Бесплатные рефераты, курсовые и дипломные работы на сайте БИБЛИОФОНД.РУ
Электронная библиотека студента
 

Тема: Фразеологизмы, содержащие топонимы и оттопонимические образования






                          




ПЛАН.

 

          

1. Введение. Актуальность проблемы.

2. ФЕ и ее состав.

3. Классификация фразеологизмов.

4. Фразеологизмы, содержащие топонимы и оттопонимические образования.

5. Заключение.

6. Литература.

1. Введение. Актуальность проблемы.

       Данная работа посвящена исследованию географических названий. Актуальность исследуемой проблемы связана с ее недостаточной разработанностью и важностью роли топонимических имен в современном мире. Как показывает обзор лингвистической литературы, топонимические названия никогда не были объектом самостоятельного рассмотрения, а обращение к ним лингвистов в рамках общих работ по ономастике носит, как правило, характер попутных замечаний. В то же время эта группа лексических единиц представляет собой значительный лексический пласт, ибо они накапливались тысячелетиями и их количество огромно.

       Учитывая достижения в описании топонимов (А.В.Суперанская, Э.М.Мурзаев, Е.М.Поспелов, В.Д.Беленькая, В.А.Никонов) нам не удалось, тем не менее, обнаружить ни одной работы российских германистов, посвященной этой проблеме на базе немецкого языка.

        Вместе с тем невозможно представить себе современный мир без географических имен. Не будет топонимов – и прекратят свою деятельность почта, телеграф, железные дороги, замрут самолеты в аэропортах и суда у безымянных причалов.

        Наличие широчайшего топонимического пласта в лексике современного немецкого языка обусловило новизну исследуемой проблематики,  а недостаточная исследованность вопроса – теоретическую значимость данной работы.

       Жизнь человека неразрывно связана с различными местами, которые обозначаются с помощью особых слов – географических названий, или топонимов (от греческого слова topos – «место» и onoma – «имя», «название»).

       Изучением географических названий, выявлением их своеобразия, историей возникновения и анализом изначального значения слов, от которых они образованы, занимается топонимика – одна из отраслей языкознания.

       Есть мнение, что топонимика – это синтез лингвистики, географии и истории. Однако с этим едва ли можно согласиться. Представители  исторических наук занимаются лишь некоторыми типами географических названий, интересующими их и не имеющими существенной ценности для географов. То же можно сказать о географах, которых интересуют не те топонимы, которыми занимаются историки. Только лингвисты могут и должны анализировать все типы географических названий в их связи друг с другом, с прочими собственными именами  и со всей системой языка, в которой они создаются и употребляются.




2. ФЕ и её состав

Фразеология - неотъемлемая и органическая часть языковой системы. Становлению фразеологии как лингвистической дисциплины в значительной мере способствовали исследования В.В.Виноградова, В.Л.Архангельского, Н.Н. Амосовой, И.И.Чернышевой, в которых были определены основные понятия фразеологии и намечены пути её дальнейшего изучения.

Итак, фразеология - это область лингвистики, занимающаяся устойчивыми словесными комплексами языка (УСК). УСК являются вторичными языковыми единицами. Они образуются на базе более мелких языковых единиц - лексем. По своей структуре УСК явля­ются синтагмами. Под понятием УСК мы понимаем репродуктивные синтагмы, предикативные сочетания и неразложимые предложения, которые располагают особой семантикой [38, 206]. Они входят в семантическую систему языка. При вы­боре критериев классификации УСК нужно принимать во внимание все существенные факторы, которые предопределяют: грамматическую (синтаксическую) структуру, способ соединения компонентов УСК.

М.Д.Степанова и И.И.Чернышева [38, 207] выделяют следующие критерии идентификации УСК:

1) грамматическую (синтаксическую) структуру:

а) словосочетания и словогруппы;

б) предикативные сочетания и предложения.

2) способ соединения компонентов УСК:

а) единичный;

б) серийный;

в) моделированный.

3) значение как результат взаимодействия структуры и семантической трансформации компонентов.

Применение этих критериев позволяет выделить следующие классы УСК:

1) фразеологизмы;

2) фразеологические сочетания;

3) лексические единства.

По определению А.В. Кунина, "фразеологической единицей является устойчивое сочетание слов с полностью или частично переосмысленным значением" [20, 8]. Он указывает на устойчивость как на один из критериев ФЕ. Эта устойчивость основана на свойственных ей различных типах инвариантности, т.е. неизменяемости тех или иных элементов при всех нормативных изменениях. А.В. Кунин выделяет следующие виды инвариантности или микроустойчивости [20, 6-8]:

1. Устойчивость употребления. Показателем этого типа микроустойчивости является воспроизведение в готовом виде.

2. Структурно-семантическая устойчивость: ФЕ состоит не менее чем из двух слов, является раздельнооформленным образова­нием и не может служить образцом для создания аналогичных ФЕ по структурно-семантической модели.

3. Семантическая устойчивость. Инвариантность полностью или частично переосмысленного фразеологического значения опира­ется на:

а) стабильность переосмысления значения;

б) наличие тождественного значения и лексического инва­рианта во фразеологических вариантах;

в) наличие семантического и лексического инварианта при всех возможных различиях в структурных синонимах.

4. Лексическая устойчивость, т.е. полная неподменяемость компонентов или возможность нормативной замены компонентов в рамках фразеологической вариантности или структурной синонимии при обязательном сохранении семантического и лексического инвариан­тов.

5. Синтаксическая устойчивость, т.е. полная неизменяемость порядка компонентов ФЕ или изменение порядка компонентов в рам­ках вариантности.

Таким образом, устойчивость ФЕ - это объем свойственных ей различных типов микроустойчивости.

Более развернутое определение ФЕ дает И.И. Чернышева. "Фразеологическими единицами являются устойчивые словесные комплексы различных структурных типов с единичным сцеплением ком­понентов, значение которых возникает в результате полного или частичного семантического преобразования компонентного состава" [46, 29].

Как уже отмечалось выше, все УСК, в том числе и ФЕ, образу­ются на базе более мелких языковых единиц - лексем. Лексемы являются компонентами ФЕ. Одни лексемы - это "потенциальные слова" [8, 145], т.к. слова, входя в состав пол­ностью переосмысленных ФЕ, утрачивают свою предметную соотнесен­ность. Другие лексемы в составе ФЕ с частично переосмысленным значением являются словами. В ФЕ - предложениях они не могут выделяться как члены предложения. Членом предложения является сама ФЕ. ФЕ - предложения могут также употребляться как главные или придаточные предложения. "Потенциальное слово" не имеет самостоятельного лексического значения потому, что не обладает смысловой структурой, а является элементом смысловой структуры фразеологизма.

Таким образом, ФЕ является в основном сочетанием "потен­циальных слов" при полном переосмыслении и сочетанием "потен­циальных слов" и реальных слов при частичном переосмыслении.

Фразеологизмы образуются на основе конкретного значения, присущего им в свободном словосочетании. Семантическое обновление наступает в силу более вольного переносного употребления от конкретного значения к абстрактному. Некоторые исследователи считают трансформирование семантики единственным специфическим признаком, характеризующим ФЕ, и отличающим их от всех других устойчивых словесных комплексов [6, 9]. Новое мета­форическое значение имеет тенденцию к слитности, к некоторому упрощению. Параллельно обычно происходит утрата некоторых звеньев фразы, тех слов, которые более всего относились к конкретному значению первоначальной фразы. Подвергаясь процессу фразеологизации, они обретают новое фразеологическое значение. Слова - компоненты внутри фразеологических единиц теряют полностью или частично свое предметно-логическое содержание. Иногда на основе первоначальной фразеологизации свободных словосочетаний происхо­дит вторичный перенос значения. Этим можно объяснить многознач­ность некоторых ФЕ. Все ФЕ, реализующие какой-либо компонент, общий для целого ряда ФЕ, характеризуются тематическим многооб­разием.

ФЕ служат для названия субъективно-значимых физических, психических и социальных ситуаций, а также состояния человека. Они исполняют экспрессивно-оценочную функцию. Некоторые иссле­дователи признают за ФЕ только экспрессивную функцию, утверждая, что они лишены номинативной функции. Например, В.М. Никитин пишет: "Фразеологизмы - не явления языка, а явления стиля... Они не имеют своей номинативной функции" [25, 69].

Сферы стилистического функционирования ФЕ - ораторская речь, сатирические рассказы, язык отдельных авторов - продолжают оставаться предметом исследования. ФЕ рассматривается как средство художественного изображения в их экспрессивно-эмоцио­нальной функции. С.И. Ройзензон называет фразеологизм "эмоцианально-экспрессивным эквивалентом слова или свободного сочета­ния" [34, 73].

Мы считаем, что фразеологизмы следует рассматривать в комплексе и взаимо­связи их номинативной и экспрессивно-оценочной функций.
















3. Классификация фразеологизмов.

Разные исследователи языка предлагают различные классифи­кации фразеологизмов (Кунин, Чернышева) [20; 38]. Некоторые из них как, например, Ш. Балли, отказываются от систематизации и классификации фра­зеологизмов [4, 46].

Фразеологизмы немецкого и русского языков систематизируются по различным принципам. Эти принципы, как и сама классификация, отражают в определенном смысле периоды развития фразеологичес­ких исследований в общем.

В начале 50-х годов возникла семантическая классификация немецких фразеологизмов (на основе классификации ФЕ русского языка В.В.Виноградова). Эта класси­фикация делит все фразеологизмы по их семантике на три группы [8, 140-165]:

1. Фразеологические сращения или идиомы - абсолютно неде­лимые словосочетания, значение которых независимо от их лекси­ческого состава и от значения их компонентов. Они немотивиро­ваны и непроизводны. В их значении нет никакой связи со значе­нием их компонентов. Например: auf den Hund kommen; съесть собаку на чем-либо.

Среди фразеологических сращений выделяют:

а) фразеологические сращения, в составе которых есть слова - некротизмы;

б) фразеологические сращения, включающие в себя граммати­ческие архаизмы, представляющие собой синтаксически неделимое целое;

в) фразеологические сращения, ставшие неразложимыми как лексически, так и семантически;

г) фразеологические сращения, представляющие собой такое слитное семантическое единство, что лексические значения компо­нентов вовсе безразличны для понимания целого.

2. Фразеологические единства, возникающие на основе семан­тического переосмысления или сдвига переменных словосочетаний. Во фразеологическом единстве новое, фразеологическое значение создается изменением значения всего комплекса компонентов сло­восочетания. При этом поглощается и теряется индивидуальный смысл слов-компонентов. Они образуют неразложимое семантическое целое. Эта группа характеризуется мотивированностью значе­ния. Например: keinen Finger krumm machen; делать из мухи слона.

3. Фразеологические сочетания - это фразеологизмы, компо­ненты которых в известной степени равноправны между собой. Даже несвободное значение одного из слов, входящих в состав фразео­логического сочетания может быть выражено синонимом. Для фра­зеологического сочетания характерно наличие синонимического, параллельного оборота, связанного с тем же опорным словом. Например: blinde = vorgetäuschte Tasche, Tür; слепая любовь, ненависть. Им характерна аналитичность семантики.

В начале 60-х годов на смену семантической пришла функциональная классификация фразеологизмов. Она выделяет две большие группы:

1) номинативные фразеологизмы (выполняют чисто номинатив­ную функцию);

2) номинативно-экспрессивные фразеологизмы (выполняют но­минативно-экспрессивную функцию).

Первая группа охватывает, во-первых, устойчивые словосоче­тания, обладающие семантической целостностью номинации на ос­нове собственных лексических значений компонентов. Во-вторых, - словосочетания, возникающие на основе переносного значения одного из компонентов. В-третьих, - глагольные устойчивые соче­тания.

Вторая группа содержит семантически преобразованные фразе­ологизмы со структурой словосочетаний и предложений.

Применение следующего комплекса критериев позволило И.И. Чернышевой определить новую структурно-семантическую классификацию фразеологизмов [46, 35-61]:

1. Грамматическая (синтаксическая) структура:

а) словосочетание;

б) предикативное сочетание и предложение.

2. Способ образования:

а) единичное сцепление компонентов;

б) образование по модели;

в) серийное образование.

3. Значение как результат взаимодействия структуры и нали­чия или отсутствия семантических сдвигов в компонентном соста­ве устойчивых сочетаний:

а) значение, возникающее в результате семантического преобразования компонентов;

б) значение, возникающее на основе собственных лекси­ческих значений компонентов;

в) значение, возникающее в результате типовой структуры.

Основным критерием, отличающим фразеологизм от переменного словосочетания и устойчивых словосочетаний других типов, яв­ляется семантическое преобразование компонентного состава. Семантическое преобразование у ФЕ может быть переосмысление, иносказание, аллегория и т.п.

В отечественной германистике различают еще фразеологизмы по лексико-синтаксическому принципу, т.е. по их соотнесенности с той или иной частью речи и выполнению соответствующей син­таксической функции.

В лексико-синтаксической классификации выделяются следую­щие группы фразеологизмов:

а) Вербальные фразеологизмы.

Вербальными следует считать ФЕ, функционально соотносимые с глаголом, т.е. ФЕ, стержневым компонентом которых является глагол. Связь между стержневым и зависимым компонентами под­чинительных ФЕ - объектная. "Для объектных словосочетаний особое значение имеет валентность глагола, под которой пони­мается способность глагола вступать в сочетание с другими словами в предложении. В современном языкознании обнаружены следующие виды валентности: субъектная валентность, если имеется в виду способность глагола сочетаться с подлежащим предложения; объектная валентность, под которой понимается способность глагола сочетаться с одним, двумя или несколькими объектами; предикативная валентность, означающая способность стержневого компонента сочетаться с другим глаголом и вместе с ним образовывать составное сказуемое. Для определения типов объектных словосочетаний большое значение имеет именно объект­ная и предикативная валентность, поскольку она имеет прямое отношение к составу и структуре словосочетаний" [3, 171].

Вербальные фразеологизмы могут выполнять функцию различных членов предложения: предиката, субъекта и атрибута. Вербальные ФЕ представляют собой как идиомы, так и фразеологические един­ства.

б) Адвербиальные фразеологизмы.

Адвербиальными следует считать ФЕ, функционально соотноси­мые с наречием. По своей структуре они представляют различные пропозициональные группы. Например: unter vier Augen; во весь рот. Сюда же относятся слово - пары. Например: mit Kind und Kegel; (и) день и ночь. Доля адвербиальных фразеологизмов в общем объеме очень незначительна.

в) Субстантивные фразеологизмы.

Субстантивными принято считать ФЕ, функционально соотноси­мые с существительным, т.е. ФЕ, стержневым компонентом которых является существительное. Субстантивные фразеологизмы, пред­ставляют собой как идиомы, так и другие разновидности ФЕ. Например: die eiserne Ration; лишний рот.

г) Прономинальные фразеологизмы.

Как и местоимение, они обозначают обобщенно что-то неопре­деленное. Например: dies und jenes - и тот и этот.

д) Фразеологизмы с междометным характером.

Например: O du meine Gute - вот те на.

ж) Фразеологизмы, соотносимые с предложением.

К этой группе относятся пословицы и поговорки. Например: дай воли на палец, и всю руку откусит; trunkener Mund verrät des Herzens Grund.

По грамматической структуре ФЕ могут быть словосочетаниями, предикативными сочетаниями и предложениями. Опираясь на харак­тер значения, возникающего в результате взаимодействия струк­туры, сочетаемости и семантического преобразования компонент­ного состава М.Д. Степанова и И.И. Чернышева выводят структурно-семантическую классификацию фразеологизмов [38, 216-226]. Она включает в себя 3 группы:

1) фразеологические единства;

2) фразеологические сочетания;

3) фразеологические выражения.

1. Фразеологические единства в большинстве своем являются значительным подклассом фразеологии. В их основе лежит семанти­ческая трансформация. Фразеологическое значение создается изме­нением значения всего комплекса компонентов. Что касается структуры фразеологизмов этой группы, то все синтаксические модели являются вариативными синтагмами. Это синтаксические модели и словосочетания, члены которых связаны между собой подчинитель­ной связью.

К группе фразеологических единств М.Д.Степанова и И.И.Чер­нышева относят также словопары и компаративные фразеологизмы. Они называют их фразеологические единства с выраженными струк­турными свойствами.

Главным структурным признаком словопар является то, что они представляют из себя бинарные словосочетания, т.е. состоят из двух лексем, принадлежащих к одной и той же части речи. Словопары являются очень продуктивной группой. Наряду со старыми мы можем наблюдать большое количество словопар, образо­ванных совсем недавно. С точки зрения семантики словопары имеют обобщающий характер. Отсюда можно выделить следующие способы фразеологизации:

1) обобщенное значение возникает на основе метафорического или метанимического переноса значения бинарных словогрупп;

2) обобщенное значение возникает на основе семантической консолидации обоих компонентов бинарного словосочетания;

3) обобщенное значение возникает на основе тавтологичес­кой связи одинаковых частей речи. Такие словопары называются тавтологическими.

Компаративными ФЕ называются устойчивые и воспроизводимые сочетания слов, фразеологическая специфика которых основывается на традиционном сравнении. Структурно-семантическое своеобразие ФЕ этой группы состоит в том, что характеристика свойства или действия происходит через сравнительную группу или сравнитель­ное придаточное предложение, вводимое союзами als, wie; как, словно. Например: j-n fliehen wie die Pest; трещать как сорока. Сравнительная группа или придаточное пред­ложение характеризует свойство или действие, состояние через конкретный образ, сопоставление с которым показывает, как представлено то или иное качество, как происходит то или иное действие. В рамках семантики компаративной фразеологии харак­терно значение, характеризующее интенсивность движения, степень проявления какого-либо свойства, оценка. Например: dumm wie die Sünde; глуп как пробка. Семантическая трансформация со­стоит в том, что группа сравнения в сочетании с компонентом получает новое значение. Вторым отличительным свойством ком­паративных фразеологизмов является твердо фиксированная сочетаемость устойчивого сравнения со строго определенным кругом прилагательных, глаголов. Это дает основание считать компара­тивные фразеологизмы двучленными структурами.

2. Фразеологические сочетания - это ФЕ, возникающие в ре­зультате единичного сцепления одного семантически преобразован­ного компонента. Для семантики подобных фразеологических единиц характерна аналитичность и сохранение семантической отдельности компонентов. Например: ein blutiger Anfänger - совершенный новичок.

 Фразеологические сочетания могут быть термино­логического и нетерминологического характера (см. семантическая классификация). Например: der schwarze Markt; черный рынок.

3. Фразеологические выражения - это единицы, которые по своей грамматической структуре являются предикативными сочета­ниями слов и предложениями. По коммуникативной значимости здесь различаются следующие разновидности:

1) общеупотребительные пословицы, например: viele Köche verderben den Brei; у семи нянек дитя без глазу.

2) поговорки, например: da liegt der Hund begraben; вот где собака зарыта;

3) устойчивые и воспроизводимые междометия и модальные вы­ражения, например: mein lieber Mann; черт побери.

Состав первой и второй группы фразеологических выражений может быть дополнен единицами, восходящими по своему происхож­дению к художественной литературе и публицистике. Эти фразеоло­гические выражения традиционно обозначаются как крылатые слова (geflügelte Wörter). Все фразеологические выражения имеют единичную сочетаемость компонентного состава и специфическую разновидность семантического преобразования.

Многие пословицы возникли именно таким образом. Эти яркие, образные выражения часто носят шутливый, юмористический характер. Одним из факторов, усиливающих экспрессивную окраску ФЕ, явля­ется необычное сочетание компонентов, сложение смыслов, не встречающихся в свободных словосочетаниях и предложениях.

В процессе фразеологизации переменных сочетаний возможны и искажения слов.

Вторичная фразеологизация происходит вследствие фразеологи­ческой деривации, т.е. образования ФЕ от ФЕ путем обособления фразем, входящих в состав более сложных фразем или в состав ФЕ со структурой предложения. Вновь образованная фразема начинает жить самостоятельной жизнью, но её значение и тип переосмысле­ния определяется семантикой исходного фразеологизма.

Ряд фразем образован от пословиц. Пути образования фразем от пословиц следующие:

1) обособление начальных компонентов;

2) обособление срединных компонентов;

3) обособление конечных компонентов;

4) образование фраземы на основе пословицы.


Способы образования ФЕ.

Можно выделить два основных способа образования ФЕ:

1) первичная фразеологизация;

2) вторичная фразеологизация.

Первичная фразеологизация происходит вследствие:

1) переосмысления переменных сочетаний;

2) переосмысления устойчивых сочетаний слов нефразеологического характера;

3) создания фразеологических единиц, минуя стадию перемен­ного сочетания слов;

4) искажения компонентов словосочетания.

Распространенным типом фразеологизации является полное или частичное переосмысление переменных словосочетаний, оборотов с неполной предикативной структурой и предложений.

Некоторые переменные словосочетания, в результате переос­мысления которых возникают ФЕ, не употребляются в современном языке. Исчезновение исходного сочетания слов является формаль­ным лингвистическим показателем немотивированности значения, т.е. полного разрыва связи между значением ФЕ и буквальным значением её компонентов, которое в свое время явилось основой для переосмысления. Этот разрыв не зависит от субъективного восприятия, а обуславливается внеязыковыми факторами, т.е. объективной действительностью, находящей свое отражение в мыш­лении, реализуемом в языке.

Очень часто переосмысляются устойчивые сочетания нефразеологического характера. В первую очередь это относится к терми­нологическим словосочетаниям, употребляющимся в буквальном зна­чении. Устойчивое словосочетание нефразеологического характера, связанное с определенным явлением прошлого, может исчезнуть из языка, а созданная на его основе ФЕ продолжает жить. Это явля­ется объектным показателем немотивированности значения.

Многие ФЕ образуются, минуя стадию переосмысления перемен­ного сочетания слов или устойчивого сочетания слов нефразеологического характера. Образный характер этих оборотов возникает в результате переосмысления слов, входящих в их состав. В пер­вую очередь это относится к ФЕ, в основе которых лежит нереаль­ный образ, порождение фантазии человека.

Происхождение ФЕ.

Источники происхождения ФЕ в языке очень разнообразны. По происхождению фразеологизмы можно разделить на две группы:

1) ФЕ, возникшие и функционирующие в данном языке;

2) ФЕ, заимствованные из иностранных языков.

Создатели большинства ФЕ, возникших в данном языке, остаются неизвестными. Особенно справедливо это в отношении посло­виц. В целом фразеологизмы - это создание народа, проявление его мудрости и лингвистического чутья. Во многих ФЕ отражаются традиции, обычаи (Der Gast ist wie ein Fisch, er bleibt nicht lange frisch. Дареному коню в зубы не смотрят.) и поверья народа, различные реалии (Ехать в Тулу со своим самоваром), факты его истории. Многие ФЕ уходят корнями в профессиональную речь. Переосмысление переменных соче­таний слов - важнейший источник ФЕ. Многие фразеологизмы имеют литературное происхождение. Первое место из литературных источ­ников по числу ФЕ занимает Библия (Aus dem Munde der Unmündigen wird uns die Wahrheit; устами младенца глаголет истина).

Фразеологизмы библейского происхождения часто во многом расходятся с их про­тотипами. Основные типы подобных расхождений:

1) библейский прототип является свободным сочетанием слов, которое употребляется в буквальном значении. Соответствующий же фразеологизм создается в результате его переосмысления;

2) изменение формы образного библейского оборота. Это проис­ходит за счет того, что некоторые библеизмы модернизируются и архаические формы отбрасываются.

Одним из источников пополнения фразеологии являются заим­ствования. Особенно многочисленны заимствования из латинского языка, имеются отдельные заимствования из греческого и других языков. Заимствованные ФЕ в своем большинстве носят книжный характер. По способу заимствования фразеологизмы можно разде­лить на три группы:

1. Полные кальки. Эта группа состоит из двух подгрупп:

а) в исследуемом языке имеется калька, а её прототип не употребляется, например: Hunger ist der beste Koch; голод - лучший повар;

б) в исследуемом языке употребляется как калька, так и её прототипы, например: Der Mensch ist dem Menschen ein Wolf; человек человеку волк; homo hominem lupus est.

2. Фразеологические единицы, в которые внесены некоторые изменения по сравнению с оригиналом. Это наблюдается в тех случаях, когда в языках имеются расхождения в порядке лексем, например: wer zwei Hasen hetzt, fängt keinen; за двумя зайцами погонишься – ни одного не поймаешь; duos qui sequitur lepores neutrum capit.

3. Позднейшие фразеологические образования на классической основе. К подобным образованиям относится большая группа оборо­тов, которые основаны на античной мифологии, на фактах древней истории. Например: Achillesferse; ахиллесова пята; Buchse der Pandora; ящик Пандоры.

Многие из этих ФЕ носят интернациональный характер и встре­чаются в ряде языков.

       




4. Фразеологизмы, содержащие топонимы и оттопонимические образования.

Топо́ним — название географического объекта.


Топонимы изучаются наукой топонимикой. Среди топонимов выделяются различные классы, такие как:

гидронимы — географические названия водных объектов (рек, озёр, морей, заливов, проливов и т. п.);

оронимы — названия поднятых форм рельефа (гор, хребтов, вершин, холмов);

ойконимы — названия населённых мест;

микротопонимы — названия небольших объектов (угодий, урочищ, сенокосов, выгонов, тоней, лесосек, гарей, пастбищ, колодцев, ключей, омутов, порогов и т.д., обычно известные лишь ограниченному кругу людей, проживающих в определённом районе).


В топонимах (особенно гидронимах) устойчиво сохраняются архаизмы и диалектизмы, они часто восходят к языкам-субстратам народов, живших на данной территории в прошлом, что позволяет использовать их для определения границ расселения этнических общностей (например, славян в Европе или финно-угорских народов в Европейской части России).

Практическая транскрипция топонимов, устанавливающая их исходное и единообразное написание и передачу на других языках, важна для картографирования.

Немецкие элементы топонимов

берг (нем. Berg) — гора (Кёнигсберг)

бург (нем. Brug) — город (Петербург)

гоф (нем. Hof) — дворец (Петергоф)

штадт (нем. Stadt) — город (Кронштадт)


        Топонимии, как и личные имена, обладают множеством ассоциаций (историко-культурных, литературных), которые знакомы любому носителю языка, но неизвестны изучающему немецкий язык. Без семантизации культурного компонента значения топонима в составе фразеологизма страноведческая ценность топонима будет ограничиваться лишь информацией о том или ином географическом объекте, но при этом остается невоспринятым обширный пласт историко-культурных и социально-экономических ассоциаций. Иногда, имею в виду какое-либо историческое событие, автор не говорит о нем, а называет то место, где оно произошло, что составляет основу аллюзий.

       «Аллюзивное (метонимическое) употребление топонимов особенно затрудняет понимание иностранного текста, так как в подобных случаях для адекватного восприятия всего того, что скрывается за географическим названием, недостаточно чисто географических познаний – необходимо так знание истории данной страны». По наблюдениям лингвистов группа фразеологизмов, содержащих географические названия, относительно малочисленно.

        Фразеологические единицы этой тематической группы содержат в качестве стержневого компонента названия городов, городских районов, гор. В образовании устойчивых сочетаний участвуют как названия крупных физико-географических и политико-административных единиц (Leipzig, Kassel, Potsdam, Meissen), так и названия небольших городков (Schilda, Buxtehude, Torgau, Bautsen). В основу значения каждого фразеологизма легла та или иная особенность топонима или легли те ассоциации, которые связаны с топонимом. По своему общему содержанию выделяются фразеологизмы бытового плана и историко-политического  плана, например: in nach, aus Buxtehude, aussehen wie der Junge von Meissen, aus Schilda kommen, Leipzig – eine Seestadt, ab nach Kassel, nach Kanossa gehen, der Geist von Potsdam.

  С именем города Leipzig  связываются два языковых афоризма:

  Mein Leipzig lob ich mir! Мой Лейпциг я хвалю!

Жители Лейпцига часто и с гордостью повторят эти слова из «Фауста» Гете.

На отсутствие крупных рек в г.Лейпциге намекают следующее выражение: in der grosen Seestadt Leipzig в большом морском городе Лейпциге

Эти слова говорят иронически , когда хотят подзадорить  или позлить жителей Лейпцига .  Ведь через Лейпциг не протекает ни одна «Die Wassersnot in Leipzig»

 aussehen wie der Junge von Meissen выглядеть глупо, иметь глупый вид.

     Как известно, г. Мейсен с начала XVIII в. является центром фарфорового производства. Здесь в 1710г. была создана первая в Европе фарфоровая мануфактура. До 1840г. у входа в мануфактуру стояла большая фарфоровая фигура  с глупым выражением лица, на которую обращали внимание все посетители. Это и легло в основу сравнения.

    aus Schilda kommen быть простофилей, простаком; делать глупости.

    Город Шильда (район Торгау) славился издавна, как рассказывают предания, тем, что его жители совершали глупые, нелепые проделки и поступки. Быть жителем города Шильды – значит совершать нелепые проделки, глупые шутки. Отсюда: Schildaer Streiche – глупые проделки, шутки. Фразеологизм употреблен и сегодня.

    Buxtehude – маленький провинциальный городок в Нижней Саксонии. Название его уже давно ассоциировалось с представлением о провинциальности, захолустности, отдаленности от центральных районов страны. Отсюда:  in Buxtehude очень далеко; где-то в захолустье; aus Buxtehude из какого-то захолустья; nach Buxtehude за тридевять земель.

   Город Потсдам известен всем как город, где в 1945г. состоялась Потсдамская конференция глав правительств СССР, США и Великобритании.

    Но в истории Германии Потсдам ассоциируется с прусским милитаризмом, он был второй столицей Пруссии, цитаделью старого пруссачества, позднее германского милитаризма. Это отражается в выражении der Geist von Potsdam.

   der Geist von Potsdam «дух Потсдама», дух милитаризма  империалистической экспансии.

«Именно «дух Потсдама» служил прославлению войны, провозглашал право немцев повергать в прах другие страны и народы, если это отвечает целям германского «фатерланда».

  Группа фразеологизмов с топонимом в своем составе пополняется новообразованиями. Интересным представляется сравнение jmd. Raucht wie ein kleines Ruhrgebiet кто-то курит очень много (кто-то курит как небольшая Рурская область).

    Образ,  легший в основу сравнения, прозрачен: Рурская область – это область высокой концентрации отраслей тяжелой промышленности.

    В ряде фразеологизмов современного немецкого языка в качестве стержневого компонента выступают гидронимы. Гидронимы могут получить известность не только благодаря современному экономическому значению, но и благодаря тому значению, какое та или иная река имела в истории страны.

    Приведем некоторые примеры:

   jmd. Ist mit Spreewasser getauft кто-то является настоящим берлинцем, кто-либо родился в Берлине.

  Берлин расположен на реке Шпрее при впадении в реку Хафель (правый приток Эльбы).

  Ich gehe durch meine Stadt. Obwohl ich zu den «Zugereisten» gehore, ist sie es im Laufe von uber drei Jahrzehnten geworden. Andere sind hier geboren und aufgewachsen – «mit Spreewasser getauft» heisst das.

    2) кто-либо себе на уме, кого-либо не так то просто провести.

      Как известно, берлинцы считаются  жизнестойкими, неунывающими, с особым чувством юмора. Можно предположить, что эти качества берлинцев легли в основу второго, переносного значения фразеологизма.

die Oder ist nicht weit – эти слова говорят, если в каком-либо ресторанчике подают не очень крепкое вино.

wenn der Main brennt никогда , Майн – самый большой приток Рейна.

  Названия ряда немецких рек выступают в выражении, аналогичном русскому выражению «много воды утечет, много воды утекло»:

  bis dahin lauft noch viel Wasser in die Elbe herunter  до тех пор много воды утечет.

С Эльбой связываются положительные коннотации. 25 апреля 1945 года здесь  у г. Торгау встретились советские  и американские солдаты и поклялись впредь отстаивать вместе завоеванный мир. Так возникли устойчивые сочетания Schwur an der Elbe клятва на Эльбе и Begegnung an der Elbe встреча на Эльбе.

    Устойчивое сочетание der Geist von der Elbe «дух Эльбы» родилось в послевоенные годы. Встреча на Эльбе советских и американских солдат стала символом сотрудничества двух великих держав в годы войны. Сегодня советские и американские ветераны войны остаются верными «духу Эльбы».

 

    Фразеологизмы современного немецкого языка, включающие в свой состав оттопонимические образования от названий городов.

   В современном немецком языке есть группа фразеологических единиц, одним из компонентов которых является прилагательное, образованное с помощью суффикса –er- от страноведчески значимого топонима – название города, района, местности. Исходя из характера номинации, в этой группе можно выделить собственно фразеологизмы и фразеологизмы терминологического и номенклатурного типа (Berliner Blau, Magdeburger Halbkugeln).

   Berliner Kind - уроженец Берлина.

   Berliner Schnauze –берлинский диалект

  jmd. hat  eine Berliner Schnauze кто-то дерзок на язык; кто-то типичный берлинец, за словом в карман не полезет.

  die deftige Berliner Lippe  сочное, грубоватое, полное юмора берлинское просторечие.

eine (echte) Berliner Pflanze  настоящий берлинец, настоящая берлинка.

die Berliner Ecke «Берлинский угол».

 Старый архитектурный элемент, который часто применялся при строительстве жилых домов в Берлине в XIX веке. Это срезанный угол здания, стоящего на перекрестке двух улиц. Угол украшается, как правило, лоджиями, балконами, эркерами.

   Der Leipziger Regen «Лейпцигский дождь»

   Южнее Лейпцига в районе г. Бёлена разрабатываются залежи бурого угля открытым способом. Угольная пыль ветром доносится ветром в город вместе с дождем, образуя грязные капли воды.

   Kolnischer Wasser - одеколон.

   Широко известный одеколон был впервые изготовлен итальянским химиком Иоганном Мариа Фариана, который в 1709г. поселился в Кёльне.

   Kieler Hemd форменная рубаха моряков.

   Как известно, Киль является важнейшим портом на Балтийском море. В годы революции 1918 года он был центром революционного движения моряков.

  ausgehen wie’s Hornberger Schiessen заканчиваться ничем, безрезультатно.

Фразеологизм употребляется, когда хотят подчеркнуть несоответствие затраченных усилий и полученного результата..

  Wozu brauche ich uberhaupt zu dieser Besprechung gerufen zu werden, wenn die Sache ausgeht wie das Hornberger Schiessen?

   Точно этимология этого фразеологизма не установлена. Один из вариантов происхождения звучит так: Хорнберг – городок в Шварцвальде. По одной версии жители г. Хорнберга на предложение сдать город (1519) ответили сильным и беспорядочным огнем. Но им все-таки пришлось капитулировать. По другой версии защитники г. Хорнберга вышли из крепости навстречу неприятелю и, увидев облако пыли, открыли стрельбу, но оказалось, что это было стада овец.

Schmalkaldener Artikel скобяные товары.

Город Schmalkalden славится еще с эпохи средневековья производством скобяных товаров, которые получили прозвище Schmalkaldener Artikel. «Производство скобяных товаров опирается в Шмалькальдене на более чем шестисотлетнюю традицию. Грамота 1322 года удостоверяет, что в средние века здесь существовали цеха кузнецов, изготовлявших мечи, ножи, клинки, серпы, шила и ножницы. Ножи и щипцы, гвозди и сверла, известные под именем «шмалькальденские товары», находили хороший сбыт в здешних краях».

Kopeniker Sommer ежегодный летний народный праздник  в берлинском пригороде Кёпеник.

Устраивается в последнюю неделю июня. По традиции в празднике принимает участие легендарная фигура «капитана из Кёпеника», арестовавшего в 1906 году бургомистра Кёпеника и забравшего городскую кассу.

  die Harzburger Front символ союза милитаризма, реваншизма, реакции.

  В 1931г. в брауншвейгском городке Бад-Гарцбурге собралась вся германская реакция. Это был союз сил милитаризма и сколоченный для решающего штурма на Веймарскую республику. Шабаш реакции в тихом Бад-Гарцбурге проходил под лозунгом сплочения «национальной оппозиции».

   Устойчивые словосочетания «берлинская лазурь», «магдебургские полушария», «магдебергское право» фиксируются в Толковом словаре русского языка под ред. Д.Н.Ушакова как фразеологические единицы.

   В последние годы в нашей публицистике очень активно употребляется фразеологизм «гамбургский счет», «по гамбургскому счету»: по строгому счету, не допускающему никаких подтасовок. Выражение обязано своим распространением в русском языке рассказом В.Шкловского «Гамбургский счет» (1928). Когда-то, раз в год или реже, бойцы из разных стран собирались в Гамбурге и боролись по-настоящему, по честному, чтобы для себя выяснить, кто чего стоит. Отсюда и пошло – «по гамбургскому счету».



 

 

5. Заключение.


Современная топонимика Германии, во всем многообразии ее форм, представляет собой результат многовекового развития названий.

Методика исследования топонимов, в которой диахронические и синхронические планы особенно отчетливо соприкасаются, предполагает разграничение этих двух планов - без их противопоставления.

Анализ современной карты, которая представляет материал для исследования, показывает, что при всем разнообразии внутреннего строения названий, большинство форм проявляет определенную регулярность.

Одна из особенностей немецкой топонимики заключается в том, что компоненты, из которых состоят наименования, лишь в редких случаях имеют соответствия в лексике современного немецкого языка.

Морфологическая классификация топонимов во многом определяется спецификой конечных компонентов. Наибольшей частотностью характеризуются конечные элементы, которые восходят к апеллятивам - географическим терминам.

       Для адекватного восприятия текста с географическими названиями, недостаточно одних географических познаний – необходимо также знание истории данной страны». По наблюдениям лингвистов группа фразеологизмов, содержащих географические названия, относительно малочисленно.

        Фразеологические единицы этой тематической группы содержат в качестве стержневого компонента названия городов, городских районов, гор. В образовании устойчивых сочетаний участвуют как названия крупных физико-географических и политико-административных единиц (Leipzig, Kassel, Potsdam, Meissen), так и названия небольших городков (Schilda, Buxtehude, Torgau, Bautsen). В основу значения каждого фразеологизма легла та или иная особенность топонима или легли те ассоциации, которые связаны с топонимом. По своему общему содержанию выделяются фразеологизмы бытового плана и историко-политического  плана.

В современном немецком языке есть группа фразеологических единиц, одним из компонентов которых является прилагательное, образованное с помощью суффикса –er- от страноведчески значимого топонима – название города, района, местности. Исходя из характера номинации, в этой группе можно выделить собственно фразеологизмы и фразеологизмы терминологического и номенклатурного типа (Berliner Blau, Magdeburger Halbkugeln).


 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

6. Список используемой литературы.


А.В. Суперанская. Что такое топонимика? - М.: Наука, 1985

Словарь словообразовательных элементов немецкого языка. Под руководством М.Д. Степановой - М.: Русский язык, 1979


В.Д. Беленькая. Очерки англоязычной топонимики - М.: Высшая школа, 1977.


Е.М. Поспелов. Топонимика в школьной географии - М.: Просвещение, 1981.


Э.М. Мурзаев. География в названиях - М.: Наука, 1982.


Е.М. Поспелов. Туристу о географических названиях - М.: Профиздат, 1988.


Kob Gerhard. Namenforschung. Eine Einfuhrung in die Onomastik - Tubingen, 1990.


Н.В. Подольская. Словарь русской ономастической терминологии - М.: Наука, 1988.


Г.П. Смолицкая, М.В. Горбаневский. Топонимика Москвы - М.: Наука, 1982.


Е.И. Голанова. Как возникают названия - М.: Просвещение, 1989.


Josef Fendl. Namen gibt's…! - W. Ludwig Buchverlag, 1992.


А.М. Бабкин Русская фразеология. Ее развитие и источники. Л., 1970


Г.Д. Томахин Топонимы как реалии языка и культуры (на материале географических названий США) ВЯ, 1984, №4, С.84-90


Д. Г. Мальцева Страноведение через фразеологизмы – М.: Высшая школа 1991


И.И. Чернышева Фразеология немецкого языка – М.: Высшая школа 1970




Благотворительность

Загружая свои работы, Вы помогаете не только студентам, но и людям, которым Ваша помощь действительно нужна. Чем именно это помогает? Читать дальше…..