайшее распространение обучения на национальных языках, создание десятков новых письменностей и издание учебников; привлечение к педагогической деятельности лучших представителей старой дореволюционной интеллигенции и многое другое - это достижение советского образования 20-х гг.

Конечно, те идеалы, которые проповедовались тогда и позже, те ценности, которые были заявлены как ориентир для развития системы образования, и та практика, к которой в конце концов и довольно быстро пришла советская власть, - вещи совсем разные. В школе тех лет бился живой пульс творчества, а педагогика была ищущей, антидогматической. А главное - это была школа, пронизанная идеями развивающего образования, демократии, самоуправления и сотрудничества. В создании единой трудовой школы участвовали такие замечательные педагоги и психологи, как С.Т. Шацкий, Л.С. Выготский, А.П. Пинкевич, М.М. Пистрак.

Это образование было ярко идеологически окрашенным. Школа рассматривалась как орудие коммунистического перерождения общества, как проводник «идейного, организационного, воспитательного влияния пролетариата на непролетарские и полупролетарские слои». Основной целью школы объявлялось формирование нового человека; на практике же ставилась гораздо более узкая и ограниченная задача - обеспечить среднее и высшее профессиональное образование, необходимое в условиях ускоренной индустриализации страны. Отсюда резкое сокращение основного общего образования (преобладала семилетка) и распространение ФЗУ - фабрично-заводских училищ. Отсюда появление так называемых рабфаков, ускоренно и часто довольно халтурно готовивших детей рабочих и крестьян, не имевших законченного среднего образования, к поступлению в высшие учебные заведения (в основном технические). Выпускники рабфаков имели преимущества при поступлении.

Советская власть очень боялась «дурного» влияния старых, «буржуазных» специалистов на так понимаемое образование. Особенно пострадала вузовская профессура. Она постоянно подвергалась «чистке», все время была под жестким идеологическим контролем, кое-кого высылали (знаменитый «философский пароход»), кое-кого арестовывали по выдуманным обвинениям, а то и убивали (например, поэт Н.С. Гумилев был арестован и расстрелян по сфабрикованному «делу Таганцева» - это был профессор, выдающийся русский юрист). В 1928 г. были не заняты около четверти вакансий профессоров и ассистентов. Следовательно, необходимо было создать новый преподавательский корпус. Для этой цели была основана сеть Коммунистических университетов и Институтов красной профессуры. Уровень этой «профессуры» никого не волновал - важно было вытеснить старых преподавателей и заменить их новыми, идеологически выдержанными. В то же время вузы были лишены автономии, вновь, как сто лет назад, были закрыты кафедры философии (вместо них открывались кафедры, специализировавшиеся на марксизме-ленинизме), были закрыты юридические факультеты, а филологические и исторические преобразованы в факультеты общественных наук и педагогические, ставившие своей основной задачей подготовку учителей. Был ограничен прием студентов - дети дворян, духовенства и буржуазии в вузы вообще не принимались, строго проверялись социальное происхождение и «политическая грамотность» студентов и абитуриентов. П.Н. Милюков цитирует одного из тогдашних официальных педагогов: «Отбор исключительно даровитых и талантливых людей по крайней мере на ряд лет неприемлем. Он означал бы закрытие дверей высшей школы для пролетариата и крестьянства.

Российское образование в 30-80-х гг.

Сложившаяся к началу 30-х гг. в СССР тоталитарная государственная система не могла не отразиться и на школе. И.В. Сталин лично участвовал в разработке серии постановлений ЦК ВКП(б) 1931-1932 гг. о школе. Эти постановления полностью отменяли идеи единой трудовой школы. Вводились всестороннее централизованное управление и централизованный контроль. Вся деятельность школы, в том числе содержание образования, были подвергнуты унификации и жесткой регламентации. Вводились единые обязательные программы и учебные планы, единые стабильные учебники. Во главу угла были поставлены дисциплина и послушание, а отнюдь не развитие личности ребенка. Были строго запрещены любые эксперименты и творческий поиск, школа была сориентирована на традиционную методику и дидактику, восходящую к официальной дореволюционной школе. Происходила дальнейшая интенсивная идеологизация содержания образования.

Большая часть активно работавших в системе образования в 20-х гг. творчески мыслящих педагогов и психологов была отстранена, многие из них были репрессированы. Главным официальным педагогом страны был объявлен А.С. Макаренко, действительно бывший выдающимся практиком воспитания и образования в целом, но во многом развивавший как раз идеи прогрессивной российской педагогики и педагогической психологии 20-х гг. (В.Н. Сорока-Росинский, С.Т. Шацкий, Л.С. Выготский).

В течение 11 лет, с 1943 по 1954 г., обучение в школах было раздельным (мужские и женские школы). Была введена обязательная школьная форма, скопированная с гимназической.

В высших учебных заведениях произошел частичный возврат к прежнему положению: прагматическая ориентированность высшего образования сменилась общенаучной и педагогической, была восстановлена разрушенная в 20-е гг. университетская система, восстановлены гуманитарные факультеты, частично вузам предоставлялась автономия (например, снова была введена выборность ректоров, деканов, университетских и факультетских советов). Ограничения на прием студентов по социальному происхождению фактически были сняты. Однако в то же время продолжалась унификация учебных планов и содержания высшего образования, огромное место в этих планах занимали предметы идеологического цикла (история КПСС, диалектический и исторический материализм, политэкономия социализма и т.п.). Под строжайшим государственным и партийным контролем было содержание высшего образования, включая отдельные курсы. Многие профессора и особенно студенты выбрасывались из системы образования по идеологическим и политическим мотивам (так, даже в начале 70-х гг. известнейший филолог, профессор ЛГПИ им. А.И. Герцена Е.Г. Эткинд, выступивший свидетелем защиты на нашумевшем процессе И. Бродского, был лишен права преподавания в любых учебных заведениях и вообще оказался без работы (его не брали на работу даже в библиотеки и архивы), пока не эмигрировал во Францию).

В 50-60-х гг. продолжался процесс увеличения числа средних школ за счет начальных и неполных средних (в это время они уже были не семилетними, а восьмилетними). Открылись школы с углубленным изучением ряда предметов (так называемые спецшколы).

В конце 30-х гг. стало резко уменьшаться количество национальных языков, на которых велось преподавание в школах. Если в 1934 г. таких языков (в СССР) было 104, то к моменту последней переписи (1989 г.) их осталось всего 44. Многие народы России и других республик СССР были лишены уже существовавших письменностей, на их языках перестали выходить учебники, книги, газеты и журналы. Была провозглашена официальная политика, направленная на массовое двуязычие всех народов России («русский язык как второй родной язык»).

Негативные тенденции в российском образовании, проявлявшиеся уже в 30-х гг., к началу 80-х все больше укреплялись. Стало падать качество обучения, особенно в маленьких городах и сельских местностях. Еще больше стало в школах унификации и уравниловки - дошло до того, что во всей России от Калининграда до Чукотки все уроки того или иного предмета в том или ином классе были одинаковыми. Ведь учебник был один, стабильный, программа была одна, общеобязательная, учебный план тоже один. А что касается дидактики и методики преподавания, то даже в 1982 г., когда вся эта авторитарная и унифицированная система стала разваливаться, появилось знаменитое «инструктивное письмо» Министерства просвещения РСФСР, где говорилось: «…за последнее время участились случаи, когда… увлекаются непроверенными педагогическими и методическими новациями, побуждают учителей овладевать ими, опираясь при этом не на приказы, инструктивные письма, методические рекомендации и научные положения, изложенные в утвержденных Министерствами просвещения СССР и РСФСР учебниках по педагогике, психологии и частным методикам, а на публикуемые в порядке дискуссии или информации статьи на страницах газет и журналов».

Фактически игнорировались индивидуальные особенности детей и подростков, весь учебный процесс был ориентирован на несуществующего «среднего» ученика. И отстающие (независимо от действительных причин такого отставания), и одаренные дети оказались в маргинальной позиции, в зоне риска. Резко ухудшилось физическое и психическое здоровье учащихся. Закрытость школы, ее изолированность от общества привели, в частности, к росту инфантилизма, потере школой ответственности перед обществом и государством за судьбу подрастающего поколения. Упал даже сам социальный престиж образования.

На всех уровнях системы образования не было права выбора и самостоятельного решения. Директор школы превратился в госчиновника, он мог лишь реализовать указания свыше, и главным критерием его хорошей работы стал уровень формальной успеваемости (что, естественно, приводило сплошь да рядом к прямому мошенничеству) и «воспитательной работы». Учитель был лишен права на творческий поиск, он был загнан в жесткую клетку общеобязательного учебника, унифицированной программы, диктуемых министерством дидактических и методических требований. Ученик не мог выбирать свою собственную образовательную траекторию, даже в школу он формально мог поступить лишь в границах своего микрорайона. Педагогическая и родительская общественность была фактически отключена от участия в деятельности органов образования, даже Академия педагогических наук была де-факто подчинена министерству и финансировалась из его бюджетных средств. Многие «реформы», спускавшиеся в школу сверху, были фиктивными и нереализуемыми. Кроме соединения общего образования с профессиональным (о чем уже говорилось выше), было заявлено о введении всеобщего обязательного среднего образования (что в масштабах страны было совершенно бессмысленно и даже сейчас не может быть реализовано). Была сделана попытка ввести всеобщее начальное образование с 6 лет; это имело негативные последствия. Во второй половине 80-х гг. - так сказать, напоследок - был сделан еще один кавалерийский наскок, так же плохо подготовленный, как и предыдущие, - в части детских садов и школ было введено раннее обучение иностранным языкам (без учебников, без специально подготовленных преподавателей…). Фиктивной была и шумно пропагандировавшаяся глобальная школьная реформа 1984 г.: она лишь обострила те тенденции и противоречия, которые угрожали прогрессивному развитию российской школы.

В то же время в российской педагогике и педагогической психологии появлялись и укреплялись прогрессивные тенденции. В 60-70-х гг. огромное влияние на школу оказали идеи директора сельской школы на Украине Василия Александровича Сухомлинского, призывавшего к формированию «мыслящих личностей» и к утверждению в школе гуманистической педагогики. Для Сухомлинского главной целью воспитания было свободное развитие ребенка как активной личности. В 70-80-х гг. широко известными стали имена Ш.А. Амонашвили, В.Ф. Шаталова, С.Н. Лысенковой, Е.Н. Ильина, В.А. Караковского и др. - педагогов-экспериментаторов, противопоставивших свои педагогические убеждения, свои методы и находки догмам официальной педагогики (именно о них, хотя и без упоминания фамилий, говорится в цитированном выше «инструктивном письме»). Они объединились вокруг «Учительской газеты», возглавлявшейся тогда В.Ф. Матвеевым, где были опубликованы два их совместных манифеста под лозунгом «педагогики сотрудничества». Еще одной яркой фигурой тех лет был выдающийся педагог и журналист С.Л. Соловейчик. Их деятельности посильно препятствовали и министерство, и Академия педагогических наук. Параллельно в российском образовании утверждались новые, гуманистически и личностно ориентированные, психологические концепции учения: это были концепция Д.Б. Эльконина - В.В. Давыдова и концепция Л.В. Занкова. (Не случайно в 1983 году Давыдов был снят с поста директора академического Института общей и педагогической психологии и исключен из КПСС, а руководимый им коллектив разогнан).


2. История становления профессионально-педагогического образования в России


2.1 Общая характеристика профессионально-педагогического образования в России в период второй половины XIX -1917 гг.


Педагогическое образование есть важнейшая составная часть всей российской системы образования, ее одно из ключевых звеньев, которое во многом, если не решающей степени, определяет качество и перспективы ее развития. Как относительно самостоятельная подсистема, педагогическое образование трактуется в двух смыслах - узком и широком.

Чаще всего педагогическое образование рассматривается как система подготовки, главным образом, специалистов общего (дошкольного, начального, основного и полного общего) образования (педагогическое образование в узком смысле). В широком смысле к педагогическому образованию относят также педагогическую подготовку всех лиц, причастных к образованию и воспитанию подрастающих поколений (например, педагогическое образование родителей). Образовании лиц, ведущих подготовку в учреждениях профессионального (начального, среднего и высшего) образования, а также в учреждениях дополнительного образования, включая систему переподготовки и повышения квалификации [23, 1].

Профессионально-педагогическое образование является относительно самостоятельным видом педагогического образования.

Профессиональное образование как часть общественной жизни возникает на определенном историческом этапе и развивается в единстве теоретического и практического компонентов. В связи с этим в нашем исследовании исторический процесс развития профессионального образования представлен, с одной стороны, его институализацией (возникновением, развитием, упорядочением общественных институтов - учебных, методических, управленческих, обеспечивающих начальное профессиональное образование), а с другой стороны, генезисом теоретико-педагогических и методических основ начального профессионального образования (А.М. Новиков, Л.Я. Гришина и др.).

Периодизация профессионального образования произведена на основе цивилизационно-парадигмального подхода к анализу исторического процесса (М.В. Богуславский, Г.Б. Корнетов, Н.В. Назаров, О.Б. Широких). Выделение этапов позволяет более обстоятельно и точно характеризовать динамику развития профессионально-педагогического образования.

Период со второй половины XIX в. - 1917 г. рассматривается как время становления системы отечественного профессионального образования. На первом этапе (1860 - конец 1880 гг.) этого периода под влиянием социально-экономических, политических и социокультурных факторов происходит бурный количественный рост учреждений профессионального образования в торговой, финансовой, технической, транспортной, художественной, сельскохозяйственной сферах. Слабость государственной политики в области профессионального образования на этом этапе приводила к преимущественному распространению частной и общественной инициативы в этой области, «разнобою» в содержании учебных планов, программ, методик, стихийно возникающих на местах подготовки кадров. Вместе с тем 1860 - конец 1880 гг. стали временем повышенного внимания к профессиональному образованию со стороны видных ученых, педагогов и общественных деятелей (Е.Н. Андреев, В.К. Делла-Вос, А.Г. Неболсин, А.Д. Путята, К.Д. Ушинский, А.И. Чупров, И.И. Янжул и др.). В их трудах и выступлениях появляются идеи повышения эффективности профессионального образования через усиление общеобразовательной подготовки, обучения специалистов нескольким смежным профессиям, единства теории и практики профессионально-педагогического образования, использование труда как средства умственного и нравственного воспитания, разработки специальных методических приемов. Однако практическая реализация этих идей была осуществлена позже. Противоречия между потребностями общественного производства и недостаточностью государственного их разрешения приводят к отставанию практики профессионального образования от теоретических разработок рассматриваемого этапа.

Второй этап (конец 1880-х гг. - начало XX в.) характеризуется упорядочением разрозненных учебных заведений и формированием системы начального профессионального образования. Главными достижениями этого этапа стало принятие ряда государственных документов - Законов, Уставов, Положений, направленных на установление соответствия системы учебных заведений требованиям экономики и педагогической науки, типизацию, установление для них единого плана, срока подготовки, определение соотношения общеобразовательного и специального компонентов начального профессионально-педагогического образования исходного общеобразовательного уровня учащихся и т.п. В это время начато разделение низшей и средней подготовки в учреждениях профессионального образования. Появляются учебные заведения для женщин. Начинается реализация на практике перспективных педагогических идей предшествующего этапа, улучшается общеобразовательная и общетехническая подготовка учащихся. Разрабатывается первая концептуальная основа развития начального профессионального образования - «Проект Общего нормального плана промышленного образования в России» (1884 г.), в русле которой шло развитие профессионального образования вплоть до Октября 1917 г. Формируется ряд новых теоретических идей: специальная подготовка преподавательских кадров для профессионального образования, методическая подготовка мастеров; преемственность учебных заведений различных уровней. Обогащаются методики профессионального образования (И.А. Анопов, С.А. Владимирский, И.А. Стебут, И.А. Вышнеградский и др.). Вместе с тем сохраняются тенденции к малочисленности государственных учреждений профессиональной подготовки, отставанию государственной политики от образовательной практики, минимизации расходов на начальную профессиональную подготовку, существованию архаичных форм профессионально-педагогического образования.

Третий этап (1910-1917 гг.) стал временем качественного перелома исследуемой области, связанного с усилением роли педагогических идей в развитии профессионального образования, осуществлением реформ перспективного, а не «догоняющего» характера. В это время создается инновационный тип учебного заведения (политехнические, технические курсы - техникумы), появляются идеи преобразования начального профессионального образования на основе педологии, психотехники, инженерной психологии (А.К. Гастев, Н.А. Бернштейн, П.П. Блонский, М.Я. Басов, С.Г. Геллерштейн и др.), возможность реализации которых открылась на следующем этапе.


2.2 Профессионально-педагогическое образование в России с 1917 г. по XXI век


После Октября 1917 г. наступает новый период в развитии профессионального образования (1917-1990 гг.), отличающийся от предшествующих этапов, прежде всего новой государственной идеологией (государственность, всеобщая трудовая подготовка, доступность, преемственность, бесплатность, светскость, коммунистическая идейность и др.) в области профессионального образования. Развитие профессионального образования в период 1917-1990 гг. можно охарактеризовать как динамичный противоречивый процесс, в котором проявляется как отрицание предшествующего опыта и достижений, так и возвращение к ним [3, 104-107].

На первом этапе (1917 - конец 1930 гг.) данного периода происходит ликвидация или трансформация ранее созданных курсов, школ, училищ, открытие новых типов учебных заведений профессионального образования (школы ФЗУ, техникумы). Ведущими идеями этого этапа, распространившимися на область начального профессионального образования, выступают политехнизм, единство школы, равноправие мужчин и женщин, взаимосвязь общего и специального образования, созидающий творческий характер учебного процесса. Либерализация педагогического творчества на этом этапе выражается в отмене дореволюционных программ, планов, методик подготовки и предоставлении свободы в их разработке непосредственным участникам образовательного процесса. Часть прогрессивных педагогических идей предшествующего этапа (педология, инженерная психология, психотехника) находит свое использование во вновь разрабатываемых методиках начального профессионального образования (А.К. Гастев, Л.В. Моисеев, М.Я. Бескин и др.). Создаются новые научные центры - Центральный институт труда, НИИ промышленных кадров, отраслевые НИИ, изучающие различные аспекты начальной профессиональной подготовки. Теоретические дискуссии, столкновение различных точек зрения, плюрализм и свобода педагогического творчества делают данный этап временем инновационных методических находок (система свободного коллективного продвижения бригад, лабораторный и проектный метод, соединение обучения с производственным трудом и др.). Однако в середине 1930-х гг. наступает перелом в развитии профессионального образования, связанный с общими тенденциями развития нашей страны [4, 67-71].

На новом этапе его развития (конец 1930-1958 гг.) на смену плюрализму и свободе приходит единообразие и жесткая централизация. Закрываются научные центры, журналы, часть научных областей (педология, психотехника, психология труда) прекращает свое существование, что негативно отражается на содержании и методике профессионального образования. Это время характеризуется существенным обеднением методик, слабым развитием методической службы учреждений начального профессионального образования, нарушением их взаимосвязи с производственными и сельскохозяйственными предприятиями. Наряду с этим усиливается значение теоретической подготовки, качества уроков как основной формы профессионального образования. Централизация и функционирование начального профессионального образования в условиях системы Государственных трудовых резервов (1940-1950 гг.) обеспечивает стабильность, преемственность, плановость подготовки кадров. Однако директивный характер теоретико-методического и организационного сопровождения профессионального образования, отказ от прогрессивного наследия прошлого приводят к негативным последствиям. Возможность оценить и преодолеть недостатки появляется в конце 1950-х гг., когда отставание профессиональной подготовки от потребностей развития промышленности становится все более очевидным. Для анализа профессионального образования этого времени создаются специальные правительственные и ведомственные комиссии. Среди главных недостатков ими были названы отставание педагогической теории от нужд подготовки кадров и низкий уровень методического обеспечения учебного процесса в учреждениях начального профессионального образования [7, 79].

Результатом работы по совершенствованию начального профессионального образования, проводимой на следующем этапе его развития (1958 - конец 1980 гг.), стало создание постоянно действующей методической службы. Она была построена по единому образцу и функционировала на основах плановости, централизации, иерархии. Организация, содержание и формы методической работы в учреждениях профессионального образования на этом этапе становятся главным звеном его совершенствования и развития. В результате к 1970-1980 гг. была достигнута определенная стабилизация методической работы, внедрение единых для всех учреждений форм ее организации. Однако полностью преодолеть существующие противоречия между теорией и практикой, новыми требованиями к подготовке кадров и традиционными способами ее реализации в учреждениях профессионального образования не удалось.

В 1990 г. начинается качественно новый период в развитии профессионального образования, связанный с коренными преобразованиями его системы. Стихийная реорганизация ранее созданных учебных заведений, появление новых типов (лицеи, колледжи, высшие профессиональные училища), интегрирующих начальную и среднюю подготовку, к началу XXI в. сменяется разработкой нормативных документов, устанавливающих несколько основных типов учебных заведений профессионального образования и стандартизирующих содержание профессионального образования (Закон РФ «Об образовании», Типовое положение об учреждении начального профессионального образования, Закон г. Москвы «О начальном и среднем профессиональном образовании» и др.). Вместе с тем потребности общества в качественно новом уровне профессионального образования (формирование ключевых компетентностей, способности к профессиональному саморазвитию, креативности, конкуренции на рынке труда и др.) вступают в противоречие с традиционными формами и методами подготовки квалифицированных кадров, созданными в период стабильности. Проблема определения путей развития начального профессионального образования, обновления его концептуальных и технологических основ в настоящее время до конца не решена. Обращение к историческому опыту прошлого позволяет увидеть некоторые перспективные его элементы как в области общепедагогических идей, так и в организации методического их сопровождения [6, 71-76].

Такими приоритетами выступают идеи субъектности, личностно-ориентированного (развивающего) подхода, фундаментализации подготовки, адаптивности организационных форм и технологий профессионального образования, инновационных форм организации методической работы (А.М. Новиков, В.А. Сластенин, И.П. Смирнов Ю.А. Якуба и др.). Происходящее обогащение теории начального профессионального образования требует отказа от архаичного построения методической службы, не позволяющего эффективно функционировать в качестве опосредующего звена между современными педагогическими концепциями и практикой их реализации в системе профессионального образования (В.А. Скакун, Т.А. Сергеева, Н.М. Уварова и др.). Перспективным направлением развития методической службы учреждений профессионального образования является переход от ее традиционной организации по предметному принципу к структурно-функциональной модели.

Радикальные изменения в целях, структуре, содержании и технологии педагогического образования стали вновь необходимы после Всесоюзного съезда работников народного образования, состоявшегося в декабре. 1988 года. Реформа педагогического образования особенно активно развернулась с 1990 г. на фоне деполитизации образования, децентрализации и регионализации управления им, демократизации жизни школы. Исключительно важным является тот факт, характеризующий становление нового этапа в развитии российского образования, в том числе педагогического, что управление им перестает постепенно носить политизированный характер, а становится объектом законодательного регулирования, что и должно быть в правовом государстве. Первым таким законом стал, как известно, Закон Российской Федерации «Об образовании», принятый в 1992 г. и действующий сегодня в редакции Федерального закона от 13 января 1996 г.

Предстояло также решить ряд стратегических задач, отражавших достижения современной педагогической науки, ожидания учительской общественности и социально-экономических и политико-культурных преобразования в стране. Разработка новых подходов к педагогическому образованию осуществлялась в русле общих тенденций преобразования высшего образования России, к которым относились философская, методологическая и теоретическая фундаментализация содержания подготовки педагогов, обеспечение целостности образовательных программ, ориентация обучения и воспитания на общечеловеческие ценности, личностное и профессиональное развитие студентов-педагогов и др.

В основу обновления современного российского педагогического образования положена личностно-ориентированная концепция, которая опирается на культурно-исторические и деятельностный подходы, глубоко разработанные в трудах таких отечественных ученых-педагогов и психологов, как Л.С. Выготский, А.А. Леонтьев, Д.Б. Эльконин, Э.В. Ильенков, В.В. Давыдов, Г.П. Щедровицкий и др.). Главный тезис концепции связан с переосмыслением роли предметной подготовки. В отличие от предшествовавшей парадигмы педагогического образования, суть которой в знании учителем (преподавателем) своего предмета и его ясном изложении, а также в знании четко определенной методики преподавания данного учебного предмета и неукоснительном следовании ей, личностно-ориентированная концепция предлагает парадигму «Сделай предмет преподавания средством развития ученика». Тем самым, овладение предметом преподавания становится подчиненным целям развития, что, однако, совсем не означает снижения качества и объема подготовки студентов по предмету [5, 233-236].

В настоящее время достаточно отчетливо выделяются три образовательные модели реализации современного педагогического образования: многоуровневая (традиционная), ориентированная на подготовку специалиста для одного определенного вида профессиональной деятельности; многоступенчатая, позволяющая выпускникам однопрофильных педагогических училищ (колледжей) продолжать обучение в вузе, начиная со 2-го или 3-го курса, по специально разработанной сокращенной программе (так называемые «сопряженные» учебные планы), и многоуровневая система, соответствующая условиям непрерывного образования, которая в педагогических вузах России фактически начала реализовываться после принятия Закона РФ «Об образовании» с 1992 г. и разработки первых государственных образовательных стандартов, в которых особое место занимают требования к подготовке специалиста педагогического профиля. Среди таких требований выделены требования, относящиеся к четырем блокам дисциплин: общекультурным, психолого-педагогическим, медико-биологическим и предметным.

На темпах реформирования профессионально-педагогического образования в середине 1990-х гг. негативно сказывалось общее тяжелое экономическое положение России. Преподаватели педагогических, как, в общем-то, и всех остальных, вузов испытывали множество трудностей, особенно связанных с более чем низким уровнем оплаты труда и задержками выплат. С осени 1993 г. было практически прекращено финансирование хозяйственных нужд вузов. Не выделялись средства на приобретение учебной литературы и технических средств обучения. В этой связи нельзя не вспомнить самый первый Указ Президента РСФСР Б.Н. Ельцина от 11 июля 1991 г. №1 «О первоочередных мерах по развитию образования в РСФСР», в котором предусматривались действительно, как многим казалось, меры, способные вывести образование, в том числе педагогическое, из тупика, в котором оно оказалось к концу 1980-х гг. В частности, пунктом 2 Указа предполагалось осуществить с 1 января 1992 года повышение заработной платы работникам системы образования таким образом, чтобы довести размеры средних ставок и должностных окладов профессорско-преподавательского состава высших учебных заведений до уровня, в два раза превышающего уровень средней заработной платы в промышленности РСФСР, а учителей и других педагогических работников - до уровня не ниже средней заработной платы в промышленности РСФСР. Но, как известно, этот Указ в данной части так и оказался невыполненным [23, 1].

Говоря о конце XIX - начале XXI в., в целом можно сделать вывод, что это был очень сложный и неоднозначный период в развитии отечественной школы, профессионально-педагогического образования и педагогической мысли. Характерной особенностью его было развертывание мощного общественного движения за реформирование школы и системы образования, которые уже не могли удовлетворить социальные и экономические потребности развивающегося общества.

Особенностью и своеобразием развития педагогической мысли в России этого периода являлся факт бурного развития наук о человеке, что позволило ученым-педагогам не только поставить в центр внимания изучение личности ребенка как сложной развивающейся системы, но и учитывать интересы, потребности и склонности самих детей, их природные возможности и дарование. Такой подход привел педагогов к большему пониманию необходимости использования в педагогике новых методов, позволяющихся не только выявлять индивидуальные особенности ребенка, но и активно способствовать их развитию. Поиски новых путей образования и воспитания ребенка способствовали развитию плюрализма в подходах к решению этой проблемы и в связи с этим к оформлению ряда более или менее развитых педагогических концепций, которые сохранили свое влияние на дальнейшее развитие педагогической науки.

Образовательная реформа конца 80-х - начала 90-х гг.

В 1988 г. приказом тогдашнего министра (председателя Госкомитета СССР по народному образованию) Г.А. Ягодина при Госкомитете был создан Временный научно-исследовательский коллектив (ВНИК) «Школа» во главе с известным педагогом и публицистом Э.Д. Днепровым. В него вошли или так или иначе сотрудничали с ним многие думающие педагоги и психологи страны. Целью создания ВНИКа была разработка принципиально новой образовательной политики, основанной на идеях развития личности школьника, вариативности и свободного выбора на всех уровнях образовательной системы, превращения образования в действенный фактор развития общества.

Были разработаны и в декабре 1988 г. одобрены Всесоюзным съездом работников образования следующие основные принципы: демократизация; плюрализм образования, его многоукладность, вариативность и альтернативность; народность и национальный характер образования; открытость образования; регионализация образования; гуманизация образования; гуманитаризация образования; дифференциация образования; развивающий, деятельностный характер образования; непрерывность образования. В течение полутора лет реализация новой реформы задерживалась и по-настоящему началась только с назначением Э.Д. Днепрова в 1990 г. министром образования РСФСР (и затем РФ).

Параллельно с реформой среднего образования в конце 80-90-х гг. осуществлялась и реформа высшего образования. Ее основным содержанием были гуманизация и фундаментализация образовательных программ, рационализация и децентрализация управления вузами, диверсификация образования и введение его многоуровневой структуры, дальнейшее развитие демократизации и самоуправления в вузах. Однако эта реформа осталась не доведенной до логического конца; в частности, не решены проблемы многоканальности финансирования вузов, осталось почти без изменений высшее педагогическое образование и мн. др.

После 1985-го, а особенно после 1991 г. резко изменилось к лучшему положение с национальным образованием. Многие языки народов РФ, ранее бывшие бесписьменными, получили письменность и стали предметом обучения в школах. Благодаря введению так называемого национально-регионального компонента содержания школьного образования стало возможным обучать детей истории и культуре народа (региона).


Заключение


Знания по истории развития профессионально-педагогического обучения имеют большое мировоззренческое и профессионально-воспитательное значение в общей системе обучения профессионально-педагогических кадров, они необходимы для решения современных проблем обучения, поскольку обеспечивают исторический подход к изучению связей методической мысли с педагогикой, дидактикой и другими учебными дисциплинами.

Представление истории развития методики профессионального обучения как борьбы идей, мнений и концепций исследователей приобретает особое значение, поскольку дает возможность «заглянуть» в образовательный процесс прошлого, понять современные тенденции образования, интегрировать прогрессивные системы, методы и приемы обучения в современный образовательный процесс, предвидеть тенденции развития технологий обучения в будущем.

Для обновления современной образовательной системы, духовного возрождения прогрессивных отечественных традиций, необходимо всестороннее изучение и творческое использование исторического опыта с выявлением степени социальной значимости профессионального образования, отражающего не только уровень культуры материального производства, но и состояние общеобразовательной, профессиональной и духовной культуры. Прежде всего, важно учесть, что образовательная политика носит исторический характер, поэтому необходим теоретический анализ с критическим осмыслением как позитивного, так и негативного опыта её различных аспектов. Определив содержание каждого из них с учётом уроков прошлого, можно выстроить оптимальную для личности и общества образовательную систему. Именно поэтому высокую научную и практическую актуальность имеет комплексное изучение и обобщение богатейшего отечественного опыта по формированию интеллектуального потенциала общества, составляющего одну из основных функций профессионально-образовательной системы.


Список литературы


1)Пряникова В.Г. История образования и педагогической мысли / В.Г. Принякова. - М.: 1995. - 356.

2)«История образования и педагогики» под редакцией А. Спивакова, Москва, 2005 г.

)История педагогики. Часть 2 / Под ред. Пискунова А.И. - М.: ТЦ СФЕРА, 1998

)История профессионального образования в России / Российская академия образования. Ассоциация» Профессиональное образование». Центр непрерывного образования. Института истории и теории педагогики РАО; Под науч. ред. С.Я. Батышева и др. - М.: Профессиональное образование, 2003.

5)«Психология и педагогика» под редакцией В.А. Сластёнина, Москва, 2008 г.

6)«Педагогика профессионального образования» под редакцией В.А. Сластёнина, Москва, 2006 г.



Благотворительность

Загружая свои работы, Вы помогаете не только студентам, но и людям, которым Ваша помощь действительно нужна. Чем именно это помогает? Читать дальше…..