Тема: Теория монетаризма и условия ее применения

  • Вид работы:
    Курсовая работа (п)
  • Предмет:
    Макроэкономика
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    62,90 kb
Теория монетаризма и условия ее применения
Монетаризм государство политика
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

Министерство образования Республики Беларусь

Учреждение образования

«Брестский государственный технический университет»

 

Институт повышения квалификации и переподготовки кадров

Кафедра управления, экономики и финансов

 

 

Допущена к защите:

____________ / Г.Б. Медведева

Ф.И.О. преподавателя

«____» ______________  2005 г.

 

 

 

КУРСОВАЯ РАБОТА

по дисциплине «Макроэкономика»

Тема: «Теория монетаризма и условия ее применения»

Руководитель работы:                                                                         Г.Б. Медведева

                 Выполнил: студент 2 курса                                                              

                                       группа Ф-19

г. БРЕСТ, 2005г.

Содержание курсовой работы:


Введение………………………………………………………………...............5       1.     Теория монетаризма: эволюция развития……………………………6

2. Современный монетаризм………………………………………………13

        2.1.   Введение в современный монетаризм…………………...............13

        2.2.  Принципы, цели и инструменты денежной теории……………15

2.2.1.  Основные принципы денежной теории…………...15

                               2.2.2.  Функция спроса на деньги в монетаристской интерпретации……………………………………………………………….......16

                               2.2.3. Чего не может монетарная политика……………...18

2.2.4.  Что может монетарная политика………………….23

2.2.5.Как должна проводиться монетарная политика....25

3. Монетарная политика государства……………………………………26

4. Деньги имеют значение………………………………………………….28

5. Характерные признаки монетаризма………………………………….34

Заключение……………………………………………………………………..35

Список использованной литературы……………………………………….36

 

 

 

 



 

 


Введение.

За 20-й век рыночная экономика развитых стран претерпела ряд значительных изменений. Были проведены разные экономические политики в свое время и в соответствующем месте.

Особую роль играет политика государства при решении экономических проблем. Во времена кризиса 30-х годов в Америке, а также в некоторых других странах, возникла потребность в разработке экономической модели функционирования государства, чтобы вывести страну из кризиса. В то время была разработана кейнсианская модель рынка. Было признано, что рыночная экономика имеет недостатки и что она не регулируется сама. Необходимо увеличить роль государства в регулировании экономики. Главная проблема госрегулирования обозначена как подстегивание эффективности спроса, а не борьба с инфляцией. Инфляция даже является дополнительным регулятором спроса. Люди покупают сегодня товар, потому что знают, что он завтра подорожает. Кейнсианский подход сыграл свою роль в первой половине 20-го века, а также в 60-е годы с целью поднятия экономики после второй мировой войны. Однако в 70-е годы было обнаружено, что и в кейнсианской модели есть некоторые недостатки. Новый подход в США известен как рейганомика, а в Великобритании как тетчеризм. Этот подход называется монетаризм. Под именем монетаризма возродилась давняя историческая традиция в области денежной теории, которая, казалось, была разгромлена и подверглась интеллектуальной изоляции в ходе кейнсианской революции. Новое течение вновь акцентировало внимание на роли денег в объяснениях колебаний экономической активности и инфляции. Давняя историческая традиция это количественная теория денег, которая прошла долгий путь и была важной составной частью неоклассических взглядов.

Монетаристы поставили целью оживить и модернизировать количественную теорию, которая потерпела чувствительное фиаско в 30-х годах и в последующем находилась в состоянии глубокого застоя. Они попытались придать ей большую гибкость, снять наиболее сомнительные ее утверждения и выводы, перестроить структуру, систему доказательств, аналитический аппарат. В таком обновленном виде эта теория стала стержнем учения, которое, говоря словами Фридмана, утверждало, что "деньги имеют значение и что любая оценка краткосрочных колебаний хозяйственной активности будет, по-видимому, чревата серьезными ошибками, если при этом не учитывается изменение денежных показателей".

В СССР монетаризм имеет своеобразную судьбу, как и многие другие теории. Правительство Гайдара решило применить теорию, основанную на рыночных законах к нерыночной экономике. Мы смогли наблюдать, что из этого получилось. Либерализация цен привела к инфляции, которая вмиг обесценила накопления граждан. При этом не все имели возможность сразу поднять цены – большинство предприятий было во владении государства, что ограничивало возможности фирм. Одни отрасли разорялись за счет других. Следуя логике монетаристов, необходимо было бы вначале провести приватизацию, но это было сделано потом. Вследствие чего монетаризм в СССР стал синонимом неумелой политики. Так что монетаризм все еще нуждается в тщательном изучении, исследовании и публикации.

1.   Теория монетаризма: эволюция развития.

С 30-х по 70-е годы 20 века в экономической теории и экономической политике господствовали экономические взгляды кейнсианства. В 70 -е годы произошел поворот к неоклассической теории, связанный с определенной дискредитацией кейнсианства вследствие развития таких процессов, как “стагфляция”, т.е. одновременный рост безработицы и уровня цен, что не могло быть объяснено в рамках экономической теории Кейнса.   Современный вариант неоклассической теории представлен в виде теории монетаризма, которая получила свое название в связи с тем, что в основных идеях опирается на количественную теорию денег,  одной из старейших экономических доктрин, время зарождения которой относится к 16 веку, ко времени становления первой экономической школы - школы меркантилистов. Количественная теория денег выступила как своеобразная реакция на основные постулаты меркантилизма, в частности на столь характерную для меркантилистов доктрину о том, что деньги ускоряют торговлю, увеличивая скорость обращения, и тем самым оказывают благотворное влияние на производство.

 Монетаризм представляет собой одно из наиболее влиятельных течений в современной экономической науке, относящееся к неоклассическому направлению. Он рассматривает явления хозяйственной жизни преимущественно под углом зрения процессов, протекающих в сфере денежного обращения. Термин «монетаризм» был введен в современную литературу Карлом Бруннером в 1968 г. Обычно он применяется для характеристики экономической школы (преимущественно Чикагской), утверждающей, что совокупный денежный доход оказывает первоочередное влияние на изменение денежной массы.

Первоначально монетаризм отождествлялся с антикейнсианством, что подтверждается названием некоторых работ видных представителей монетаристской теории (книга Г. Джонсона «Кейнсианская революция и монетаристская контрреволюция»). Одновременно с критикой кейнсианской макроэкономической теории и экономической политики лидер монетаристов Милтон Фридман (род. 1912) и его сторонники разработали монетарную теорию определения уровня национального дохода и теорию цикла. Последовавший за этим рост влияния и популярности монетаризма, особенно в США и Великобритании, где он был принят в качестве основной теории при разработке экономической политики, связан с обострением инфляционных процессов и их воздействием на состояние экономики.

За более чем три десятилетия существования монетаризм расширил свое влияние, претерпел определенные изменения. Он стал претендовать на роль универсальной общеэкономической доктрины, способной решить такие экономические проблемы, как эффективность экономического регулирования, роль государства в экономической жизни и т.п. Монетаризм широко пропагандируется его представителями как кредитно-денежная политика, специально направленная на контроль роста денежной массы.

Значительное влияние на формирование монетаристской теории оказали американские экономисты 20-40-х годов Г. Саймонс, И.Фишер, Ф. Найт и др. Они придавали большое значение сфере денежного обращения, которую впоследствии недооценивали кейнсианцы. Именно поэтому одной из заслуг монетаристов ряд западных исследователей считает «реабилитацию» денег в системе экономических категорий. Определенную респектабельность монетаризму придают ссылки на А.Смита и основоположников количественной теории денег Д. Риккардо, Д. Юма, Р. Кантилона, Г.Тортона.

В основе монетаризма лежит ряд теоретических и методологических предпосылок: количественная теория денег, теория относительной цены А. Маршала, теория рыночного равновесия Л. Вальраса, краткосрочный вариант концепции кривых Филипса, кейнсианские модели ИСТД (инвестиции – сбереженья – труд - деньги), неопозитивизм как основа методологии исследования экономических процессов.

В конце 60-х годов М. Фридман реформировал количественную теорию денег, основываясь на существующих разработках (транзакционном варианте И. Фишера, кембриджской версии наличных остатков, доходном варианте И.Фишере и К. Снайдера). Ее основная идея состоит в признании непосредственного влияния изменений денежной массы на уровень цен. По мнению Фридмана, «деньги имеют значение для динамики цен», и, что важно, «именно количество денег, а не процентные ставки, влияют на состояние денежного рынка или условия выдачи кредитов».

Монетаристский вариант количественной теории можно свести к следующим положениям:

· количественная теория есть, прежде всего, теория спроса на деньги, она не является теорией производства, денежного дохода или уровня цен;

· для экономических агентов и владельцев собственности деньги являются одним из видов активов, формой владения богатством;

· анализ спроса на деньги со стороны экономических агентов формально идентичен анализу спроса на потребительские услуги.

Такая трактовка свидетельствует о том, что монетаристы не проводят различий между деньгами как капиталом и деньгами как таковыми. Капитал рассматривается как совокупность денежных активов.

В монетаристском варианте количественной теории денег важное место отводится ожидаемым изменениям уровня цен как фактора, действующего на размеры кассовых денежных резервов и других финансовых активов, находящихся в распоряжении экономических агентов.

Основываясь на собственном варианте количественной теории, монетаристы связывают ее с производством. Поскольку динамика денежной массы имеет у них первостепенное значение для объяснения колебаний процесса производства, то делается вывод о том, что кредитно-денежная политика – это наиболее эффективный инструмент регулирования экономики.

Одно из ключевых положений монетаризма, на основе которого его представители строят свой вариант объяснения экономического цикла, состоит в том, что деньги играют исключительно важную роль в изменении реального дохода, занятости и общего уровня цен. Они утверждают, что существует взаимосвязь между темпом роста количества денег, темпом роста номинального дохода, а при быстром росте денежной массы также быстро растет номинальный доход, и наоборот. Изменение денежной массы оказывает влияние как на уровень цен, так на объем производства (в рамках ограниченного периода). Отсюда следует, что монетаристский вариант количественно теории денег выполняет функцию управления денежным спросом, а через него – хозяйственными процессами. Основываясь на положении об экстраординарной роли денег и утверждая, что капиталистическое хозяйство представляет собой стабильную систему, способную за счет саморегулирования достигать состояния равновесия, монетаристы выстраивают свою модель экономического цикла, в которой определяющую роль играют изменения денежной массы. Основными элементами монетаристской теории экономического цикла являются следующие: модернизированный вариант количественной теории денег, концепция номинального дохода, передаточный механизм, разработанный с целью иллюстрации воздействия денег на хозяйственные процессы.

Как отмечают Т. Майер и К. Брунер, в модели передаточного механизма превалирующую роль играют «монетарными силами» они считают деньги и цены. Монетаристская система функционирует следующим образом. Величина спроса на деньги является результатом оптимизации различных альтернативных вложений в капитал и зависит от существующих или ожидаемых относительных цен различных активов. Когда величина предельных доходов на все из возможных объектов вложений капитала становятся равными, тогда достигается оптимум. В том случае, когда величины предельных доходов не равны, экономические агенты меняют структуру своих активов путем увеличения доли активов, способных принести большой доход, либо за счет сокращения менее доходных объектов вложения. Следовательно, колебания экономической конъюнктуры приводят к изменению относительных цен, т.е. цен на товары, рассматриваемые по отношению к ценам на другие товары, и выгодности вложений капитала в различные активы.

Важнейшим детерминантом спроса на деньги в этой схеме считается величина номинального дохода, зависящего в свою очередь от спроса и предложения денег. Для того чтобы схема на этом не замкнулась, предлагается, что величина предложения денег определяется за рамками модели. Основываясь на одном из важнейших положений монетарной теории номинального дохода о «полном и мгновенном приспособлении предполагаемого количества денег к требуемому», а, также используя неоклассическую модель равновесия Л. Вальса, монетаристы делают вывод о том, величина номинального дохода зависит от скорости обращения денег; обусловленной изменениями спроса на деньги от определяемого экзогенного предложения денег. На основании этого делается еще один вывод о том, что по средствам изменения денежной массы можно добиться желаемого изменения номинального дохода.

Изменения номинального количества денег, устанавливаемого Федеральной резервной системы, считает М. Фридман, оказывает значительный эффект на объем производства и занятость в краткосрочном периоде, а на цены – в долгосрочном. В книге «Монетарная система Соединенных штатов. 1867-1960» М. Фридман и А. Шварц отмечают высокую стабильность отношения между изменениями денежной массы и циклическими колебаниями экономической активности.

Монетаристскую схему действия «передаточного механизма», элементами которой являются день и цены, достаточно точно описал английский экономист П. Браунин. Исходя из предположения, что заработная плата определяется соотношением спроса и предложения на рабочую силу на рынке, экономические агенты с целью повлиять на объем производства, приспосабливают свой спрос на деньги к их предложению. Величина дохода также ставится в зависимость от спроса и предложения денег. Занятость определяется уровнем реальной заработной платы, а абсолютный уровень цен не зависит от денежной массы. Полная занятость в этой схеме, отмечает П. Браунин, может быть достигнута только за счет снижения заработной платы. Следовательно, все экономические процессы у монетаристов связаны с колебаниями денежной массы. Любое отклонение объема производства от равновесия в данной схеме устраняется корректировкой спроса на деньги и их предложения, поэтому очевидной является приверженность монетаристов к денежному регулированию.

Исследователи монетаристской теории выделяют в ней четыре основные группировки: ортодоксальную, сторонников концепции рациональных ожиданий, градулистов и прагматистов. Основное, что позволяет производить различия между ними, состоит из трех пунктов: степень эластичности цен; сущность функционирования передаточного механизма; природа рациональных ожиданий.

К ортодоксальным монетаристам следует отнести М. Фридмана и Р. Селдена к сторонникам рациональных отношений (правым монетаристам), являющимися противниками макроэкономического регулирования, сваливающим на ошибки в экономической политики все проблемы функционирования. Капиталистической экономики, - Т.Саржента, Р.Бекона, У. Элтиса и др.

Прагматисты, или левые монетаристы, во главе с Д. Лейдером, занимают промежуточное положение между ортодоксальными экономистами монетаристского течения и кейнсианцами. Исходя из требований «денежной конституции», они допускают использование государственных займов для дефицитного финансирования бюджета. Монетаристский свод правил государственного регулирования похож на систему законодательных актов, разрешающих или запрещающих те или иные формы экономической политики; отсюда и его название – «денежная конституция».

В соответствии с монетаристской денежной конституцией сумма ежемесячных изменений денежной массы должна быть равна заранее определенному годовому темпу роста предложения денег, около 5% ежегодно. По мнению монетаристов, изменения, обусловленные другими целями государства или выходящие за условленные границы, совершенно недопустимы, поскольку неизбежно ведут к росту инфляции и безработицы. Для обоснования своих выводов монетаристы широко применяют экономико-математические модели, которые существенно не отличаются от кейнсианских.

В основу монетаристских принципов регулирования экономике наряду с концепцией экономического цикла положены разработанные ими теории инфляции и безработицы.

Трактуя инфляцию как исключительно денежное явление, монетаристы считают, что в основе ее развития лежат изменения в соответствии между находящейся в обращении денежной массой и реальной потребностью населения в денежных средствах, т.е. соотношение между предложением денег и спросом на них.

Монетаристская теория инфляции и безработицы и связанные с ними рекомендации по регулированию экономики формировались как ответная реакция на кейнсианские аналоги. Монетаристы повергли критическому анализу концепцию кривых Филипса, в которой обосновывается взаимосвязь краткосрочных и долгосрочных изменений уровня безработицы и темпа инфляции, необходимость краткосрочного регулирования. Они выступают против этой концепции, признавая только краткосрочную связь уровня безработицы и темпа «непредвиденной» инфляции, являющейся результатом ошибочной экономической политики. Необходимость краткосрочного регулирования категорически отрицается. Кривые Филипса, считают монетаристы, не отражают стабильное соотношение и количественную зависимость между изменением безработицы и цен в длительном периоде или в условиях высокого уровня инфляции. Следовательно, данная концепция не может быть использована государством в качестве эффективного инструмента прогнозирования и регулирования темпов инфляционного роста цен.

Монетаристы в своей концепции инфляции проводят различие между ожидаемой и непредвиденной инфляцией. Первая предполагает долгосрочный темп роста цен, соответствующий рациональным ожиданиям агентов хозяйственной системы применительно к изменению цен. Под рациональным ожиданием понимаются индивидуальные долгосрочные прогнозы динамики цен, которые используются для принятия рыночных решений о величине факторов производства. В данном случае рационализм инфляционных ожиданий состоит в их адекватности установкам рационального поведения хозяйствующего индивида на рынке.

В результате действия фактора ожидаемой инфляции, по мнению монетаристов, инфляционный процесс всегда будет значительно превышать темпы, которые должны были бы следовать из концепции Филипса. Таким образом, всякий раз, как только правительство попытается повысить уровень занятости, и уровень безработицы окажется ниже «естественной» нормы, произойдет наложение ожидаемой инфляции на реальные темпы роста цен, в результате чего инфляция резко усилится.

Монетаристская теория безработицы, отрицающая регулирующее воздействие на занятость макроэкономических факторов, ими же и опровергается. Являясь продуктом капиталистического накопления, условием развития рыночной экономики.

Монетаристское объяснение причин инфляции исключительно денежными факторами и государственным регулированием занятости слабо согласуется с действительностью. Инфляция порождается государственно-монополистической структурой, элементами механизма которой являются скрытая форма перелива капитала, рост правительственных расходов и образование в связи с этим хронических дефицитов государственных бюджетов, рост государственного долга и инфляционные по сути методы его покрытия, чрезмерная кредитная экспансия коммерческих банков, внешнеэкономическая политика. Весь этот достаточно сложный механизм современного капитализма своим функционированием порождает и углубляет инфляцию.

На основе теории инфляции и безработицы монетаристы рекомендуют государству целый комплекс регулятивных мероприятий: снижение государственных расходов за счет сокращения социальных программ, расходов на выплаты различного рода пособий; поддержание минимальных ставок заработной платы; ослабление влияния профсоюзов; проведение кредитно-денежной политики на основе денежной конституции; приспособление налоговой системы к антиинфляционной политики (снижение налогов); обеспечение Федеральной резервной системы стабильного роста денежной массы; сокращение роста дефицита федерального бюджета, в том числе и за счет расходов на оборону. Монетаристская программа государственного регулирования нашла широкий отклик среди правительств капиталистических стран, в частности в США, Великобритании, а в последнее время – в ФРГ.

Применение на практике рекомендаций монетаристов не дало ощутимых результатов и вызвало серьезную критику со стороны экономистов. Так Дж. К. Гелбрейт в результате анализа экономической политики администрации США высказал серьезное сомнения по поводу ее конечного эффекта, поскольку, как он выразился, «и монетаристы, и теоретики концепции «предложения» предлагают классический рынок, которого сейчас не существует».

Монетаристы сделали определенный шаг в исследовании хозяйственного механизма современного капитализма, в изучении функциональной связей капиталистической экономики, факторов, влияющих на динамику инфляции и безработицы. В известной мере их концепция оказала положительное воздействие на разработку антиинфляционных мероприятий в США и Англии в 80-е годы. Заслуживает внимания монетаристская оценка негативных проявлений кейнсианской теории государственного регулирования в части дефицитного финансирования, чрезмерного выпуска денег в обращение.

Вместе с тем монетаристы – типичные представители меновой концепции. Первопричину экономических процессов они видят не в производстве, а в обращении. Монетаристы не в состоянии объяснить внутреннее содержание, истоки рассматриваемых тенденций классической экономики. Полагаясь на эмпиризм, они рекомендуют определять размеры денежной массы приближенно к темпам роста выпуска продукции. Вопрос о том, каким образом фактор воздействует на динамику и результаты производства, по существу, обходиться молчанием, поскольку авторы концепции не могут на него ответить. Ссылки на многолетний опыт, статистические данные из истории денежного обращения многими воспринимаются скептически.

2.   Современный монетаризм.

       2.1.  Введение в современный монетаризм.

В 1956 г. в США под редакцией профессора эконо­мики Чикагского университета Милтона Фридмана вы­шел сборник статей «Исследования в области количе­ственной теории денег». Он знаменовал рождение но­вой доктрины, которая получила впоследствии боль­шую популярность в США и за границей и претендует ныне на роль теоретического антипода кейнсианского учения. Во вводной статье к сборнику М. Фридман фор­мулирует особую версию количественной теории де­нег, новый вариант «монетарного взгляда» на функ­ционирование капиталистической экономики. Затем последовала целая серия работ, где положения новой теории подверглись дальнейшему развитию и шли­фовке.

Монетаристы пытаются утвердить качественно иной по сравнению с кейнсианским взгляд на общую природу капиталистического хозяйственного механизма. Монетаристская концепция, — заявляет американский экономист К. Брунер, — отвергает тезис, что динамический процесс, порождаемый частным (негосударственным) сектором, нестабилен в некоторых главных звеньях...» Другой активный сторонник монетарной доктрины, Л. Иэгер, пишет: «Ряд неблагоприятных аспектов функционирования капиталистической экономики — инфляция, рецессия, циклическая безработица и кризис платежного баланса не харак­терны для капитализма, как такового, а проистекают от неправильной денежной политики, последняя же есть функция государства». Аналогичный тезис фор­мулируется и авторами ряда монетаристских моделей П. Андерсеном и Дж. Джорданом: «Экономика в ос­нове своей стабильна и не обязательно подвержена повторяющимся периодам жестокой депрессии и ин­фляции. Крупные деловые циклы, которые случались в прошлом, связаны в первую очередь со значитель­ными колебаниями в темпах роста денежной массы».

Монетаризм явился своеобразной реакцией на длительный период игнорирования роли денежных факторов в хозяйственных процессах, который имел место в    капиталистических    странах    в    30—40-х    годах. М. Фридман выступил инициатором «переоценки цен­ностей» в арсенале науки о деньгах. Характеризуя свою концепцию, он писал: «Это был тео­ретический подход, утверждавший, что деньги действи­тельно важны и что любая оценка кратковременных сдвигов в хозяйственной активности будет, по-видимо­му, содержать серьезные ошибки, если она игнорирует монетарные сдвиги...»

Монетаристская доктрина прошла в своем развитии ряд этапов. Чикагский центр, по словам Фридмана, твердо придерживает­ся основных посылок количественной теории, но совершенствует, модернизирует ее.

Вспомним, хотя бы кратко, о происхождении и постулатах ко­личественной теории. Еще в середине XVIII в. англичанин Д. Юм (1711—1776) писал:

"... деньги суть не что иное, как представи­тели товаров и труда. Так как при излишке денег требуется боль­шее их количество для представления товаров, то для нации, взя­той в целом, это не может быть ни полезно, ни вредно — как ни­чего не изменилось бы в торговых книгах, если бы вместо араб­ских цифр, которые требуют меньшего числа знаков, стали бы употреблять римские, состоящие из большего числа знаков". Исследователи, правда, спорят о приоритетах, называя в качестве родоначальника монетаризма другого британского экономиста – Дж.  Вандерлинта, современника Юма, работы которого последний, безусловно, знал.

Итак, простая количественная теория выражает прямую зависимость цен от количества денег. Первопричиной, двигателем изменений выступает денежная масса. Увеличение обращающихся денег, считает Д. Юм, «приводит к повышению цен на один товар, затем на другой, пока цены всех товаров не вырастут в такой же пропорции, что и количество металлических денег».

Заметный вклад в развитие количественной теории денег внес Давид Риккардо (1772-1823). Он считал, что, несмотря на различия, существующие между металлическими и бумажными деньгами, и те и другие средствами обращения и зависимость между их количеством и ценами распространяется на оба вида денег. «Если бы вместо открытия в стране рудника там был бы учрежден банк, наподобие Английского банка, с правом эмиссии банкнот в качестве средства обращения, то выпуск... большего количества банкнот, а следовательно, значительное увеличение совокупных средств обращения привело бы к такому же результату, как и открытие рудника. Средства обращения понизились бы в своей стоимости, а товары повысились бы в цене». Такой взгляд кажется нам сегодня чересчур прямолинейным, но не лишенным внутренней логики.

 В диспуте с представителями банковской школы, длившемся более 30 лет, Риккардо и его последователи настаивали на том, что единственным эмитентом банкнот должен быть государственный банк, который и ограничивал бы объем денежной массы.

Условием сохранения или поддержания ценности денег является ограничение их массы,  и этот постулат количественной теории сегодня не нуждается в доказательстве. Этапным в дальнейшем развитии теории денег явились исследования американского экономиста-математика Ирвинга Фишера (1867-1947). Его «уравнение обмена»: MV=PV,где Y означает годовой реальный продукт, V – скорость обращения денег, M – денежную массу и P – цены, позволило установить важнейшие взаимосвязи в денежном обращении, конкретизировало соотношение между показателями M и P.

Представители количественной теории – от Риккардо до Фишера – объединяет подход к деньгам как средству обращения и платежа. Между тем экономисты Кембриджской школы обратили особое внимание на функцию накопления и ввели понятие кассовых остатков – сберегаемого денежного фонда, предназначаемого для инвестиций. В «Кембриджском уравнении» зависимость между денежной массой, с одной стороны, и произведением ценового индекса и реального продукта, с другой, опосредуется той частью Y. Которая сохраняется, не участвует в обращении. Выглядит данное уравнение как: M=k×P×Q, где Q практически тождественен Y, а k – часть индексированного валового продукта, сохраняющаяся в ликвидной форме.

Монетаристское "прозрение" охватило научный мир в 70-е гг. Но главный удар по кейнсианской концепции "накачивания спро­са" был нанесен, конечно же, стагфляцией, возникшей в середине 70-х гг. Справиться с ней посредством мер государственного (бюджетного) регулирования оказалось невозможным.

Надо сказать, монетаризм может принимать разные формы: существует, например, британская версия, нашедшая свое выра­жение в политике М. Тэтчер. Монетаризм оказался успешным в экономической практике многих регионов мира. Сотрудничая с национальными специалистами, эксперты монетаризма разраба­тывают проекты выведения страны из кризиса (например, Джеф­фри Сакс — один из авторов "шоковой терапии" для Польши).

В копилке монетаризма — преодоление депрессии и структур­ные преобразования в ряде развивающихся стран, денежное оздо­ровление Израиля, модернизация на рыночных рельсах стран Юго-Восточной Азии, Восточной Европы. В Венгрии, Чехии, Польше были созданы стартовые условия для экономического со­ревнования.

Монетаристская доктрина принята на вооружение такими ме­ждународными организациями, как ОЭСР и МВФ. Последний, осуществляет теперь экономические сопоставления на основе так называемых "естественных" обменных курсов, предложенных М. Фридманом.

 

2.2. Принципы, цели и инструменты денежной теории.

2.1.1. Основные принципы денежной теории:

1.   Фундаментальное различие между номинальным и реаль­ным количеством денег.

2.   Кардинальное отличие перспектив, открывающихся перед отдельным индивидуумом и обществом в целом при изменении но­минального количества денег.

Эти моменты составляют ядро монетарной теории.

2.1. Другой способ выражения второго принципа состоит в различении уравнений: потока (сумма трат равна сумме по­лучений, или объем конечных полученных услуг равен объ­ему произведенных услуг) и запаса (сумма индивидуальных запасов наличности равна ее полному запасу в обществе).

3.    Решающая роль стремлений отдельных субъектов, которую отражает различие понятий ex ante и ex post. В момент получения дополнительной наличности объем затрат превосходит ожидае­мый объем получений (ex ante: затраты превосходят получения). Ex post: обе величины оказываются равными. Но попытки индиви­дуумов истратить больше, чем они получают, заранее обреченные на провал, приводят к общему росту затрат и получений.

4.   Отличие конечного состояния от процесса перехода в это состояние демонстрирует разницу между долгосрочной статикой и краткосрочной динамикой.

5.    Смысл понятия "реальный запас денег" и его роль в процес­се перехода от одного стационарного состояния равновесия к другому.

Наш пример доказывает также важность двух, по сути своей эмпирических, выводов монетарной теории на долгосрочных временных интервалах:

(1)   Номинальное количество денег определяется в первую оче­редь их предложением.

(2)   Реальное количество денег, или количество денег в реаль­ном выражении, определяется, прежде всего, спросом на деньги — функциональной зависимостью между спросом на реальное коли­чество денег и другими переменными экономической системы.

2.2.2 Функция спроса на деньги в монетаристской ин­терпретации.

 Монетаризм представляет собой даль­нейшее развитие и модификацию количественной тео­рии с ее главным выводом о наличии тесной связи между изменениями объема платежных средств и ко­лебаниями общего уровня цен. В интерпретации Фридмана количественная теория «не есть теория производ­ства, денежного дохода или уровня цен». Анализ на­чинается с изучения закономерностей накапливания денежных остатков у индивидуальных участников обо­рота. Затем выведенная функция спроса на деньги с помощью ряда допущений рас­пространяется на все хозяйство и становится стержнем макроэкономической концепции дохода и цен.

В этой связи понятно то исключительное внимание, которое уделяется в работах Фридмана и его после­дователей вопросу о конкретных свойствах функции спроса на деньги. В ней монетаристы видят одну из наиболее фундаментальных закономерностей в проти­воположность кейнсианской модели, базирующейся на законе снижающейся склонности к потреблению и кон­цепции инвестиционного мультипликатора.

Интересна позиция монетаристов по вопросу о скорости обращения денег. Изменчивость этого показателя сыграла важную роль в падении авторитета количе­ственной теории в 30-х годах. Современные монетари­сты признают возможность резких колебаний показа­теля скорости, например, в периоды острой инфля­ции. Но это не нарушает устойчивого характера функции спроса, проявляющегося в нали­чии систематической связи между накапливаемыми кассовыми остатками и рядом экономических перемен­ных.

Фридман и его последователи выходит за рамки ставшего уже тради­ционным кейнсианского противопоставления денег и «облигаций» при формировании портфеля (набора ак­тивов) хозяйственных субъектов. В его модели кассо­вые остатки участвуют в процессах потребительского выбора наряду с облигациями, акциями, зданиями, потребительскими товарами и другими аналогичными товарами. Тем не менее, деньги занимают централь­ное место в монетаристской схеме, являясь, как пра­вило, главным «инициатором» хозяйственных сдви­гов.                            

Монетаристы подробно анализирует осо­бенности складывания спроса на деньги для двух групп хозяйственных субъектов - потребительских хо­зяйств и капиталистических фирм, которые он объеди­няет в категорию «конечных владеющих богатством единиц». Для первых потребность в кассовых остат­ках выводится в соответствии с общими принципами формирования потребительского спроса, который зави­сит от бюджетного ограничения (общей суммы полу­чаемого дохода или накопленного богатства); регуляр­ного дохода от различных активов (элементов богат­ства); темпа изменения цен; вкусов и предпочтений. Потребитель стремится максимизировать доход путем перераспределения фонда имеющихся у него активов между альтернативными формами. Эта же функция без каких-либо существенных изменений распростра­няется затем и на капиталистические предприятия.

Базисная формула спроса на кассовые остатки име­ет следующий вид:

M/P=f(rb,re,(1/P)*dP/dt;w;Y/P;u),

где М/Р - сумма   реальных   (дефлированных по индексу цен) кассовых остатков; rb - ожидаемая    норма    номинального дохода от облигаций;

re - ожидаемая    норма    номинального дохода от промышленных акций;

1/P*d P/dt  -  ожидаемый темп изменения цен на «реальные» товары;

w — доля накопленных активов в нату­рально-вещественной форме;

Y/P - дефлированный доход;

 и — неучтенные факторы.

Накапливание денег возникает в модели монетаристов как результат сложного процесса приспособления ин­дивидуума к рыночной ситуации. Встав на такой путь, монетаристы неизбежно должны были ввести норму про­цента в свою функцию спроса. Формально в их фор­муле различные виды процентных ставок действитель­но присутствуют. Но в последующем анализе они от­брасываются на том основании, что регрессионный анализ продемонстрировал их «статистически малую значимость». Единственный фактор, который, по мне­нию монетаристов, удовлетворительно «объясняет» большую часть колебаний спроса на деньги, — это ре­альный (скорректированный на динамику цен) поду­шевой доход. Таким образом, функция спроса принимает, в конечном счете, форму, соответствующую кано­нам традиционной неоклассической теории: потреб­ность в деньгах зависит от суммы сделок (конечных доходов), но нечувствительна к изменениям нормы процента.

Статистическая устойчивость функциональной свя­зи между деньгами и доходом достигается в значи­тельной степени за счет специфического определения дохода. В расчетах применен не обычный показатель текущего дохода, а так называемый постоянный (per­manent) доход, определяемый как средняя взвешенная из текущего и всех прошлых уровней дохода. В ре­зультате эмпирических расчетов Фридман приходит к следующей общей формуле спроса на кассовые остат­ки:

Md/NPp=y(Yp/NPp),

где

       Md/NPp  - реальные кассовые остатки на душу населения    (Р — постоянный   уровень цен,  N — население);

      Yp/NPp  - реальный постоянный доход на душу населения;

       y и j   -   числовые параметры функции.

Формула  выражает спрос  на  реальные  кассовые остатки   как   экспоненциальную   функцию   реального постоянного душевого дохода.

           2.2.3   Чего не может монетарная политика.

1.Фиксированные учетные ставки.

Исторический опыт продемонстрировал уже справедливость пер­вого ограничения. Как отмечено ранее, крах политики дешевых денег явился главной причиной реакции против простодушно вос­принятого кейнсианства. В Соединенных Штатах реакция вырази­лась в широком признании ошибочности проводимой во время войны и в первые послевоенные годы политики фиксированного курса облигаций, в отказе от этой политики и признании такого шага желательным и жизненно необходимым. Выяснилось также, что за этим отказом не последовали все те беды и несчастья, ко­торые тогда предрекались.

Выяснилось также, насколько велико было непонимание всех тонкостей взаимосвязи между деньгами и учетной ставкой. Допу­стим, ФРС решила понизить ставку. Как она будет пытаться это сделать? Скупая ценные бумаги. Это повысит их курс и снизит до­ход. Попутно увеличится количество доступных банкам резервов, а, следовательно, и величина банковского кредита, т.е., по суще­ству, общее количество денег. Вот почему, в частности, централь­ные банки и финансисты в целом, как правило, убеждены, что рост денежной массы ведет к снижению учетной ставки. Эконо­мисты-теоретики приходят к тому же из совершенно иных сооб­ражений. Перед их мысленным взором встает диаграмма пред­почтения ликвидности с отрицательным наклоном. Ну а как лю­дей заставить держать у себя больше денег? Только предложив им меньший процент.

Правы и те и другие, но только до определенного момента. Первоначальная реакция на увеличение количества денег более быстрым темпом приведет к падению на какое-то время учетной ставки до уровня ниже, чем был ранее. Но это лишь начало про­цесса, а отнюдь не его конец. Быстрый рост количества денег стимулирует их траты как благодаря инвестированию при пони­жении рыночного процента, так и в результате роста иных расхо­дов при повышении цен из-за того, что масса наличности превы­сила желаемую величину. Однако расходы одного человека все­гда оборачиваются доходами другого. Возросший доход приведет к росту предпочтения ликвидности и спроса на кредиты; повысят­ся также цены, что снизит реальное количество денег. Три пере­численных эффекта весьма быстро, скажем, меньше чем за год, изменят на обратный знак первоначального давления на ставку. При этом появится тенденция ее возвращения к прежней величи­не, хотя этот процесс идет более медленно, занимая приблизи­тельно от года до двух лет. В действительности, учитывая запаз­дывающую реакцию экономических процессов, можно полагать, что в ходе колебательного установления равновесия учетная ставка может на какое-то время и превысить свой первоначаль­ный уровень.

Четвертый эффект, если он на самом деле вступает в игру, оз­начает даже нечто большее, а именно что увеличение темпа де­нежной экспансии приводит не к падению, а к росту учетной став­ки выше ранее существовавшей отметки. Допустим, возросший темп увеличения денежной массы привел к скачку цен и пусть в обществе царит ожидание их дальнейшего роста. В таком случае должники согласятся, а кредиторы потребуют, чтобы учетная ставка была повышена — как подчеркивал Ирвинг Фишер не­сколько десятков лет назад. Эффект ценовых ожиданий развива­ется медленно, но так же медленно и исчезает. По оценке Фише­ра, полная продолжительность цикла установления составляет несколько десятилетий, и более поздние исследования подтверди­ли его оценку.

Описанная последовательность эффектов объясняет, почему всякая попытка удержать учетную ставку на низком уровне выну­ждает финансовые органы все шире и шире использовать опера­ции на открытом рынке. Она показывает на исторических приме­рах, почему высокие и продолжающие расти ставки, сопровожда­ются быстрым ростом денежной массы, как это произошло в Бра­зилии, Чили или за последние годы в Соединенных Штатах, и, на­оборот, почему низкие и падающие ставки означают медленный рост денежной массы, как сейчас в Швейцарии или с 1929 по 1933 г. в США. Можно считать эмпирически установленным фа­ктом, что низкие учетные ставки являются признаком проведения рестрикционной монетарной политики, т.е. политики ограничен­ного, медленного увеличения денежной массы, тогда как высокие ставки означают проведение экспансионистской монетарной по­литики, когда денежная масса увеличивается быстро. И много­численные эмпирические данные свидетельствуют — на практике все происходит прямо противоположно тому, что принято счи­тать в финансовых кругах или в среде ученых-экономистов.

Парадоксально, что финансовые органы могли бы добиться снижения номинальной учетной ставки, но для этого им необхо­димо было начинать движение в прямо противоположном напра­влении, проводя дефляционную монетарную политику. И анало­гично: можно прийти к высоким номинальным ставкам, проводя инфляционную политику и временно допустив их снижение.

Представленный анализ не только объясняет, почему монетар­ная политика не может обеспечить привязку учетных ставок, но и показывает, почему эти ставки являются на самом деле весьма об­манчивым показателем монетарной политики — ее характера — "рестрикционного" или "экспансионистского.

2. Занятость как критерий политики.

Второе ограничение идет прямо вразрез с общепринятым образом мышления. Утверждают, что рост денежной массы должен стимулировать занятость, а ее сжа­тие — тормозить. Спрашивается: почему тогда финансовые ве­домства не могут поставить своей целью достижение определен­ного уровня занятости или безработицы — скажем, безработицы в 3%? Опускается безработица ниже 3% —должна проводиться рестрикционная политика, поднимается выше 3% — проводиться экспансионист­ская, проинфляционная политику, и занятость в любом случае будет зафиксирована на уровне 3%. Ответ не тот, что в случае с учетной ставкой, и причина — в разнице между мгновенной реак­цией на проводимую политику и реакцией с временной задерж­кой.

Благодаря Викселлю мы знаем, что такое естественная учет­ная ставка и, что возможны расхождения между естественной и рыночной ставками. Предшествующий анализ может быть цели­ком перенесен на викселлевские определения ставок. Финансо­вые власти имеют возможность установить величину рыночной ставки ниже ее естественного значения только с помощью инфля­ции, а выше — только с помощью дефляции. Остается до­бавить к Викселлю лишь один штрих — введенную Ирвингом Фи­шером разницу между номинальной и реальной учетными ставка­ми. Допустим, финансовые органы опустили на какое-то время с помощью проинфляционной политики номинальную рыночную ставку ниже естественной. Инфляция, в свою очередь, поднимет номинальную естественную ставку, так как уже само ожидание инфляции ускоряет ее, чтобы поддержать на низком уровне ры­ночную ставку. Точно так же благодаря эффекту Фишера потре­буется запускать не просто механизм дефляции, но дефляции са­моускоряющейся, чтобы поддерживать рыночную ставку на уров­не выше первоначального "естественного".

Таким образом, становится очевидным сходство со знаменитой "кривой Филлипса". Но только сходство, а не совпадение. Анализ Филлипса, по праву считающийся важным и оригинальным иссле­дованием, уже в своей основе содержит дефект — в нем не про­водится различие между номинальной и реальной заработной платой, так же как в анализе Викселля не различаются номиналь­ная и реальная учетные ставки. Разумеется, Филлипс писал свою работу тогда, когда каждый был уверен, что номинальные цены будут стабильными и останутся незыблемыми независимо от того, что случится с реальными ценами и зарплатой. Но представим се­бе обратное, что кто-то смог предугадать будущий рост цен, ска­жем, на 75% в год, как это случилось в Бразилии. Тогда зарплата также должна подняться на 75% просто для того, чтобы не изменилась ее реальная величина. Избыток предложения на рынке труда отразится в менее быстром росте номинальной зарплаты по сравнению с прогнозируемым ростом цен, а отнюдь не в абсолютном ее снижении. Когда Бразилия вступила на путь борьбы с ростом цен и достигла определенных успехов, сократив темп их роста примерно до 45% в год, в стра­не резко поднялась безработица, так как под влиянием существо­вавших до этого ожиданий темп роста зарплаты стал в новых ус­ловиях выше темпа роста цен, хотя и он также понизился. Таков результат данного опыта и, надо полагать, всех других возмож­ных попыток сократить темп инфляции ниже ожидаемого боль­шинством населения.

Допустим теперь, что финансовые органы попытаются зафик­сировать рыночный уровень безработицы ниже естественного. Для определенности: пусть ставится цель достичь 3%, а естест­венный уровень выше этого значения, причем в исходном состоя­нии цены стабильны. Итак, финансовые власти начинают увели­чивать темп прироста денежной массы, т.е. производят денежную экспансию. Создание большего, чем это необходимо, запаса номи­нальной наличности сначала приведет к снижению учетной став­ки и тем самым, а также в силу привычки к меньшему запасу бу­дет стимулировать людей больше тратить. Доходы и расходы нач­нут расти.

Начавшись с роста доходов, процесс этот мало-помалу перей­дет в рост производства и занятости, а поскольку люди ожидают, что цены будут стабильными, последние, как и зарплата, действи­тельно некоторое время будут оставаться на прежнем уровне. В течение этого периода потребители приспособятся к новому со­стоянию спроса, и производители, реагируя на первоначальное его расширение, увеличат выпуск продукции за счет большего ко­личества рабочих часов, причем безработным, получающим рабо­ту теперь, будет предлагаться прежняя номинальная зарплата. Такова почти стандартная доктрина.

Однако это лишь начало процесса. Поскольку цены на прода­ваемые товары реагируют на неожиданный рост спроса, как пра­вило, быстрее, чем цены на факторы производства, реально по­лучаемая заработная плата пойдет вниз, несмотря на то, что ре­альная заработная плата, которую рабочие ожидали получить, действительно должна была быть выше, поскольку, рассчитывая ее, наниматель исходил из прежних цен. В действительности же одновременно происходит падение реальной зарплаты ex post для нанимателя и ее рост ex ante для нанимаемого, что и дает возможность повысить занятость. Но снижение ex post реальной зарплаты очень скоро скажется на ожиданиях. Наемные рабочие начнут подсчитывать свои затраты с учетом прогнозируемого роста цен и, исходя из них, станут требовать более высокой но­минальной зарплаты на будущее. Уровень безработицы опустит­ся ниже естественного. Появится избыточный спрос на рабочую силу, так что реальная зарплата поднимется до своего первона­чального уровня.

Но даже если увеличение денежной массы происходит с уско­рением, рост реальной зарплаты приведет, в конце концов, сна­чала к замедлению роста занятости, а затем вернет безработицу на прежний уровень. Чтобы удержать безработицу на заданных 3%, финансовые органы должны еще быстрее наращивать де­нежную массу. Как и в случае с учетной ставкой, рыночный уро­вень можно поддерживать ниже естественного только за счет инфляции, причем инфляции ускоряющейся. И наоборот, если бы власти решили выбрать целевой уровень безработицы выше ес­тественного, потребовалось бы проводить дефляцию, и опять-та­ки ускоряющуюся.

Общий вывод можно сформулировать так — фи­нансовые органы способны непосредственно контролировать собственные обязательства, лишь, когда последние выражены в номинальных величинах. Они могут фиксировать, например, ве­личину валютного курса, номинальный уровень национального дохода, величину того или иного денежного агрегата либо задать темпы изменения некоторых номинальных показателей — уровня

инфляции или дефляции, роста или падения национального дохо­да, увеличения или сжатия денежной массы. Они, однако, не спо­собны контролировать реальные показатели, такие, как реальная учетная ставка, реальный уровень безработицы, уровень реально­го национального дохода, реальное количество денег, равно как и темпы роста реального дохода или реального количества денег.

         2.2.4. Что может монетарная политика.

Монетарная политика не может зафиксировать реальные показа­тели на определенном уровне, однако она может оказывать на них серьезное влияние. И одно совсем не противоречит другому.

Верно, что деньги только механизм, но механизм в высшей степе­ни эффективный. Без него  не удалось бы достичь тех порази­тельных успехов в росте производства и уровня жизни, которые произошли за последние два столетия, — никакая другая чудес­ная машина не смогла бы столь безболезненно и с малыми затра­тами труда окончательно поставить крест на нашей деревенской жизни.

Но от других машин деньги отличает то, что эта машина слиш­ком капризна и при поломке повергает в конвульсии все другие механизмы. Великая депрессия является самым драматичным, но не единственным примером этого. Любая из инфляции явилась следствием де­нежной эмиссии, к которой прибегали во время войны для покры­тия неудовлетворенного спроса в дополнение к явным налогам.

Первый и самый важный урок, которому учит история, урок, возможно, наиболее поучительный, состоит в том, что монетар­ная политика способна отвлечь деньги от роли главного источника экономических затруднений. Это звучит, как предостережение избегать больших ошибок, и отчасти так оно и есть. Великой де­прессии могло и не быть, а если бы она и произошла, то протека­ла бы гораздо мягче, не наделай финансовые органы ошибок или не имей они в своих руках столь мощных инструментов, какие ока­зались в то время в распоряжении Федеральной резервной систе­мы.

Даже если бы рекомендация не делать деньги источником эко­номических потрясений оказалась целиком негативной, она не на­делала бы много вреда. К сожалению, она не совсем негативна. Монетарная машина выходила из строя и тогда, когда централь­ные власти не обладали той мощью, какая сосредоточена в руках ФРС. В истории Соединенных Штатов эпизод 1907 г. и банков­ские паники более раннего периода являются примерами того, что денежная машина может ломаться и сама по себе. Поэтому перед финансовыми институтами стоит нужная и важная задача: внести в нее такие усовершенствования, которые свели бы к ми­нимуму ее случайные сбои и позволили извлечь из нее наиболь­шую пользу.

Вторая задача монетарной политики как основы стабильной экономики — поддерживать машину, если пользоваться анало­гией Милля, в хорошо смазанном состоянии. Экономическая си­стема будет функционировать нормально, когда производители и потребители, работодатели и наемные рабочие полностью уверены в том, что средний уровень цен будет вести себя в бу­дущем предсказуемым образом: лучше всего — оставаясь ста­бильным. При любых мыслимых институциональных ограниче­ниях, существует лишь весьма ограниченная подвиж­ность цен и заработной платы. Необходимо сохранить эту степень подвижности, чтобы обеспечить возможность относи­тельных колебаний цен и зарплаты, которые требуются для при­способления к прогрессивным изменениям в технологии и вку­сах. Правительства не должны стремиться к достижению какого-то абсо­лютного уровня цен, который сам по себе не несет никакой эко­номической функции. В прежние времена уверенность в стабильности денег связы­валась с золотым стандартом, и в пору его расцвета он служил этой цели весьма успешно. Конечно, эти времена уже не вернуть, и в мире осталось считанное количество стран, готовых позво­лить себе роскошь золотого стандарта, — существуют веские при­чины от него отказаться. Финансовые институты фактически прибегают к некоему суррогату золотого стандарта, когда фикси­руют обменные курсы, реагируя на колебания платежного балан­са исключительно изменением объема денежной массы, нисколь­ко не заботясь при этом о "стерилизации" избытков и дефицитов и не прибегая в открытой или скрытой форме к контролю за кур­сом валюты или к введению тарифов и квот. И опять-таки, хотя многие центральные банки говорят о такой возможности, только единицы действительно хотели бы следовать этим курсом, и от­нюдь не безобидные причины заставляют большинство воздержи­ваться от такого шага. Дело в том, что подобная политика отда­ет страну во власть не безличного автомата в образе золотого стандарта, а финансовых органов, которые могут действовать как обдуманно, так и спонтанно.

В современном мире, если уж на монетарную политику возла­гается обеспечение стабильности экономического фундамента, пользоваться ее мощью следует в высшей степени осмотрительно.

И последнее. Монетарная политика может в определенной мере нейтрализовать самые сильные возмущения, воздействую­щие на экономическую систему со стороны. Например, если про­исходит естественное долговременное оживление экономики — так характеризовали послевоенное развитие апологеты секулярной стагнации, — монетарная политика в принципе способна по­мочь удержать рост денежной массы на таком уровне, какой дру­гими инструментами обеспечить невозможно. Или, скажем, когда раздутый федеральный бюджет грозит вылиться в беспрецедентные дефициты, монетарная политика может пога­сить инфляционные страхи, если удерживать рост денежной мас­сы на более низком уровне, чем это было бы желательно по не­которым соображениям. Это означает временное повышение учетных ставок, что, вполне вероятно, весьма болезненно отра­зится на бюджете сейчас, но зато даст возможность правитель­ству получить необходимые займы для финансирования дефици­тов, а это, в свою очередь, предотвратит ускорение инфляции и, значит, в долгосрочном плане определенно сулит и более низкие цены, и более низкие учетные ставки. Наконец, если окончание войны требует от страны перемещения ресурсов в сферу мирного производства, монетарная политика может облегчить такой переход, рекомендуя увеличение темпа роста денежной массы выше необходимого для нормальных условий, хотя имеющийся опыт и не является воодушевляющим, поскольку здесь можно зайти слишком далеко.

2.2.5. Как должна проводиться монетарная политика.

Как следует проводить монетарную политику, чтобы она действи­тельно содействовала достижению поставленных целей в тех слу­чаях, когда ей это под силу?

Первая рекомендация заключается в том, что финансовые ор­ганы должны следить за теми параметрами, которые они могут контролировать, а не за теми, которые им неподвластны. Если, как это часто бывает, власти принимают в качестве непосредст­венного критерия величину учетной ставки или уровень текущей безработицы, то они уподобляются космическому кораблю, наво­димому на несуществующую, ложную звезду. Тогда уже неважно, насколько чувствительна и умна навигационная аппаратура, ко­рабль все равно собьется с курса. То же самое и с властями. Среди различных параметров, которые они способны контролиро­вать, наиболее привлекательны в качестве ориентиров обменный курс, уровень цен, задаваемый тем или иным индексом, и общее количество денег — наличность плюс бессрочные депозиты, или эта сумма, увеличенная еще на величину срочных депозитов, или какой-то еще более широкий денежный агрегат.

Среди трех названных показателей уровень цен по праву явля­ется самым важным. При прочих равных условиях, он действительно представляет наилучшую альтернативу. Связь между действиями финансовых органов и уровнем цен, а она, несомненно, всегда имеет место, является более опосредованной, чем связь их политики с любым денежным агрегатом. Кроме того, следствия монетарных акций на ценах проявляются через больший промежуток времени, чем реакция на изменение количества денег, причем временной лаг и величина эффекта в обоих случаях зависят от обстоятельств. В результате невозможно достаточно точно предсказать, какой именно эффект может оказать тот или иной шаг властей на уро­вень цен и приведет ли он вообще к какому-либо эффекту. Попыт­ка непосредственного контроля над ценами с помощью монетар­ной политики может, очевидно, превратить ее саму в источник возмущений, поскольку возможны ошибки в выборе моментов старта и остановки. Возможно, с прогрессом в нашем понимании монетарных явлений ситуация изменится, но сегодня более околь­ный путь к цели кажется и более надежным. Поэтому: объем денежной массы является наилучшим из доступных  по­ка что непосредственных критериев монетарной политики, и этот вывод более важен, чем конкретный выбор того или иного из де­нежных агрегатов в качестве ориентира.

Вторая рекомендация — избегать резких движений при про­ведении монетарной политики. В прошлом финансовые органы, доказали свою способность двигаться не в ту сторону. Чаще, однако, они выбирали правильное направле­ние, но либо опаздывали, либо двигались слишком быстро, что и являлось их главной ошибкой. Например, в начале 1966 г. Федеральная резервная система США начала проводить правильную политику замедления денежной экспансии, хотя сделать это на­до было годом раньше. А, начав двигаться в нужном направле­нии, она сделала это слишком быстро, совершив самый резкий скачок в темпах изменения денежной массы за весь послевоен­ный период. И опять-таки, зайдя в этом направлении слишком далеко, ФРС должна была сменить курс на обратный в конце 1966 г., а она снова проскочила оптимальную точку и не толь­ко не вернулась, но и превзошла прежний темп роста денежной массы. И этот эпизод не является исключением — подобное происходило в 1919—1920, 1937—1938, 1953—1954 и в 1959—1960 гг.

Причина этих перехлестов очевидна — разрыв во времени ме­жду действиями финансовых органов и последствиями их акций в экономике. Органы стремятся уловить эти следствия по состоя­нию экономики сегодня, а они проявляются только через шесть, или девять, или двенадцать, или даже через пятнадцать месяцев. Поэтому они и вынуждены реагировать на каждый скачок вверх или вниз слишком жестко.

Быстрая адаптация общества к публично объявленной и твер­до проводимой политике постоянного роста денежной массы со­ставляет главное достижение финансовых органов, если они бу­дут следовать этому курсу неуклонно, избегая резких отклонений. Важно иметь в виду, что периоды относительно стабильного роста денежной массы были и периодами относительно стабильной экономической активности, как в Соединенных Штатах, так и в других странах. Наоборот, периоды резких скачков денежной массы были периодами сильных колебаний экономической актив­ности.

Строго выдерживая принятый курс, финансовые органы дела­ют лучшее, что они могут, для поддержания экономической ста­бильности. Если это курс на постоянный, но умеренный рост де­нежной массы, то это надежная гарантия отсутствия, как инфля­ции, так и дефляции цен. Иные силы, разумеется, могут воздей­ствовать на экономические процессы, возмущая их ровное тече­ние и требуя приспособления к меняющимся условиям, но посто­янный рост денежной массы обеспечит благоприятную обстанов­ку для проявления таких непреходящих факторов, как предпри­имчивость, изобретательность, упорство, поиск, бережливость, которые являются пружиной экономического развития. И это — самое большее, чего можно требовать от монетарной политики при современном уровне наших знаний. Но это "большее", как теперь ясно всем и что само по себе немаловажно, вполне дости­жимо.

3.  Монетарная политика государства.

Как упоминалось, высшей и конечной целью монетарной политики государства является обеспечение стабильности цен, полной занятости и роста реального объема ВНП. Проводником монетарной политики является центральный банк страны. Объекты политики – предложение и спрос на денежном рынке. Прежде чем продолжить несколько определений.

Предложение денег – это общее количество денег, находящееся в обращении.

Спрос на деньги состоит из спроса на деньги как средство обращения (или деловой, операционный спрос для совершения сделок) и как средство для сохранения стоимости. Общий спрос определяется уровнем номинального ВНП. Операционный спрос не зависит от процентной ставки ЦБ. Спрос на деньги как средство сохранения стоимости зависит от величины номинальной ставки.

 


Графически денежный рынок представляется следующим образом:

где D – спрос денег на рынке, S – предложение денег, E – равновесная ставка % или цена денег, M – деньги в обращении, % - процентная ставка.

 


Если предложение выросло, то ставка процента снижается. Люди стремятся уменьшить количество денежных запасов путем покупки других финансовых активов (облигаций например). Спрос на них растет, цены увеличиваются, процентная ставка или альтернативная стоимость хранения не приносит прежнего дохода. Ликвидность становится менее дорогой. Вследствие чего население и фирмы увеличивают количество наличности и чековых вкладов, которые они готовы держать на руках и восстанавливается равновесие на денежном рынке при большем предложении денег и меньшем проценте.




Если спрос на деньги вырос, то процентная ставка повышается. Это может быть из-за роста номинального ВНП. Т.е. население и фирмы хотят держать больше активов в виде наличных денег и чековых вкладов, продавая облигации. При неизменном предложении денег равновесие может быть установлено поднятием процентной ставки.

При проведении монетарной политики центральный банк может использовать следующие инструменты:

1.   За счет операций на открытом рынке, т.е. на вторичном рынке казначейских бумаг. ЦБ может скупать или продавать ценные бумаги. Тем самым можно увеличивать или уменьшать спрос на деньги.

2.   Политика учетной ставки, т.е. регулируется процент по займам коммерческих банков у центрального банка.

3.   Изменение норматива обязательных резервов. Это наибольший по эффективности инструмент.

Монетарная политика действует в краткосрочном периоде. С точки зрения кейнсианцев основа монетарной политики – уровень процентной ставки. С точки зрения монетаристов – сам уровень предложения денег.

4.  Деньги имеют значение.

Монетаристы выдвинули лозунг "Деньги имеют значение", ставший своеобразным символом их учения. На первый взгляд здесь высказана здравая и разумная мысль о важной роли денежного обращения в процессах хозяйственного развития. На деле же сторонники нового варианта количественной теории вкладывают в эту фразу особый, потайной смысл. Они, как правило, трактуют деньги не просто как значимый экономический фактор, а как главный, центральный элемент хозяйственной системы, определяющий по существу состояние экономической конъюнктуры и весь ход воспроизводственного процесса. Монетаристы выступили с активной пропагандой теории "устойчивых денег", которая имеет давние традиции в истории немарксистской экономической мысли. Монетаристы исходят из тесной причинной зависимости между "денежной стабильностью" и общехозяйственной конъюнктурой, видя в денежных нарушениях главную причину возникновения экономических кризисов.

Некоторые склонны расценивать крайнюю позицию Фридмана в оценке роли денег как своего рода полемический прием, используемый в борьбе против кейнсианства. Выдвижение денег на роль главного причинного фактора в системе хозяйственных отношений капитализма — это не полемический перехлест, не временное, преходящее явление. Это суть монетаризма как теоретической доктрины, одна из главных его черт. Выбор количественной теории как центрального ядра нового учения позволил его сторонникам решить ряд стратегически важных задач. Прежде всего, создавался теоретический плацдарм для наступления на позиции кейнсианцев, которые, по утверждению монетаристов, игнорировали важную роль денег в хозяйственном процессе.

Монетаристская школа выдвинула своего вождя и бессменного лидера — М. Фридмана. Его влияние на современную экономическую мысль столь велико, что многие авторы называют новое учение "контрреволюцией Фридмана".

В послевоенные годы капиталистический мир переживал полосу экономического подъема. Это способствовало укреплению авторитета кейнсианской теории, сторонники которой изображали высокую конъюнктуру как результат энергичной политики государства, его усилий по стимулированию спроса. Лишь после того, как эскалация военных действий США во Вьетнаме во второй половине 60-х годов привела к резкому росту бюджетных дефицитов и ускорила повышение товарных цен, позиции монетаристов укрепились, и их популярность возросла.

Монетаристская доктрина прошла ряд этапов, на каждом из которых главное внимание было обращено на разработку определенного круга проблем. Так, на начальном этапе, занявшем вторую половину 50-х и начало 60-х годов, основные усилия были сосредоточены на разработке нового Варианта количественной теории денег, выраженного в форме стабильной функции спроса на деньги. Эта функция была в построениях монетаристов аналогом устойчивой и надежно прогнозируемой скорости обращения денег, служащей звеном связи между денежной массой и номинальным (денежным) доходом. В последующие годы было проведено множество эконометрических расчетов функции спроса на деньги. Большинство исследователей стремились выявить справедливость монетаристского тезиса, что указанная функция отражает устойчивые законы поведения хозяйственных субъектов, четко прослеживаемые в различных исторических ситуациях.

Параллельная линия развития монетаристской доктрины в эти годы связана с сопоставлением монетаристской и кейнсианской моделей хозяйственного механизма, оценкой их "предсказательных" свойств. Монетаристы утверждали, что их модель капиталистической экономики более надежна и служит лучшей основой для прогнозирования конъюнктуры. Большой резонанс вызвала вышедшая в 1963 г. работа М. Фридмана и Д.Мейзельмана, где в качестве главного объекта критики был избран мультипликатор инвестиций, служащий ключевым элементом кейнсианских моделей. Авторы связывали теорию инвестиционного мультипликатора с взглядом, что "деньги не имеют значения". Этот вывод, подчеркивали они, не обязательно следует из учения Кейнса, но "на практике многие кейнсианцы были склонны считать, что инвестиции не реагируют на изменения процентных ставок, и сосредоточивали внимание на простейшей версии теории, где запас денег, игнорировался и рассматривался как осколок прошлых заблуждений".

Фридман и Мейзельман провели своеобразный тест, чтобы установить, какой из двух показателей более надежен для прогнозов динамик национального дохода — мультипликатор инвестиций (в их формулировке — "отношение потока дохода или потребительских расходов к потоку инвестиций") или скорость обращения денег ("отношение потока дохода или потребительских расходов к денежному запасу"). С этой целью были использованы два типа уравнений регрессии: в одном потребительские расходы рассматривались как функция "автономных расходов" (инвестиции в основной капитал плюс дефицит государственного бюджета в системе национальных счетов плюс сальдо расчетов с заграницей); в другом - как функция денежной массы (наличные деньги в обращении плюс вклады до востребования плюс срочные вклады в коммерческих банках). Первая группа уравнений, по мысли авторов, представляет кейнсианский подход, вторая — монетаристский.

Расчеты, проведенные на основе американской статистики за период с 1898 по 1957 г., выявили более высокую степень корреляции между потребительскими расходами и "объясняющими" переменными в уравнениях, содержащих денежную массу. Из этого был сделан вывод, что "при объяснении изменений национального дохода запас денег, несомненно, является гораздо более важным, чем автономные расходы" (т.е. инвестиции.), что "простая версия доходно-расходной (кейнсианской.) теории... почти совершенно неприменима для описания стабильных эмпирических связей" и что "подход количественной теории к изучению изменений дохода, по-видимому, более плодотворен, чем подход доходно-расходной теории". Что касается экономической политики,

В соответствии с позитивистским методом Фридмана именно прогнозные свойства служат главным критерием правильности доктрины.

И здесь, по мнению авторов, "контроль над запасом денег служит гораздо более полезным орудием воздействия на уровень совокупного денежного спроса, чем контроль над автономными расходами". Еще одна фаза противостояния монетаристской и кейнсианской доктрин касалась вопроса о характере и причинах промышленных циклов. В 1963 г. М. Фридман и А.Шварц выпустили под эгидой Национального бюро экономических исследований США объемистую книгу "Монетарная история Соединенных Штатов, 1867-1960", где на огромном статистическом материале они пытались доказать, что все крупные циклические колебания хозяйственной активности в новейшей истории Соединенных Штатов определялись хаотическими колебаниями денежной массы. Этот шаг в развитии монетаризма тесно связан с предшествующей фазой- преобразованием традиционной количественной теории из теории - общего уровня цен в теорию номинального дохода. В центре монетаристского исследования цикла как раз и находится предполагаемая причинная  зависимость между изменениями денежного запаса и колебаниями валового национального продукта (дохода) в денежном выражении.

Важную роль в эволюции монетаризма сыграла дискуссия о природе  инфляции. Фридман и другие монетаристы трактуют инфляцию как "чисто денежное" явление, порождаемое ускоренной эмиссией платежных средств. Здесь отчетливо выступают неоклассические корни доктрины.  Ее связь с количественной теорией, провозглашающей наличие прямой и  непосредственной связи между количеством денег и общим уровнем цен. И хотя монетаристская модель номинального дохода допускает изменения его физического компонента под влиянием денежных сдвигов, основной эффект всегда проявляется в области цен. Деньги в этой схеме  нейтральны, их эффект выражен в изменениях "ценовой оболочки".   

Кейнсианская позиция по этим вопросам существенно отличалась от монетаристской. Согласно взглядам автора "Общей теории", "подлинная" инфляция возникает лишь тогда, когда экономика страны достигает уровня полной занятости; до этого момента, при наличии в хозяйстве  незагруженных мощностей и большой армии безработных, рост денежной массы в обращении будет оказывать преимущественное влияние не  на уровень цен, а на физический объем производства через изменения нормы процента. Небольшая ("ползучая") инфляция имеет, с точки зрения кейнсианцев, полезный, "взбадривающий" эффект, она сопутствует  процессу экономического развития, росту производства и дохода. Но в  целом теория цены была ахиллесовой пятой кейнсианского учения.  Обычно принималась предпосылка неэластичности ценового уровня в  краткосрочном периоде, что устраняло из поля зрения анализ инфляции  и ее отрицательных последствий для экономики.     В 60-х годах сторонники кейнсианского подхода предприняли попытку восполнить этот пробел, использовав аппарат кривой Филлипса. Английский экономист А. Филлипс выявил статистическую корреляцию  между темпами изменения заработной платы и уровнем (темпами изменения) безработицы в Англии за период 1861 - 1957 гг. Позднее П. Самуэльсон и Р. Солоу заменили в диаграмме Филлипса темп изменения заработной платы на темп изменения уровня цен и получили "модифицированную" кривую Филлипса, где динамика цен связана обратной зависимостью с уровнем безработицы. Из этого были сделаны важные выводы в отношении экономической политики.

Тезис о том, что, чем выше темпы инфляции, тем меньше безработица и, наоборот, чем медленнее растут цены, тем больше людей теряет работу, соответствовал кейнсианским рецептам управления конъюнктурой. Практикам экономического регулирования рекомендовалось "скользить" вдоль кривой и выбирать такую комбинацию темпов инфляции и безработицы, которая соответствует текущим целям и приоритетам политики. Если, например, желательно существенно повысить уровень производства с помощью экспансионистских мероприятий, то следует пожертвовать ценовой стабильностью, допустив при этом ускорение инфляции. Если же возникает необходимость "охладить" экономику и затормозить рост цен, то этого можно достигнуть, сократив производство и занятость. Расчеты на основе кривой Филлипса обещали, казалось, простое и доступное решение проблемы "конфликта целей" экономической политики. Филлипс, например, полагал в начале 60-х годов, что стабильность цен в Англии может быть обеспечена при норме безработицы 2,5%, а в США—7—8%. В свою очередь, основываясь на расчетах параметров кривой Филлипса, Совет экономических консультантов при президенте США принял в 1962 г. решение ориентироваться на 4%-ный уровень безработицы, который, по его мнению, соответствовал "приемлемому темпу инфляции в 4% в год".

Монетаристы выступили против кейнсианского истолкования кривой Филлипса и изображения инфляции как "неизбежной платы" за достижение высокого уровня производства и занятости. Они отвергли идею "постоянного компромисса" целей, равно как и возможность бесконечного балансирования между умеренной инфляцией и полной занятостью.

Эта полемика знаменовала собой новую, пожалуй, наиболее важную стадию монетаристского наступления. На заседании Американской экономической ассоциации в декабре 1967 г. Фридман высказал мысль о существовании "естественного уровня безработицы", который жестко определен условиями рынка рабочей силы и не может быть изменен мерами правительственной политики. Если правительство прилагает усилия для поддержания занятости выше ее "естественного" уровня с помощью традиционных бюджетных и кредитных методов нагнетания спроса, то эти меры будут иметь сугубо кратковременный эффект и в конечном счете приведут лишь к росту цен.

Важное место в рассуждениях Фридмана отводилось инфляционным ожиданиям - предположениям по поводу будущего роста цен, формирующимся в сознании участников экономического оборота. Кейнсианцы в своих построениях не придавали значения реакции хозяйственных агентов на обесценение денег. У монетаристов же эти процессы заняли центральное место. Они выдвинули идею адаптивного характера ожиданий, которые, по их мнению, базируются на прошлом опыте и целиком зависят от темпов изменения цен в предшествующем периоде. Согласно этой версии, чем выше темпы инфляции, тем в большей степени участники воспроизводственного процесса учитывают в своих прогнозах и действиях предстоящий рост цен и стараются нейтрализовать его последствия с помощью специальных оговорок в трудовых соглашениях, деловых контрактах и т.д. Поэтому с течением времени перераспределительные и стимулирующие эффекты инфляции, на которые рассчитывает правительство, ослабевают. Чтобы активизировать их, правительственные органы вынуждены прибегать к новым, "внезапным", не учтенным в хозяйственных договорах и контрактах о найме рабочей силы инфляционным "встряскам". Это ведет к все более крупным дозам дефицитного финансирования из бюджета, вызывая нескончаемый рост инфляционной спирали. Теория Фридмана получила в этой связи название "акселерацонной доктрины", т.е. доктрины постоянно ускоряющихся темпов инфляции. Чтобы разорвать порочный круг, Фридман рекомендовал прекратить "бессмысленную" политику стимулирования спроса и снять с повестки дня лозунг достижения высокого уровня занятости.

Спор по поводу кривой Филлипса тесно связан с монетаристскими рекомендациями в Области экономической политики. Первые заявления по этим вопросам Фридман сделал еще в статье "Денежные и фискальные основы экономической стабильности" (1948), а затем в серии лекций, прочитанных в Фордхэмском университетов 1959г.  В качестве основополагающего принципа политики в денежной сфере там была сформулирована идея так называемого денежного правила, т.е., увеличения денежной массы постоянным темпом независимо от состояния конъюнктуры и фазы цикла.

Война, которую монетаристы в течение многих лет вели против "фискализма", как они именовали кейнсианскую политику, делающую упор на бюджетные методы, также имела свои этапы. Сначала среди аргументов монетаристов по поводу несостоятельности этой политики делался упор на непредсказуемость результатов государственных мероприятий из-за наличия задержек (лагов) в проявлении эффекта этих мер, а также ссылка на неэффективность налоговых и других бюджетных методов регулирования. Позднее же на первое место в системе доказательств вышел эффект вытеснения частных (негосударственных) инвестиций вследствие отвлечения, крупных материальных и денежных ресурсов в сферу правительственных операций. Суть этого довода заключалась в следующем: то, что выигрывает хозяйство от увеличения государственных инвестиций, оно теряет из-за одновременного сокращения расходов частнокапиталистического сектора.

В середине 70-х годов противоборство кейнсианской и монетаристской школ уже непосредственно проявилось в области практических мероприятий хозяйственной политики.

В конце 70-х и начале 80-х годов показателем резко возросшей популярности монетаризма стало использование его предписаний при формулировании экономической политики. Широкое распространение в практике центральных банков получили различные варианты денежного правила. Это привело к существенным изменениям в стратегии экономического регулирования в капиталистических странах. Тактика активизма, энергичного управления спросом для исправления конъюнктурных "перекосов" и ускорения темпов хозяйственного роста утратила свою привлекательность. Произошел поворот к "постепенности" и "сдержанности" в проведении политики, сопровождающийся "зажимом" денежной массы и ограничением кредита.

Ускорившийся рост цен, несомненно, способствовал изменению настроений и преференций различных слоев капиталистического общества, благоприятствовал распространению монетаристских идей, тогда как упорное игнорирование кейнсианцами отрицательных последствий инфляции подорвало их позиции в глазах общественного мнения. Но причины быстрого роста популярности монетаризма значительно глубже. Их корни следует искать в ухудшении общих условий капиталистического воспроизводства, что привело к изменению стратегической линии правящих кругов капиталистических стран, их резкому сдвигу вправо.

Темпы экономического роста в 70-х годах значительно упали. Выявился ряд неблагоприятных факторов, нехватка важных видов сырья, дефицит энергоресурсов, некоторых продовольственных товаров. Обострилась конкуренция, и возросли трудности сбыта на внутренних и мировых рынках. Значительно возрос накал классовой борьбы, увеличилось количество банкротств. Одновременно снизилась эффективность производства, производительность труда. Под угрозой оказалась святая святых капиталистического предпринимательства — норма прибыли.

В этих условиях на смену кейнсианскому лозунгу полной занятости была выдвинута цель обеспечения стабильности покупательной силы денежной единицы. Руководители монополий взяли курс на развязывание стихии рынка, свертывание правительственных социальных программ, прекращение политики стимулирования экономического роста. Получили популярность теоретические схемы, призывающие к возрождению неоклассических принципов, резко ограничивающих вмешательство правительственных органов в хозяйственный процесс. Монетаризм стал важной частью "нового консерватизма".

5.  Характерные признаки монетаризма.

Развернутый перечень свойств мы находим в лекции Фридмана "Контрреволюция в денежной теории":

1) Существует "последовательная, хотя и не абсолютно точная связь" между темпом роста количества денег и темпом роста номинального дохода;

2) Изменения номинального дохода следуют за изменениями денежной массы с отсрочкой в 6—9 месяцев. В краткосрочном периоде сдвиги оказывают влияние главным образом на производство, а в долговременном—на цены;

3) Инфляция "всегда и везде представляет собой денежное явление", будучи связана с опережающим ростом денег по сравнению с производством. При этом рост государственных расходов может иметь или не иметь инфляционных последствий в зависимости от того, покрываются ли они за счет дополнительного выпуска денег;

4) "Передаточный механизм" влияния денежных сдвигов на величину номинального дохода связан с изменением относительных цен обширного круга активов, а не только с изменениями нормы процента; эти изменения (на которых, как мы помним, делали акцент кейнсианцы) служат "обманчивым и ненадежным" ориентиром денежно-кредитной политики.

 

Заключение

Суммируя вышеизложенное можно заключить, что монетаризм – это одно из направлений экономической мысли 20-ого столетия. Монетаризм создавался как альтернатива кейнсианскому подходу в экономике. Вот его основные положения:

1) Существует "последовательная, хотя и не абсолютно точная связь" между темпом роста количества денег и темпом роста номинального дохода;

2) Изменения номинального дохода следуют за изменениями денежной массы с отсрочкой в 6—9 месяцев. В краткосрочном периоде сдвиги оказывают влияние главным образом на производство, а в долговременном—на цены;

4) "Передаточный механизм" влияния денежных сдвигов на величину номинального дохода связан с изменением относительных цен обширного круга активов, а не только с изменениями нормы процента; эти изменения  служат "обманчивым и ненадежным" ориентиром денежно-кредитной политики.

Монетаристы открыли новые закономерности в макроэкономике. Это зависимость ВНП от денежной массы, инфляционные ожидания населения, зависимость инфляции от уровня эмиссии. Было обнаружено, что отказ от фискализма может иметь очень хорошие результаты (рейганомика).

Современные экономисты сейчас уже не придерживаются определенных позиций, таких как кейнсианство или монетаризм. На практике используются модели, которые более соответствуют статистике. Мир много сложнее, чем модель, которую предлагают монетаристы. Тем не менее, эта модель удачно применяется некоторыми странами для решения экономических вопросов.

В странах СНГ в начале 90-х годов была предпринята попытка решать экономические проблемы денежными средствами. Была увеличена эмиссия денег, но это не привело к ожидаемым результатам, а как раз наоборот. Как, оказалось, сперва было необходимо проводить приватизацию, а потом уже либерализацию цен, чтобы привести экономику к рыночной. Как показал опыт Югославии, раздувание денежной массы может привести еще к более плачевным результатам, чем были у нас. Увеличивая количество денежной массы получаем эффект уменьшения коэффициента монетизации. А это означает уменьшение реального ВВП.

Список использованной литературы:

1. Бункина М.К. «Монетаризм», Москва, АО «ДИС», 1994 год.

2. Бартенев С.А. «Экономические теории и школы», Москва, «БЕК», 1996год.

3. Семчагова В.К. «Финансы, денежное обращение и кредит», Москва, 1999год

4. Усоскин В.М. «Теория денег», Москва, «Мысль», 1976 год.

5. Фридман М. «Если бы деньги заговорили…», Москва, «Дело», 1999 год.

6. Ядгаров Я.С. «История экономических учений», Москва, «Экономика», 1996 г.

7. Гусейнов В.Н «История экономических учений», Новосибирск, СибУПК, 1997г.

8. Р. Макконел, С. Л. Брю  “Экономикс” М. “Дрофа” 1991 г.

9. Макроэкономика (Часть II)  Учебно-методическое пособие  ГАСБУ  Москва 1994 г.

10. В. М. Солодков “Экономическая теория Милтона Фридмана” США: Экономика, политика, идеология, 1992 год, №6, стр. 9-21


































Выполнил:.   _________       10 сентября 2005 г.

                                                   (подпись)

Похожие работы

 
  • Современные экономические школы:... концепции монетаризма и кейнсианства
    |Стремление к |Отрицают, |Соглашаются, но оговаривают, что процесс | |полной занятости|считают, что |приспособления к новым условиям и |
    ... условия возможного применения монетаризма в России: - Обеспечение реального выбора между различными формами...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Монетаризм - версии экономического роста и взгляд на роль государства
    Наконец, третий фактор. Фридман пишет: «Чтобы теория стала эмпирически содержательной, необходимо предположить, что вкусы и предпочтения...
    Отдельно была рассмотрена проблема применения монетаризма в России, необходимые условия и причины неудачи.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Теории денег и их эволюция
    Монетаризм – экономическая теория , в соответствии с которой денежная масса, находящаяся в обращении, играет определяющую...
    Кейнс считал, что практическая реализация этой идеи может быть достигнута посредством применения макроэкономических методов...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Монетаризм
    Рыночная экономика, по мнению монетаристов, сама в силу внутренних тенденций и условий стремится к...
    ...Фридмена, она не заслуживает особого внимания: « теория инфляции издержек имеет очень ограниченное применение ». При этом делается ссылка на то...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Общая характеристика экономической теории
    Экономическая теория , рассматривающая ситуации идеальные, т.е. «при прочих равных условиях » и «опуская не...
    Классификация вторая: с точки зрения сферы применения можно выделить эмпирические (лат. эмпирио – опыт) и теоретические методы исследования.
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online
  • Монетаризм как экономическая доктрина
    Для того чтобы раскрыть эти цели и показать сущность монетаризма в курсовой работе представлены следующие главы: 1. Количественная теория денег как...
    Управление предприятием комитетом кредиторов преследует цель установления единых цен и условий ...
    СкачатьСкачать документ Читать onlineЧитать online

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!