Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Феодальное право в странах западной Европы






Содержание


Вступление

1. Источники феодального права

2. Юристы и применение права

3. Судоустройство и судопроизводство

4. Имущественные правоотношения

5. Семейное право

6. Уголовное право

Выводы

Литература


Вступление


Средними веками в Европе ученые называют период от падения Западной Римской империи (476 г.) к падению Восточной Римской империи или Византии (1453 г.). Это время существования особого общественного порядка, который пришел на смену рабовладельческому. Феодальное общество так же, как и рабовладельческое, было классовым, оно базировалось на эксплуатации человека человеком. Отличие состоит в том, что за феодализма трудящиеся были уже не рабами, а лишь лично зависимыми от своих господ, в ли худшем случае, крепостными представителей господствующего класса, который назывался классом феодалов. Феодализм как общественный порядок был неминуемой и необходимой стадией в истории развития человечества, но в сравнении с рабовладельческим порядком он выступает более прогрессивным явлением, хотя характеризуется еще слабым общественным разделением труда.

Феодализм был более прогрессивным в сравнении с рабовладельческой общественно-экономической формацией. Его экономической основой являлась собственность феодала на средства производства и неполная собственность на непосредственного производителя.

Известные два основных пути становления феодализма:

1) возникновения феодализма и, соответственно, феодального государства и права, непосредственно из первобытнообщинного порядка, минуя рабовладельческую общественно-экономическую формацию и рабовладельческое государство и право. Такой путь прошли германцы, славяне и много других народностей.

2) формирования феодальных отношений в недрах рабовладельческого порядка, преобразование рабовладельческого общества в феодальное, а рабовладельческого государства и права - в феодальное государство и право. Этот путь характерный, например, для Византии.

Феодализму был присущий более высокий уровень развития продуктивных сил. В новых экономических условиях господствующий класс не был заинтересован в эксплуатации рабской работы, она была невыгодной экономически.[9;112]

В период феодализма основной производитель, лишенный собственности на землю, все же имел средства производства, свое частное хозяйство, но был вынужден отдавать часть своей работы или ее плодов - феодалу.

Феодальное право франков, Франции, Англии, Германии и стран Центральной и Восточной Европы в полной мере отразило всю своеобразность феодального общества в отдельных европейских странах, а вместе с тем и общие закономерности, присущие развитию феодального права вообще.



1. Источники феодального права


По характеру источников права средневековая Франция распадалась на две большие области — север и юг.

На севере Франции преобладало неписаное, обычное право. В основе его лежали варварские правды V-VII веков, так или иначе приспособляемые к феодальным отношениям. К этому правовому материалу прибавились с течением времени обычаи, выросшие из судебных решений по конкретным делам, королевские "капитулярии", ордонансы и пр. На юге страны, где экономические отношения были более развиты, чем на севере, удержалось видоизмененное римское право (применявшееся со времен римского господства). Соответственно с тем юг называли "страной писаного права", а север — "страной обычного права".

Старые германские обычаи действовали и по всей Германии. На их основе развился так называемый феодальный кодекс — смесь обычаев, регулировавших отношения сюзеренитета-вассалитета, феодальной собственности и пр.

В отличие от обычного права государств континентальной Европы, английское обычное право было общим для всей страны. Этому способствовала деятельность высших судов. Важное значение имели также королевские "ассизы" — законы. Они изменяли и дополняли старинные правовые обычаи, восходившие к судебникам англосаксонских королей.

Переломными для истории европейского права были ХП-ХШ века. В это время появляются первые кодификации (сборники) права, начинается рецепция римского права, возникает городское право, все большее распространение получает право каноническое.

Самой ранней попыткой кодификации феодального права был составленный в ХІІ веке Ломбардский сборник. Он содержал в себе нормы права, выработанные в судах Милана и других североитальянских городов.

Ломбардский сборник послужил образцом для Франции. В течение ХІІІ столетия здесь появляется немалое число собственных правовых компиляций. Составлялись они частными лицами и потому имели главным образом справочный характер. Наиболее важной из этих компиляций были Великие кутюмы Нормандии (около 1275 г.).

Большую известность приобрела компиляция местного права, составленная профессиональным юристом (бейлифом и сенешалом) Бомануаром. Она выходит за пределы собственно округа Бове, толкуя о многих таких нормах, которые были приняты в других провинциях (о праве крестьян продать и заложить свой надел, купить землю, лежащую за пределами своей провинции и т. д. Бомануар же написал, что, если кредитор говорит, что он дал взаймы, но не получил долга, а должник утверждает, что он его возвратил (уплатил) и не будет представлено доказательств ни с той, ни с другой стороны, должно довериться должнику).

Сборники, фиксировавшие местные обычаи (кутюмы), давали им толкование, способствовали единообразному применению права.

В XV столетии во Франции насчитывалось около 60 больших сборников кутюмов и не менее 300 малых. Можно вполне понять Вольтера, писавшего: "Когда путешествуешь по Франции, то меняешь законы всякий раз, когда меняешь лошадей".

Большой известностью пользовались немецкие компиляции ХІІІ столетия, особенно Саксонское зерцало и Швабское зерцало.

Первое, написанное в 1230 году, принадлежит перу судьи Эйке фон Ребхофа. Первоначально оно было написано по-латыни, затем переведено на немецкий.

Саксонское зерцало состоит из двух частей. В первой излагается "земское право", северо-восточных областей Германии. К нему относились нормы государственного, гражданского, уголовного и процессуального права. Во второй части излагается "ленное право" — нормы, регулировавшие отношения между феодалами.

Кодекс проникнут идеями верховенства князей над императорами, независимости отдельных областей Германии. В этом смысле он достойный предшественник "Золотой буллы".

Появившееся позднее Швабское зерцало воспринимает некоторые принципы Саксонского зерцала, но ориентируется главным образом на право южногерманских областей.

По особому пути в том же ХIII столетии шло развитие английского права. С этого времени здесь стали записывать в особые книги — свитки тяжб — судебные решения, вступившие в законную силу.

Постепенно входит в жизнь правило, что судебные решения, вынесенные вышестоящим судом и занесенные должным образом в свитки тяжб, имеют силу закона для всех нижестоящих судов, когда они рассматривают аналогичное дело или сталкиваются с аналогичной ситуацией. На эти решения можно было ссылаться, как ссылаются на закон. Так возник и утвердился в Англии судебный прецедент — узаконенный пример для решения аналогичных дел. Совокупность прецедентов составила в своей основе общее право Англии.

Возникновение общего права не может считаться вопросом вполне выясненным. Полагают, что разъездные королевские судьи, отправляя правосудие на местах, руководствовались местными обычаями, о которых они узнавали через присяжных. Возвращаясь к себе в Вестминстер — резиденцию высших судов в Англии, — они отбирали "лучшее" в массе местных обычаев или попросту отдавали предпочтение тому или другому из известных им обычаев.

Это стремление вполне объяснимо, если иметь в виду, что Англии удалось избежать распадения на уделы и сохранить от времен нормандского завоевания весьма сильную центральную власть, а значит, и единую для всей страны администрацию. Разнообразие правовых обычаев было для нее нетерпимым явлением.

Постепенно стало считаться, что самой существенной частью прецедента является не столько само решение, сколько его обоснование, и таким образом судьи не были обязаны следовать буквальному тексту предшествующего решения.

В практике применения прецедентов старые англосаксонские обычаи стали дополняться и видоизменяться еще и под воздействием реципированного римского и канонического права, а еще больше в результате произвольного толкования обычая.

Наиболее важные решения стали издаваться в виде Ежегодников.

Что касается компиляций, то наибольшим авторитетом пользовался сборник известного юриста Гленвила (ХII в.). Нельзя не сказать и о судье Королевской скамьи Брактоне, авторе трактата "О законах и обычаях Англии" (сер. ХIII века).

Самым же значительным сборником английского феодального права следует считать так называемый Fleta, составленный неизвестным лицом в лондонской тюрьме (Флит) около 1290 года.

Общее право представляется обычно гибким, то есть легко приспособляющимся к новым обстоятельствам, но поначалу оно таким не было. Судьи тяготели к строгой формальности, к "отвердеванию" прецедента. Они выработали 39 так называемых приказов, под которые стремились подводить все возможные варианты исковых притязаний. А когда это не удавалось, отказывали в иске.

Но жизнь, в особенности экономическая, не терпит застывших форм регулирования. Стороны стали искать защиты у короля и его администрации. Они справедливо ссылались на ущерб, причиняемый им судами общего права, терявшимися, например, перед таким новым для них делом, как фрахт морских судов или что-нибудь в том же роде, чего не знали и не могли знать старинные обычаи англосаксов.

Тогда-то и возникают уже упоминавшиеся нами суды справедливости. Первым из них был суд лорда-канцлера, действовавший по поручению самого короля. Суд справедливости не был связан не только нормами общего права, но и никакими нормами права вообще: каждое его решение было правотворчеством в собственном смысле, и это считалось естественным, поскольку он действовал по прямому поручению короля.

Постепенно вошло в обычай, что решения лорда-канцлера имеют значение прецедента, подобно решениям судов общего права, но только для судов справедливости.[13;187]

Таким образом возникли две системы прецедентного права, из которых последняя отличалась большей приспособляемостью к меняющимся условиям жизни.

Начиная с XIV века все большее значение приобретают такие источники права, как закон, королевское распоряжение, решения высших судов.

Во Франции в интересах объединения страны с помощью легистов, приглашенных в королевскую курию, издаются ордонансы, эдикты и другие акты по вопросам уголовного, гражданского и процессуального права. Их действие распространялось на всю страну. То же значение имела деятельность парижского парламента.

В Англии начиная с ХIII века издаются статуты и ордонансы по различным вопросам права. Статутами назывались акты парламента, получившие утверждение (санкцию) короля; ордонансами — акты самого короля.

В более позднее время, в ХVII столетии, во Франции издаются систематические собрания законов вроде Торгового или Морского кодексов, а также более известного Большого ордонанса 1670 года, кодифицировавшего процессуальное право.

Тем не менее, кутюмы оставались, а вместе с ними и раздробленность права, его партикуляризм.

Среди немецких кодификаций права XVI-ХVIII веков заслуживает быть отмеченной знаменитая "Каролина", изданная вскоре после поражения Крестьянской войны 1525 года (в 1532 г.).

В качестве единого свода законов для всей громадной, пестрой по своему составу Германской империи "Каролина" (названная так по имени императора Карла) могла бы иметь уже по одному этому — известное положительное значение. Но ее "всеобщность" значительно умалялась оговоркой, принятой по настоянию князей: "Мы не желаем, однако, лишать курюрстов, князей и сословия их исконных, унаследованных и правомерных обычаев".[8;110]

"Каролина" объявляет уничтоженными такие старые обычаи, "неразумность" которых была очевидна: захват корабля со всем его имуществом в случаях, когда он терпит крушение; самовольное присвоение опрокинувшегося воза; арест с целью получения выкупа — эти и некоторые другие обычаи старого германского феодального права, узаконенные в интересах дворянства.

Вызванные интересами развивающихся товарных отношений, эти постановления могли бы принести пользу. Но они тонули в массе мер террористического характера, направленных против крестьян.

В то самое время, когда, повинуясь законам первоначального капиталистического накопления, тысячи крестьян, должны были расстаться с привычными условиями существования, "Каролина" постановляла, что так называемых злостных бродяг "должно предавать смертной казни мечом... как только они попадут в тюрьму, невзирая на то, что они не совершили какого-либо иного действия".

Устрашения ради "Каролина" сохраняла такие виды смертной казни, как сожжение, четвертование, колесование, повешение, утопление, погребение заживо, волочение к месту казни, терзание калеными щипцами (перед смертной казнью).

Процессуальные постановления, составляющие главное содержание кодекса, увенчиваются признанием допроса под пыткой, характер которой — продолжительность, суровость — предоставляется "усмотрению благонамеренного и разумного судьи".

Предписывается, чтобы арестованному не рассказывалось об обстоятельствах преступления, которое ему инкриминируется, чтобы не дать ему возможности обдумать защиту, тем легче запутать и добиться признания или оснований для допроса под пыткой. Требовалось, впрочем, немногое: "Если заметят, что подозреваемый держится потаенно, необычным и опасным образом около тех лиц, в измене коим он подозревается, и если он ведет себя так, как будто он им верен... то сие является доказательством, достаточным для применения допроса под пыткой".

"Каролина" не может считаться чисто германским правовым памятником. Не говоря уже о многочисленных ее отсылках к римскому праву, рецепированному в Германии, она так много заимствует из других источников, что называется порой не без оснований "немецким учебником итальянского уголовного права".

Крупнейшей среди всех немецких феодальных кодификаций явилось Прусское земское уложение 1794 года. Его составители сумели как-то связать рецепированное римское право периода поздней империи с постановлениями Саксонского зерцала и некоторых городских компиляций. Нормы гражданского и уголовного права перемешаны здесь с моральными изречениями, прикрывавшими патриархальный деспотизм полицейского государства.

Церковные суды руководствовались нормами, неодинаково толкуемыми, — учениями апостолов, высказываниями авторитетов, постановлениями церковных соборов и пр. Весь этот пестрый комплекс норм получает в ХII столетии название канонического права. В том же веке выходит в свет первый сборник его — Кодекс Грациана. Каждая норма права была подкреплена в нем цитатой из Библии, высказыванием "отцов церкви" и т. п.

При Иннокентии III (ХIII в.) папская курия претендует на то, чтобы стать верховным интерпретатором (толкователем) права, какими бы ни были его происхождение и область регулирования.

Огромную роль в истории европейского права сыграла рецепция (заимствование и усвоение) римского права.[6;243]

Развивающиеся экономические отношения стали испытывать нужду в новых нормах права, которые могли бы должным образом регулировать торговлю, морские перевозки, кредит и денежные отношения вообще, новые формы собственности, возникшие и развившиеся в городе, и т. п. Феодальное право, примитивное и консервативное, разное в разных провинциях, не годилось для указанных целей.

Выход был найден в рецепции римского права. Правда, оно было рабовладельческим. Но одновременно с тем оно было правом развитого товарного общества, правом, основанным на частной собственности, и к тому же продуктом высокой юридической культуры.

Нормы римского права выражены в наиболее общей, абстрактной форме и потому могли быть легко применимы в сходных ситуациях. Рецепция не исключала критики, рецепированное римское право применялось не механически. Весьма часто оно бралось только за основу, дополнялось и изменялось.

Раньше всех в Европе римское право, главным образом по кодификации Юстиниана (см. главу "Византия"), стали изучать в итальянских университетах, особенно в Болонском. Здесь выдвинулся юрист Ирнерий (1082-1125 гг.), положивший начало школе глоссаторов — комментаторов римского права.

В начале XIII века в Болонском университете учится 10 тысяч студентов. Вслед за ним римское право стали преподавать в университетах Лейдена, Парижа, Оксфорда, Праги и т. д.

Создаются обширные руководства по применению римского права, из которых особенную известность приобрело сочинение профессора Аккурция (ХIII в.), автора так называемой Glossa ordinaria, содержащей 96200 глосс (на этом, собственно говоря, школа глоссаторов завершила свое существование).

В XIV-XVІ веках характер комментариев меняется. Место общих рассуждений заняли толкования институтов, вопросы применения права, исследование противоречий. Комментаторов этого времени называют посттлоссаторами.

Римское право было находкой прежде всего для развитых итальянских городов. Вслед за тем оно стало распространяться в Германской империи.

Германские императоры, тяготившиеся зависимостью от собственных вассалов, увидели в римском праве надежную опору. Им в особенной степени импонировало правило, сформулированное римскими юристами: "слово императора — закон". Император Фридрих I (XII в.) объявил римское право "всемирным правом". В акте Земского мира 1342 года римское право фигурирует наряду с имперским правом. Доктора римского права проникают в имперский суд, занимая там главенствующее место.

С XVI столетия признанным центром изучения римского права становится Франция. Здесь комментаторская работа, обогащенная знанием римской истории и идеями гуманистов, становится более основательной, да и латынь, которой продолжали пользоваться как языком науки, стала отличаться от варварской латыни глоссаторов.

О масштабах комментаторства свидетельствует, например, сочинение Донеллюса (1527-1591 гг.), составившее 28 томов. Это его знаменитые "Комментарии к римскому частному праву", оставившие глубок след в классической романистике.

И в Германии и во Франции римское право приобрело силу закона, конкурируя с правом национальным. Во Франции только правительство Наполеона объявило Кодекс Юстиниана утратившим силу.

Англия менее других стран была затронута влиянием римского права. Здесь, как мы уже знаем, пошли по пути создания судов справедливости. Но есть серьезные основания полагать, что судьи, объявленные универсальными знатоками обычаев страны, систематически прибегали к заимствованию.

Из римского права в европейские законы проникло понятие "естественного права" как права, общего для всех народов, ибо оно "заложено в природе".

Неизбежным результатом рецепции сделался антагонизм местного и римского права. Воспитанные на римском праве, юристы королевских судов пренебрегали кутюмами, вводили в процесс массу формальностей, видоизменяли действие целых институтов и пр., достигая этого как судебными решениями, так и еще больше эдиктами и ордонансами.

Когда королям было выгодно, они прибегали к кутюмам, например при взыскании феодальных платежей; в других случаях, уничтожая самостоятельность городов, сеньориальный суд и т. д., они предпочитали римское право.

При всем том рецепция римского права принесла с собой немало худого. Дуализм обычного и римского права открывал неограниченные возможности для судебного произвола. На основе более чем "свободного" толкования права расцветают казуистика, "схолатические", оторванные от реальных условий толкования закона, увлечение формально-логическими толкованиями, часто ложными, надуманными.

В XI-XII веках, раньше всего в Италии, начинает складываться городское право.

Городские республики Италии весьма рано приобрели право на собственный суд. Осуществлялся он, как правило, лицом, принадлежавшим к высшей администрации. Решение его, в том числе и по конкретному делу, приобретало значение общей нормы.

Не следует думать, что в каждом случае решения эти "изобретались". Италия находилась в оживленных сношениях с Византией, воспринимая от нее право и опыт. А потом началось возрождение римского права.

Купцы Германии и Франции, находясь по делам в Италии, становились очевидцами судебных споров, а нередко и сами заявляли иски или отвечали по искам других. Возвращаясь на родину, они приносили с собой новый правовой опыт и стремились привить его на родной почве.

Каждая гильдия, как и каждый цех, имела свой собственный суд и сравнительно несложное судопроизводство. Гильдейские и цеховые судьи не были связаны кутюмами, могли решать дела по "справедливости". При таком положении заимствование чужого права было делом нетрудным.

С течением времени появляются в средневековой Европе компиляции торгового права, морского права, городские статуты и пр. Здесь широко применяются римское право, торговые и иные обыкновения.

Городские статуты XII века (Валансьена, Фрайбурга) содержат постановления о полиции, рынке, об обязанностях по отношению к сюзерену, об уголовном и гражданском праве и пр.[7;134]

Весьма обычным было то, что один город заимствовал право у другого. В Германии в этом отношении образцом служили статуты Кельна, Магдебурга, Любека и других крупных торговых центров.

Кельнское право было усвоено тридцатью городами; гамбургское широко применялось в Прибалтике, магдебургское — в Силезии, Галиции, Польше (и через нее на Украине).

 

2. Юристы и применение права


Адвокатура, получившая столь большое развитие в императорском Риме, стала возрождаться к жизни с появлением церковных судов, а затем и парламентов.

Вскоре адвокаты стали создавать корпорации по примеру других средневековых профессий. Во Франции такая корпорация существует уже при Людовике IX. В Англии адвокатские корпорации возникают в ХШ столетии. Это так называемые инны, проникнуть в которые было очень трудно (и дорого стоило). С течением времени только принадлежность к корпорации давала право выступать в суде.

Особую группу составляли адвокаты, которые специализировались на юридической консультации (продолжая выступать в судах). Во Франции их начинают отличать от прочих адвокатов уже с XIV века. Это юрисконсульты.

Распространение канонического и рецепция римского права усилили значение документов, могущих служить основанием правового притязания. Стали с особым усердием требовать от них соответствующей формы, придираться к упущениям. Появляется необходимость особого подтверждения, удостоверения документов.

Так возникает нотариат. Начиная с ХIII столетия и папы и короли стали давать определенным лицам право составлять и удостоверять документы. Позже (в XVI в.) издаются положения, регулирующие их деятельность. Во Франции нотариусы сделались чиновниками короны.

В Англии утвердился особый порядок: нотариальные действия с документами совершались в суде судейскими чиновниками за особую плату — пошлину.[3;142]

Зарождение должности прокурора во Франции следует связывать с теми функциями, которыми наделялся помощник бальи в королевском домене: когда не оказывалось обвинителя против очевидного преступника, эту функцию брал на себя помощник бальи. Он представлял в данном случае "короля" и его "интерес".

Окончательно французская прокуратура (с функциями государственного обвинения) утверждается в XVI веке.

Тогда же возникает прокуратура в Германии; ей поручается также расследование преступлений.

В Англии особый чиновник для судебных обвинений стал называться атторнеем (атторни).

В XVI-XVІІ веках прокуратура действует уже во многих странах — Италии,(Нидерландах и др.

Следует заметить, что средневековая школа, при всех ее очевидных недостатках, учила своих питомцев составлять юридические документы (составная часть риторики). Вместе с тем в школе изучались и комментировались правовые источники. Особое внимание уделялось искусству спорить и доказывать. Для этого в большом ходу были диспуты.

В период варварских правд действовал личный принцип применения права: где бы данный человек ни проживал, он мог требовать, чтобы его судили по тому праву, к которому он "принадлежал" по рождению.

Начиная с X-XI веков личный принцип действия права уступает место территориальному; зато каждая провинция обзаводится собственным правом. Весьма бурные дискуссии вызывал у средневековых юристов вопрос о том, должны ли законы применяться во всех случаях по их буквальному содержанию или это применение может корректироваться разумом, совестью или в зависимости от обстоятельств.

Вопрос этот сделался очень актуальным. В начале XIV века король Франции возбудил преследование против тамплиеров. Они обвинялись в ереси, но дело было в том, что тамплиеры были богаты, а король нуждался в деньгах. Пытки вырвали у некоторых рыцарей ордена признание. Последовали осуждение, казни, конфискации.

В Англии, где орден имел свои отделения, пытка применена не была, ибо английские законы ее исключали, а потому не было и признания. Тогда римский папа выступил (в 1310 году) с толкованием, что по отношению к еретикам не может быть ни соблюдения законов, ни принятых гарантий. То был открытый призыв к нарушению права в видах политической целесообразности. Эта изуверская доктрина, исходившая от верховного толкователя религии и права, причинила страшный вред. Обвиненный был уже виновен потому, что подозревался, его лишали средств защиты.

Просвещение принесло с собой провозглашение иных начал, но еще далеко не их победу.

 

3. Судоустройство и судопроизводство


Несмотря на значительные различия, в судебном устройстве каждой страны можно отметить некоторые черты, общие для всех государств феодальной Европы.

В период расцвета феодальных отношений (Х-ХІІІ вв.) краеугольным принципом суда было следующее: всякий судится себе равным. Заседателями (асессорами) сеньориальных судов могли быть только те, кто имел равный лен с подсудимым.

Крестьяне судились сеньором или его уполномоченным. Свидетелями призывались, как правило, крестьяне.

Начиная с XV столетия в странах Западной Европы и особенно во Франции происходит оттеснение феодальной знати от участия в судебной деятельности.

Три причины способствовали этому: усиление королевской администрации, образование высших судов, распространение римского права и писаных сборников обычного права.

Во Франции бальи стали первыми практиковать единоличное рассмотрение дел, тем более что заседатели, неосведомленные в новом порядке судопроизводства, ничем не могли им помочь.

Важную роль в профессионализации судебной деятельности сыграли высшие суды, возникшие повсеместно. В Англии и Франции они выступали и как суды первой инстанции и как ревизионные органы. Последнюю функцию они осуществляли главным образом через разъездных судей, периодически посещавших судебные округа.

Верховный суд ранее всего сформировался в Англии. Во Франции парламент становится верховным судом при Людовике IX (1226-1270 гг.), выделившись из королевской курии. Резиденцией парламента был избран Париж. Состоял он из нескольких следственных палат и так называемой большой палаты. Созывался он сначала ежегодно, но по мере накопления дел стал постоянным учреждением. Для ревизии дел (и их решения) на местах назначались разъездные судьи.

При парламенте состояли "королевский прокурор", "королевские адвокаты". По мере воссоединения Франции парламенты — как судебные учреждения — стали создаваться и в провинциях.

В Германии возникает верховный имперский суд. Функции его были очень ограниченными.

Верховные суды стали быстро пополняться профессиональными юристами: во Франции — знатоками кутюмов и римского права, в Англии — общего права.

В Германии доктора римского права становятся признанными авторитетами. Их всячески поощряют император, имперская знать, города. В 1425 году было даже специально постановлено, что не менее половины советников имперского суда должны быть докторами римского права. Распространение королевской юстиции (княжеской — в Германии) ограничивало суд феодальных курий по всем важнейшим делам, а также самосуд.

Исключение составляли некоторые, главным образом западные, области Германии, где самосуд приобрел резко выраженное антикрестьянское назначение. Это так называемый суд фемов.

Состав его подбирался местными властями из рыцарей и зажиточных крестьян. Имена судей и присяжных хранились в тайне. Судоговорение совершалось в пещерах, подземельях, обставлялось таинственностью.

Компетенция фемов была неограниченной. Они преследовали свою жертву всюду, где бы она ни спряталась.

Повестка с вызовом в суд втыкалась в засов ворот, и никто не знал, кто ее принес. Ни предварительного, ни судебного следствия не существовало. Обвиняемому не сообщали имен обвинителей. Он не знал доказательств вины. Судьи заседали в масках. Их приговор был предрешен заранее. Единственным видом наказания было повешение. Приговор приводился в исполнение немедленно, на первом дереве, тайно, и только по воткнутому рядом ножу можно было догадаться, что казнь произведена фемами.

Для процедуры суда фемов характерно, что они считали возможным вынести приговор на основе одного единственного показания, исходившего от "верного человека", причем сам он мог только слышать о преступлении и вероятном преступнике, не больше. Шефены суда фемов, то есть заседатели, были одновременно и доносчиками, агентурой властей.

Государство не только не препятствовало суду фемов, но даже благоприятствовало ему, помогало его распространению. Исчезать он стал не ранее XVI-XVII столетий.

Особого рассмотрения заслуживает возникновение суда присяжных заседателей в Англии.

Первоначально английский присяжный должен был сам расследовать дело, расспрашивая о нем знающих людей. Свое решение он обязан был основывать на полученных сведениях ("согласно очевидности").

Если присяжные заявляли, что ничего не знают о том деле, о котором их спрашивали, то они распускались и назначались другие. Но постепенно этот порядок, которым слишком часто стремились воспользоваться, был отменен: присяжные должны были во всех случаях выносить решение, оправдывающее или обвиняющее, удовлетворяющее иск или отказывающее в нем.

Из свидетелей они превращаются в судей. Завершение этого процесса происходит в XV столетии (при Генрихе VII).

Вытеснение судебного поединка судом присяжных в уголовных делах прошло через ряд промежуточных ступеней. Некоторое время подсудимому давалось право выбора: или поединок, или присяжные. Но в делах, по которым обвинение исходило от короля (особенно в делах о "разбоях", то есть чаще всего крестьянских выступлениях против феодализма), присяжные очень рано (еще при Генрихе II) оттесняют ордалий.

Предварительные следственные действия признавались возможными и действительно осуществлялись, но особой стадии процесса не составляли ни в одной из европейских стран. Даже в Англии, где присяжные начинали следствие по собственной воле, оно не имело официального значения, никак не фиксировалось, служило единственно для выработки убеждения.

Более или менее разделенное на два акта, следствие — предварительное и судебное — появляется и начинает признаваться законом не ранее XVI века.

Обвинение по основной массе судебных дел продолжает оставаться частным, однако область преследования, осуществляемого от лица государства, все время расширяется. Политические и религиозные преступления, преступления, совершенные по должности, преследуются только государством.

В Англии, где частное обвинение удерживается в более широком объеме, чем на континенте, устанавливается, однако, правило, что обвинитель, не сумевший доказать обвинение и проигравший процесс, платит штраф.

Сколько-нибудь твердых оснований для обращения в суд не существовало. Каждый волен был затеять дело по любому поводу, который он считал основательным: были бы деньги на то, чтобы платить судьям.

Постепенно выходят из употребления старинные формы ордалия. Первое запрещение его содержится в постановлении Латеранского собора 1215 года. Но в делах "о колдовстве" ордалии продолжали применяться вплоть до ХУЛ века.

Раньше всего прекратились испытания водой, железом, крестом. Их запрещают Фридрих II в Германии, Людовик IX во Франции. В Англии ордалии, включая судебный поединок, исчезают уже в ХIII веке.

Признавая доказательства свидетельские и письменные, сохранив присягу, церковь предписывала своим судам добиваться признания обвиняемого и настаивала на формуле, ложность которой прекрасно сознавали и в то время: "призвание — царица доказательств".

Всеми средствами домогаться признания предписывали капитулярии и ордонансы королей. Но вырвать признание было непросто, особенно в делах о политических преступлениях, по которым чаще всего привлекали людей, обладавших высокими моральными качествами, или при обвинениях в таких воображаемых преступлениях, как колдовство, сношения с ведьмами и пр.

На помощь пришла пытка. А так как достигнутое пыткой признание сомнительно, вынесение обвинительного приговора стали основывать на так называемом убеждении судей, что означало только одно — прикрытие произвола.

Особенно большое применение пытка получает с распространением римского права, которое допускало ее в качестве универсального средства "дознания". В Германии она была введена в XIV веке, во Франции — еще раньше. В Англии, несмотря на формальное запрещение, — с середины XV века и до самой буржуазной революции (1640 г.).[4;33]

Крайний разгул пыток приходится на периоды острой классовой борьбы. Чтобы иметь "законное" основание для массовой репрессии, судьи заранее изобретали какие-нибудь страшные преступления, которые затем приписывали людям, обреченным на пытки и смерть.

Таким образом уничтожались без вины лучшие, образованные, честные люди. А сколько было сведено счетов грязного свойства, сколько было устранено людей только потому, что они мешали чьей-нибудь карьере!..

После подавления Крестьянской войны 1525 года княжеские суды предъявляли арестованным обвинение в том, что те добивались дележа имуществ, принадлежавших богачам. Но "слова пленников, — пишет историк Циммерман, — можно принимать с крайней осторожностью; им навязывали вопросы и истязали до тех пор, пока не получали утвердительного ответа, дававшего права казнить смертью". В числе надуманных обвинений было, например, и такое, будто крестьяне Зальцбурга хотели сварить кардинала Маттея, чтобы иметь возможность сказать, что они съели его.

Поскольку признавалось право судей выносить обвинительные приговоры и посылать на смерть на основе одного только ничем не подтвержденного "убеждения", постольку существовала полная безответственность судей. Нередко случалось, что, когда судья не мог решить, кто из двух вероятных преступников действительно виновен, он посылал на смерть того, чье лицо казалось ему более "преступным".

Не связанные определенными правилами, судьи могли переносить вынесение приговора на любой срок.

По иному пути пошло развитие судебного процесса в Англии. Здесь не было инквизиции. Здесь не получило сколько-нибудь широкого развития римское право. Здесь дольше удерживались, хотя и в измененном виде, старинные англосаксонские свободы. Королевская власть была несколько ограничена парламентом, местным самоуправлением, автономией городов, прецедентным правом.

Английский процесс удерживает и развивает состязательный момент, свойственный старинным германским судам.

В суде канцлера складывается постепенно то, что называют перекрестным допросом. С течением времени он усваивается и судами общего права.

Важнейшим завоеванием английского уголовного процесса стало правило, согласно которому обвиняемый не обязав доказывать свою невиновность. Тем самым бремя доказывания — важнейший вопрос всякого процесса — ложилось на обвинителя.

Последим слово в английском уголовном процессе принадлежит адвокату той стороны, против которой были представлены последние свидетели.

В течение всего процесса присяжные не могли отлучаться из здания суда, не могли иметь сношений с внешним миром. Если процесс затягивался, они спали в здании суда. К дверям их комнаты ставился часовой. Английское право требовало единогласия присяжных как в обвинительном, так и в оправдательном вердикте.

В Англии было две коллегой присяжных. "Большое жюри" (23 челом") решало вопрос о предании суду (оно выносило приговор, если обвиняемый туг же признавался). "Малое жюри" (12 человек) решало вопрос по существу (то есть "виновен" — "невиновен").

Английский средневековый суд, как бы его ни идеализировали, был далек от совершенства. Продажность судей и их готовность следовать приказу, самый подбор присяжных, волокита и крючкотворство, вымогательство, облегчаемое судебной процедурой, то есть широкими возможностями отложения и перенесения дел за "недостаточностью доказательств" или их "неясностью", огромная власть судьи и пр. — характерные его черты. Самой же худшей была мировая юстиция, находившаяся в единоличной власти помещика.

В период варварских правд стороны могли не соглашаться с приговором и предлагать свой собственный. Поединок решал, кто прав.

Вплоть до ХІІІ века обыкновенным средством пересмотра приговора был поединок с судьей, его постановившим. Как только обвиненный заявлял о своем несогласии с приговором пэров, возникала ситуация, которая, при тогдашних представлениях, приравнивалась к оскорблению в лживом и злонамеренном действии. Выходом из нее был поединок.

Побежденный в поединке апеллянт подлежал смерти, а его противник получал значительное возмещение. Поединок не разрешался тому, кто был приговорен к смертной казни, ибо ему во всех случаях нечего было терять.

Начиная с ХІІІ столетия поединок как средство апелляции сходит со сцены. Во Франции, внимая "покорнейшим просьбам" о пересмотре дел, решенных в курии сеньора, сначала королевская курия, а затем парламент принимают апелляции к своему производству. С этого времени пересмотр приговоров теряет свой оскорбительный (для судей, его постановивших) характер.

В Германии возникновению нормальной апелляции способствовала рецепция римского права. Здесь возникает обычай обращения к другому суду, обыкновенному высшему.

Вместе с тем к высшим судам стали обращаться за консультацией во всех затруднительных случаях. Судьи сначала сами ездили в Любек или Франкфурт - на - Майне, где были созданы такие суды, а затем стали посылать простых курьеров. Консультации имели обязательное значение.[15;190]

Не исключался в принципе и такой Пересмотр приговора, который имел целью посмертную реабилитацию осужденного. Примером подобного рода может служить уже известная нам реабилитация Жанны д'Арк, преследовавшая политические цели.

 

4. Имущественные правоотношения


Право земельной собственности было, как уже говорилось, привилегией господствующего класса. Формула "нет земли без сеньора" была выражением этого принципа. С большим трудом городам, когда они вошли в силу, удавалось покупать для своих нужд господские земли.

Феодальная земельная собственность носила расчлененный характер. Одну часть своей земли сеньор держал для себя, другую отдавал своим вассалам, но не в собственность, а в пользование на условиях феодальной службы. Всякий раз, когда вассал намеревался распорядиться землей (продать ее или обменять), он обязан был получить согласие сеньора.

Право верховной собственности давало сеньору многие преимущества. Сеньор выбирал жениха для дочери-наследницы вассала, если у последнего не было сыновей. Он мог вернуть себе землю, если вассал умирал, не оставив наследника, или если вассал нарушал обязательства.

Право неограниченного распоряжения, которое римские юристы считали неотъемлемым атрибутом всякого права собственности, не было свойственно феодальному праву земельной собственности. Не только сеньор, но иногда и родственники, которые в каком-то будущем и при каких-то обстоятельствах могли стать наследниками феода, могли запретить отчуждение последнего. Все они, а также сеньор, имели право ретракта — принудительного выкупа проданной земли у ее нового собственника.

Категорически воспрещалась передача феода церкви: в этих случаях земля оказывалась потерянной навсегда, а сеньоры этого не желали. Церковь держала свои богатства, как тогда говорили, в "мертвой руке".

Всякий новый приобретатель — на этом особенно настаивает английское право — должен был нести все те повинности, которые нес предшественник.

Далеко не всегда оказывалось возможным доказать право собственности на землю каким-нибудь законным способом. Весьма часто право собственности было основано на захвате. На помощь. приходила приобретательная давность. После невоспрепятственного владения в течение определенного срока приобреталось право собственности, и местный суд (или курия) выдавал соответствующий документ.

В ХІІІ веке французские кутюмы потребовали для таких случаев тридцатилетней давности владения.

Крестьянин не имел права собственности на землю, а в самое раннее время право собственности помещика распространялось и на личность крестьянина, его детей, его имущество.[12;157]

С течением времени контроль феодала за тем, как крестьянин распоряжается урожаем или приплодом скота, ослабевает, и на первое место выступает требование денежного чинша. Копигольдер в Англии, виллан во Франции удерживают за собой и своими наследниками земельный участок, добиваются некоторого "отвердевания" повинностей.

В Германии было несколько по-иному. Здесь — не без помощи докторов римского права — помещики и силой, и через суд добиваются замены старых форм наследственных крестьянских держаний арендными отношениями, при этом краткосрочными. Это позволяло увеличивать повинности при каждом новом, выгодном для помещика, изменении цен. После кратковременного периода освобождения крестьян в большей части Германии осуществляется "вторичное закрепощение", заключавшееся в том, что чиншевиков лишили свободы перехода.

Важное воздействие на характер феодальной земельной собственности оказал майорат. После некоторого периода, в течение которого феодальная земельная собственность (лен) поровну делилась между всеми сыновьями-наследниками, устанавливается принцип первородства. Наследником стал признаваться только старший сын. Сделано это было для того, чтобы предотвратить дробление феодов, их измельчание.

Во Франции новый порядок стал распространяться уже с XI века. Касался он главным образом крупных вотчин, владений знати.

В Англии майорат был узаконен Вестминстерскими статутами XIII века и неукоснительно соблюдался относительно всех дворянских земельных владений. Наследование земли осуществлялось только "по закону", но не по завещанию.

В тех же целях принцип первородства был перенесен и на крестьянское землевладение. Кутюмы Бомануара, например, предписывали, чтобы старший сын получал не менее двух третей отцовского надела.

С возникновением городов начинают появляться и первые зачатки буржуазных отношений. Земля, находившаяся в собственности горожан (несмотря на обременения феодального характера), имела более свободный правовой статус, могла продаваться и завещаться.

Образуются торговые компании. Капитал их составлялся из взносов участников. Соответственно взносам делилась и прибыль.

Огромный размах приобретают ростовщические операции всякого рода. Возникают первые банки. Появляется вексель. По одной версии, его изобретение приписывается флорентийцам, по другой — арабам.

Вексель представлял собой по существу переложенную на бумагу римскую стипуляцию. Для истребования денег по векселю не было преград. Тот, кто его подписал, должен был платить в бесспорном порядке и именно ту сумму, какая была указана. Просрочка платежа влекла за собой немедленные репрессии— заточение в долговую тюрьму с конфискацией имущества, изгнание из города (как в Генуе) и пр. Главное же удобство состояло в том, что показанная в векселе сумма долга могла заключать в себе любой процент, намного больший, чем дозволялось: никто не мог входить в обсуждение того, как и из чего образовалась сумма долга по векселю,

Процентные операции были в принципе запрещены церковью .ввиду, той явной неприязни, которую евангельский Христос питал к мытарям (сборщикам налогов) и ростовщикам. Но была оговорка в папских буллах насчет возмещения "ущерба", который "может потерпеть заимодавец". В тех случаях, когда церковь сама давала взаймы, она выговаривала себе землю должника в виде обеспечения, извлекала из нее доходы и уже не выпускала из рук. Недаром этот вид залога стали называть "мертвым залогом".

Процент по займовым операциям был, как правило, очень высоким — от 40 до 60 годовых.[14;87]

Все большее разнообразие экономических связей так же, как и распространение римского права, усложняет некогда весьма примитивную область договорных отношений. Договоры найма, подряда, поручения и пр. занимают место рядом со старинными куплей-продажей, меной и дарением.

Постепенно отходят в прошлое старинные формы удостоверения сделок. Все большее значение приобретают документы.

5. Семейное право


Семейное право европейского средневековья развивалось под сильнейшим влиянием католической церкви.

Раннее христианство видало в браке богоустановпенный способ обуздания чувственности и потому относилось к нему с терпимостью. Но уже в 451 году устанавливается запрет для монахов, а в 1107 — для священников вступать в брак. Внедрялось это с большим трудом.

С IX века стало утверждаться представление, будто брак является особым таинством, подобным причастию или крещению. Следствием такого взгляда было запрещение внебрачных связей и разводов, на что очень много сил положил папа Григорий IX.

Тридентский собор (XVI в.) наложил анафему на всех, кто не признает брак таинством и допускает развод.

Однако, если оказывалось, что один из супругов ошибся в социальном положении другого супруга, более низком, чем его собственный, церковь охотно признавала такой брак недействительным. Классовые интересы и на этот раз оказывались выше доктрин.

Брак между близкими родственниками не допускался. Но ни крестьянину, ни крестьянке не было позволено уходить в другую деревню. Тем не менее церковь закрывала глаза на проистекавшие из этого неизбежные кровосмешения.

Каноническое право принесло с собой резкое ухудшение правового положения женщины. Из римского семейного права бралось все худшее. Так, был установлен брачный возраст: 12 лет для девочек и 14 лет для мальчиков.

В то время как римские юристы, например Гай, считали несправедливым отстранение женщин от распоряжения имуществом семьи и, основываясь на естественном законе, говорили о равенстве полов, творцы канонического права настаивали на полной имущественной неправоспособности женщины.

Правомерность физического наказания жены сохранялась в течение всех средних веков, а в самое раннее время феодализма не возбранялись ни ее продажа (в Англии), ни даже убийство ее (в особенности за прелюбодеяние).

Приданое, которое приносила жена, становилось общей собственностью семьи, и распоряжался им муж. Дарения в пользу жены хотя и не запрещались, но ограничивались.

По общему правилу, можно было дарить не более 1/3 имущества (Саксонское зерцало). В Англии по общему праву жена наследовала 1/3 свободного держания (фригольда).

Раздельность имущества супругов существовала в немногих странах Европы, в частности во Франции.

Каноническое право ставило вне официального общества детей, рожденных вне брака. Оно требовало их последующего узаконения браком родителей, хотя законы и обычаи ограничивали возможность подобного узаконения.

Английское право (Мертонский статут 1235 г.) прямо запретило подобный способ узаконения, видя в нем нечто противное интересам феодальных собственников.[11;103]

Там, где поддержание нормальных семейных отношений становилось невозможным (например, вследствие прелюбодеяния жены), церковь допускала отлучение от стола и ложа: брак сохранялся, брачные отношения разрывались.

Реформация (протестантизм перестал смотреть на брак как на таинство), а еще более Возрождение (XV-XVI вв.) принесли с собой некоторое улучшение в семейном положении женщины. Возросло уважение к ней, у нее самой прибавилось чувства достоинства.

 

6. Уголовное право


В настоящее время кажется само собой разумеющимся, что уголовный закон должен быть определенно сформулирован и что только те действия влекут за собой уголовное преследование, которые прямо и недвусмысленно предусмотрены законом как 'преступные.

Средневековая юстиция смотрела на это по-другому. Хотя и купомы и законы предписывали наказание за известные действия, судья не был связан этими предписаниями, особенно в том, что касалось преступлений, квалифицируемых как политические и религиозные.

То же самое следует сказать и о наказаниях. Каждый раз, когда преступление заслуживало особого наказания, судья изобретал казнь, которая должна была поразить воображение, была бы достаточно длительной, достаточно мучительной.

Преступлением считалось всякое проявление "неверности" по отношению к королю, сеньору, цеху, гильдии. Но что такое "верность", не было определено достаточно точно, и потому всегда существовала возможность произвола. От этого особенно терпели города, когда они были вынуждены бороться за вольности.

Таким же неопределенным было понятие "государственной измены" в английском уголовном праве.

Можно указать на множество действий, считавшихся преступлениями, которые не назовет преступными ни один современный суд. Так, анатомирование трупов рассматривалось как преступление, за которое вплоть до XVI века была установлена смертная казнь.

В то же время многие деяния, признаваемые преступными любым современным законодательством, не считались таковыми в средние века. Это прежде всего открытый грабеж на больших дорогах, которым систематически занимались конные отряды рыцарей, пленение и заточение в целях получения выкупа, так называемое право первой ночи, бывшее легализованным изнасилованием, и т. п.

Распространение инквизиции и преследование так называемых религиозных преступлений привело к необычайному расширению феодальной репрессии. Под видом еретиков истреблялись и уничтожались все те, в ком видели опасность существующим порядкам, все наиболее передовые умы, восстававшие против схоластики и суеверий.

Со спокойной совестью король Испании Филипп ІІ, дегенерат и садист, утвердил приговор инквизиции, которым осуждался на смерть весь народ Нидерландов, боровшийся за национальную свободу. Было казнено около 25 тысяч человек.

Светские суды мало в чем уступали судам церковным. В Англии, где инквизиции не было, но преследования за ересь были не менее жестокими, общее число казненных — по всем видам преступлений — было очень велико: из 4-5 миллионов человек населения было отправлено на смерть: при Генрихе VIII — 72 тысячи человек, при его дочери Елизавете (XVI век) — 89 тысяч.

Не существует возрастного предела, ограничивающего или исключающего применение уголовного наказания, особенно казни, в отношении детей.

Объективное вменение, то есть наказание без вины, наказание единственно с целью устрашения и мести, широко применяется при каждом крупном политическом процессе, при преследовании еретиков и "колдуний".

Английское право, впрочем, довольно рано обогатилось понятиями, заключавшими в себе идею группировки преступлений в зависимости от их тяжести. Самым тяжким стали признавать "тризн" — государственную измену (главным образом неверность сеньору); термином "фелония" охватывались особо тяжкие преступления против личности (убийство, изнасилование) или собственности (поджог).[2;98]

Это ничуть не мешало тому, чтобы приговаривать к смерти за убийство кролика на чужой земле, за кражу носового платка из кармана и пр.

Особую группу деяний, квалифицируемых как преступные, составляли те, в которых выражался протест угнетенного народа против эксплуатации.

Многочисленные постановления, касающиеся преследования крестьянских "разбоев", указывают на одну из наиболее распространенных, хотя и примитивных, форм сопротивления гнету. Но в то время, как законодательство и суд изощрялись в наказаниях для "разбойников", народные симпатии были на стороне последних.

Способствуя развитию буржуазных отношений (до известного времени), европейский абсолютизм использует уголовное законодательство с тем, чтобы принудить работника (особенно разоренного огораживанием крестьянина) принимать навязываемые ему условия работы. Так вырастает "кровавое законодательство", наиболее яркий пример которого дает Англия XVI века. Законы 1536, 1547, 1572 годов, изданные королями династии Тюдоров, предписывали отрезание ушей у так называемых закоренелых бродяг и смертную казнь при рецидиве; всякого человека, отказавшегося от работы на предложенных ему условиях, разрешалось обращать в рабство. Для этих категорий преступников закон предписывал унизительные телесные наказания: кнут, клеймение, заковывание в цепи.[5;210]

В официальной теории непреложной истиной считалось, что устрашение (или, как мы сказали бы сейчас, общая превенция, предупреждение) является главной целью наказания ("чтоб иным, на то смотря, не повадно было так делать", говоря языком старого русского права).

Следуя этому убеждению, смертную казнь стремились осуществлять в наиболее мучительных формах. Применялись кипячение в масле (при этом тело казнимого опускалось в котел не сразу, а постепенно — начиная с ног), колесование, четвертование, разрывание, распятие на кресте, закапывание живьем, вытягивание внутренностей из живого тела, вливание в горло расплавленного металла, засечение и т. п.

Во многих случаях наказание, помимо устрашения, заключало в себе заметный элемент мщения, как бы его ни прикрывали "священным писанием" или "государственным интересом".

Своеобразным обобщением средневековой теории и практики наказаний явилась так называемая "Терезиана" — австрийский кодекс 1768 года, сменивший "Каролину" в землях австрийской монархии.

В XVIII веке не только Австрия, но и другие германские государства выработали свои кодексы, сменившие "Каролину".

"Терезиана" не только узаконила пытку — это не было новшеством, — она содержала иллюстрации, разъяснявшие, как и какими средствами следует пытать. В том, что касается наказаний, авторы кодекса дали волю самому изощренному воображению. Разрешалось вырезывание ремней из человеческой кожи и т. п., и все это как дополнение к смертной казни.

При "просвещенном" короле Иосифе П "Терезиана" была заменена другим кодексом, несколько смягчавшим наказания (1777 г.).

Упование на суровость наказания как на самое верное средство предотвращения преступлений проходит через вею историю феодального права.

Между тем опыт самой же средневековой юстиции служит наиболее ярким свидетельством ошибочности этой точки зрения.

Самые суровые казни не производили должного впечатления на преступников. Карманные воры продолжали красть у самого эшафота, пользуясь стечением публики (несмотря на то что им самим грозил эшафот); в г.Тулузе (Франция) незадолго до революции банда убийц скрывалась за забором городской виселицы.

Среди прочих наказаний, применявшихся феодальными судами, следует выделить ссылку на галеры.

Галеры — это гребные суда. На каждой галере находилось до 300 гребцов.

Каждые 5-6 человек были прикованы к одной скамье и одному веслу. Здесь они ели и спали.

Ссылку на галеры стали применять начиная с XV-XVI веков. Она была, как правило, бессрочной — до смерти. Больных сносили в трюм, где, лишенные воздуха, света и нужной пищи, они быстро погибали.

При Людовике XIV на галеры стали ссылать не столько преступников, сколько протестантов, не желавших менять веры, а также авторов и издателей книг, почему-либо не понравившихся правительству.

С течением времени галеры стали заменяться каторжными работами в портах.

Излюбленным средством наказания в Германии было прогнать через строй. Оно применялось по отношению к лицу "податного сословия". Во Франции прогоняли через строй виновных солдат.

Тюрьма становится орудием наказания не ранее XVI века (до этого времени она только место задержания до суда).

Женщины и мужчины, взрослые и дети, новички и закоренелые преступники содержались вместе. О том, чтобы занять арестантов работой, никто и не помышлял.

Весьма нередко (особенно в Англии) в одной и той же тюрьме, в одной и той же камере помещались неоплатные должники и уголовники-рецидивисты, ждущие суда за преступления.

Для того чтобы арестованные не пытались бежать, применялись кандалы и приковывание.

Нередко оказывалось, что в таких условиях многие годы находились заключенные незаконно, случайно.

Основную массу арестантов составляли мелкие преступники, виновные в незначительных кражах и т. п.; виновные в более тяжких преступлениях наказывались смертью.[16;45]



Выводы


Исходя из выше рассмотренного материала можно выделить ряд характерных особенностей феодального права, отличающих его как от рабовладельческого, так и от буржуазного права. Для феодального права европейских стран они будут такими:

1) основное место в феодальном праве занимают нормы, которые регулируют поземельные отношения;

2) феодальное право составляет право-привилегию. Оно закрепляет неравенство разных феодальных состояний. Права человека определяются в зависимости от того, какое место он занимает в феодальной иерархии;

3) феодальное право, имея сословный характер, не знало четкого распределения на области права. Оно состояло из дневного права, церковного (канонического) права, городского (магдебургского) права и т.д.

4) феодальному праву был присущ партикуляризм, то есть разобщенность права, отсутствие единого права на всей территории государства. Отсюда характерной особенностью феодального права является господство правовых систем, основанных на местных обычаях. Исключением была лишь Англия, где на всей территории государства действовало "общее право", которое базировалось на судебном прецеденте;

5) феодальное право есть правом сильного, "кулачным правом". Это было обусловлено тем, что в руках феодалов объединялась земельная собственность с политической властью над зависимым населением и потому они имели возможность заставлять крестьян выполнять разного рода повинности и подавлять всяческие выступления против эксплуатации;

6) значительное влияние правовое развитие религиозных догматов приводило к тому, что церковные установки сами превращаются в нормы права. Следствием этого явления постоянное появление особого церковного (канонического) права;

7) своеобразностью правового развития Западной Европы стало восприятие, возобновления основных положений римского права. С развитием в европейских странах товарно-денежных отношений римское право, которое давало готовые решения для регулирования торгового оборота, было возобновлено и начало применяться в Италии, Германии и других странах. Рецепции подлежало прежде всего частное право Древнего Рима.



Литература


1. Всемирная история.- В 10 т.- Т. 3.- М.: Гос Политиздат, 1957.- 475с.

2. Всеобщая история государства и права зарубежных стран / Под ред. К.И. Батыра. - М.: Наука, 1996.- 358с.

3. Галанза П. Н. Феодальное государство и право.- М., 1963.- 220 с.

4. Дрожин В. Правосудие в средние века //Рос. Юстиция.- 1995.- №1.- С. 31-35

5. История государства и права зарубежных стран (рабовладельческое и феодальное государство и право) / Под ред. П.Н. Галанзы, Б.С. Громова. - М.: Политиздат, 1980.- 418с.

6. История государства и права зарубежных стран .- В2 Ч..- ч.1/ Под ред Крашенников Н.А. .- М.: НОРМА-ИНФРА-М, 1999.- 624с.

7. История государства и права зарубежных стран.- В 2ч.- Ч.2 / Под ред. С.А. Жидкова, И.А. Крашенинниковой. - М.: высш шк,1998.- 524с.

8. Історія держави і права зарубіжних країн / під ред. Джужи О.М. .- К.: НАВСУ, 2000.- 352с.

9. Макарчук В.С. Загальна історія держави і права зарубіжних країн.- К.: Атіка, 2001.- 592с.

10. Салическая правда (Под. ред. В. Семенова).- М.: Политиздат, 1950.- 220с. С. 3-58.

11. Страхов М.М. Історія держави і права зарубіжних країн.- Харків: Право, 2001.- 416с.

12. Страхов М.М Государство и право феодальной англии.- Харькв, 1964.- 287с.

13. Федоров К.Г. Історія держави і права зарубіжних країн.- К.: Вищ шк, 1994.- 464с.

14. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран.- М.: Высш шк, 1984.- 254с. С. 72-97.

15. Черниловский З.М. Всеобщая история государства и права.- М.: Юристъ, 2000.- 570с.

16. Шевченко О. О. Історія держави і права зарубіжних країн: Хрестоматія.- К.: Вентурі, 1995.- 256 с. С. 37-46.


Похожие работы

Феодальное право стран Западной Европы
Содержание. 1. Салическая правда. 2. Новые источники права .
Однако рецепция современного западного права в Японии во многом носила механический, внешний характер: чуждые нормы просто отвергались феодальным ...
Феодальный тип государства
...развития государства и права в отдельных странах западной и восточной цивилизаций с целью выявления тех причин, которые...
...для многих народов Западной Европы феодальное право было первым правовым опытом классового общества.
Вассально - ленные отношения (доклад)
Утверждение феодального строя в странах Западной Европы . В IX—XI вв. в большинстве государств Западной Европы завершается...
...вассальных отношений являлось феодальное земельное владение—феод, или по-немецки «лен», которое вассал держал от своего...
Вассально - ленные отношения
Утверждение феодального строя в странах Западной Европы . В IX—XI вв. в большинстве государств Западной Европы завершается...
...вассальных отношений являлось феодальное земельное владение—феод, или по-немецки «лен», которое вассал держал от своего...
Развитие права стран Западной Европы
Во-вторых, феодальное право в значительной степени является " правом -привилегией", закрепляющим...
...складывание капиталистических отношений в передовых странах Западной Европы (Нидерланды, Великобритания) происходит главным образом в XVII-XVIII вв.
Городское право в средневековой Европе
Таким образом феодальное право утверждает сословный строй общества, разделение его на неравные по...
...работы является определение особенностей городского права в странах Средневековой Европы . Для достижения поставленной цели необходимо выполнить...
Право в средние века в странах западной Европы
1. Право в государстве франков. Источники права .
Благотворительность

Загружая свои работы, Вы помогаете не только студентам, но и людям, которым Ваша помощь действительно нужна. Чем именно это помогает? Читать дальше…..