Тема: Принципы уголовно-исполнительного права. Курсовой проект

  • Вид работы:
    Курсовая работа (п)
  • Предмет:
    Уголовное право
  • Язык:
    Русский
  • Формат файла:
    MS Word
  • Размер файла:
    71,08 kb
Принципы уголовно-исполнительного права. Курсовой проект
Принципы уголовно-исполнительного права. Курсовой проект
Вы можете узнать стоимость помощи в написании студенческой работы.
Помощь в написании работы, которую точно примут!

СОДЕРЖАНИЕ

ВВЕДЕНИЕ.. 3

ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА.. 6

1.1. Понятие и признаки принципов уголовно-исполнительного права. 6

1.2. Система принципов уголовно-исполнительного права. 10

ГЛАВА 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА.. 19

2.1. Общеправовые принципы.. 19

2.2. Межотраслевые принципы.. 30

2.3. Отраслевые принципы.. 33

ГЛАВА 3. ПРИНЦИП СОЕДИНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ С ИНЫМИ МЕРАМИ ИСПРАВИТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ.. 42

3.1. Понятие, признаки и цели наказания. 42

3.2. Содержание принципа «соединение наказания с иными мерами исправительного воздействия». 48

Заключение.. 59

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ... 61


 

 

 

 


ВВЕДЕНИЕ

Принципы права представляют собой основные идеи, исходные положения или ведущие начала процесса его формирования, развития и функционирования.

Считаем, что выбранная тема – принципы уголовно-исполнительного права не теряет своей актуальности, поскольку в настоящее время еще идет процесс реформирования и становления уголовно-исполнительной системы, который начался еще с начала 90-х годов. В этот период были предприняты попытки реформы системы исполнения наказаний сначала со стороны МВД СССР, а затем МВД России. В силу объективных и субъективных причин осуществить намеченные преобразования в полной мере не удалось. Одной из таких причин следует считать отсутствие должного правового обеспечения реформирования как на стадии разработки концептуальных и законодательных подходов, так и их осуществления.

Современный этап реформирования уголовно-исполнительной системы связан с приведением деятельности системы в соответствие с предписаниями новых УК РФ и УИК РФ, ее функционированием в рамках Министерства юстиции России.

Без определения понятия и сущности принципов уголовно-исполнительного права, принципов уголовно-исполнительного законодательства эффективное реформирования уголовно-исполнительной системы невозможно, поскольку принципы как основные идеи определяют направления развития законодательства, позволяют глубже уяснить цели и задачи, поставленные перед уголовно-исполнительной системой, существо средств их достижения.

Так, А.Л. Ременсон, создавший томскую школу пенитенциарной науки, в своих трудах уделял большое внимание принципам, осознавая их значимость.

В нашей работе использовались труды ученых занимавшихся исследованием принципов еще в советские времена - Наташева А.Е., Стручкова Н.А., Мельникова Ю.Б., Филимонова В.Д.

Актуальность проблемы принципов уголовно-исполнительного права обусловлена также прошедшими существенными изменениями в уголовно-исполнительной системе. Несмотря на это, значительный пласт проблем так и остался не разработанным в научной литературе, в связи с чем возникает необходимость комплексного исследования данной темы.

Одной из основных целей настоящей дипломной работы является выявление и исследование спорных теоретических вопросов, касающихся содержания центрального принципа уголовно-исполнительного права - «соединение наказания с иными мерами исправительного воздействия», а также анализ иных принципов уголовно-исполнительного права.

Достижение поставленной цели осуществляется последовательным решением следующих задач:

1.   Определение понятия «принцип уголовно-исполнительного права».

2.   Краткая характеристика признаков принципа уголовно-исполнительного права.

3.   Определение системы принципов уголовно-исполнительного права.

4.   Характеристика отраслевых принципов, с изложением спорных моментов и научных мнений.

5.   Детальное рассмотрение закрепления и реализации принципа «соединение наказания с иными мерами исправительного воздействия».

Настоящая дипломная работа состоит из введения, трех глав и заключения.

В первой главе мы раскрываем понятие принципов уголовно-исполнительного права, выделяем характерные признаки и раскрываем систему.

Вторая глава посвящена отраслевым принципам уголовно-исполнительного права.

Третья глава посвящена рассмотрению закрепления и реализации основного принципа уголовно-исполнительного права - «соединение наказания с иными мерами исправительного воздействия».

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 


ГЛАВА 1. ПОНЯТИЕ, ПРИЗНАКИ И СИСТЕМА ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

1.1. Понятие и признаки принципов уголовно-исполнительного права

В словаре русского языка, принцип – это «основное, исходное положение какой-либо теории, учения, мировоззрения, теоретической программы»[1].

В общей теории права принципы определяются как основные идеи права, руководящие положения правовой системы.

Отражаясь прежде всего в нормах права, принципы пронизывают всю правовую жизнь общества, всю правовую систему страны. Они характеризуют не только сущность, но и содержание права, отражают не только его внутреннее строение, статику, но и весь процесс его применения, его динамику. Принципы права оказывают огромное влияние на весь процесс подготовки нормативных актов, их издания, установления гарантий соблюдения правовых требований.

Принципы права выступают в качестве своеобразной несущей конструкции, на которой покоятся и реализуются не только его нормы, институты или отрасли, но и вся его система. Принципы служат основным ориентиром всей правотворческой, правоприменительной и правоохранительной деятельности государственных органов. От степени их соблюдения в прямой зависимости находится уровень слаженности, стабильности и эффективности правовой системы. Имея общеобязательный характер, принципы права способствуют укреплению внутреннего единства и взаимодействия различных его отраслей и институтов, правовых норм и правовых отношений, субъективного и объективного права[2].

Принципы права не всегда лежат на поверхности. Однако они присущи праву любой страны. Как правило, они или закрепляются прямо в законодательных актах (статьях, преамбулах конституционных и обычных законов), или вытекают из содержания конкретных правовых норм.

Особую значимость они приобретают в ходе проведения правовой реформы, становятся обязательными при формировании отрасли права, и имеют определяющее значение для построения системы права и ее институтов.

Принципы определяют направления развития уголовно-исполнительного законодательства.

В советской литературе принципы уголовно-исполнительного права (в советское время исправительно-трудового права), начали рассматривать лишь с середины 20 века. До указанного времени этот вопрос оставался в тени. В своих работах Б.С. Утевский и Е.Г. Ширвиндт рассматривали лишь принципы исправительно-трудовой политики[3].

Н.А. Стручков полагал, что более правильно говорить не о принципах права, а о принципах деятельности исправительно-трудовых учреждений и иных органов в системе исполнения наказания[4].

Итак, в литературе говорится о принципах исправительно-трудовой политики; о принципах деятельности исправительно-трудовых учреждений и иных органов в системе исполнения наказания и принципах уголовно-исполнительного права.

По мнению В.А. Уткина, право – одна из форм выражения политики. Нормы реализуются в практической деятельности. В этой связи правовые принципы одновременно являются и принципами деятельности уголовно-исполнительной системы[5].

Действующий ранее ИТК РСФСР[6], не содержал специальной статьи, закрепляющей принципы. Ст.1 Закона «Об учреждениях и органах, исполняющих наказание в виде лишения свободы» от 21 июля 1993[7] гласит, что «деятельность уголовно-исполнительной системы осуществляется на основе принципов законности, гуманизма, уважения прав человека». Указанные принципы являются общеправовыми принципами и относятся ко всем отраслям права. Принципы права, его отдельных отраслей объективны по своему характеру, хотя одновременно являются и субъективной категорией.

Объективность принципов права определяется тем, что основные идеи, содержащиеся в них, подлежат обязательному воплощению как в конкретной отрасли права, так и при реализации в правоприменительной деятельности. Их забвение неизбежно влечет за собой причинение обществу существенного нравственного вреда, нарушение прав и свобод человека независимо от сферы общественных отношений.

Субъективность принципов права определяется тем, что они формируются людьми, а затем воспринимаются общественным сознанием как нравственные постулаты и входят в качестве составной части в правовую идеологию.

Принцип уголовно-исполнительного права – это правовая категория, выражающая социально-практическую сущность уголовно-исполнительного права и его качественные особенности. Не предписывая определенных правил поведения участникам общественных отношений (как это делают нормы), они определяют основное направление и сам характер этого регулирования.

По своему содержанию принципы представляют собой руководящие правовые идеи, выражающие основные правовые взгляды государства на характер уголовно-исполнительного права и регулирование общественных отношений при исполнении наказания. Эти правовые идеи, прежде чем стать принципами, находят свое выражение в уголовно-исполнительной политике, которая является основным источником формирования принципов уголовно-исполнительного права.

Отличительной особенностью принципов уголовно-исполнительного права является недопустимость каких-либо исключений из них. Если какое-либо фундаментальное положение предполагает исключение из него, то оно перестает быть принципом и сводится на роль простого правила, из которого можно и должно делать исключение.

Признаками, характеризующими способ реализации принципа уголовно-исполнительного права, является следующее:

1.   Принцип уголовно-исполнительного права - это положение уголовно-исполнительного права, с учетом которого формируется содержание его норм. Это такое положение, которое должно пронизывать большинство норм отрасли.

2.   Принцип уголовно-исполнительного права – это требование, обязательное для законодателя, правоприменительных органов и граждан. Это признак выделил Полянский Н.Н.[8] Реализация принципа происходит, через отражение в уголовно-исполнительном законодательстве, а поскольку оно является обязательным для всех, они становятся обязательными и для всех правоохранительных органов, органов юстиции и для граждан.

3.   Принцип уголовно-исполнительного права – это такое положение, которое может находить свое выражение в различных формах. Одни сформулированы в определенной норме и одновременно пронизывают содержание других норм (ст. 9 УИК РФ[9], исправление осужденных и его основные средства). Другие – выражаются в содержании целых групп норм в форме основной идеи (ст.ст. 78 и 87, рациональное применение мер принуждения и стимулирования их правопослушного поведения).

4.   Принцип уголовно-исполнительного права – это такое требование, которое носит устойчивый характер. Это означает, что политические и иные изменения, временного имеющие временный характер не способны влиять на них. Эти принципы отвечают тем ценностям, которые сложились в обществе.

5.   Принцип уголовно-исполнительного права – это положение, которое получило юридическое выражение в уголовно-правовых нормах.

Так, А.Е. Наташев отмечает, что принципы уголовно-исполнительного права в зависимости от их содержания могут получить прямое воплощение в той или иной норме, или отражаться в группе норм, но в любом случае они должны быть в виде определенных нормативных положений, иначе они утрачивают свойство правового принципа[10].

Конкретное содержание принципов и их перечень и в общей теории права, и в уголовно-исполнительном праве понимаются неоднозначно.

Как и в других отраслях права, принципы уголовно-исполнительного права составляют структуру уголовно-исполнительного права. Именно в принципах находят выражение закономерные связи его элементов[11]. Они выполняют интегрирующую роль и являются ведущей основой его системы.

Принципы уголовно-исполнительного права определяют содержание и систему составляющих его норм, а также указывают направление в котором должно развиваться и совершенствоваться уголовно-исполнительное законодательство.

1.2. Система принципов уголовно-исполнительного права.

Система принципов уголовно-исполнительного права представляет собой целостную совокупность всех присущих ему принципов, расположенных в определенном порядке и выражающих его сущность и характерные особенности. В нее входят не только специфические отраслевые, но и ряд общеправовых и межотраслевых принципов. Это определяется диалектикой их взаимосвязи. Общеправовые принципы как категория «всеобщего», характеризуя особенности права в целом, находят свое выражение в отраслевых принципах (категории «единичного») и в то же время определяют содержание каждого из них. Вместе с тем некоторые общеправовые принципы, проявляясь в конкретных отраслях права, приобретают присущие им специфические особенности и в силу этого не только выражаются в соответствующем отраслевом принципе, но и выступают в качестве такового как «единичное». Межотраслевые принципы выражают качественные особенности двух или нескольких смежных отраслей права, но и содержание их в разных отраслях неодинаково и раскрывается лишь применительно к конкретной отрасли права. Специфические отраслевые принципы как категория «единичного» присущи только данной отрасли права, выражают только ее качественные особенности[12].

Система принципов предполагает их взаимосвязь и взаимообусловленность, а их изучение помогает правильно применить нормы уголовно-исполнительного права, понять его сущность и назначение[13].

Учеными, на различных этапах становления и развития уголовно-исполнительного права выделялась различная система, и приводились различные перечни принципов уголовно-исполнительного права.

Однако, все ученые признавали что существует три группы принципов:

1.  Общеправовые принципы - это принципы, которые присущи всем отраслям права;

2. Межотраслевые принципы - это принципы, которые присущи смежным отраслям права: уголовному, уголовно-процессуальному, уголовно-исполнительному;

3. Отраслевые принципы присущи только данной отрасли права, отражают ее характерные особенности, ее сущность.

В.Н. Кудрявцев полагает, что «общеправовые принципы действуют через отраслевые, а специфические отраслевые принципы являются не чем иным, как своеобразным преломлением общеправовых принципов».[14]

Так, Н.А. Стручков, к общеправовым принципам, относил такие принципы как принцип «социалистического гуманизма», принцип «социалистического демократизма», отнесен также принцип сочетания убеждения и принуждения[15].

Принцип «социалистического демократизма» по его мнению «выражается: в подлинно народной сущности норм и институтов исправительно-трудового права; в демократической сущности процессов исправительно-трудового воздействия и общественного воздействия воспитания; в признании осужденного субъектом уголовно-исполнительных правоотношений[16].

Принцип «социалистического гуманизма» состоит в заботе об интересах всего общества в целом, в защите его и членов общества от преступных посягательств. Проявление подлинного гуманизма является многосторонняя деятельность по исправлению и перевоспитанию осужденных, по их ресоциализации и возвращению в среду членов общества[17].

Принцип «сочетания убеждения и принуждения», по мнению Н.А. Стручкова лежащий в основе норм, содержащихся в Основах исправительно-трудового законодательства, выражается в требовании правильного и умелого сочетания убеждения и принуждения в процессе исполнения наказания и осуществления соединенного с ним исправительно-трудового воздействия и общественного воздействия и воспитания.

Так, А.Е. Наташев, считает, что к общеправовым можно отнести только принцип законности и принцип гуманизма. Гуманизм уголовно-исполнительного права по его мнению состоит, прежде всего в том, что «обеспечивая реализацию уголовного наказания, нормы исправительного права наряду с задачей предупреждения преступлений имеют целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов. Однако, при этом гуманность и должна проявляется в том, что при реализации кары, назначенной приговором суда, режим отбывания наказания, в виде лишения свободы, исправительных работ исключают возможность применения к осужденному таких средств и методов их осуществления, которые бы имели целью причинения физических страданий или унижения человеческого достоинства»[18]. Принцип законности, по мнению А.Е. Наташева, означает неукоснительное соблюдение и точное исполнение законов и подзаконных актов, как органами, исполняющими наказание, соединенное с исправительном трудовым воздействием, так и осужденными, отбывающими наказания и другими органами и учреждениями[19].

К числу межотраслевых принципов Н.А. Стручков относил:

- принцип дифференциации исполнения наказания и осуществления исправительно-трудового воздействия (отражает объективную необходимость распределения всей массы осужденных к лишению свободы на однородные категории в целях их раздельного содержания, исключения вредоносного влияния рецидивистов и лиц, совершивших тяжкие преступления, на других осужденных и обеспечения соответствующего воспитательного воздействия в отношении каждой категории);

- индивидуализации исполнения наказания и осуществления исправительно-трудового воздействия (выражается в требовании строго индивидуального подхода к каждому осужденному при исполнении наказания и применения мер исправительного воздействия)[20]. На наш взгляд, указанные принципы следует отнести к группе отраслевых принципов, поскольку они действуют именно в рамках одной отрасли, и не распространяются на уголовное, уголовно-процессуальное право.

К группе, отраслевых принципов, также как и к предыдущим группам, относят различные принципы.

Так, А.Е. Наташев выделяет такой принцип как - «труд, как основа исправления и перевоспитания осужденных»[21] - выделение этого принципа было связано с тем, что среди средств исправительного воздействия труд занимал основное место. Его даже включили в состав наименования отрасли, устанавливающей порядок и условия отбывания осужденными наказания в виде лишения свободы, ссылки и исправительных работ – исправительно-трудовое право.

В положениях об исправительных колониях и тюрьмах[22] было установлено, что исправление и перевоспитание заключенных основывается на привлечении их к общественно полезному труду. На создание условий для наиболее успешного трудового перевоспитания осужденных были направлены многие нормы, определяющие режим содержания осужденных в исправительных учреждениях. Организация трудового процесса занимала центральное место в распорядке дня всех исправительных учреждений.

Однако, Н.А. Беляев, считал, что признание труда в качестве основы исправления и перевоспитания осужденных противоречит взгляду на труд как на средство кары осужденных[23].

В числе специфических принципов А.Е. Наташев, также выделял принцип «участия общественности в исправлении и перевоспитании осужденных»[24] – содержание названного принципа выражается в том, что вся общественность осуществляет контроль за деятельностью исправительного учреждения и органов, исполняющих приговоры судов, оказывает помощь этим учреждениям, содействует лицам, освобожденным от наказания. Данный принцип нашел свое отражение еще в ИТК РСФСР 1924 года[25]. Он выразился в законодательном закреплении участия представителей общественности в работе распределительных и наблюдательных комиссий.

В 1964 г. было принято положение, в соответствии с которым при каждом исполнительном комитете районов и городов должны были быть созданы наблюдательные комиссии, участвующие в воспитании осужденных лиц[26].

На протяжении всего этапа существования советской власти существовал и развивался принцип – «развития полезной инициативы осужденных»[27]. Это принцип впервые был установлен ИТК РСФСР 1924 года[28]. В ст. 8 ИТК РСФСР, в частности говорилось о развитии самодеятельности заключенных, направленной к приобретению свойств и профессиональных навыков. Ст. ст. 90,91,94 и 95 ИТК РСФСР устанавливались формы развития полезной инициативы (создание советов коллектива, советов отряда, секций внутреннего порядка, культурно-массовые и физкультурно-спортивные секции и др.). ИТК РСФСР 1933 года также отражал этот принцип (раздел 2, гл. 4)[29].

В своих трудах А.С. Макаренко, вопросы развития полезной инициативы правонарушителей и создания коллектива как фактора воспитания, занимают одно из центральных мест[30].

Также выделялся принцип «оказания помощи в трудовом и бытовом устройстве лицам, освобожденным от наказания, и закрепления результатов их перевоспитания»[31]. ИТК РСФСР от 1924 года[32] содержал целый раздел (ст. 227-231), в котором значительное внимание уделялось вопросам оказания лицам, освобожденным от наказания, различных видов материальной помощи. Освобожденные из мест лишения свободы, в случае необходимости обеспечивались бесплатным проездом к месту жительства, бесплатной одеждой и обувью и др. Обеспечение работой, с учетом имеющейся у них специальности, предоставление жилой площади. Возможность восстановления по прежнему месту работы.

Н.А. Стручков к числу специфических принципов относил:

- принцип обязательной психолого-педагогической обоснованности норм исправительно-трудового права (выражает связь между развитием норм права, психологии и педагогики, а также специфическую особенность общественных отношений, регулируемых этой отраслью);

- принцип возможности исправления каждого лица, совершившего преступление (исходное положение для всех норм исправительного права, отражает научно обоснованную идею исправить каждого правонарушителя).

На наш взгляд, не стоит отождествлять цели и принципы уголовно-исполнительной деятельности и принципы уголовно-исполнительного права, каждая из этих категорий имеет самостоятельное значение.

В тоже время считаем, обоснованным выделение «принципа соединения исполнения наказания, с мерами исправительного воздействия».

Н.А. Стручков полагает, что это принцип выражается в требовании обязательного объединения карательного и воспитательного воздействия, результатом которого является единый карательно-воспитательный процесс, создающий необходимые условия для достижения целей наказания, именно поэтому на наш взгляд, это принцип является основным принципом уголовно-исполнительного права.

Рассмотрев некоторые исторические аспекты нашей темы необходимо обратить внимание на закрепленную в действующем законодательстве систему принципов уголовно-исполнительного права. Так в ст. 8 Уголовно-исполнительного Кодекса РФ[33] закреплена система принципов уголовно-исполнительного законодательства, в которую входят:

- принцип законности,

- принцип гуманизма,

- принцип демократизма,

- принцип равенства осужденных перед законом,

- принцип дифференциации,

- индивидуализации исполнения наказаний,

- принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения,

- принцип соединения наказания с исправительным воздействием.

Анализ перечисленных принципов показывает, что в них находят выражение общие принципы права, принципы смежных отраслей права, а также принципы политики государства в сфере исполнения наказания, которые образуют систему принципов уголовно-исполнительного законодательства.

Закрепление системы принципов той или иной отрасли права законодателем в соответствующих статьях закона устраняет разнобой в определении круга руководящих правовых идей, которые можно было бы рассматривать в качестве принципов той или иной отрасли права, и приводят к единому пониманию системы принципов, а значит, и единому применению норм данного законодательного акта.

Ст. 8 УИК РФ содержит принципы уголовно-исполнительного законодательства, которые, на наш взгляд, по своей сути отличны от системы принципов уголовно-исполнительного права. Принципы уголовно-исполнительного законодательства в большей степени определяют развитие нормотворчества, принятие правовых норм. Но в тоже время нельзя отрицать их влияния на принципы уголовно-исполнительного права.

Так, в ст. 8 УИК РФ, не указан общеправовой принцип - принцип справедливости, а он имеет отражение в нормах уголовно-исполнительного права.

Система принципов уголовно-исполнительного права, на наш взгляд, должна отражать принципы обращения с осужденными, которые зафиксированы в соответствующих международных актах. Прежде всего, это относится к Минимальным стандартным правилам обращения с заключенными, принятым на 1 Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями в 1956 году[34], Своду принципов защиты всех лиц от пыток и других, жестоких или унижающих достоинство видов обращения и наказания, принятой ООН в 1984 году[35]. Закрепленные в них принципы затрагивают приоритетные права человека, лишенного свободы, которые должны, безусловно, закрепляться в национальном законодательстве и соблюдаться в правоприменительной деятельности. Даже исключительные обстоятельства не могут служить основанием для применения, а тем более для оправдания пыток или других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (ст.3 Декларации о защите всех лиц от пыток и других жестоких или унижающих достоинство видов обращения и наказания[36]).

Также считаем, что система принципов уголовно-исполнительного права должна базироваться на Конституции Российской Федерации[37], поскольку принципы и общие положения, закрепленные в ней, в первую очередь — определяющие права и свободы человека, согласно ст. 15, имеют прямое действие.

На наш взгляд, к числу общеправовых принципов этой отрасли права следует отнести:

- законность;

- гуманизм;

-справедливости.

К межотраслевым принципам следует отнести:

- принцип равенства осужденных перед законом;

- принцип неотвратимость и индивидуализация уголовной ответственности.

К отраслевым принципам, на наш взгляд, необходимо отнести:

- принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования их правопослушного поведения;

 - дифференциации наказания;

 - индивидуализации исполнения наказания;

- принцип соединения наказания с иными мерами исправительного воздействия.

 


ГЛАВА 2. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРИНЦИПОВ УГОЛОВНО-ИСПОЛНИТЕЛЬНОГО ПРАВА

2.1. Общеправовые принципы

Рассмотрим выделенные выше общеправовые принципы уголовно-исполнительного права.

Ст. 8 УИК РФ принцип демократизма, был отнесен к числу принципов уголовно-исполнительного законодательства. На наш взгляд, принцип демократизма хоть и является конституционным принципом, однако отнести его к принципам уголовно-исполнительного права нельзя. Получив нормативное закрепление (ст.8 УИК РФ), он не пронизывает большинство норм уголовно-исполнительной отрасли. Принцип демократизма определяет содержание лишь некоторых институтов и норм уголовно-исполнительного права.

Некоторые авторы полагают, что принцип демократизма, реализуется в признании осужденного субъектом этой отрасли права. В Международном пакте о гражданских и политических правах (ст. 16) подчеркивается, что «каждый человек, где бы он ни находился, имеет право на признание его правосубъектности»[38].

Социальная значимость данного положения определяется тем, что осужденный, прежде всего к лишению свободы, существенно ограничивается в правах и поэтому особенно нуждается в соответствующей социальной защищенности.

Принцип демократизма, по мнению А.И. Зубкова и В.А. Уткина должен проявляется в таких направлениях как:

- наличие определенного порядка подачи и разрешения жалоб и заявлений осужденных;

- язык обращения и переписка;

- наличие контроля государственных органов власти и местного самоуправления (Так, законодатель предусматривает, что перевод осужденных из одних условий отбывания наказания в другие в пределах одной исправительной колонии производится по решению комиссии и исправительного учреждения, в работе которой могут принимать участие представители органов местного самоуправления (ст. 87 УИК РФ);

- прокурорский надзор за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказания;

- контроль общественных объединений.

Кроме того, органы власти субъектов Федерации и органы местного самоуправления оказывают большую финансовую помощь учреждениям и органам исполняющим наказания (по приобретению продовольствия, строительству различных зданий и сооружения, освобождаются от налогов, предоставлению различного рода кредитов и др.)[39].

Конституционным основанием закрепления принципа законности является указания, содержащиеся в ч.2 ст.15 Конституции РФ «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы»[40].

Принцип законности - закреплен в ряде статей Конституции РФ (ст. 4, 13,15,17-19 и др.), нашел отражение в гл.2 ст. 10-15 УИК РФ, определяющих правовой статус осужденных, в гл.3 ст. 19-23 УИК РФ, устанавливающих систему и формы контроля за деятельностью учреждений и органов, исполняющих наказание, а также в ряде международных документов.

Законность, есть неукоснительное соблюдение и точное исполнение законов и подзаконных нормативных актов, как органами, исполняющими наказания, соединенные с исправительно-трудовым воздействием, так и осужденными, отбывающими наказание, и всеми остальными учреждениями и органами[41]. Принцип законности выражается в следующем:

а) он пронизывает всю деятельность исправительных учреждений, так как эти учреждения по своему значению призваны воспитывать в духе уважения к закону лиц, осужденных за его нарушение,

б) основой его является неуклонное соблюдение и точное исполнение законов и подзаконных актов всеми органами, учреждениями и должностными лицами, исполняющими наказание. Факты беззакония в местах лишения свободы имеют повышенную общественную опасность, так как способствуют росту рецидивной преступности.

Как писал А. Е. Наташев: «Факты беззакония и произвола, нетерпимые в любых условиях нашей действительности, в местах лишения свободы имеют повышенную общественную опасность. Дискредитируя исправительные учреждения, оказывая отрицательное влияние на исправление и перевоспитание осужденных, эти факты, в конечном счете, могут способствовать росту рецидивной преступности. Нарушая закон, нельзя воспитывать людей в духе уважения к закону. Даже сходные с внешней стороны нарушения законности представителями администрации исправительно-трудового учреждения и лицами, отбывающими наказания, по степени общественной опасности значительно отличается одно от другого. Так, если один осужденный в ответ на оскорбления со стороны другого ударит его, то это, как правило, является нарушением требований режима и влечет за собой применение взыскания. Иное дело, когда при аналогичной ситуации такие действия совершит представитель администрации – налицо должностное преступление.

Специфика принципа законности в данной отрасли права определяется как ее особым предметом общественных отношений, так и методом. С этим связан и определенный круг субъектов, к которым обращено требование соблюдения законности[42].

Как отмечается в принятом ООН «Кодексе поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка»[43] «правительства не могут ожидать от граждан соблюдения правопорядка, если они не могут или не хотят обеспечивать соблюдение законности их собственными должностными лицами и в рамках собственных учреждений». Учреждения и органы, исполняющие наказания призваны способствовать приведению осужденного к законопослушному поведению.

Реализация принципа законности при исполнении уголовных наказаний состоит, в том, что должно быть, во-первых, строго соблюдено правовое положение осужденных, обеспечено неукоснительное выполнение ими возложенных на них обязанностей и запретов, реальная возможность использования осужденными прав, предоставленных законом. Во-вторых, сотрудники уголовно-исправительных учреждений и органов должны неукоснительно выполнять свои обязанности и для этого в полной мере реализовывать свои права[44].

Необходимо иметь в виду и то обстоятельство, что лица, отбывающие наказание в виде лишения свободы, в значительной мере обладают меньшими возможностями в защите своих законных интересов»[45]. Принцип законности, должен быть не только принципом деятельности учреждений исполняющих наказание, но и всей уголовно-исполнительной системы, как в правоприменении, так и в правотворчестве, что в свою очередь означает, что ведомственные нормативные акты должны соответствовать законам.

Принцип гуманизма уголовно-исполнительного права находит свое юридическое выражение в Конституции РФ, провозглашающей, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью» (ст.2). В соответствии с ч.2 ст.21 Основного закона, «никто не должен подвергаться пыткам насилию, другому жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению или наказанию. Никто не может быть без добровольного согласия подвергнут медицинским, научным и иным опытам»[46].

Также принцип гуманизма закреплен во многих институтах и нормах УИК РФ, международных актах о правах человека и об обращении с осужденными. Так, в ст. 10 Международного пакта о гражданских и политических правах[47] он сформулирован следующим образом: «Все лица, лишенные свободы, имеют право на гуманное обращение и уважение достоинства, присущего человеческой личности». Он отражен и в ряде статей УИК РФ, в частности в ст. 10 подчеркивается, что «Российская Федерация уважает и охраняет права, свободы и законные интересы осужденных...». В ч. 2 ст.12 УИК РФ указывается, что «они не должны подвергаться жестокому или унижающему человеческое достоинство обращению. Меры принуждения к осужденным могут быть применены не иначе как на основании закона».

В советской юридической литературе, гуманизм традиционно рассматривается с двух сторон. Одной стороной он обращен к преступнику и выражается в минимуме и мягкости репрессии». Другой стороны этот принцип служит обществу. В целях защиты общества, в том числе потерпевших от преступления, допускается существование самых суровых уголовных наказаний.

По мнению В.А. Уткина, с таким пониманием гуманизма пора расстаться. Установление уголовным законом задачи «охраны личности, прав и свобод граждан, общественного порядка и безопасности, конституционного строя РФ, мира и безопасности человечески» чрезвычайно важны для оправдания применения (назначения и исполнения) уголовной репрессии. Однако они имеют самостоятельное значение и к принципу гуманизма относятся весьма отдаленно[48].

Гуманизм в области уголовно-исполнительной деятельности означает человеческое отношение государства, общества к преступнику, подвергаемому уголовной репрессии. Государство должно стремиться к созданию возможности возращения осужденных к законопослушной жизни в обществе. Также гуманизм проявляется и в признание сотрудниками уголовно-исполнительной системы осужденных как равных себе по их человеческому естеству и сущности.

Принцип гуманизма выражается также в тех целях, которые ставит государство при исполнении наказания: исправление осужденных, возвращение в общество полноправными его членами. Он реализуется также в средствах исправительного воздействия: общественно полезном труде, интенсивном психолого-педагогическом воздействии, профессиональной подготовке и общеобразовательном обучении, наряду, с режимными требованиями, обеспечивающими дисциплину и порядок в местах отбывания наказания и одновременно создающими условия для реализации прав и льгот осужденным вплоть до условно-досрочного освобождения. Цели гуманного отношения к осужденным отражены в условиях отбывания наказания в виде лишения свободы инвалидами, женщинами, несовершеннолетними, в таких институтах этой отрасли права, как выезды осужденных за пределы мест лишения свободы (ст. 87 УИК РФ), свидания (ст. 91 УИК РФ), телефонные переговоры (ст. 92 УИК РФ) и др.

Особенно полно принцип гуманизма нашел свое воплощение в Федеральном законе от 21 ноября 2003 года №161–ФЗ, которым осужденным предоставлены льготы, изменен порядок представления к условно-досрочному освобождению и др.

А. И. Зубков отмечает, что принцип гуманизма имеет и обратную сторону: он должен проявляться не только по отношению к осужденным, но и ко всему обществу в целом, обеспечивая должный порядок и спокойствие граждан, охрану их законных интересов. Поэтому в УИК предусматриваются меры по надежной изоляции осужденных и их охране, по пресечению различных попыток проникновения как со стороны осужденных, так и иных граждан на охраняемые территории, нападений на охрану, проносов запрещенных предметов и ряда аналогичных действий[49].

Идеями гуманизма проникнуты «Минимальные стандартные правила обращения с заключенными»[50], а также «Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания»[51]. Право быть свободным от пыток и от бесчеловечного или унижающего достоинство обращения является одним из самых главных прав человека, так как оно связано с личной неприкосновенностью и человеческим достоинством личности. Запрет пыток зафиксирован в ст. 5 Всеобщей декларации прав человека, ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, ст. 3 Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод. Последняя норма относится к разряду неприкосновенных положений Конвенции. В ч. 2 ст. 15 Конвенции, которая позволяет государствам отступать от своих обязательств по Конвенции в случае чрезвычайных обстоятельств, сказано, что ни при каких обстоятельствах государство не может отступать от своих обязательств по ст.3. Права, охраняемые в перечисленных нормах, защищаются также двумя другими международными актами - Конвенцией Организации Объединенных Наций против пыток и другого жестокого, бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1984 г.) и Европейской Конвенцией о предупреждении пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения или наказания (1987 г.).

Принцип гуманизма проявляется в следующем:

1) общество не отказывается от преступника, как от своего члена, а стремится исправить его. Вся деятельность исправительных учреждений направлена на ресоциализацию осужденных.

2) гуманизм проявляется в справедливом отношении к осужденным, уважении их чести и достоинства. Исполнение наказаний не имеет целью причинение физических страданий или унижение достоинства человека.

3) принцип гуманизма находит выражение в установлении гуманных условий отбывания наказания: жилищно-бытовые условия в местах лишения свободы соответствуют санитарным нормам, питание обеспечивает нормальную деятельность организма, осужденным оказывается медицинская помощь, труд организуется с соблюдением охраны труда и техники безопасности.

Требованием гуманности отвечают и нормы закона о поддержании контактов с родственниками и иными лицами, возможности получать от них посылки, бандероли, передачи.

Особой гуманностью отличаются условия установленные для беременных, несовершеннолетних, инвалидов и женщин, имеющих малолетних детей. Так, осужденным беременным женщинам, осужденным женщинам во время родов и в послеродовой период гарантирована специализированная медицинская помощь (ч. 4 ст. 100 УИК РФ), пособия по беременности и родам им будут выплачиваться независимо от исполнения ими трудовых обязанностей и иных обстоятельств (ч. 1 ст. 98 УИК РФ). Эти категории осужденных женщин, а также осужденные женщины, имеющие детей в возрасте до трех лет в доме ребенка исправительного учреждения, в штрафной изолятор, помещения камерного типа и единые помещения камерного типа не переводятся (ч. 7 ст. 117 УИК РФ). Осужденным женщинам, отбывающим наказание в колониях общего режима на облегченных условиях, за шесть месяцев до окончания срока наказания может быть разрешено проживание за пределами исправительной колонии совместно с семьей или детьми на арендованной или собственной жилой площади (ч. 3 ст. 121 УИК РФ).

Для обеспечения прав и законных интересов несовершеннолетних осужденных, уменьшения влияния на них криминогенной среды УИК РФ предусматривает возможность создания в воспитательных колониях изолированных участков, функционирующих как исправительные колонии общего режима, для содержания осужденных, достигших возраста 18 лет (ч. 9 ст. 74 УИК РФ). Решение о переводе осужденного, достигшего возраста 18 лет, в изолированный участок воспитательной колонии, функционирующий как исправительная колония общего режима, или в исправительную колонию в соответствии с ч. 2 ст. 140 УИК РФ будет приниматься судом в порядке, установленном уголовно-процессуальным законодательством РФ. Кроме того, ст. 141 УИК РФ дополнена частью третьей, конкретизирующей право несовершеннолетних на получение образования, в ней определяется, что несовершеннолетним осужденным, достигшим возраста 16 лет, разрешается заочно обучаться в образовательных учреждениях среднего и высшего профессионального образования.

4) хорошее поведение и честное отношение к труду к осужденным применяется целая система мер поощрений (ст. 113 УИК РФ).

5) отражением принципа гуманизма является прогрессивная система, то есть изменение условий отбывания наказания в зависимости от поведения осужденных. Лица, твердо, вставшие на путь исправления, могут быть переведены на улучшенные условия содержания, а также из тюрьмы в исправительную колонию, из исправительной колонии – в колонию-поселение.

6) проявлением заботы о судьбе осужденных проникнуты нормы об оказании помощи лицам, о праве на пенсию и возмещение вреда лицам, утратившим трудоспособность во время отбывания наказания.

7) к лицам, доказавшим свое исправление, может быть применено условно – досрочное освобождение от наказания или замена его более мягким.

8) от отбывания наказания освобождаются лица, заболевшие душевной хронической или иной тяжкой болезнью.

9) выражением гуманности является возможность применения амнистии и помилования.

10) принцип гуманности проявляется и в расширении прав осужденных, так ст. 12 УИК РФ дополнена частью 6.1, закрепляющей право осужденных на психологическую помощь, оказываемую сотрудниками психологической службы исправительного учреждения и иными лицами, имеющими право на оказание такой помощи. Тем самым на законодательном уровне урегулировано фактическое положение, которое сложилось в местах лишения свободы, после создания полноценной психологической службы УИС. При этом предписание закона о том, что участие осужденных в мероприятиях, связанных с оказанием психологической помощи, осуществляется только с их согласия, является важным условием соблюдения этого субъективного права в отношении конкретного осужденного.

Некоторые изменения внесены в ст. 14 УИК РФ, обеспечивающую свободу совести и свободу вероисповедания осужденных. Так, в связи с распространением экстремизма в России, в том числе и религиозной направленности, предлагается ограничить доступ представителей подобных организаций в исправительные учреждения и арестные дома, для чего первое предложение ч.4 дополнено словами, «принадлежащие к зарегистрированным в установленном порядке религиозным объединениям, по выбору осужденных». Упростить порядок реализации права на свободу совести и свободу вероисповедания для осужденных, содержащихся в одиночных камерах, штрафных и дисциплинарных изоляторах, помещениях камерного типа исправительных учреждений, призвано исключение из законодательства ч. 5 рассматриваемой статьи. Президент России В.В. Путин в ежегодном послании Федеральному Собранию страны 18 апреля 2002 года отметил, что «нам крайне важна гуманизация уголовного законодательства и системы наказаний. Наша главная цель - добиться неотвратимости наказания, а не его чрезмерной суровости»[52].

Как отмечают О.В.Старков и С.Ф. Милюков, корректировка уголовно-исполнительной политики, важна с точки зрения минимизации социологического парадокса наказания, заключающегося в том, что чем шире и суровее применяется в обществе наказание, тем в большей степени общество расписывается в своем бессилии[53]. По числу осужденных на 100 тыс. населения Россия занимает одно из первых мест в мире, практически каждый третий взрослый мужчина поражен клеймом судимости лично или через своих близких родственников[54], а это приводит к тому, что наказание утрачивает свою общую предупредительную роль, не удерживает граждан от совершения преступлений. Лица, отбывшие лишение свободы, возвращаясь в общество, распространяют и пропагандируют криминальные традиции и обычаи среди населения, особенно среди молодежи, что является одной из причин роста преступности среди несовершеннолетних и других неустойчивых граждан, способствует повышению криминогенного потенциала общества. Мы согласны с теми авторами, которые считают, что корректировка карательной политики должна осуществляться в рамках Конституции РФ, в рамках правового поля, установленного и реализуемого в соответствии с ее буквой и духом. Без формирования понимания механизма защиты прав и свобод личности, системного подхода к решению данной проблемы (где на первое место должны быть выдвинуты вопросы социально-экономического, политического и общественного свойства, а право, принуждение, кара должны выступать лишь как необходимые элементы этой системы), без формирования гражданского общества и системы морально-нравственных ценностей строить политику защиты прав и интересов личности, законности и правопорядка на должном уровне невозможно[55]

На наш взгляд, принцип справедливости является принципом уголовно-исполнительного права. Как отмечает В.А. Уткин, принцип справедливости содержит требование соответствия между практической ролью различных людей (социальных групп) в жизни общества и их социальным положением, между их правами и обязанностями, между деянием и воздаянием, трудом и вознаграждением, правонарушением и взысканием, заслугами людей и их признанием. Несоответствие в этих соотношениях расценивается как несправедливость[56].

В философской, этической литературе, в работах теоретиков права принято усматривать в справедливости два аспекта:

- уравнивающий (связан с необходимостью обеспечения равенства граждан перед законом, судом и тесно смыкается с рассмотренным принципом законности);

- распределяющий (условия содержания в местах лишения свободы, должны соответствовать характеру и степени общественной опасности совершенного преступления, личности и поведению осужденного. Особенно это касается поведение осужденного в момент исполнения наказания. В соответствии с принципом справедливости условно-досрочное освобождение и замена наказания более мягким могут осуществляться лишь после отбытия осужденными установленной в законе части срока. Выражением принципа справедливости является применение к осужденным мер взыскания, при их применении необходимо учитывать обстоятельства совершения, степень общественной опасности, характер и тяжесть проступка. Налагаемое взыскание должно соответствовать указанным выше критериям).

Льготы и поощрения должны также оцениваться с позиции справедливости. В целом справедливость - одна из наиболее важных этических характеристик, под углом зрения которой осужденный оценивает деятельность персонала уголовно-исполнительных учреждений и органов.

Наконец, нельзя обойти вниманием, такой аспект справедливости который исходит из особенностей положения осужденных по отношению к законопослушным гражданам. В этом отношении не все меры могут использоваться, на наш взгляд, в качестве средств воспитательного (исправительного) воздействия.

2.2. Межотраслевые принципы

Межотраслевые принципы:

1). Принцип равенства осужденных перед законом. Истоком данного принципа является конституционный принцип равенства всех перед законом, т.е. равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного и должностного положения, принадлежности к общественным объединениям (ст. 19 Конституции), а также Всеобщая декларация прав и свобод гражданина (ст.7)[57]. В Минимальных стандартных правилах обращения с заключенными[58] (ООН) принцип равенства перед законом рассматривается в качестве основного принципа, согласно которому «дискриминация по признаку расы, цвета кожи, пола, языка, религиозных, политических и других убеждений, национального или социального происхождения, имущественного положения, семейного происхождения или социального положения недопустима» (ст. 6).

В соответствии с конституционными положениями и международными правилами нормы УИК не устанавливают каких-либо преимуществ для осужденных в зависимости от пола, расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного, должностного положения и т.д.

Вместе с тем равенство осужденных перед законом не означает равенства условий отбывания наказания. Не равные условия отбывания наказания обусловлены психофизическими особенностями субъектов. Как отмечает В.Д.Филимонов, «запрет применять к женщинам пожизненного лишения свободы не может рассматриваться как отказ от принципа равенства при применении к ним уголовной ответственности. Он обусловлен психофизическими особенностями женщин, которые более уязвимы во взаимодействии с внешней средой, чем мужчины. По сравнению с мужчинами им тяжелее переносить такие виды наказания как пожизненное лишение свободы и смертная казнь. Поэтому этот запрет не может считаться как дарованная женщинам привилегия и нарушение равенства критериев определения содержания и размеров уголовной ответственности.

По аналогичной причине не может рассматриваться как нарушение принципа равенства и запрет применения пожизненного лишения свободы и смертной казни к мужчинам, достигшим к моменту вынесения приговора 65 – летнего возраста»[59].

Равенство осужденных перед законом проявляется при полном совпадении их прав и обязанностей[60].

Дифференциация в зависимости от возраста, состояния здоровья, пола, не дают оснований для вывода об отступлении от принципа равенства.

 Например, в соответствии с международными положениями (Пекинские правила ООН, приняты 29 ноября 1985 г. Резолюцией 40/33 на 96 пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) для несовершеннолетних устанавливаются более льготные условия содержания. Предоставляются определенные льготы для инвалидов I и II групп, престарелых, женщин. Кроме того, условия отбывания наказания дифференцируются в зависимости от характера и степени общественной опасности совершенных преступлений и поведения осужденных. В данных случаях принцип равенства перед законом корректируется реализацией принципа дифференциации исполнения наказания и принципа гуманизма.

Принцип равенства выражается в едином правовом положении лиц, отбывающих конкретный вид наказания или находящихся в одинаковых условиях отбывания наказания в исправительном учреждении, независимо от каких – либо признаков[61].

2) Принцип неотвратимости и индивидуализация уголовной ответственности.

Принцип неотвратимости уголовной ответственности означает, что каждое лицо, совершившее преступление подлежит наказанию или иным мерам уголовно-правового воздействия, предусмотренным уголовно-правовым законом[62]. Смысл этого принципа заключается в том, что неотвратимость ответственности есть лучший способ проявления предупредительного воздействия уголовного закона и его применения.

Следует отметить, что признание неотвратимости ответственности, в качестве принципа представляет собой тот случай, когда обыденное правосознание рядового гражданина не только не расходится с высокими идеями великих изобретателей и проповедников этого принципа, но и вполне соответствуют им[63].

Вопросы индивидуализации ответственности могут ставится перед органами следствия и суда только в отношении лиц, в действиях которых, содержится состав преступления. Важнейшей предпосылкой индивидуализации ответственности является правильная квалификация преступления. Именно от правильной квалификации содеянного в первую очередь зависит выбор вида ответственности, вида и размера наказания.

В литературе широко отмечается, что общие начала индивидуализации ответственности, и назначения наказания являются выражением основных принципов российского права, таких, как законность и гуманность.

Индивидуализация ответственности основывается на том объективном факте, что в жизни не встречается двух абсолютно одинаковых преступлений двух абсолютно одинаковых преступников.

2.3. Отраслевые принципы

1. Принцип дифференциации

В Уголовно-исполнительном кодексе этот принцип впервые был сформулирован и получил свою реализацию в конкретных нормах закона, хотя в ранее действовавшем исправительно-трудовом законодательстве он находил свою реализацию, особенно после внесения изменений и дополнений в Исправительно-трудовой Кодекс в 1992 году, в котором было существенно ограничено применение к осужденным мер принуждения при отбывании лишения свободы, а также расширены стимулы правопослушного поведения этих лиц. Рациональное применение мер принуждения закреплено в нормах, устанавливающих ответственность осужденных (ст. 29, 32, 46 УИК РФ и др.), основания, порядок - и условия применения к ним мер взыскания (ст. 59, 117, 119, 138, 169 УИК РФ). При применении этих мер закон требует учитывать обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения (ч. 1 ст. 117 УИК РФ).

 Он отражает необходимость распределения всей массы осужденных на однородные категории по видам исправительных учреждений: гражданству (есть специальные колонии для иностранцев); полу (мужские и женские); возрасту (есть колонии для несовершеннолетних); тяжести совершенного преступления (колония строгого режима); судимости (колонии особого режима).

Дифференциация обуславливает установление законом для каждой категории осужденных своего комплекса ограничений. Согласно ст. 8 Минимальных стандартных правил обращения с заключенными различные категории заключенных содержатся в раздельных заведениях или в разных частях одного и того же заведения, с учетом пола, возраста, предшествующей судимости, юридических особенностей их заключения и предписанного обращения с ними. Одним из методов реализации принципа дифференциации наказания является классификация осужденных к лишению свободы в зависимости от видов условий содержания осужденных в колонии. Уголовно-исполнительный кодекс РФ предусматривает: в исправительных колониях трехступенчатую (обычные, облегченные, строгие), а в воспитательных колониях – четырехступенчатую (еще льготные) классификации условий отбывания наказания.

2. Принцип индивидуализации исполнения наказания

В уголовно-правовой науке институт индивидуализации наказания начал складываться давно. Однако, к единому мнению относительно понятия этого принципа ученые так и не пришли. Нет единства мнения и по поводу того к какой группе принципов его отнести, к межотраслевым или отраслевым.

Так, В.А. Уткин относит принцип индивидуализации к межотраслевым принципам, ссылаясь на то, что нормы уголовного, уголовно-процессуального права предписывают тщательное выявление индивидуальных обстоятельств, влияющих на назначение виновному справедливого и целесообразного наказания.[64].

И.И. Карпец полагает, что «индивидуализация наказания в советском уголовном праве - это принцип, заключающийся в учете характера и степени общественной опасности совершенного преступления, личности виновного, отягчающих и смягчающих обстоятельств, который позволяет посредством наказания добиться в конечном счете исправления и перевоспитания, а также предупредить совершение новых преступлений как осужденным, так и другим лицом.[65]

Однако, как указывает И.И. Карпец, «после вынесения приговора наступает стадия исполнения наказания, поэтому необходимо обеспечить в соответствии с особенностями личности преступника и тяжестью совершенного им преступления индивидуализацию отбытия наказания…»[66]

Также И.И. Карпец отмечает, что индивидуализация наказания – это путь, который идет от абстрактного к конкретному, от общих указаний уголовного законодательства, от индивидуализации по составу преступления к личности виновного, совершившего преступное деяние.

При индивидуализации отбытия наказания на первый план выдвигается не совершенное деяние, а личность осужденного, ибо необходимо в местах заключения выбрать такой режим и такие методы воспитания, которые быстрее и лучшее приведут к исправлению осужденного. Это не означает, что характер деяния не учитывается. Деяние учитывается до конца, ибо этим достигается справедливость наказания за содеянное, но в местах лишения свободы имеет значение, прежде всего фигура осужденного, ибо в соответствии с особенностями личности осужденного организуется работа по его исправлению и перевоспитанию, то есть достигается индивидуализация отбытия наказания.

Таким образом, индивидуализация исполнения наказания – это учет в местах лишения свободы особенностей личности осужденного и характера совершенного им деяния при определении режима содержания и организации работы по исправлению и воспитанию осужденного направленной на осуществление целей и задач наказания[67].

Подобную позицию разделяет Н.Ф. Кузнецова, которая определяет этот принцип следующим образом: «Индивидуализацией наказания называется определение судом конкретной меры наказания лицу, виновному в совершении преступления, осуществляемое на основе закона… правосознания судей, исходя из степени общественной опасности деяния лица, его совершившего»[68].

Ю.Б. Мельникова полагает, что «индивидуализация наказания предполагает, с одной стороны, назначение справедливого наказания, соразмерного тяжести совершенного преступления и общественной опасности личности виновного, а с другой стороны – определение меры уголовно-правового воздействия, которая максимально способствовала бы осуществлению целей наказания»[69].

По мнению В.А. Уткина, индивидуализация наказания означает изменение объема уголовно-правовой кары в зависимости от поведения осужденного вплоть до предусмотренных законом условно-досрочного освобождения или замены наказания более мягким[70].

А.Е. Наташева отмечает, что принцип «индивидуализации наказания» не может быть отнесен к числу межотраслевых принципов, поскольку нормы уголовного права, отражая принцип индивидуализации ответственности и наказания, не обеспечивают индивидуализации исправительного воздействия.[71] Более того, если даже иметь ввиду индивидуализацию наказания в стадии его исполнения, не трудно заметить, что ее основания в уголовном праве не полностью совпадают с индивидуализацией наказания в уголовно-исполнительном праве.

В своей работе мы разделяем мнение А.Е.Наташева, полагая, что принцип индивидуализации исполнения наказания, это принцип именно уголовно-исполнительного права, в то время как принцип индивидуализации наказания, это принцип уголовного права, который распространяет свое действие именно на стадиях назначения наказания, но не в стадии его исполнения.

Как справедливо отмечает А.Е. Наташев, основой индивидуализации наказания в уголовном праве является степень вины, соразмерность наказания с характером и степенью общественной опасности совершенного преступления[72].

Н.А. Стручков выделяет ряд специфических черт индивидуализация исполнения наказания:

1.   индивидуализация наказания, означает возможность изменения во время отбывания наказания размера кары (перевод из колонии особого режима, в колонию строго режима);

2.   она дополняется индивидуальным подходом при определении вида работы, вовлечении его в общеобразовательное обучение;

3.   характеризуется индивидуализацией применения мер исправительного воздействия;

4.   осуществляется в зависимости от поведения осужденного время отбывания наказания, а не только от характера и тяжести совершенного преступления и опасности личности осужденного[73].

Рассмотрим разграничение принципа «индивидуализации наказания» в уловном праве и принципа «индивидуализация исполнения наказания» в уголовно-исполнительном праве применительно к такому виду наказания как лишение свободы. Индивидуализация исполнения наказания выражается в сроке лишения свободы, в его виде (лишение свободы в тюрьме, в исправительной колонии либо в колонии для несовершеннолетних) и в подразделении колоний по виду, установленного в них режима (общего, усиленного, строгого и особого).

Дальнейшее углубление индивидуализации исполнения наказания и, в частности, дифференциация условий отбывания наказания в колониях всех видов режима и в тюрьмах, относится к сфере уголовно-исполнительного законодательства.

Здесь индивидуализация исполнения наказания имеет целью поставить различные по степени общественной опасности категории преступников в такие условия наказания, чтобы они в максимальной ступени отвечали задаче их исправления и воспитания, исключали бы их отрицательное воздействие одних на других и т.д.

 Основанием для выделения этого принципа является прежде всего эффективность применения к осужденному наказания и мер исправительного воздействия, т.е. в данном случае центр тяжести с характера и степени общественной опасности преступления переносится на личность осужденного, отбывающего наказание.

Индивидуализация исполнения наказания в зависимости от степени исправления и воспитания осужденного проявляется в двух основных аспектах:

 - первый аспект связан с изменением условий содержания осужденного в сторону их смягчения и в сторону повышения их суровости (перевод из тюрьмы в колонию, смена режима, досрочное освобождение и др.);

- второй аспект состоит в применении к осужденному мер исправительного воздействия, не связанных с изменением условий содержания осужденных и применения к ним мер поощрения или взыскания. В данном случае речь идет об индивидуализации воспитания осужденных, проведении с ними воспитательной работы, т.е. применения всего арсенала средств исправительной педагогики, в значительной мере выходящей за пределы правового регулирования процесса исправительного воздействия. Если индивидуализация исправительного воздействия, предполагающая изменение условий отбывания осужденными наказания, при исполнении наказания в виде исправительных работ может иметь крайне ограниченное значение, то возможности индивидуализации иных мер исправительного воздействия безграничны. И они будут расширяться по мере развития исправительной педагогики и психологии.

Он выражается в требовании строгого индивидуального подхода к каждому осужденному, то есть выборе нужных именно данному осужденному мер воздействия.

Такой подход определяется на основе изучения личности осужденного с учетом характера и степени общественной опасности совершенного преступления, обстоятельств дела, степени опасности самого преступника, его поведения во время отбывания наказания. Индивидуальный подход означает выбор нужных именно данному осужденному мер воспитательного характера (зачисление в общеобразовательную школу, привлечение к профессиональному обучению, поручение какого-то дела и т. п.). Упор делается на характер и степень социально-нравственной запущенности личности.

Индивидуализация наказания на стадии его исполнения означает, во- первых, изменение объема кары в зависимости от поведения осужденного, во-вторых, изменение содержания исправительного воздействия. Иными словами, индивидуализация наказания на стадии его исполнения выливается в индивидуализацию карательно-воспитательного воздействия в целом.

3. Принцип рационального применения мер принуждения, средств исправления осужденных и стимулирования правопослушного поведения

В Уголовно-исполнительном кодексе этот принцип впервые был сформулирован и получил свою реализацию в конкретных нормах закона, хотя в ранее действовавшем исправительно-трудовом законодательстве он находил свою реализацию, особенно после внесения изменений и дополнений в ИТК в 1992 году, в котором было существенно ограничено применение к осужденным мер принуждения при отбывании лишения свободы, а также расширены стимулы правопослушного поведения этих лиц. Рациональное применение мер принуждения закреплено в нормах, устанавливающих ответственность осужденных (ст. 29, 32, 46 и др.), основания, порядок - и условия применения к ним мер взыскания (ст. 59, 117, 119, 138, 169). При применении этих мер закон требует учитывать обстоятельства совершения нарушения, личность осужденного и его предыдущее поведение. Налагаемое взыскание должно соответствовать тяжести и характеру нарушения (ч. 1 ст. 117 УИК).

Принцип стимулирования правопослушного поведения отражен во многих нормах УИК. Это, прежде всего, поощрительные нормы (ст. 45, 57, 71, 113, 134, 153, 167). Применительно к лишению свободы важную роль играют стимулирующие нормы, регулирующие изменение условий содержания осужденных в лучшую сторону, в частности перевод на облегченные условия содержания. К поощрительным нормам можно также отнести положения кодекса, предоставляющие возможность определенным категориям осужденных проводить отпуск или проживать за пределами исправительного учреждения (ст. 97, 121 УИК).

Рациональное применение средств исправления предполагает целенаправленное воспитательное воздействие на осужденных, организацию их труда, профессионального и общеобразовательного обучения с учетом их типологических и индивидуальных особенностей. В данном случае реализуется метод дифференцированного и индивидуализированного психолого-педагогического воздействия на осужденных.

Рациональность применения мер принуждения главным образом заключается с одной стороны в минимальности и мягкости репрессии с другой стороны в ее достаточности и соразмерности.

Каждому виду наказания свойственен свой набор средств исправления осужденных применяемых в конкретных условиях исполнения наказания.

Нравственное воспитание способствует развитию таких положительных качеств у осужденных, как честность, любовь к людям. С этой целью в исправительных учреждениях разрешается деятельность религиозных организаций.

В то же время трудно переоценить роль труда в исправлении осужденных.

Воспитательное значение общественно полезного труда емко и всесторонне. В труде познается его необходимость и воспитывается потребность в трудовой деятельности.


ГЛАВА 3. ПРИНЦИП СОЕДИНЕНИЯ НАКАЗАНИЯ С ИНЫМИ МЕРАМИ ИСПРАВИТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ

3.1. Понятие, признаки и цели наказания

Для рассмотрения указанного принципа, необходимо на наш взгляд определиться с понятием наказания и его целями.

В юридической литературе понятие наказания используется в самых разных значениях: как правовое последствие совершения преступления; как форма реализации уголовной ответственности; как средство уголовно-правового воздействия на виновного в совершении преступления; как средство уголовно-правовой борьбы с преступлениями; как кара виновному за содеянное, как боль, некий ущерб, причиняемый на основе судебного приговора виновному в совершении преступления, и т.д[74]. По проблеме наказания высказывались самые различные суждения. Профессор Н.Д. Сергеевский отмечал, что в литературе насчитывается до 24 полных философских систем и около 100 отдельных теорий разных криминалистов, обосновывавших право государства наказывать преступников[75].

Познышев рассматривал взгляд на наказание как на возмездие в своей основе метафизическим, поскольку считал, что он опирается на сверхопытное начало справедливости, на самом деле не существующее. После революции 1917 г. в первом же систематизированном акте Советского государства по вопросам уголовного права был провозглашен отказ от наказания — возмездия. В ст. 10 Руководящих начал по уголовному праву РСФСР 1919 г.[76] закреплялось, что «наказание не есть возмездие за вину, не есть искупление вины». В соответствии со ст. 7 разд. III «О преступлении и наказании, «наказание—это те меры принудительного воздействия, посредством которых власть обеспечивает данный порядок общественных отношений от нарушителей последнего (преступников)». Наряду с этим, несмотря на использование термина «наказание», в ряде принципиальных норм, определявших содержание и задачи уголовного права, упоминался термин «репрессия», а в скобках сохранялось привычное для всех понятие «наказание»; в ст. 11 вместо наказания употреблялось словосочетание «меры воздействия».

Согласно ст. 8 УК РСФСР 1922 г[77]. наказание применялось с целью общего предупреждения новых нарушений, как со стороны нарушителя, так и со стороны других неустойчивых элементов общества, приспособления нарушителя к условиям общежития путем исправительно-трудового воздействия и лишения преступника возможности совершения дальнейших преступлений. Более того, УК РСФСР 1922 г. заменил понятие «наказание» понятием «мера социальной защиты».

Наряду с этим было провозглашено, что «задач возмездия и кары уголовное законодательство Союза ССР и союзных республик себе не ставит». Все меры социальной защиты должны были быть целесообразными и не должны были иметь цели причинения физического страдания и унижения человеческого достоинства (ст. 4 Основных начал 1924 г.)[78]. Отказ законодателя от термина «наказание» и замена его термином «меры социальной защиты» в дальнейшем были признаны необоснованными: это было не только неудачным в терминологическом аспекте, но и «…не создавало необходимой правовой базы для применения уголовной репрессии».

Понятие наказания было восстановлено только Основами уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1958 г. В процессе создания теоретической модели УК приводилась следующая формулировка понятия наказания: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда и в соответствии с законом к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и выражающая отрицательную оценку его преступной деятельности»[79].

УК РСФСР 1960 г. исходил из положения, что наказание не только является карой за совершенное преступление, но и имеет целью исправление и перевоспитание осужденных в духе честного отношения к труду, точного исполнения законов, уважения к правилам социалистического общежития, а также предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами (ст. 20 УК)[80].

Раскрывая содержание ст.20 УК РСФСР 1960 г. И.С.Ной отмечал три положения, закрепленных в этой статье: «во-первых, в ней содержится определенная информация о наказании как социальном институте, во-вторых, определяется результат, который должен быть достигнут при применении наказания – воспитание, перевоспитание личности преступника, и в-третьих, определяются целенаправленность и характер деятельности по достижению указанного результата»[81]. Основы уголовного законодательства Союза ССР и республик 1991 г. понятие уголовного наказания определяли таким образом: «Наказание есть мера принуждения, применяемая от имени государства по приговору суда к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и заключающаяся в предусмотренных законом лишении и ограничении прав и свобод осужденного» (ст. 28).

В ходе подготовки нового УК мнения разделились, возобладали же две теоретические концепции, которые нашли отражение в ст.40 проекта УК России, подготовленного Министерством юстиции РСФСР и опубликованного для всенародного обсуждения в 1992 г. Сторонники одной из них в понятие уголовного наказания вкладывали следующий смысл: «Наказание есть мера принуждения, принимаемая от имени государства по приговору суда и в соответствии с законом к лицу, признанному виновным в совершении преступления, и выражающая отрицательную оценку его преступной деятельности» (ст.57). Были даны и другие формулировки понятия наказания.

В.Д. Филимонов, комментируя ч. 1 ст. 43 УК РФ, пишет: «Отказ нового Уголовного кодекса от определения наказания как кары за совершенное преступление имеет свои основания. Основная причина этого отказа состоит в том, что слова «наказание» и «кара» - синонимы. Поэтому определение наказания как кары ничего для выяснения содержания этого явления не дает. Определение наказания как меры государственного принуждения, напротив, указывает на наиболее существенные его признаки»[82].

А.В. Наумов выделяет специфические признаки наказания, сочетание которых и образует понятие наказания:

1.   Наказание – это особая мера государственного принуждения, своеобразная реакция государства на совершение лицом преступления.

2.   Наказание носит строго личный характер, то есть применяется только в отношении самого преступника.

3.   Наказание всегда связано с ограничением прав и свобод лица совершившего преступление, причиняет ему моральные страдания и лишает его определенных благ. То есть по своему объективному содержанию наказание – это всегда кара. Любое наказание в то или иной мере должно содержать карательные элементы[83].

Вопрос об эффективности уголовного права в значительной мере сводится к вопросу об эффективности уголовного наказания и зависит от правильного определения целей наказания.

В соответствии с ч.2 ст. 43 УК РФ, цель наказания – восстановление социальной справедливости, исправление осуждённого и предупреждение совершения новых преступлений, т.е. достижение социальных результатов, к которым стремится законодатель и суд, устанавливая в санкциях статьи Уголовного кодекса и применяя к виновному лицу конкретную меру наказания.

 Учение о целях наказания – одно из наиболее дискуссионных как в истории, так и в современной теории уголовного права.

Данная тема интересовала ученых ещё с древних времён. Так древнегреческий философ Платон в целях наказания видел очищение души, запятнавшей себя преступлением, предупреждение его повторения в будущём. Наиболее эффективный способ достижения этой цели – истребление преступника, для которого наказание является лекарством, исцеляющим его нравственный недуг; в устранении влияния дурного примера на сограждан и избавление государства от опасного, вредного члена.

Представитель немецкой классической философии Эммануил Кант цель наказания представлял как возмездие равенства, как оплату злом за зло (принцип талиона).

По мнению Гегеля, наказание – возмездие, но не возмездие как некое равенство в ценности между ущербом, причинённым преступлением, и ущербом, причинным преступнику наказанием.

Известный правовед Чезаре Беккария видел цель наказания не в истязании и мучении человека и не в том, чтобы уже совершённое преступление сделать несуществующим, а в том, чтобы воспрепятствовать виновному вновь нанести вред обществу, а также удержать от этого других членов общества[84].

Данная дискуссия возникла и в отечественной юридической науке. Так большинство учёных считало, что целью уголовного наказания является исправление осуждённых, а также общее и специальное предупреждение преступлений.

Группа учёных (Н.А. Беляев, И.И. Карпец, В.Г. Смирнов, П.П. Осипов и др.) кроме названных целей выделяют ещё и цель кары. Воздаяние не связано с безумной формулой «смерть за смерть», но преступник получает наказание, являющееся в определённой степени воздаянием за содеянное. Кроме того, в его наказании часто заинтересованы близкие потерпевшего. И, наконец, наказание преследует цель кары ещё и потому, что в качестве одной из составных частей оно содержит в себе кару. И.И. Карпец утверждал, что наиболее ярко эта цель проявляется в смертной казни и длительных сроках лишения свободы[85].

Н.А. Беляев был один из немногих ученых кто еще 60 –х годах не отрицал такую цель как восстановление социальной справедливости[86].

Б.С. Никифоров указывал на цель восстановления нарушенного преступлением социально-психологического порядка в обществе и на удовлетворении чувства справедливости.

По мнению М.Д. Шаргородского целью наказания является только общее и специальное предупреждение, исправление и перевоспитание осуждённого посредством уголовного наказания достигнуто быть не может. Он считал кару сущностью наказания, общее и специальное предупреждение – его основными целями, а исправление и перевоспитание осуждённых – средствами для достижения этих целей[87].

Этой точки зрения придерживаются А.А. Герцензон, А.А. Пионтковский, и другие ученые.

Впервые подобное определение целей уголовного наказания было дано в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. Согласно Уложению наказание должно преследовать три цели:

- восстановление социальной справедливости,

- исправление,

- устрашение.

На цель исправления обращается внимание в постановлении Пленума Верховного Суда от 11.07.72 г. №5 «О практике применения судами исправительных работ без лишения свободы»[88] - наказание в виде исправительных работ имеет важное предупредительное и воспитательное значение в отношении лиц, совершивших менее опасные преступления, исправление которых возможно без изоляции их от общества; подчёркивается, что назначение этого наказания является эффективным средством исправления правонарушителей.

А в постановлении Пленума Верховного Суда СССР от 19.10.1971 года «О судебной практике условно-досрочного освобождения осуждённых от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким»[89] имеются указания – в пункте 2 говориться, что «доказательством исправления осуждённого служат примерное поведение и честное отношение к труду, а для несовершеннолетних – и к обучению».

В п.1 ст.2 УИК РФ, определяется, что целями уголовно-исполнительного законодательства является исправление осужденных и предупреждение совершения новых преступлений, как осужденными, так и иными лицами.

Исправления и соотносимые с ними проблемы перевоспитания имеют педагогический контекст, исключающий позитивное изменение личности путем ее репрессирования. При этом исправление следует рассматривать как результат комплексного психолого-педагогического воздействия.

3.2. Содержание принципа «соединение наказания с иными мерами исправительного воздействия»

Исполнение наказания, также как и его назначение, всегда входило в компетенцию государства, относилось к предмету публичного правового регулирования. В соответствии с принципами федерализма, конституционная норма относит уголовно-исполнительное законодательство к исключительному ведению Российской Федерации[90].

Сущность рассматриваемого принципа, состоит в том, что наряду с применением к лицу, отбывающему наказание, средств карательного свойства, должны использоваться и меры воздействия, лишенные каких-либо элементов кары. Следует, также, согласиться с мнением, что «если мы не отказываемся от принципа гуманизма в нашей уголовно-исполнительной политики, выражающейся главным образом в стремлении позитивно изменить личность преступника, отбывающего уголовное наказание, то это означает, что к самому понятию «исполнение наказания» следует применять в известном смысле расширительное толкование. То есть к его пониманию нужно подходить не только с юридических, социальных, политических, экономических позиций, но и с позиций социально-нравственных, охватывающих психологические и педагогические аспекты, выходящие за рамки сугубо исполнительных функций»[91].

 «Исполнение наказания, дополненное мерами исправительно-трудового воздействия и специального принуждения, направлено на осуществление целей исправления и перевоспитания осужденных, а также специального (частного) предупреждения»[92] - пишет Н.А. Стручков. По его мнению, «карательно-воспитательный процесс представляет собой разновидность социально-воспитательного процесса, применяемого по отношению к гражданам, ставшим правонарушителями и потому нуждающимся в особом воздействии». «Исправить преступника - пишет Н.А. Стручков, - значит подвергнуть изменению к лучшему отдельные его взгляды, привычки, навыки»[93].

Иным словами, исправление осужденных - это основа пенитенциарной доктрины. «Воспитательная функция наказания, закрепленная в уголовно-исполнительном законодательстве в соответствующей отрасли права, в целом, должна иметь первостепенное значение. Только при этих условиях мы будем говорить о правовых гарантиях, обеспечивающих основное гуманное требование: при отбывании наказания, главным фактором должна быть личность осужденного, сам человек, совершивший преступление»[94].

В период реформирования уголовно-исполнительной системы, появилась тенденция к отказу от задачи исправления осужденных при исполнении уголовных наказаний. Появились теоретики, которые настойчиво стали ставить вопрос о допустимости исправления осужденных в принципе, утверждая, что демократически организованное государство не имеет права «принудительно улучшать» своих граждан[95].

Однако эта идея на наш взгляд, идет впереди всех международных стандартов обращения с осужденными, которые в качестве одной из задач ставят их исправление.

Наказание должно быть не только карой, но и исправлять, воспитывать осужденного.

Иногда этот принцип называется принципом возможности исправления каждого лица, совершившего преступление, тем самым, проводя идею о возможности исправить каждого правонарушителя. Но есть категория лиц с устоявшимися преступными наклонностями и не всегда их исправление возможно. Исправительное воздействие представляет собой широкий комплекс воспитательных мероприятий: воспитательная работа, труд, общеобразовательная и профессиональная подготовка.

Исполнение наказания, означает применение к осужденному определенных правоограничений. Меры исправительного воздействия, как отмечает Н.А. Стручков, представляют собой комплекс государственных и общественных мероприятий, лишенных кары, проводимых в интересах исправления и воспитания осужденных, применяемых в силу того, что осужденные реализуют сохраняющиеся в них права гражданина, на повышение образовательного, культурного уровня, права на труд и приобретения профессии[96].

Большинство ученых различают понятия «наказании» и «меры исправительного воздействия», однако И.С. Ной, и некоторые другие авторы отождествляет их и связывает это с тем, что:

1)   и наказание и меры воспитательного воздействия, являлись следствием совершения преступления;

2)   основанием их реализации является приговор суда;

3)   перед ними стояла одна и та же задача, исправление осужденного;

4)   применение наказания и мер всегда ограничивается сроком указанным в приговоре суда.

Стоит не согласится с такой позицией. Также не согласны с такой позицией и Н.А. Стручков и В.А. Елеонский. Все они указывают, что применение мер исправительного воздействия есть педагогический (воспитательный) процесс, не являющийся наказанием, применяемый к осужденным в целях их исправления и воспитания, процесс относительно длительный и систематический.

 Соотношение наказания с мерами исправительного воздействия впервые глубоко и обстоятельно было исследовано А.Л. Ременсоном, который показал, что меры исправительного воздействия лежат за пределами наказания. Он указывает, - что между наказанием и мерами исправительного воздействия имеется не мало общего: и то и другое служит цели исправления; и то и другое предписывается судом на определенный срок, непосредственно исполняется одним и тем же органом – исправительным учреждением; уклонение от исправительных мероприятий может повлечь меры взыскания, что и уклонение от отбывания отдельных элементов наказания[97].

Но и по основаниям применения, и по характеру связи с преступлением, и по целям, и по содержания, и по органам исполнения наказание и меры исполнительно-воспитательного характера – труд, профобучение и т.п. далеко не одно и тоже. Наказание назначается за преступление. Наказание сконструировано так, что оно должно в большей или меньшей степени устрашить преступника, то есть лишать его возможности повторения преступления.

А меры воздействия, такие как учеба, труд, имеют своим объектом исключительно личность самого осужденного, а не каких-либо других лиц. Больше того, эти меры в отличии от наказания решают не только задачу исправления преступника, но и другую задачу, связанную с ней и в то же время далеко выходящую за пределы и имеющую самостоятельное значение, - привитие осужденному качеств, необходимых для жизни в обществе, в то время как исправительное воздействие наказания есть только переделка преступника в человека, добропорядочно соблюдающего элементарные гражданские обязанности.

Таким образом, если воспитательное воздействие наказания обращено к личности осужденного, рассматриваемого именно и только в качестве преступника, то воспитательное воздействие учебы и труда и т.д. обращено к осужденному, взятому не только в качестве преступника, и в качестве гражданина.

В связи с этим, если наказание является преднамеренным причинением страданий и лишений, но ни труд, ни учеба не могут рассматриваться в качестве таковых. Более того, запрещение труда и учебы, было бы рассмотрено осужденными как усиление наказания. Поэтому если наказание есть лишение свободы, то рассматриваемые меры есть выражение факта сохранения свободы, сохранения за осужденным права на труд.

Назначение и исполнение наказания подчинено принципам уголовного права, в числе которых фигурируют ответственность за вину, соответствие суровости наказания опасности и тяжести преступления. Иначе обстоит с мерами исправительного воздействия, использование которых подчинено действию всей системы принципов педагогики воспитания.

Решающим методом осуществления исправительного мероприятия является убеждение, поощрение, в то время как наказание есть реализация принуждения[98].

Также следует отметить, что наказание носит обязательный характер, в то время как меры исправительного воздействия не всегда являются обязательными для осужденных (художественная самодеятельность, спортивные занятия), уклонение от участия не влечет ответственности для осужденного.

В этом как раз проявляется природа самого принципа, в единстве и отличия наказания и мер исправительного воздействия.

По мнению А.Л.Ременсона, цели средств исправления и воспитания не полностью совпадают с целями наказания. Они в одном отношении - уже, а в другом – шире целей наказания. Ни труд, ни воспитательная работа, ни общеобразовательное, профессиональное обучение не преследуют цели предупреждения новых преступлений[99].

Также меры воспитательного воздействия не преследуют и цели восстановления социальной справедливости, не имеют они и цели устрашения.

Чем более широким и активным будет образовательный процесс осужденных, чем более творческим будет их труд, чем более высоким будет их культура, тем интенсивнее и прочнее будет достигаться цель исправления осужденного.

Отсюда можно сделать вывод о том, что в целях повышения эффективности применения мер исправительного воздействия, необходимо качественное углубление изучения личности осужденного, направленное на выявление не только отрицательных, но и, в не меньшей мере, положительных их свойств, а также всей системы их межличностных отношений. Решение этой задачи должно быть комплексным, начинаться в процессе предварительного расследования, включать в себя соответствующую деятельность суда. А также расширение правовых и организационных возможностей привлечения осужденных к активному участию в управлении производственными делам, к решению вопросов общественных формирований.

В качестве объекта исправительного воздействия всегда выступает личность осужденного, которая в процессе проведения всех этих мероприятий не может не изменяться. По мере того как в результате исправительного воздействия растет сознание, моральный и культурный уровень осужденного, восприятия им неизменных условий заключения становится все более тягостным. Поэтому постепенное смягчение условий содержания для исправляющихся полезно как стимул, но и грозит ослаблением карательного воздействия, т.к. психологическое воздействие кары фактически не ослабляется, хотя средства карательного воздействия смягчаются.

Из этого можно сделать вывод и обратного порядка – о целесообразности усиления карательного воздействия на лиц, не поддающихся исправлению, привыкающих к данной степени кары и утрачивающих ее восприятие в качестве серьезного наказания.

Нельзя оставлять неизменным правовое положение изменяющейся личности - это будет нарушением элементарных правил педагогики, принципов права и требований справедливости[100].

А.Н. Ременсон, отмечает, что процесс исполнения наказания и применения мер исправительного воздействия, называет карательно-воспитательным процессом. Необходимо отличать:

1.   Карательное воздействие, включающее в себя все элементы наказания, призванные обусловить изменения в личности осужденного через механизм лишения благ и вызываемые этим неприятные переживания, страдания. Карательное воздействие отличается от других средств и по свои целям оно не только воспитывает, но и выполняет задачу общего предупреждения.

2.   Исправительное воздействие, которое не носит карательного характера, предназначено только для исправления, и может исходить как-то от государственных органов, так и от общественности[101].

Такого же мнения придерживается и Н.А. Стручков, выделяя в этом процессе следующие специфические черты:

 - во-первых, указанному выше процессу, свойственны сочетание методов убеждения и принуждения, в особой форме и в особом соотношении. Само исполнение есть применение меры государственного принуждения. Подобный принудительный режим наказания устанавливает рамки поведения осужденных, границы проведения с ними воспитательной работы в виде осуществления исправительного воздействия. Например, необходимость интенсификации воспитательного воздействия на конкретного осужденного влияет обуславливает и соответствующее использование режимных требований, в частности применение взысканий или поощрений. Именно наказание и исправительное воздействие в сочетании, способны привить положительные качества. Наказание и исправительное воздействие находятся в постоянном взаимодействии.

- во-вторых, исполнение наказания и осуществление исправительного воздействия, предполагают воспитание людей в процессе их исправления и воспитания[102].

В процессе воспитания положительную роль играют не сами по себе страдания, испытываемые осужденным в процессе их применения, а их роль, как толчка.

В целях эффективности достижения поставленных перед наказанием и иными мерами исправительного воздействия, этот процесс должен иметь обязательное правовое регулирование соответствующими нормами и управление, с использованием специализированной педагогики и психологических механизмов[103].

Это условие, накладывает отпечаток на особенности воспитательного процесса в пенитенциарной системе, является осуществление исправления осужденных в жестких правовых рамках. Поэтому в нормах уголовно-исполнительного законодательства закреплены права и обязанности осужденных, их юридический статус. Правовая регламентация процесса исправления вызывается необходимостью соблюдения законности при исполнении наказания. В зависимости от вида исправительного учреждения, режима отбывания наказания правовая регламентация поведения и деятельности различна.

Как полагает, В.М. Литвишков, «строгая регламентация деятельности исправительных учреждений несет в себе положительный воспитательный потенциал, она способствует выработке соответствующего отношения к закону, требованиям и традициям общества, формирует дисциплинированность и ответственность, умение соотносить свои потребности и возможности с потребностями других людей, групп, коллективов»[104].

В условия исполнения наказания в сочетании с иными мерами, правовой регламентации лучше всего поддается режим в условия отбывания наказания в виде лишения свободы. При исполнении иных видов наказания, правовая регламентация несколько затруднительна. Что же касается иных мер исправительного воздействия, таких как труд, образование, профессиональная подготовка, участие в самодеятельных организациях, они не поддаются жесткой правовой регламентации и можно лишь говорить о регуляции условий их использования.

Однако, в реальном процессе исправления часто возникают противоречия между педагогической целесообразностью и юридическими предписаниями.

Воспитательный процесс – процесс творческий, требующий от сотрудников новаторства, педагогической изобретательности, активности. Юридическая же норма – категория консервативная, Так, например, педагогически неоправданным является ограничение переписки с родственниками, запрет на отпуск за пределы колонии при хорошем поведении осужденных, запрет на телефонные переговоры с родителями и др.

Таким образом, взаимное влияние педагогики и права расширяет сферы их положительного воздействия на осужденных и усиливает процесс исправления их личности.

Процесс воспитания всегда есть процесс взаимодействия воспитателя и воспитуемого.

«При совершенствовании норм уголовно-исполнительного права нужны не просто их «гуманизация» или «ужесточение», отмечает М.П. Стурова, а создание эффективной системы исправления. Чем больше в условиях исполнения уголовного наказания жизнь и деятельность осужденных приближается к условиям нормального человеческого общежития, тем более реальным становится достижение цели уголовного наказания – исправление осужденных, возвращение в общество лиц, не совершающих преступлений в силу соответствующих жизненных установок и позиций, а не из-за страха перед наказанием[105].

Воспитательный процесс в исправительном учреждении проходит в условиях полной или частичной изоляции осужденных от общества, которая определяет его специфику. Вызванная необходимостью социальной защиты общества от преступников изоляция, как профилактическое средство, на наш взгляд весьма противоречива. С одной стороны, она позволяет «вырвать» преступника из привычной для него среды, окружения, влияния лиц или групп на его преступное поведение и деятельность, с другой стороны – ведет к обрыванию полезных связей с родителям, родственниками, семьей, помещает его в среду, отличающуюся специфической субкультурой, уголовной традициями, асоциальными нормами, ценностями и обычаями. Эта среда оказывает отрицательное влияние на исправление осужденных, создает трудности в процессе исправления их личности. Такое противоречие требует от сотрудников исправительного учреждения проявления высокого уровня гражданской зрелости и профессионального мастерства.

При проведение исправительной работы с осужденным важным элементом является определение эффективности воспитательной работы.

 Под эффективностью воспитательной работы следует понимать ее действенность, способность обеспе­чить достижение главной задачи исправительного учреждения - исправление лиц лишенных свободы, повышение степени их готовности сознательно соблюдать законы и заниматься общественно полезным трудом.

При определении эффективности воспитательного процесса осужденных необходимо рассматривать достигнутые результаты, которые характеризуют личность в ее отношении к обществу, окружающим людям, к общественно полезным видам деятельности.

Осуществляя воспитательный процесс, следует иметь в виду, что условия его эффективности зависят от срока наказания и времени исправления осужденных. Определяя срок наказания, суд учитывает характер и тяжесть совершенного преступления. При этом могут возникнуть ситуации, когда тяжесть совершенного преступления неадекватна степени криминальной и социально-педагогической запущенности личности виновного. Это приводит к тому, что для одних время и срок наказания могут быть недостаточны для исправления их личности, для других - превышают необходимый отрезок времени.

Стоит также отметить, что в большинстве случаев ученые отождествляют «исполнении наказания» и «отбывание наказания», хоть в нашей работе они и использовались иногда как тождественные, подчеркнем, что термин “исполнение” наказания обращен к органам, учреждениям, исполняющим уголовные наказания, которые призваны обеспечить реализацию кары, т.е. применить весь комплекс правоограничений к осужденным. Правоограничения, т.е. кара, устанавливаются законом.

 Термин “отбывание” наказания обращен к осужденным. Они должны на основании приговора суда, в соответствии в правилами, установленными уголовно-исполнительным законодательством, выполнять возложенные на них обязанности, воздерживаться от действий, запрещенных соответствующими нормами права, претерпевать правоограничения.

 


Заключение

Настоящая дипломная работа посвящена теме – принципы уголовно-исполнительного права.

Так, основываясь на общей теории права определяющей принципы, как руководящие, основные положения правовой системы, мы пришли к выводу о том, что принцип уголовно-исполнительного права – это правовая категория, выражающая социально-практическую сущность уголовно-исполнительного права и его качественные особенности. Не предписывая определенных правил поведения участникам общественных отношений (как это делают нормы), они определяют основное направление и сам характер этого регулирования. Принципу уголовно-исполнительного права, присущи ряд особенностей (признаков):

1.   это положение, с учетом которого формируется содержание большинства норм права.

2.   это требование, являющееся обязательным для законодателя при принятии новых норм права, и правоприменителя.

3.   носит устойчивый характер, и не изменяется во времени, отражается основные ценности, сложившиеся в обществе.

Что касается системы принципов уголовно - исполнительного права, то среди ученых нет единства мнения относительно того, какой принцип является межотраслевым, а какой отраслевым. Мы полагаем, что к числу отраслевых принципов относятся: принцип дифференциации, принцип индивидуализации исполнения наказания, принцип рационального применения мер принуждения средств исправления осужденных и стимулирования правопослушного поведения, а также принцип соединения наказания с иными мерами исправительного воздействия.

Принцип соединения наказания с иными мерами исправительного воздействия, на данном этапе является основным принципом уголовно-исполнительного права, так как позволяет достигать сразу две основных цели поставленных перед уголовно-исполнительной системой, это исполнение наказания и исправление осужденного.

Особенно сложно, на наш взгляд, достичь реализации этого принципа, при исполнении наказаний не связанных с лишением свободы. При лишении свободы, осужденный находится в государственном учреждении, исполняющем предписанное приговором суда наказание, таким образом, государство способно контролировать и непосредственно участвовать в достижении второй цели - исправлении осужденного, используя различные способы, указанные в законодательстве. Однако, для многих иных способов несения наказания за совершенное преступление, не разработан механизм реализации наказания и применения к осужденным мер исправительного воздействия.

На наш взгляд, при формировании механизмов реализации уголовно-исполнительных наказаний, не связанных с лишением свободы, принцип соединения наказания с иными мерами исправительного воздействия, должен быть основой и служить отправным пунктом.

 

 

 

 

 

 

 

 

 


СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативная

1.   Всеобщая декларация прав человека // Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

2.   Закон РФ «Об учреждениях и органах, исполняющих уголовные наказания в виде лишения свободы» № 5473-1 от 21 июля 1993 г. // Ведомости Съезда народных депутатов РФ и Верховного Совета РФ. – 1993. – №33. – Ст. 1316, с изм. и доп. 1998 г.

3.   Итоговый документ Венской встречи представителей государств – участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе//Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

4.   Конвенция МОТ №29 о принудительном или обязательном труде // Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

5.   Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания // Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

6.   Конституция Российской Федерации. – М.: Юрид. лит., 1994.

7.   Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

8.   Международный пакт о гражданских и политических правах // Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

9.   Международный пакт об экономических, социальных и культурных правах // Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

10. Минимальные стандартные правила обращения с заключенными // Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

11. Уголовно-исполнительное право: Сб. норм. актов / Под ред. П.Г. Пономарева. – М.: Новый юрист, 1997. – Т.1.

12. Уголовно-исполнительное право: Сб. норм. актов / Под ред. П.Г. Пономарева) – М.: Новый юрист, 1998. – Т.2.

13. Уголовно-исполнительный кодекс Российской Федерации. – М., 2000.

14. Уголовный кодекс Российской Федерации. – М., 2000.

15. Федеральный закон «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» от 15 июля 1995 г.

16. Закон «Об учреждениях и органах, исполняющих наказание в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 // Ведомости.№33. ст. 1316

17. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 16.10.1924 / / СУ РСФСР 1924, №86, ст. 870

18. Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 01.08.1933 / / СУ РСФСР 1933, №48, ст. 208

19. Постановление НКЮ от 24.01.1918 г. «О тюремных рабочих командах» // СУ. 1918.№19, ст. 284; Положение об общих местах заключения РСФСР // СУ, 1921. №23-24, ст. 141; временная инструкция «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового» // СУ 1918, №53, ст. 598.

20.  Положение об исправительно-трудовых колониях // Социалистическая законность.1964. №4. с. 55

 

Основная

1.   Бабаев М.М. Индивидуализация наказания несовершеннолетних. – М. Юридическая литература, 1986. – 118 с

2.   Багрий-Шахматов Л.В. Система уголовных наказаний и исправительно-трудовое право. М, 1969. 75 с.

3.   Бажанов М.И. Назначение наказания по советскому уголовному праву. Киев, 1980. С.11.

4.   Безнасюк А.С., Толкаченко А.А. Уголовные наказания военнослужащих: теория, законодательство, практика. – М., 1999.

5.   Белогриц-Котляревский Л.С. Основные черты истории уголовного права. – Киев, 1893. 25 с

6.   Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. - ЛГУ, 1963. 166 с

7.    Бриллиантов А.В. Дифференциация наказания и степень исправления осужденных к лишению свободы. – М.: ВНИИ МВД России, 1997.

8.   Бурлаков В.Н. Личность преступника и назначение наказания: Учебное пособие. Л., 1986. С.29.

9.   Васильев Н.В. Принципы советского уголовного права: Учебное пособие. М., 1983;

10. Жижиленко А.А. Очерки по общему учению о наказании. Пг., 1923. С.69-70.

11. Зубков А.И., Зубкова В.И. Проблемы реформирования уголовной (карательной) политики на современном этапе // Журнал российского права. 2002. N 5

12. Еленонский В.А. Воздействие наказание на осужденных // Журнал российского права. 2003. №3

13. Карпец И.И. Индивидуализация наказания в советском уголовном праве. М. 1961, с 149

14. Келина С.Г., Кудрявцев В.Н. Принципы советского уголовного права. М., 1988; и др.

15. Ковалев М.И. Понятие и признаки преступления и их значение для квалификации. Свердловск, 1977. С.71.

16. Комментарий к Уголовно-исполнительному кодексу Российской Федерации / Под ред. С.В.Степашина. – М.: Юристъ, 1999.

17. Комментарий к Федеральному закону «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений». – М.: Спарк, 1999.

18. Кузнецова Н.Ф., Куринов Б.А. Отягчающие и смягчающие обстоятельства, учитываемые при определении меры наказания // Применение наказания по советскому уголовному праву. М., 1958. С.92;

19. Левицкий Г.А. К вопросу о принципах применения наказания // Советское государство и право. 1958. N 4; Кругликов Л.Л. О принципах назначения наказания // Проблемы совершенствования уголовного законодательства на современном этапе: Межвуз. сб. науч. тр. Свердловск: Изд-во Свердловского юридического института, 1985;

20. Лесниевски-Костарева Т.А. Дифференциация уголовной ответственности. Теория и законодательная практика. М., 2000.

21. Литвишков В.М., Митькина А.В. Пенитенциарная педагогика. – М. Московский психолого-социальный институт. 2004. 400 с

22. Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. М., 1997. С. 434 - 436

23. Макаренко А.С. Избранные труды. Т 5, 1951 г. С 650

24. Макаренко А.С. О «взрыве». Цель воспитания. Методы воспитания // соч. в 7 т. - М, 1960

25. Мельникова Ю.Б. Дифференциация ответственности и индивидуализации наказания. Красноярск: Изд-во КГУ, 1989. – 115 с

26. Михлин А.С. Смертная казнь: вчера, сегодня, завтра. – М., 1997.

27. Михлин А.С., Селиверстов В.И., Шмаров И.В. Уголовно-исполнительное право в вопросах и ответах. – М.: Юриспруденция, 2000.

28. Наташев А.Е. Н.А. Стручков. «Основы теории исправительно-трудового права». М, 1963, с 77

29. Наташев А.Е. Основы теории уголовно-исполнительного права. 1967

30. Нечепуренко А.А. Неотвратимость наказания как принцип уголовного права: Учебное пособие. Омск, 1996.

31. Непомнящая Т.В. Назначение уголовного наказания: общие начала и принципы. – Омск: Изд-во ОМГУ, 2003. – 211 с

32. Осипов П.П. Теоретические вопросы построения и применения уголовно-правовых санкций. – Л. 1976. – 98 с

33. Пищелко А.В. Социально-педагогические основы нравственного перевоспитания осужденных. Уч. пособие. – М. Рос. Право. 1992. – 190 с

34. Полянский Н.Н. Вопросы советского уголовного процесса. – М, 1956. – 83 с

35. Пономарев П.Г. Международно-правовые стандарты обращения с осужденными и национальные варианты их реализации. – Рязань, 1994.

36. Послание Президента РФ Федеральному Собранию "России надо быть сильной и конкурентоспособной" // Российская газета. 19.04.2002. N 71

37. Ременсон А.Л. Избранные труды. Томск: Изд-во ТГУ, 2003. – 100 с

38. Ременсон А.Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных. Автореф. Томск, 1965.

39. Салихов З.М. Индивидуализация наказания при его назначении судом по российскому уголовному праву. – Казань, 2002. – 22 с

40. Селиверстов В.И. Теоретические проблемы правового положения лиц, отбывающих наказания. – М., 1992.

41. Селиверстов В.И. Уголовно-исполнительная система Министерства юстиции Российской Федерации: продолжение реформ // Бюллетень Министерства юстиции Российской Федерации. – 1998. – №1.

42. Селиверстов В.И. Уголовно-исполнительное право России: Схемы и комментарии. – М.: Юриспруденция, 2000.

43.  Селиверстов В.И., Шмаров И.В. Правовое регулирование исполнения наказаний в виде лишения свободы и смертной казни // Российская юстиция. – 1997. – №5.

44. Симоненоко А.В. Воспитание как средство достижения целей уголовно-исполнительного законодательства // Вестник МВД России. – 2005, №1 с 131-135

45. Скрябин М.А. Общие начала назначения наказания и их применение к несовершеннолетним. Казань, 1988.

46. Соловьев А.Д. Применение наказания по советскому уголовному праву. М., 1958.

47. Сперанский И. А. Советское исправительно-трудовое право. М. Юрид. лит. 1983, 351 с.

48. Старков О.В., Милюков С.Ф. Наказание: уголовно-правовой и криминопенологический анализ. СПб., 2001. С. 112

49. Столяренко А.П. Юридическая педагогика. Курс лекций. М.,2000

50. Стручков Н. А, Курс исправительно-трудового права. – М., 1985 г. – 256 с

51. Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. – М., Юридическая литература, 1983 г. – 352 с

52. Стурова М.П. О социально-педагогическом назначении уголовного наказания как методе воздействия на личность осужденного // Совершенствование воспитательной деятельности органов, исполняющих наказания: Сб. науч. тр. – Рязань: РВШ МВД РФ, 1992 г.

53. Татарников В.Г. Понятие общих начал назначения наказания и их содержание // Проблемы совершенствования борьбы с преступностью. – Иркутск, 1985. – 40 с

54. Уголовно-исполнительная система сегодня: взаимодействие науки и практики. Научно-практическая конференция. Сб. материалов. 27-28.11.2003. – Новокузнецк, 2003. – 155 с

55. Уголовно-исполнительное право России: Учебник / Под ред. В.И. Селиверстова. – М.: Юристъ, 2000.

56. Уголовно-исполнительное право: Учеб. / Под ред. В.И.Селиверстова. – М.: Юриспруденция, 2000.

57. Уткин В.А. Наказание и исправительно-трудовое воздействие. – Томск: Изд. ТГУ. 1984. – 187 с

58. Уткин В.А. Международные стандарты обращения с осужденными. – Томск: Изд. ТГУ. 1984. – 88 с

59. Уткин В.А. Уголовно-исполнительное права: теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика. – М. Норма Инфа- М, 2005. – 501 с

60. Уткин В.А., Детков А.П. Пожизненное лишение свободы. – Томск, 1997.

61. Уткин В.А. Проблема теории наказания и уголовно-исполнительное право. – Томск: Изд-во ТГУ, 2003. – 132 с

62. Фефелов В.А Правовое регулирование политико-воспитательной работы с осужденными. – Рязань, 1985. – 60 с

63. Фефелов В.А. Понятие и система принципов советского уголовного права. Свердловск, 1970.

64. Филимонов В.Д. Принципы уголовно права. – М.: Центр ЮрИнформ, 2002 г. – 138 с

65. Чугаев А.П. Индивидуализация ответственности и ее особенности по делам несовершеннолетним.- Краснодар, 1979. – 94 с

66. Шляпникова О.В. Актуальные проблемы уголовно-исполнительного законодательства РФ на современном этапе // Уголовно-исполнительная система: право, экономика, управление. – 2004, №2

 

 

 

 

 



[1] Ожегов С.И. Словарь русского языка. - М: Русский язык, 1991. - С. 594.

[2] Теория государства и права. Под ред. Марченко М.Н.  - М.: Зерцало, 2005. - С. 295.

[3] Утевский Б.С. Основный принципы советской исправительно-трудовой политики и этапы их развития». М, 1934. Гл. 1; Ширвиндт Е.Г. Советское исправительно-трудовое право. - М, 1957.

[4] Стручков Н.А. Советское исправительно-трудовое право. - М, 1963. – С. 49.

[5] Уткин В.А. Курс уголовно-исполнительного права. - Томск, Изд-во ТГУ, 1996. - С. 57.

[6] Здесь и далее: Исправительно-трудовой Кодекс РСФСР // Сб. норм. актов / Под ред. П.Г. Пономарева. – М.: Новый юрист, 1997. – Т.1.

[7] Закон «Об учреждениях и органах, исполняющих наказание в виде лишения свободы» от 21 июля 1993 // Ведомости.№33. ст. 1316.

[8] Полянский Н.Н. Вопросы советского уголовного процесса. - М, 1956. С. 83.

[9] Здесь и далее: Уголовно-исполнительный Кодекс РФ ФЗ-№1, от 08.01.1997. 

[10] Наташев А.Е. Стручков Н.А.  Основы теории исправительно-трудового права.  - М, 1963. - С. 54.

[11] Филимонов В.Д. Принципы уголовно-исполнительного права.  - М.: Центр ЮрИнфор, 2002. – С. 32.

[12] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. – М.: Юр.лит., 1983. – С. 19.

[13] Наташев А.Е. Стручков Н.А. Основы теории исправительно-трудового права.  - М, 1963, - С. 55.

[14] Кудрявцев В.Н., Келина С.Г. Принципы советского уголовного права.  - М, 1988. - С 61-62.

[15] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. - М.: Юрлит.1983. – С. 19.

[16] Там же. С 21

[17] Там же. С 22

[18] Наташев А.Е. Стручков Н.А. Основы теории исправительно-трудового права. - М, 1963. – С. 60.

[19] Там же. С 55

[20] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права.  - М.: Юрлит. 1983. – С. 23.

[21] Наташев А.Е. Стручков Н.А. Основы теории исправительно-трудового права.  – М.: 1963. – С. 73.

[22]Постановление НКЮ от 24.01.1918 г. «О тюремных рабочих командах» // СУ. 1918.№19, ст. 284; Положение об общих местах заключения РСФСР // СУ, 1921. №23-24, ст. 141; временная инструкция «О лишении свободы как мере наказания и о порядке отбывания такового» // СУ 1918, №53, ст. 598.

[23] Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения в исправительно-трудовых учреждениях. - ЛГУ, 1963. – С. 88.

[24] Наташев А.Е. Стручков Н.А.  Основы теории исправительно-трудового права.  - М, 1963. – С. 75.

[25] Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 16.10.1924 / / СУ РСФСР 1924, №86, ст. 870

[26] Положение об исправительно-трудовых колониях // Социалистическая законность.1964. №4. - С. 55.

[27] Наташев А.Е. Стручков Н.А.  Основы теории исправительно-трудового права. М, 1963, с 77.

[28] Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 16.10.1924 / / СУ РСФСР 1924, №86, ст. 870.

[29] Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 01.08.1933 / / СУ РСФСР 1933, №48, ст. 208.

[30] Макаренко А.С. Избранные труды. Т 5, - 1951 г. - С. 14, 406, 349.

[31] Наташев А.Е. Стручков Н.А.  Основы теории исправительно-трудового права. - М, 1963. – С. 78.

[32] Исправительно-трудовой кодекс РСФСР от 16.10.1924 / / СУ РСФСР 1924, №86, ст. 870.

[33] Здесь и далее по тексту - Уголовно-исполнительный кодекс РФ

[34] Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.).

[35] Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (утвержден Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 43/173 от 9 декабря 1988 года).

[36] Резолюция Генеральной Ассамблеи ООН 3452 (XXX) от 9 декабря 1975 г. «Декларация о защите всех лиц от пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания».

[37] Конституция Российской Федерации: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. – М.:Филинъ, 1997. – 80 с.

[38] Международный пакт о гражданских и политических правах. Международная конвенция прав и свобод человека. Сборник документов.  - М., - С.40.

[39] Уголовно-исполнительное право России. Теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика. - М, Норма, 2005. – С. 15-16.

[40] Конституция РФ: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. – М.:Филинъ, 1997. – 80 с.

[41] Наташев А.Е. Н.А. Стручков. «Основы теории исправительно-трудового права». - М, 1963. – С. 55.

[42] Наташев А.Е. Стручков Н.А.  Основы теории исправительно-трудового права. - М, 1963. – С. 56.

[43] Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Принят Резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 34/169 от 17 декабря 1979 г.).

[44] Уткин В.А. Курс уголовно-исполнительного права. - Томск, 1996. - С. 59.

[45] Наташев А.Е. Стручков Н.А.  Основы теории исправительно-трудового права.  - М, 1963. – С. 56.

[46] Конституция РФ: Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. – М.: Филинъ, 1997. – 80 с.

[47] Международный пакт о гражданских и политических правах. Международная конвенция прав и свобод человека. Сборник документов. - М., -  С.41.

[48] Уткин В.А. Курс уголовно-исполнительного права.  - Томск, 1996. – С. 63.

[49] Уголовно-исполнительное право России. Теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика. - М, Норма, 2005. – С. 14-15.

[50] Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.).

[51] Конвенция против пыток и других жестоких, бесчеловечных и унижающих достоинство видов обращения и наказания» 1984 г.

[52] Послание Президента РФ Федеральному Собранию "России надо быть сильной и конкурентоспособной" // Российская газета. 19.04.2002. N 71.

[53] Старков О.В., Милюков С.Ф. Наказание: уголовно-правовой и криминологический анализ. - СПб., 2001. - С. 112.

[54] Лунеев В.В. Преступность XX века. Мировые, региональные и российские тенденции. - М., 1997. - С. 434 – 436.

[55] Зубков А.И., Зубкова В.И. Проблемы реформирования уголовной (карательной) политики на современном этапе // Журнал российского права. 2002. N 5. – С. 12-14.

[56] Уткин В.А. Курс лекций по УИП. Т, - 1996. – С. 61-62.

[57] Всеобщая декларация прав человека // Международная защита прав и свобод человека: Сб. документов. – М.: Юрид. лит., 1998.

[58] Минимальные стандартные правила обращения с заключенными (приняты на первом Конгрессе ООН по предупреждению преступности и обращению с правонарушителями 30 августа 1955 г., одобрены Экономическим и Социальным Советом на 994-ом пленарном заседании 31 июля 1957 г.).

[59] Филимонов Д.В. Принципы уголовного права. - М., 2002.-  С 89.

[60] Там же. С 87

[61] Уголовно-исполнительное право России. Теория, законодательство, международные стандарты, отечественная практика. – М.: Норма, 2005. – С. 14-15.

[62] Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования / Под ред. В.Н. Кудрявцев и С.Г. Келина. - М., 1987. – С. 25.

[63] Наумов А.В. Российское уголовное право. Общая часть. Курс лекций – М.: изд-во БЕК, 1996 г. – С. 53.

[64] Уткин В.А. Курс лекций по уголовно-исполнительному праву. 1996 г. ТГУ. - С - 67

[65] Карпец И.И.Индивидуализация наказания. – С. 10.

[66] Карпец И.И.Индивидуализация наказания. – С. 11.

[67] Карпец И.И.Индивидуализация наказания. – С. 12-13.

[68] Кузнецова Н.Ф. Учение о наказании.

[69] Мельникова Ю.Б. Дифференциация ответственности и индивидуализация наказания. - Красноярск: Изд-во КГУ, 1989. – С. 59.

[70] Уткин В.А. Курс лекций по уголовно-исполнительному праву. – Томск: ТГУ. 1996 г. С - 67

[71] Наташев А.Е. Стручков Н.А. Основы теории исправительно-трудового права. - М.: Юридическая литература. – С. 72.

[72] Наташев А.Е. Стручков Н.А. Основы теории исправительно-трудового права. - М.: Юридическая литература. – С. 96.

[73] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права.  - М.: Юридическая литература. - С. 117.

[74] Ной И.С. Вопросы теории наказания в советском уголовном праве. Саратов, 1962. - С. 155; Таганцев Н.С. Русское уголовное право. Лекции. Общая часть. Т. 2. М., 1994. - С. 5 - 7, 91 - 93; Курс советского уголовного права. Т. 3. М., 1970. - С. 26 - 30; Курс советского уголовного права. Т. 2. Л., 1970. - С. 193 - 201; Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. - М., 1973. - С. 72 - 74, 81 и др.

[75] Сергеевский Н.Д. Русское уголовное право. Пособие к лекциям. Часть Общая. СПб., 1910. С. 70.

[76] Руководящие начала по уголовному праву РСФСР // СУ РСФСР 1919. № 65. С. 71

[77] Уголовный кодекс РСФСР 1922 // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 8. - М.,1987. - С. 266-268

[78] Основные начала 1924 // Российское законодательство Х-ХХ веков. Т. 9.  - М.,1987. - С. 89-100

[79] Уголовный закон. Опыт теоретического моделирования. - М., 1987. - С. 139.

[80] УК РСФСР 1960.

[81] Ной И.С. Сущность и функции уголовного наказания в Советском государстве: Политико-юридическое исследование. Саратов, 1973.

[82] Новое уголовное право России. Общая часть. - М., 1996. - С. 95.

[83] Наумов А.В. Российское уголовное право. Курс лекций. - М.: БЕК, 1997. – С. 358-362.

[84] Беккариа Ч. О преступлениях и наказаниях. - М., 1939. - С. 373.

[85] Карпец И.И. Наказание. Социальные, правовые и криминологические проблемы. - М., 1973. - С. 72 - 74, 81 и др.

[86] Беляев Н.А. Цели наказания и средства их достижения. - Л., 1963. – С. 27.

[87] Шаргородский М.Д. Наказание, его цели и эффективность. - Л., 1973.

[88] Постановление Пленума Верховного Суда от 11.07.72 г. №5 «О практике применения судами исправительных работ без лишения свободы».

[89] Постановление Пленума Верховного Суда СССР от 19.10.1971 года «О судебной практике условно-досрочного освобождения осуждённых от наказания и замены неотбытой части наказания более мягким»

[90] Конституция РФ от 12 декабря 1993г. ст. 71 п. «О».

[91] Шамис А.В. Исправительное воздействие на осужденных - социальная функция ИТУ // Преступление и наказание, 1994, №12. - С.37.

[92] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. Проблемы общей части. - М.: Юрид. лит.; 1984.  -С.159.

[93] Там же С.166.

[94]Шамис А.В. Место и роль воспитательной функции наказания в уголовно-исполнительном законодательстве // Правовое и методическое обеспечение исполнения уголовных наказаний / Под. ред. В.И. Селиверстова: Сб. науч. трудов. - М.: ВНИИ МВД России. - С.28.

[95] Усс А.Л. Социально-интегративная роль уголовного права. - Красноярск, 1993. - С.227

[96] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права.  -М.: Юридическая литература. – С. 108.

[97] Ременсон А.Л. Избранные труды. Некоторые вопросы теории исправительно-трудового права. - Т., 2003, - С. 19

[98] Ременсон А.Л. Избранные труды. Некоторые вопросы теории исправительно-трудового права. - Т., 2003, - С. 21-23

[99] Там же С. 85.

[100] Ременсон А.Л. Избранные труды. Некоторые вопросы теории исправительно-трудового права. - Т., 2003. – С. 24-26.

[101]Ременсон А.Л. Теоретические вопросы исполнения лишения свободы и перевоспитания заключенных. Автореф. - Томск, 1965, - С. 12-16.

[102] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. - М.: Юридическая литература. - С. 109-111.

[103] Стручков Н.А. Курс исправительно-трудового права. - М.: Юридическая литература. - С. 111.

[104] Литвишков В.М. Пенитенциарная педагогика. - М, 2004. – С. 89.

[105] Стурова М.И. О социально-педагогическом назначении уголовного наказания как методе воздействия на личность осужденного // Совершенствование воспитательной деятельности органов, исполняющих наказания: Сб. науч. тр. – Рязань: РВШ МВД РФ, 1992 г.

Похожие работы

 

Не нашел материала для курсовой или диплома?
Пишем качественные работы
Без плагиата!