Заказ диплома. Заказать реферат. Курсовые на заказ.
Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека
 

Тема: Почерковедческая экспертиза


Вы можете узнать стоимость заказа авторской работы по этой "Почерковедческая экспертиза..." или схожей теме.

Узнать стоимость работы которую точно примут





Аннотация


Представленная работа выполнена на тему «Почерковедческая экспертиза». Работа выполнена на 131 листе с использованием 89 источников литературы. Данная тема выбрана в силу своей актуальности в современной действительности. В работе были рассмотрены вопросы: история и современные тенденции проведения почерковедческих исследований, основы почерковедческой экспертизы, особенности методики исследования измененного почерка. Работа состоит из введения, трех глав, заключение, списка использованных источников и приложений.



The Summary


The submitted work is executed on a theme «Examination of handwriting». Work is executed on 131 sheets with use 89 sources of the literature. The given theme is chosen by virtue of the urgency in the modern validity. In work questions have been considered: a history and modern lines of carrying out of researches of handwriting, a basis of examination of handwriting, feature of a technique of research of the changed handwriting. Work will consist of the introduction, three chapters, the conclusion, the list of the used sources and appendices.

Содержание


Введение

1. История и современные тенденции проведения почерковедческих исследований

1.1 Становление исследований письма и почерка

1.2 Основные задачи и методы исследования почерка на современном этапе

2. Основы почерковедческой экспертизы

2.1 Понятие и свойства почерка

2.2 Понятие идентификационных признаков почерка

2.3 Значение неидентификационных признаков почерка в почерковедческом исследовании

2.4 Методика проведения почерковедческой экспертизы

3. Особенности методики исследования измененного почерка

3.1 Порядок исследования естественно и умышленно измененного почерка

3.2 Исследование рукописных текстов, исполненных левой рукой

3.3 Исследование текстов, выполненных с подражанием почерку другого лица

Заключение

Список использованных источников

Приложение А. Количество экспертиз, проведенных судебно-экспертными учрежденьями Министерства Юстиции в 2001 году

Приложение Б. Количество экспертиз, проведенных Экспертно-криминалистическим отделом г. Бузулука за период 2004 - 2006 годов

Приложение В. Заключение эксперта

Введение


Известно, что для правильного разрешения каждого уголовного дела суд должен установить фактические его обстоятельства, имевшие место в действительности. В значительной мере установлению объективной истины способствует привлечение в деле экспертов, когда для разрешения возникших по делу вопросов необходимы специальные знания. Производство экспертизы как способ установления и истолкования фактов занимает не последнее место при расследовании и рассмотрении дел судом. Согласно Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации (далее - УПК РФ) заключение эксперта входит в круг доказательств по уголовному делу.[1]

Среди криминалистических экспертиз, проводимых экспертно-криминалистическими подразделениями ОВД по назначению следственных и судебных органов, значительный процент составляют экспертизы, связанные с исследованием различного рода документов, в частности экспертизы, имеющие целью установить лицо, исполнившее рукописный текст (запись) или подпись в конкретном документе.

За последние годы значительно возросло число преступлений в кредитно-финансовой сфере, массовый характер приобрели хищения денежных средств с использованием подложных документов, поддельных банковских гарантий, «отмывание» денег, добытых преступным путем. В настоящее время при расследовании преступлений, совершенных в сфере экономики, изымаются сотни и даже тысячи документов – вещественных доказательств, причем органы следствия не всегда могут ограничить круг вероятных исполнителей. Объектами исследования в таких случаях становятся рукописные записи и подписи, выполняемые в накладных, нарядах, отчетах, удостоверениях личности и так далее. При рассмотрении гражданских дел также нередко оспаривается достоверность записей и подписей в договорах, расписках, доверенностях, завещаниях, а также иной деловой и личной переписке, так как согласно Гражданско-процессуальному кодексу Российской Федерации заключение эксперта является доказательством при рассмотрении гражданского спора.[2] Специальный федеральный закон более подробно устанавливает права и обязанности экспертов.[3] Поэтому рассматриваемая тема «Почерковедческая экспертиза» является актуальной в современной действительности.

В настоящее время почерковедческая экспертиза является одной из самых часто проводимых экспертиз при расследовании уголовных дел и при рассмотрении уголовных и гражданских дел в суде. Так в 2001 году в целом по Российской Федерации общее количество криминалистических экспертиз составило 124064, в том числе почерковедческих - 9864, технических экспертиз документов – 5274, трасологических -15104, баллистических – 4827, криминалистических экспертиз материалов, веществ и изделий – 21746 (приложение А). А в 2002 году общее количество экспертиз возросло почти в 2 раза и составило – 240676.[4]

В практике Экспертно-криминалистического отдела по западной зоне с местом дислокации в г. Бузулуке (далее – ЭКО г. Бузулука) почерковедческие экспертизы проводились и проводятся в основном в рамках расследований по уголовным делам, возбужденным по фактам мошенничества, присвоение и растрата, легализация (отмывание) денежных средств или иного имущества, приобретенных преступным путем, незаконное получение кредита, превышение должностных полномочий, подделка, изготовление или сбыт поддельных документов, штампов, печатей, бланков. Значительно реже почерковедческие экспертизы могут проводиться по уголовным делам, возбужденных по факту других преступлений, например, по ст. 158 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее - УК РФ) - кража, если на месте происшествия обнаружены рукописные тексты, записи, исполнитель, которых неизвестен и по предположению органов предварительного расследования могут иметь отношение к делу, по ст. 163 УК РФ - вымогательство, если незаконное требование вымогателя и угрозы жизни, здоровью, деловой репутации, чести, достоинству, причинения имущественного вреда выразились в письменной форме.[5] По данным ЭКО г. Бузулука количество почерковедческих экспертиз в 2004 году составило 98, в 2005 – 144, с января по март 2006 года – 27 экспертиз почерка (приложение Б).

Изучение материалов дел оперативного учета и уголовных дел, заведенных в отношении лиц, совершивших экономические преступления, приводит к выводу, что из всех видов криминалистических экспертиз наибольшие трудности у оперативных сотрудников органов внутренних дел возникают при подготовке и назначении почерковедческих экспертиз и исследований записей и подписей. Этой позиции придерживаются 63 % опрошенных сотрудников МВД России.[6]

В настоящее время в оперативно-розыскной и следственной практике довольно часто возникает необходимость исследования большого количества рукописных записей, подписей (при предоставлении на экспертизу большого количества документов), выполненных от имени различных лиц, на предмет их подлинности и о выполнении их проверяемыми (подозреваемыми). Даже в самых полных методических рекомендациях о назначении почерковедческих экспертиз и исследований невозможно предусмотреть все вероятные ситуации, возникающие в процессе расследования по уголовному делу либо оперативной проверки (разработки) по поводу идентификации записи (подписи) или лица, ее выполнившего. Поэтому необходимо при назначении указанных экспертиз (исследований) в каждом конкретном случае консультироваться с экспертами-почерковедами.

В исследовании использовались методы анализа и синтеза, систематизации, обобщения, историко-правовой, конкретно-социологический и статистический методы.

Объектом данного исследования является совокупность общественных отношений, возникающих в процессе проведения почерковедческих исследований.

Предмет исследования – законодательные акты, регулирующие порядок производства почерковедческой экспертизы, следственная и экспертная практика.

Основная цель исследования - выявить проблемы в деятельности эксперта-почерковеда и наметить пути их решения.

При написании данной работы использовались теоретические разработки Орловой В.Ф., Соколовского З.М., Винберга Л.А., Шванковой М.В. и других.

Работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованных источников и приложений.

1. История и современные тенденции проведения почерковедческих исследований


1.1 Становление исследований письма и почерка


Экспертиза письма и почерка непосредственно связана с появлением и распространением письменности и имеет длительную историю своего развития. Еще в древнем Риме во время правления императора Юстиниана судебные споры о подлинности документов решались с помощью экспертизы письма.

Самым древним направлением в исследовании почерка является графологическое. Оно появилось во II веке н. э. Особенности в почерке Октавиана Августа были замечены Савронием Трангвиллем. Император Нерон сказал об одном человеке из своей свиты: «Его почерк показывает, что он может быть предателем». Графология также получила распространение и в Древнем Китае. Китайский философ и художник Кюо Дже-Хсу (период Сан) сказал: «Почерк безошибочно показывает, кому он принадлежит — человеку благородного происхождения или низкого происхождения».[7]

Первая работа по графологии — учении о распознавании по почерку характера человека — была написана итальянским врачом Камилло Бальди в 1622 году и называлась «О способах узнать образ жизни, характер и личные качества человека по его письму». В 1872 году аббат Гипполит Мишон, автор термина «графология» в своей работе «Тайны письма» проанализировал особенности, с его точки зрения, почти всех качеств человека, отраженных в почерке, и составил каталог их зависимости. Мишон и его последователи утверждали, что по почерку можно определить характер, наклонности, качества и недостатки, словом, весь облик человека. Это направление исследования почерка нашло широкое применение в странах Европы и Америки. Не отрицая, что письмо есть движение руки, зависящее от деятельности мозга, Мишон и его последователи высказывали «научные» принципы, закономерности этого метода исследования.[8] Приведем некоторые из них:

1) Положение строчек. Строчки, идущие вверх, говорят о горячности, энергии, жажде власти; опускающиеся вниз характеризуют физическую и моральную слабость, отчаяние, печаль, таким почерком пишут обыкновенно больные.

2) Наклон букв. Наклоненные буквы (вправо) свидетельствуют о чувствительности, и эта черта проявляется тем сильнее, чем больше наклон букв. Почерк без наклона присущ хладнокровному человеку; левонаклонный свидетельствует об отсутствии чувствительности, часто о притворстве. Почерк прямой указывает на непоколебимую энергию и стойкость. Почерк извилистый, неровный говорит о гибкости характера, изменчивости убеждений. Такие люди умеют, когда нужно, легко поменять свои убеждения.

3) Связность почерка. Связь букв между собой имеет большое значение – это указывает на связность идей, последовательность, рассудительность. Отрывистый почерк свидетельствует о порыве души, о характере поэтическом или художественном.

4) Правильность букв говорит о спокойном уравновешенном характере. Сжатое письмо указывает на склонность к экономии, бережливости. Чем больше буквы сжаты, тем сильнее выражены эти наклонности. Размашистый почерк служит верным показателем широкой, щедрой, даже расточительной натуры и так далее.

Наиболее реакционным направлением в графологии явилось учение главы антропологической школы уголовного права Ломброзо, изложенное в работе «Руководство по графологии». Ломброзо рекомендовал некоторые особенности почерка использовать для определения так называемого «прирожденного преступника». В частности, он разделил почерки преступников на две большие группы: почерк убийц, разбойников, грабителей и почерк воров. Это наивное, идеалистическое по своей сущности, реакционное по политической направленности течение неоднократно подвергалось необоснованной критике со стороны советских и российских криминалистов.[9]

В начале ХХ века графологи значительно усовершенствовали анализ почерка. В своих многочисленных экспериментах они стали использовать данные других наук, например медицины, в частности диагностики. В 1935 году эксперт-почерковед Альфред Кафнер, работавший в министерстве юстиции Австрии, после ряда наблюдений пришел к выводу, что между раковым заболеванием и почерком есть прямая связь. Кафнер изучил более 35000 подписей и на основании их анализа утверждал, что может предсказать раковое заболевание по почерку срочностью до 97% (на основании микроисследования штрихов).

В 30-х годах венгерские графологи изучили почерки более 2000 детей с ненормальной психикой в возрасте от 10 до 18 лет. В процессе анализа рукописей были установлены закономерности в отклонении почерка в зависимости от состояния психики. Исследователи предложили лечить детей (изменять психику ребенка) посредством определенных изменений почерка (так называемая графотерапия). Они считали, что почерк может возбудить нервы человека или успокоить их.

По подсчетам американских графологов более 500 фирм США используют анализ почерка для определения профессиональных свойств человека, вновь принятого на работу или продвигаемого по службе. Европейские фирмы начали использовать графологию с начала XX века. В ФРГ, Дании, Франции фирмы используют графологию для определения профессиональной пригодности. В настоящее время графологию преподают в ФРГ, в университетах Гамбурга, Мюнхена и других. Новейшие курсы читаются в университетах Берна, Цюриха (Швейцария) и ряде других стран Европы. В США курс графологии читается в Нью-Йоркском университете, в Социальной школе исследований. В некоторых университетах графологию изучают после завершения курса психологии; в других — ее читают как часть медицинского курса.[10] На наш взгляд данное направление в почерковедческих исследованиях имеет большое значение для розыска преступника, когда нет каких-либо других данных о нем, кроме рукописного текста, предположительно выполненного его рукой.

В России первые сведения о проведении экспертизы письма и почерка относятся к началу XVII века. Однако первые в истории России криминалистическое исследование документов начали проводить в 1836 году, когда было создано первое судебно-экспертное учреждение в органах внутренних дел Царской России, которое называлось Медицинский Совет при Медицинском департаменте. Судебное исследование документов наиболее часто проводились такими академиками, как Д.И. Менделеев, Н.Н. Зинин, ЮФ. Фрицше, Буринский Е.Ф. и другие. Так, в 1868 году Е.Ф. Буринским было выполнено 78 различного рода исследований документов, в том числе 29 – сравнение почерков.

По Русскому Своду законов сличением почерков могли заниматься люди, владеющие «тайной» письма — секретари присутственных мест, учителя чистописания и другие. Основное качество, определяющее эксперта, заключалось в умении красиво писать. Таким образом, первым направлением в исследовании письма в России явилась каллиграфическая экспертиза. Процесс каллиграфического исследования сводился лишь к выявлению сходства или различия внешнего начертания отдельных букв в сравниваемых рукописях. Естественно, что такое механическое сопоставление строения письменных знаков без учета обстоятельств, влияющих на формирование письменно-двигательного навыка, приводило к грубейшим ошибкам.

Каллиграфическое направление в экспертизе документов подвергалось резкой критике со стороны ведущих ученых. Так швейцарский ученый Рейсе писал: «Для графических экспертиз чаще всего приглашаются каллиграфы, как будто достаточно уметь учить детей чистописанию для того, чтобы справиться с одной из самых сложных и трудных экспертиз, требующей серьезных познаний по физиологии, химии и фотографии».[11]

Е.Ф. Буринский следующим образом оценивал «научность» этого метода исследования: «Нам, в нашей практике приходилось видеть одного почтенного содержателя типолитографии, который при исследовании одного и того же документа в разное время (в коммерческом суде, у судебного следователя на предварительном следствии, на судебном следствии) давал иногда позабыв об учтивости, три совершенно противоположных заключения о том, кем писана исследуемая рукопись. При этом каждое из них высказывалось с такою уверенностью, что самому эксперту становилось стыдно за себя, когда стороны предлагали ему вопрос о том которое же из его разных мнений следует считать окончательным». [12]

Давая заключения, в основе которых нет никаких научных положений, каллиграфы в конце концов потеряли в глазах суда всякое доверие. Псевдонаучность этого метода очень метко охарактеризовал профессор Е. Ф. Буринский, который отмечал, что правосудию приходилось бороться как с подделывателями, так и с фантазией каллиграфов. По нашему мнению следует согласиться с Буринским, поскольку в основе каллиграфического направления нет каких бы то ни было научных положений. Каллиграфическое исследование прежде всего опиралось на субъективное мнение эксперта, на его фантазию.

Одним из направлений исследования письма и почерка стал приметоописательный (сигналетический) метод, который появился благодаря статье известного французского криминалиста А. Бертильона «Сравнение почерков и графическая идентификация», опубликованной в 1897 году. Данный метод разработал сам Бертильон и описал в своей работе. В основе данного метода лежат признаки-приметы почерка, аналогичные признакам, разработанным А. Бертильоном для описания внешности по методу «словесного портрета». Приметоописатели, сравнивая рукописи, основное внимание обращали на более броские признаки. При описании признаков почерка анализу подвергались форма, размер, положение, наклон элементов, письменных знаков в целом, расположение строк, интервалов между словами и строками и другие.

По нашему мнению, в отличие от каллиграфического направления в экспертизе письма и почерка метод приметоописателей явился шагом вперед по пути развития судебного почерковедения. Основной заслугой этого метода явилась разработка некоторых признаков почерка. Положительным также было применение специальных сравнительных фототаблиц, на которых иллюстрировались признаки почерка, положенные в основу того или иного вывода эксперта.

Однако мы присоединяемся к мнению Л.А. Винберга в том, что в целом этот метод не приемлем для экспертизы письма и почерка. Основная ошибка приметоописательного метода заключалась в том, что его авторы механически, без учета особенностей формирования письменно-двигательного навыка, перенесли методику «словесного портрета» на почерк.[13]

Разновидность приметоописательного метода - графометрический метод. В переводе на русский язык термин «графометрия» означает «измерение почерка». Попытки научно обосновать графометрическии метод впервые были предприняты французским криминалистом Э. Локаром. Сущность этого метода состояла в стремлении заменить субъективное мнение исследователя экспериментальными данными, полученными от измерения различных характеристик почерка. В общих чертах метод исследования, предложенный Э. Локаром, сводился к измерению ряда величин в сравниваемых почерках. Измерялись относительные величины (относительная высота строчных букв и так далее), направления, находящие свое выражение в угловых величинах, перерывы и другие. Потом замеры величин в каждом исследуемом почерке откладывались на графике в виде кривой и полученные кривые сопоставлялись друг с другом. Совпадение кривых свидетельствовало о выполнении сравниваемых рукописей одним лицом, расхождение — о выполнении рукописей разными лицами. Предложенный Э. Локаром графометрический метод исследования явился шагом вперед к более глубокому познанию природы почерка.[14]

Этот метод, по признанию самого Э. Локара, страдал многими существенными недостатками, препятствующими применению его в том виде, в каком он был предложен. Мы согласны с мнением Локара, так как данный метод - очень трудоемкий, учитывает только количественные характеристики, что может привести к экспертной ошибке. А в экспертной практике не допустимо использование методов, которые слишком трудны, требуют огромного умственного напряжения, а также о которых заранее известно, что их использование может привести к экспертной ошибке.

Положительной стороной указанного метода явилась разработка некоторых особенностей почерка (размер, разгон, наклон, связность и так далее), которые нашли свое отражение в современной классификации признаков почерка. Мы считаем, что данный метод, несмотря на имеющиеся недостатки, вполне имеет право на существование среди других методов исследования почерка, которые применяются и по сей день. Так, например, в последнее время элементы графометрического метода находят применение в математических методах исследования.

Таким образом, в процессе становления исследований письма и почерка учеными были разработаны различные методы их исследования. Это такие методы, как графологический, каллиграфический, приметоописательный, графометрический. Однако не все из вышеназванных методов применяются экспертами для исследования почерка в настоящее время. Например, каллиграфический метод страдал псевдонаучностью, поэтому постепенно перестал использоваться почерковедами для исследования почерка. Разработка и использование приметоописательного метода дали толчок к дальнейшему развитию судебного почерковедения. Графометрический метод был весьма трудоемким методом исследования почерка, однако разработка некоторых особенностей в рамках этого метода нашло свое отражение в современной классификации признаков почерка. Использование графологического метода позволяет установить личностные и физиологические характеристики исполнителя исследуемого текста. Данный метод широко используется при исследовании почерка и по сей день.


1.2    Основные задачи и методы исследования почерка на современном этапе


Работы современных графологов представляют определенный научный интерес для российских ученых-почерковедов, занимающихся решением задач неидентификационного характера: установление необычных условий выполнения рукописи, состояние человека в момент написания текста, установление пола, возраста, профессии. Вследствие консерватизма судебной, политической системы СССР криминалистические знания развивались медленно, слабо использовались достижения науки и техники.

Весь многолетний период развития советской криминалистической экспертизы письма, по определению В.Ф. Орловой,— это процесс научного исследования закономерностей письма и почерка на базе комплекса знаний различных областей науки в первую очередь естественного профиля в целях создания, совершенствования методики криминалистической экспертизы почерка.[15] Почерковедам, как никаким другим специалистам в области криминалистической экспертизы, повезло в содружестве с учеными других специальностей. В настоящее время почерк является объектом исследования не только криминалистов и судебных экспертов, но и медиков, физиологов, психологов и других специалистов. Например, влияние перегрузок, состояние невесомости изучается в космической медицине и с помощью исследования почерка.

Основная задача экспертизы почерка — установление исполнителя рукописного текста, подписей. Эта задача решается в процессе криминалистического идентификационного исследования. Настоящий период развития судебного почерковедения характеризуется активным привлечением данных различных, преимущественно естественных, наук для раскрытия закономерностей формирования письменно-двигательного навыка, письменной речи. Так, ВНИИ МВД РФ, институты и лаборатории судебных экспертиз Министерства юстиции РФ занимаются исследованием анатомических, физиологических основ письма; изучаются анатомические характеристики письменно-двигательного навыка при образовании элементов почерка; физиологические процессы, лежащие в основе управления движениями, воспроизводящими элементы письменных знаков и их сочетаний. Исследуется координация движений при дифференциации рукописей по темпу письма. Используются данные физиологии и психологии: для обоснования устойчивости элементов почерка; для выявления корреляции характеристик личности и графических признаков. В экспериментальных исследованиях применяются средства электромиографии для определения темпа письма. Для изучения процесса формирования элементов почерка применяются средства электрофизиологического исследования двигательного аппарата.

Основоположник судебного почерковедения Е.Ф. Буринский писал, что почерковедческая экспертиза только тогда перестанет быть субъективной, когда в процессе исследования будут производиться различные измерения с помощью специально для этих целей разработанных и изготовленных инструментов. Этот тезис Е.Ф. Буринского открывал перед почерковедами новые пути к исследованию почерка. Мы полностью согласны с его мнением, так как целью почерковедческой экспертизы является установить исполнителя исследуемой рукописи или подписи, но провести ее невозможно, опираясь только на знания эксперта. Необходимо при исследовании почерковых объектов использовать измерительные приборы. Но так, как мы живем в веке стремительно развивающихся компьютерных технологий, становиться вполне возможным в целях изучения и идентификации исследуемых материалов использование специально предназначенных для этого компьютерные программы. Возможно, уже существуют такие программы, но пока в экспертных подразделениях они не используются, в частности для идентификации почерка, что в значительной мере затрудняет и затягивает производство почерковедческой экспертизы.

Однако мы считаем, что в концепции Буринского есть некоторые недостатки. Говоря о необходимости объективизировать метод измерения почерка, он не дает никаких научных рекомендаций, позволяющих сделать это. Практические предложения Е.Ф. Буринского сводились к указаниям об измерении некоторых величин: угла направление строки, размаха почерка или амплитуды, разгона, напряжения почерка.

В определенной степени графометрический метод Э. Локара в настоящее время — эпоху научно-технического прогресса — «натолкнул» исследователей на применение в судебном почерковедении математических методов исследования, к которым в первую очередь относится использование в экспертизе письма и почерка аппарата проективной геометрии. Полученные в результате раздельного исследования графические характеристики почерка, которым исполнен исследуемый документ, образцы почерка лица, подозреваемого в его исполнении, сопоставляются таким образом, чтобы их координатные оси совпадали. Затем через одноименные точки графических характеристик исследуемых признаков проводятся лучи. Если они пересекаются в одной точке, то оба пучка лучей проективны, следовательно, записи исполнены лицом, образцы почерка которого представлены для сравнения. Если прямые, проведенные через одноименные точки, не пересекаются в одной точке, то здесь отсутствует проективное соответствие. Такое несоответствие свидетельствует о выполнении сравниваемых почерков разными лицами. К сожалению, этот метод имеет существенные недостатки, заключающиеся в том, что при разметке признаков не исключается возможность довольно значительной инструментальной ошибки. Небрежное исполнение чертежа влияет на объективность результатов исследования. Во избежание указанных ошибок в настоящее время ведется экспериментальная работа по внедрению оптико-механических приспособлений для безошибочной разметки исследуемых признаков.

Одним из методов графического анализа является графическое усреднение письменных знаков. Этот метод используется экспертами-почерковедами для получения сведений о пространственном размещении движений руки исполнителя при образовании букв и их элементов. Названный способ, по мнению его авторов, дает возможность получить результаты высокой точности без применения специальной сложной техники. Графическое усреднение состоит из трех стадий: формировка букв по размеру, совмещение сформированных по размеру букв и получение усредненного письменного знака.[16] Такое исследование предполагает обязательный анализ нескольких письменных знаков, так как нередки случаи, когда одноименные усредненные буквы в рукописях одного и того же лица (например, при умышленном изменении почерка) не совпадают. Наибольший эффект метод усреднения может дать при исследовании сходных почерков. Однако следует учитывать, что этот способ не имеет самостоятельного значения и его результаты оцениваются в совокупности с другими полученными данными.

Другим методом графического анализа является графический дисперсионный анализ письменных знаков. Так же как и метод графического усреднения, он позволяет экспертам-почерковедам получить данные о пространственном размещении движений руки исполнителя подписи. Сущность этого способа заключается в сопоставлении буквы спорной подписи со совмещенными друг с другом сформированными одноименными буквами, взятыми в образцах предполагаемого исполнителя. Названный метод является дополнительным способом исследования почерка (подписи). Результаты его применения оцениваются в совокупности с данными, полученными иным путем.[17]

Наряду с ручными способами в почерковедческих исследованиях за последнее время все большее применение получают машинные методы анализа признаков в сравниваемых почерках (подписях). Почерк определенного лица в целом, а также отдельные письменные знаки, в совокупности составляющие индивидуализирующий комплекс, являют собой образ. Задача исследователя состоит в обучении электронно-вычислительной машины распознаванию по некоторому количеству письменных знаков почерка данного лица в массе разных почерков.[18] Но мы считаем, что использование новейших достижений почерковедческой науки и электронно-вычислительной техники для идентификации почерка не достаточно оценено практиками. Это одна из проблем почерковедческой и других видов экспертиз, и причина этой проблемы в недостатке финансирования экспертно-криминалистических подразделений.

С целью отыскания объективных критериев оценки признаков в почерковедческих исследованиях многое делается по статистической обработке почерков. Основная цель экспериментов в этой области — установление частоты встречаемости ряда признаков. Разработаны и на практике применяются в экспертных учреждениях методики частоты встречаемости идентификационной значимости определенных признаков почерка.

Все эти исследования сводятся к отысканию объективных критериев качественной оценки признаков (совокупности признаков) количественными вероятностно-статистическими методами. Процесс почерковедческого исследования направлен не только на решение идентификационных задач. При исследовании рукописей нередко решаются вопросы, связанные с установлением условий, в которых выполнялся спорный документ, установлением факта написания текста умышленно измененным почерком, левой рукой. Определенные признаки письма информируют эксперта о выполнении рукописи лицами, перенесшими травмы мозга, находившимися в момент написания текста в состоянии повышенной возбудимости или торможения, состоянии алкогольного опьянения. Так, например, у лиц с расстроенной центральной нервной системой координация движений при письме снижается, темп письма резко спадает, появляются угловатые движения, некоторые буквы выполняются в зеркальном изображении и так далее.[19]

В настоящий период ученые-криминалисты ведут активные исследования в области судебного почерковедения. Достигаются определенные успехи в данной области. За последние пятнадцать лет не появилось каких бы то ни было существенных новых разработок в данной области криминалистических знаний. В основном используются методики, разработанные советскими учеными-криминалистами. Во многих региональных экспертно-криминалистических отделах используется старое, приобретенное еще в советские годы оборудование, которое, конечно же, не вечно и рано или поздно придет в негодность. Мы считаем, что такая ситуация обусловлена экономическим и политическим кризисами последних лет, которые возникли после распада СССР. По нашему мнению успех дальнейшего развития почерковедения — в тесном творческом взаимодействии специалистов различных областей знания, в использовании новейших достижений науки и техники, а также в поддержке со стороны государства.

2. Основы почерковедческой экспертизы


2.1 Понятие и свойства почерка


Почерк — это зафиксированная в рукописи система привычных движений, в основе формирования которой лежит письменно-двигательный навык.

Из положений теории идентификации известно, что для установления тождества объекта необходимо, чтобы он обладал свойствами отображаемости, индивидуальности, относительной устойчивости.

В основе формирования почерка лежит письменно-двигательный навык. Под навыком психология понимает систему регуляторных процессов, сложившуюся в индивидуальном опыте человека и позволяющую устойчиво и стандартно выполнять определенные действия. Из этого определения видно, что навык формируется в результате определенных целенаправленных действий человека, которые носят целостный характер. Навык создает устойчивость и индивидуальность в выполнении человеком необходимых действий.[20]

Формирование письменно-двигательного навыка происходит одновременно с обучением письму. Это процесс начинается задолго до поступления ребенка в школу еще в раннем дошкольном возрасте. В дошкольном возрасте у ребенка формируется понятие о письме как средстве общения между людьми и как способе фиксации своих мыслей. В период дошкольного возраста ребенок контролирует не только некоторые свои движения, но и внимание. Формирование сознательных целенаправленных движений у него во многом зависит от условий выполнения графических упражнений, отношения родителей и воспитателей дошкольных учреждений к этим занятиям детей.[21]

В зависимости от целей и содержания задач, поставленных перед обучающимся процесс формирования письменно-двигательного навыка расчленяется на четыре этапа: элементное, буквенное, связное и рукописное письмо.[22]

Элементное письмо является начальным этапом. Основная цель здесь состоит в ознакомлении ученика со звуковым составом слов, графическими обозначениями звуков, с требованиями, предъявляемыми к форме письменных элементов, правилами соединения букв, гигиеническими, техническими правилами письма. Чтобы научиться хорошо выполнять графические элементы, ученик должен в первую очередь овладеть техническим навыком, быть знакомым с гигиеническими правилами письма. Процесс письма может происходить при различной позе пишущего, разном положении корпуса, головы, рук, пера по отношению к бумаге и бумаги по отношению к столу. Наблюдения школьных врачей свидетельствуют о том, что некоторые недостатки физического развития ребенка во многом зависят от степени нарушения им гигиенических правил письма. Такими недостатками могут быть искривления позвоночника, частичная потеря зрения, неодинаковая острота зрения правого и левого глаза и другие, которые влияют на формирование письменно-двигательного навыка.

Второй этап овладения письменно-двигательным навыком — буквенное письмо. Здесь основное внимание ученика сосредоточено на правильном изображении букв. Он должен научиться четко соединять элементы и правильно располагать их относительно друг друга. К этой стадии обучения письму ученик приходит уже с некоторым запасом знаний в выполнении элементов письменных знаков, им в определенной степени усвоены технические навыки письма. Для буквенного письма характерно преобладание зрительного контроля за выполнением письменных знаков. Этот контроль выражается в том, что нарушения правил изображения одних и тех же букв и элементов не повторяются систематически.

А.И. Винберг, анализируя эту стадию формирования письменно-двигательного навыка, отмечал, что «отсутствие у обучающегося письму графических и технических навыков, изменчивость в изображении букв, наличие недостаточно координированных движений плохо управляемой руки, быстрая утомляемость в результате значительного мышечного напряжения, скованность всех движений, замедленных и мало выработанных — все это позволяет утверждать, что по существу здесь выступает понятие почерка. Под почерком разумеется система выработанных движений.»[23]

Следующий этап формирования письменно-двигательного навыка — связное письмо. Здесь внимание ребенка сосредоточено на правильном связывании элементов письменного знака, на соединении букв слова, а также на соблюдении правил расстановки письменных знаков относительно линовки. Ученик старается выполнить буквы одинаковыми по размеру, нажиму, наклону. В процессе связного письма закрепляются и автоматизируются навыки, приобретенные на первых двух стадиях обучения.

А.Р. Лурия, давая оценку процессу формирования письменно-двигательного навыка у ученика начальной школы, отмечал, что эти первые шаги по пути дифференцировки примитивно подражательной графики у него еще очень бедны и слабы. Они отражают лишь ритм фразы; ребенок еще не умеет отличать графически содержание предъявленного ему понятия. «Мы ждем от него второго шага,— пишет А.Р. Лурия,— когда графика его начинает отображать не только внешний ритм предъявленных ему слов, но и их содержание: тогда знак приобретает назначение».

Следующей стадией формирования письменно-двигательного навыка является скорописное письмо. В отличие от предыдущих на этом уровне (уже усвоены технические и графические навыки) учащийся имеет возможность сосредоточить внимание полностью на смысловой стороне, на содержании письма. На первый план выступают усвоение навыков письма, смысл и содержание. В этот период у ученика формируются и орфографические навыки. Он одновременно с выбором содержания текста подыскивает необходимые слова, формулировки. Особенностью скорописного этапа формирования почерка является целостность этого процесса. Человек при написании слов не разбивает их на составляющие звуки, чем быстрее он пишет, тем более связным становится его почерк. Технические и графические навыки пишущим, как правило, не осознаются. Е.В. Гурьянов по этому поводу писал: «Каждое изменение состояния мышц, любое их сокращение или расслабление под воздействием импульсов, поступающих из двигательных нервных центров, вызывает ответные импульсы, ведущие из нервных окончаний в мышцах, суставах, сухожилиях и связках по чувствительным нервным путям в сенсорные нервные центры головного мозга – эти поступающие из периферии импульсы осознаются человеком в форме так называемых кинестетических ощущений или ощущений движений».[24]

Индивидуальность почерка, а точнее индивидуальность письменно-двигательного навыка человека, у которого уже сформировался такой навык, выражается в специфических изменениях и дополнениях или сокращениях по отношению к стандартной прописи. Возникают эти особенности постепенно в процессе обучения письму и зависят от многих причин.

Обстоятельства, влияющие на формирование индивидуального письменно-двигательного навыка, можно разделить на два вида: субъективные, обусловленные анатомическими, физиологическими и психологическими особенностями обучающегося письму, и объективные.

Основную роль в формировании письменно-двигательного навыка при обучении письму играют обстоятельства субъективного характера, так как в конечном итоге благодаря ним почерк каждого человека индивидуален. В свою очередь обстоятельства субъективного характера можно разделить на две группы:

1) анатомические особенности пишущего: строение руки (длина костных рычагов, степень подвижности суставов и развитости мышц), строение глаз и особенности зрения (конвергенция - сведение осей глаз для улучшения восприятия объекта, аккомодация - способность глаза различать предметы, находящиеся от него на различных расстояниях, инокулярность - особенность зрения, от которой зависит определение расстояния между наблюдаемыми объектами и их взаимное размещение и другие), недостатки зрения (астигматизм - один из недостатков роговой оболочки глаза или хрусталика, близорукость, дальнозоркость, косоглазие и другие);

2) психофизиологические особенности обучающегося письму. Восприятие письменного знака - это сложный длительный процесс, в основе которого лежит формирование слухоречедвигательного и зрительного представлений о письменных знаках, образуемых ими в словах, предложениях. Запоминание строения письменного знака в целом и его элементов. Эта задача может быть успешно решена только при многократных упражнениях с буквами. Также необходимо учитывать, что формирование почерка заканчивается к 25—30 годам. В этот период влияют многочисленные факторы: избранная профессия, условия письма и другие. Многочисленными экспериментами психологов и физиологов показана прямая зависимость формирования письменно-двигательного навыка от типа нервной системы человека.[25]

Обстоятельства объективного характера также активно влияют на формирование письменно-двигательного навыка обучающегося письму.

К таким обстоятельствам относятся в первую очередь посадка и условия выполнения рукописи.

К обстоятельствам объективного характера можно отнести и условия, в которых проходит процесс обучения письму. Так, недостаточная освещенность помещения может привести к формированию упрощенного по построению почерка. Состояние бумаги, на которой выполняется текст, выбор пишущего прибора также являются факторами, влияющими на формирование письменно-двигательного навыка.

Следующим признаком почерка является устойчивость. Благодаря автоматизации процесса письма в результате многократных повторений длительных упражнений письменно-двигательный навык человека становится настолько устойчивым, что даже сознательные попытки изменить свой почерк не приводят к положительному результату.

Физиологической основой формирования письменно-двигательного навыка в свете учения академика И.П. Павлова о высшей нервной деятельности являются системы временных связей, образующиеся в результате многократных упражнений. И.П. Павлов, анализируя временные связи и их отношения к психологическим процессам, отмечал: «...временная нервная связь есть универсальнейшее физиологическое явление в животном мире и в нас самих. А вместе с тем оно же и психическое — то, что психологи называют ассоциацией, будет и то образование соединений всевозможных действий, впечатлений или из букв, слов и мыслей. Какое было бы основание как-нибудь различать, отделять друг от друга то, что физиолог называет временной связью, а психолог ассоциацией? Здесь имеется полное слитие, полное поглощение одного другим, отождествление».[26]

При формировании почерка наиболее стойкими к изменениям во вне будут зрительно-двигательные образы письменных знаков в целом и их элементов, образовавшиеся в нервных центрах учащегося на начальных этапах обучения письменно-двигательному навыку. Благодаря стереотипности движений при письме, возможна идентификация личности по почерку.

Вместе с тем, несмотря на относительную устойчивость почерка конкретного лица, в нем (почерке) под воздействием различных обстоятельств могут наступить различные изменения. Недаром И. П. Павлов, называя системы временных связей стереотипами подчеркивал их динамичность, выражающуюся в изменчивости в зависимости от обстоятельств объективного и субъективного характера. «Образованные условные рефлексы,— отмечал И.П. Павлов,— представляют собой в высшей степени чувствительную величину – потому при обыкновенных жизненных условиях подлежат постоянным колебаниям».[27]

В криминалистической литературе по судебному почерковедению к причинам, изменяющим почерк относят неправильную позу, непривычное держание пера, необычный материал или иные непривычные условия письма, различные травмы рук, глаз, нарушение нервного, физического состояния пишущего, усталость, различные нервные заболевания, выполнение рукописи левой рукой, при обычном письме правой рукой выполнение рукописи особым образом, в непривычном темпе, старательно или поспешно, с подражанием почерку другого лица, с подражанием печатному шрифту или специальным шрифтам.

Устойчивость письменно–двигательного навыка, сохраняемость его особенностей при письме даже в необычных условиях зависит от следующих причин: степени формирования письменно-двигательного навыка, особенностей нервного аппарата управления движениями человека. Сохраняемость особенностей движений пишущего при письме в различных условиях, устойчивость (стереотипность) их воспроизведения — свойства почерка, необходимые для идентификации личности.

Особенностью проявления динамического стереотипа письменно-двигательного навыка является его вариационность. Вариационность — одно из свойств сформировавшегося письменно-двигательного навыка – эта особенность почерка есть результат приспособляемости письменно-двигательного навыка к отмеченным выше обстоятельствам объективного и субъективного характера. В связи с тем, что у пишущего может быть несколько вариантов почерка, в криминалистической литературе вариант, сформировавшийся в процессе обучения письму в школе и в дальнейшей жизни, принято называть основным. Этот вариант чаще всего встречается при написании различных документов, записей и другого. Остальные варианты почерка, появившиеся у человека позднее в результате различных обстоятельств объективного и субъективного характера, принято называть дополнительными. Ими, например, могут быть скорописная маскировка, выполнение рукописи с подражанием печатному шрифту, с подражанием почерку другого лица, выполнение левой рукой и так далее.

Так, например, при сравнительном исследовании почерка, которым выполнена рукописная запись в бланке страхового полиса, представленного на экспертизу, с образцами почерка Воронина, были установлены сходства и различия некоторых общих и частных признаков. Однако выявленные различающиеся признаки почерка эксперт определил, как устойчивые и существенные. Данные различающиеся признаки образовали индивидуальную совокупность, которая явилась достаточным основанием для того, чтобы исследуемая рукописная запись выполнена не Ворониным П.Ю., а другим лицом с подражанием почерку Воронина П.Ю. Из рассматриваемого примера видно, что лицо, выполнившее исследуемую запись, пыталось повторить почерк Воронина, в частности придать почерку вид печатного шрифта – у Воронина стилизованный почерк, то есть схож с печатным шрифтом. Однако почерк исполнителя записи имеет более сильный наклон в правую сторону, чем у Воронина, снижены темп письма и координация движений, нажим более сильный, чем у Воронина, написание отдельных букв также различно.[28]

Таким образом, вариационность почерка как одна из форм приспособляемости письменно-двигательного навыка к различным условиям (объективного и субъективного характера) не является препятствием для идентификации личности. В то же время вариационность всегда должна рассчитываться как при исследованиях идентификационного, так и неидентификационного характера.

Подытожив выше изложенное, следует сказать, что почерк, как система зафиксированных в рукописи письменных знаков, обладает свойствами индивидуальности, относительной устойчивости, сохраняемости и вариционности. Это означает, что абсолютно любой почерк, естественно при наличии достаточного количества исследуемого и сравнительного материала, можно идентифицировать, то есть установить его исполнителя.


2.2 Понятие идентификационных признаков почерка


Факт индивидуальности и относительной устойчивости почерка позволяет лишь ставить вопрос об идентификации личности. Но знания только свойств сравниваемых объектов недостаточно для идентификации личности. Необходимо выявить и изучить в исследуемых почерках все части, стороны, элементы, которые в своей совокупности позволяют эксперту установить тождество или различие.[29]

Такими приметами, показателями, с помощью которых эксперт устанавливает личность по почерку, являются признаки, особенности письменно-двигательного навыка, отобразившиеся в рукописи. Ввиду того, что идентификация личности по материально-фиксированным отображениям (письму) устанавливается по признакам, их классификация имеет большое практическое значение для решения конкретных задач, стоящих перед почерковедческой экспертизой.[30]

Признаки принято делить на существенные и несущественные. Чтобы познать объект, составить представление о нем, надо установить, выделить наиболее существенное. Другими словами, необходимо определить его сущность, которую в свою очередь невозможно установить без выделения наиболее существенных признаков. При таком делении признаков нужно помнить, что существенное для наших целей – не всегда существенно для самого объекта. Все зависит от того, какие цели мы преследуем при изучении того или иного объекта. Эксперта-почерковеда при установлении исполнителя спорного документа в процессе исследования почерка, прежде всего, интересует графика выполнения письменных знаков.

При делении признаков на существенные и несущественные следует помнить, что все признаки, с помощью которых мы в процессе идентификации решаем вопрос о тождестве или различии, являются для наших целей существенными. Такие признаки в криминалистике называются идентификационными. Но существенность тех или иных признаков для целей идентификации не устанавливается заранее для каждого объекта. Прежде необходимо исследовать текст спорного документа, образцы почерка конкретного лица, затем определить по каким существенным признакам мы будем устанавливать личность. Разработанные методики почерковедческой экспертизы могут лишь подсказать общее направление хода исследования. Выбор существенных признаков в каждом конкретном случае будет строго индивидуален. Эксперт устанавливает лицо, исполнившее рукопись по определенной совокупности существенных признаков. Для другого почерка эта совокупность признаков будет иной. Существенные признаки могут быть заранее определены только для установления определенных классификаций: рода, вида, группы. Там эксперт имеет дело не с единичным объектом, а с группой объектов. В связи с тем, что степень существенности тех или иных признаков можно заранее определить только для той или иной конкретной группы почерков для установления определенных классификаций. Такие признаки следует считать безотносительно существенными. Для некоторых групп почерков безотносительно существенные признаки будут различными. Так, безотносительно существенными признаками для отнесения почерков в группу высоко выработанных являются: высокая степень выработанности, ускоренный темп движений, высокая степень непрерывности фиксируемых движений (связность) и другое.

Деление признаков на относительно существенные и безотносительно существенные необходимо каждый раз при изучении различных сторон объекта при постановке самой проблемы исследования. Но при идентификации личности по почерку деления признаков на относительно и безотносительно существенные недостаточно.

Большое практическое значение для почерковедения имеет деление признаков на общие и частные. Следует разграничивать общие признаки, выражающие наиболее общие черты, присущие всем однородным объектам и служащие для установления определенных классификаций; и общие признаки, характеризующие конкретный почерк в целом. Круг общих признаков, с помощью которых устанавливаются определенные классификации, намного шире круга общих признаков конкретного объекта. Их количество увеличивается в результате перехода при установлении классификаций некоторых частных признаков объекта в соответствие с общими признаками, почерка, с помощью которых из общей массы выделяются почерки упрощенного строения, причинами которых являются недостаточность координации движений, неоднородность, неравномерность протяженности направления движений, их пространственной ориентации, выпрямление формы движений (возвратные, угловатые движения, выпрямляются дугообразные), сокращение протяженности, заключающейся в утрате элементов и их частей и количества движений; увеличение непрерывности движений и другое. В данном случае общие признаки выражают наиболее общие черты, свойственные группе почерков упрощенного строения. Но такие признаки почерка, как неоднородность и неравномерность протяженности движений, направление движений, их пространственная ориентация, выпрямление форм движений, сокращение протяженности движений и другие являются в свою очередь частными признаками почерка конкретного лица, так как они характеризуют отдельные части, элементы определенного целого (почерка).[31]

Такое дифференцирование общих признаков имеет принципиальное значение для определения групповой принадлежности, установления тождества объекта. Так общими признаками для дифференцирования почерков по степени выработанности являются точность, темп движений при выполнении письменных знаков, степень непрерывности фиксируемых движений и другие. Отсутствие этих признаков в исследуемом почерке не позволит эксперту определить степень выработанности, но не помешает (конкретных обстоятельствах) установлению исполнителя рукописи. В экспертной практике такие случаи встречаются при исследовании крайне ограниченного объема почеркового материала, например, цифрового письма, кратких текстов и так далее.

Общие признаки почерка делятся на три группы:

1)      характеризующие пространственную ориентацию (размещение) движении;

2)      отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка;

3)      отражающие структуру движений по их траектории.

Наличие и особенности проявления первой группы признаков во многом зависят от глазомера пишущего. Они дают возможность эксперту судить о навыке пишущего, определенным образом размещать текст относительно краев листа, частей текста относительно друг друга и различных ориентиров. Рассмотрим особенности этой категории общих признаков почерка.[32]

Размещение самостоятельных фрагментов документов — заголовков, обращений, дат, подписей, резолюций изучается относительно основного текста и срезов листа бумаги, на котором исполнена исследуемая рукопись. В рукописях разных лиц заголовки, обращения могут размещаться на определенном расстоянии от первой строки основного текста, слева, справа или в центре листа бумаги. Даты, подписи и резолюции также могут быть расположены на различном расстоянии от основного текста, в различном положении, то есть по центру, справа, слева.

Такие признаки, как наличие или отсутствие полей, их размер, форма, конфигурация линий полей, рассматриваются относительно левого и правого срезов листа бумаги предыдущей строки. У каждого человека при письме вырабатываются определенные навыки по размещению начальных и заключительных движений. Их положение в строке рукописи образует левые или правые поля, или те и другие. Поля считаются малыми, если расстояние от левого (правого) среза листа бумаги до начальных (заключительных) движений в каждой строке не превышает одного сантиметра, средние - от одного до трех сантиметров, большие - три сантиметра. По форме площадь полей может быть прямоугольной или трапециевидной. Это зависит от расстояния начальных и заключительных движений в каждой строке текста. Конфигурация линий полей в зависимости от различных изменений расстояний от срезов листа бумаги до начальных (заключительных) движений при выполнении строк на протяжении всей рукописи может быть прямой, вогнутой, выпуклой, ломаной, извилистой.[33]

Размер красной строки или размещение начального движения в первой строке абзаца относительно начала предшествующей строки и других строк зависит от расстояния, на которое отступила рука пишущего от левого среза листа бумаги. Размер красной строки считается средним, если расстояние от начала первой строки абзаца до начального движения в остальных строках этого же абзаца будет приблизительно два с половиной — три сантиметра, малым, - если это расстояние не превышает двух сантиметров, большим, — если три сантиметра и более.

Размер интервалов между строками может быть изучен только при исследовании рукописи, выполненной не на линованной бумаге. Размер интервалов между строками определяется относительно высоты строчных букв. Большим интервалом считается, если расстояние между строками больше высоты двух строчных букв; средний - равен двойной высоте строчной буквы; малый - равен или несколько больше высоты буквы.

Размер интервалов между словами – еще один признак, определяющий пространственную ориентацию. Малый интервал равен ширине одной буквы; средний — двойной ширине букв; большой интервал превышает ширину двух букв. Размещение линии письма относительно бланковой строки может быть над линовкой, под линовкой, совмещаться с линовкой. Направление линии письма в строке может быть горизонтальным — параллельным горизонтальному срезу листа бумаги; поднимающимся и опускающимся.Форма линии письма в строке бывает: прямая, выпуклая, вогнутая, извилистая, изломанная (ступенчатая).[34]

Размещение движений при выполнении знаков препинания относительно предшествующего слова, относительно линии письма или линии строки и положение знака переноса слов относительно линии строки бывает различным. Размер интервала между знаком препинания и предшествующим словом считается большим, если превышает ширину двухэлементной буквы; средним — в пределах ширины такой буквы; малым — меньше ширины. Знаки препинания в рукописях могут находиться на линии письма или бланковой строки, либо выше или ниже ее. Знаки переноса слов относительно линии строки могут располагаться в рукописи на линии строки или ниже ее, параллельно линии строки или под углом к ней.

При сравнительном исследовании рукописных записей в бланке доверенности на распоряжение и управления автомобилем от имени Нарушева Н.М., с образцами почерков Нарушева Н.М. и Хатоева О. М. лишь с образцами почерка Хатоева О.М. установлены совпадения всех общих и всех частных признаков почерка, позволяющие сделать вывод, что данные записи выполнены не Нарушевым, а Хатоевым. Так, например, установлено совпадение таких общих признаков, как размещение линии письма относительно линии линовки – смешанное (на линовке, или над линовкой), форма линии письма в строке – извилистая и ряда других признаков.[35]

К признакам второй группы относятся выработанность почерка и степень сложности движений, отражающиеся на строении его в целом. Анализ этой группы общих признаков почерка позволяет эксперту установить степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка пишущего. Степень выработанности — один из основных показателей уровня овладения человеком письменно-двигательным навыком. О степени выработанности, этом сложном признаке почерка, исследователя информируют темп и координация движений при письме. Темп выполнения рукописи может быть быстрым, средним и медленным. Следует отметить, что темп движений при письме может быть привычным и измененным. Он может меняться у человека в зависимости от целей и задач, стоящих перед пишущим. Чем сложнее движения, отображенные в строении почерка, тем медленнее темп письма и наоборот. Исходя из этой зависимости, можно заключить, что в группе высоковыработанных почерков самыми медленными по темпу исполнения письменных знаков будут усложненные почерки; самыми быстрыми — упрощенные. Под координацией движений при письме понимается степень согласованности движений пишущего при выполнении элементов письменных знаков, букв и при их связывании. В зависимости от уровня овладения письменно-двигательным навыком — темпа и координации движений — различаются мало-выработанные, средневыработанные и высоковыработаниые почерки. Маловыработанный почерк характерен для лиц, у которых формирование письменно-двигательного навыка остановилось на начальных стадиях обучения письму в школе (1—4 классы). Средневыработанными считаются почерки с еще не сформировавшимся письменно-двигательным навыком. Такие почерки характерны для лиц, у которых формирование письменно-двигательного навыка закончилось в школьный период на стадии освоения связного и быстрого письма, или для учеников в этот период обучения письму. Высоковыработанными почерками обладают лица, у которых сформировался письменно-двигательный навык. Для высоковыработанного почерка характерен быстрый темп письма, автоматичность и высокая координация движений. Соответственно для маловыработанных и средневыработанных характерны низкие и средние темп и координация движений.[36]

 Сложность движений, как один из общих признаков почерка, характеризует специфику сформированности письменно-двигателыюго навыка, его приспособляемость к быстрому темпу письма. Высоковыработанные почерки по степени сложности движений в целом подразделяются на: простые, упрощенные и усложненные. В простых почерках система движений, направленная на выполнение элементов письменных знаков, букв и слов, соответствует установленным стандартным прописям. У лиц, обладающих упрощенным по строению почерком, система движений намного проще, чем система движений, необходимая для выполнения письменных знаков, предусмотренных общепринятыми прописями. Усложненные почерки характеризуются значительным по отношению к установленным прописям (простому по строению почерку) количеством движений при выполнении (связывании элементов) письменных знаков, букв и слов.

При сравнительном исследовании рукописной записи в бланке страхового полиса с образцами почерка Джамписова М.И., установлены совпадения всех общих и всех частных признаков почерка, позволяющие сделать вывод о том, что данная запись выполнена именно им. Наряду с другими общими признаками почерка, установлено совпадение по степени выработанности почерка – в исследуемой записи и экспериментальных образцах почерка Джамписова степень выработанности ниже средней, то есть выработанность почерка малая.[37]

Встречаются рукописи, элементы письменных знаков и буквы в которых выполнены специальными шрифтами. Такие почерки называются стилизованными. Движения, выполняемые пишущим в плоскости листа бумаги, характеризуются по их форме, направлению, наклону, размеру и разгону. Движения, выполняемые пишущим в вертикальной плоскости, в результате которых происходит отрыв пишущего прибора от линии бумаги, анализируются со стороны их непрерывности (связности) и распределения усилий (нажима). Эти признаки относятся к третьей группе признаков.

Движения, выполняемые пишущим в плоскости листа бумаги, характеризуются по их форме, направлению, наклону, размеру и разгону. Движения, выполняемые пишущим в вертикальной плоскости, в результате которых происходит отрыв пишущего прибора от линии бумаги, анализируются со стороны их непрерывности (связности) и распределения усилий (нажима). Эти признаки относятся к третьей группе признаков.

В почерках различных людей письменные знаки, их элементы могут выполняться и соединяться также другими движениями: петлевыми, угловатыми, извилистыми. Встречаются рукописи, где письменные знаки и их элементы выполняются и соединяются различными (смешанными) по форме движениями.[38]

В зависимости от направления дугообразных движений почерки разделяются на левоокружные — движения против часовой стрелки и правоокружные — движение по часовой стрелке, смешанные – сочетающие как левоокружные, так и правоокружные движения. Наклон почерка определяется положением вертикальной оси большинства письменных знаков относительно линии строки письма. В зависимости от этого различаются почерки: с правым наклоном, где элементы письменных знаков расположены относительно линии строки под углом 65 градусов и более; с косым правым наклоном - под углом не менее 50 градусов; без наклона - вертикально; с левым и со смешанным (неравномерным) наклоном.[39]

Разгон почерка определяется отношением протяженности движений по горизонтали к протяженности движений по вертикали, то есть представляет собой отношение ширины письменных знаков к их высоте и расстоянию между ними. В зависимости от соотношения этих величин почерк по разгону бывает средним - расстояние между элементами письменных знаков и буквами колеблется в пределах от 1/2 высоты буквы до целой, размашистым (большим) по разгону - расстояние между элементами письменных знаков и буквами больше или равно их высоте, сжатый (малый) имеет интервал между элементами письменных знаков и буквами 1/2 высоты буквы или менее.

По степени связности (непрерывности) движений почерки бывают со сплошной связностью - абсолютное большинство слов выполняется непрерывными движениями, высокосвязные - непрерывными движениями выполняется от шести и более букв в большинстве слов рукописи, средние по степени связности непрерывными движениями выполняется от 4 до 5 букв, малые по степени связности - непрерывными движениями в словах соединяются две-три буквы, отрывистые - все буквы в словах выполняются отдельными независимыми движениями.[40]

По нажиму почерки могут быть со слабым нажимом (без нажима), средним нажимом и сильным нажимом.

При сравнительном исследовании подписей от имени Грищенко Н.Н. в строках «Главный бухгалтер» в справках для получения кредитов на других лиц с образцами почерка и подписей Грищенко Н.Н., установлены совпадения общих и частных признаков. Среди общих признаков – это выработанность почерка - выше средней, координация движений - выше средней, темпе письма – средний, разгон – средний, наклон - правый, преобладающая форма движений – петлевая, преобладающее направление движений – левоокружное. По совокупности совпадающих общих и частных признаков почерка эксперт пришел к выводу, что подписи от имени Грищенко в исследуемых справках выполнены ей самой.[41]

Таким образом, из выше приведенных примеров экспертной практики, можно сделать вывод о том, что одних только общих признаков недостаточно для установления исполнителя рукописи, записи или подписи. Для этого необходима совокупность общих и частных признаков почерка.

Частными в криминалистике называют признаки, которые проявляются в строении частей и элементов письменных знаков. Определение «частные признаки» не совсем верно по отношению к элементам объекта. Объект как целое состоит из определенных частей. По отношению к этим частям определение «частный признак» верно по части целого и в свою очередь состоят из определенных элементов. Письменный знак, как часть целого (почерка) состоит из элементов. Взаимосвязь элементов, из которых состоят части, образует структуру определенного объекта. Поэтому было бы правильнее называть эти признаки структурными. Для оценки степени сложности движений при выполнении одноименных букв эксперт должен их проанализировать и поставить, учитывая:

1) форму движений при выполнении элементов, из которых они образованы;

2)   направление движений;

3)   протяженность движений;

4)   количество элементов, из которых они состоят;

5)   последовательность движений при выполнении элементов букв;

6)   степень непрерывности движений при написании букв;

7)   относительное размещение движений при выполнении элементов букв.[42]

Форма движений при выполнении и соединении письменных знаков и их элементов может быть прямолинейной и криволинейной. Прямолинейные движения по траектории могут в сочетании образовывать углы, треугольники и ломаные линии. Криволинейные движения по траектории подразделяются на извилистые, круги, овалы, дуги, петли. Данный частный признак почерка описывается в заключении эксперта следующим образом: «При сравнительном исследовании почерка, которым выполнен рукописный текст записки…, представленной на экспертизу, с образцами почерка Шабалина Петра Валерьевича, установлены совпадения … частных признаков: … формы движений при выполнении: соединения первого и второго элементов строчной буквы «р» – возвратно-петлевая; соединения первого и второго элементов строчной буквы «к» - возвратно-петлевая; соединения первого и второго элементов строчной буквы «н» - извилистая; нижней части 2-го подстрочного элемента строчной буквы «д» – угловатая…».[43]

Направление движений при выполнении письменных знаков и их элементов - этот частный признак почерка эксперт всегда должен анализировать с учетом формы движений при выполнении определенных элементов. Так, криволинейные элементы: круги, полуовалы, овалы, дуги выполняются в рукописях левоокружными и правоокружными движениями. Прямолинейные элементы выполняются или вертикальными движениями сверху вниз или снизу вверх, или горизонтальными слева направо и справа налево. Элементы письменных знаков — вертикальные или горизонтальные,— расположенные под углом к линии письма, анализируются по этим характеристикам.

В заключении эксперта описание этого признака должно выглядеть примерно так: «...установлено совпадение по следующим частным признакам: направлению движений при выполнении первого элемента буквы «п» — сверху вниз; строчного овала в букве «д» — правоокружное; первого элемента буквы «р» — снизу слева вверх направо; при соединении букв «тр» — сверху слева вниз направо».[44]

В рукописи встречаются письменные знаки, выполняемые движениями меньшими или большими по вертикали (высоте) и горизонтали (ширине), чем остальные буквы. Иногда в почерке элементы письменного знака исполняются движениями разной протяженности как по вертикали, так и по горизонтали. В первом и втором случаях этот признак оценивается экспертом только тогда, когда он устойчиво повторяется во всей рукописи. В заключении эксперт должен не только отметить совпадение или различие данного признака почерка, но и указать, какой именно письменный знак или его элементы во сколько раз больше или меньше (по вертикали, горизонтали) остальных букв и их элементов.

В зависимости от того, в какой плоскости — только горизонтальной или горизонтальной с последующим переносом руки в вертикальную плоскость (с отрывом пера от листа бумаги), выполняются движения при образовании букв и их элементов, различают два вида соединений: слитный — без перерыва в фиксированном движении и интервальный — с перерывом в фиксированном движении. Перерывы при выполнении букв и их элементов могут быть внутри письменных знаков и между определенными письменными знаками. Экспертной практикой установлено, что наибольшее идентификационное значение имеет интервальный вид соединения при выполнении букв «в», «п», «д» с надстрочным элементом, «ж», «ц», «ы».

Описание вида соединения движений при выполнении букв и их элементов в заключении эксперта не вызывает особых затруднений. При описании необходимо указывать, какие элементы буквы или письменные знаки выполняются интервальными движениями, то есть с перерывом движения в одной плоскости, а какие — слитными движениями. Например: «При сравнении исследуемой подписи с образцами подписей от своего имени Карташевой Светланы Николаевны установлены различия по следующим частным признакам: по виду соединения движений при выполнении элементов буквы «л». В исследуемом почерке — слитный; в образцах — интервальный...».[45]

Такой признак, как количество движений при выполнении письменных знаков и их элементов, имеет идентификационное значение только в том случае, если и письменный знак выполняется большими или меньшими по количеству движениями в сравнении с существующими стандартными прописями. Количество самостоятельных элементов при выполнении букв зависит от числа фиксированных (непрерывных) движений и резкого изменения их направления. Чем больше перерывов и изменений направления движении, тем больше элементов, по сравнению с прописями, содержится в письменных знаках; чем меньше таких перерывов и изменений направления движений, тем меньше элементов в письменных знаках. Так, например, при слитном соединении буква «я» выполняется одним движением; при интервальном — двумя или тремя.

Эксперт должен в своем заключении отметить не только абсолютное количество движений при выполнении письменных знаков и их элементов по сравнению с установленными прописями, но и указать, за счет чего произошло увеличение или уменьшение. Например: «...установлено совпадение по следующим частным признакам... количество движений при выполнении буквы «и» увеличено за счет дополнительного элемента; буквы «б» — уменьшено за счет утраты горизонтальной части надстрочного элемента...».[46]

Идентификационное значение частный признак - последовательность движений при выполнении элементов в письменных знаках почерка, приобретает только в том случае, когда нарушается по сравнению с предусмотренными типовыми прописями последовательность выполнения элементов. Такие нарушения чаще всего встречаются при выполнении букв «в», «н», «ж», «х» и письменных знаков, имеющих подстрочные и надстрочные элементы.

Таким образом, при сравнительном исследовании почерка, которым выполнен рукописный текст записки, представленной на экспертизу, с образцами почерка Попова П.Н., установлены различия общих и следующих частных признаков, в том числе частного признака почерка - последовательности движений при выполнении строчной буквы «в». Она нарушена - сначала выполняется строчная часть, а затем надстрочная.[47]

Точки начала и окончания движений располагаются на линии письма, выше и ниже ее. В свою очередь надстрочное расположение точек начала и окончания движений условно подразделяется на высокое, среднее и низкое. Высоким размещением точки начала и окончания движений считается положение, когда они находятся выше линии, условно проведенной параллельно линии письма через центр буквы; средним — когда расположены на этой линии; низким — под линией.[48] В отношении подстрочных элементов размещение точек окончания движений также может быть высоким, средним и низким. Относительно других элементов, в частности овальных, точки начала и окончания движений могут располагаться слева, справа от овала, внутри овала; относительно других элементов — справа, слева от них или на них. Размещение точки пересечения движений анализируется относительно линии письма и других элементов. Относительно линии письма оно может быть высокое, среднее и низкое. Размещение этой точки в строчных и подстрочных элементах аналогично установлению точек начала и окончания движений при выполнении букв и их элементов. Например, «...установлено совпадение по следующим частным признакам... относительное размещение: точки начала движения при выполнении первого элемента строчной буквы «у» – ниже точки начала движения при выполнении второго элемента; точки начала движения при выполнении первого элемента заглавной буквы «В» – справа от элемента; точки пересечения движений при выполнении строчной буквы «л» – ниже линии строки; точки начала движения при выполнении первого элемента строчной буквы «б» – слева от элемента; точки начала движения при выполнении строчной буквы «я» – выше линии письма».[49]

Движения при выполнении букв и их элементов по вертикали и горизонтали могут располагаться: выше, ниже и на линии письма; и относительно других элементов — ниже, выше и под элементом. Описание этого признака в заключение эксперта выглядит следующим образом: «...установлено различие размещения движений при выполнении первого элемента буквы «м»: в исследуемом почерке — выше второго и третьего элементов; в образцах — ниже…».[50]

При выполнении букв и их элементов по горизонтали размещение движений рассматривается относительно других элементов и их частей: на элементе (примыкает к элементу), на определенном расстоянии справа или слева от элемента и применительно к овальным элементам — внутри овала. Поясним на примере как данный признак описывается в заключении эксперта: «...установлены совпадения … частных признаков: размещения движения при выполнении второго элемента буквы «р» — на некотором расстоянии от первого элемента...».[51]

Кроме выше перечисленных классификаций, идентификационные признаки почерка можно дифференцировать на отличительные и неотличительные, постоянные и непостоянные. Отличительным называется такой признак, который имеется только у объекта данного класса. Постоянный же признак это тот, который присущ всем объектам, входящим в данный класс. В зависимости от вариаций можно выделить признаки: отличительные и вместе с тем постоянные; отличительные, но не постоянные; постоянные, но неотличительные.

Отличительными и вместе с тем постоянными признаками в объектах почерковедческих исследований всегда будут общие классификационные признаки. Например, такой общий классификационный признак как степень выработанности почерка является в свою очередь и отличительным, и постоянным признаком при отнесении почерков к определенным классификациям: высоковыработанным, средневыработанным и маловыработанным.

Отличительными, но непостоянными признаками, имеющими большое значение при решении вопросов идентификационного и неидентификационного порядка, в почерковедческих экспертизах являются, например, признаки, свидетельствующие о необычных условиях выполнения документа. Отличительными признаками письма для лиц, выполнивших рукопись в состоянии алкогольного опьянения будут снижение степени выработанности, нарушение стройности почерка, снижение четкости, неустойчивость направления сгибательных движений, увеличение протяженности движений по вертикали и горизонтали и ряд других. Непостоянны они в силу того, что проявляются у лица, выполнившего рукопись в состоянии опьянения. В обычных условиях эти признаки, как правило, не возникают.[52]

Особое значение в почерковедческих исследованиях имеет идентификация цифровых записей. Цифровые записи имеют те же самые идентификационные признаки, что и буквенные. Следует отметить, что при установлении исполнителя цифровых записей, эксперту необходимо исследуемую запись сравнивать не только с образцами цифровых, но и с образцами буквенных записей, так как у некоторых лиц написание отдельных цифр и их элементов может частично либо полностью совпадать с написанием букв и их элементов. Так, например, цифра «0» всегда выполняется по типу буквы «о», цифра «2» у некоторых лиц может иметь вид прописной строчной буквы «г» и тому подобное.

Существует различная классификация идентификационных признаков почерка. Однако, на наш взгляд, классификация данных признаков на общие и частные имеет более важное значение при исследовании почерка, чем любая другая классификация. Также необходимо отметить общеизвестное и очень важное для криминалистических исследований положение, что при идентификации личности по признакам почерка отличительным выступает не каждый отдельно взятый признак, а только их совокупность.

2.3 Значение неидентификационных признаков почерка в почерковедческом исследовании


Из истории криминалистики известно, что целью проведения любой почерковедческой экспертизы является решение задач идентификационного и неидентификационного (диагностического) характера.

Криминалистическая экспертиза почерка не является исключением из правил, однако в большей степени, как показывает практика, решает задачи идентификационного характера.

В 1959 году З.М. Соколовский писал, что экспертиза почерка представляет собой один из видов криминалистических исследований, целью которой является установление лица, написавшего определенный рукописный текст или выполнившего определенную подпись, а именно идентификация личности по почерку.[53]

От успешного решения идентификационных задач во многом зависят всесторонность и полнота проводимого по уголовным делам расследования.

Однако в ходе почерковедческой экспертизы эксперт может установить и другие обстоятельства, имеющие не менее важное значение для установления объективной истины по делу. Речь идет об обстоятельствах, которые устанавливаются в результате решения экспертом вопросов диагностического характера, таких, например, как установления факта письма в необычных условиях или при необычном состоянии писавшего, установление одновременности выполнения всех фрагментов текста, подлежащих экспертизе, решение вопроса о давности исследуемой рукописи, определение пола исполнителя по рукописному тексту и так далее. Таким образом, неидентификационные признаки почерка – это его отличительные особенности, которые отражают необычное состояние писавшего (болезнь, волнение, страх и так далее) либо необычность условий при написании текста (в темноте, стоя, при движении транспорта), одновременность либо неодновременность выполнения всех фрагментов текста, подлежащих экспертизе, давность исследуемой рукописи, характеризующие принадлежность писавшего к определенному полу, возрасту, роду занятий, профессий и так далее.

Представляется, что значение неидентификационных исследований недостаточно оценено практиками, особенно сотрудниками оперативных аппаратов и органов предварительного следствия. Заключение эксперта, содержащее научно обоснованные выводы о личности предполагаемого преступника, его поле, возрасте, типе телосложения, чертах характера, привычках, навыках, состоянии здоровья, может оказать решающее влияние на успех в его розыске и решение вопроса о привлечении его к уголовной ответственности.

Следует иметь в виду, что почерк несет в себе своеобразно закодированную информацию о личности конкретного человека, об условиях и обстоятельствах выполнения рукописи. Поэтому при производстве экспертизы неидентификационного характера задача эксперта заключается в том, чтобы извлечь из почерка и письма в целом максимальный объем сведений, полезных для расследования и судебного разбирательства. Расшифровка информации, содержащейся в почерке, получение в полном объеме данных о личности исполнителя является основной целью почерковедческого исследования.[54]

Таким образом, мы можем говорить не только о возможностях исследования почерка с целью идентификации исполнителя, но и возможностях почерковедческой экспертизы, результатом проведения которой будет являться получение розыскной информации, характеризующей личность преступника.

Этой точки зрения придерживаются многие криминалисты, исследовавшие особенности проведения почерковедческих экспертиз. Так, Н.И. Клименко и С.А. Ципенюк указывают, что почерк является носителем идентификационной информации о личности писавшего, а также о его отдельных характеристиках, условиях и обстоятельствах выполнения текста рукописи.[55]

Разработка методов почерковедческой экспертизы, способных выделить информацию диагностического характера, позволила создать методики, с помощью которых круг вопросов, на которые может дать ответ эксперт, становится все более широким. В частности в опубликованной в 1970 году работе Л.Е. Ароцкера «Предмет неидентификационных исследований в судебном почерковедении» указывалось, что к предмету неидентификационных исследований может быть отнесена разработка следующих трех групп задач, которые, по мнению автора, заключаются в установлении внутреннего состояния писавшего и установлении иных обстоятельств неидентификационного характера.

В изданной в 1999 году работе В.В. Серегин и Б.Н. Морозов утверждают, что, определив по признакам почерка в рукописи пол и тип телосложения человека, мы можем высказать твердые суждения о склонности неизвестной личности к определенным заболеваниям, о размерных параметрах его тела, показателях биохимических процессов организма, уровне интеллекта, типе темперамента и даже преобладающем рисунке паппилярных узоров пальцев рук.[56]

О разработанной методике определения особенностей характера человека по признакам почерка упоминает в опубликованной в 1995 году работе А.М. Черенков. В основе предлагаемого метода лежит зависимость вероятности признаков почерка от некоторых особенностей характера исполнителя рукописи. Данная методика прошла апробацию в правоохранительных органах, медицинских учреждениях и службах занятости г. Москвы. Автор также говорит о перспективе создания комплексной компьютерной системы анализа почерка, которая позволит определить пол, возраст, характер, образование, этническую принадлежность и другие характеристики исполнителя исследуемых рукописных тестов (записей) и подписей.[57]

К разработке методов получения розыскной информации о личности преступника традиционно был прикован интерес ученых-почерковедов МВД и ФСБ. К такой информации не могут относиться сведения о поле и возрасте лица, совершившего преступление. Так, по вопросам разработки методик распознания по почерку возраста и пола исполнителя рукописи посвящены научные труды таких исследователей, как З.И. Кирсанов, А.П. Рогозин,[58] А.Б. Левицкий, С.Д. Кулик, М.М. Челышев,[59] В.В. Серегин и другие.

Приведем пример из экспертной практики определения пола исполнителя рукописного текста. С целью получения розыскной информации о лице выполнившем рукописный текст перед экспертом был поставлен основной вопрос – лицом какого пола выполнен исследуемый текст. При анализе почерка, которым выполнен данный текст, были обнаружены следующие признаки, по которым дифференцируются рукописи на мужские и женские: неодинаковый размер надстрочных элементов в буквах «Б», «В» - коэффициент 1,31; малый размер надстрочных элементов в буквах «В» - 0,55; отсутствие надстрочной части первого элемента в букве «р» - 1,96 и ряд других признаков. Согласно выше указанной методике коэффициент статистических вероятностей равен 0,46. Так как данный коэффициент меньше единицы, то это означает, что исследуемый текст выполнен лицом женского пола.[60] Для определения данного коэффициента, сначала необходимо определить частоту встречаемости определенного признака, а затем по специальной формуле высчитывается коэффициент статистических вероятностей, если он больше единицы – рукописный текст вероятнее всего выполнен мужчиной, если меньше – женщиной. Эксперт не может дать категорического ответа на вопрос о половой принадлежности исполнителя текста, а лишь вероятностный, так как у женщины может быть мужской почерк, а у мужчины – женский.

Несомненно, что в ходе предварительного расследования по уголовным делам результаты проведенных экспертами исследований почерка идентификационного характера, особенно если вывод исследования будет звучать в категорической форме, будут иметь весомое доказательственное значение при рассмотрении дела судом. Нельзя пренебрегать указанными выше возможностями судебно-почерковедческой экспертизы, результаты которой, возможно, смогут помочь в розыске лица, совершившего то или иное преступление. Имея данные, характеризующие личность преступника, возможно сузить круг лиц, подозреваемых в совершении преступления, и уже впоследствии провести исследование с целью решения идентификационных вопросов.

Следует учесть и тот факт, что сведения, полученные о личности преступника, исполнившего рукописный текст (запись) или подпись, а также сведения, несущие в себе информацию о внешней обстановке выполнения рукописи и о внутреннем состоянии писавшего, в большей мере будут носить гипотетический характер, что также немало важно на стадии предварительного расследования по уголовному делу.

Полученные в результате проведенной почерковедческой экспертизы данные могут и должны послужить основой построения следственных версий, на которые впоследствии будет опираться расследование.

Сотрудникам оперативных подразделений ОВД, находящимся в тесном взаимодействии со следователями, имея на руках информацию о поле, возрасте, национальной принадлежности, чертах характера, возможных заболеваниях, относимости к определенному роду занятий (профессии) предполагаемого преступника, гораздо проще будет «найти иголку в стоге сена», а значит, достигнуть главную цель расследования – изобличить виновных в совершении конкретного преступления.

Для всестороннего, полного и объективного расследования уголовного дела следователем на самом первом этапе расследования необходимо знать направление поиска преступника, и, используя специальные познания эксперта-почерковеда, в частности познания в области диагностирования личности преступника (установления неидентификационных признаков почерка и письма в целом), а также возможности почерковедческой экспертизы, сузить круг лиц, подозреваемых в совершении преступления, и в дальнейшем из их числа установить действительно виновного.


2.4 Методика проведения почерковедческой экспертизы


В криминалистической литературе, посвященной общим вопросам теории идентификации в судебной экспертизе, процесс экспертного исследования вещественных доказательств разделяется на такие основные стадии.

1)  Предварительная стадия исследования.

2)  Детальное исследование объектов, поступивших на экспертизу.

3)  Оценка результатов исследования и формирование вывода эксперта.

4)  Составление заключения эксперта и оформление результатов исследования.

Деление процесса идентификации на эти стадии носит чисто условный характер. Так, условность выделения сравнения в самостоятельный этап исследования отмечал Н.В. Терзиев, который писал: «Сравнение объектов осуществляется по всему ходу исследования, становясь все более и более глубоким. Поэтому только условно можно рассматривать его в качестве одной из стадий процесса идентификации».[61]

Иногда уже на первоначальной стадии (предварительной) эксперт, сравнив почерк, которым исполнен спорный документ, с почерком лица, подозреваемого в его написании, в случаях явных различий (например, в степени выработанности) решает вопрос об отсутствии тождества.

В ходе раздельного анализа исследуемого почерка и образца почерка проверяемого лица эксперт неоднократно пользуется методом сравнения. Так, для установления степени устойчивости признаков, выявленных при раздельном исследовании, сопоставляются одноименные буквы и так далее.

Необходимо отметить, что, говоря об оценке как заключительной стадии процесса идентификации исполнителя по признакам почерка, мы имеем в виду оценку признаков (совокупности признаков), выявленных в процессе детального исследования. Дело в том, что оценочное суждение эксперт дает на всех без исключения стадиях исследования. Так, при предварительном осмотре спорного документа и образцов почерка лица, подозреваемого в его написании, эксперт на основании только качественной оценки общих признаков вправе решить вопрос об отсутствии тождества.

Вывод эксперта во многом зависит: от качества самого исследуемого объекта; образцов для сравнительного исследования; техники, применяемой для выявления идентификационных признаков, их фиксации и дальнейшего сравнения, выбора правильной для каждого конкретного случая научной методики и ряда других факторов. Полученные в результате исследования объектов почерковедческой экспертизы выводы требуют строгой научной аргументации. В заключении эксперта должна содержаться информация не только об истинности какого-то факта, но и об основаниях, по которым эксперт считает свой вывод правильным. Вывод эксперта верен только в том случае, если верны посылки и если к ним правильно применены требования законов логики.

Истинность и обоснованность вывода эксперта должна быть логически доказана. Весь ход исследования в заключении эксперта должен быть определенным, исключающим какие-либо неточности, последовательным, не допускающим никаких противоречий между всеми частями заключения.

Отмечая важность учения логики об ошибках в мышлении и, в частности, касаясь вопроса о роли основных законов мышления при формировании вывода эксперта, А.И. Винберг писал: «Эксперт-криминалист должен в целях наилучшего применения научных принципов криминалистической идентификации уметь пользоваться законами элементарной логики как первоначальной стадии правильного научного мышления, знание которой ему необходимо для правильного мышления».[62]

Любой исследователь, в том числе и эксперт-почерковед, в своей деятельности должен соблюдать требования законов логического мышления: тождества, противоречия, исключенного третьего, достаточного основания.

В соответствии с УПК РФ ни одно из собранных по уголовному делу доказательств не имеет для следователя и суда заранее установленной силы. Чтобы убедиться в том, что заключение эксперта является достоверным, а доказательства, содержащиеся в этом источнике, истинны, следователь и суд проверяют логику экспертного доказывания и научную обоснованность выводов.[63] В частности, проверяется соответствие выявленных в процессе детального исследования комплекса признаков выводу, анализируются признаки с точки зрения правильности их оценки экспертом, выясняется — какая криминалистическая техника применялась, достаточным ли было количество использованного сравнительного материала для решения вопроса и так далее.

Анализ судебной и следственной практики показывает, что одним из оснований к отмене приговора и направления дела на новое рассмотрение является несоответствие между аргументацией в исследовательской части заключения и выводами эксперта. В таких заключениях выявленные признаки не анализируются, не оцениваются с точки зрения достаточности для определенного вывода.

Эксперт обязан при исследовании почерка, которым исполнена спорная рукопись, и почерка проверяемого лица выявить и зафиксировать все многообразие вариантов одноименных букв, учесть частоту встречаемости, то есть проверить их устойчивость и вариационность. Вывод делается на основе совокупности наиболее характерных признаков. Эта совокупность должна быть индивидуальной и неповторимой. Чем больше будет редко встречающихся признаков в идентификационной совокупности, тем меньше в ней может быть этих признаков по объему. Эксперт, решив вопрос об исполнителе спорной рукописи, для большей уверенности в правильности сделанного вывода и его научной аргументации может воспользоваться дополнительным методом оценки признаков — таблицей частоты встречаемости и идентификационной значимости отдельных признаков в русской скорописи.[64]

Весь ход экспертного исследования не только аргументируется и выполняется с соблюдением законов логического мышления (то есть должен быть определенным, последовательным и доказательным), но и наглядно иллюстрируется фототаблицей (приложение В). В необходимых случаях эксперт к заключению может приложить рабочие разработки признаков почерка, Следователь, суд, обвиняемый (подсудимый), адвокат и другие участники процесса, ознакомившись с заключением эксперта, благодаря наличию фототаблицы, могут убедиться в соответствии всех частей заключения и тем самым удостовериться в истинности или ложности сделанного им вывода. Логически правильно построенное заключение эксперта должно быть определенным независимо от того, в категорической или вероятной форме оно дается. Перейдем к более детальному рассмотрению каждой стадии почерковедческой экспертизы.

Первая стадия проведения почерковедческой экспертизы – предварительная стадия. При назначении экспертизы следователь (судья) направляет в экспертное учреждение:

1) постановление следователя или определение суда о назначении почерковедческой экспертизы;

2) документы — вещественные доказательства, рукописные тексты которых являются предметом исследования;

3) образцы почерка лиц, подозреваемых в написании спорного документа;

4) различные материалы дела, благодаря которым эксперт получает интересующие его сведения о личности предполагаемого исполнителя, об условиях выполнения исследуемой рукописи и другие.

Предварительная стадия исследования начинается с ознакомления с постановлением следователя или определения суда о назначении почерковедческой экспертизы. Основываясь на вопросах, ставящихся перед экспертом следователем или судом, эксперт выясняет, что он должен выяснить в ходе проведения почерковедческой экспертизы. В частности он выясняет:



1)   Не исполнена ли рукопись намеренно измененным почерком?

2)   Не исполнена ли спорная рукопись с подражанием почерку определенного лица?

3)   Не выполнена ли рукопись лицом, находившемся в состоянии физической усталости, душевного волнения, в тяжелом болезненном состоянии, в состоянии алкогольного опьянения и так далее?

4) Время исполнения рукописи?

5) Мужчиной или женщиной исполнена рукопись?[65]

Уяснив цели и задачи исследования, эксперт переходит к ознакомлению с обстоятельствами дела, изложенными в постановлении следователя о назначении экспертизы. В соответствии с ч. 1 ст. 195 УПК РФ лицо, вынесшее такое постановление, обязано указать основания для назначения экспертизы. Эксперту должны быть представлены сведения, касающиеся предмета исследования. Обычно эксперту-почерковеду важно знать:

1)   в каких условиях был выполнен спорный документ (в необычной позе, на необычном материале, необычным пишущим прибором, в движущемся транспорте и так далее);

2)   данные о предполагаемом исполнителе: профессия, возраст, образование, состояние здоровья, какой рукой обычно пишет и так далее.

Следующим этапом предварительной стадии является экспертный осмотр объектов, поступивших на исследование. В задачу экспертного осмотра документов входит: установление их состояния, выяснение способа изготовления (рукопись, фотокопия и так далее); осмотр материала письма; определение достаточности почеркового материала для проведения дальнейшего исследования; установление наличия признаков необычного выполнения рукописи; определение способа выполнения спорной рукописи?

Если документы на экспертизу почерка поступили в упакованном виде, то осмотр начинается с проверки упаковки. Факт повреждения упаковки фиксируется в заключении эксперта. Убедившись в соответствии количества объектов, поступивших на исследование, эксперт переходит к их качественному анализу. В некоторых случаях уже на этой стадии исследования эксперт решает вопрос о непригодности почеркового материала для проведения экспертизы почерка.

При осмотре документа так же, как и при ознакомлении с постановлением о назначении экспертизы, может обнаружиться некомпетентность эксперта в решении определенных вопросов. Например, на исследование поступила рукопись, выполненная иероглифами. С этой письменностью эксперт не знаком, и поэтому механизм образования идентификационных признаков почерка ему не известен. В этом случае эксперт обязан отказаться от решения вопроса об исполнителе спорной рукописи.[66]

В процессе осмотра документа эксперт может обнаружить признаки, свидетельствующие о технической подделке его реквизитов. В этом случае согласно ч. 2 ст. 206 УПК РФ он вправе расширить границы экспертизы, отразив результаты исследования в своем заключении.

На предварительной стадии исследования, в процессе первоначального анализа документа, эксперт может выявить признаки, свидетельствующие о необычных условиях выполнения спорной рукописи (естественных или умышленных изменениях). На этой стадии исследования он определяет и способ выполнения рукописи: скоропись, письмо с переменой пишущей руки, письмо буквами печатного шрифта и так далее. Выяснение способа выполнения рукописи именно на этой стадии исследования очень важно для проверки достаточности сравнительного материала.

Научная обоснованность вывода во многом зависит от количества и качества сравнительного материала (образцов письма), представленного эксперту следователем или судом. Только при наличии доброкачественных образцов почерка в процессе сравнительного исследования объектов эксперт может решить поставленную перед ним задачу.

Образцы почерка делятся на свободные — рукописи, выполненные предполагаемым исполнителем до возбуждения уголовного дела и вне связи с ним. К таким образцам относятся: заявления о приеме на работу, объяснения, записи в личном листке по учету кадров, личная переписка и так далее. При выполнении этих документов лицо не только не знало, что они могут быть в дальнейшем использованы в качестве образцов почерка, но и не могло предполагать.

Экспериментальные — рукописи, выполненные проверяемым лицом специально для экспертного исследования в порядке ст. 202 (получение образцов для сравнительного исследования) УПК РФ.

Условно-свободные — рукописи, выполненные после возбуждения уголовного дела, но не специально для экспертизы (например, объяснения по делу, собственноручно написанные показания и другие документы).

Во всех случаях получения свободных образцов лицо, вынесшее постановление о назначении экспертизы почерка, проверяет несомненность их происхождения. Нужна уверенность в том, что они выполнены именно проверяемым лицом, а не другим лицом от его имени.

Материалы, представленные следователем или судом в качестве образцов для сравнительного исследования, должны быть сопоставимы:

1)    по языку, то есть образцы и исследуемая рукопись выполнены на одном языке;

2)    по времени исполнения, то есть образец и исследуемая рукопись исполнены в максимально приближенное время;

3)    по способу и условиям исполнения; имеется в виду один и тот же материал письма, пишущий прибор, та же самая поза, темп, одинаковый тип письма (скоропись, буквы печатной формы) и так далее;

4)    по характеру и целевому назначению (заявление, накладная, письмо).

Образцы почерка представляются эксперту в нужном количестве, то есть в том объеме, который позволил бы исследователю всесторонне проанализировать признаки, содержащиеся в сравниваемых рукописях. В каждом конкретном случае требуется разное количество сравнительного материала. Экспертная практика независимо от объектов исследования рекомендует, чтобы объем свободных образцов составлял не менее пяти страниц стандартного формата. Экспериментальные образцы следователь отбирает у проверяемого лица с учетом особенностей спорной рукописи и тех вопросов, которые ставятся перед экспертом.

В криминалистической литературе некоторые авторы (П.Г. Кулагин и другие) экспериментальные образцы в зависимости от условий их получения подразделяют на обычные, для получения которых не создаются специальные условия; специальные, получение которых происходит в условиях, максимально приближенных к условиям выполнения спорной рукописи.[67] Для этого лицо, производящее дознание, следователь, судья должны заранее подготовить аналогичные спорной рукописи материалы письма, пишущий прибор, составить специальный текст, в котором встречаются слова и сочетания слов, содержащиеся в спорной рукописи; для выполнения образцов создать условия, максимально приближенные к тем, в которых исполнялась спорная рукопись (стоя, сидя, на коленях и так далее). Ни в коем случае нельзя проверяемому лицу давать списывать с исследуемого текста. Экспериментальные образцы рекомендуется отбирать неоднократно, не менее трех раз с интервалом во времени от нескольких минут до нескольких часов или дней — в зависимости от обстоятельства дела (чтобы проверяемое лицо смогло забыть вариант исполнения предыдущего письма).

Согласно ч.3 ст. 202 УПК РФ в необходимых случаях следователь, судья для получения образцов почерка может пригласить специалиста-криминалиста. При отборе экспериментальных образцов недопустимо унижать честь и достоинство личности; образцы следует получать с согласия лица, подозреваемого в написании спорного документа. Все образцы почерка, направляемые на экспертизу, заверяются следователем, судьей.

Существует определенная специфика отбора образцов письма при решении вопроса об исполнителе спорной рукописи. Для получения высококачественных образцов рекомендуется приглашать специалиста-почерковеда или лицо, имеющее филологическое образование либо прошедшее специальную подготовку в области филологии. В распоряжение эксперта или специалиста, принимающего участие в отборе образцов для сравнительного исследования, следователь должен представить исчерпывающую информацию о предполагаемом авторе спорной рукописи, а именно: год рождения; место рождения и районы длительного проживания; национальность; родной язык; другие языки, которыми владеет это лицо; когда и какое учебное заведение окончило проверяемое лицо; профессия.

В первую очередь эксперт проверяет наличие всех документов, о которых идет речь в постановлении следователя. В случае отсутствия какого-либо из документов эксперт составляет акт и все материалы в зависимости от конкретных обстоятельств (значимости отсутствующего документа и другие) либо возвращает следователю, либо в письменной или устной форме делает запрос о предоставлении в распоряжение исследователя недостающих материалов. До их получения эксперт с этими материалами вправе не работать.[68]

При направлении материалов на экспертизу и при дальнейшей работе с ними всегда необходимо помнить правила обращения с документами — вещественными доказательствами. В некоторых случаях при назначении экспертизы возможна замена документа — вещественного доказательства копией. Например, в случае исследования записей, выполненных гвоздем или мелом на заборе, автомашине, сейфе и так далее, следователь или суд могут представить эксперту высококачественную фотокопию.

Следующий этап ознакомления с постановлением следователя о назначении экспертизы почерка заключается в осмысливании вопросов, поставленных перед экспертом. Ознакомление с вопросами дает возможность эксперту уяснить цель и границы исследования. В тех случаях, когда перед экспертом-криминалистом, в данном случае специалистом в области судебного почерковедения, следователь ставит вопросы, выходящие за рамки его компетенции (правовой и профессиональной), эксперт обязан отказаться от их решения. Если для решения части вопросов необходимы специалисты в области химии, физики, полиграфии (например, ставится вопрос о составе красителя, сорте бумаги и так далее), то проводится комплексная экспертиза. При этом экспертизу почерка необходимо проводить до исследований, связанных с возможной порчей или изменением внешнего вида документа.

В постановлении следователя о назначении экспертизы вопросы эксперту должны быть сформулированы точно и однозначно. В случае, если вопросы изложены таким образом, что смысл их может быть истолкован по-разному, либо вообще не ясен, эксперт вправе уточнить задание, для чего делается запрос следователю. Материалы в этом случае либо возвращаются лицу, назначившему, экспертизу, либо остаются у эксперта (запрос делается в письменной форме или по телефону).[69]

В процессе исследования эксперт-почерковед может решить ряд вопросов индентификационного и неидентификационного характера. Примерный перечень этих вопросов:

1)   Кем из проверяемых лиц выполнена спорная рукопись?

2)   Кто из проверяемых лиц является автором спорной рукописи?

3)   Одним или разными лицами исполнены спорные рукописи?

4)   В обычной или необычной (непривычной) позе исполнена рукопись? Если в необычной, то в какой именно?

Заканчивается предварительная стадия составлением плана исследования. Анализ обстоятельств дела, относящихся к предмету исследования, экспертный осмотр спорной рукописи и представленных образцов почерка позволяют исследователю составить план дальнейшей работы. В зависимости от количества и качества спорных рукописей и образцов почерка проверяемых лиц составляется план последовательности изучения всех групп идентификационных признаков почерка, определяется целесообразность в дополнительных сравнительных материалах для проведения почерковедческой экспертизы.

Эксперт, приступив к исследованию документа, в первую очередь выясняет — не содержатся ли в нем признаки необычного выполнения, технической подделки, устанавливает способ его выполнения. В том случае, когда на экспертизу поступает один документ и несколько образцов почерка лиц, подозреваемых в его написании, исследование целесообразно начинать со спорной рукописи. Если на исследование поступает несколько спорных рукописей и образцы почерка одного лица, анализ идентификационных признаков следует начинать с рукописи проверяемого лица (образца). Как правило, на этой стадии исследования применяются простейшие технико-криминалистические средства — лупы, стереоскопические микроскопы типа «МБС-1», «МБС-2».[70]

Составив план дальнейшей работы, эксперт переходит к детальному исследованию спорного документа и образцов почерка лица, подозреваемого в его написании. Сущность этой стадии исследования состоит в последовательном раздельном изучении всех идентификационных признаков почерка в спорной рукописи и в образцах почерка лиц, подозреваемых в ее написании, дальнейшем сравнительном исследовании выявленных в результате раздельного анализа определенной совокупности идентификационных признаков и предварительной оценке этих признаков.

В процессе раздельного исследования эксперт обязан не только выявить все идентификационные признаки в изучаемых объектах, но и суметь выделить из всей массы признаков наиболее существенные, определить степень их устойчивости, вариационности. При раздельном исследовании изучается вся совокупность идентификационных признаков почерка. Оно начинается с анализа общих признаков. Анализ этой группы признаков начинается с определения степени выработанности почерка, которым выполнена спорная рукопись и образцы почерка проверяемого лица. Что в случае явных различий в степени выработанности при отсутствии признаков умышленного ее снижения в спорной рукописи дальнейшее раздельное и сравнительное исследование проводить нецелесообразно. Завершается этот этап раздельного анализа исследованием общих признаков почерка, отражающих структуру движений по их траектории. Результаты раздельного анализа общих признаков почерка, которым исполнена спорная рукопись и образцы почерка проверяемого лица, фиксируются в разработке признаков почерка. Изучив и зафиксировав в специальных разработках общие признаки почерка, эксперт переходит к изучению частных признаков почерка, проявляющихся в письменных знаках, их элементах и сочетаниях букв.

В случае исследования большого по объему рукописного текста эксперт составляет алфавитную разработку, что позволяет избежать пропуска той или иной буквы. Для этого лист бумаги делится на три вертикальные графы. В первую заносятся все буквы алфавита; во вторую — буквы и буквосочетания, содержащиеся в исследуемой рукописи; в третью — буквы и буквосочетания, имеющиеся в образцах почерка проверяемого лица. Буквы зарисовываются с точным воспроизведением имеющихся в них особенностей. В каждой букве эксперт должен обнаружить частные признаки, которые отмечаются стрелками-указателями.

Такая кропотливая, трудоемкая фиксация частных признаков облегчит работу эксперта на этапе сравнительного исследования. Параллельно с отметкой частных признаков эксперт подсчитывает частоту встречаемости признаков, что, в конечном счете, позволяет исследователю установить их устойчивость и вариационность. Устойчивость каждого признака эксперт прослеживает на одинаковых письменных знаках, повторяющихся в спорной рукописи и образцах. Для этого в разработке рядом с каждым вариантом буквы проставляются отметки в виде цифр или черточек (с последующим их подсчетом), свидетельствующих о частоте встречаемости каждого конкретного варианта письменного знака.[71]

При исследовании небольших по объему рукописных текстов, где не встречаются все буквы алфавита, исследователь составляет текстовую разработку, в которой частные признаки почерка фиксируются не в алфавитном порядке, а в той последовательности, в которой они расположены в спорной рукописи. В результате раздельного изучения исследуемых записей эксперт получает полное представление как о почерке лица, выполнившего спорную рукопись, так и о почерке предполагаемого исполнителя.

Таблица 2


Следующим этапом детальной стадии является сравнительное исследование почерка, которым исполнена спорная рукопись, с образцами почерка проверяемого лица по признакам, которые были зафиксированы в процессе раздельного изучения. При проведении экспертизы почерка применяется один из приемов сравнения — сопоставление. Такие приемы сравнения, как совмещение и наложение, в силу специфики этого вида криминалистического исследования для идентификации личности, как правило, не применяются.

На этапе сравнительного исследования при сравнении подписи в платежном поручении с образцами почерка и подписи Прокофьева А.В. установлены различия частных признаков, среди которых, например, протяженность движения по вертикали при выполнении росчерка: в исследуемой подписи – меньше, чем в образцах; относительное размещение движения по вертикали при выполнении верхней части первого элемента «П»: в исследуемой подписи – над основной (горизонтальной) частью третьего элемента буквы, в образцах – на основной (горизонтальной) части третьего элемента буквы и так далее.[72]

Принята определенная последовательность в сопоставлении признаков почерка. Сначала сравниваются общие, затем частные признаки почерка. Сравнительное исследование проводится путем сопоставления признаков, зафиксированных в разработках (алфавитной или текстовой), с обязательной проверкой совпадающих и различающихся признаков по самим оригиналам. Если различие между сравниваемыми почерками незначительное или между ними наблюдается внешнее сходство по некоторым наиболее общим признакам, то для решения вопроса о наличии или отсутствии тождества прибегают к так называемому возвратному сравнению. При таком сравнении для более глубокого и детального изучения признаков письма в сопоставляемых рукописях эксперт должен неоднократно возвращаться к их исследованию. Неоднократное изучение признаков письма в спорной рукописи после восприятия признаков письма в образцах проверяемого лица и наоборот образует весьма распространенный вид сравнения, основные цели которого сводятся к установлению взаимосвязи и взаимозависимости сопоставляемых объектов.

При возвратном сравнении эксперт, неоднократно возвращаясь к исследованию сопоставляемых почерков, все глубже и глубже познает их связи и взаимозависимость, обнаруживает и воспринимает существенные признаки, необходимые для решения поставленного перед ним вопроса. При таком сопоставлении сравниваемые почерки не рассматриваются экспертом как нечто целое. Они расчленяются, затем их части тщательно изучаются.[73]

В процессе сравнительного исследования почерка, которым исполнена спорная рукопись, с почерком лица, подозреваемого в ее написании, эксперт должен уметь:

1)   находить связи (совпадающие признаки) между весьма разными, на первый взгляд, почерками;

2)   устанавливать различия между сравнительно близкими почерками, обнаруживать отличное в сходном;

3)   сравнивать объекты не только в состоянии покоя, но и в движении, с точки зрения их развития. Например, учитывать вариационность почерка, изменения, происходящие с признаками письма в результате воздействия на пишущего обстоятельств субъективного и объективного характера.

Сравнительное исследование должно быть полным и объективным. Эксперт в процессе детального исследования объектов идентификации должен выявить всю совокупность совпадающих и различающихся признаков почерка, а не акцентировать внимание только на совпадениях или различиях. В случае решения вопроса об исполнителе спорной рукописи признаки почерка, как общие, так и частные, не имеют самостоятельного значения. В совокупности между собой они дают возможность эксперту прийти к достоверному категорическому или вероятному выводу о наличии или отсутствии тождества.

Сравнительное исследование общих признаков почерка начинается с сопоставления особенностей, отражающих пространственную ориентацию (размещение) движений. Навык человека в размещении определенных частей и фрагментов текста устойчиво сохраняется на протяжении многих лет, и поэтому это группа общих признаков почерка имеет определенное идентификационное значение при установлении исполнителя рукописи.

Сравнение общих признаков, отражающих степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка, начинается с сопоставления степени выработанности почерка в спорной рукописи и в образцах почерка проверяемого лица. Явные различия в степени сформированности письменно-двигательных навыков позволяют еще на подготовительной стадии исследования — во время осмотра материалов, поступивших на исследование, решить вопрос об отсутствии тождества. О степени сформированности письменно-двигательного навыка эксперт судит по таким признакам, как темп и координация движений. Поэтому в процессе сравнения сопоставлению подлежат в первую очередь эти признаки. При детальном исследовании другого общего признака почерка, отражающего характер сформированности письменно-двигательного навыка — сложности движений, эксперту необходимо учитывать, что этот признак больше всего изменяется под действием различных обстоятельств субъективного и объективного характера.

Наиболее сложная и ответственная работа эксперта — это сравнение частных признаков почерка, выявленных на этапе раздельного анализа объектов идентификации. В конечном итоге эксперт, только благодаря совокупности частных признаков (с учетом признаков письменной речи и общих признаков почерка), выявленных в сравниваемых рукописях на стадии детального исследования, решает вопрос о конкретном исполнителе. Сопоставление частных признаков проводится экспертом по особенностям, выявленным па этапе раздельного исследования и зафиксированным в разработках. В этом случае обязательна их проверка по оригиналам, так как в разработках не исключены пропуски некоторых особенностей и неточности в фиксации. Подлежит сравнению и частота встречаемости отдельных вариантов письменных знаков. В разработке совпадающие признаки отмечаются знаком «плюс»; различающиеся — знаком «минус».

На стадии детального исследования предварительная оценка признаков, выявленных в процессе раздельного и сравнительного исследования почерка, заключается, прежде всего, в установлении устойчивости признаков почерка.[74] Выясняется также, не носят ли они случайного характера, вызванного различными факторами субъективного и объективного свойства. При оценке степени устойчивости выявленных признаков учитывается частота их встречаемости. На этой стадии исследователь дает предварительную оценку совокупности всех выявленных признаков и решает вопрос о ее достаточности для вывода о наличии или отсутствии тождества. Затем эксперт переходит к заключительному этапу работы — к оценке признаков и формированию вывода.

Оценка результатов сравнительного исследования — чрезвычайно ответственная стадия; ее итоги во многом зависят от качества всей ранее проведенной работы в процессе идентификации. Оценка совокупности совпадающих и различающихся признаков, выявленных в ходе детального исследования объектов экспертизы почерка,— это сложный акт осознания их количественной и качественной ценности (определенности). Вывод о наличии или отсутствии тождества в почерковедческой экспертизе будет истинным только в случае, когда в основу его положена качественная и количественная оценка всех выявленных признаков. На основании такой оценки признаков в сравниваемых почерках эксперт приходит к определенному логическому выводу, истинность и обоснованность которого оценивается следователем и судом в совокупности с другими доказательствами, собранными по конкретному делу.[75]

В процессе почерковедческой идентификационной экспертизы, решая вопрос по существу, эксперт тем самым с количественной и качественной стороны оценивает выявленную при детальном исследовании совокупность совпадающих и различающихся признаков. Ни одно экспертное исследование, в том числе и почерковедческое, не проводится без количественной и качественной оценки сравниваемых признаков. На основании только количественной оценки эксперт не может прийти к какому-либо выводу.

Следует учитывать, что основу заключения эксперта составляют не все совпадающие или различающиеся признаки, а только наиболее характерные, совокупность которых является индивидуальной и неповторимой. При выполнении экспертизы почерка очень важно из всей массы выявленных признаков выбрать только те, которые в совокупности позволят исследователю прийти к достоверному выводу. Успех здесь во многом зависит от таких субъективных факторов, как личный опыт эксперта, его квалификация, кругозор и так далее. В то же время использование при оценке выявленных признаков только субъективных критериев может привести эксперта к ошибочным выводам. Анализ экспертной практики показывает, что основные недостатки проведения почерковедческих экспертиз состоят в неумении выявлять, изучать и правильно оценивать признаки почерка. При даче заключений некоторые эксперты в основу выводов кладут признаки, часто встречающиеся в почерках разных лиц, но не представляющие идентификационной ценности.

Экспериментальные исследования, проведенные Шахтариной Н.И. в этом направлении еще раз подтвердили выводы экспертной практики — чем реже частота встречаемости признака, тем выше его идентификационная значимость, тем большую ценность он представляет для идентификации.[76] В зависимости от опыта и других субъективных качеств исследователей одни и те же признаки в сравниваемых почерках могут быть оценены по-разному (как разные признаки) и, наоборот, в сходных почерках различающиеся признаки ошибочно могут быть выделены как совпадающие.[77]

В криминалистической литературе совершенно справедливо отмечалось, что оценка идентификационной значимости признаков (совокупности признаков) — процесс творческий и в настоящее время его не могут заменить известные, в частности судебному почерковедению, приемы математических исследований.[78] Практика применения количественных методов исследования на базе теории вероятности показала, что ошибочные выводы являются, в основном, результатом неверного выделения (оценки) признаков почерка.

В этой связи, на наш взгляд, методически не совсем правильно, когда при изучении особенностей почерка эксперту рекомендуют одновременно знакомиться с таблицей частоты встречаемости и идентификационной значимости некоторых частных признаков почерка в русской скорописи. Исследователь при проведении экспертиз должен без помощи таблицы научиться выделять в сравниваемых почерках наиболее характерные, существенные признаки. Поверхностное знакомство с таблицей до полного усвоения техники проведения экспертизы почерка приводит к тому, что эксперт перестает самостоятельно анализировать признаки почерка.

В процессе сравнительного исследования почерка эксперт выявляет совокупность определенных признаков, которая им оценивается с точки зрения достаточности для дачи заключения о наличии или отсутствии тождества. Эксперт в зависимости от качества и количества выявленных совпадающих или различающихся признаков (совокупности признаков) может прийти к категорическому положительному, отрицательному или вероятному выводу о наличии или отсутствии тождества либо отказаться от решения поставленного перед ним вопроса. В основе дифференцирования вывода эксперта на категорические и вероятные лежит степень уверенности в истинности полученного знания и степень научной обоснованности данного суждения.

Категорический положительный вывод о наличии тождества — установление конкретного исполнителя спорной рукописи — эксперт вправе сделать только в том случае, когда совпадающие признаки образуют совокупность, не повторяемую в почерках других лиц. В криминалистической литературе отмечается, что к объективным основаниям верной оценки совпадающих признаков для категорического суждения о наличии тождества относятся:

1) частота встречаемости признаков, включенных в совокупность. Чем реже в почерках разных лиц встречаются те или иные признаки, тем выше коэффициент их идентификационной значимости;

2) устойчивость признаков на протяжении всей рукописи;

3) отсутствие необъяснимых различий.

Эксперт, придя к положительному категорическому выводу, обязан объяснить происхождение имеющихся различающихся признаков. Различия могут быть объяснены вариационностью почерка или желанием пишущего умышленно изменить свою привычную скоропись. Причиной появления различающихся признаков могут быть необычные условия, в которых выполнялась рукопись. Например, при сравнительном исследовании рукописной записи от имени Даноян М.А. в бланке страхового полиса были выявлены совпадающие признаки почерка, которые устойчивы, существенны и образуют индивидуальную совокупность, которая явилась достаточным основанием для категорического положительного вывода о том, что исследуемая запись выполнена Даноян М.А.[79] В рассматриваемом примере эксперт в сравниваемых исследуемой рукописной записи и образцах почерка выявил определенную совокупность наиболее характерных (с точки зрения идентификационной значимости), устойчивых (неоднократно встречающихся в сравниваемых рукописях) идентификационных совпадающих признаков и установил отсутствие существенных различий. Тем самым была доказана достоверность категорического вывода о тождестве.

Категорический отрицательный вывод делается в случае обнаружения в сравниваемых почерках устойчивых различающихся общих и, главным образом, частных признаков. При даче категорического отрицательного заключения эксперт обязан объяснить происхождение различающихся признаков. Причинами появления различающихся признаков в рукописях, выполненных одним и тем же лицом, могут быть: вариационность почерка; умышленные изменения почерка; естественные изменения почерка, например, когда рукописи написаны с разрывом во времени, в необычных условиях или при необычном состоянии пишущего.

Совпадения в случае отрицательного вывода могут быть объяснены сходством почерков, общими типовыми свойствами или подражанием почерку предполагаемого исполнителя.

При сравнительном исследовании рукописной записи в бланке страхового полиса и образцов Есипова П.С. были выявлены различающиеся признаки почерка, устойчивые, существенные и образующие индивидуальную совокупность, которая явилась достаточным основанием для категорического отрицательного вывода о том, что исследуемая запись выполнена не Есиповым, а другим лицом.[80]

Таким образом, вывод эксперта является достоверным, категорическим положительным или категорическим отрицательным только в том случае, когда всем ходом исследования установлена (доказана) невозможность противоположного утверждения.

В основе вероятного вывода эксперта лежат два критерия:

1)   степень убежденности эксперта в правильности сделанной им оценки выявленной совокупности признаков, оценки отдельных признаков и их идентификационной значимости;

2) степень научной обоснованности совокупности выявленных признаков.

Предположительное знание о предмете исследования различается по степени вероятности. Известны случаи, когда эксперт вполне определенно оценивает совокупность выявленных признаков и в тоже время на поставленный перед ним вопрос дает ответ в вероятной форме. При этом вероятное заключение, как правило, вытекает из следующих объективных причин: выявленная совокупность, с одной стороны, содержит признаки, идентификационная значимость которых относительно высока; с другой — их количество в силу ограниченного объема почеркового материала недостаточно для идентификации; выявленная совокупность содержит большое количество совпадающих признаков, идентификационная значимость которых незначительна вследствие простоты их исполнения и незначительного по объему почеркового материала (например, исследование почерка маловыработанного, «школьного», высоковыработанного простого по строению).

В таких заключениях оцениваются все признаки (совокупность признаков), должно быть объяснено, если это возможно, происхождение отдельных совпадающих или различающихся признаков (в зависимости от вероятного положительного или отрицательного вывода). Эксперт уверен в достоверности установленных данных (это его чисто субъективное мнение), но в силу ограниченного объема выявленных признаков и других объективных причин обосновать категорическое заключение он не может. Такая ограниченность в обосновании вывода во многом зависит от того, насколько совершенна методика исследования, которой пользуется эксперт в каждом конкретном случае.

Вероятное суждение носит предположительный характер и не является доказательством. Однако пренебрегать такими суждениями нельзя. Нигилистическое отношение к вероятному выводу в заключениях эксперта проистекает от того, что некоторые практические работники не умеют правильно оценить такие выводы.

В судебной и следственной практике бывают случаи, когда заключения вероятного характера, обоснованно аргументированные всем ходом исследования, послужили основанием для изменения направления расследования уголовного дела, способствовали осуществлению дополнительных процессуальных действий для обнаружения новых доказательств и явились промежуточным звеном на пути следователя к познанию истины.

Но в том случае, когда эксперт не уверен в правильности оценки выявленной при сравнительном исследовании совокупности признаков (например, при наличии выявленной совокупности совпадающих признаков он не может объяснить происхождение имеющихся различающихся признаков), его вывод по степени вероятности далек от достоверности.[81] Полученное знание вероятно в силу того, что у исследователя имеются только некоторые основания считать его истинным. Это вероятное знание о предмете исследования недостаточно аргументировано, и поэтому эксперт не уверен в правоте своего вывода. Если эксперт не в состоянии объяснить происхождение признаков, то он обязан отказаться от решения, поставленного перед ним вопроса, аргументировав свой отказ. Два вида рассматриваемых вероятных заключений качественно отличаются друг от друга. Если второе предположение далеко от достоверного вывода, то в первом суждении степень вероятности близка к достоверности и по мере совершенствования криминалистической техники, методик исследования может превратиться в достоверность.

Вывод о невозможности решения вопроса об исполнителе спорной рукописи формируется у эксперта, как правило, при исследовании крайне ограниченного объема почеркового материала, когда невозможно выявить, а выявив, — объяснить совокупность идентификационных признаков, достаточную для категорического или вероятного заключения о наличии или отсутствии тождества. Другими причинами, не позволяющими эксперту решать вопрос по существу при наличии ограниченного объема почеркового материала, содержащегося в спорной рукописи, являются недостаточность образцов почерка; простота выполнения почерка, которым исполнена спорная рукопись (малая идентификационная значимость выявленных признаков); умышленные или непреднамеренные изменения привычной для пишущего скорописи.[82]

Заканчивается процесс почерковедческого исследования составлением заключения эксперта. В соответствии со стадиями исследования объектов экспертизы почерка заключение состоит из трех частей: вводной, исследовательской и выводов. В верхней части заключения экспертизы размещается подписка эксперта, предупреждающая его в порядке, предусмотренном ст. 199 УПК РФ, об уголовной ответственности по ст. 307 УК РФ за дачу заведомо ложного заключения. Кроме того, в подписке указывается, что эксперту разъяснены права и обязанности эксперта, предусмотренные ст. 57 УПК РФ.

Во вводной части заключения эксперта необходимо указать:

1) номер заключения, дату его подписания, наименование экспертного учреждения, в которое поступили объекты исследования;

2) процессуальный документ, на основании которого была произведена экспертиза почерка (постановление следователя или определение суда), и его дату; должность и фамилию лица, назначившего экспертизу;

3) номер уголовного дела и факты, по которым оно возбуждено;

4) наименование вида криминалистической экспертизы письма (почерковедческая, экспертиза подписи и так далее);

5)    краткое описание обстоятельств дела, в связи с которыми назначена экспертиза почерка;

6)    перечень вещественных доказательств, поступивших на экспертизу;

7)    образцы почерка проверяемых лиц;

8)    вопросы, поставленные перед экспертом;

9)    фамилию, имя, отчество, образование, специальность, стаж экспертной работы лица, проводившего экспертизу.

Составляя вводную часть экспертизы почерка, особое внимание нужно уделить описанию документов, поступивших на исследование. При описании вещественных доказательств указывается их наименование (накладная, квитанция, расходный ордер и так далее), номер, дата, на имя кого выписан документ. В случае исследования вещественного доказательства, не имеющего никаких реквизитов (например, исследование анонимного письма), в целях его индивидуализации эксперт указывает начальные и заключительные слова текста.[83]

После перечисления вещественных доказательств эксперт обязан указать и описать материалы, представленные для сравнительного исследования. Рекомендуется описание производить в следующем порядке: сначала отмечаются свободные образцы; затем (если имеются) — условно-свободные и, наконец, экспериментальные образцы почерка проверяемого лица. При описании документов, представленных в виде свободных и условно-свободных образцов почерка лица, подозреваемого в написании спорной рукописи, необходимо указать их реквизиты. Например, «Условно-свободный образец почерка представлен в виде заявления Апрелева В.В. об отказе от адвоката Хрепкова В.А. от 08.12.2005 г., выполненном на листе белой нелинованной бумаги».[84]

Описание экспериментальных образцов почерка проверяемого лица ограничивается, как правило, указанием их количества (на скольких листах бумаги они исполнены) и в необходимых случаях — условиями их выполнения. Например, «Экспериментальные образцы почерка Фассалова В.И., выполненные на шести светлых листах бумаги и на трех светлых листах в клетку красящим веществом синего и черного цвета».[85]

После описания образцов почерка проверяемого лица формулируются вопросы, поставленные следователем или судом перед экспертом. Обычно вопросы дословно переписываются из постановления следователя или определения суда. В случае неудачной их редакции эксперт вправе иначе сформулировать вопросы, не изменяя при этом их существа.

Если проводится повторная экспертиза, то во вводной части обязательно указываются: экспертное учреждение и соответствующие данные о лице, проводившем первичную экспертизу, дословно приводятся выводы по этой экспертизе и мотивы, послужившие основанием для проведения повторного исследования. Исследовательская часть заключения эксперта начинается с подробного описания документов — вещественных доказательств. С целью их индивидуализации эксперт указывает: наименование документа, его номер, дату, на чье имя заполнен; подробно описывает реквизиты документа (например, типографский бланк установленного образца или формы; количество листов документа, оттиски печати, штампа и другие); материал документа; краситель, которым исполнен рукописный текст; внешний вид вещественного доказательства (повреждения, загрязнения, складки, пометки и так далее). В необходимых случаях эксперт указывает технико-криминалистические средства и приемы, которыми он пользовался при изучении объектов идентификации.

Почерковедческая экспертиза начинается с установления факта необычности выполнения рукописи. Если обнаружены признаки необычного выполнения исследуемой рукописи (естественные или умышленные изменения почерка), они также фиксируются в исследовательской части заключения. Затем эксперт переходит к описанию признаков почерка. Сначала описываются общие, затем частные признаки почерка.

Зафиксировав признаки почерка, эксперт переходит к описанию результатов сравнительного исследования почерка, которым исполнена спорная рукопись, и образцов почерка предполагаемого исполнителя. В зависимости от вывода сначала указываются или совпадающие признаки (в случае категорического или вероятного вывода о наличии тождества), или различающиеся признаки (при решении в категорической или вероятной форме вопроса об отсутствии тождества).[86]

При описании совпадающих признаков почерка в исследовательской части указывается номер признака, под которым он отмечен на фототаблице, прилагаемой к заключению эксперта. Для удобства фиксации различающихся признаков (при отрицательном решении вопроса) рекомендуется их описывать в таблице. В случае обнаружения различающихся признаков при положительном решении вопроса об исполнителе рукописи и, наоборот, в случае обнаружения совпадающих признаков при отрицательном решении вопроса эксперт обязан эти признаки описать.

Так, например, в заключении эксперта по уголовному делу по факту присвоения и растраты (ст. 160 ч. 3 УК РФ) и подделки и изготовления поддельных документов, штампов, печатей, бланков ( ст. 327 ч.2 УК РФ) в исследовательской части эксперт указал, что подписи в исследуемых документах и образцах почерка Пахомова Е.В. схожи по ряду таких совпадающих частных признаков, как форма движения при выполнении росчерка подписи – угловатая, начальная часть соединения со вторым элементом буквы «В» - петлевая, направление движений при выполнении заключительной части росчерка при соединении - снизу – вверх – направо и другие. Таким образом, в ходе исследования удалось установить, что в ряде документов, подписи от имени Пахомова Е.В. выполнены им самим.[87]

Затем дается оценка всем выявленным совпадающим и различающимся признакам, формулируется и обосновывается вывод. В случае положительного категорического вывода о наличии тождества эксперт обязан дать объяснение происхождению различающихся признаков. При положительном выводе синтезирующая часть может быть сформулирована так: «Выявленные совпадения признаков подписей от имени Садоха С.В. устойчивы, существенны и образуют индивидуальную совокупность, которая является достаточным основанием для категорического вывода о том, что исследуемые подписи от имени Садоха С.В., во вкладных талонах, зарегистрированных в Центральном РОВД г. Оренбурга., в строке: «Подпись»: от 17.06.2002г. № 2667, к паспорту серии СР № 0940371; от 17.06.2002г. № 2668, к паспорту серии СР № 0940221 выполнены самой Садоха С.В. Отмеченные же различающиеся признаки на вывод не влияют, так как могут быть отнесены к числу вариаций признаков почерка Садоха С.В., не отразившихся в представленных образцах».[88]

В случае отрицательного решения вопроса о тождестве синтезирующая часть заключения эксперта формулируется следующим образом: «При оценке результатов сравнительного исследования установлено, что различающие признаки устойчивы, существенны и в своей совокупности достаточны для вывода о том, что исследуемая подпись от имени Романова Н.В., во вкладном талоне, зарегистрированном в Центральном РОВД г. Оренбурга., в строке: «Подпись», от 12.01.2003г. № 6011, к паспорту серии А № 0294213, выполнена не Романовым С.В., а другим лицом (лицами)».[89]

Так, например, при сравнительном исследовании подписи от имени Тарнаевой Е.Н., в договоре поручительства с Тарнаевой Еленой с образцами почерка и подписей Тарнаевой Е.Н., установлены различия общих (выработанность - выше средней, координация - выше средней, темп письма – быстрый, размер - средний, разгон – средний, наклон – правый, форма движений – смешанная, преобладающее направление движений – левоокружное) и следующих частных признаков: форма движений при выполнении петлевого подстрочного элемента буквы «у» - в исследуемых подписях угловатая, в образцах дуговая; форма движений при соединении букв «м» и «а» - в исследуемых подписях петлевая, в образцах приближена к нормам прописи; относительная протяженность движений по вертикали при выполнении второго элемента буквы «а» - в исследуемых подписях меньше первого, в образцах приближена к нормам прописи и так далее. Таким образом, выявленные различающиеся признаки устойчивы, существенны и в своей совокупности индивидуальны и достаточны для категорического отрицательного вывода о том, что исследуемые подписи от имени Тарнаевой Е.Н., в договоре поручительства с Тарнаевой Е.Н. выполнены не Тарнаевой Еленой Николаевной, а другим лицом.[90]

Итоговую часть заключения эксперта составляют выводы. В этой части заключения эксперт формулирует ответы на поставленные следователем или судом вопросы. Ответы должны быть краткими, четко сформулированными, понятными и определенными. В выводах эксперт еще раз обязан указать основные отличительные реквизиты исследуемого вещественного доказательства. Выводы излагаются в той последовательности, в которой были поставлены вопросы. В тех случаях, когда эксперт либо отказывается от решения вопроса, либо решает его в предположительной форме, причины таких выводов в этой части заключения им не отмечаются, а делается ссылка на соответствующую часть заключения. Для большей наглядности и убедительности сделанного вывода заключение эксперта иллюстрируется фототаблицей. В экспертной практике при проведении почерковедческих экспертиз, как правило, иллюстрируются фототаблицами заключения с категорическими положительными (и неоправданно редко — с категорическими отрицательными) выводами. В исследовательской части заключения при описании процесса сравнения объектов почерковедческой экспертизы делается ссылка на фотоснимки, где отмечены указанные совпадающие или различающиеся признаки письма. Признаки письменной речи и общие признаки почерка, отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка, структуру движений по их траектории, как правило, на фототаблице не отмечаются.[91]

Если для решения вопроса об исполнителе спорной рукописи важное значение приобретают общие признаки почерка, характеризующие пространственную ориентацию (размещение) движений, то в таких случаях для их иллюстрации необходимо на таблицу наклеивать фоторепродукции общего вида вещественного доказательства и образцов почерка проверяемого лица. Совпадающие и различающиеся одноименные признаки на фотоснимках сравниваемых почерков отмечаются стрелками-указателями и одинаковыми цифрами. Нумерация признаков производится в той последовательности, в которой они описаны в заключении эксперта. Обязательна разметка всех признаков почерка, указанных в исследовательской части заключения. Совпадающие признаки на фототаблице отмечаются красным красителем, различающиеся — зеленым или синим.

Таким образом, весь процесс производства судебной почерковедческой экспертизы состоит из взаимосвязанных между собой стадий - это предварительная стадия исследования, детальное исследование объектов, поступивших на экспертизу, оценка результатов исследования и формирование вывода эксперта составление заключения эксперта и оформление результатов исследования. Такое разделение на стадии весьма условно и отражает специфику действий, которые производит эксперт на определенном этапе исследования спорной рукописи (подписи).

3. Особенности методики исследования измененного почерка


3.1 Порядок исследования естественно и умышленно измененного почерка


Одним из обязательных этапов почерковедческого исследования является изучение рукописи (подписи) с целью проверки, не выполнена ли она в необычных условиях.[92] Изучение рукописи (подписи) на необычность выполнения необходимо эксперту для правильной и всесторонней оценки признаков почерка, их устойчивости и изменяемости. А это, в свою очередь, зависит от знания им признаков, свидетельствующих о необычных условиях выполнения рукописи, влияния различных так называемых «сбивающих» обстоятельств на процесс ее написания.[93]

Почерк каждого пишущего характеризуется определенной степенью автоматизации движений. Конкретные изменения, наступающие в почерке, зависят от влияния различных внешних причин и внутреннего состояния пишущего. Более всего «сбивающие» обстоятельства сказываются на координации движений. Они по-разному нарушают процесс письма и по-разному изменяют те или иные свойства почерка. Иначе говоря, «сбивающие» обстоятельства имеют избирательное влияние на почерк.

Круг обстоятельств, влияющих на почерк, очень велик. К «сбивающим» факторам «естественного» порядка относятся:

1) необычная внешняя обстановка письма (измененная поза, необычный материал письма, непривычный пишущий прибор, недостаточное освещение);

2) внутреннее состояние пишущего (возрастные изменения, черепно-мозговые травмы, функциональные состояния — возбуждение, заторможенность, утомление, опьянение, ухудшение или утрата зрения; изменения письма в условиях орбитальных космических полетов);

3) непривычная установка пишущего, не связанная с желанием изменить свой почерк (старательное, медленное или быстрое письмо).

Перечисленные «сбивающие» обстоятельства по-разному влияют на механизм письма.

Изменение внешней обстановки почерка требует от исполнителя рукописи приспособить механизм письма к необычным условиям, то есть перестроить его. Автоматизм движения, естественно, снижается, а сознательный зрительный контроль за движением повышается. Это в свою очередь ведет к тому, что координация движений нарушается, их согласованность становится неточной.

Следует помнить, что у людей, обладающих высоковыработанным почерком, приспособительные возможности очень велики, отсюда и изменения в почерке у них незначительны. В маловыработанных почерках «сбивающие» факторы вызывают большие изменения. Нарушения признаков почерка чаще проявляются в разгибательных движениях (снизу вверх, слева направо).

Рассмотрим какие конкретные изменения в почерке пишущего вызывает необычная внешняя обстановка исполнения рукописи.

Наибольшей устойчивостью обладает степень выработанности. Однако изменению подвергаются ее показатели — координация и темп движений. Нарушение координации движений проявляется в неустойчивости наклона, протяженности движений по вертикали и горизонтали, реже — в извилистости и изломах элементов букв. Темп движений несколько снижается, что делает почерк менее стройным и четким.[94]

Структурная сложность движений (строение почерка) имеет тенденцию к упрощению строений букв. Новых вариантов письменных знаков не встречается. Форма и направление движений обычно остаются такими же. Изменения происходят лишь в том случае, если значительно нарушается координация движений. Направление сгибательных движений (наклон), как правило, не изменяется. Незначительное отклонение связано с вариационностью этого признака у некоторых пишущих, а также с хорошей приспособляемостью к письму при различных внешних условиях.

Протяженность движений по вертикали и горизонтали (размер и разгон почерка) в измененных внешних условиях становится неустойчивой. В большинстве случаев происходит их увеличение. Связность в зависимости от влияния конкретной причины на процесс письма становится также неустойчивой. Так, в случае изменения позы наблюдается увеличение связности, а при письме на необычном материале — уменьшение.

Признаки пространственной ориентации не претерпевают существенных изменений, в силу хорошего сохранения зрительного контроля. Некоторые изменения этой группы признаков (интервалы между строками, направление линии строк, форма линии строк) происходят в случаях выполнения текстов при плохом освещении и в темноте.

Распределение усилий при письме (нажим), как правило, является неустойчивым; нажим увеличивается при письме на материалах с неровной поверхностью и уменьшается при письме в случае использования необычного пишущего прибора.

Наибольшим изменением подвергаются такие частные признаки почерка, как строение букв, протяженность движений, вид соединения и количество движений при выполнении букв и их элементов. Другие признаки — форма движений при выполнении и соединении букв, направление движений и относительное направление сгибательных движений, последовательность движений, относительное размещение точки начала движений при выполнении письменных знаков и их элементов — существенных изменений не претерпевают.

Изменения внутреннего состояния пишущего также обусловливают нарушения самого механизма письма.[95] Изменения почерка бывают различными и зависят от состояния пишущего. При этом эксперту следует обращать внимание на такие признаки, которые становятся устойчивыми в результате стабилизации состояния пишущего. Так, у лиц с различными психическими заболеваниями наблюдается устойчивость:

1)   признаков атаксии (нарушение координации движений, проявляющееся в изломах, извилистости прямолинейных и криволинейных элементов, неустойчивости наклона, размера, разгона почерка, а также пропуски букв, слогов, недописывание и повторение их, неправильное определение буквенного состава слов) — у больных, страдающих прогрессивным параличом, эпилепсией, шизофренией, хроническим алкоголизмом, и у лиц, имеющих травматические повреждения мозга;

2)   признаков аграфии (полная или частичная потеря способности писать при отсутствии повреждении в двигательном аппарате, выражающаяся в неспособности писать только некоторые буквы и слова до полной потери способности исполнять целиком слова, сохраняя при этом способность выполнять лишь отдельные буквы и элементы букв; аграфия может проявляться также в зеркальном написании букв и слов) — чаще всего у больных, перенесших травму мозга;

3)   усложненного («вычурного») выполнения букв или элементов букв, подчеркивания, иллюстраций чертежами — у лиц, страдающих шизофренией;

4)   изменений степени выработанности — прежде всего у лиц преклонного возраста. При этом нарушается точность в основном разгибательных движений, темп письма замедляется.

Изменения внутреннего состояния пишущего отображаются в рукописях по-разному и проявляются в следующем.

Степень выработанности снижается, но остается в пределах одной группы выработанности. Координация движений нарушается, темп письма становится замедленным. Строение букв (сложность движений) упрощается. Форма движений, размер, разгон, наклон, связность относительно устойчивы. Признаки пространственной ориентации, как правило, сохраняются.

Частные признаки почерка отличаются в основном устойчивостью. Несколько увеличивается протяженность движений при выполнении начальных, заключительных, надстрочных и подстрочных элементов, неустойчивым бывает и вид соединения движений.

При установке на старательное письмо, пишущий теряет свойственный ему автоматизм и ритм. Темп замедляется, усиливается зрительный контроль и рукопись в целом становится четкой и стройной. Степень выработанности в большинстве случаев сохраняется. Координация движений незначительно нарушается. Строение почерка изменяется, протяженность движений по вертикали и горизонтали, как правило, увеличивается, связность уменьшается.[96]

При максимальном непривычном ускорении письма повышается напряженность движений, что влечет за собой снижение точности движений, то есть нарушение координации. Рукопись становится трудно читаемой, небрежной. Строение почерка изменяется в сторону упрощения. Признаки пространственной ориентации, форма и направление движений, наклон, а также большинство частных признаков почерка устойчиво сохраняются.

Исследование рукописей с целью установления условий их выполнения, точнее, с целью выяснения, не содержатся ли в них признаки необычного выполнения, является обязательной задачей эксперта. Решение этого вопроса основано на знании экспертом признаков необычного выполнения, выявлении и оценке их.

Иногда следователи в постановлении о назначении почерковедческой экспертизы сообщают сведения о предполагаемом исполнителе, где указывают его состояние здоровья, наличие увечий (например, отсутствует большой палец правой руки) и тому подобное. Если такие сведения не содержатся в постановлении о назначении экспертизы, эксперт должен выяснить их по материалам дела или послать запрос следователю.

Установить причину изменения почерка эксперт может и при осмотре рукописи, в частности, если рукопись выполнена на необычном материале (ткани, дереве) или непривычным пишущим прибором (спичкой, гвоздем).

Изучение признаков письма эксперт проводит по общим правилам методики — от общего к частному. При изучении общих признаков особое внимание следует обращать на координацию движений и темп письма, так как эти признаки наиболее подвержены влиянию «сбивающих» факторов, и изучить их с учетом устойчивости. В случае обнаружения признаков нарушения координации движений, темпа письма, причем устойчивого их проявления на протяжении всей рукописи, эксперт на этапе раздельного исследования может высказать лишь предварительное суждение о том, что при выполнении рукописи на пишущего действовали какие-то необычные условия. Окончательное решение об условиях выполнения рукописи эксперт может принять лишь после тщательного сравнения с соответствующими образцами почерка предполагаемого исполнителя.

При оценке признаков эксперту, как правило, не удается разграничить признаки по действиям различных необычных условий, то есть установить конкретную причину, определенное «сбивающее» обстоятельство. Это объясняется тем, что многие признаки при воздействии разных причин изменяются одинаково. Комплексы таких признаков могут повториться в рукописях многих лиц. Эксперт лишь констатирует факт выполнения рукописи в каких-то необычных условиях без их конкретного определения.

В то же время нарушение признаков, связанное с необычными условиями, не препятствует установлению исполнителя.

В экспертной практике встречаются случаи, когда установление условий выполнения рукописей является самостоятельным заданием.

Например, могут быть поставлены вопросы:

1)   выполнена ли рукопись лицом, находившимся в состоянии физической усталости?

2)   не выполнена ли рукопись лицом в состоянии опьянения? и так далее.

Независимо от характера поставленной задачи эксперту необходимо выявить признаки, происхождение которых объясняется именно необычным состоянием писавшего. Для решения неидентификационной задачи необходимы также образцы почерка предполагаемого исполнителя. Исследование проводится по обычной экспертной методике: предварительное исследование, детальное исследование, оценка признаков и вывод.[97]

Умышленное изменение почерка связано с перестройкой уже имеющегося у пишущего письменно-двигательного навыка, то есть с изменением динамического стереотипа. Полного разрушения системы навыков, определяющих стереотипность движений при письме, здесь, как правило, не происходит и последняя сохраняется. В рукописях, выполненных умышленно измененным почерком, отображаются две группы признаков — измененные, возникшие в результате нарушения стереотипных движений, и неизменившиеся, свойственные обычному почерку пишущего.

Наличие в рукописи (подписи) признаков обычного почерка позволяет проводить исследование умышленно измененного почерка согласно основным положениям методики почерковедческой экспертизы. Вместе с тем исследование таких рукописей имеет особенности, связанные с изучением и оценкой изменившихся признаков, что в свою очередь заставляет решать и такие вопросы, как установление факта и степени изменения почерка, определение неизменившихся устойчивых признаков, изучение влияния изменения одних признаков на изменение других, определение вариационности признаков почерка. Следует заметить, что для рукописи, выполненной намеренно измененным почерком, характерна неестественная многовариантность признаков. При умышленном изменении письма пишущий, как правило, изменяет общие и отдельные частные признаки почерка.

Видами умышленного изменения почерка являются:

1)      скорописная маскировка почерка;

2)      подражание печатному шрифту;

3)      перемена пишущей руки (леворучное письмо);

4)      подражание почерку другого лица (имитация).

Выполнение рукописи путем изменения скорописи есть произвольное, комплексное изменение строения почерка. Изменению здесь подвергаются общие признаки, отражающие степень и характер сформированности письменно-двигательного навыка, а также структуру движений по их траектории, и отдельные частные признаки почерка. При установке пишущего на умышленное изменение выработанности почерка наблюдается ее снижение. Повысить степень выработанности почерка произвольно, без тренировки, пишущему не удается, так как его письменно-двигательный навык приспособлен к уже определенному уровню автоматизированного письма. Снижение степени выработанности почерка вызывает изменение других взаимозависимых признаков, в частности, координации движения и темпа письма, сложности, размера, разгона и другое. Почерк становится маловыработанным, как у плохо пишущего лица.

Нарушение координации движения проявляется в небольших отклонениях от принятого направления в пределах элементов букв (угловатость в овальных и полуовальных элементах, извилистость и угловатость прямых элементов, неточность движений при выполнении начальных и заключительных частей букв) и в неточности движений при выполнении сочетаний букв, слов, фраз на протяжении всей рукописи (неравномерность протяженности движений по вертикали и горизонтали, неустойчивость наклона, неравномерность размещения движений по вертикали).

Темп движения становится неравномерным в отдельных частях рукописи. Быстрое выполнение текста проявляется в таких признаках, как постепенное утолщение и утоньчение начал и окончаний элементов, упрощение строения букв, увеличение связности. Медленное письмо, наоборот, характеризуется тупым началом и окончанием элементов букв, строение букв при этом приближается к школьным прописям либо появляются усложненные варианты, связность снижается.

Эксперт должен учитывать, что при письме измененным почерком последующие части текста выполняются быстрее, чем начальная. Иногда встречаются случаи, когда начальная часть текста выполняется пишущим в более быстром темпе, чем остальная. Такой признак является очень существенным, так как в неизмененном почерке он не встречается.

Претерпевают изменения и отдельные частные признаки почерка. Наиболее частым искажениям подвергаются: строение букв «б», «д», «ж», «м», «х»; форма движений при соединении элементов в буквах «ж», «л», «м», «М», «н»; форма движений при выполнении начальных частей элементов в буквах «н», «и», «п» и заключительных частей элементов в буквах «б», «д», «р», «ц», «щ», «я», а также вид соединения движения при выполнении букв и их элементов (слитный вид изменяется на интервальный). Изменение указанных частных признаков почерка связано в основном с замедлением темпа движений при выполнении текста, а, следовательно, снижением выработанности.[98]

Эксперт должен помнить, что если рукопись велика по объему, в отдельных ее фрагментах, в заключительной ее части, сохраняются общие и частные признаки почерка. Сказывается утомляемость, зрительный контроль над процессом письма ослабевает, и пишущий возвращается к привычным, автоматизированным для него движениям, к обычному почерку.

При наличии в рукописи таких фрагментов эксперт должен проявлять осторожность в решении вопроса о необычности выполнения ее, то есть о действии каких-то «сбивающих» факторов на пишущего в процессе письма. Необходимо особенно тщательно и всесторонне исследовать такие фрагменты рукописи, ибо в них содержатся неизмененные признаки почерка исполнителя, по которым возможна идентификация личности.

Искажение почерка путем изменения формы и направления движений. В рукописи эксперт может заметить одновременное сочетание двух или более различных форм и направлений движений. Так, наряду с прямолинейно-дуговой в тексте могут встретиться выпрямленная и неоднократно-угловатая, либо округлая и извилистая формы движения, а также разное сочетание левоокружных и правоокружных движений. Любые из указанных выше форм и направлений движений могут встретиться не только как сочетание, но и как самостоятельный способ изменения почерка.

Наклон пишущий изменяет обычно с правого на левый или прямой, то есть на противоположный привычному наклону почерка. При этом способе изменения наблюдается неустойчивый наклон элементов букв, письменных знаков и их сочетаний; линия строки ступенчатая. Изменение наклона в свою очередь влечет за собой изменение и других признаков. Так, при изменении наклона с правого на левый уменьшается протяженность движений по вертикали и по горизонтали, связность, как правило, уменьшается. Частные признаки обычно сохраняются без существенных изменений, кроме таких, как размещение точек начала, окончания движений и точек пересечения движений, форма движений при выполнении и соединении элементов букв и букв между собой. Эти признаки наиболее сознательно контролируются пишущим в процессе письма и поэтому чаще подвергаются изменениям.

Искажение почерка путем изменения размера букв как самостоятельный способ маскировки встречается редко. Изменение высоты букв может проявиться в увеличении или уменьшении протяженности движений по вертикали. Изменение размера обычно протекает параллельно с изменением такого признака, как разгон, что объясняется взаимной зависимостью отношений протяженности по вертикали и горизонтали. Так, при увеличении размера почерка разгон уменьшается, а при уменьшении размера — увеличивается. При изменении размера почерка, как правило, сохраняется автоматизм письма, признаки обычного письма претерпевают незначительные изменения, поэтому несложно идентифицировать исполнителя рукописи.

Изменение связности проявляется в ее уменьшении, отрывистом выполнении букв в словах. Отрывистое выполнение предполагает как раздельное выполнение букв с интервалами в их размещении, так и присоединение букв. Изменение связности почерка иногда вызывает увеличение таких признаков, как размер и разгон почерка.

Изменение частных признаков является также одним из способов искажения почерка. Изменяются, как правило, наиболее «броские» признаки с точки зрения пишущего, то есть признаки, которые им осознаются. Изменению подвергаются: прямолинейная, дуговая и овальная формы движения в буквах «в», «г», «е», «ж», «и», «м», «л», «п», «р», «т», «у», «ф», «щ», «ы» изменяются на извилистую; в буквах «т», «п», «р», имеющих дуговую форму движений, появляется двойная угловатость; в буквах «ж», «к», «л», «н», «р», «х» появляются дополнительные петлевые движения (так называемая неоднократность петлевых движений); простое строение букв заменяется усложненным; слитный вид соединения движений заменяется интервальным; протяженность движений по вертикали увеличивается.[99]

Изменяя те или иные частные признаки почерка, пишущий не знает механизма их образования и поэтому сохраняет целый комплекс признаков, присущих его обычному почерку. В силу этого эксперту надо помнить, что в пределах одной рукописи одни и те же признаки в одних и тех же буквах будут встречаться в измененном и неизмененном вариантах.

Степень изменения признаков почерка, как общих, так и частных, зависит от объема рукописи: чем короче текст, тем легче пишущему выдержать изменение тех или иных признаков на протяжении всего текста и, наоборот, чем больше объем рукописей, тем труднее выдержать выбранный способ изменения. В большом тексте эксперт обязательно обнаружит наряду с измененными признаками и признаки неизмененные, то есть признаки, присущие обычному его почерку.

Признаки пространственной ориентации движений (размещение текста и его фрагментов в пределах листа бумаги, размер и конфигурация полей и другое) сохраняют устойчивость. Это объясняется тем, что они остаются за пределами внимания пишущего. Исследование рукописей, выполненных путем скорописной маскировки, в основном проводится по той же схеме, что и обычное почерковедческое исследование. Однако здесь есть и свои особенности.

При исследовании рукописей, выполненных умышленно измененным почерком, эксперт, прежде всего, устанавливает факт изменения почерка пишущим, то есть изучает рукопись на необычность условий выполнения. Предварительно этот вопрос эксперт решает уже при осмотре документа и в начале детального исследования (на этапе раздельного исследования). Необходимо обратить внимание на общие признаки почерка, особенно на темп выполнения и координацию движений, выявление и изучение отдельных частей рукописи, выполненных автоматизированными движениями. При этом фрагменты, исполненные автоматизированными движениями, должны в рукописи повторяться. Только в этом случае эксперт сможет сделать правильный вывод относительно действительной степени выработанности и вообще о почерке пишущего.

Неустойчивость общих признаков почерка еще не является основанием для вывода об умышленном изменении почерка пишущим, так как подобные отклонения этих признаков могут возникнуть под действием таких естественных факторов, как состояние опьянения, письмо в движущемся транспорте, необычность пишущего прибора и тому подобное. Окончательно сделать вывод об умышленном изменении почерка эксперт может только в процессе сравнительного исследования спорной рукописи с образцами почерка лица, подозреваемого в ее исполнении.

Исследуя признаки почерка, эксперт в целях установления факта умышленного изменения почерка составляет подробные таблицы-разработки признаков почерка, изучает эти признаки, выявляет идентификационные признаки (изменившиеся и неизменившиеся). Предпочтение отдается частным признакам почерка.[100]

Изучение образцов почерка предполагаемого исполнителя следует начинать со свободных образцов, так как они дают возможность эксперту установить (или исключить) факт умышленного изменения почерка. Эксперту нужно иметь большое количество таких образцов, они должны быть разнообразны по своему содержанию и выполнены в разное время, что необходимо для установления разных вариантов почерка. Следует располагать также экспериментальными образцами почерка предполагаемого исполнителя рукописи, которые должны представлять собой рукописные тексты, по возможности аналогичного содержания исследуемому. Отбор этих образцов следует производить в соответствии с предполагаемым видом искажения почерка. Далее эксперт переходит к сравнительному исследованию.

На стадии сравнительного исследования эксперт должен выявить все, без исключения, совпадающие и различающиеся признаки, независимо от их значимости, но с учетом дифференциации по принципу возможной зависимости их от намеренного изменения почерка.

Исходя из того, что в исследуемой рукописи имеются две группы признаков (изменившиеся и неизменившиеся), сравнение начинается с фрагментов рукописи, выполненных автоматизированными движениями, в которых есть признаки обычного почерка (неизмененные). В первую очередь сравнению подлежат устойчиво повторяющиеся признаки, а затем все остальные.

Так, установив совпадающие признаки, эксперт определяет, какие они: полные или неполные (частичные). Полное или так называемое «чистое» совпадение — это совпадение во всех деталях сравниваемых букв, и оно является наиболее существенным. Неполное или частичное — совпадение в отдельных элементах сравниваемых букв. Этот признак необходимо показать и в различиях, а само совпадение отмечается экспертом не как «чистое», а как возможно зависящее от фактора изменения. Совпадения таких признаков, которые редко встречаются в образцах почерка предполагаемого исполнителя (забытые варианты, которые пишущий употреблял ранее), эксперт также должен учитывать. Для рукописей, исполненных измененным почерком, характерна большая вариационность признаков. Основным критерием отнесения тех или иных вариантов признаков в буквах к числу неизмененных является их устойчивость, которая и определяет идентификационную значимость признаков. Идентификационная же значимость выявляемых совпадающих (различающихся) признаков определяется в совокупности со всеми признаками почерка.

Такая последовательность дает возможность эксперту правильно оценить установленные совпадающие (различающиеся) признаки и окончательно решить вопрос о факте изменения почерка и исполнителе рукописи.

Выполнение рукописей с подражанием печатному шрифту — один из распространенных способов умышленного изменения почерка. Под печатным шрифтом в данном случае понимается шрифт, произвольно выбранный исполнителем, который по конфигурации приближается к шрифтам, используемым в печатном деле. Подобное письмо связано с намеренным изменением общего строения букв со скорописного на печатное. Подражание буквам печатного шрифта, как правило, носит произвольный характер. Формирование так называемого «печатного» почерка происходит на базе ранее выработанного скорописного почерка. При этом, чем выше уровень овладения техникой письма скорописью, тем легче происходит формирование печатного почерка.[101]

Другим фактором, влияющим на формирование печатного почерка, является способ подражания — непосредственно по образцам стандартных шрифтов или по памяти — зрительному восприятию. В текстах, выполненных по образцам стандартных шрифтов, содержится мало идентификационных признаков почерка пишущего, а в рукописях, выполненных по памяти, появляется много особенностей, позволяющих идентифицировать исполнителя исследуемого текста.

Кроме указанных выше причин на формирование печатного почерка влияют степень тренировки и специальное обучение, то есть степень заученности: чем больше у пишущего тренировка в письме буквами печатной формы, тем устойчивее признаки почерка и наоборот. В результате тренировки у исполнителя вырабатывается новый, автоматизированный письменно-двигательный навык. При отсутствии тренировки, соответствующего навыка печатного письма рукопись только частично будет выполнена буквами печатной формы, в основном же здесь преобладают скорописные варианты букв. Следовательно, объем признаков скорописи при письме буквами печатной формы больше в том случае, если пишущий не имеет устойчивого автоматизированного письменно-двигательного навыка. И наоборот, чем больше у пишущего тренировка, степень заученности в письме буквами печатной формы, тем больше в тексте будет букв печатной формы, то есть у пишущего образуется совершенно новая устойчивая система движений, новый вариант почерка.[102]

Исследование текстов, выполненных печатным почерком, вызывает значительные трудности и ограничивает возможность установления их исполнителя. Трудности исследования таких текстов обусловлены самим строением букв. Элементы печатных букв и сами буквы выполняются в своем большинстве прямолинейными движениями, в медленном темпе, несвязными, отрывистыми движениями. Все это позволяет пишущему контролировать свои движения, что в свою очередь приводит к тому, что в рукописях, выполненных буквами печатной формы, содержится меньше идентификационных признаков письма, чем в текстах, выполненных скорописью. А это усложняет идентификацию исполнителя рукописи. Таким образом, лицо, переходящее на письмо печатным шрифтом, изменяет зрительно-двигательный образ письма.

При исследовании текстов, выполненных с подражанием печатному шрифту, исходя из особенностей формирования печатного почерка, эксперт встречается, как правило, с двумя группами признаков почерка. Первую группу составляют признаки, характеризующие особенности букв печатной формы, сознательно внесенные пишущим; вторую — признаки обычного скорописного почерка, сохранение которых обусловлено, прежде всего, динамическим стереотипом, а также темпом исполнения рукописи. Ускорение темпа письма приводит к значительному уменьшению зрительного контроля и, следовательно, к увеличению автоматизации движений. Эти признаки можно наблюдать как в письменных знаках, так и их элементах.[103]

При выполнении текста буквами печатного шрифта действует сознательный, зрительный контроль за движениями, не допускающий проявления элементов скорописи. Однако, если рукопись велика по объему, то сознательный контроль за движениями ослабевает, особенно в конце текста. Это происходит как в результате ускорения темпа, так и в результате утомления пишущего, снижения контроля за точностью выполнения букв печатной формы. Пишущий возвращается к привычным движениям, то есть к скорописи: от прямолинейных движений возвращается к криволинейным (дуговым, округлым и так далее), элементы букв и соединения букв между собой выполняются связными движениями. Таким образом, если в рукописи, выполненной печатными буквами, проявляются обе группы признаков, эксперт, как правило, может выявить устойчивость признаков почерка, а следовательно, решить вопрос об ее исполнителе. Особое внимание при этом эксперт должен обратить на признаки скорописи.

В случае выполнения текста каким-либо специальным шрифтом (библиотечный, архитектурный, стандартный и другие) с соблюдением требований стандарта лицами, владеющими письменно-двигательным навыком письма специальными шрифтами, идентификация исполнителя не исключается, а лишь затрудняется. В этом случае к признакам идентификационного значения будут относиться те, которые обусловлены отклонением от норм стандартного шрифта.

Выработанность почерка в тексте, выполненном печатным почерком, определяется так же, как в скорописном почерке, через ее показатели: координацию движений и темп письма. Претерпевают изменения такие общие признаки почерка, как строение, что обусловлено самим строением букв; размер букв увеличивается, разгон изменяется пропорционально размеру в основном за счет утраты соединительных элементов, связность также изменяется, так как буквы выполняются раздельными движениями, без соединительных элементов.

Частные признаки печатного почерка терминологически совпадают с частными признаками скорописного почерка. Наиболее существенными признаками для рукописей, выполненных печатным почерком, являются такие частные признаки, как направление и последовательность движений, количество и размещение движений, а также форма и протяженность движений при выполнении букв и их элементов. Такой признак, как сложность движений (строение букв) в рукописях, выполненных буквами печатной формы, несколько утрачивает свою идентификационную значимость, поскольку большинство лип, прибегая к такому виду письма, используют буквы различной конфигурации, что вызывает большое количество вариантов одноименных букв. Упрощения конструкции букв вследствие утраты элементов букв или их частей при письме буквами печатной формы либо совсем не наблюдаются, либо ведут к появлению скорописных вариантов.[104]

При исследовании рукописей, выполненных печатным шрифтом, отсутствует такой этап исследования, как решение вопроса о наличии или отсутствии в рукописи признаков необычного выполнения. Объясняется это тем, что изменение строения букв со скорописного на печатное уже само указывает на изменение почерка. Другим обстоятельством, определяющим особенности методики исследования таких текстов, является наличие двух групп признаков.

Эксперт в процессе раздельного исследования должен установить признаки печатного и скорописного почерков, как в исследуемом тексте, так и в образцах почерка предполагаемого исполнителя. На этом этапе эксперт составляет полную алфавитную разработку сравниваемых объектов с обязательной отметкой частоты встречаемости признаков. При этом зафиксированная экспертом неустойчивость признаков почерка свидетельствует, как правило, об отсутствии у пишущего навыка писать буквами печатного шрифта.[105]

Изучение документов, поступивших на исследование, целесообразно начинать с исследуемой рукописи в целях получения полного представления о почерке лица, исполнившего ее. Особенностью процесса сравнительного исследования является проведение его в два этапа: эксперт должен сопоставить выявленные признаки скорописи со скорописными образцами почерка, а признаки печатного шрифта, соответственно, с образцами почерка, исполненными печатными буквами.

Затем эксперт выделяет комплекс признаков, характерных для почерка писавшего. Результаты сравнения для печатных и скорописных букв в заключении даются отдельно, то есть указывается, какая конкретно, скорописная или печатная, буква описывается по тому или иному признаку.

При исследовании текстов, выполненных печатным почерком, эксперт для решения вопроса об исполнителе должен располагать достаточным количеством сравнительного материала соответствующего качества. Свободные и экспериментальные образцы почерка предполагаемого исполнителя представляются как в скорописном, так и в печатном вариантах. При этом эксперту необходимо выяснить у лица, вынесшего постановление о назначении экспертизы, является ли письмо печатными буквами привычным для пишущего, владеет ли предполагаемый исполнитель текста еще шрифтами и какими именно.

Образцы почерка проверяемого лица должны быть представлены эксперту выполненными как в быстром, так и в медленном темпе с разрывом во времени (1 - 3 дня) в связи с тем, что темп письма влияет на изменение почерка и на пределы проявления скорописи. Желательно представить образцы по содержанию аналогичные тексту исследуемого документа.[106]

Оценку выявленных признаков почерка эксперт проводит в соответствии с общими правилами оценки совпадающих и различающихся признаков почерка. При этом эксперту следует использовать таблицы частоты встречаемости проявлений признаков применительно к печатному почерку. Они дают экспертам возможность объективно оценить идентификационную значимость признаков почерка, оценить достаточность их для идентификации. Это обстоятельство эксперту нужно учитывать, так как чем реже встречается данный признак в рукописях разных лиц, тем более ценным он является.


3.2 Исследование рукописных текстов, исполненных левой рукой


В целях маскировки своего почерка преступник нередко прибегает к так называемому леворучному письму. Письмо левой рукой, как правило, является непривычным для пишущего и, следовательно, связано со значительным изменением механизма письма, с его перестройкой. Таким образом, развитие навыка письма левой рукой связано с выработкой нового варианта почерка. Формирование письма левой рукой не происходит изолированно от уже имеющегося навыка писать правой рукой. Умение писать правой рукой, мысленные образы букв облегчают овладение письмом левой рукой. При письме левой рукой пишущий стремится воспроизвести особенности движения правой руки. Затруднительным моментом в этом случае является то, что лица, пишущие правой рукой, выполняют движения в строго определенном направлении, следовательно, и левую руку надо натренировать в выполнении движений в нужном направлении.[107]

Руки человека одинаковы по строению и находятся в функциональной зависимости от различных полушарий головного мозга. Между отделами обоих полушарий имеется постоянная связь. Физиологи и психологи отмечают, что выработка навыка для одной стороны тела осуществляется при взаимодействии с другой: нервные центры, которые обеспечивают координацию движений правой руки, связаны с центрами координации движений левой руки. В силу этого и происходит так называемый «перенос» тренировочного эффекта с правой тренируемой стороны на нетренируемую. Динамический стереотип приспосабливается к имеющимся навыкам и использует их. Чем больше будет «перенос» признаков обычного почерка, тем легче эксперту установить исполнителя текста.

Специфическими признаками леворучного письма являются: некоординированность движений, особенно проявляющаяся в овальных и соединительных элементах букв; медленный темп письма; «зеркальность» движений (движение, обратное заданному), выражающаяся как в букве, элементе, так и в части элемента буквы; увеличение протяженности движений по горизонтали при выполнении заключительных частей элементов букв, строение букв (как правило, простое, а иногда в виде печатных букв); извилистая форма строки и другое.

В зависимости от степени развития письменно-двигательного навыка письма левой рукой и объема рукописи, указанные признаки будут проявляться по-разному, а при большой практике могут полностью исчезнуть.

Криминалистическое исследование рукописи, исполненной левой рукой, осуществляется в два этапа:

1) установление самого факта выполнения текста левой рукой;

2) установление исполнителя рукописи.

Установление факта выполнения текста левой рукой зависит от степени овладения пишущим письменно-двигательным навыком письма левой рукой.

При отсутствии у пишущего такого навыка эксперт может без труда решить вопрос о факте выполнения рукописи левой рукой. На это указывают резко выраженные деформированность букв, удлинения заключительных элементов букв, различная зеркальность» (полная или частичная) и другие признаки, характерные для леворучного письма. Наиболее существенным признаком для эксперта при установлении факта выполнения рукописи левой рукой является «зеркальность». Этот признак будет наблюдаться во всем тексте.[108]

Решение вопроса об исполнителе при отсутствии у пишущего навыка письма левой рукой является для эксперта сложной задачей. Это обстоятельство объясняется общей неустойчивостью признаков почерка, что в свою очередь ограничивает объем идентификационных признаков.

При средней степени владения письменно-двигательными навыками письма левой рукой в рукописи, наряду с общей некоординированностью, наблюдаются элементы автоматизированности движений. Такой признак, как «зеркальность», встречается очень редко. Вопрос об исполнении текста левой рукой может и не быть решен на стадии раздельного исследования. Для этого надо провести сравнительное исследование. Вопрос же об исполнителе экспертом может быть решен: в рукописи эксперт устанавливает признаки обычного почерка, а также их устойчивость, то есть в рукописи наблюдается большое количество неизмененных признаков почерка, возврат к общим и частным признакам обычного почерка.

Для высокой степени развития навыка письма левой рукой характерны автоматизированные движения, быстрый темп письма. Обычно исполнителями таких рукописей являются левши, лица, потерявшие правую руку и впоследствии научившиеся писать левой рукой, а также лица, умеющие свободно писать как правой, так и левой рукой. В этих случаях эксперт не сможет решить вопрос о факте исполнения рукописи левой рукой в силу отсутствия признаков леворучного письма. Здесь решается вопрос только об исполнителе. А о том, что рукопись выполнена левой рукой, эксперт узнает из материалов дела.

Таким образом, чем меньше будет развит навык письма левой рукой, тем легче установить факт выполнения рукописи этим способом и труднее установить ее исполнителя и, наоборот, чем выше данный навык развит, тем труднее установить факт выполнения рукописи левой рукой и легче решить вопрос об исполнителе. Установление факта выполнения рукописи левой рукой обязательно отражается в заключении.[109]

Методика исследования таких рукописей имеет свои особенности и в отношении установления исполнителя. Зная о том, что письмо левой рукой является воспроизведением особенностей движений правой руки, а также то, что в исследуемой рукописи имеются признаки, сохранившиеся, «перенесенные» из праворучного почерка, и признаки леворучного письма, эксперт должен зафиксировать эти признаки в алфавитной разработке и сравнить их с образцами как леворучного, так и праворучного письма предполагаемого исполнителя. Образцы леворучного письма необходимы и для установления степени владения пишущим письмом левой рукой. При этом наличие большого количества сохранившихся («перенесенных») признаков в спорной рукописи и в образцах свидетельствует об их общей устойчивости. Признаки пространственной ориентации сохраняются, так как остаются за пределами внимания пишущего, выполнение их носит автоматический характер, а такие признаки, как форма движения при выполнении начальных элементов букв, протяженность движений, размещение точек начала, окончания и соединения движений, сохраняются относительно. О таком признаке, как степень выработанности, эксперту удается судить на основании сложности движений при выполнении букв, а также особенностей их соединений. Оценка выявленных признаков, ввиду того, что эксперту не всегда удается проследить устойчивость того или иного признака, является наиболее трудной. Эксперт должен помнить, что устойчивость признаков можно проверить в образцах почерка предполагаемого исполнителя. Не следует забывать об объеме рукописи и содержании. Большой по объему текст, а также исполнение текстов разного содержания требует дополнительных усилий пишущего, следовательно, в таких рукописях будут наглядно проявляться признаки леворучного письма.


3.3 Исследование текстов, выполненных с подражанием почерку другого лица


В экспертной практике встречаются случаи выполнения текстов (записей, распоряжений, резолюций, подписей и так далее) с подражанием почерку другого лица. В этом случае подделыватель стремится воспроизвести письменно-двигательные навыки, привычные для другого лица, а также изменить признаки своего почерка.

При подражании почерку другого лица у пишущего возникает необходимость полностью перестроить собственный механизм письма, выработать новую систему движений, чтобы добиться определенного сходства с почерком другого лица. Такая перестройка ведет к нарушению точности движений и ритмичности письма.[110]

Следовательно, в рукописях, выполненных с подражанием, эксперт, как правило, обнаруживает три группы признаков: признаки, свойственные чужому почерку, признаки почерка подделывателя и измененные признаки почерка подделывателя. От проявления этих групп признаков в тексте, их соотношения, зависит установление факта подражания и возможность идентификации исполнителя.

Успех подражания почерку другого лица зависит от целого ряда условий, к которым относятся: наличие сходства почерка подделывателя и лица, которому он подражает (у обоих совпадает система навыков письма), соответствие степени выработанности, сложности, стройности почерков, время изучения (наблюдения) чужого почерка, длительность тренировки, профессии подделывателя и его индивидуальных способностей, объема текста и тому подобное.

В то же время указанные условия могут существенно затруднить идентификацию исполнителя рукописи или подписи (подражателя). Так, сходство почерка подделывателя и лица, которому он подражает, предполагает совпадение многих признаков в их почерках и значительно меньший объем различающихся «неизменившихся» признаков почерка подделывателя.

Лицо, имеющее почерк с низкой степенью выработанности, не сможет выполнить текст (подпись) с подражанием почерку другого лица, если почерк последнего имеет высокую степень выработанности. Его обязательно постигнет неудача, оно не сможет воспроизвести общие и частные признаки чужого почерка. То же можно сказать и о стройности почерка, когда степень стройности почерка подделывателя ниже степени стройности почерка лица, которому подражают. В отдельных случаях, когда стройность почерка лица, подозреваемого в выполнении текста, ниже, чем в исследуемой рукописи, эксперт может исключить это лицо по данному признаку из числа предполагаемых исполнителей.[111]

Существуют следующие способы подражания (имитации) почерку другого лица: подражание «на глаз» (срисовывание) без предварительной тренировки и с предварительной тренировкой; подражание «по памяти». Подражание «на глаз» без предварительной подготовки представляет собой срисовывание. Подделыватель непосредственно с текста, выполненного другим лицом, стремится воспроизвести конфигурацию букв, присущую почерку этого лица. Подделыватель обычно воспроизводит лишь форму букв.

При выполнении текстов путем подражания без предварительной подготовки воспроизведение движений, свойственных другому лицу, является для подделывателя трудной задачей. Автоматизм движений нарушается, каждое движение контролируется и подвергается оценке, в результате чего можно наблюдать признаки, свидетельствующие об исполнении текста с подражанием: замедленный темп письма, нарушение координации движений, уменьшение связности между элементами букв и самими буквами, увеличение размера и разгона букв, «бедность» вариантов частных признаков почерка, сходство наиболее «броских» признаков почерка.

Эксперт может встретить также в тексте наличие исправлений, обводку отдельных букв и другого. Такой способ подражания позволяет подделывателю воспроизвести лишь внешнее сходство букв в рукописи. В этом случае эксперт будет наблюдать признаки почерка подделывателя. Неизменившиеся признаки почерка подделывателя встречаются в больших по объему рукописных текстах и, в особенности, в конце текста, когда у пишущего теряется контроль над своими действиями.

При сравнительном исследовании подписей от имени Утегенова С.С. в расчетных документах с образцами подписей Утегенова С.С., установлены различия и сходства некоторых общих и частных признаков подписей. Сходство признаков на вывод не повлияло, оно объясняется вариационностью, простым выполнением подписей, а также выполнением подписей с подражанием подписи Утегенова С.С., о чем свидетельствуют, в частности, уменьшение темпа письма, нарушение координации движения при выполнении росчерка, увеличение нажима при выполнении первой буквы росписи «У» и другие признаки. В данном примере видно, что для лица имитировавшего подпись Утегенова, не составило особой сложности подделать его подпись, так как она по своему строению проста, однако данное лицо не смогло добиться полного сходства подписи. Это объясняется, прежде всего, большими различиями по общим и частным признакам почерка имитатора и имитируемого почерка, которые имитатор не смог преодолеть из-за отсутствия тренировки.[112]

При сравнительном исследовании подписи от имени Ерхова В.П. в кредитном договоре и образцов подписи Ерхова В.П. были выявленные различающиеся признаки, которые явились устойчивыми, существенными, в своей совокупности индивидуальными и достаточными для категорического отрицательного вывода о том, что исследуемая подпись от имени Ерхова В.П. в кредитном договоре выполнена не Ерховым В.П., а другим лицом с подражанием подписи Ерхова.[113]

Само подражание «на глаз» ведет в известной степени и к изменению признаков почерка подделывателя независимо от его желания. Подражание «на глаз» с предварительной подготовкой. Для данного способа подражания характерным является то обстоятельство, что подделыватель не экспромтом, как это имело место в первом случае, а длительное время тренируется в воспроизведении и оценке признаков почерка лица, которому подражает. Известно, что навык формируется в упражнении. Его нельзя выработать в один прием, необходима более или менее длительная тренировка. Чем длительнее будет процесс тренировки, тем больший объем признаков почерка лица, которому подражают, будет наблюдаться в тексте и меньше будет признаков почерка подделывателя. В этом случае возможности идентификации личности по почерку ограничены. При изучении текста, выполненного подражанием «на глаз» с предварительной тренировкой, эксперт будет наблюдать следующие признаки: сравнительно быстрый темп исполнения, совпадение большинства общих признаков почерка подделывателя и лица, которому он подражает, а также совпадение наиболее ярких, броских частных признаков почерка, проявляющихся не только в отдельных буквах, но и в буквах, связанных между собой.

Такие частные признаки почерка, как относительное размещение точек начала движений при выполнении букв и их элементов, последовательность движений, форма движений при выполнении начальных и заключительных частей элементов букв и другие, как правило, переносятся без изменений в текст, выполняемый с подражанием, из собственного почерка подделывателя.

Из сказанного выше следует, что признаков, свидетельствующих о выполнении текста с подражанием почерку другого лица, в этом случае будет значительно меньше.

Подражание почерку другого лица «по памяти». Этот способ подражания связан с воспроизведением признаков почерка другого лица, которые подделыватель пытается запомнить в процессе чтения того или иного документа, написанного другим лицом, то есть документов, наблюдавшихся ранее. В этом случае подделыватель, как правило, не в состоянии запомнить и воспроизвести комплекс движений другого лица. В рукописи будут преобладать признаки обычного почерка исполнителя.

При подражании «по памяти» возможно появление еще одной группы признаков. Эти признаки возникают как результат неправильного понимания подделывателем сложности движений при выполнении букв, то есть желая вспомнить особенности выполнения отдельных букв, он вносит в них элементы воображения. Признаков сходства будет очень мало. Подражание «по памяти» почерку другого лица возможно в случае сходства почерка лица, которому подражают, и почерка подделывателя. Подражание «по памяти» встречается в экспертной практике очень редко.

Исследование рукописей, выполненных с подражанием почерку другого лица, имеет свои особенности. На стадии предварительного исследования при осмотре рукописи, эксперт должен обратить внимание на темп ее выполнения. Если эксперт установит, что текст выполнен замедленным темпом, то надо решить вопрос, не является ли это свидетельством маскировки пишущим своего почерка.[114] Как известно, в текстах, выполненных измененным почерком (маскировка), броские признаки различаются, а совпадают более мелкие особенности, проявляющиеся в буквах и их элементах. Эксперт должен установить факт выполнения рукописи с подражанием почерку другого лица.

Для исследования рукописи, выполненной с подражанием почерку другого лица, эксперту нужно иметь образцы почерка лица, в отношении которого есть предположение, что рукопись выполнена с подражанием его почерку, и образцы почерка предполагаемого подделывателя в большом количестве и выполненные с разной степенью тщательности. Экспериментальные образцы почерка подделывателя желательно представить в виде текста, аналогичного по содержанию исследуемому тексту.

При детальном раздельном исследовании рукописи, выполненной с подражанием почерку, другого лица, эксперт выявляет и предварительно оценивает признаки необычного исполнения (темп выполнения, признаки нарушения координации движения и другое) с точки зрения размещения и повторяемости их в тексте. При сравнительном исследовании сопоставление проводится в два этапа — исследуемый текст сравнивается с образцами почерка лица, которому подражали, а затем с образцами почерка предполагаемого подделывателя по темпу, стройности, общим признакам почерка. Особенно следует обратить внимание на связность и вариационность частных признаков. Для рукописи, выполненной с подражанием, характерна так называемая «бедность» вариантов. Такой порядок исследования дает эксперту возможность установить факт подражания, а затем и способ подражания. При оценке выявленных признаков эксперт должен учитывать соотношение совпадающих и различающихся признаков почерка как с почерком лица, которому подражали, так и с почерком подделывателя.

При сравнительном исследовании почерка, которым выполнены рукописные записи в справках для получения кредитов на различных лиц с образцами почерка этих лиц были выявлены существенные различия как общих, так и частных признаков почерка, а так же установлено, что все исследуемые подписи выполнены одним лицом с подражанием почерку других лиц. Далее выше указанные подписи были сравнены с образцами подписей Степаненко И.Н., которая по версии следствия предположительно подделала подписи от имени других лиц в документах на получение кредита, и установлены совпадения общих и следующих частных признаков почерка, например, конструктивное строение при выполнении строчной буквы «а» – усложненное, за счет повторения движения в овале, форма движений при выполнении начального дугового штриха строчной буквы «г» - прямолинейная, первого элемента строчной буквы "з" – петлевая, заключительной части второго элемента строчной буквы "в" – петлевая и другие совпадения по частным признакам.[115] В данном случае присутствует имитация почерка другого лица с предварительной тренировкой.

Подытожив сказанное, следует сказать, что изменение почерка может быть естественным и умышленным. К естественным обстоятельствам, при которых почерк изменяется относятся: необычная внешняя обстановка письма, внутреннее состояние пишущего, непривычная установка пишущего, не связанная с желанием изменить свой почерк и так далее. Видами умышленного изменения почерка являются: скорописная маскировка почерка, подражание печатному шрифту, перемена пишущей руки (леворучное письмо), подражание почерку другого лица (имитация). Наличие признаков изменения почерка, особенно умышленное значительно усложняет для эксперта решение вопроса об исполнителе спорной рукописи, но не препятствует решению вопроса о ее исполнителе.

Заключение


Установление экспертами-криминалистами исполнителя рукописных текстов происходит путем исследования в них различных признаков письма, в том числе и признаков почерка. Под почерком понимают зафиксированную в рукописи систему движений, которыми она выполнена. В основе этой системы лежит двигательный навык исполнения письма, который специфичен для каждого человека. Поэтому почерк каждого человека отличается от почерка других людей определенной совокупностью признаков, то есть индивидуален. Признаки, входящие в эту совокупность, устойчивы. Они проявляются в письме каждого человека многократно и независимо от его желания, от условий, в которых написаны тексты. Этими двумя свойствами – индивидуальностью и устойчивостью – определяется значение признаков почерка при проведении почерковедческой экспертизы.

Как всякий объект идентификации, почерк имеет общие и частные признаки. В основу этого деления положен объем проявления двигательных особенностей руки пишущего. Общие признаки почерка – это признаки, которые отражают особенности движения руки при выполнении всех знаков и связей между ними или же их большинства. Частные признаки почерка – это признаки, которые характеризуют особенности движений руки при выполнении определенных знаков, их элементов, связей определенных знаков, их элементов, связей определенных знаков между собой, элементов в определенных знаках.

Для установления исполнителя рукописного текста кроме идентификационных признаков почерка большое значение имеют неидентификационные (диагностические) признаки почерка, которые позволяют установить пол, возраст, психическое состояние, основные черты характера, род занятий и другие данные об исполнителе рукописного текста. Получение следователем этих данных позволяет облегчить розыск преступника или иного участника уголовного процесса, а значит значительно ускорить процесс расследования по уголовному делу. Однако, значение неидентификационных признаков почерка при исследовании рукописных текстов, записей и подписей недостаточно оценено практиками. Такого рода исследования в экспертной практике встречаются довольно редко. Решение это проблемы возможно, во-первых, с помощью разработки научных положений, методик в этой области и на их основе специальной литературы, во-вторых, необходимо обучение специалистов – почерковедов в области диагностических исследований, в-третьих, - реальное использование разработанных методик на практике.

Характерная черта заключения эксперта состоит в том, что оно является результатом исследований, выполненных на основе специальных знаний. Законодатель не оговаривает, каковы пределы специальных знаний эксперта, находятся ли эти знания в зависимости от полученного образования, навыков или опыта какой-либо деятельности. Это объясняется тем, что определить заранее круг требующихся знаний эксперта практически невозможно. Комплекс специальных знаний эксперта-почерковеда состоит из трех основных компонентов: знаний о закономерностях формирования почерковых объектов; знаний о внешнем проявлении свойств почерка; знаний о методах и методиках исследования почерковых объектов.

Одной из наиболее существенных проблем в судебном почерковедении являются экспертные ошибки. На практике нередко встречаются случаи следственных и судебных ошибок, возникновение которых возможно и вследствие экспертной ошибки.[116] Полностью исключить возможность экспертной ошибки не представляется возможным по объективным и субъективным причинам. Одной из субъективных причин возникновения экспертных ошибок является недостаточность знаний эксперта. Устранить данную причину возможно с помощью более тщательной подготовки экспертов. Одной же из объективных причин является недостаточность сравнительных материалов, предоставляемых на исследование. Данную причину можно нейтрализовать путем законодательного установления количества сравнительных материалов, необходимого и достаточного для дачи экспертом объективного, мотивированного заключения. В целом же для решения проблемы экспертных ошибок необходимо вести регулярную работу по уяснению причин и механизма возникновения экспертных ошибок, а также по совершенствованию методики их предупреждения.

Также существует еще одна не менее важная проблема – это недостаток финансирования экспертных подразделений ОВД. Следствием этого является, во-первых, недостаточная кадровая укомплектованность этих подразделений. Эксперты перегружены – им на экспертизу поступает большое количество материалов. И часто экспертные заключения выносятся через большое количество времени, что затягивает производство расследования по уголовным делам. Из-за нехватки времени эксперту приходится брать работу на дом, что также влияет на качество проводимого исследования, нередко отрицательно. Во-вторых, недостаточное обеспечение экспертных подразделений специальной литературой, новшествами законодательства. Вся в основном литература, находящаяся в распоряжении эксперта, издана еще в советские времена, нормативная база экспертной деятельности также не обновляется. Данную проблему необходимо решать с помощью создания новой федеральной программы увеличения финансового обеспечения отделов внутренних дел и их подразделений, а также с помощью усиления государственного контроля за использованием данными органами денежных средств, выделенных им в рамках данной программы.

Успешное решение экспертами-почерковедами поставленных перед ними вопросов зависит от научных возможностей судебно-почерковедческой экспертизы, а также от ряда объективных факторов – характера и особенностей объекта исследования, наличия достаточного количества качественных сравнительных материалов, уровня разработки методик исследования, применяемых при проведении почерковедческой экспертизы.

Список использованных источников


1 Нормативно-правовые акты

1.1 Конституция Российской Федерации. Принята Всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. – 1993.- 25 декабря.

1.2 Уголовный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24.05.1996 г. // Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

1.3 Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 18.12.2001 № 174 – ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 22.11.2001 г. // Собрание законодательства РФ. – 2001. - № 52.- Ст. 4921.

1.4 Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 14.11.2002 г. № 138 – ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 23.10.2002 г. // Российская газета. – 2002. - № 220. – 20 ноября.

1.5 О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации. Федеральный закон от 31.05.2001 г. № 73 – ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 05.04.2001 г. // Российская газета. – 2001.- № 106. – 5 июня.


2 Специальная, научная и учебная литература


2.1 Ароцкер Л.Е. Предмет неидентификационных исследований в судебном почерковедении / Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 7. - Киев, 1970. – 234 с.

2.2 Ароцкер Л.Е. Неидентификационные исследования в почерковедческой экспертизе. - Киев, 1972. – 342 с.

2.3 Буринский Е.Ф. Экспертиза почерка. - М., 1956. – 150 с.

2.4 Буринский. Судебная экспертиза документов, производство и пользование ею. – М.: Лекс Эст, 2002. – 234 с.

2.5 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза письма. - М., 1940. - 234 с.

2.6 Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. - М., 1956, с. 146.

2.7 Винберг Л. А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. - Волгоград, 1977. – 206 с.

2.8 Гайсюк Л.В., Мастрюкова М.В. Обобщение практики производства повторных судебно-почерковедческих экспертиз. - М.: ВНИИСЭ, 1986 – 145 с.

2.9 Гурьянов Е.В. Развитие навыка письма. - М., 1940, 164 с.

2.10 Зинин А.М., Майлис Н.П. Судебная экспертиза: Учебник. - М.: Юрайт. 2002. - 256 с.

2.11 Криминалистика: Учебник / Под ред. Е. П. Ищенко. – М.: Юридическая фирма «Контракт»: Инфра – М, 2003. – 748 с.

2.12 Клименко Н.И., Ципенюк С.А.. Проведение почерковедческих экспертиз с целью решения неидентификационных задач и установления групповой принадлежности / Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 8. -Киев, 1971. – 345 с.

2.13 Кирсанов З.И., Рогозин А.П. Методика распознавания по почерку возраста и пола исполнителя рукописи: Сборник статей. «Вероятно-статистческие методы почерковедческих исследований». - М., 1974. – 458 с.

2.14 Компаниец А.М. О содержании специальных знаний эксперта-почерковеда при использовании методов математического модельирования / Теория и практика криминалистической экспертизы / Под ред. Казакова Е.И. -Волгоград, 1980. – 244 с.

2.15 Кошманов М.П., Шнайдер А.А., Кошманов П.М. Признаки почерка. СВШ МВД РФ. – Саратов, 1997. – 112 с.

2.16 Курс криминалистики. Общая часть / Отв. ред. В.Е. Корноухов. – М.: Юристъ, 2000. -784 с.

2.17 Кирсанов З.И. Вероятно-статистические методы почерковедческих исследований. – М., 1974. – 256 с.

2.18 Кулагин П.Г., Колотунова А.И. Экспертная методика дифференциации рукописей на мужские и женские. – М., 1979. – 348 с.

2.19 Описание частных признаков почерка. А.И. Колонутова, П.Г. Кулагин. - М., 1971. – 136 с.

2.20 Корнеева И.Л. Общие и частные признаки почерка. 1975. – 88 с.

2.21 Кулагин П.Г. Рекомендации по составлению заключения эксперта при исследовании почерка. – М., 1970. – 134 с.

2.22 Кеворкова И.И., Моисеев А.П. Использование рукописных текстов для розыска и установления их исполнителей. – М., 1972. – 122 с.

2.23 Левицкий А.Б., Кулик С.Д., Челышев М.М., Черенков А.М. Новый подход к определению возраста исполнителя рукописи // Экспертная практика. В ып. 31. – М., 1991. – 126 с.

2.24 Лурия А.Р. Материалы к генезису письма у ребенка. – М., 1929, 270 с.

2.25 Научно-практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией Лебедева В.М. – М.: Спарк, 2002. – 1007 с.

2.26 Моисеев А.П. Исследование измененных почерков (скоропись). Библиотечка эксперта. - М.: ВНИИ МВД СССР, 1974. – 238 с.

2.27 Можар И.М. Устойчивость признаков почерка в зависимости от времени // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1957. – 346 с.

2.28 Криминалистика: учебник 2-е изд., перераб. и доп. /Под ред. В.А. Образцова. М. : Юристъ, 1999 – 735 с.

2.29 Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации // Труды ВНИИСЭ. Вып. 6. - М.: ВНИИСЭ, 1970. – 155 с.

2.30 Орлова В.Ф. Судебно-почерковедческая экспертиза. - М.,: «Юридическая литература», 1971. – 138 с.

2.31 Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации // Труды ВНИИСЭ. Вып. 6. - М., 1973. – 220 с.

2.32 Орлова В.Ф. Метод моделирования экспертных решений в судебном почерковедении // Сборник научных трудов. - М.: ВНИИСЭ, 1977. – 246 с.

2.33 Орлова В.Ф., Погибко Ю.Н. Комплексная методика решения судебно-почерковедческих идентификационных задач, связанных с исследованием буквенных текстов: Методическое пособие для экспертов. – М.: ВНИИСЭ, 1982. – 231 с.

2.34 Судебно-почерковедческая экспертиза. Общая часть. Вып. 2 (Методические основы судебно-почерковедческой экспертизы): Методическое пособие для экспертов, следователей, судей / Под ред. В.Ф. Орловой. – М.: ВНИИСЭ, 1989. – 126 с.

2.35 Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учебное пособие. – М.: Юрист, 1995.- 64 с.

2.36 Павлов И.П. Полное собрание трудов. т. 3. - М.—Л., 1949, 678 с.

2.37 Погибко Ю.Н. Подготовка специалистов в области судебно-почерковедческой экспертизы: Методическое пособие. – М.: ВНИИСЭ, 1988. -109 с.

2.38 Стрибуль Т.И., Сотко Г.М. Исследование рукописей, выполненных намеренно измененным почерком (скорописным способом), и составление заключений. -М., 1979. – 266 с.

2.39 Соколовский З.М. Оценка заключений криминалистической экспертизы письма. - М., 1959. – 158 с.

2.40 Серегин В.В., Морозов Б.Н. Типы телосложения человека и возможность диагностирования их по признакам почерка // Сборник статей «Криминалистическая экспертиза: исследование документов». - Саратов, 1999. – 134 с.

2.41 Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова. - М.: Высшее образование, 2006 – 441 с.

2.42 Федосеева В.Б, Золотова Т.Н. Основные правила подготовки материалов для производства судебно-почерковедческой экспертизы. - М., 1980. – 237 с.

2.43 Ципенюк С.А. Система частных признаков «печатного почерка» // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 6. - Киев, 1969. - 124 с.

2.44 Черенков А.М. Возможности определения особенностей характера человека по признакам почерка // Экспертная практика. Вып. 37. - М., 1995. – 138 с.

2.45 Судебно-почерковедческая экспертиза. Общая часть. Вып. 1. - М., 1988. – 238 с.

2.46 Судебно-почерковедческая экспертиза. - М.: ВНИИСЭ, 1971. – 176 с.

2.47 Методика вероятно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка в прописных буквах русского алфавита (Справочное пособие). – М.: ВНИИ МВД СССР, 1990. – 258 с.

2.48 Судебно-почерковедческая экспертиза (общая часть). - М., 1989. – 288 с.

2.49 Судебно-почерковедческая экспертиза малообъемных почерковых объектов. Вып. 1: Методическое пособие для экспертов. – М.: РФСЦЭ, 1996. -150 с.

2.50 Комплексная методика решения судебно-почерковедческих идентификационных задач, связанных с исследованием буквенных текстов. - М.: ВНИИСЭ, 1982. – 168 с.

2.51 Криминалистическая экспертиза. Вып. 4. ВШ МООП СССР. - М., 1966. – 256 с.

2.52 Словарь основных терминов теории и практики судебно-почерковедческой экспертизы. - М.: ВНИИСЭ, 1981. – 268 с.

3. Периодические издания

3.1 Девятериков Т.Ю., Зимин О.В. Особенности и проблемы назначения экспертизы по исследованию подписи на этапе документирования фактов легализации (отмывания) преступных доходов // Российский следователь. – 2006. - № 1.

3.2 Рошталь А. Почерк и характер // Природа и люди. - 1910 - № 42.

3.3 Скрипилева Н.А. К вопросу о значении неидентификационных (диагностических) почерковедческих исследований при расследовании уголовных дел // Российский следователь. - 2003. - №4.

3.4 Скрипилева Н.А. О некоторых причинах совершения ошибок при производстве экспертиз и возможностях их предотвращения // Российский следователь. - 2003. - № 3.

3.5 Деятельность судебно-экспертных учреждений // Российская Юстиция. - 2003. - № 6.

3.6 Деятельность судебно-экспертных учреждений Министерства Юстиции в 2001 году. Российская Юстиция. – 2002. - № 7.


4 Судебная практика


4.1 Материалы уголовного дела № 12/1534 по обвинению К. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

 4.2 Материалы уголовного дела № 12/1267 по обвинению Х./ Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

4.3 Материалы уголовного дела № 12/1101 по обвинению Д. / Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

4.4 Материалы уголовного дела 12/248 по обвинению О. / Бузулукский городской суд. – 2005 г

4.5 Материалы уголовного дела № 12/1008 по обвинению Ш. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

4.6 Материалы уголовного дела № 12/1024 по обвинению В. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

4.7 Материалы уголовного дела № 3/2321 по обвинению Р. / Оренбургский областной суд – 2005 г.

4.8 Материалы уголовного дела № 12/253 по обвинению М. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района – 2005 г.

4.9 Материалы уголовного дела № 12/561 по обвинению П. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

4.10 Материалы уголовного дела № 12/345 по обвинению Т. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района. – 2005 г.

4.11 Материалы уголовного дела № 12/1492 по обвинению М. / Архив Бузулукского городского (районного) суда. – 2004 г.

4.12 Материалы уголовного дела № 20/178 по обвинению Д. / Архив Бузулукского городского суда. – 2003

4.13 Материалы уголовного дела № 12/1256 по обвинению Д. / Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

4.14 Материалы уголовного дела № 12/1134 по обвинению В. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района.. – 2005 г

4.15 Материалы уголовного дела № 20/177 по обвинению Р. / Бузулукский городской суд. – 2005 г.

4.16 Материалы уголовного дела № 12/572 по обвинению Т. / Бузулукский городской суд. – 2005 г.

4.17 Материалы уголовного дела № 12/1516 по обвинению А. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

4.18 Материалы уголовного дела №4/1121 по обвинению Ф. / Оренбургский областной суд. – 2005 г.

4.19 Материалы уголовного дела № 3/1326 по обвинению С. / Архив Оренбургского областного суда . - 2004 г.

4.20 Материалы уголовного дела № 12/1328 по обвинению О. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

4.21 Материалы уголовного дела № 4/1150 по обвинению П. / Оренбургский областной суд. – 2005 г.

4.22 Материалы уголовного дела № 12/372 по обвинению К. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района. – 2005 г.

4.23 Материалы уголовного дела № 12/252 по обвинению Т. / Архив Бузулукского городского суда. – 2005 г

4.24 Материалы уголовного дела № 12/577 по обвинению Б. / Архив Бузулукского городского суда. -2004 г.

4.25 Материалы уголовного дела № 12/1892 по обвинению С. / Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

4.26 Журнал регистрации материалов, поступивших на экспертизу и исследование ЭКО по западной зоне при ОВД г. Бузулука и Бузулукского района / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района.



ПРИЛОЖЕНИЕ А

(справочное)


Количество экспертиз, проведенных судебно-экспертными учрежденьями Министерства Юстиции в 2001 году


Рисунок 1 - Количество экспертиз, проведенных судебно-экспертными учрежденьями Министерства Юстиции в 2001 году[117]

ПРИЛОЖЕНИЕ Б

(справочное)


Количество экспертиз, проведенных Экспертно-криминалистическим отделом г. Бузулука за период 2004 - 2006 годы

Вид криминалистической экспертизы

Количество проведенных экспертиз

2004 год

2005 год

Первый квартал 2006 года

почерковедческие

98

144

27

технические экспертизы документов

134

187

32

трасологические

233

215

56

экспертизы материалов, веществ и изделий

67

78

11


ПРИЛОЖЕНИЕ В

(справочное)


Заключение эксперта


МВД РФ

ЭКЦ УВД Оренбургской области

ЭКСПЕРТНО-КРИМИНАЛИСТИЧЕСКИЙ ОТДЕЛ

по Западной зоне

с местом дислокации в г. Бузулуке

г. Бузулук, ул. Куйбышева 106 тел. 2-44-11


ПОДПИСКА


Мне, эксперту ЭКО по Западной зоне с местом дислокации в г. Бузулуке Иванову Аркадию Николаевичу в соответствии со ст.199 УПК РФ, разъяснены обязанности и права эксперта, предусмотренные ст.57 УПК РФ.

Об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения по ст. 307 УК РФ предупрежден

Иванов (подпись)

 

ЗАКЛЮЧЕНИЕ ЭКСПЕРТА


№ 12/ 1012 от 29 июля 2005 года

(производство экспертизы начато 29.07.05 г. в 10.00 часов;

производство экспертизы окончено 30.07.05 г. в 15.00 часов).


Эксперт ЭКО по Западной зоне с местом дислокации в г. Бузулуке Иванов Аркадий Николаевич, имеющий высшее образование и стаж экспертной работы с 1992 года на основании постановления о назначении экспертизы, вынесенного 27 июля 2005 года старшим следователем СО при ОВД г. Бузулука и Бузулукского района капитаном юстиции Петровым В. В. по уголовному делу № 12\1108, произвел дополнительную почерковедческую экспертизу.

Обстоятельства дела: изложены в постановлении следователя о назначении экспертизы.


На экспертизу представлено:


1) Записка, начинающаяся и заканчивающаяся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», изъятая при осмотре места происшествия по факту кражи 12.07.2005 года из дома гр. Исаевой М.Л. по адресу: г. Бузулук, ул. Н -Чапаевская 150;

2) Свободный образец почерка Шабалина Петра Валерьевича в заявлении о приеме на работу от 22.01.2005 г. (на 1 листе);

3) Экспериментальные образцы почерка и подписей Шабалина Петра Валерьевича (на 4 листах).

На разрешение эксперту представлен вопрос:

Кем, Шабалиным Петром Валерьевичем, или другим лицом, выполнен рукописный текст записки, начинающейся и заканчивающейся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», изъятой при осмотре места происшествия по факту кражи 12.07.2005 года из дома гр. Исаевой М.Л. по адресу: г. Бузулук, ул. Н-Чапаевская 150?


Исследование


Из заключения эксперта № 118 от 14.07.2005 года следует, что «Исследуемый рукописный текст записки, начинающейся и заканчивающейся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», изъятой при осмотре места происшествия по факту кражи 12.07.2005 года из дома гр. Исаевой М.Л. по адресу: г. Бузулук, ул. Н -Чапаевская 150, выполнен не Поповым Петром Николаевичем, а другим лицом.

При сравнительном исследовании почерка, которым выполнен рукописный текст записки, начинающейся и заканчивающейся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», представленной на экспертизу, с образцами почерка Шабалина Петра Валерьевича, установлены совпадения:

а) общих признаков:

- выработанность почерка – выше среднего;

- преобладающая форма движений – петлевая;

- направление – левоокружное;

- строение – простое с элементами усложнения и упрощения;

- наклон – правый;

- размер и разгон – средний;

- связность – от малой до высокой;

б) частных признаков (включенных в идентификационную систему (см. изображение 1, 2)):

1) Конструктивное строение при выполнении:

 - заглавной буквы «Т» – упрощенное, по форме печатного знака (1 )*;

2) Форма движений при выполнении:

 - соединения 1-го и 2-го элементов строчной буквы «р» – возвратно-петлевая (2);

 - соединения 1-го и 2-го элементов строчной буквы «к» - возвратно-петлевая (3);

_________________

* - цифры в скобках соответствуют номерам признаков на изображениях 1,2.

- соединения 1-го и 2-го элементов строчной буквы «н» - извилистая (4);

- нижней части 2-го подстрочного элемента строчной буквы «д» – угловатая (5);

3) Направление движений при выполнении:

 - 2-го элемента строчной буквы «р» – левоокружное (6) ;

 - 2 –го элемента строчной буквы «д»- вверх вправо (7);

 4) Протяженность движений при выполнении:

 - начального дугового штриха строчной буквы «г» – увеличена по

горизонтали (8);

 - 2-го элемента заглавной буквы «П» - уменьшена по вертикали (9);

5) Вид соединения движений при выполнении:

- связывания строчных букв «в» и «е» – интервальный (10);

6) Количество движений при выполнении:

- строчной буквы «х» - увеличено, за счет дополнительного элемента (11);

- строчной буквы «й» - уменьшено, в виду отсутствия заключительного штриха (12);

- строчной буквы «я» - уменьшено, ввиду отсутствия заключительного штриха (13);

7) Последовательность движений при выполнении:

 - строчной буквы «в» - нарушена, сначала выполняется строчная часть, а затем надстрочная (14);

 8) Относительное размещение:

- точки окончания движения при выполнении 1-го элемента строчной буквы «а» – внутри овала (15);

 - точки соединения движения при связывании 1-го и 2-го элементов строчной буквы «к» - на линии письма (16).

10

 

6

 

8

 

13

 

7

 

1

 

5

 

II

 

11

 

4

 

3

 

II

 

I

 

14

 

12

 

16

 

2

 

9

 

15555555

 

Изображение 1. Исследуемый текст записки, начинающейся и заканчивающейся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», изъятой при осмотре места происшествия по факту кражи 12.07.2005 года из дома гр. Исаевой М.Л. по адресу: г. Бузулук, ул. Н-Чапаевская 150.

11

 

III

 

I

 

II

 

I

 

14

 

4

 

9

 

6

 

12

 

10

 

13

 

15

 

1

 

7

 

8

 

2

 

16

 

II

 

Изображение 2. Экспериментальный образец почерка Шабалина Петра Валерьевича.


Примечание: на изображениях 1, 2 красным красителем (стрелками и одноименными цифрами) отмечены совпадающие частные признаки почерков.

Выявленные совпадающие признаки почерка устойчивы, существенны и образуют индивидуальную совокупность, которая является достаточным основанием для категорического положительного вывода о том, что исследуемый рукописный текст записки, начинающейся и заканчивающейся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», изъятой при осмотре места происшествия по факту кражи 12.07.2005 года из дома гр. Ивлевой М.Л. по адресу: г. Бузулук, ул. Н - Уральская 153, выполнен Шабалиным Петром Валерьевичем.

В ходе исследования применялись: лупа 3-х кратного увеличения, цифровая камера Nikon 4500, сканер EPSON 1660 PHOTO, масштабная измерительная линейка с миллиметровыми делениями, принтер hp 1300.

Вывод

Исследуемый рукописный текст записки, начинающейся и заканчивающейся следующими словами: «Марина! … Твой Петя», изъятой при осмотре места происшествия по факту кражи 12.07.2005 года из дома гр. Ивлевой М.Л. по адресу: г. Бузулук, ул. Н-Уральская 153, выполнен Шабалиным Петром Валерьевичем.


Эксперт ЭКО по Западной зоне

с местом дислокации в г. Бузулуке Иванов Иванов А.Н.


Литература используемая при проведении исследования


1) Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза /Волгоград -1977.- 206 с.

2) Справочное пособие «Методика вероятно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка в прописных буквах русского алфавита» / ВНИИ МВД СССР М., 1990.- 258 с.

3) Кошманов М.П., Шнайдер А.А., Кошманов П.М. Признаки почерка / СВШ МВД РФ Саратов 1997.-112 с.



[1] Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 18.12.2001 № 174 – ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 22.11.2001 г. // Собрание законодательства РФ. – 2001. - № 52.- Ст. 4921.

[2] Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 14.11.2002 г. № 138 – ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 23.10.2002 г. // Российская газета. – 2002. - № 220. – 20 ноября.

[3] О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации. Федеральный закон от 31.05.2001 г. № 73 – ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 05.04.2001 г. // Российская газета. – 2001.- № 106. – 5 июня.

[4] Деятельность судебно-экспертных учреждений  в 2002 году//Российская Юстиция. - 2003. - № 6. -  С. 73.

[5]Уголовный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 13.06.1996 г.  № 63-ФЗ. Принят Государственной Думой Федерального Собрания РФ 24.05.1996 г. //  Собрание законодательства РФ. – 1996. – № 25. – Ст. 2954.

[6] Девятериков Т. Ю., Зимин О. В. Особенности и проблемы назначения экспертизы по исследованию подписи на этапе документирования фактов легализации (отмывания) преступных доходов // Российский следователь. – 2006. - № 1. - С. 34.

[7] Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза письма. - М., 1940.  - С. 12.

[8] Рошталь  А. Почерк и характер//Природа и люди. -  1910. -  № 42. - С. 663.

[9] Винберг А. И. Криминалистическая экспертиза письма. - М., 1940. - С. 23.

[10] Криминалистика: Учебник / Под ред. А. Г. Филиппова. - М.: Высшее образование, 2006. - С. 245.

2 Яблоков Н. П. Криминалистическое исследование материалов документов. – М., 2004. - С. 12.

[11] Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза письма. - М., 1940.  - С. 45.

[12] Буринский Е.Ф. Экспертиза почерка. -  М., 1956. - С. 12.

[13] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. -   Волгоград. 1977 .  -  С. 26.

[14] Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза письма. - М., 1940.  С. - 29.

[15] Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации. В сб.: Труды ВНИИСЭ. Вып. 6. - М.: ВНИИСЭ, 1970.  - С. 34.

[16] Судебно-почерковедческая экспертиза. Общая часть.  - М., 1988. Вып. 1. -  С. 42.

[17] Компаниец А.М. О содержании специальных знаний эксперта-почерковеда при использовании методов математического модельирования/Теория и практика криминалистической экспертизы/ под ред. Казакова Е.И. – Волгоград, 1980.  - С. 156.

[18] Методика вероятно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка в прописных буквах русского алфавита: Справочное пособие  ВНИИ МВД СССР. – М.,1990. - С. 104.

[19]Методика вероятно-статистической оценки совпадающих частных признаков почерка в прописных буквах русского алфавита: Справочное пособие  ВНИИ МВД СССР. – М.,1990. -  С. 105.

[20] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. -  Волгоград, 1977.  - С.106

[21] Лурия А.Р. Материалы к генезису   письма   у ребенка. - М.,  1929, - С. 150.

[22] Гурьянов Е.  В. Развитие   навыка   письма. - М.,   1940, - С. 12.

[23] Винберг А.И. Криминалистическая  экспертиза  в советском уголовном процессе. - М., 1956,  - С. 146.

2Лурия А.Р. Материалы к генезису   письма   у ребенка. - М.,  1929, - С. 157.

[24] Гурьянов Е.В. Развитие навыка письма. - М.,1940. - С. 17.

[25] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. -   Волгоград, 1977. - С. 86.

[26]Павлов И.П. Полное собрание трудов, т. 3.  – М..- Л., 1949.  - С. 561

[27] Павлов И.П. Полное собрание трудов, т. 3.  – М..- Л., 1949.  -  С. 488.

[28] Материалы уголовного дела №  12/1534  по обвинению К. /Архив  Бузулукского городского суда. – 2004 г.

[29]Кошманов М П., Шнайдер А.А., Кошманов П.М. Признаки почерка. СВШ МВД РФ. – Саратов, 1997. - С. 13.

[30]Орлова В.Ф., Погибко Ю.Н. Комплексная методика решения судебно-почерковедческих идентификационных задач, связанных с исследованием буквенных текстов: Методическое пособие для экспертов. – М., ВНИИСЭ, 1982. - С. 112.

[31] Корнеева И.Л.. Общие и частные признаки почерка. - М.,  1975. - С. 5.

[32] Словарь основных терминов теории и практики судебно-почерковедческой экспертизы. - М.: ВНИИСЭ, 1981. С. -  51.

[33] Криминалистика: Учебник / Под ред. Е.П. Ищенко. – М.: Юридическая фирма «Контракт»: Инфра – М, 2003. - С. 267.

[34]Криминалистика: Учебник / Под ред. А.Г. Филиппова. - М.: Высшее образование, 2006. - С. 231.

[35] Материалы уголовного дела №  12/1267 по обвинению Х./ Архив Бузулукского городского  суда. – 2003 г.

[36] Общие и частные признаки почерка. И. Л. Корнеева. - М., 1975. С. - 5.

[37]Материалы уголовного дела № 12/1101 по обвинению Д.  / Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

[38]Кошманов М. П., Шнайдер А. А., Кошманов П. М. Признаки почерка. СВШ МВД РФ.-  Саратов, 1997. - С. 47.

[39]Кошманов М. П., Шнайдер А. А., Кошманов П. М. Признаки почерка. СВШ МВД РФ.-  Саратов, 1997. -  С. 51.

[40]  Корнеева. И.Л. Общие и частные признаки почерка. - М., 1975. - С. 17.

[41] Материалы уголовного дела 12/248 по обвинению О. / Бузулукский городской суд. – 2005 г.

[42] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза . – Волгоград, 1977. - С. 115.

[43] Материалы уголовного дела № 12/1008 по обвинению Ш. / Архив Бузулукского городского  суда. – 2004 г.

[44] Материалы уголовного дела № 12/1024 по обвинению В. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

[45]Материалы уголовного дела № 3/2321 по обвинению Р. / Оренбургский областной суд. – 2004 г.

[46]Материалы уголовного дела № 12/253 по обвинению М. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района – 2005 г.

[47] Материалы уголовного дела № 12/561 по обвинению П. / Архив Бузулукского городского  суда. – 2004 г.

[48] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. – Волгоград, 1977. - С. 122.

[49] Материалы уголовного дела № 12/345 по обвинению Т. / ОВД г. Бузулука  и Бузулукского района. – 2005 г.

[50] Материалы уголовного дела № 12/1492 по обвинению М. /  Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

[51] Материалы уголовного дела № 20/178 по обвинению Д. / Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

[52]Клименко Н.И., Ципенюк С.А.. Проведение почерковедческих экспертиз с целью решения неидентификационных задач и установления групповой принадлежности // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 8. - Киев, 1971. - С. 144.

2Соколовский З. М. Оценка заключений криминалистической экспертизы письма. - М., 1959.  - С. 5.

1Соколовский З.М. Оценка заключений криминалистической экспертизы письма. - М., 1959.  - С. 5.

[54]Ароцкер Л.Е. Предмет неидентификационных исследований в судебном почерковедении // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 7. - Киев, 1970. С. - 141.

[55]Клименко Н.И., Ципенюк С.А.. Проведение почерковедческих экспертиз с целью решения неидентификационных задач и установления групповой принадлежности // Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 8. - Киев, 1971. - С. 156.

[56] Серегин В.В., Морозов Б.Н. Типы телосложения человека и возможность диагностирования их по признакам почерка // Сборник статей «Криминалистическая экспертиза: исследование документов». - Саратов, 1999. - С. 12.

[57] Черенков А.М. Возможности определения особенностей характера человека по признакам почерка // Экспертная практика. Вып. 37. - М., 1995. - С. 34.

[58] Кирсанов З.И., Рогозин А.П. Методика распознавания по почерку возраста и пола исполнителя рукописи // Сборник статей. «Вероятно-статистческие методы почерковедческих исследований». - М., 1974. - С. 45.

[59] Левицкий А.Б., Кулик С.Д.,  Челышев М.М., Черенков А.М. Новый подход к определению возраста исполнителя рукописи // Экспертная практика. Вып. 31. - М., 1991. - С. 56.

[60] Материалы уголовного дела № 12/1256 по обвинению Д. / Архив Бузулукского городского суда. – 2003 г.

[61] Терзиев Н.В. Идентификация и определение родовой  (групповой) при­надлежности. -  М., 1961. - С. 30.

[62] Винберг А.И. Логика в криминалистической экспертизе // Проб­лемы криминалистики. -  М., 1947. - С. 13.

[63] Научно- практический комментарий к Уголовно-процессуальному кодексу Российской Федерации / Под общей редакцией В. М. Лебедева. - М.: Спарк, 2002. - С. 182.

[64]Орлова В.Ф, Судебно-почерковедческая экспертиза. - М.: «Юридическая литература», 1971. - С. 123.

[65] Судебно-почерковедческая экспертиза. -  М.: ВНИИСЭ, 1971. -  С. 21.

[66]Комплексная методика решения судебно-почерковедческих идентификационных задач, связанных с исследованием буквенных текстов. - М.: ВНИИСЭ, 1982.  - С. 55.

[67] Кулагин П.Г., Колотунова А.И. Экспертная методика дифференциации рукописей на мужские и женские. -М., 1979. - С. 67.

[68]Погибко Ю.Н. Подготовка специалистов в области судебно-почерковедческой экспертизы: Методическое пособие. – М.: ВНИИСЭ, 1988. - С. 78.

2Судебно-почерковедческая экспертиза. Общая часть. Вып. 2 (Методические основы судебно-почерковедческой экспертизы) // Методическое пособие для экспертов, следователей, судей / Под ред. В.Ф. Орловой. – М.: ВНИИСЭ, 1989. - С. 66.

[69]Кеворкова И.И., Моисеев А.П. Использование рукописных текстов для розыска и установления их исполнителей. -  М., 1972. - С. 14.

2  Кулагин. П.Г. Рекомендации по составлению заключения эксперта при исследовании почерка. - М., 1970. -С. 35.

[70] Орлов Ю.К. Заключение эксперта и его оценка (по уголовным делам): Учебное пособие. – М.: Юрист, 1995. - С. 54.

[71]Орлова В.Ф., Погибко Ю.Н. Комплексная методика решения судебно-почерковедческих идентификационных задач, связанных с исследованием буквенных текстов: Методическое пособие для экспертов. – М.: ВНИИСЭ, 1982. - С. 112.

[72] Материалы уголовного дела № 12/1134 по обвинению В. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района. – 2005 г.

[73] Судебно-почерковедческая экспертиза. Общая часть. Вып. 2 (Методические основы судебно-почерковедческой экспертизы): Методическое пособие для экспертов, следователей, судей / Под ред. В.Ф. Орловой. – М.: ВНИИСЭ, 1989.   - С. 26.

[74] Криминалистическая экспертиза. Вып. 4. ВШ МООП СССР. -  М., 1966. - С. 15.

[75]Гайсюк Л.В., Мастрюкова М.В. Обобщение практики производства повторных судебно-почерковедческих экспертиз. - М.: ВНИИСЭ, 1986. - С. 15.

[76]Шахтарина Н.И. Судебно-ночерковедческая экспертиза с использованием данных количественной значимости частных признаков // Экспертная техника. Вып. 26. - М., 1968. - С. 16.

[77]Шахтарина Н.И. Судебно-почерковедческая экспертиза  с приме­нением вероятностно-статистических методов. - М., 1968, - С. 27.

[78]Грановский Г.Л. Об использовании статистических методов ис­следования в криминалистической экспертизе // Тезисы докладов и сообщений на симпозиуме «Статистические методы в криминологии и криминалистике». -  М., 1966, - С. 77.

[79] Материалы уголовного дела № 20/177 по обвинению Р. / Бузулукский городской суд. -2005 г.

[80] Материалы уголовного дела № 12/572 по обвинению Т. / Бузулукский городской суд. – 2005 г.

[81] Белкин Р.С. Соби­рание, исследование и оценка доказательства. - М., 1966, - С. 292.

[82] Белкин Р.С. Соби­рание, исследование и оценка доказательства. - М., 1966, - С. 298.

[83] Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. – М., 1956. – С. 57.

[84] Материалы уголовного дела № 12/1516 по обвинению А. / Архив Бузулукского городского  суда. – 2004 г.

[85] Материалы уголовного дела №4/1121 по обвинению Ф. / Материалы Дзержинского районного суда г. Оренбурга. – 2005 г.

[86]Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. – М., 1956. – С. 69.

[87] Материалы уголовного дела № 4/1150  по обвинению П. / Оренбургский областной суд. – 2005 г.

[88] Материалы уголовного дела №  3/1326  по обвинению С / Архив Дзержинского районного суда г. Оренбурга. - 2004 г.

[89] Материалы уголовного дела № 12/1328 по обвинению О. / Архив Бузулукского городского суда. – 2004 г.

[90] Материалы уголовного дела № 12/372 по обвинению К. / ОВД г. Бузулука и Бузулукского района – 2006 г.

[91] Винберг А.И. Криминалистическая экспертиза в советском уголовном процессе. – М., 1956. – С. 88.

[92] Неиндентификационные исследования в почерковедческой экспертизе. -  Киев, 1972. - С. 13.

[93] Можар И.М. Устойчивость признаков почерка в зависимости от времени // Криминалистика и судебная экспертиза. - Киев, 1957. - С. 78.

[94] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. – Волгоград, 1977. - С. 119.

[95] Томи­лин В В. Основы судебно-медицинской экспертизы письма. - М., 1974. -  С. 54.

[96] Погибко Ю.Н. Подготовка специалистов в области судебно-почерковедческой экспертизы: Методическое пособие. – М.: ВНИИСЭ, 1988.   - С. 91.

[97]Ароцкер Л.Е. Неидентификационные исследования в почерковедческой экспертизе. - Киев, 1972.  - С. 55.

[98]Кеворкова И.И., Моисеев А.П. Использование рукописных текстов для розыска и установления их исполнителей. - М., 1972. - С 71.

[99]Моисеев А.П. Исследование измененных почерков (скоропись). Библиотечка эксперта. М.: ВНИИ МВД СССР, 1974. - С. 24.

[100]Орлова В.Ф. Метод моделирования экспертных решений в судебном почерковедении / Сборник научных трудов. - М.: ВНИИСЭ, 1977.  - С. 78.

[101] Ципенюк С.А. Система частных признаков «печатного почерка» / Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 6.  -  Киев, 1969.  - С. 32.

[102]Ципенюк С.А. Система частных признаков «печатного почерка» / Криминалистика и судебная экспертиза. Вып. 6.  -  Киев, 1969.  -  С. 35.

[103]Стрибуль Т.И., Сотко Г.М. Исследование рукописей, выполненных намеренно измененным почерком (скорописным способом), и составление заключений. - М., 1979. - С. 68.

[104]Судебно-почерковедческая экспертиза (общая часть). - М., 1989. - С. 55.

[105] Колонутова А.И., Кулагин П.Г.Описание частных признаков почерка. - М.: 1971. -  С. 76.

[106] Ципенюк С.А. Оценка признаков почерка при кримина­листической экспертизе текстов, выполненных с подражанием типографским шрифтам и специальными шрифтами: Пособие для экспертов-криминалистов. -  Киев, 1963. - С. 15.

[107] Техника экспертизы документов / Графическая экспертиза до­кументов. Вып. 1. - М., 1965. - С. 67.

[108] Винберг Л.А., Шванкова М.В. Почерковедческая экспертиза. -  Волгоград, 1977.  - С. 48.

[109] Кошманов М.П., Шнайдер А.А., Кошманов П.М. Признаки почерка. СВШ МВД РФ. – Саратов, 1997. - С. 101.

[110] Орлова В.Ф. Теория судебно-почерковедческой идентификации // Труды ВНИИСЭ. Вып. 6. -  М., 1973. - С. 66.

[111]Моисеев А.П. Исследование измененных почерков (скоропись). Библиотечка эксперта. - М., ВНИИ МВД СССР, 1974. - С. 110.

[112]Материалы уголовного дела № 12/252 по обвинению Т. / Бузулукский городской  суд. – 2005 г.

[113]Материалы уголовного дела № 12/577 по обвинению Б. / Архив Бузулукского городского суда. - 2004 г. 

[114] Моисеев А.П. Исследование измененных почерков (скоропись). Библиотечка эксперта. - М., ВНИИ МВД СССР, 1974.  -С. 45.

[115] Материалы уголовного дела № 12/1892 по обвинению С. / Архив Бузулукского городского (районного) суда. – 2003 г.

[116]Скрипилева Н.А. О некоторых причинах совершения ошибок при производстве экспертиз и возможностях их предотвращения // Российский Следователь. -  2003. - № 3. – С. 12.

[117]Деятельность судебно-экспертных учреждений Министерства Юстиции в 2001 году//Российская Юстиция. – 2002. -  № 7. - С. 69.


Похожие работы

Классификация и компетенция криминалистических экспертиз
Так, Л.Е.Ароцкер приводит уже классификацию, охватывающую не только виды, но и подвиды криминалистической экспертизы : 1. Криминалистическое исследование документов: – криминалистическая экспертиза почерка ( почерковедческая экспертиза )
Судебная экспертиза
Заключение эксперта и его оценка следователем и судом. Почерковедческая экспертиза . 4.1.
Понятие и виды судебных экспертиз
Судебно- почерковедческая экспертиза относится к так называемым традиционным криминалистическим экспертизам .
Билеты по криминалистике
Почерковедческая экспертиза назначается следователем или судом с целью установления личности лица, почерком которого написан рукописный текст или подпись, а также обстоятельств, при которых он написан.
Теоретические основы диагностики в судебном почерковедении
[13] Судебно- почерковедческая экспертиза (общая часть). –
Антропометрическая идентификация
2. Полицейская фотография, почерковедческая экспертиза и "словесный портрет" В конце XIX века полицейская фотография была сугубо творческим процессом.
Благотворительность

Загружая свои работы, Вы помогаете не только студентам, но и людям, которым Ваша помощь действительно нужна. Чем именно это помогает? Читать дальше…..